РЕШИТЕ ЗАДАЧУ СОГЛАСНО ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА ГЕРМАНИИ

<

091814 0152 1 РЕШИТЕ ЗАДАЧУ СОГЛАСНО  ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА ГЕРМАНИИ 1. РЕШИТЕ ЗАДАЧУ СОГЛАСНО ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА ГЕРМАНИИ 1896 (1900) г.: « Луиза и Ганс состоят в законном браке 12 лет. У них 2 сына: один – законнорожденный, а второй– рожденный Луизой до вступления в брак. Ганс был человеком неуравновешенным и в припадках гнева часто обращался жестко с женой и детьми. Получит ли Луиза развод, если подаст на него? Как будет решаться судьба детей?

 

Ответ:

Луиза могла подать на развод и получить его только в том случае, если суд признает действия Ганса грубым нарушением супружеских обязанностей.

Согласно параграфу 1589 ГКГ внебрачный ребенок и его отец не считались состоящими в родстве, поэтому в случае развода второй ребенок, рожденный Луизой до брака не является сыном Ганса, и, следовательно, останется с матерью. А первый сын, рожденный в браке останется с отцом.

 

 

2. ОХАРАКТЕРИЗУЙТЕ ВЫДАЮЩИЙСЯ ДОКУМЕНТ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ – «ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА 1789 ГОДА». КАКИЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ ЗАКРЕПЛЕНЫ В НЕЙ? НА ОСНОВЕ КАКОЙ ПРАВОВОЙ ТЕОРИИ БАЗИРУЕТСЯ ДЕКЛАРАЦИЯ?

 

Важной вехой на пути становления французского конституционализма явилось торжественное провозглашение 26 августа 1789 г. Декларации прав человека и гражданина. В этом документе формулировались важнейшие государственно-правовые требования революционно настроенного третьего сословия, выступавшего в это время еще единым фронтом в конфликте с королем и со всем старым режимом.

На содержание декларации, выдержанной в духе естественно-правовой концепции, существенное влияние оказали идеи французских просветителей XVIII в., а также Декларация независимости США. Авторы французской Декларации (Лафайет, Мирабо, Мунье, Дюпор) рассматривали человека как существо, от природы наделенное естественными и неотчуждаемыми правами («люди рождаются и остаются свободными и равными в правах» — ст. 1). Именно «забвение прав человека», пренебрежение к ним являются, по мнению авторов Декларации, «причинами общественных бедствий и пороков правительств».

В число естественных прав, перечень которых «отличался от того, какой был предусмотрен в Декларации независимости США, включались свобода, собственность, безопасность, сопротивление угнетению (ст. 2). Поставив на первое место в перечне естественных прав человека свободу и собственность, декларация воплотила известную мысль Вольтера: «Свобода и собственность — вот крик природы». В концепции естественных прав, претендующих на универсальное выражение природы человека, реализовывались не только общедемократические устремления народных масс, но и специфические интересы буржуазии, закреплялись важнейшие отношения формирующегося капиталистического общества. Так, свобода, сформулированная в ст. 4 в духе господствовавших в то время индивидуалистических концепций, переводилась на юридический язык как возможность «делать все, что не приносит вреда другому».

Идея свободы была, несомненно, центральной и самой демократической идеей декларации. Она не сводилась лишь к политической свободе, а означала в конечном счете более широкое понимание свободы человека и гражданина как свободы предпринимательства, свободы передвижения, свободы религиозных убеждений и т. д. Собственность также рассматривалась авторами декларации в абстрактно-индивидуалистическом духе и была единственным естественным правом, которое объявлялось в этом документе «неприкосновенным и священным». Незыблемость частной собственности была гарантирована: «Никто не может быть лишен ее иначе, как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости», причем лишь на условиях «справедливого и предварительного возмещения» (ст. 17).

Стремление защитить имущественные интересы граждан нашло свое отражение в статьях 13, 14, в которых запрещались произвольные королевские поборы (в том числе на содержание вооруженных сил) и устанавливались общие принципы налоговой системы (равномерное распределение общих взносов, взимание их лишь с согласия самих граждан или их представителей и т. д.). В декларации была осуществлена своеобразная «национализация» государственной власти, которая не рассматривалась уже как основанная на «собственном праве короля», а трактовалась как выражение национального суверенитета («источник суверенитета зиждется по существу в нации» — ст. 3). Любая власть в государстве, в том числе и королевская, могла проистекать только из этого источника. Она рассматривалась как производная от воли нации. Общество имело право требовать отчета от каждого должностного лица по «вверенной ему части управления» (ст. 15).

Закон рассматривался как «выражение общей воли» (ст. 6), причем подчеркивалось, что все граждане имеют право участвовать лично или через своих представителей в его образовании. Здесь же провозглашалось, что всем гражданам «сообразно их способностям» в равной мере открыт доступ ко всем государственным должностям. По существу это означало отказ от феодального принципа закрытости государственного аппарата для представителей третьего сословия и обоснование одинаковой доступности государственных должностей «ввиду их равенства перед законом». Декларация провозглашала ряд первостепенных для закрепления демократического строя политических прав и свобод граждан («право высказываться, писать и печатать свободно» — ст. 11; «право выражать свои мнения, в том числе религиозные» — ст. 10).

Одной из основных идей Декларации 1789 г., не утративших своего прогрессивного значения и сегодня, была идея законности.. Согласно же ст. 5 Декларации, все, «что не воспрещено законом, то дозволено», и никого нельзя принуждать к действию, не предусмотренному в законе.

В ст. 8 четко формулировались принципы новой уголовной политики: «Никто не может быть наказан иначе, как в силу закона, надлежаще примененного, изданного и обнародованного до совершения правонарушения». Эти принципы позднее были выражены в классических формулах: nullum crimen, nulla poen a sine lege (нет преступления и наказания без указания на то в законе), «закон не имеет обратной силы». Обязанность государства обеспечить безопасность своих граждан определяла также и процессуальные формы защиты личности. Никто не мог подвергнуться обвинению или быть арестованным иначе, как в случаях и при соблюдении форм, предписанных законом (ст. 7). В ст. 9 указывалось, что любое лицо предполагается невиновным, пока не установлено обратное. Таким образом, действовала презумпция невиновности в противовес средневековым представлениям о виновности подозреваемого. С другой стороны, каждый гражданин, «задержанный в силу закона, должен беспрекословно повиноваться». Сопротивление властям в таких случаях влекло за собой ответственность.

Идея законности получила свое закрепление и в виде общих принципов организации государственной власти, и прежде всего в разделении властей. Согласно ст. 16 «общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции».

Декларация 1789 г. имела большое значение не только для Франции, но и для всего мира, поскольку она закрепляла основы передового для своей эпохи общественного и государственного строя, определяла устои нового правопорядка. Сами ее создатели полагали, что составили документ «для всех народов и на все времена». При всем своем ясно выраженном политико-юридическом содержании декларация не имела нормативно-правовой силы. Она была лишь исходным документом революционной власти, стремившейся установить конституционный строй. Конституция Франции Республики 1971 года открывалась Декларацией прав и человека и гражданина 1789 г., хотя последняя не рассматривалась в качестве собственно конституционного текста. В данной Конституции получили развитие ряд антифеодальных положений, провозглашенных Декларацией 1789 г.

 

 

3. ОХАРАКТЕРИЗУЙТЕ ПРИЧИНЫ ПРИНЯТИЯ, СУЩНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ «НОВОГО КУРСА РУЗВЕЛЬТА» В США, ОПИРАЯСЬ НА АНАЛИЗ НОРМАТИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ (ПОСЛАНИЕ РУЗВЕЛЬТА К КОНГРЕССУ, ЗАКОН О ВОССТАНОВЛЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ, ЗАКОН ОБ УЛУЧШЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ, ЗАКОН ОБ ОТМЕНЕ ЗОЛОТОГО СТАНДАРТА, КОДЕКСЫ О СПРАВЕДЛИВОЙ КОНКУРЕНЦИИ)

 

Мировой экономический кризис 1929—1933 гг. с особой силой поразил США, резко сократил объем производства, привел к расстройству финансы, вызвал повсеместное разорение и банкротство промышленных, торговых и финансовых фирм, массовую безработицу. Общий объем продукции американской промышленности составил в 1932 г. лишь около 54% по сравнению с докризисным 1929 г. За годы кризиса прекратила существование пятая часть всех банков США, каждый третий рабочий был лишен работы, принудительно распроданы за неуплату долгов и налогов сотни тысяч фермерских хозяйств. При отсутствии государственной системы социальной защиты жертв обрушившихся на страну экономических бедствий кризис до предела обострил социально-классовые противоречия, привел к невиданным ранее в США выступлениям рабочих, Америка оказалась в предреволюционной ситуации, требующей коренной ломки всего старого уклада жизни.

Первые попытки остановить волну банкротств путем государственного кредитования были предприняты в США в 1932 г. правительством Гувера. С этой целью была создана Национальная кредитная корпорация, преобразованная в начале 1932 г. в Реконструктивную финансовую корпорацию. Другая правительственная организация — Федеральное фермерское бюро — была призвана поддерживать уровень цен на сельскохозяйственную продукцию. Эти мероприятия потерпели полную неудачу.

Правительство Гувера не смогло остановить сползания страны к надвигающемуся финансово-экономическому краху. ФРС не справлялась со своими задачами помощи банкам в условиях биржевых лихорадок, так как возглавляющий ее Совет управляющих не был в это время наделен необходимыми властными полномочиями. Он не мог ни устанавливать обязательных резервов депозитных банков, ни контролировать с полной ответственностью проведение операций на открытом рынке ценных бумаг и пр.

Весной 1933 г., когда кризис достиг своего апогея, на пост президента вступил кандидат демократической партии Ф. Рузвельт, дальновидный политик, понимавший необходимость радикальных мер для создания в стране эффективно действующего антикризисного механизма, проведения социальных реформ, способных приостановить развитие массового движения протеста в Америке по революционному пути.

Разработанная правительством Рузвельта программа антикризисных мер получила в истории США название «нового курса», основные реформы которого были проведены в период первых «ста дней» его президентства, когда Конгресс принял большое число законов, охватывающих все сферы социально-экономической и политической жизни страны.

Эта программа не носила спонтанного характера (как утверждало ранее большинство историков), еще в 1928 г. Ф. Рузвельт, став губернатором от демократической партии в штате Нью-Йорк, сформулировал доктрину «ответственности государства за судьбы своих граждан». Эта доктрина нашла воплощение в радикальной по тем временам программе реформ, предложенных им легислатуре штата, включающей в себя помощь фермерам и фермерским кооперативам, контроль за рынком сельскохозяйственных продуктов, решительное улучшение рабочего законодательства, поддержку школ, здравоохранения и пр. Там же Ф. Рузвельт получил и первый опыт социального реформаторства, когда законодательным собранием штата был принят беспрецедентный по тем временам Закон о чрезвычайной помощи безработным и была создана в целях проведения этого закона в жизнь Временная администрация помощи. Опыт создания соответствующих государственных органов, гарантирующих проведение чрезвычайных законов в жизнь, неукоснительно использовался Рузвельтом и в дальнейшем.

Одной из важнейших задач первого периода «нового курса» в 1933 г. была задача сохранения и по возможности укрепления финансово-экономической системы корпоративного капитала США, в сотрудничестве с которым Ф. Рузвельт видел единственный путь укрепления основ капиталистического строя. В целях сохранения политической стабильности требовалось и принятие незамедлительных мер социальной защиты населения.

Экономическая политика «нового курса» этого времени была направлена на восстановление полностью расстроенной банковско-финансовой системы. С этой целью на основании принятого Конгрессом Чрезвычайного банковского закона, предоставившего президенту широкие полномочия в финансовой сфере, был наложен временный арест на счета всех банков страны с целью, их полной ревизии. После соответствующей проверки их кредитоспособности Министерство финансов подтвердило разрешение деятельности главным образом крупных банков (4507 национальных и 4517 штатных), что само по себе привело к притоку в них вкладов, пополненных новыми кредитами Реконструктивной финансовой корпорации. Огромное число мелких банков вынуждено было прекратить свое существование.

Вслед за этим был издан приказ президента об установлении полного контроля за золотом, находившимся в обращении. Экспорт золота был запрещен, обязательной сдаче резервным банкам, входящим в ФРС, подлежала вся золотая валюта граждан, превышающая 100 долл.

Ни один банк, кроме банков ФРС, не имел право иметь золотого запаса, что гарантировалось применением мер уголовной ответственности. Одновременно был разрешен выпуск новых денег, без золотого обеспечения. Это решение, означающее отход США от золотого стандарта, привело к резкому инфляционному скачку, погасить который и была призвана обновленная ФРС, функции которой в это время были значительно расширены. Она получила, в частности, право изменять размеры вносимых в нее денежных резервов, регулировать процентные ставки по банковским вкладам и пр. С этой же целью на основе Закона о банковской деятельности 1933 г. были созданы в 1934 г. Федеральная корпорация страхования вкладов (ФКСВ), а затем Федеральная корпорация страхования ссуд и сбережений (ФКСС), призванные восстановить доверие к банкам, защитить банковские вклады населения.

Закон 1933 г. предусмотрел страхование вкладов для всех банков — для федеральных банков это страхование стало обязательным, для банков штатов — добровольным. Закон устанавливал, что депозиты размером до 10 тыс. долл. должны страховаться на 100%, 50 тыс. долл. — на 75% и т. д. К началу 1934 г. около 80% всех банков США застраховали свои депозиты.

В целях пресечения спекуляций вкладами, необоснованных предоставлений кредитов компаниям, владельцами акций которых выступали сами банки, были разделены депозитные и инвестиционные функции банков.

Правительство стремилось упорядочить и спекулятивную деятельность фондовых бирж, скандально процветавшую в предкризисный период. В развитие Закона 1933’г., в 1934 г. был принят Закон об обращении ценных бумаг, на основании которого была создана Федеральная комиссия по ценным бумагам и биржам (ФКЦББ). Закон 1934 г. предусматривал предоставление всем участникам рынка равных условий, гарантирующих свободный доступ к важнейшей информации о деятельности компаний. ФКЦББ была наделена правом регистрации всех ценных бумаг, выпускаемых в обращение. Она также строго следила за предоставлением инвесторам всех. интересующих их сведений о деятельности компаний и пр.

Так как решения Совета управляющих ФРС были обязательными для всех банков, входящих в эту систему (то есть большинства банков страны), то ФРС приобрела в это время реальные возможности определять всю банковскую, кредитно-финансовую деятельность страны.

В середине 1933 г. был принят Закон о восстановлении промышленности (НИРА) — самый значительный в законодательстве «нового курса». Как указывалось в самом законе, он был принят с целью обеспечения «всеобщего благосостояния», путем установления координации с целью решения проблем массовой нищеты, достижения сотрудничества между рабочими и работодателями при содействии правительства, устранения и решения трудовых конфликтов, проблем разрушительной конкуренции, ведущих к снижению прибылей и сокращению инвестиций и занятости. Пагубные процессы понижения цен в условиях «разрушительной конкуренции» должны были пресечь «кодексы честной конкуренции», составляемые предпринимательскими ассоциациями, при участии профсоюзов, которые фиксировали строго определенные нормы производства и сбыта продукции, устанавливали уровень товарных цен, условия коммерческого кредита т.д. пр. После утверждения президентом «кодексы» получали силу закона.

<

Как и начальная финансовая политика, промышленная политика 1933 г. предоставила явные преимущества крупному корпоративному бизнесу. Прямым свидетельством этой политики было приостановление на 2 года (на время действия НИРА) антитрестовского законодательства к «кодифицированным» предприятиям, более того, их принудительное картелирование.

НИРА должен был не только решить проблему стабилизации промышленности с помощью специально создаваемого государственного органа — Национальной администрации восстановления промышленности, но и снять остроту трудовых конфликтов с помощью мер социального маневрирования, удовлетворения некоторых требований рабочих, выдвигаемых ими в ходе массовой стачечной борьбы.

В ст. 7а НИРА в общей форме были провозглашены права рабочих на создание профсоюзов, коллективный договор, обязанности предпринимателей «соблюдать максимальную продолжительность рабочего времени, минимальный уровень оплаты и другие условия труда». Эти положения, однако, не сопровождались твердыми гарантиями их соблюдения со стороны предпринимателей.

Правительством был предложен типовой образец кодекса, который мог быть применен в любой отрасли промышленности. В нем в качестве минимального уровня заработной платы фиксировалась для промышленных рабочих оплата от 30 до 40 центов за рабочий час, а продолжительность рабочего времени ограничивалась 35 часами в неделю. С принятием кодексов была усилена роль профсоюзов как единственно законных представителей рабочих, что в значительной мере лишало права голоса неорганизованных рабочих.

Примечательно также, что правительство отказалось включить в кодексы положения, которые могли идти вразрез с принципом равенства прав белых и цветных рабочих в вопросах занятости. Но эти дискриминационные меры исключались в кодексах крупных предприятий, транспорта, горнодобывающих отраслей. Дискриминация цветных рабочих на «некодифицированных» мелких предприятиях осталась нетронутой.

В кодексах должны были фиксироваться также в качестве первых мер помощи безработным и положения об организации общественных работ. С этой целью создавалась Ассоциация общественных работ (АОР), на организацию которой было выделено 3,3 млн. долл. Кроме того, проблемами безработицы должна была заниматься Администрация по оказанию чрезвычайной помощи (АОЧП) через прямые выплаты, дотаций штатам. Все эти меры, однако, не решили тяжелейших проблем безработицы.

Аграрная, политика «нового курса» нашла воплощение прежде всего в Законе о регулировании сельского хозяйства (ААА), предусматривающем создание специального административного органа по регулированию сельского хозяйства, который был призван сбалансировать спрос и предложение на продукты сельского хозяйства, поднять на них цены. С этой целью вводился одинаковый процент сокращения посевных площадей всех фермеров — и крупных и мелких, с выплатой компенсации за необработанные земли, что больно ударило по мелкому фермерству. В то же время группа крупного коммерческого фермерства, получив большую часть премиальных платежей, смогли благодаря этому интенсифицировать свое хозяйство и получить немалую прибыль. Сокращение посевных площадей для поднятия цен в голодающей Америке сопровождалось уничтожением уже готовой продукции, миллионов голов скота и пр.

Вместе с ААА был принят Закон о рефинансировании фермерских долгов, сокративший проценты по ипотечной задолженности фермеров и продливший сроки погашения их долгов. Через федеральные земельные банки фермерам был предоставлен заем более чем в 2 млрд. долл., который пошел главным образом на погашение их долгов, в чем непосредственно были заинтересованы и банки.

Вместе с политикой сокращения посевных площадей еще в 1936 г. стала проводиться политика восстановления плодородия почв. В 1936 г. эта политика была законодательно оформлена принятием Закона о сохранении плодородия почв и о квотах внутреннего рынка. Закон предусматривал выплату премиальных платежей собственникам земли, соглашавшимся изымать земли из-под посевов тех культур, которые ее истощали, что должно было, с одной стороны, повысить цены на продукцию сельского хозяйства, с другой — поднять плодородие почв.

Завершающим правовым актом аграрной политики «нового курса» стал Закон 1938 г., который усиливал Государственный контроль за поступлением на рынок основных сельскохозяйственных продуктов, поддержание цен на которые отныне должно было достигаться не уничтожением «излишков», а их хранением с соответствующими государственными выплатами фермерам в счет еще не проданного урожая.

Вокруг экономической политики «нового курса» развернулась ожесточенная борьба уже в 1934 г. Против нее выступали и правые силы, которые считали «новый курс» чрезмерно радикальным, и левые, считавшие его (в силу продолжающегося бедственного положения значительных слоев населения, безрезультатности попыток правительства решить проблему безработицы и пр.) недостаточно решительным.

Не помогли кардинальному решению проблемы безработицы ни принятие еще в 1933 г. Закона о сокращении до 30 часов рабочей недели на крупных предприятиях (что привело к освобождению 6 млн. рабочих мест), ни создание Администрации по реализации общественных работ (АРОР), призванной проводить в жизнь программу строительства объектов инфраструктуры, в том числе военно-стратегического характера, ни израсходованные в процессе осуществления этих программ 13 млрд. долл.

Правая оппозиция «новому курсу» особенно сильна была среди представителей корпоративного капитала, тяготившихся государственным вмешательством в социальные отношения, особенно в части-, касающейся условий труда рабочих и пр. Крайним проявлением этих оппозиционных настроений стало требование отказа от всяких реформ. Поддерживал оппозицию и Верховный суд США, который с консервативно-индивидуалистических позиций невмешательства государства в сферу частного предпринимательства объявил в мае 1935 г. о неконституционности НИРА, а затем в 1936 г. — ААА вместе с еще 9 законами.

Эти решения Верховного суда касались не только конституционности конкретных» законов, они поставили на повестку дня более широкую, исторически важную проблему — о пределах вмешательства государства в экономику с целью ее урегулирования, в том числе и не в последнюю очередь за счет проведения социальных программ. Перед страной и ее президентом, таким образом, встал со всей остротой судьбоносный вопрос: куда идти — дальше, вперед по пути углубления реформ, или повернуть назад. Ф, Рузвельт пошел вперед. В 1936 г. ему предстояли выборы на второй президентский срок.

Закон о трудовых отношениях (Закон Вагнера), принятый в 1935 г., не только впервые в истории США провозгласил официальное признание прав профсоюзов, но и предусмотрел законодательные гарантии этих прав. В ст. 7 Закона перечислялись права рабочих, нарушение которых входило в понятие «нечестная трудовая практика» предпринимателей, которым запрещалось вмешиваться в создание рабочих организаций, в том числе и путем их финансирования (запрещение «компанейских союзов»), дискриминировать членов профсоюза при приеме их на работу (санкционировалась практика «закрытого цеха»), отказываться от заключения коллективных договоров с должным образом избранными представителями рабочих. Закон закреплял при этом так называемое «правило большинства», согласно которому от имени рабочих в договорных отношениях с предпринимателем могла вступать лишь» та организация, которая признавалась большинством рабочих, т. е. их профсоюз.

Закон закреплял и право рабочих на забастовку. Но всем своим содержанием он был направлен на сужение оснований для массовых конфликтов. С этой целью был создан новый орган — Национальное управление по трудовым отношениям (НУТО), на который была возложена обязанность рассматривать жалобы рабочих на «нечестную трудовую практику» предпринимателя. Решения этого квазисудебного органа могли быть отменены только в судебном порядке.

Другим направлением деятельности правительства «нового курса» стало создание (впервые в истории Америки) разветвленной государственной системы социальной защиты населения. В 1935 г. был принят первый Закон о социальном страховании и другие законы помощи бедным.

Закон о социальном страховании предусматривал социальную помощь престарелым, безработным и некоторым категориям нетрудоспособного населения. Он не распространялся, однако, на сельскохозяйственных рабочих, домашнюю прислугу, государственных служащих, затрагивая, таким образом, интересы только половины всех работающих по найму лиц. Кроме того, уровень страховых выплат, фонд которых создавался за счет налогов на предпринимателей и самих рабочих, был крайне низок. Пенсии по Старости назначались с 65 лет, пособия по безработице выплачивались около 10 недель в году.

В 1935 году было начато проведение широкой программы помощи фермерам. Свидетельства переориентации политики Ф. Рузвельта, его отхода от сотрудничества с крупным корпоративным капиталом можно найти и в принятии ряда законов, ограничивающих засилие монополий. Так, например, Закон 1935 г. о регулировании держательских компаний в сфере предприятий общественного пользования ставил под жесткий государственный контроль все держательские фирмы, обеспечивающие потребности страны в газе и электроэнергии. Был принят также новый налоговый закон, значительно увеличивший налоги со сверхприбыльных корпораций и лиц с наиболее высоким уровнем доходов.

Успешное дальнейшее проведение в жизнь этого курса Ф. Рузвельт видел и в осуществлении его плана судебной и административной реформы, предусматривающего, в частности, увеличение возможного числа членов Верховного суда до 15 человек (если судьи, достигшие 70 лет, не уходили в отставку), создание специального Исполнительного управления президента (ИУП) и двух новых министерств: Министерства общественных работ и Министерства социальных услуг, которые должны были упорядочить деятельность множества возникающих в это время регулирующих ведомств и агентств.

 

Судебная реформа провалилась из-за опасения конгресса, что она нарушит систему «сдержек и противовесов», предоставив президенту слишком большие полномочия, а также благодаря изменению позиций обновленного в своем составе Верховного суда, который признал конституционность Закона Вагнера и Закона о социальном страховании, а к концу 30-х гг. по существу перестал возражать против любых мер экономического регулирования.

Административная реформа была воплощена в жизнь в 1939 г., когда было создано ИУП, в состав которого включались Аппарат Белого дома, Бюджетное бюро и Управление планирования национальных ресурсов. Отказав президенту в создании двух новых министерств, конгресс предоставил ему неограниченное право осуществлять реорганизацию федеральных агентств, результатом чего и было создание двух новых структурных подразделений президентской власти — Федерального агентства общественных работ и Агентства ценных бумаг, которые на постоянной основе должны были, наряду с другими ведомствами, руководить осуществлением принятых программ. Тем самым было окончательно признано право президента на регулирование экономических и социальных отношений и на создание с этой целью постоянно действующего административного механизма.

Совершенствование методов государственного регулирования экономики и социальных отношений (в частности, проведение активной политики в области бюджета и кредита, направленной на обеспечение устойчивого уровня спроса, производства и занятости) становится со времени проведения «нового курса» главной задачей всех ветвей власти американского государства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4. ДАЙТЕ ОБЩУЮ ХАРАКТЕРИСТИКУ ИСТОЧНИКА ДРЕВНЕ-РУССКОГО ПРАВА – ЗАКОНОВ 12 ТАБЛИЦ. ЗА КАКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОЛАГАЛОСЬ НАКАЗАНИЕ В ВИДЕ СМЕРТНОЙ КАЗНИ И ТЕЛЕСНЫЕ НАКАЗАНИЯ? ЗНАЮТ ЛИ ЗАКОНЫ 12 ТАБЛИЦ СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ ВИНУ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА?

 

Законы XII таблиц – это древнейший памятник римского цивильного права. Создав реальную защиту против произвола патрицианских судей, они явились олицетворением важного этапа в борьбе между патрициями и плебеями в Древнем Риме. К сожалению, подлинник их не сохранился, и материалом для реконструкции этого древнейшего кодекса, предпринятой в XIX веке, стали фрагменты, приведенные в сочинениях древних римских и греческих авторов буквально или в пересказе.

Древнейшим источником права в Риме были правовые обычаи (mores majorum). Согласно римской исторической традиции, другим источником права являлось законодательство римских царей (1еgеs regie).

Поскольку эти источники права, тесно связанные с традицией и религией римского народа (квиритов), выступали первоначально как патрицианские, в литературе высказывалось предположение о существовании особой системы правовых обычаев у плебеев. Движение плебеев за равноправие отразилось и в правовой сфере, поскольку патрицианские магистры и жрецы (понтифики) произвольно толковали неписаные обычаи, игнорируя интересы плебеев. С борьбой плебеев и патрициев связывается принятие (около 450 года до н.э.) первых писаных римских законов — Законов XII таблиц. Согласно традиционной версии, для их составления была создана первоначальная комиссия из 10 патрициев (децемвиры), подготовившая законы на десяти таблицах, текст которых не удовлетворил плебейское население Рима. В результате острого политического конфликта была создана новая комиссия децемвиров, состоявшая как из патрициев, так и из плебеев, дополнившая первоначальный текст еще двумя таблицами.

Законы XII таблиц были выработаны комиссией 12 (децемвиров) в середине V века до н. э. (451 – 450 гг.). Свое название они получили оттого, что были начертаны на 12 деревянных досках-таблицах, выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима, его политическом центре – Форуме.

Отличительной чертой названных законов был строгий формализм: малейшее упущение в форме судоговорения влекло за собой проигрыш дела. Упущение это принималось за «перст божий».

Законы таблиц регулировали сферу семейных и наследственных отношений, содержали нормы, относящиеся к займовым операциям, к уголовным преступлениям, но вовсе не касались государственного права. Начиная с IV—III вв. до н. э. законы Таблиц стали корректироваться новым источником права — преторскими эдиктами, отражавшими новые экономические отношения, порожденные переходом от древних архаических форм купли-продажи, ссуды и займа к более сложным правоотношениям, вызванным ростом товарного производства, товарообмена, банковских операций и пр.

В своем первоначальном виде Законы XII таблиц не сохранились (погибли в 390 году до н.э. при нашествии галлов), и их содержание реконструировалось (в XVI—XVII вв.) на основе фрагментов из сочинений более поздних римских авторов. Но и в настоящее время текст Законов XII таблиц остается неполным, в ряде случаев неясным, требующим критического подхода. Ряд противоречий в Законах XII таблиц (например, исчисление штрафов в деньгах, хотя, как известно, в V в. до н.э. в Риме еще не было монеты) может быть объяснен тем, что в их текст со временем были внесены частичные изменения.

По своей сути Законы XII таблиц представляли обработку и консолидацию обычного права Рима. Известное влияние на них оказало греческое право южноиталийских полисов. Но были включены и отдельные новые положения, отступавшие от норм обычного права (например, система штрафов была отходом от древнего принципа талиона)

Для источниковедческой характеристики XII таблиц необходимо учесть зафиксированные в них пережитки первобытности, а также нормы, восходящие к законодательству рексов, что может быть определено только с помощью сопоставлений с сообщениями античных писателей. Так, предание смерти за нарушение верности клиентских отношений (VIII, 21), как и разрешение убивать детей-уродцев (IV, I), определяется Дионисием Галикарнасским как установления Ромула. Почетное положение жриц Весты (V, I), согласно Плутарху, учреждено Нумой. Закон об эмансипации сына после трехкратной продажи его отцом (IV, 2) Дионисий относит к незапамятным временам, т.е. к началу царской эпохи. Необходимая квота в пять свидетелей (VI, I; 5б) упоминается Дионисием применительно ко времени Ромула.

Следует обратить внимание на то, что Законы XII таблиц почти не называют плебеев. В этом проявляется основа памятника, т.е. обычное право римской общины. Но оно уже приспособлено к новым социальным условиям, так как учитывает патрициев и плебеев, свободных и зависимых, богатых и бедных. Таким образом, Законы XII таблиц рисуют сложный состав римской общины начала Республики, разные формы собственности, которые в ней существовали.

Основополагающие характеристики римского права по Законам XII таблиц

Право собственности. Важной чертой римского права собственности было под подразделение вещей на два типа – res mancipi и res nec mancipi. К первому типу относилась земля (поначалу около Рима, а затем вся земля в Италии вообще), рабочий скот, рабы, здания и сооружения, т.е. объекты традиционно общинной собственности. Ко второму типу относились все прочие вещи, обладание которыми могло быть индивидуализировано.

Для отчуждения вещей первой категории-продажи, мены, дарения и пр. — требовалось соблюдение формальностей, носивших название манципации. Слово это произошло от «manus» — рука и заключает в себе образное представление о переходе собственности при наложении руки на приобретенную вещь. Наложив руку, следовало еще сказать: «я утверждаю, что эта вещь принадлежит мне по праву квиритов…» (то есть потомков обожествленного Ромула-Квирина). Манципация сообщала приобретателю неоспоримое право собственности на вещь. Уплаты денег без манципации было еще недостаточно, как видим, для возникновения права собственности.

Следует еще сказать, что передача манципируемой вещи происходила в торжественной форме, в присутствии 5 свидетелей и весодержателя с весами и медью. Последнее указывает на то, что обряд манципации возник до появления чеканной монеты-асса, но медь в определенном сторонами весе уже фигурировала в качестве общего эквивалента. Формальности же служили запоминанию сделки, если когда-нибудь, в будущем времени, возникнет связанный с ней спор о собственности.

Все другие вещи, даже и драгоценные, переходили с помощью простой традиции, то есть без формальной передачи на условиях, установленных договором купли-продажи, мены, дарения и пр.

Старый раб, как и старая лошадь, требовали — при переходе из рук в руки — манципации. Драгоценная ваза — традиции. Первые две вещи относились к разряду орудий средств производства; по своему происхождению они тяготеют к верховной коллективной собственности римской общины, тогда как ваза, украшение, как и всякая другая обиходная вещь были как изначально, так и в последующем времени предметами индивидуальной собственности.!

Уже в древнейший период складывается порядок, в соответствии с которым, право собственности на вещь могло возникнуть вследствие длительного владения вещью. (VI,3: Давность владения в отношении земельного участка (устанавливалась) в два года, в отношении всех других вещей – в один год.).

Особым видом вещного права, зафиксированным в Законах XII таблиц являются сервитуты, нормы права, ограничивающие права собственников на принадлежащее им имущество, а также наделяющее субъекта рядом прав на имущество ему не принадлежащее.

В Законах XII таблиц собственнику прямо предписывалось: оставлять незастроенное место вокруг здания (VII.1.); отступать от границ участка на определенное расстояние (VII.2.); обрезать деревья на высоте 15 футов, дабы не причинять вред соседнему участку (VII. 9а);

Помимо этого предоставлялось право прохода по чужой земле «Пусть (собственники придорожных участков) огораживают дорогу, если они не мостят её камнем, пусть едет на вьючном животном, где пожелает». Собственники участков имели право при определенных обстоятельствах пользоваться продуктами приносимыми чужой собственностью: «VII.9б. Законом XII таблиц разрешалось собирать желуди, падающие с соседнего участка», а также обращаться с иском к владельцу собственности, наносящей ущерб «VII.10. Если дерево с соседнего участка склонилось ветром на твой участок, ты на основании Закона XII таблиц можешь предъявить иск об уборке его».

Обязательственное право. В условиях неразвитости товарно-денежных отношений (появление собственно монет в Древнем Риме относят к середине V в. до н.э.) такая форма фиксации обязательств как договор (контракт) использовалась крайне редко и отличалась ярко выраженным формализмом. При одностороннем характере древнейших договоров (право требования принадлежало только одной стороне, а обязательства возлагались на другую сторону) именно внешняя формальная сторона определяла характер контракта.

Наиболее ярко раннерабовладельческое право отражалось в договорах самозаклада (nexum), при этом Законы XII таблиц не разделяют сделки самозаклада и отчуждения вещи, регулируя и те и другие общей статьей Законов «VI.1. Если кто заключает сделку самозаклада или отчуждения вещи (в присутствии 5 свидетелей и весовщика), то пусть слова, которые произносятся при этом, почитаются ненарушимыми». В этой же форме осуществлялись и договоры займа, регулированию которых Законы уделяют особое внимание. Должник после признания за собой долга или после принятия против него судебного решения получал тридцать льготных дней (III.1.). Если же в течение этого льготного срока задолженность не погашалась, кредитор получал право «наложить руку» на должника, т.е. доставить его к месту судопроизводства (III.2.). Законы XII таблиц строго регламентируют процедуру принуждения должника к исполнению обязательств, не допуская самоуправства кредитора и однозначно требуя судебного решения для ограничения прав должника. И хотя наказание для несостоятельного должника могло быть очень жестоким, от продажи в рабство и смертной казни (III.5.) до пропорционального расчленения сообразно претензиям кредиторов (III.6.), Законы регламентировали движение ссудного капитала, ограничивая размеры взимаемых процентов (VIII. 18а), наказывая ростовщичество крупным штрафом (VIII. 18б). Только в 326 году до н. э. законом Петелия договор займа был реформирован, и долговое рабство отменено. С этого времени должник отвечал перед кредитором в пределах своего имущества.

Законы XII таблиц определяют ряд обязательств, которые возникают вследствие причинения вреда, и рассматривают их не как правонарушение, а как посягательство на права частного лица (частные деликты), которое ставило обидчика в положение должника пострадавшего.

К категории таковых частных правонарушений относились личная обида, которая наказывалась штрафом в 25 ассов (VIII. 4.). Особо жестоко наказывалась клевета или позорящие слова (смертная казнь) (VIII.1a; VIII. 1б). Обязательство в виде штрафов или возмещения причиненного ущерба полагалось в случае порубки чужих деревьев, неосторожного уничтожения чужого имущества, хранение краденых вещей, ростовщичество, предъявление суду поддельных вещей, потрава или кража урожая в ночное время (для несовершеннолетних).

При этом наряду со штрафами сохраняется древнейший принцип талиона («VIII.2. Кто причинит членовредительство и не помирится с (потерпевшим), то пусть и ему самому будет причинено то же самое»).

Законам XII таблиц известны и публичные деликты, относящиеся прежде всего к посягательствам на государство. «IX.5. Закон XII таблиц повелевает предавать смертной казни того, кто подстрекает врага (римского народа к нападению на Римское государство), или того, кто предает врагу римского гражданина»

Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.

Семейно-брачное право. О семейном праве древнего Рима может быть сказано ранее всего то, что римская семья, как ее рисуют Таблицы, была семьей строго патриархальной, то есть находящейся под неограниченной властью домовладыки, каким мог быть дед или отец. Такое родство называлось агнатическим, отчего все «подвластные» домовладыке были друг другу агнатами.

Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи.

Когнатом становился и выделившийся из семьи сын (с разрешения отца).

Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью, становился по отношению к ней агнатом — со всеми связанными с тем правами, в том числе и на законную часть наследства.

Агнатическое родство имело несомненное превосходство над родством кровнородственным, когнатическим, в чем нельзя не видеть реликт, пережиток родовых отношений.

Издревле в Риме существовали три формы заключения браков: две древнейших и одна сравнительно новая. Древнейшие совершались в торжественной обстановке и отдавали женщину-невесту под власть мужа. В первом случае (confarreatio) брак совершался в религиозной форме, в присутствии жрецов, сопровождался поеданием специально изготовленных лепешек и торжественной клятвой жены следовать повсюду за мужем. Вторая форма (coemptio) брака состояла в форме покупки невесты (в манципационной форме).

Но уже Законы XII таблиц знают бесформальную форму брака — «sine manu» — то есть «без власти мужа». Можно предположить, что этот брак диктовался нуждой обедневших патрицианских семей в союзе с богатыми плебейскими, но это только предположение. Как бы там ни было, но именно в этой форме брака — sine manu — женщина нашла себе значительную свободу, включая свободу развода (которой она не имела в «правильном браке»). С разводом женщина забирала свое собственное имущество, внесенное в общий дом в качестве приданого, как равно и благоприобретенное после вступления в брак.

С течением времени именно браку sine manu было обеспеченно наибольшее распространение, тогда как «правильные» формы брака все более исчезали, сохраняясь главным образом в жреческих и патрицианских фамилиях.

Специфической особенностью брака sine manu было то, что его следовало возобновлять ежегодно, иначе на основании Законов супруг получал все права как в браке conventio in manum в силу давности владения. Для сохранения брака в форме sine manu жена в положенный день на три дня уходила из мужнего дома (к родителям, друзьям) и тем прерывала срок давности (VI.4.).

Издержки на содержание семьи лежали, естественно, на муже, ибо брак был патриархальным, по мужу, конечно, не воспрещалось распоряжаться приданым, принесенным женой. Оно было его собственностью.

По преданию, первый развод в Риме имел место в 231 г. до н.э., однако, очевидно, что семьи в Риме распадались и раньше. Так в Законах XII таблиц уже встречается статья, регулирующая эту сферу семейно-брачного права.

Развод был доступен мужу при всех формах брака, для жены только в браке sine manu. Для формального развода мужу достаточно было произнести жене «Бери свои вещи и иди прочь» и отнять ключ (IV.3.).

Также Законам XII таблиц известен и институт опеки, которая устанавливалась над женщинами («V.I: … вследствие присущего им легкомыслия…», несовершеннолетними, безумными и расточителями (V.7. а.б.).

Наследственное право. В римском праве существовало два способа наследования – наследование по закону и наследование по завещанию.

После смерти домовладыки, имущество семьи переходило ближайшему агнату (V.4.), а если покойный оставлял завещание, следовало слепо и свято придерживаться его буквального текста (V.3.). Вдова покойного во всех случаях получала какую-то часть имущества как для собственного пропитания, так и на содержание малолетних детей, когда они оставались на ее попечении после смерти отца.

Наследники могли, впрочем, не делиться, а вести хозяйство сообща, как это было при отце.

Имущество вольноотпущенника наследовалось патроном и переходило из семьи вольноотпущенника в семью патрона, в случае, если первым не оставлено формального завещания. (V.8а, 8б)

Долги и невозвращенные покойному ссуды распределялись между наследниками пропорционально их долям в наследстве. (V.9а,9б).

Уголовное право. Современное понимание уголовного преступления как социально опасного деяние в Законах XII таблиц распространяется только на преступления против Римской республики. Все прочие преступления рассматриваются в качестве деяний, наносящих вред отдельному гражданину Рима. Однако рассмотрение правонарушений с точки зрения жестокости наказания и современного уголовного права позволяет отнести к этой категории следующие преступления, карающиеся по Законам XII таблиц.

1. Кража, при поимке с поличным, наказывалась телесным наказанием и последующей выдачей потерпевшему для свободных, – телесным наказанием и казнью для рабов, для несовершеннолетних – телесным наказанием или простым возмещением убытков).

При этом совершение кражи в ночное время могло повлечь за собой убийство преступника на месте, при этом убивший освобождался от ответственности, однако, в случае, если совершающий кражу в дневное время защищается с оружием в руках, убийство его могло вызывать неприятные последствия для убийцы, ибо законы XII таблиц повелевали созывать народ для задержания преступника (VIII.12.).

Вместе с тем, если вор не был пойман с поличным, на него лишь налагался штраф в двойном размере стоимости украденной вещи. (VIII.16.; VIII.18a.)

Потрава поля, преднамеренный поджог – карались смертью. (VIII.9.10.)

Лжесвидетельствование – каралось смертной казнью (уличенный сбрасывался с Тарпейской скалы).

Хранение краденой вещи – штраф в размере тройной суммы стоимости вещи (VIII.15а.)

Убийство, очевидно, также наказывалось смертной казнью, как это видно из текстов поздних римских авторов: «VIII.24б. По XII таблицам за тайное истребление урожая (назначалась) смертная казнь, более тяжкая, чем за убийство человека».

Коррупция. Уличенные в мздоимстве судьи и посредники подлежали смертной казни.

Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.

Суд и судебный процесс. Для уяснения дальнейшей истории римской государственности и права необходимо уделить некоторое внимание римскому судебному процессу указанной поры — процессу легисакционному (legis actio – совокупность ритуальных и строго формальных действий, жестов и слов, которые совершались на суде сторонами и магистратом). Это древнейшая римская форма судебного рассмотрения спорных случаев, как она рисуется законами XII Таблиц.

Процесс этот состоял из двух стадий: первая называлась ин юре, вторая — ин юдицис. Первая стадия была строго формальной, вторая — характеризуется свободной процедурой.

В первой стадии истец и ответчик являлись в назначенный день на форум к магистрату, каким для данных случаев сделался со временем претор, вторая после консула магистратура Рима. Здесь, после произнесения клятв, выраженных точно определенных для каждого данною случая словах, претор, если никто не сбивался в произнесении должной, строго определенной формулы, назначал день суда (вторая стадия процесса) и устанавливал сумму денег, которую та или другая из тяжущихся сторон должна была внести в кассу понтификов в виде залога правоты (II.1.). Малейшее нарушение формальной стороны процесса рассматривалось как вмешательство богов и влекло за собой проигрыш дела. Проигрыш дела вел к проигрышу залога и таким образом Рим защищал себя от сутяжников.

Для второй стадии процесса претор назначал судью (из списка кандидатов, утвержденных сенатом), самый день суда и обязывал тяжущихся подчиниться судейскому решению. На этом первая стадия легисакционного процесса завершалась. На его второй стадии судья выслушивал стороны, свидетелей рассматривал представленные доказательства, если они были, и выносил решение. Оно было окончательным, ибо ни апелляции, ни кассации древнейшее право Рима не знало. Необходимо также отметить, что любое судебное разбирательство должно было закончиться в тот же день: «I.9. Если (на судоговорении) присутствуют обе стороны, пусть заход солнца будет крайним сроком (судоговорения)».

К III в. до н.э. консервативное по своей сути цивильное право стало превращаться в определенное препятствие на пути роста торгового оборота и пришло в противоречие с потребностями развивающейся рабовладельческой системы. Однако, римляне не отменили действие Законов XII таблиц, дополнив законодательство более гибким преторским правом.

Перечислим преступления, за которые согласно Законов XII таблиц полагается:

смертная казнь – потрава поля, преднамеренный поджог, лжесвидетельствование, убийство, кража совершенная рабом, при поимке с поличным, коррупция, клевета. По XII таблицам смертным грехом для взрослого было потравить или сжать в ночное время урожай с обработанного плугом поля. XII таблиц предписывали такого обреченного богине Церере человека предать смерти, (несовершеннолетнего, виновного в подобном преступлении, по усмотрению претора или подвергали бичеванию, или присуждали к возмещению причиненного вреда в двойном размере.), тайное истребление урожая, предательство и подстрекательство по отношению к Римской Республике решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции;

телесные наказания – кража, при поимке с поличным; кража при поимке с поличным совершенная несовершеннолетним.

На вопрос о том – «знают ли законы XII таблиц смягчающие и отягчающие вину обстоятельства» ответим, что да. Пожалуй, смягчающим обстоятельством являлось лишь несовершеннолетие.

Все должны быть равны перед законом и закон не может быть изменен для кого-либо.

 

 

 

 

 

5. РЕШИТЕ ЗАДАЧУ НА ОСНОВЕ ТЕКСТА ЗАКОНА ХАММУРАПИ:

 

«На поле Нур-Сина находилась плотина. Надеясь на ее хорошее состояние, он не предпринимал никаких ремонтных работ. Однако в плотине его произошел прорыв, и земля всей общине была затоплена, что привело к гибели всего урожая. несет ли ответственность за случившееся Нур-Син?

 

Ответ: Согласно Закона Хаммурапи Нур-Син несет ответственность за происшедшее при этом он должен возместить зерно соседям. В случае, если он не в состоянии возместить зерно, то его самого и его имущество должны продать за серебро, а владельцы полей, зерно которых вода затопила, должны разделить это серебро между собой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Батыр К.И. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М. 2002.
  2. Винничук Л. Люди, нравы, и обычаи Древней Греции и Рима.–М.: Высшая Школа, 2002.
  3. История государства и права зарубежных стран/ Под общ. Ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинниковой.–М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2002.
  4. Савельев В.А. Германское гражданское уложение. — М., 2000.
  5. Хрестоматия по истории Древнего Рима/ Под ред. В.И. Кузищина, М.: Высшая Школа, 2000.
  6. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. -М., 1999.

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00145 sec

WordPress: 22.82MB | MySQL:123 | 1,679sec