текст Гражданского Кодекса Франции

<

090914 0135 1 текст Гражданского Кодекса Франции Решите следующую задачу на основе текста Гражданского Кодекса Франции 1804 г. В 1810 г. Жак Орель, 24 лет, обвенчался в церкви Святого Франциска с Терезой Невиль, 22 лет. Затем брак был зарегистрирован в мэрии. Мать Терезы предъявила иск о признании этого брака недействительным, мотивируя тем, что дочь вышла замуж без ее согласия. Признает ли суд иск правомочным. Охарактеризуйте семейные правоотношения на основе данного документа.

 

ОТВЕТ

В первой книге закреплялись также основные принципы семейного права. В этой сфере Кодекс заметно отличался от ряда положений революционного периода, когда декларировалось равенство личных и имущественных прав женщин и мужчин, была ослаблена отцовская власть над детьми и т.д.

Хотя отдельные статьи ГК Наполеона подчеркивали равенство мужа и жены, например: «Супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке» (ст. 212 и др.), в целом мужчина занимал в семье господствующее положение. Согласно ст. 213, «муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена — послушание мужу». Муж имел право определять место жительства для семьи, жена была обязана следовать за своим мужем.

Весьма характерны статьи Кодекса, касающиеся развода по причине неверности одного из супругов. По ст. 229 прелюбодеяния жены было достаточно, чтобы муж мог требовать развода. Статья 230 иначе определяла право жены на развод в случае неверности мужа: «Жена может требовать развода по причине прелюбодеяния мужа, если он держал свою сожительницу в общем доме»». Это унизительное для женщины условие было отменено только в 1884 г.

Неравноправие женщины проявилось также в ее имущественном положении в семье. По общему правилу предусматривался режим общности для имущества мужа и жены. При таком режиме распоряжение семейным имуществом полностью предоставлялось мужу, который мог действовать без участия и согласия жены. Кодекс предусмотрел возможность и иных имущественных отношений супругов, в частности режим раздельного владения. Но даже в этом случае жена, пользуясь своим имуществом и доходами от него, не могла отчуждать без согласия мужа свою недвижимость.

ГК устанавливал неравные права мужа и жены и в отношении детей. Родительская власть, о которой говорилось в первой книге, по существу была сведена к отцовской власти. Отец, имевший «серьезные поводы к недовольству поведением ребенка, не достигшего 16 лет», мог лишить его свободы на срок до одного месяца.

Сыновья, не достигшие 25 лет, и дочери до 21 года не имели права вступать в брак без согласия их отца и матери, но в случае разногласия между родителями принималось во внимание мнение отца.

Кодекс в принципе допускал возможность признания отцом своих внебрачных детей, но ст. 340 запретила отыскание отцовства. Это реально ухудшило положение детей, родившихся вне брака, даже по сравнению с дореволюционным законодательством.

Положения о семье ит браке во многом опирались на традицию римского происхождения и феодальные обычаи, а также на бытовавшую в то время доктрину о «глупости и слабости женского пола», которую разделяя и сам Наполеон, буквально настоявший на статьях Кодекса, закрепляющих приниженное положение женщины в браке и имущественных правоотношениях.

Но в целом нормы семейного права в ГК Наполеона имели для своего времени прогрессивное значение. Кодекс секуляризовал брак, развивая тем самым положения Конституции 1791 г. о том, что брак — гражданский договор; подтвердил введенный в период революции развод, что означало разрыв с требованиями канонического права. Заметим, в 1816 г., после реставрации Бурбонов, в условиях усиления влияния католической церкви гражданский развод был отменен и восстановлен лишь в 1884 г.

В целом в данном документе, характеризуя семейные отношения, Кодекс зафиксировал явно приниженное положение замужней женщины в семье, ее неравноправие с мужем в сфере лично-имущественных прав.

Таким образом, суд не признает данный иск правомочным, так как дочь старше 21 года, следовательно в согласии ее матери на брак нет необходимости.

2. Решите следующую задачу на основе текста Гражданского кодекса Германии 1896 (1900): У графа был незаконнорожденный сын двенадцати лет. Он потребовал от отца, чтобы тот обеспечил его и мать – прачку достаточным денежным пособием, а также признал свое отцовство. Удовлетворит суд данный иск?

 

ОТВЕТ

Книга гражданских законов (Burgerrliches Gezetzbuch), принятая рейхстагом в 1896 г и введенная в действия с 1 января 1900 г явилась крупнейшим кодификацией конца прошлого века.

Семейному праву посвящена Книга 4 (параграфы 1297 – 1921).

Согласно параграфу 1705 внебрачным детям, которых в то время в обществе всегда много, был предоставлен статус законных детей только по отношению к матери и ее родственникам. Более затрудненным оказалось положение внебрачного ребенка по отношению к отцу: «незаконный ребенок и его отец не признаются состоящими в родстве со всеми вытекающими юридическими последствиями», об этом говорится в параграфе ст. 1589 Гражданского кодекс Германии 1896 (1900) года. В то же время Кодекс смягчил это положение возможностью для внебрачного ребенка и его матери требовать содержания до достижения 16-летнего возраста, причем это содержание это должно было соответствовать материальному положению матери, а не самого отца. Однако и эти обязанности по отношению к внебрачному ребенку отпадали в том случае, если поведение матери ребенка (в период его зачатия) не было безупречным, а для того чтобы в этом убедиться, матери предстояло выдержать унизительную процедуру доказывания своего безупречного поведения.

Следует заметить, что в этой части кодекса юридическая логика торжествовала над заповедями доброй совести и добрых нравов, вполне согласуясь с требованиями консервативных нравов и традиций.

Руководствуясь указанными статьями Книги 4 ГК Германии 1896 (1900) года суд может удовлетворить иск незаконнорожденного сына графа двенадцати лет по обеспечению его и матери только в случае предоставления доказательств материю о ее безупречном поведении в момент зачатия. При этом суд обяжет отца обеспечить денежным пособием, соответствующем материальному положению матери-прачки и на до достижения сыном 16-летнего возраста.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Проанализируйте систему высших органов власти Германии согласно Конституции 1919 года. Как реализован принцип разделения властей в данной Конституции?

 

ОТВЕТ

Конституция 1919 г., вошедшая в историю под названием Веймарской (по месту ее принятия), стала одной из самых демократических конституций, известных в это время буржуазным странам. Она разрабатывалась в условиях, когда революция в Германии еще не была подавлена, что и нашло отражение в демократическом, сугубо компромиссном содержании ее положений, в призывах к «гражданскому миру», «сотрудничеству всех классов», к «свободе» и «справедливости».

Конституция объявила государство республикой, но сохранила при этом прежнее название — Германская империя.

Важнейшим нововведением Конституции стала глубокая реорганизация федеральной формы государственного устройства, в основу которого была положена идея единого государства, состоящего из 16 равноправных, с равной численностью в 2 млн. жителей, земель (областей).

Конституция была принята Национальным собранием в июле 1919 г. Принципиально новые правовые концепции, по сравнению с Конституцией 1871 г., нашли отражение в ее преамбуле. Это — принцип «народного единства» и «народного суверенитета» («суверенитета единого германского народа», который, как записано в преамбуле, «дал себе эту Конституцию»), а также принципы «свободы» и «социальной справедливости». Провозглашением «народного суверенитета» разрушалась династийная традиция государственной власти, так как ее носителями становились выборные на основе всеобщего избирательного права рейхстаг и президент.

Германская империя провозглашалась республикой с федеративной формой государственного устройства, которая имела весьма специфический характер. Веймарская конституция отвергала формулу старой Конституции 1871 г. о «союзе династий», способствовавшую раздробленности, засилию юнкерства на местах, обнаруживая явную склонность к унитаризму. Бывшие «союзные государства» получили название земель, а своеобразная верхняя палата имперского парламента была названа не бундесратом (Союзным советом), а рейхсратом (Имперским советом).

Федерализм (союзность) третьего рейха был очень своеобразным и непохожим на другие федерации.

Во-первых, Конституция определяла круг исключительного ведения империи: внешние сношения, военное, монетное, таможенное дело, почта и телеграф, вопросы гражданства и эмиграции. Дело в том, что каждый гражданин «земли» был одновременно и гражданином империи. К этому же кругу отнесено было установление общих оснований отраслей права — права землепользования, школьного дела, права религиозных обществ, союзов чиновников, основ регулирования местных налогов (во избежание двойного обложения и стеснения торгового оборота).

Во-вторых, Конституция определила область так называемого конкурирующего законодательства — гражданское и уголовное право с подотраслями вплоть до регулирования кинопрокатной деятельности. К этой же сфере были отнесены вопросы регулирования правовых аспектов использования авиации, железных дорог, внутренних водных путей, право экспроприации и обобществления, социальное страхование и рабочее законодательство печать, союзы и собрания, меры и весы, торговля, банковское дело, полиция и т. д. Отдельное направление такого регулирования составило право введения налогов для общефедеральных целей; право контроля (надзора) за исполнением федеральных законов органами земель; широкая указная власть правительства империи в сфере имперского и посредствующего (через земли) управления; право обращения к Верховному суду в случае разногласия с землей (и в крайнем случае — право принудительного воздействия на учреждения земли).

Третий сектор правомочий составили правомочия земель. Здесь было зафиксировано право заключать от своего имени публично-правовые договоры с иностранными государствами (при согласии на это договоры имперской власти); право судиться с имперской властью и друг с другом на равной основе; право на федеральное представительство в Имперском совете (рейхсрате), у которого были значительные полномочия в области контроля за законодательством и указной властью имперского правительства. Положения этого раздела все же позволяют отнести Германию к разряду союзных государств, хотя два предыдущих скорее свидетельствуют о наличии большой власти у центра и весьма малом влиянии земель, напоминающем возможности автономных областей в унитарном государстве.

В Преамбуле была обозначена цель обновления устройства империи — служить делу внутреннего и внешнего мира и способствовать общественному прогрессу. «Германский народ, единый в своих племенах и одушевленный намерением обновить и упрочить державу на началах свободы и справедливости, послужить делу внутреннего и внешнего мира и способствовать общественному прогрессу, начертал для себя эту Конституцию».

Во главе всей громоздкой системы государственного аппарата — аппарата повседневного управления — был президент, избираемый на семь лет с неограниченным правом переизбрания на новый срок. Его избирателями отныне были мужчины и женщины 20-летнего возраста. Президент ведал международными делами, производил назначения на высшие должности, имел право отлагательного (суспензивного) вето сроком на месяц, а также право помилования. Статья 48 наделяла его правом применять все меры, в том числе принудительные, с использованием вооруженных сил, которые «необходимы для восстановления порядка». Эту статью называли статьей о «президентской диктатуре». Президент мог быть смещен со своего поста при обвинении рейхстагом большинством в 2/3 голосов, но если при этом народ был против смещения, то подлежал роспуску сам рейхстаг.

Парламент был двухпалатным и состоял из рейхстага и рейхсрата. Рейхстаг в количестве 460 депутатов избирался на четыре года. Характерно, что Конституция допускала возможность совмещения депутатских обязанностей с государственной службой. Депутаты получали за свою работу вознаграждение и пользовались бесплатным проездом на железной дороге. Споры о правильности и действительности их избрания разбирались в специальном суде, который именовался избирательным судом. Верхняя палата называлась Имперским советом (рейхсратом), в котором были представлены все государства (вначале палата именовалась Комитетом государств). Палата обладала правом вето на законопроекты и правом предварительного рассмотрения законопроектов правительства. Ее называли «главным советником правительства» и «представительством германских земель в законодательстве и управлении». Впрочем, представительство это не было равным, как и во времена второй империи. Так, в 1924 г. из 65 членов рейхсрата 26 мест занимали представители Пруссии, которые в состоянии были оказать задерживающее действие на любой законопроект и постановление (указ) правительства. Бавария имела 10 голосов, Саксония — 7, Баден — 3 голоса и т. д.

В соответствии с конституционным принципом народного суверенитета рейхстагу как органу народного представительства, избираемому всеобщим голосованием, отводилось в Конституции формально первое место. За ним закреплялась высшая законодательная власть, в том числе и право изменять Конституцию (для принятия простых законов требовалось большинство, а для конституционных поправок — квалифицированное большинство голосов членов рейхстага), а также вотировать бюджет. Эти права, однако, ограничивались другими конституционными органами: рейхсратом и президентом.

<

Рейхсрат, подобно бывшему бундесрату, формировался из представителей правительств отдельных земель. Чтобы избежать доминирующего положения Пруссии в рейхсрате, распределение голосов в нем строилось по иному принципу, чем в Конституции 1871 г. Каждая земля должна была иметь один голос плюс к этому дополнительную сумму голосов, из расчета 1 голос на каждые 70 тыс. избирателей, но ни одна из них не могла иметь более 2/5 всех голосов, т.е. обладать абсолютным большинством, которое требовалось для изменения Конституции. Более того, согласно ст. 63 Конституции, половина из 26 прусских голосов (всего рейхсрат состоял из 66 представителей земель) передавалась непосредственно прусским провинциям.

Формально рейхсрат не обладал законодательными полномочиями, но, вотируя бюджет, рейхстаг не мог без согласия рейхсрата повышать его расходную часть или включать новые статьи расходов.

Рейхсрату принадлежало право отлагательного вето в отношении законов, принятых в рейхстаге (ст. 74), «опрокинуть» которое он мог только с помощью вторичного рассмотрения и нового утверждения законопроекта квалифицированным большинством голосов. Законодательная инициатива принадлежала членам рейхстага и имперскому правительству, но правительственный законопроект нуждался в одобрении рейхсрата.

Рейхсрат, наряду с рейхстагом, обладал правом решения вопроса об изменении или внесении поправок в Конституцию. Не принятый во внимание протест рейхсрата против постановления рейхстага о поправках в Конституцию мог служить поводом для референдума, «если рейхсрат в течение двух недель потребует народного голосования» (ст. 76 п. 2).

Особое место в конституционном механизме отводилось президенту республики, решающее значение которого определялось его всенародным избранием, длительным сроком нахождения у власти (7 лет), правом переизбрания на новый срок. Ему как внепартийному «арбитру» и отводилась главная роль в установлении на основе консенсуса политической стабильности в стране. Независимый от парламентского большинства, президент должен был противостоять «парламентскому абсолютизму», которого так боялись левые партии. В этой роли президент наделялся и правом отменить закон, принятый рейхстагом, с помощью референдума (ст. 73).

Президент назначал премьер-министра (в Германии он именовался канцлером республики), которому доверялось и поручалось «формулирование основных принципов политики правительства». Однако среди министров, находившихся в подчинении канцлера, появились новые должности. Наряду с привычными — министры юстиции, обороны, финансов, иностранных дел, внутренних дел и т. д. — появились министр народного хозяйства, министр труда, министр по делам продовольствия и земледелия.

Наряду с правами главы государства президент имел широкие исполнительно-распорядительные полномочия. Он назначал и увольнял рейхсканцлера империи, и по его предложению, имперских министров (ст. 53), всех высших должностных лиц империи (имперских чиновников и офицеров) (ст. 46), являлся верховным главнокомандующим (ст. 47), представителем империи в международных делах (в качестве такового ему предоставлялось право заключать от имени империи союзы и иные договоры с иностранными государствами, аккредитовать и принимать послов (ст. 45); он имел право помилования в пределах империи (ст. 49). Особое место в Конституции занимала вышеуказанная ст. 48 о чрезвычайных полномочиях президента, названная впоследствии статьей о «президентской диктатуре». На основании этой статьи президент имел право с помощью вооруженной силы принудить любую землю «выполнять обязанности, возложенные на нее Конституцией или имперским законом», а также принимать меры в случае «серьезного нарушения общественной безопасности и порядка» или угрозы такого нарушения. При этом он мог полностью или частично приостановить действие статей об основных правах немцев.

Президент и рейхстаг обладали, по Конституции, формально равнозначными рычагами воздействия друг на друга, призванными обеспечить баланс в системе государственных органов.

Правительство назначалось президентом в принципе без учета парламентского большинства, но нуждалось в доверии рейхстага (ст. 54). Каждый член правительства должен был уйти в отставку в случае выражения ему недоверия. Сам президент перед рейхстагом не отвечал, но на правительство по правилу контрасигнатуры переходила ответственность за все приказы и распоряжения президента, в том числе и в отношении вооруженных сил, так как они должны были скрепляться подписью рейхсканцлера или соответствующего министра. По ст. 25 Конституции, у президента было такое эффективное средство воздействия на рейхстаг, как право его роспуска, но не более «одного раза по одному поводу».

Президент же, согласно ст. 43, по предложению рейхстага также мог быть смещен со своего поста народным голосованием. Рейхстаг до окончательного решения референдума должен был вынести постановление 2/3 голосов своих членов об отстранении президента от должности. Отклонение на референдуме постановления рейхстага считалось переизбранием президента и влекло за собой роспуск рейхстага.

Статьей 59 Конституции предусматривалось и некое подобие крайне сложной процедуры импичмента, требующей предъявления обвинения президенту, рейхсканцлеру или министру в «преступном нарушении Конституции или имперского, закона» не менее чем 100 членами рейхстага. При поддержке этого решения большинством членов рейхстага в 2/3 голосов обвинение должно было рассматриваться Государственным судом Германской империи.

Большое число членов Национального собрания отводило референдуму, как непосредственной (следовательно, «истинной») форме демократии, особую роль преграды диктату партийного большинства в рейхстаге. Если, например, против принятого рейхстагом закона выступала по крайней мере 1/3 его членов и по этой причине его опубликование было отсрочено президентом, то закон по требованию 1/12 имеющих право голоса граждан должен был быть также поставлен на народное голосование. Народное голосование могло проводиться даже «по поводу бюджета, налоговых законов и оплаты служащих», но только по решению президента (ст. 73 п. 4). Более того, 1/10 имеющих право голоса граждан предоставлялось право законодательной инициативы, но с предварительно «разработанным законопроектом».

Наделяя президента, как гаранта демократии, огромными полномочиями, парламентарии просмотрели опасность ослабления рейхстага, того обстоятельства, что президентская чрезвычайная власть может оказаться в руках человека, который использует ее отнюдь не в народных интересах. История Германии нашла скорое подтверждение и этому обстоятельству.

Судебная власть была увенчана Верховным судом. Все чрезвычайные суды упразднялись и не допускались. Судьи имперских судов и земель назначались, как и все чиновники империи, пожизненно. В Конституции было записано, что судьи независимы и подчиняются только закону. Говорилось также о создании административных судов (по делам правонарушений со стороны чиновников) в империи и в землях (ст. 107).

 

 

4. Проанализируйте семейное право Германии на основе Германского Уложения 1896 (1900) г. Покажите, какие изменения произошли в области семейного права в течение 19 века. Каковы особенности наследственного права?

 

ОТВЕТ

Брак по Германскому Гражданскому Уложению 1896 (1900) г являлся светским (не церковным) институтом. Традиционным при характеристике брачие): Кодекс прямо запрещает «вступать в брак, пока прежний брак не прекращен или не признан ничтожным». Брак признавался светским правовым институтом, хотя и с характерной оговоркой о том, что «церковные обязанности в отношении брака сохраняют силу независимо от постановлений этого раздела»Уложения (§ 1588).

Определение брака в Германском Гражданском Уложении не дано. Однако в Мотивах к проекту БГБ говорится, что брак есть «некоторый независимый от воли супругов нравственный и юридический порядок». При таком широком подходе основные юридические вопросы брака были решены германским Кодексом особым образом. Прежде всего БГБ установил для вступления в брак высокий брачный возраст: для жены 16 лет, для мужа 21 год.

Возраст для вступления в брак был довольно высоким — 16 лет для женщин и 21 год для мужчин (для последних этот же возраст был возрастом гражданского совершеннолетия, обретения гражданской дееспособности). Из числа обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, выделяется следующее: «Запрещается вступать в брак разведенному по прелюбодеянию супругу с лицом, с которым разведенный супруг совершил прелюбодеяние, если по решению о разводе признано, что это прелюбодеяние послужило основанием к разводу» (§ 1312).

Право родителей давать согласие на брак ограничено: отец вправе давать разрешение на брак только несовершеннолетним детям; мать — только незаконным детям. Запрещено было вступление в брак разведенным лицам, если причиной развода было совершенное ими прелюбодеяние (§ 1305).

Развод признавался только при наличии особых обстоятельств (взаимного согласия супругов было недостаточно): злонамеренное оставление супруга, грубое нарушение созданных браком обязанностей (к этому разряду причислено «бесчестное и развратное поведение», которое глубоко расшатало супружеские отношения). Грубым нарушением считалось также жестокое обращение с супругом. Столь жесткие требования к расторжению брака отчасти отражали устойчивость требований церковного протестантского права к браку и одновременно отвечали потребностям стабильности и порядка, столь высоко ценимым в патриархальных кругах юнкерско-буржуазной Германии Конца прошлого века.

По германскому ГК брак считался нерасторжимым по взаимному согласию супругов. Развод был допущен только при наличии особых оснований. К ним были отнесены злонамеренное оставление супруга, грубое нарушение созданных браком обязанностей. Перечень таких оснований в Кодексе был исчерпывающим.

Германский Кодекс не знал легальной власти мужа над женой. Однако он не признал и равенства мужчины и женщины в браке. § 1354 закрепил принцип главенства мужа в общесемейных делах. Такое главенство находило свои границы в уже известном правиле запрещения шиканы. § 1354 предоставил жене право «не подчиняться решению мужа, если оно представляется злоупотреблением с его стороны своим правом».

Замужние женщины не входят в число лиц, лишенных имущественной дееспособности. Напротив, имелась статья, которая наделяла замужнюю женщину правом «не подчиняться решению мужа, если оно представляется злоупотреблением со стороны мужа» (§ 1354). Однако неравенство сохранялось в личных правоотношениях: муж был вправе прекратить действие юридических отношений, если «деятельность жены вредит интересам супружеского союза» (§ 1357). Более того, согласно § 1356 «жена вправе и обязана заведовать общим хозяйством». В пределах домашнего хозяйства ей предоставлено право «вести дела мужа вместо него и представлять его» (§ 1357). Правда, мужу предоставлялось право ограничить или отменить это право жены.

Германский Кодекс признал общим для всех браков режим общности имущества с правом мужа им пользоваться и управлять. По этой системе имущество жены, принадлежащее ей до брака или приобретенное ею во время брака, остается ее собственностью, но находится в управлении и использовании мужа (§ 1363). Всего в кодексе имущественным правоотношениям супругов посвящено 200 параграфов. Правомочия мужа в отношении такого имущества (оно названо в Кодексе «внесенным имуществом») достаточно велики и простираются до «владения вещами, которые входят в состав внесенного имущества». Помимо режима «внесенного имущества» Германское Гражданское Уложение установил и режим «отдельного имущества» жены (§ 1365), на который не простирается власть мужа. «Отдельным имуществом» жены Кодекс объявил кроме личных вещей жены всякое имущество, которое она получит по наследству, в силу дарения, а также все то, что «жена приобретает своим трудом или самостоятельным ведением какого-либо предприятия». Германская система имущественных правоотношений супругов была благоприятна для замужней женщины. И все-таки равенства со статусом мужа германская женщина еще не получила.

Согласно § 1626 Германскому Гражданскому Уложению несовершеннолетние (до 21 года) дети состояли под родительской властью, которая включала родительскую власть отца и матери.

В регулировании института родительской власти кодекс придерживается того способа, который был сформулирован еще пандектным правом: воспитание детей и руководство ими являются правом родителей, а не преимущественным правом отца. Внебрачным детям, которых в обществе всегда было значительное количество, был предоставлен статус законных детей только по отношению к матери и ее родственникам (§ 1705). Более затрудненным оказалось положение внебрачного ребенка по отношению к отцу: «незаконный ребенок и его отец не признаются состоящими в родстве со всеми вытекающими юридическими последствиями» (§ 1589). Кодекс смягчал это положение возможностью для внебрачного ребенка и его матери требовать содержания до достижения 16-летнего возраста, причем содержание это должно было соответствовать материальному положению матери, а не самого отца. Однако и эти обязанности по отношению к внебрачному ребенку отпадали в том случае, если поведение матери ребенка (в период его зачатия) не было безупречным, а для того чтобы в этом убедиться, матери предстояло выдержать унизительную процедуру доказывания своего безупречного поведения. В этой части кодекса юридическая логика торжествовала над заповедями доброй совести и добрых нравов, вполне согласуясь с требованиями консервативных нравов и традиций. И только с принятием Веймарской конституции в число основных конституционных принципов было включено положение о равноправии обоих полов в браке (ст. 119), а также сформулировано право внебрачных детей на «такие же условия физического, духовного и общественного развития, как и для детей, родившихся в браке» (ст. 121).

Кодекс предоставил отцу право «заботиться о личности и имуществе детей» (§ 1627). Пока длится брак, мать наряду с отцом «вправе и обязана заботиться о личности детей» (§ 1634). Наиболее значительна по объему отцовская власть. Так, право отца заботиться о личности детей простиралось на право «прибегать к соответствующим исправительным мерам», налагаемым опекунским судом по просьбе отца (§ 1631). Наконец, для осуществления заботы об имуществе детей Кодекс предоставлял отцу «право пользования имуществом детей» (§ 1649).

Таким образом, по БГБ институт отцовской власти определенным образом был ограничен, во-первых, властью матери и, во-вторых, введением особой инстанции — опекунского суда.

Рассмотрим характерные и особенности черты наследственного права. Германский ГК весьма подробно (свыше 450 параграфов) регламентирует правоотношения, связанные с порядком наследования. Здесь обнаруживается множество норм и институтов старого германского права и редкий в наследственном праве принцип, согласно которому наследодатель по закону не имеет пределов в обозначении передаваемой наследственной массы.

Характерной чертой наследования по Кодексу стало отсутствие пределов наследования по закону. При отсутствии более близких родственников наследниками умершего становились родственники любых отдаленных степеней.

Родственники призывались к наследованию по закону по так называемым парантеллам (линиям). Парантелла образуется группой родственников, происходящих от общего для них предка и включающих в себя и самого предка. Первую линию составлял сам наследодатель со своими нисходящими (§ 1924). Вторую линию составляли родители наследодателя со своими нисходящими и т.д. (§ 1925). Первостепенная линия (парантелла) исключала наследников других линий (парантелл). И третью парантеллу — дедушка и бабушка наследодателя с их нисходящими. Следующие парантеллы выстраиваются по тому же принципу. Главным назначением этих правил и принципов было обеспечение устойчивости семейного союза, в системе которого особую роль выполнял принцип, согласно которому первостепенная линия (ближестоящая парантелла) наследников исключает все последующие (§ 1930). Потомок наследодателя, находящийся в живых при открытии наследства, исключает дальнейших потомков, через него состоящих в родстве с наследодателем. Если при открытии наследства живы родители и нет наследников первой парантеллы, то они наследуют все одни и поровну. И самое главное, внутри последующей парантеллы наследство получают не все родственники, а только главы данной парантеллы. Такова в общих чертах своеобразная система наследования по закону в БГБ.

Особое правовое положение в этой системе наследования занимал переживший супруг. БГБ предоставил пережившему супругу право собственности на определенную часть наследства умершего (от 1/4 до 1/2 при наличии наследников первых двух линий, а также деда и бабки). Если же нет родственников первой и второй линии, деда и бабки — все наследство переходит к пережившему супругу (§ 1931): «если нет родственников первого или второго порядка, ни деда ни бабки — все наследство», а если родственники этих степеней родства имелись, то наследственная доля пережившего супруга составляла от одной четвертой до половинной доли наследуемого имущества (§ 1931). Таким образом, по германскому ГК переживший супруг являлся привилегированным законным наследником.

Исключением из этого порядка наследования стало наследование дворянского фамильного имущества (земля, банковские капиталы) и право единонаследия для крестьян. Эти два порядка, будучи явными уступками феодальным традициям и обычаям, вступали в очевидное противоречие с новыми принципами равноправия и свободы завещания.

Наряду с наследованием по закону БГБ регулирует и наследование по завещанию. Кодексом провозглашен принцип свободы завещания с правом «устранить от наследования по закону родственника или супруга…» (§ 1938). Германский кодекс установил легальные ограничения свободы завещания в интересах ближайших родственников наследодателя. Согласно принципу свободы завещания, который имеет явно римское (пандектное) происхождение, наследодатель мог назначить наследника распоряжением на случай смерти, устранить от наследования по закону родственника или супруга и т. д. Однако свобода завещания ограничивалась в известной мере так называемой обязательной волей. Родственник, лишенный наследства завещанием, имел право требовать выделения ему «обязательной», «неотъемлемой» доли, которая равнялась половине стоимости его наследственной доли по закону (§ 2303). К таким ограничениям традиционно относится «обязательная доля». По БГБ, нисходящие наследодателя, а также родители и супруг наследодателя, если они отстранены от наследования завещанием наследодателя, могут потребовать от наследника предоставления им обязательной доли наследства. Обязательная доля равняется по Кодексу половине стоимости его доли при наследовании по закону (§ 2303). Таким образом, принцип свободы завещания проведен германским ГК весьма последовательно и в значительном объеме.

Своеобразно выглядел институт совокупного завещания. Совокупное завещание могли составить только супруги (§ 2265). Для его составления достаточно было одному из супругов составить завещание в предписанной форме, а другому — присовокупить заявление, что это завещание должно почитаться и его завещанием. Заявление должно было быть собственноручно написано и подписано заявляющим, с пометкою о месте и числе его составления. В таком завещании могла быть предусмотрена передача всего общего наследства третьему лицу, а не только пережившему супругу.

 

5. Решите задачу на основе текста Законов Ману: Два ремесленника из варны-вайшьи были застигнуты во время игры в кости. Допустимы или их действия согласно дхармы и законов Ману? Назовите 18 поводов, которые Законы Ману устанавливали как основания для судебного разбирательства. Дайте характеристику судебного процесса в Древней Индии, как применялись ордами?

 

ОТВЕТ

Законы Ману представляют собой сборник религиозно-моральных наставления, изложенных в стихотворной форме от имени легендарного прародителя человечества полубога Ману и относящийся в своей окончательной редакции к середине II в.н.э.

Законы Ману состоят из 12 глав, в которых содержится 2685 стихов-шлок.

Глава I Законов Ману излагает сведения о мироздании и его Творце (божественном Самосущем), о происхождении основных четырех сословий (вари) и главенствующей роли брахманов в охранении сокровищницы вселенского Закона, которому следуют и люди.

Глава II повествует о воспитании правоверного индуса путем приобщения к знанию Вед, в частности «того священного Закона, которому следуют люди, изучившие Веды, и который запечатлен в сердцах людей добродетельных, всегда чуждых ненависти и страстей» (II, 1). После изучения Вед человек считался приуготовленным для новой духовной жизни — «дважды рожденным» (двиджати). В этой же главе говорится о роли обычаев, обрядов и ритуалов, а также «запомненной священной мудрости» дхармашастр.

Глава III содержит нормы и требования к семейной жизни, правильному браку (анулома), а также повествует о последствиях неправильных браков (пратилома) и требованиях к соответствующим обрядам.

Главы IV, V и VI содержат сведения о способах сакрализации повседневной жизни: повседневные правила гигиены, распорядка дня, перечисление запретных поступков, описание ритуалов очищения и аскетических норм и образа жизни.

Глава VII рассказывает о»дхарме царя, о роли наказания в правосудии, поддержании порядка и «защите всех творений»; в ней даются советы по делам административным, налоговым, военным и др.

Глава VIII посвящена 18 поводам для обращения в суд (нарушение договорных отношений, преступные деяния: кража, насилие, клевета, оскорбление действием, игра в кости, прелюбодеяние, осквернение ложа духовного наставника-гуру, распитий хмельных напитков и др.), а также роли закона и правилам судопроизводства и вынесения решения о наказании, освобождению от наказания в случае необходимой обороны (защита от насилия ребенка, женщины и священника-брахмана).

«Царь, желая рассмотреть судебные дела (vyavahara), пусть является подготовленным (vinita) в суд (sabha) вместе с брахманами и опытными советниками.

2. Там, сидя или стоя, подняв правую руку, в скромной одежде и украшениях, надо рассматривать дела тяжущихся сторон,

3. относящиеся к восемнадцати отделам, — по отдельности, ежедневно, посредством умозаключений, [основанных] на обычаях страны и указаниях щастр.

4. Из них первое — неуплата долга, [затем] заклад, продажа чужого, соучастие в [торговом или другом] объединении неотдача данного,

5. неуплата жалованья, нарушение соглашения отмена купли и продажи, спор хозяина с пастухом,

6. дхарма в споре о границе, клевета и оскорбление действием, кража, насилие, а также прелюбодеяние,

7. дхарма мужа и жены, раздел наследства, игра в кости и битье об заклад — эти восемнадцать поводов (pada) судебного разбирательства в этом мире».

Согласно стиху 47 Главы VII «Охота, игра в кости, спанье днем, злословие, женщины, пьянство, пение, музыка, танцы и бесцельное путешествие — группа из десяти [пороков], порожденных желанием».

По стиху 50 «Пьянство, игра в кости, женщины и охота — по порядку [перечисления] — эту четверку надо считать наихудшей в группе [пороков], порожденной желанием».

Глава IX повествует о «вечном законе для мужа и жены» в их семейной жизни, о личных и имущественных правах и обязанностях членов семьи, о наследовании, о наказаниях и роли царя в наложении наказаний.

Глава Х содержит правила, общие для трех дважды рожденных варн; семь законных способов приобретения собственности; десять способов существования, дозволенных всем людям в бедственном положении; дхармы, общие всем четырем варнам,

Глава XI посвящена регулированию образа жизни касты неприкасаемых (каста появляется вследствие заключения неправильных, смешанных, межварновых браков, нарушивших дхарму).

Глава XII дает предписания относительно культа, ритуалов и конкретных обязанностей их участников; говорит об ответственности человека за недостаточный контроль за своими мыслями, словами и своим телом.

Таким образом, согласно Главе VIII два ремесленника из варны-вайшьи, застигнутые во время игры в кости, занимались недопустимыми действиями согласно дхармы и Законов Ману.

Существовали суды царские и внутриобщинные, в каждой из 10 деревень создавались судебные коллегии из трех человек для суда и надзора за ворами. В городе помимо судебных коллегий имелись агенты судей с правом обыска и облав в мастерских, кабаках и частных домах. Общинные кастовые суды просуществовали неофициально вплоть до XX столетия.

Царский суд состоял из царя, брахмана и советников, либо по назначению царя заседала коллегия из назначенного брахмана и трех членов судебной коллегии (сабха). У царя имелось право на ежегодные амнистии.

Существовало 18 поводов для судебного разбирательства споров и конфликтов:

– неуплата долга, продажа чужого, неотдача данного (VIII, 4);

– неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена купли-продажи, спор хозяина с пастухом (VIII, 5);

– дхарма в споре о границе, клевета, оскорбление действием, кража, насилие, а также прелюбодеяние (VIII, 6);

– дхарма мужа и жены, раздел наследства, игра в кости, битье об заклад (VIII, 7).

Допускалось самоуправство (кулачное право), однако при соблюдении некоторых правил. Кредитор мог употребить хитрость, принуждение (путем захвата сыновей, животных либо осады дома должника), силу. О последнем способе в сборнике говорится следующее: схватив должника, приводит его в свой дом и держит у себя, моря голодом и избивая до тех пор, пока тот не заплатит долг (VIII, 176).

Сборник содержит помимо перечня поводов также некоторые характерные правила судопроизводительной (процедурной) и одновременно религиозно-этической деятельности с. элементами наставлений в тактике и технике судебного следствия. «Руководствуясь правилами судопроизводства, надо иметь в виду истину, предмет (иска), себя самого (не нарушать своей дхармы), свидетеля, место, время и обстоятельства» (VIII, 45). При равенстве голосов свидетелей предпочтение отдавалось брахману либо голосам «наделенных выдающимися качествами» (VIII, 73).

На случай пробелов в законах имелось следующее наставление: «Что имеется в практике добродетельных и дваждырожденных, то, не противоречащее обычаям страны, семей и каст, надо устанавливать (в качестве закона)» (VIII, 46).

Об иерархии источников правил для судебного решения красноречиво повествуется в Трактате о политике (III в. до н.э.); известном под санскритским наименованием Артхашастра. В нем говорится: «Всякое спорное судебное дело решается на четырех основаниях, которые суть: 1) закон (т.е. дхармашастры); 2) судебное разбирательство; 3) обычаи и 4) правительственное распоряжение. Из них последнему отдается преимущество перед другими.

Закон основывается на истине, судебное разбирательство — на показаниях свидетелей, обычаи — на соглашении народа. Правительственное же распоряжение является приказом, издаваемым властями… (Сартхашастра. III, 39—-40, 46).

Далее разъяснялось, что если обычай или судебное разбирательство не согласуется с требованием закона, то дело решается согласно требованию закона. Если закон сам находится в противоречии с правительственным распоряжением, то отдается предпочтение распоряжению, а книга закона (дхармашастра) теряет силу, Правительственное распоряжение в другом месте практически отождествляется с указом. Таким образом, в иерархии источников законных требований самое высокое место и решающую силу имеет указ царя (правительственное распоряжение).

казом называется (правительственное) распоряжение. Ведь главное для царей -— это указы, ибо состояние, мира и войны зависит от них. Поэтому тот, кто одарен качествами министра и знаком со всеми законами и обычаями), кто способен .быстро составить нужный документ, обладает красивым почерком и умеет огласить написанное, должен быть назначен главным писцом. Выслушав внимательно решение царя, он должен составить документ, ясный и определенный по своему смыслу…

«Достоинства хорошо составленного документа» включают, по толкованию Артхашастры, следующие свойства и особенности написанного текста: последовательность изложения фактов, их логическую согласованность, полноту изложения, изящество стиля, благородство слога, ясность языка.

Показания свидетелей учитывались при наличии их кастовой совместимости. Женщины должны были свидетельствовать о женщинах, члены касты о равных себе по статусу. Клятвы имели различие в своем словесном оформлении: брахман клялся своей правдивостью, иначе ему угрожал грех, распространяющийся на 100 последующих поколений; кшатрии клялись сохранностью колесниц и оружия, вайшьи — коровами, зерном и золотом, шудры — всеми тяжкими преступлениями. Если не было достаточных вещественных доказательств, сборник советовал следить за тем, как отвечает на вопросы обвиняемый, — «по выражению лица, по движениям, по походке, жестам, речи» следовало улавливать его сокровенные мысли (Законы Ману. VIII, 25, 26).

Об ордалиях (судебном испытаний с участием богов) было сказано так: «…злодеи думают, что не видят их, но их видят боги» (VIII, 85).

В этом разделе имеется описание результатов божеского суда, которое сильно отличается от аналогичного истолкования в Законах Хаммурапи и ближе к толкованиям в христианизированной средневековой Европе. В случае возникновения такой потребности подозреваемый должен произнести клятву или «следует заставить обвиняемого погрузиться в воду, взять огонь, прикоснуться к головам жены или сыновей в отдельности. Тот, кого пылающий огонь не обжигает, которого вода не заставит подняться вверх и с кем вскоре не случится несчастье, должен считаться чистым в клятве» (VIII, 114, 115). Законными видами ордалий были, согласно наставлениям в дхарме в других аналогичных сборниках, помимо огня и воды также весы (для женщин, детей и стариков, их взвешивали по специальной процедуре до и после принесения клятвы), а также яд («семь яв яда для шудры», —дхармашастра Вьявахарадхьяя, составленная в I—III вв.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Всеобщая история права и государства/ Под ред. Батыра К.И. М., 2002.
  2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. -М.: НОРМА, 2002.
  3. Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран.–М, 2000.
  4. Корнев С.А.История государства и права зарубежных стран в 2-х частях. Конспект лекций.–М.: Издательство Михайлова В.А., 1999.
  5. Крашенникова Н.А., О.А.Жидкова История государства и права зарубежных стран. Часть 2. М.: НОРМА, 2002.
  6. Савельев В.А. Германское гражданское уложение. — М., 2000.
  7. Ротштейн Ф.А.. Из истории Прусско-Германской империи. М., 1974.
  8. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. проф. З.М. Черниловского. М., 2003.
  9. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. -М.: Юристъ, 2002.

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.38MB | MySQL:120 | 2,198sec