Законы Хаммурапи

<

090914 0134 1 Законы Хаммурапи 1. Решите задачу на основе текста Законов Хаммурапи: Вор проник во дворец царя и украл золотую чашу. Стремясь выгодно ее продать, он предложил ее знатному человеку. Последний, не устояв перед соблазном, приобрел чашу. Каковы последствия совершенных деяний?

 

ОТВЕТ

Статьи 6 – 25 Законов Хаммурапи посвящены охране собственности царя, храмов, общинников и царских людей.

Деяния вора, укравшего золотую чашу из дворца царя подпадают под действие ст. 6 Законов Хаммурапи, которая гласит: «Если человек украл имущество бога или дворца, то этот человек должен быть убит; а также тот, который принял из его рук краденое, должен быть убит».

Вор продал украденную золотую чашу знатному человеку, действия которого подпадают под действие ст. 7 Закона Хаммурапи: «Если человек купил из рук сына человека или раба человека либо серебро, либо золото, либо раба, либо рабыню, либо вола, либо овцу, либо осла, либо же что бы то ни было без свидетелей или договора или же принял на хранение, то этот человек – вор, он должен быть убит».

Таким образом, последствия указанных деяний – смертная казнь как вора, таки знатного человека, купившего золотую чашу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Решите задачу на основе текста Законов Ману: десятилетний сын вайшьи Медхун и его мать Гита оказались в крайне стесненных обстоятельствах из-за длительного отсутствия главы семьи. Поэтому они решили продать трех из десяти принадлежащих семье коз своему соседу. Сделка состоялась в присутствии трех свидетелей. Дайте правовую оценку данной сделки на основе Законов Ману.

 

ОТВЕТ

Согласно Законам Ману данные деяния охарактеризованы в Главе VIII Законов Ману.

Согласно ст. 197 тот, кто продает собственность другого, не будучи собственником (asvamin) и без согласия собственника, того вора, [даже] мнящего себя не вором, не следует допускать к даче свидетельских показаний.

По ст. 198 если [OH-родственник, то он должен быть оштрафован на шестьсот [пан]; [если] не родственник [и] не может представить оправданий, то он навлекает на себя вину воровства.

В ст. 199 говорится, что дар или продажа, произведенные несобственником, должны быть признаны недействительными согласно правилу судопроизводства.

А по ст. 200 «Где пользование (sambhoga) очевидно, но не видно права на владение (agama), там право на владение [должно быть] доказательством [собственности] — не пользование: таково правило».

В то же время по ст. 201. Кто получает какую-либо вещь при продаже ее в присутствии свидетелей, тот получает вещь честно и по закону (nyayatas) покупкой.

Согласно ст. 416 « Жена, сын и раб (dasa) — трое считаются не имеющими собственности (adhana); чьи они, того и имущество (dhana), которое они приобретают».

Таким образом, ни сын Медхун, ни его мать Гита не были вправе распоряжаться имуществом, которое им не принадлежит, а принадлежит хозяину дома – отцу и мужу. И соответственно, должны быть подвергнуты наказанию в виде штрафа на шестьсот панов.

 

3. Дайте общую характеристику источника древнеримского права –Законов XII Таблиц (гражданского, уголовного и уголовно-процессуального права). За какие преступления полагались наказания в виде смертной казни и телесные наказания? Знают ли Законы XII Таблиц смягчающие и отягчающие вину обстоятельства?

 

ОТВЕТ

Законы XII таблиц – это древнейший памятник римского цивильного права. Создав реальную защиту против произвола патрицианских судей, они явились олицетворением важного этапа в борьбе между патрициями и плебеями в Древнем Риме. К сожалению, подлинник их не сохранился, и материалом для реконструкции этого древнейшего кодекса, предпринятой в XIX веке, стали фрагменты, приведенные в сочинениях древних римских и греческих авторов буквально или в пересказе.

Древнейшим источником права в Риме были правовые обычаи (mores majorum). Согласно римской исторической традиции, другим источником права являлось законодательство римских царей (1еgеs regie).

Поскольку эти источники права, тесно связанные с традицией и религией римского народа (квиритов), выступали первоначально как патрицианские, в литературе высказывалось предположение о существовании особой системы правовых обычаев у плебеев. Движение плебеев за равноправие отразилось и в правовой сфере, поскольку патрицианские магистры и жрецы (понтифики) произвольно толковали неписаные обычаи, игнорируя интересы плебеев. С борьбой плебеев и патрициев связывается принятие (около 450 года до н.э.) первых писаных римских законов — Законов XII таблиц. Согласно традиционной версии, для их составления была создана первоначальная комиссия из 10 патрициев (децемвиры), подготовившая законы на десяти таблицах, текст которых не удовлетворил плебейское население Рима. В результате острого политического конфликта была создана новая комиссия децемвиров, состоявшая как из патрициев, так и из плебеев, дополнившая первоначальный текст еще двумя таблицами.

Законы XII таблиц были выработаны комиссией 12 (децемвиров) в середине V века до н. э. (451 – 450 гг.). Свое название они получили оттого, что были начертаны на 12 деревянных досках-таблицах, выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима, его политическом центре – Форуме.

Отличительной чертой названных законов был строгий формализм: малейшее упущение в форме судоговорения влекло за собой проигрыш дела. Упущение это принималось за «перст божий».

Законы таблиц регулировали сферу семейных и наследственных отношений, содержали нормы, относящиеся к займовым операциям, к уголовным преступлениям, но вовсе не касались государственного права. Начиная с IV—III вв. до н. э. законы Таблиц стали корректироваться новым источником права — преторскими эдиктами, отражавшими новые экономические отношения, порожденные переходом от древних архаических форм купли-продажи, ссуды и займа к более сложным правоотношениям, вызванным ростом товарного производства, товарообмена, банковских операций и пр.

В своем первоначальном виде Законы XII таблиц не сохранились (погибли в 390 году до н.э. при нашествии галлов), и их содержание реконструировалось (в XVI—XVII вв.) на основе фрагментов из сочинений более поздних римских авторов. Но и в настоящее время текст Законов XII таблиц остается неполным, в ряде случаев неясным, требующим критического подхода. Ряд противоречий в Законах XII таблиц (например, исчисление штрафов в деньгах, хотя, как известно, в V в. до н.э. в Риме еще не было монеты) может быть объяснен тем, что в их текст со временем были внесены частичные изменения.

По своей сути Законы XII таблиц представляли обработку и консолидацию обычного права Рима. Известное влияние на них оказало греческое право южноиталийских полисов. Но были включены и отдельные новые положения, отступавшие от норм обычного права (например, система штрафов была отходом от древнего принципа талиона)

Для источниковедческой характеристики XII таблиц необходимо учесть зафиксированные в них пережитки первобытности, а также нормы, восходящие к законодательству рексов, что может быть определено только с помощью сопоставлений с сообщениями античных писателей. Так, предание смерти за нарушение верности клиентских отношений (VIII, 21), как и разрешение убивать детей-уродцев (IV, I), определяется Дионисием Галикарнасским как установления Ромула. Почетное положение жриц Весты (V, I), согласно Плутарху, учреждено Нумой. Закон об эмансипации сына после трехкратной продажи его отцом (IV, 2) Дионисий относит к незапамятным временам, т.е. к началу царской эпохи. Необходимая квота в пять свидетелей (VI, I; 5б) упоминается Дионисием применительно ко времени Ромула.

Следует обратить внимание на то, что Законы XII таблиц почти не называют плебеев. В этом проявляется основа памятника, т.е. обычное право римской общины. Но оно уже приспособлено к новым социальным условиям, так как учитывает патрициев и плебеев, свободных и зависимых, богатых и бедных. Таким образом, Законы XII таблиц рисуют сложный состав римской общины начала Республики, разные формы собственности, которые в ней существовали.

Основополагающие характеристики римского права по Законам XII таблиц

Право собственности. Важной чертой римского права собственности было под подразделение вещей на два типа – res mancipi и res nec mancipi. К первому типу относилась земля (поначалу около Рима, а затем вся земля в Италии вообще), рабочий скот, рабы, здания и сооружения, т.е. объекты традиционно общинной собственности. Ко второму типу относились все прочие вещи, обладание которыми могло быть индивидуализировано.

Для отчуждения вещей первой категории-продажи, мены, дарения и пр. — требовалось соблюдение формальностей, носивших название манципации. Слово это произошло от «manus» — рука и заключает в себе образное представление о переходе собственности при наложении руки на приобретенную вещь. Наложив руку, следовало еще сказать: «я утверждаю, что эта вещь принадлежит мне по праву квиритов…» (то есть потомков обожествленного Ромула-Квирина). Манципация сообщала приобретателю неоспоримое право собственности на вещь. Уплаты денег без манципации было еще недостаточно, как видим, для возникновения права собственности.

Следует еще сказать, что передача манципируемой вещи происходила в торжественной форме, в присутствии 5 свидетелей и весодержателя с весами и медью. Последнее указывает на то, что обряд манципации возник до появления чеканной монеты-асса, но медь в определенном сторонами весе уже фигурировала в качестве общего эквивалента. Формальности же служили запоминанию сделки, если когда-нибудь, в будущем времени, возникнет связанный с ней спор о собственности.

Все другие вещи, даже и драгоценные, переходили с помощью простой традиции, то есть без формальной передачи на условиях, установленных договором купли-продажи, мены, дарения и пр.

Старый раб, как и старая лошадь, требовали — при переходе из рук в руки — манципации. Драгоценная ваза — традиции. Первые две вещи относились к разряду орудий средств производства; по своему происхождению они тяготеют к верховной коллективной собственности римской общины, тогда как ваза, украшение, как и всякая другая обиходная вещь были как изначально, так и в последующем времени предметами индивидуальной собственности.

Уже в древнейший период складывается порядок, в соответствии с которым, право собственности на вещь могло возникнуть вследствие длительного владения вещью. (VI,3: Давность владения в отношении земельного участка (устанавливалась) в два года, в отношении всех других вещей – в один год.).

Особым видом вещного права, зафиксированным в Законах XII таблиц являются сервитуты, нормы права, ограничивающие права собственников на принадлежащее им имущество, а также наделяющее субъекта рядом прав на имущество ему не принадлежащее.

В Законах XII таблиц собственнику прямо предписывалось: оставлять незастроенное место вокруг здания (VII.1.); отступать от границ участка на определенное расстояние (VII.2.); обрезать деревья на высоте 15 футов, дабы не причинять вред соседнему участку (VII. 9а);

Помимо этого предоставлялось право прохода по чужой земле «Пусть (собственники придорожных участков) огораживают дорогу, если они не мостят её камнем, пусть едет на вьючном животном, где пожелает»1. Собственники участков имели право при определенных обстоятельствах пользоваться продуктами приносимыми чужой собственностью: «VII.9б. Законом XII таблиц разрешалось собирать желуди, падающие с соседнего участка»2, а также обращаться с иском к владельцу собственности, наносящей ущерб «VII.10. Если дерево с соседнего участка склонилось ветром на твой участок, ты на основании Закона XII таблиц можешь предъявить иск об уборке его».

Обязательственное право. В условиях неразвитости товарно-денежных отношений (появление собственно монет в Древнем Риме относят к середине V в. до н.э.) такая форма фиксации обязательств как договор (контракт) использовалась крайне редко и отличалась ярко выраженным формализмом. При одностороннем характере древнейших договоров (право требования принадлежало только одной стороне, а обязательства возлагались на другую сторону) именно внешняя формальная сторона определяла характер контракта.

Наиболее ярко раннерабовладельческое право отражалось в договорах самозаклада (nexum), при этом Законы XII таблиц не разделяют сделки самозаклада и отчуждения вещи, регулируя и те и другие общей статьей Законов «VI.1. Если кто заключает сделку самозаклада или отчуждения вещи (в присутствии 5 свидетелей и весовщика), то пусть слова, которые произносятся при этом, почитаются ненарушимыми». В этой же форме осуществлялись и договоры займа, регулированию которых Законы уделяют особое внимание. Должник после признания за собой долга или после принятия против него судебного решения получал тридцать льготных дней (III.1.). Если же в течение этого льготного срока задолженность не погашалась, кредитор получал право «наложить руку» на должника, т.е. доставить его к месту судопроизводства (III.2.). Законы XII таблиц строго регламентируют процедуру принуждения должника к исполнению обязательств, не допуская самоуправства кредитора и однозначно требуя судебного решения для ограничения прав должника. И хотя наказание для несостоятельного должника могло быть очень жестоким, от продажи в рабство и смертной казни (III.5.) до пропорционального расчленения сообразно претензиям кредиторов (III.6.)1, Законы регламентировали движение ссудного капитала, ограничивая размеры взимаемых процентов (VIII. 18а), наказывая ростовщичество крупным штрафом (VIII. 18б). Только в 326 году до н. э. законом Петелия договор займа был реформирован, и долговое рабство отменено. С этого времени должник отвечал перед кредитором в пределах своего имущества.

Законы XII таблиц определяют ряд обязательств, которые возникают вследствие причинения вреда, и рассматривают их не как правонарушение, а как посягательство на права частного лица (частные деликты), которое ставило обидчика в положение должника пострадавшего.

К категории таковых частных правонарушений относились личная обида, которая наказывалась штрафом в 25 ассов (VIII. 4.). Особо жестоко наказывалась клевета или позорящие слова (смертная казнь) (VIII.1a; VIII. 1б). Обязательство в виде штрафов или возмещения причиненного ущерба полагалось в случае порубки чужих деревьев, неосторожного уничтожения чужого имущества, хранение краденых вещей, ростовщичество, предъявление суду поддельных вещей, потрава или кража урожая в ночное время (для несовершеннолетних).

При этом наряду со штрафами сохраняется древнейший принцип талиона («VIII.2. Кто причинит членовредительство и не помирится с (потерпевшим), то пусть и ему самому будет причинено то же самое»).

Законам XII таблиц известны и публичные деликты, относящиеся прежде всего к посягательствам на государство. «IX.5. Закон XII таблиц повелевает предавать смертной казни того, кто подстрекает врага (римского народа к нападению на Римское государство), или того, кто предает врагу римского гражданина»2

Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.

О семейном праве древнего Рима может быть сказано ранее всего то, что римская семья, как ее рисуют Таблицы, была семьей строго патриархальной, то есть находящейся под неограниченной властью домовладыки, каким мог быть дед или отец. Такое родство называлось агнатическим, отчего все «подвластные» домовладыке были друг другу агнатами.

Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи.

Когнатом становился и выделившийся из семьи сын (с разрешения отца).

Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью, становился по отношению к ней агнатом — со всеми связанными с тем правами, в том числе и на законную часть наследства.

Агнатическое родство имело несомненное превосходство над родством кровнородственным, когнатическим, в чем нельзя не видеть реликт, пережиток родовых отношений.

Издревле в Риме существовали три формы заключения браков: две древнейших и одна сравнительно новая. Древнейшие совершались в торжественной обстановке и отдавали женщину-невесту под власть мужа. В первом случае (confarreatio) брак совершался в религиозной форме, в присутствии жрецов, сопровождался поеданием специально изготовленных лепешек и торжественной клятвой жены следовать повсюду за мужем. Вторая форма (coemptio) брака состояла в форме покупки невесты (в манципационной форме).

Но уже Законы XII таблиц знают бесформальную форму брака – «sine manu» — то есть «без власти мужа». Можно предположить, что этот брак диктовался нуждой обедневших патрицианских семей в союзе с богатыми плебейскими, но это только предположение. Как бы там ни было, но именно в этой форме брака — sine manu — женщина нашла себе значительную свободу, включая свободу развода (которой она не имела в «правильном браке»). С разводом женщина забирала свое собственное имущество, внесенное в общий дом в качестве приданого, как равно и благоприобретенное после вступления в брак.

С течением времени именно браку sine manu было обеспеченно наибольшее распространение, тогда как «правильные» формы брака все более исчезали, сохраняясь главным образом в жреческих и патрицианских фамилиях.

<

Специфической особенностью брака sine manu было то, что его следовало возобновлять ежегодно, иначе на основании Законов супруг получал все права как в браке conventio in manum в силу давности владения. Для сохранения брака в форме sine manu жена в положенный день на три дня уходила из мужнего дома (к родителям, друзьям) и тем прерывала срок давности (VI.4.).

Издержки на содержание семьи лежали, естественно, на муже, ибо брак был патриархальным, по мужу, конечно, не воспрещалось распоряжаться приданым, принесенным женой. Оно было его собственностью.

По преданию, первый развод в Риме имел место в 231 г. до н.э., однако, очевидно, что семьи в Риме распадались и раньше. Так в Законах XII таблиц уже встречается статья, регулирующая эту сферу семейно-брачного права.

Развод был доступен мужу при всех формах брака, для жены только в браке sine manu. Для формального развода мужу достаточно было произнести жене «Бери свои вещи и иди прочь» и отнять ключ (IV.3.).

Также Законам XII таблиц известен и институт опеки, которая устанавливалась над женщинами («V.I: … вследствие присущего им легкомыслия…»1, несовершеннолетними, безумными и расточителями (V.7. а.б.).

Наследственное право. В римском праве существовало два способа наследования – наследование по закону и наследование по завещанию.

После смерти домовладыки, имущество семьи переходило ближайшему агнату (V.4.), а если покойный оставлял завещание, следовало слепо и свято придерживаться его буквального текста (V.3.). Вдова покойного во всех случаях получала какую-то часть имущества как для собственного пропитания, так и на содержание малолетних детей, когда они оставались на ее попечении после смерти отца.

Наследники могли, впрочем, не делиться, а вести хозяйство сообща, как это было при отце.

Имущество вольноотпущенника наследовалось патроном и переходило из семьи вольноотпущенника в семью патрона, в случае, если первым не оставлено формального завещания. (V.8а, 8б)

Долги и невозвращенные покойному ссуды распределялись между наследниками пропорционально их долям в наследстве. (V.9а,9б).

Уголовное право. Современное понимание уголовного преступления как социально опасного деяние в Законах XII таблиц распространяется только на преступления против Римской республики. Все прочие преступления рассматриваются в качестве деяний, наносящих вред отдельному гражданину Рима. Однако рассмотрение правонарушений с точки зрения жестокости наказания и современного уголовного права позволяет отнести к этой категории следующие преступления, карающиеся по Законам XII таблиц.

Кража, при поимке с поличным, наказывалась телесным наказанием и последующей выдачей потерпевшему для свободных, – телесным наказанием и казнью для рабов, для несовершеннолетних – телесным наказанием или простым возмещением убытков).

При этом совершение кражи в ночное время могло повлечь за собой убийство преступника на месте, при этом убивший освобождался от ответственности, однако, в случае, если совершающий кражу в дневное время защищается с оружием в руках, убийство его могло вызывать неприятные последствия для убийцы, ибо законы XII таблиц повелевали созывать народ для задержания преступника (VIII.12.).

Вместе с тем, если вор не был пойман с поличным, на него лишь налагался штраф в двойном размере стоимости украденной вещи. (VIII.16.; VIII.18a.)

Потрава поля, преднамеренный поджог – карались смертью. (VIII.9.10.)

Лжесвидетельствование – каралось смертной казнью (уличенный сбрасывался с Тарпейской скалы).

Хранение краденой вещи – штраф в размере тройной суммы стоимости вещи (VIII.15а.)

Убийство, очевидно, также наказывалось смертной казнью, как это видно из текстов поздних римских авторов: «VIII.24б. По XII таблицам за тайное истребление урожая (назначалась) смертная казнь, более тяжкая, чем за убийство человека»1.

Коррупция. Уличенные в мздоимстве судьи и посредники подлежали смертной казни.

Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.

Суд и судебный процесс. Для уяснения дальнейшей истории римской государственности и права необходимо уделить некоторое внимание римскому судебному процессу указанной поры — процессу легисакционному (legis actio – совокупность ритуальных и строго формальных действий, жестов и слов, которые совершались на суде сторонами и магистратом). Это древнейшая римская форма судебного рассмотрения спорных случаев, как она рисуется законами XII Таблиц.

Процесс этот состоял из двух стадий: первая называлась ин юре, вторая — ин юдицис. Первая стадия была строго формальной, вторая — характеризуется свободной процедурой.

В первой стадии истец и ответчик являлись в назначенный день на форум к магистрату, каким для данных случаев сделался со временем претор, вторая после консула магистратура Рима. Здесь, после произнесения клятв, выраженных точно определенных для каждого данною случая словах, претор, если никто не сбивался в произнесении должной, строго определенной формулы, назначал день суда (вторая стадия процесса) и устанавливал сумму денег, которую та или другая из тяжущихся сторон должна была внести в кассу понтификов в виде залога правоты (II.1.). Малейшее нарушение формальной стороны процесса рассматривалось как вмешательство богов и влекло за собой проигрыш дела. Проигрыш дела вел к проигрышу залога и таким образом Рим защищал себя от сутяжников.

Для второй стадии процесса претор назначал судью (из списка кандидатов, утвержденных сенатом), самый день суда и обязывал тяжущихся подчиниться судейскому решению. На этом первая стадия легисакционного процесса завершалась. На его второй стадии судья выслушивал стороны, свидетелей рассматривал представленные доказательства, если они были, и выносил решение. Оно было окончательным, ибо ни апелляции, ни кассации древнейшее право Рима не знало. Необходимо также отметить, что любое судебное разбирательство должно было закончиться в тот же день: «I.9. Если (на судоговорении) присутствуют обе стороны, пусть заход солнца будет крайним сроком (судоговорения)».

К III в. до н.э. консервативное по своей сути цивильное право стало превращаться в определенное препятствие на пути роста торгового оборота и пришло в противоречие с потребностями развивающейся рабовладельческой системы. Однако, римляне не отменили действие Законов XII таблиц, дополнив законодательство более гибким преторским правом.

Перечислим преступления, за которые согласно Законов XII таблиц полагается:

смертная казнь – потрава поля, преднамеренный поджог, лжесвидетельствование, убийство, кража совершенная рабом, при поимке с поличным, коррупция, клевета. По XII таблицам смертным грехом для взрослого было потравить или сжать в ночное время урожай с обработанного плугом поля. XII таблиц предписывали такого обреченного богине Церере человека предать смерти, (несовершеннолетнего, виновного в подобном преступлении, по усмотрению претора или подвергали бичеванию, или присуждали к возмещению причиненного вреда в двойном размере.), тайное истребление урожая, предательство и подстрекательство по отношению к Римской Республике решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции;

телесные наказания – кража, при поимке с поличным; кража при поимке с поличным совершенная несовершеннолетним.

На вопрос о том – «знают ли законы XII таблиц смягчающие обстоятельства ответим, что да. Пожалуй, смягчающим обстоятельством являлось лишь несовершеннолетие.

Все должны быть равны перед законом и закон не может быть изменен для кого-либо.

4. Дайте характеристику памятника германского феодального права —Саксонского Зерцала (гражданского, уголовного и уголовно-процессуального права). Как в системе наказаний проявляется социальное неравенство (докажет на примере конкретной статьи первоисточника).

 

В стихотворном предисловии к сборнику (ок. 1230 г.) дается следующее объяснение его названия, типичного для средневековых памятников вообще и для немецких памятников права в частности: «Названье примет пусть оно // «Зерцало саксов» от того, // Что право в нем дано, // И чтоб его правдиво отражало, // Как образ женщины зерцало» (пер. Дембо). Сборник представляет собой запись сложившегося к началу XIII в. обычного права Восточной Саксонии в изложении большого знатока этих обычаев Эйке фон Репкова. Последний был не только составителем сборника, но и его истолкователем. Репков с определенных политических позиций высказывает возражения против человеческой несвободы, в частности рабской и крепостной зависимости. Он ратует за преодоление междоусобиц и раздробленности под началом императорской власти и должностных лиц государства, за надежное соблюдение права как воплощенной справедливости во взаимоотношениях людей, не только «равных» по положению, но и пребывающих в различных формах зависимости и подчинения: во взаимных отношениях между монархом и подданными, между господином и вассалами. Справедливость была нацелена на защиту работника в деле гарантированного получения платы за труд, она обеспечивалась с помощью четкого и определенного нормирования феодальных повинностей. Довольно необычным вариантом защиты справедливости в подобных взаимоотношениях стало признание права на сопротивление несправедливости и правонарушениям вплоть до вооруженной борьбы против нарушающих свой долг монарха, должностного лица, господина и т.д.

Все эти варианты обеспечения справедливости находили в разное время и поддержку, и прямое использование у представителей самых разнородных по ориентациям политических сил — у борцов за освобождение крестьян от крепостной зависимости, у гуманистов и демократов, а также у монархистов и консерваторов. В таких конфронтациях на первый план выдвигались самые важные и самые адекватные политическим установкам положения «Саксонского зерцала» относительно регулирования имущественных отношений, а также отношений семейных, наследственных и др. Например, предусматривались ограничения в применении пыток, испытаний огнем и др.; судебная защита достоинства женщины, в особенности прав вдовы и детей; провозглашалось равноправие славян и немцев (крестьян); право подсудимого, не говорящего по-немецки, на помощь переводчика.

Своеобразный раздел сборника составили правила и требования к рациональному ведению хозяйства: культуре земледелия, животноводства, строительства, добычи ископаемых, водопользования и дорожного транспорта, к использованию заповедников и иных природных богатств.

Сборник состоит из двух крупных разделов — Земского права (Ландрехта, 3 книги) и Ленного права (Ленрехта, 3 главы; причем гл. 2 и 3 имеют законоустановления о порядке судопроизводства и о городском лене). Ландрехт содержит положение о сословном делении. Свободные делились на благородных и неблагородных, именуемых шеффенским сословием. Несвободные люди делились на крепостных и зависимых людей, которые несли денежные повинности, платили чинш, пребывали в статусе арендатора, или батрака, или лита. Самый желаемый статус — статус свободы. «По правде говоря, — пишет составитель, — мой ум не может понять того, что кто-нибудь, должен быть в собственности у другого». И далее: «Воистину крепостная зависимость имеет своим источником принуждение и плен и несправедливое насилие, что с давних времен выводится из неправедного обычая, и теперь хотят возвести его в право» (Ландрехт III, ст. 42, § 6). Как и Бомануар, фон Репков полагал, что человек-христианин по естественному праву свободен, однако в действующей правовой системе господствует иной принцип: человек может стать собственностью другого.

Ленрехт подробно излагает особенности ленных (феодально-зависимых) отношений — порядок получения, держания и утраты ленов, обсуждает виды ленов, в том числе городских, и особенности ленного быта и нравов.

Сам сборник составлен в полном соответствии с казуистической практикой судебного разбирательства (с участием шеффенов, выборных уважаемых лиц для участия в судебном разбирательстве). Большое внимание наряду с регулированием поземельных отношений уделено также борьбе со «злодеяниями против собственности». Наказания в этих случаях отличались особенной жестокостью. Помимо традиционных штрафа и вергельда практиковалось выкалывание глаз, сажание на кол, сдирание кожи, закапывание живьем в землю. Из особенно мучительных видов казни применялись колесование, сожжение на костре, повешение, отсечение головы и такие изувечивающие наказания, как вырывание языка и отсечение руки.

Взаимодействие церкви и светской власти трактовалось в духе Концепции двух мечей. «Два меча предоставил Бог земному царству для защиты христианства. Папе предназначен духовный <меч>, императору — светский. Папе предназначено ездить верхом в положенное время на белом коне, и император должен держать ему стремя, чтобы седло не сползло. Это значит: кто противится папе и не может быть принужден церковным судом, того император обязан принудить при помощи светского суда, чтобы был послушен папе. Точно так же и духовная власть должна помогать светскому суду, если он в этом нуждается» (1.1).

Наиболее обстоятельно расписаны годичные циклы повинностей и выплат. Каждый христианин обязан по достижении им совершеннолетия трижды в году принимать участие в церковном суде в том епископстве, где он проживает. Свободные люди, занятые в судах, подразделялись на три категории —- шеффенские люди (участвовали в суде епископа), чиншевики (заседали в суде пробства, руководителя монастырского хозяйства) и поселенцы (были заняты в суде декана, священника капитула).

Особенно выразительна ст. 58 § 2 кн. 2, где говорится о том, что причитается поставлять господину в течение всего сельскохозяйственного года. «Теперь внимайте, когда что причитается. В день св. Варфоломея (24 августа) причитаются всякого рода чиншы и повинности. В день св. Вальбурга (1 мая) причитается десятина с ягнят. В праздник Успения Богородицы (15 августа) — десятина с гусей. В день св. Иоанна Крестителя (24 июня) всякого рода десятина с мяса, где ежегодно десятина выкупается деньгами. Там, где десятина не выкупается деньгами, там срок взноса наступает тогда, когда животное получает потомство. В день св. Маргариты (13 июля) — все десятины с хлебов, со всего, что раньше заскирдовано, десятина причитается уже тогда. В день св. Урбана (25 мая) причитается десятина с виноградников и садов. Чей-либо посев, который он произведет своим плугом, принадлежит ему с того момента, как прошла борона, сад — С того момента, когда он засажен и расчищен. Чинш с мельницы и с пошлины, и с монет, и с виноградников причитается тогда, когда наступает день, назначенный для его уплаты» (2.58).

В области семейно-наследственных отношений самым характерным было положение о том, что при сословно неравном браке жена следовала состоянию мужа, а дети следовали состоянию того из родителей, который находился на более низкой ступени социальной лестницы, и были соответственно ограничены в правах наследования.

На время брака все имущество пребывало в режиме общности, но распоряжался им один муж, жена полностью лишалась такой возможности. В случае развода она получала обратно то, что принесла с собой. Лишь в части движимого имущества была доля, которая предназначалась для личного использования женщиной, и называлась она женской долей (Gerade), хотя распоряжение ею было в безраздельной власти мужа. Относительно недвижимого имущества жены действовало правило: «Имущество жены не должно ни расти, ни уменьшаться».

В особом режиме пользования пребывали вещи с целевым назначением, например «утренний дар»(Morgengabe) — свадебный дар в первый день брачной жизни. Для него существовал особый порядок использования в случае развода. Другой вид—имущество мужа из разряда недвижимости, выделяемое для пожизненного содержания жены в случае смерти мужа. Предусматривалась также «продуктовая доля», устанавливаемая только после прекращения брака в случае развода или после смерти главы семейства и открытия наследства;

Женская доля наследовалась по женской линии ближайшей родственницей умершего мужа, утренний дар и продуктовую долю жене сохраняли. В случае развода за женой сохранялось только пожизненное содержание, женская доля и продуктовая доля (Ландрехт, кн. 3 ст. .74).

Ленное право предусматривало принцип единонаследования. Лен отца переходил только одному сыну, но это правило не распространялось на земское право, где все сыновья наследовали в разных долях.

Лишенными права на получение лена и на защиту по ленному праву были следующие категории лиц: клирики, женщины, крестьяне (полусвободные литы, чиншевики и батраки), купцы, а также «лишенные прав», «незаконнорожденные», «все нерыцарского звания» со стороны отца и их предков (ст. 4 гл. 1 Ленрехта).

В области обязательственных отношений самое большое внимание уделено обязательствам, вытекающим из причинения вреда, наименьшее внимание привлекают обязательства из договоров, что связано было со слабым развитием товарно-денежных отношений. Основа ленной системы — договор о верности между господином и вассалом. Ленник должен принести своему господину известную присягу в том, что он будет ему верен и будет ему другом. Таким образом, ленник является по отношению к своему господину обязанным, поскольку он его человек и от него держит лен (1.8).

У ленника было три обязанности — верность, служба и участие в феодальной курии сеньора. У господина перед ленником также были определенные обязанности: не обременять чрезмерной службой, не отказывать ему в правосудии, не переводить в более низкий ранг, не лишать лена бесправным способом и др. В случае споров ленника с господином допрашивались только те свидетели, которых называл ленник. Утверждения своего господина ленник мог опровергать своим клятвенным заверением (присягой).

Судебная защита прав. В сборнике даны ответы и содержатся рекомендации по следующим вопросам: как защитить свои права? какие необходимы доказательства для охраны своих прав? в какой суд нужно обратиться? как вести процесс, чтобы не потерпеть ущерба?

Власть судейских чиновников была подкреплена собственностью, т.е. их должностные полномочия были дополнены правом на судебный лен. Обладающее судебной властью лицо (Gerichtsherr) являлось одновременно крупным земельным собственником (Grundherr). Все участники судебного аппарата (судьи, графы, их заместители, их вассалы, заседающие в земском суде шеффены и т.д.) занимали каждый свое место на ступенях судейской иерархии в полном соответствии с их земельной собственностью, их земельными правами. Так, например, шеффен вместе с земельной собственностью наследовал и шеффенское кресло своего отца. Судебный исполнитель также должен был владеть земельным участком.

Король был в равной мере источником ленного владения и всякой судебной власти (таково характерное для феодального строя сочетание землевладения с политической властью). В то же время единая судебная система отсутствовала -— не было суда, равного для всех. Суды подразделялись на церковные, ленные, земские, городские и королевский. Церковные суды существовали под началом епископа, пробста и декана. Светские суды — под началом графа, его заместителя (шультгейса), гографа и фогта (для низших свободных сословий), суда сельского старосты. Последний ведал только мелкими делами, по которым предусматривались штраф и телесные наказания.

«Саксонское зерцало» — один из хорошо известных сборников на протяжении всей средневековой истории Германии. Из него были сделаны многочисленные заимствования в других землях, в том числе в сборниках городского права (например, в грамотах Магдебургского права 1261 г.). Они сделались возможными в силу того обстоятельства, что Эйке фон Репков изложил практически все местное право, применявшееся в земских судах в отношении всех свободных, и сделал это так, что в нем воплотились общие основы феодального права (земского и ленного) и общегерманского права. Сборник применялся в судах на протяжении свыше 600 лет. В отдельных германских государствах он действовал до 1 января 1900 г., когда вступило в действие Германское гражданское уложение. На современный немецкий язык «Зерцало» переведено в 1976 г. В настоящее время сохраняется около 219 рукописей этого сборника из общего количества 341. Датировка сборника до сих пор остается дискуссионной, разброс мнений — от 1221 до 1235 г.

В качестве доказательства социального неравенства в системе наказаний приведем следующие статью первоисточника «Саксонское Зерцало».

Надо отметить общий характер «Саксонского Зерцала» как источник права, всей сущностью направленного на социальное неравенство.

Приведем следующую статью 16 из Книги 1, которая гласит: «1.Никто не может обрести иного права, кроме того, которое ему свойственно по рождению. Если он, однако, отказывается перед судом от своего права и притязает на другое право, которое он не может обосновать, он теряет оба права. Исключение составляет крепостной, отпущенный на свободу; тот приобретает права свободного поселенца (т.е. свободного крестьянина, не имеющего земли).

2. Если ребенок рожден свободным и законам, то он сохраняет права отца. Если же отец или мать – министериалы господина, то ребенок приобретает права согласно рождению».

Таким образом, налицо строгое разграничение в правах и возможностях граждан и социальное положение в обществе определяется социальным положением родителей и изменить его практически не было возможно.

Так же социальное несправедливость проявляется при определении объема возмещения.

Приведем, к примеру статья 45, в которой приведены суммы возмещения, в случае причинения вреда.

«Статья 45

§ 1. Так вот узнайте всех людей вергельд и возмещение. Князья, бароны, шеффенского звания люди эти равны по возмещению и вергельду. Однако князей и баронов чтят уплатой золотом и им дают в качестве возмещения 12 золотых пеннингов, из которых каждый должен весить, как три серебряных пеннинга. …Таким образом, 12 пеннингов составляют 30 шиллингов. Свободным шеффенского звания людям уплачивают возмещение 30 шиллингов полноценными пеннингами… Их вергельд равен 18 фунтам полноценных пеннингов.

§2. Жена имеет половинное возмещение и вергельд ее мужа. Девушка и незамужняя женщина имеет половинное возмещение согласно ее рождению (сословию).

§ 3. Муж, далее, является опекуном своей жены с момента, как она с ним повенчана. Жена, далее, является одного с ним сословия с момента, как она разделила с ним ложе; после смерти мужа она свободна от прав (в отношении к ней) мужа.

§ 4. Именуемые чиншевиками и заседающие в суде шультгейса получают в качестве возмещения 15 шиллингов и 10 фунтов в качестве вергельда.

§ б. Другие свободные именуются поселенцами, они приходят и уходят вроде гостей и не имеют земельной собственности в стране. Им также уплачивают 15 шиллингов в качестве возмещения и 10 фунтов вергельда.

§ 7. 20 шиллингов и 6 пеннингов и полушка составляет возмещение литов и 9 фунтов их вергельд.

§ 8. Две шерстяные перчатки и одни навозные вилы составляют возмещение батрака…

§ 9. Детям священников и незаконнорожденным дается в качестве возмещения два воза сена, которые могут тащить двухлетние бычки. Актерам и всем тем, которые передают себя в собственность другого, служит в качестве возмещения тень человека. Наемным бойцам (в поединках) и их детям дают в качестве возмещения светлый блик от солнца на щите. Два веника и ножницы составляют возмещение для тех, которые утратили свои права кра-й, грабежом или другими деяниями.

§10. Возмещение лицам, лишенным прав, приносит им мало пользы, но оно потому установлено, что за возмещением следует штраф судье.

§ 11. Лишенные прав не имеют вергельда. Тем не менее, если кто-нибудь ранит, или ограбит, или убьет кого-либо из них, или изнасилует женщину, лишенную прав, и тем самым нарушит мир, что того нужно судить по закону о нарушении мира.»

Как видим сумма ущерба сильно разнится в зависимости от социального положения, если сумма возмещения князю составляет 12 золотых пеннингов, то лицам, лишенным прав, ничего не выплачивается, а оплачивается только штраф судье.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5. Решите задачу на основе текста Салической Правды: Фрид (свободный) решил проникнуть в дом своего соседа, чтобы украсть давно замеченную шкатулку с драгоценностями. С этой целью он подобрал ключ и ночью попытался проникнуть в дом, он был задержан. Каковы последствия содеянного?

 

О кражах или взломах, произведенных свободными говорится в XI Главе Салической Правды.

В ст. 5 данной Главы сказано следующее: «Если же он произведет взлом запора или подберет ключ и, проникши   таким   образом  в  дом,  что-нибудь  оттуда  украдет, присуждается к уплате 1800  ден.,  что  составляет  45  сол.,  не считая стоимости похищенного и возмещения убытков».

Последствиями содеянного свободным Фридом будут возврат им стоимости похищенного, возмещение убытков и штраф в крупном размере.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

6. Охарактеризуйте судебную реформу Генриха II в Англии и дайте им историко-правовую оценку. Дайте анализ труда известного английского юриста ХШв. Генриха Брактона «О законах и обычаях Англии».

 

 

Наиболее значительные обновления в судопроизводстве и правовом регулировании приходятся на правление Генриха II Анжуйского (1154— 1189) из дома Плантагенетов, правивших почти два с половиной века. К его правлению относится законодательное оформление суда присяжных (Большая ассиза 1166 г.), существовавшего, по некоторым, предположениям, и до этого. Процедурным вариантом древнего суда присяжных считается опрос под присягой местных жителей во время составления Земельного кадастра при Вильгельме Завоевателе. Позднее этот же обряд соблюдался в спорах о поземельном владении между вассалами короля.

В правление Генриха II проведены три реформы – судебная, военная и административная.

В области судебной реформы большой новацией стало ведение разъездных судей (вначале двух, затем десятков судей в рамках шести округов) и введение специальнйо процедуры расследования по земельным искам и связанным с этим правонарушениям (Большая ассиза 1166 г., Нортгемская ассиза 1176 г).

В 1164 г. Генрих II, король державы, простиравшейся с севера на юг — от границ с Шотландией до Пиренеев, издает Кларендонские конституции (они же Кларендонские ассизы, т.е. королевские постановления, принятые на специальном заседании — ассизе), согласно которым все священнослужители, получившие лен от короля, обязаны впредь отвечать за него перед королевскими чиновниками и судьями. Вводился новый порядок споров о земельном держании. Каждый свободный человек мог за определенную плату перенести спор из местного суда (например, суда барона) в королевский суд.

Большая (Кларендонская) ассиза 1166 г. и затем Нортгемптонская ассиза 1176 г. устанавливали от имени короля процедуру судебного расследования при помощи посредников из местных жителей, обязанных давать показания под клятвой. Так создавались первые предпосылки для суда присяжных.

«Прежде всего постановил король Генрих по совету всех баронов своих для охраны мира и сохранения справедливого суда, чтобы по отдельным графствам производилось расследование и по отдельным сотням через посредство 12 людей сотни и через посредство 4 полноправных людей каждой деревни под клятвой, что они будут говорить правду: есть ли в их сотне или в их деревне какой-либо человек, которого на основании фактических данных или по слухам обвиняют в том, что он разбойник или грабитель, или такой, который есть укрыватель разбойников или тайных убийц, или грабителей после того, как государь король стал королем. И это судьи пусть расследуют в своем присутствии, а шерифы в своем» (Кларендонская ассиза, 1).

Если обнаруживалось, что лицо, обвиняемое на основе фактических данных или слухов, а также «клятвенных указаний» приглашаемых людей, действительно является преступником, то оно должно быть арестовано, подвергнуто испытанию водой (ордалии). Если оно при этом выйдет чистым, но в то же время пользуется дурной славой, оно обязано, согласно требованию ассизы, оставить пределы королевства и в ближайшие 8 дней должно «переехать море» и после этого не возвращаться в Англию иначе как по особой милости короля. По итогам судебного разбирательства такие люди должны быть «объявлены постановленными вне закона».

Для обеспечения подобной расследовательской деятельности при Генрихе II, занятом военными предприятиями в своих французских владениях, назначаются разъездные королевские судьи, которые входили в состав Суда королевской скамьи. Этот суд занимался рассмотрением преступлений и наказаний. Со временем к нему добавилось еще два судебных учреждения королевства — Суд общих тяжб, занятый разбором гражданских тяжб, не связанных с интересами и правами короны, и Суд казначейства, который вел дела о налогах и наследстве с участием короны в качестве одной из сторон. Именно усилиями этих судебных учреждений создавались новые возможности для оформления единой судебной системы в стране и фиксирования общих источников права. Два последних учреждения возникли в правление Эдуарда I в конце XIII в.

В 1194 г. появляется должность сельского коронера для расследования загадочных смертей на территории общины. Должность была выборной, но кандидатура коронера получала одобрение от имени короля. Должность коронера просуществовала до 1888 г. В 1252 г. учреждена должность судей по мелким правонарушениям, которые получили часть судейских полномочий от шерифов —должность мировых судей (букв. защитник мира —дефенсор пацис). Она просуществовала вплоть до второй половины XX столетия. В 1215 г., после запрещения папой Иннокентием III участия священников в проведении ордалий, этот вид судебного испытания был в Англии упразднен. В этом же году мятежные бароны вынудили короля подписать Великую хартию вольностей, в которой была закреплена их привилегия судиться только судом равных себе по положению судей.

 

Трактат Генри Брактона «О законах и обычаях Англии» — один из наиболее интересных источников по истории английского средневекового общего права» и государства, а также по истории юридических и политических теорий средневековья. Автор его Генри Брактон (Bracton) в течение долгого времени выполнявший обязанности королевского судьи в разных судебных органах, являлся виднейшим знатоком английского права XIII века.

В трактате Брактона отразились все основные явления экономической и политической жизни в это бурное время, и прежде всего процесс формирования феодального «общего права».

По обобщению Генриха Брактона, авторитетного знатока права середины XIII в. и автора трактата «О законах и обычаях Англии» (ок. 1230 г.), особенность этой страны состоит в том, что только в ней официально дозволяется пользоваться обычаем и неписаным правом.

«Англичане обладают по обычаю многими правами, которых они не имеют по закону; так, в различных графствах, городских общинах, бургах и деревнях постоянно должны производиться расследования о том, каков обычай этой местности и как этот обычай соблюдается теми <людьми>, которые на него ссылаются» (О законах и обычаях Англии. 1.1.1. § 2). Обычай, по одному из определений Брактона, — это то, что исполняется как закон в тех местностях, где обычай утвердился вследствие долгого пользования и соблюдения подобно закону, потому что «длительное пользование и обычай имеют не меньшую силу, чем закон».

Данный трактат, состоящий из шести томов, которые делятся на книги и параграфы, дошел до нас в неоконченном виде. Тем не менее, поскольку он касается многих наиболее важных сторон английской средневековой правовой системы, трактат Брактона дает весьма подробное, ясное и в общем стройное изложение английского феодального «общего права» в том виде, в каком оно сложилось к средине XIII века.

При написании своего трактата Брактон опирался прежде всего на практику королевских судов, которая давала ему основную аргументацию для всех его теоретических положений.

В трактате Брактона часто встречаются заимствования из «Институций», «Дигестов» и других памятников римского права, иногда дословные, иногда в передаче Азо и других его средневековых знатоков и комментаторов. Поэтому некоторые теоретические положения, выдвигаемые Брактоном, выраженные в терминах рабовладельческого римского права, оказывались в явном противоречии с реальными правовыми формами, сложившимися в Англии XIII века. (Например, приравнивание Брактоном виллана к рабу, утверждение о том, что иммунитетные привилегии могут быть пожалованы только по хартии короля, проведение резкого различия между собственностью и владением по существу чуждое феодальному праву и т. д.)

Однако эти заимствования из римского права в трактате Брактона в большинстве случаев носят внешний характер, касаясь в основном общих формулировок и терминологии. Там же, где они относились к существу дела, они выражали обычно определенные социально-политические тенденции, характерные для развития феодальной Англии XIII века.

В большинстве же случаев положения юридической теории Брактона очень точно воспроизводят реальную правовую практику Англии того времени, как бы обобщая ее и облекая в новые для нее теоретические формулы.

Данный трактат начинается с того положения, что король не имеет равных в обществе, и никто не может стоять над ним. Король правит по закону, а не по своей воли, а власть короля должна быть безграничной.

Вещное право описано в главе «О вещах». Здесь же дается понятие владения «Что является владением? Совершенно ясно, что владение — это держание corporis et animi материальной вещи, с параллельной поддержкой права.», а механизм восстанволения права владения осуществляется посредством иска «Для восстановления владения процесс осуществляется посредством иска; для его сохранения существует двойной путь: посредством эксцепции или интердикта. Эксцепция дается по многим основаниям.»

.Здесь даны понятия видлом владения, которых может быть два – «Владение бывает цивильным и фактическим. Цивильное — это то, что удерживается исключительно намерением, фактическое — физическим обладанием, и, таким образом, оно иногда — правомерно, иногда — незаконно. Одно лицо может владеть обоими способами animo et corpore, [или одним из двух, но] одно лицо не может приобрести владение, исключая animo и corpore, или одно corpore, или одно animo. И так же, как не может быть приобретено владение помимо animo et corpore, оно не может быть потеряно, пока оба [не будут утрачены], и так как оно приобретено обоими способами, то хотя будет утрачено corpore, оно может быть сохранено исключительно animo.». Определено кто и как должен осуществлять право своего владения.

В трактате описано и дано понятие оммаж Оммаж — это правовое обязательство, посредством которого кто-либо становится обязанным и принужденным гарантировать, защищать и выплачивать долг за держателя в своем владении против всех лиц, за определенную службу, описанную и выраженную в дарении, и также, напротив, посредством этого обязательства держатель становится обязанным и принужденным, в свою очередь, хранить верность своему сеньору и исполнять должную службу. Оммаж заключается по воле обоих, сеньора и держателя, [и] должен аннулироваться по согласованной воле обоих, если оба так желают; для этого недостаточно, если только один желает, потому что ничего не соответствует более естественной справедливости, и т. д. Связь между сеньором и его владельцем через оммаж является, таким образом, столь значимой и такого свойства, что сеньор должен держателю столько же много, сколько держатель — сеньору, предпочтение одного исключалось.» Далее приведены положения кто, каким образом может осуществлять право оммажа, которое обладает определенной юридической силой: «Сила оммажа в том, что если кто-то дал оммаж другому, своему истинному сеньору или тому, кто не является сеньором, он не может покинуть такого сеньора или его оммаж без судебного решения в течение того времени, пока он имеет держание, или находится на землях сеньора, не отдаваемых в держание, или на службе, посредством чего он привязан к оммажу.»

О тесной связи юридической теории и практики в его трактате свидетельствует и то, что многие из сформулированных им юридических принципов, постоянно применялись в практике королевских судов конца XIII века в качестве аргументов в пользу того или иного судебного решения наряду со ссылками на статуты, прецедент или обычай.

В период, когда в Англии еще господствовало прецедентное право, трактат Брактона являлся единственной систематизированной сводкой основных положений «общего права», своего рода неофициальным кодексом, которым широко пользовался судебный аппарат короны. По той же причине этот трактат является одним из ценнейших источников по истории «общего права».

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Батыр К.И. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М., 2002.
  2. Винничук Л. Люди, нравы, и обычаи Древней Греции и Рима.–М.: Высшая Школа, 2002.
  3. История государства и права зарубежных стран / Под общ. Ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинниковой.–М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2002.
  4. Савельев В.А. Германское гражданское уложение. М., 2000.
  5. Саксонское зерцало. Памятник, комментарии, исследования / Отв. ред. В. М. Корецкий. М., 1985.
  6. Хрестоматия по истории Древнего Рима/ Под ред. В.И. Кузищина, М.: Высшая Школа, 2000.
  7. Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы.  ––М.: Гос. изд. юр. лит. 1961.
  8. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 1999.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1MB/0.00065 sec

WordPress: 22.81MB | MySQL:123 | 1,586sec