Зарождение политической идеологии либерализма

<

091014 0132 1 Зарождение политической идеологии либерализма Конституционализм, или принцип господства права, подразумевает ограничение властных полномочий руководителей государства, государственных органов и реализацию данных ограничений с использованием установленных процедур. В качестве предмета политической или правовой теории данное понятие связано с понятием государства, которое в первую очередь служит как во благо общества в целом, так и для защиты прав отдельной личности.
Конституционная форма правления, уходящая корнями в систему либеральных политических идей, возникла в Западной Европе и США в качестве гаранта прав человека на жизнь и на имущество, а также на свободу слова и вероисповедания. Говоря об обеспечении защиты данных прав, творцы Конституции придавали особое значение ограничению полномочий каждой ветви государственной власти, равенству всех перед законом, беспристрастному судопроизводству и отделению церкви от государства. Среди характерных представителей этой системы взглядов можно назвать поэта Джона Мильтона (John Milton), правоведов Эдварда Коука (Edward Coke) и Вильяма Блэкстоуна (William Blackstone), таких государственных деятелей, как Томас Джефферсон (Thomas Jefferson) и Джеймс Мэдисон (James Madison), а также философов Томаса Гоббса (Thomas Hobbes), Джона Локка, Адама Смита (Adam Smith), барона де Монтескье (Baron de Montesquieu), Джона Стюарта Милла (John Stuart Mill) и Исайю Берлина (Isaiah Berlin).

Либерали́зм (от латинского liberalis, свободный, подобающий свободному человеку`), идейное общественно-политическое течение, объединяющее сторонников представительного правления и свободы личности, а в экономике — свободы предпринимательства.

Либерализм зародился в Западной Европе в эпоху борьбы против абсолютизма и духовного господства католической церкви (16–18 вв.).

Понятие либерализм было впервые употреблено в 1810 году в Испании, однако идейно-политическая традиция, которая обрела свое название только в XIX веке, зародилась на много веков раньше, а свою зрелую, завершенную форму приобрела уже в XVII-XVIII веках.  Первой основополагающей чертой либерализма, его ядром, был и остается индивидуализм, провозглашающий приоритет человеческой личности по отношению к обществу, государству, социальным общностям. Идея суверенитета и верховенства индивидуума логически добавляется концепцией его неотъемлемых прав и свобод, которые не могут быть отчуждены государством и обществом, а могут только гарантироваться и защищаться. Исторически первым неотъемлемым правом личности была объявлена свобода вероисповедания, но впоследствии, а окончательно в XVII-XVIII вв., главным неотъемлемым правом было провозглашено обладание и свободное распоряжение собственностью (исключение составила только традиция радикального демократического либерализма в США). По мнению авторов коллективной монографии «Либерализм Запада 17 – 20 вв.» : Либерализм сотворил свою первую антиномию, когда причислил обладание собственностью к естественным правам всех индивидуумов. Если все индивидуумы обладали естественным правом на собственность, то какую позицию должны были занять общество и государство по мере того, как собственность отчуждалась от все большей массы людей. Разногласия по этому вопросу породили серьезное разделение среди либералов: часть их доказывала, что все надо предоставить «естественному ходу вещей» и не вмешиваться в процесс стихийного распределения собственности, другая часть полагала, что «естественная справедливость» заключалась в проявлении заботы о тех, кто лишался права собственности, а особенно о тех, кто попадал в ряды обездоленных.

Основа идеологии либерализма была заложена представителями умеренного крыла европейского Просвещения (Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Вольтер). Экономисты-физиократы сформулировали популярный лозунг «laissez faire, laissez passer» (по-французски: «не мешайте действовать»), выражающий идею невмешательства государства в экономику и ставший в 19 в. одним из основных принципов «классического» либерализма. Теоретическое обоснование этому принципу дали английские экономисты А. Смит и Д. Рикардо. Социальной средой, питавшей идеологию либерализма, была в 18–19 вв. преимущественно буржуазия.

Более радикальное крыло либерализма, связанное с демократизмом, сыграло важную роль в американской и французской революциях. Однако уже в конце 18 в. наметился конфликт между либерализмом и радикальным демократизмом (Ж.-Ж. Руссо, позднее — якобинцы). В период Реставрации во Франции Б. Констан, Ф. Гизо и другие впервые придали либерализму характер более или менее оформленной политической доктрины, опирающейся на определенные историко-философские предпосылки.

Для политической доктрины европейского либерализма первой половины 19 в. характерно предпочтение идеи свободы личности идее народовластия, а конституционной монархии — республике. Впоследствии, по мере расширения избирательного права, различия между либерализмом и демократизмом сгладились. В конце 19 в. – начале 20 в. в связи с социально-экономическими изменениями, ростом рабочего движения и т. п., либерализм пережил кризис и вынужден был отказаться от некоторых основных принципов своей доктрины, в том числе от принципа laissez faire.

Согласно концепции, широко принятой среди разных исторических школ, XVII век стал веком рождения либерального общества в Великобритании. Именно английская буржуазная революция создала благоприятные условия для развития капитализма. Промышленный переворот  привел к тому, что буржуазия все более стремилась к более широкому и четкому внедрению буржуазных принципов в право, к предоставлению ей решающего участия в политической власти. В этих условиях в 1689 году издается книга Джона Локка «Два трактата о правлении», ставшая широко признанным классическим выражением либерализма.

Изначально, во времена Локка, либерализм не имел какого-то узко классового интереса – служил не только интересам буржуазии. На изменение ситуации сильно повлияли события Французской революции. Либерализм, изначально во Франции, а после 1848 года и в Европе приобрел «консервативный характер» по мнению  Пьера Шоню из-за победы в 1793 году равенства над свободой.

В XVII – XIX вв. либералы противопоставляли идее социально -экономического равенства идею равенства возможностей, которое должно было предоставить каждому индивидууму максимальные возможности для самореализации. Кроме  того большинство либералов XVII – XVIII вв. занимали в отношении демократии резко отрицательную позицию, а также противопоставляли  идее социально-экономического равенства идею равенства возможностей. 

На появление идей либерализма  оказала  влияние  и  Реформация,   утверждавшаяся протестантская этика, нацеливавшая на достижение успеха.

Рассмотрение духовно-нравственных и психологических  основ  становления капитализма  и  либерализма  осуществляли  в  своих работах  М.  Вебер,  В. Зомбарт, А. Тойнби и другие.

В  XIX  веке  либеральные  идеи  развивались   представителями   западной общественно-политической мысли  И. Бентамом, Дж. С. Миллем, Л.   Хобхаузом и другими. Важный вклад в формирование либерального комплекса   идей внесли представители  европейского  и  американского  Просвещения,   французские  физиократы,  сторонники  английской  манчестерской  школы,   представители немецкой классической философии, европейской классической   политической экономии.

В XIX в. были заложены основы для дальнейшего  развития  системы   буржуазной демократии уже в XX столетии,  которая  была  сформулирована   либералами в общих чертах. Класс  буржуазии  все  более  укреплял  свои  позиции, и необходимо было всю систему  буржуазного  конституционализма   привести в соответствие с новыми общественными силами.

Либерализм XIX в.  предстаёт  как  идеологическое  направление, которое выражало  интересы  сформировавшегося  к тому  времени  класса буржуазии, требовавшего замены феодальных производственных отношений  и зависящей от них системы общественных отношений  капиталистическими. С этого момента и до настоящего времени либерализм является  доминирующим идейно-политическим течением, для которого проблема политической власти - одна из центральных.

Таким образом, западный либерализм прошел эволюцию с XVII до XIX века от радикального бесклассового, отстаивающего все права человека к консервативному буржуазному, антидемократическому ставящему право собственности выше остальных прав.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Концептуальное обоснование конституционализма в учениях Локка и Монтескье

 

Современные либерально-политические теории получили свое практическое выражение в борьбе за конституционную форму правления. Первая и, возможно, самая великая победа либерализма была одержана в Англии. Набиравший силу торгово-промышленный класс, поддержавший династию Тюдоров в 16-м веке, в 17-м веке возглавил революционное движение и добился успеха в установлении главенства Парламента, а в дальнейшем – Палаты общин. То, что со временем стало отличительной чертой современного конституционализма, заключалось отнюдь не в утверждении идеи о распространении закона на королевскую власть (хотя данная концепция является важнейшей составной частью всей идеи конституционализма). Данное положение уже было достаточно разработано в средние века. Отличительная его черта – установление действенных мер политического управления, дающих возможность осуществления принципов господства права. Современный конституционализм зародился на базе политической потребности в создании представительных органов власти, являющихся продуктом волеизъявления субъектов гражданского общества

Конституционный строй американского общества построен на фундаменте согласия свободных и здравомыслящих мужчин и женщин, что выражено термином «общественный договор», то есть добровольное доверительное объединение, организованное для определенных целей. Теории «общественного договора», получившие наибольшее распространение в Европе в 17-м и 18-м веках, связаны с именами английских философов Томаса Гоббса и Джона Локка, а также французского философа Жан-Жака Руссо (Jean-Jacques Rousseau). Эти мыслители обосновывали наличие политических обязательств отдельной личности по отношению к обществу в целом с точки зрения просвещенного эгоизма. При этом они вполне осознавали преимущества гражданского общества, члены которого обладают как правами, так и обязанностями, в противоположность недостаткам «состояния природы» – гипотетического общества, характеризующегося полным отсутствием государственной власти. Идея «общественного договора» отражает лежащее в его основе осознание того, что для создания независимого правительства и защиты человека от посягательств злой воли, или, иными словами, от беспорядков, тирании и нарушения целесообразного жизненного уклада, необходимо наличие не столько правительства как такового, сколько наличие жизнеспособного общества. Джон Джей (John Jay) отмечал на страницах «Федералиста» №2 (Federalist No. 2), что отдельная личность уступает определенные естественные права в пользу общества в целом, если государство обладает средствами, необходимыми для действий по защите общественного блага. Как следствие, участие гражданина в жизни общества в условиях конституционной демократии влечет за собой обязанность соблюдать законы и исполнять решения общества, связанные с общими для всех вопросами, даже если отдельная личность категорически не согласна с вынесенным решением. По мысли Аристотеля и Спинозы, общество должно ограничивать власть или изгонять из общества тех, кто захватывает отправление правосудие в свои руки – как «человека-зверя» – нигилистически настроенного преступника или анархиста, так и «богочеловека» – потенциального диктатора. Гоббс, Локк и отцы-основатели Америки соглашались с этой точкой зрения. По их мнению, это является необходимым условием построения гражданского общества, при отсутствии которого оно не может существовать. Законы и политика при конституционной форме правления не только ограничены рамками общественного соглашения и зиждутся на этом соглашении. Они также призваны служить на благо всего общества в целом и в интересах каждого отдельного члена общества.

<

Крупнейшим теоретиком государства во французском Просвещении был Шарль Луи де Монтескье (1689 – 1755 гг.). Свои общественно-политические воззрения он изложил первоначально в романе «Персидские письма», а также в историческом очерке «Размышления о причинах величия и падения римлян» и других сравнительно небольших работах. В результате многолетнего изучения истории законодательства появился его главный труд – книга «О духе законов» (1748 г.).

Монтескье создал первую развернутую политическую доктрину в идеологии просветительства. В своих исследованиях он стремился расширить фактологическую базу социально-политической теории, описать причины, вызывающие изменения в законодательстве и нравах, и, обобщив накопленный материал, выявить законы истории. Монтескье был убежден, что ход истории определяется не божественной волей и не случайным стечением обстоятельств, но действием соответствующих закономерностей. «Я установил общие начала и увидел, что частные случаи как бы сами собою подчиняются им, что история каждого народа вытекает из них как следствие… Принципы свои я вывел не из своих предрассудков, а из самой природы вещей».

Эмпирические методы исследования в трудах Монтескье используются наравне (и поэтому вступают в резкое противоречие) с методологией рационализма. Так, изучение первобытного общества позволило ему преодолеть договорную теорию происхождения государственной власти. Заимствуя идею естественного (догражданского) состояния, он в то же время отвергает рационалистические конструкции, в которых образование государства выводилось из требований естественного права. Не принял он и само понятие общественного договора.

Возникновение политически организованного общества Монтескье склонен рассматривать как исторический процесс. По его мнению, государство и законы появляются вследствие войн. Не имея достаточных материалов, чтобы построить общую теорию происхождения государства, мыслитель пытается объяснить этот процесс, анализируя то, как зарождались конкретные социальные и правовые институты. В связи с этим он полемизирует с предшествующими ему теоретиками, которые вопреки историческим фактам переносили в естественное состояние такие социальные явления, как собственность (Дж. Локк) и войну (Т. Гоббс). Монтескье был одним из зачинателей историко-сравнительного изучения общества и государства, эмпирического правоведения.

Закономерности общественной жизни Монтескье раскрывает через понятие общего духа нации (отсюда название его главного труда). Согласно его учению, на общий дух, нравы и законы нации воздействует множество причин. Эти причины делятся на две группы: физические и моральные.

Физические причины определяют общественную жизнь на самых первых порах, когда народы выходят из состояния дикости. К таким причинам относятся: климат, состояние почвы, размеры и положение страны, численность населения и др.

Пытаясь установить соотношение между физическими причинами, определяющими политическую жизнь, Монтескье проницательно замечал, что «законы очень тесно связаны с теми способами, которыми различные народы добывают себе средства к жизни». Ведущую роль среди физических причин Монтескье отводил географическим факторам.

В своем учении Монтескье поднимается, таким образом, до осознания того, что историческое развитие общества представляет собой результат сложного взаимодействия объективных и субъективных причин. Он верно подметил и тенденцию к возрастанию субъективного фактора в истории.

Среди моральных причин важнейшими являются принципы государственного строя. Для Монтескье, как и для многих других идеологов либерализма, проблема рациональной организации общества – это проблема главным образом политическая и правовая, а не социальная. В идеологии раннего либерализма свобода означала разумную организацию государства и обеспечение режима законности. Подобно Вольтеру, Монтескье отождествляет политическую свободу с личной безопасностью, независимостью индивида от произвола властей, гражданскими правами. Свобода, утверждал он, «есть право делать все, что дозволено законами».

Обоснование идеала свободы мыслитель связывал с рассмотрением существовавших форм государства. Он различает три вида правления: республику (демократию и аристократию), монархию и деспотию. Каждая из них имеет свой собственный принцип, характеризующий государственную власть с деятельной стороны, с точки зрения ее взаимоотношений с гражданами. Своеобразие этой классификации в том, что Монтескье наполнил понятие формы государства такими определениями, которые в последующих доктринах будут обозначены как политический режим.

Республика представляет собой государство, где власть принадлежит либо всему народу (демократия), либо части его (аристократия). Движущим принципом республики выступает политическая добродетель, т.е. любовь к отечеству.

Монархия – это единоличное правление, опирающееся на закон; ее принципом служит честь. Носителем монархического принципа Монтескье называл дворянство.

Деспотия, в отличие от монархии, – единоличное правление, основанное на беззаконии и произволе. Она держится на страхе и является неправильной формой государства. «Нельзя говорить без ужаса об этом чудовищном правлении», – писал Монтескье. Если где-нибудь в Европе воцарится деспотизм, то тут уже никакие нравы и климаты не помогут. Предотвратить перерождение монархии в деспотию способна лишь правильная организация верховной власти. Эти и подобные им рассуждения просветителя воспринимались современниками как завуалированная критика абсолютизма во Франции и призыв к свержению тиранов.

Следуя традициям античной политико-правовой мысли, Монтескье считал, что республика характерна для небольших государств (типа полиса), монархия – для государств средней величины, деспотия – для обширных империй. Из этого общего правила он сделал одно существенное исключение. Монтескье показал, что республиканское правление может быть установлено и на обширной территории, если его соединить с федеративным устройством государства. В трактате «О духе законов» была теоретически предсказана .возможность образования республики в крупных государствах.

Установление республиканского строя, полагал Монтескье, еще не означает достижение свободы членами общества. Для обеспечения законности и свободы необходимо как в республике, так и в монархии провести разделение властей. Развивая учение Локка, Монтескье детально определяет виды власти, их организацию, соотношение и т.п.

Монтескье выделяет в государстве законодательную, исполнительную и судебную власти. Принцип разделения властей, согласно взглядам мыслителя, состоит прежде всего в том, чтобы они принадлежали различным государственным органам. Сосредоточение всей полноты власти в руках одного лица, учреждения или сословия неминуемо ведет к злоупотреблениям и произволу. Помимо разграничения компетенции принцип разделения властей предполагает также предоставление им специальных полномочий с тем, чтобы они ограничивали и сдерживали друг друга. Нужен такой порядок, указывал Монтескье, при котором «одна власть останавливает другую».

Самым последовательным воплощением этих принципов мыслитель называл государственный строй Англии, где законодательная власть принадлежит парламенту, исполнительная – королю, а судебная – присяжным.

Социально-политические воззрения Жан-Жака Руссо (1712–1778 гг.), выдающегося философа, писателя и теоретика педагогики, положили начало новому направлению общественной мысли – политическому радикализму. Выдвинутая им программа коренных преобразований общественного строя соответствовала интересам и требованиям крестьянских масс, радикально настроенной бедноты.

Литературную известность Руссо принесла работа «Рассуждение о науках и искусствах», которую он написал, узнав о том, что Дижонская академия проводит конкурс сочинений на тему: «Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов?» На заданный вопрос Руссо ответил – наперекор всем традициям Просвещения – отрицательно. В «Рассуждении» было поставлено под сомнение положение о том, что распространение знаний способно усовершенствовать нравы общества. «Прогресс наук и искусств, ничего не прибавив к нашему благополучию, только испортил нравы», – утверждал мыслитель. Распространение ненужных человеку знаний порождает роскошь, которая в свою очередь приводит к обогащению одних за счет других, к отчуждению богатых и бедных. Работа вызвала горячие споры (содержащиеся в ней выпады против развития знаний стали называть «парадоксами Руссо») и принесла ему широкую известность.

В последующих трудах Руссо приступает к созданию целостной социально-политической доктрины. Наиболее полное обоснование она получила в трактате «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762 г.; это – главное произведение мыслителя) и в историческом очерке «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми».

В своем социально-политическом учении Руссо исходил, как и многие другие философы XVIII в., из представлений о естественном (догосударственном) состоянии. Его трактовка естественного состояния, однако, существенно отличалась от предшествующих. Ошибка философов, писал Руссо, имея в виду Гоббса и Локка, заключалась в том, что «они говорили о диком человеке, а изображали человека в гражданском состоянии». Было бы также ошибкой предполагать, что естественное состояние когда-то существовало на самом деле. Мы должны принимать его лишь в качестве гипотезы, способствующей лучшему пониманию человека, указывал мыслитель. Впоследствии такая трактовка начального этапа человеческой истории получила название гипотетического естественного состояния.

По описанию Руссо, сначала люди жили, как звери. У них не было ничего общественного, даже речи, не говоря уже о собственности или морали. Они были равны между собой и свободны. Руссо показывает, как по мере совершенствования навыков и знаний человека, орудий его труда складывались общественные связи, как постепенно зарождались социальные формирования – семья, народность. Период выхода из состояния дикости, когда человек становится общественным, продолжая оставаться свободным, представлялся Руссо «самой счастливой эпохой».

Дальнейшее развитие цивилизации, по его взглядам, было сопряжено с появлением и ростом общественного неравенства, или с регрессом свободы.

Первым по времени возникает имущественное неравенство. Согласно учению, оно явилось неизбежным следствием установления частной собственности на землю. На смену естественному состоянию с этого времени приходит гражданское общество.

На следующей ступени в общественной жизни появляется неравенство политическое. Для того чтобы обезопасить себя и свое имущество, кто-то из богатых составил хитроумный план. Он предложил якобы для защиты всех членов общества от взаимных раздоров и посягательств принять судебные уставы и создать мировые суды, т.е. учредить публичную власть. Все согласились, думая обрести свободу, и «бросились прямо в оковы». Так было образовано государство. На данной ступени имущественное неравенство дополняется новым – делением общества на правящих и подвластных. Принятые законы, по словам Руссо, безвозвратно уничтожили естественную свободу, окончательно закрепили собственность, превратив «ловкую узурпацию в незыблемое право», и ради выгоды немногих «обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету».

Наконец, последний предел неравенства наступает с перерождением государства в деспотию. В таком государстве нет больше ни правителей, ни законов – там только одни тираны. Отдельные лица теперь вновь становятся равными между собой, ибо перед деспотом они – ничто. Круг замыкается, говорил Руссо, народ вступает в новое естественное состояние, которое отличается от прежнего тем, что представляет собой плод крайнего разложения.

Если же деспота свергают, рассуждал философ, то он не может пожаловаться на насилие. В естественном состоянии все держится на силе, на законе сильнейшего. Восстание против тирании является поэтому настолько же правомерным актом, как и те распоряжения, посредством которых деспот управлял своими подданными.

Согласно взглядам Руссо, в естественном состоянии (как в первом, так и во втором) права не существует. Применительно к изначальному состоянию им была отвергнута идея естественных прав человека. На самых ранних этапах человеческой истории у людей, по мнению философа, вообще не было представлений о праве и морали. В своем описании «самой счастливой эпохи», предшествующей возникновению собственности, Руссо использует термин «естественное право», но употребляет его в специфическом смысле – для обозначения свободы морального выбора, которой люди наделены от природы, и возникающего на этой почве чувства естественной (общей) для всего человеческого рода справедливости. Понятия естественного права и естественного закона утрачивают у него юридическое значение и становятся исключительно моральными категориями.

Что касается деспотии, или второго естественного состояния, то в нем все действия определяются силой, и, следовательно, тут тоже нет права. »

Образование государства, как оно описано в «Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства…», представляет собой договор лишь с внешней стороны (один предложил учредить публичную власть – другие согласились). Руссо убежден, что по сути своей тот договор был уловкой богатых для закабаления бедных. Подобное соглашение как раз и создает такую ситуацию, когда в обществе есть правительство и законы, но отсутствуют право, юридические отношения между людьми. Руссо не случайно подчеркивал, что право собственности, закрепленное существующими законами, является всего лишь «ловкой узурпацией». Представления о договорном происхождении власти в теории Руссо соотнесены не с прошлым, а с будущим, с политическим идеалом.

Переход в состояние свободы предполагает, по Руссо, заключение подлинного общественного договора. Для этого необходимо, чтобы каждый из индивидов отказался от ранее принадлежавших ему прав на защиту своего имущества и своей личности. Взамен этих мнимых прав, основанных на силе, он приобретает гражданские права и свободы, в том числе право собственности. Его имущество и личность поступают теперь под защиту сообщества. Индивидуальные права тем самым приобретают юридический характер, ибо они обеспечены взаимным согласием и совокупной силой всех граждан.

В результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных индивидов, или республика. Руссо отвергает учения, определявшие договор как соглашение между подданными и правителями. С его точки зрения, договор является соглашением равных между собой субъектов.

Механизм выявления интересов суверенного народа Руссо раскрывает с помощью понятия общей воли. В связи с этим он проводит различие между общей волей (volontй
gйnйrale) и волей всех (volontй
de tous). Согласно разъяснениям мыслителя, воля всех представляет собой лишь простую сумму частных интересов, тогда как общая воля образуется путем вычитания из этой суммы тех интересов, которые уничтожают друг друга. Иными словами, общая воля – это своеобразный центр (точка) пересечения волеизъявлений граждан.

Народный суверенитет имеет, согласно учению Руссо, два признака – он неотчуждаем и неделим. Провозглашая неотчуждаемость суверенитета, автор «Общественного договора» отрицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодательных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. Верховенство народа проявляется также в том, что он не связан предшествующими законами и в любой момент вправе изменить даже условия первоначального договора.

Подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против доктрины разделения властей. Народоправство, считал он, исключает необходимость в разделении государственной власти как гарантии политической свободы. Для того чтобы избежать произвола и беззакония, достаточно, во-первых, разграничить компетенцию законодательных и исполнительных органов (законодатель не должен, например, выносить решения в отношении отдельных граждан, как в Древних Афинах, поскольку это компетенция правительства) и, во-вторых, подчинить исполнительную -власть суверену. Системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.

При народовластии возможна только одна форма правления – республика, тогда как форма организации правительства может быть различной – монархией, аристократией или демократией, в зависимости, от числа лиц, участвующих в управлении. Как отмечал Руссо, в условиях народовластия «даже монархия становится республикой». В «Общественном договоре», таким образом, прерогативы монарха сведены к обязанностям главы кабинета.

Разделяя мнение большинства философов XVIII в., Руссо полагал, что республиканский строй возможен лишь в государствах с небольшой территорией. Прообразом народовластия для него служили плебисциты в Римской республике, а также коммунальное самоуправление в кантонах Швейцарии.

Центр тяжести в политической доктрине Руссо перенесен на проблемы социальной природы власти и ее принадлежности народу. С этим связана и другая особенность его теории: в ней нет детального проекта организации идеального строя.

В отличие от Монтескье, Руссо считал, что законодательная, исполнительная и судебная власти — особые проявления единой власти народа. После этого «тезис о единстве власти использовался разными силами. При этом следует отметить, что речь идет не только о власти определенной социальной общности, даже если это компромисс различных классов, совместно осуществляющих политическое господство, политическое руководство обществом, но и об известной степени организационного единства: все органы государства проводят, в конечном счете, общую политическую линию, определяемую носителем реальной власти, и как правило, строятся по вертикали». Точка зрения Руссо отвечала требованиям времени и обосновывала революционные процессы во Франции конца 18 века; если Монтескье пытался найти компромисс, то Руссо обосновывал необходимость борьбы с феодализмом.

По мнению Руссо, суверенитет неотчуждаем, един и неделим. Исходя из этого, он критикует идею разделения властей Монтескье, а также тех политиков, которые «разделяют суверенитет в его проявлениях». Они, как отмечает Руссо, разделяют его на силу и на волю, на власть законодательную и на власть исполнительную; на право облагать налогами, отправлять правосудие, вести войну, на управление внутренними делами и на полномочия вести внешние сношения; они то смешивают все эти части, то отделяют их друг от друга; они делают из суверена какое-то фантастическое существо, сложенное из частей, взятых с разных мест.

С точки зрения Руссо, те права, которые нередко принимают за части суверена, на самом деле все ему подчинены и всегда предполагают наличие единой высшей воли, гегемонию верховной власти, которую нельзя разделить, не уничтожив. «Если вся власть оказывается в руках одного человека – тогда частная воля и воля корпоративная полностью соединены и, следовательно, последняя достигает той наивысшей степени силы, какую она только может иметь. Наиболее активным из Правительств является правление единоличное».2

В идее Монтескье о взаимном сдерживании обособленных и противопоставленных друг другу властей Руссо видел нежелательные крайности, которые ведут к их враждебным отношениям, дают силу частным влияниям или ведут даже к раздроблению государства. Отвергая идею разделения властей в трактовке Монтескье, автор «Общественного договора» вместе с тем признает необходимость разделения государственных функций и разграничения органов, представляющих в пределах своей компетенции государственную власть.

Законодательная власть у него тесно связана с суверенитетом. Это – воля всего суверенного народа и потому должна регулировать вопросы общего характера, касающиеся всех. Народ, повинующийся законом становиться их творцом. Но «как может слепая толпа, которая часто не знает, чего она хочет, ибо редко знает, что ей на пользу, сама совершить столь великое и столь трудное дело, как создание системы законов?». Для того, чтобы законы согласовывали в себе волю и разум, были мудрыми, нужен «поводырь», т.е. законодатель, являющийся лишь агентом воли и придающий ей законченную юридическую силу. «Законодатель – во всех отношениях человек необыкновенный в государстве… Это – не магистратура; это не – суверенитет… Это – должность особая и высшая, не имеющая ничего общего с властью человеческой. Ибо если тот, кто повелевает людьми, не должен властвовать над законами, то и тот, кто властвует над законами, также не должен повиливать людьми. Иначе его законы орудия его страстей, часто лишь увеличивали бы совершенные им несправедливости; он никогда не мог бы избежать того, чтобы частные интересы не искажали святости его сознания». Руссо признает, что тот, кто формулирует закон, знает лучше всех, как этот закон должен приводиться в исполнение и истолковываться. Казалось бы, поэтому не может быть лучшего государственного устройства, чем то, в котором власть исполнительная соединена с законодательной. Тем не менее, автор делает вывод, что во избежания влияния частных интересов на общественные дела необходимо, чтобы превращением закона, как общего правила, в акты индивидуального характера занималась особая правительственная (или исполнительная) власть.

 

 

Заключение

 

Либерализм  отличается  рядом  особенностей  в   рамках   разных   национальных традиций. Отдельные  аспекты  его  теории  (экономические,   политические, этические) иногда противопоставляются друг  другу.  Таким   образом, есть определенный смысл в заключении, что либерализма как чего-то единого никогда не было, была лишь семья либерализмов.  Но  так  или  иначе,  главной  посылкой   либерализма   является   представление о том, что у каждого человека есть свое  представление  о   жизни, и он имеет право реализовывать это представление  в  меру  своих  способностей, поэтому общество должно проявлять терпимость к его мыслям и поступкам, если последние не затрагивают права других людей. За  свою долгую историю либерализм  выработал  целую  систему  институциональных гарантий прав индивидов, в которую  входят  неприкосновенность  частной собственности   и   принцип   религиозной    терпимости,  ограничение вмешательства государства в сферу частной жизни, подкрепленное законом, конституционное представительное правление,  разделение  властей,  идея  верховенства права и др.

Концептуальное обоснование конституционализма рассмотрено путем исследования учений Локка и Монтескье

Учение Монтескье сыграло громадную роль в развитии политической мысли. Монтескье — родоначальник географической школы в социологии; к его идеям обращались представители исторической школы права, сравнительного правоведения, теории насилия и других направлений. В начале XX в. интерес к Монтескье заметно возрос. Например, предложенное им определение закона (законы суть «необходимые отношения, вытекающие из природы вещей»), казавшееся современникам пережитком римского стоицизма, было взято на вооружение последователями социологической юриспруденции.

Обоснованные мыслителем идеи свободы, гражданских прав и разделения властей получили закрепление в конституционных актах Франции, а также были положены в основу Конституции США и ряда других государств Декларация прав человека и гражданина 1789 г., в частности, провозгласила: «Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции». Монтескье заслуженно считается классиком конституционализма.

Политическая концепция Руссо оказала громадное воздействие как на общественное сознание, так и на развитие событий в период Великой французской революции. Авторитет Руссо был настолько высок, что к его идеям обращались представители самых разных течений, начиная от умеренных конституционалистов вплоть до сторонников коммунизма.

Идеи Руссо сыграли также важную роль в последующем развитии теоретических представлений о государстве и праве. Его социальная доктрина, по признанию И. Канта и Г. Гегеля, послужила одним из главных теоретических источников немецкой философии конца XVIII – начала XIX в. Разработанная им программа перехода к справедливому обществу путем коренной перестройки государственной власти легла в основу идеологии политического радикализма. Оформление взглядов Руссо в теоретическую доктрину явилось, с этой точки зрения, поворотным событием в истории общественно-политической мысли XVIII в.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованной литературы

 

  1. Азаркин Н. М. Из истории политической и правовой мысли. М., 2008.
  2. Барнашев С. С. Теория разделения властей: Становление, развитие, применение. Томск, 2008.
  3. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 2010.
  4. Жан-Жак Руссо. Трактаты. М., 2009.
  5. Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2007.
  6. История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста. М., 2009.
  7. Локк Дж. Сочинения: в 3-хт.т. Т. 3. М., 2008.
  8. Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. – М.: Юрист, 2009.
  9. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В.Малько. М., 2009.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00162 sec

WordPress: 21.51MB | MySQL:124 | 1,496sec