Изложите содержание обвинительной деятельности прокурора при рассмотрении уголовных дел в судах

<

082414 1600 1 Изложите содержание обвинительной деятельности прокурора при  рассмотрении уголовных дел в судахПоддержание государственного обвинения в суде первой инстанции — важная часть возложенной на прокуратуру функции уголовного преследования (ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации») как деятельности, направленной на изобличение лица, совершившего преступление, привлечение его к ответственности, направление дела в суд и обоснование обвинения перед судом. Учитывая значение государственного обвинения и других форм участия прокурора в судебных стадиях уголовного процесса как в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление, так и в укреплении законности, Генеральный прокурор РФ предложил считать участие в рассмотрении уголовных дел судами одним из важнейших направлений в деятельности органов прокуратуры.

В соответствии с ч. 1 ст. 246 УПК участие обвинителя в судебном разбирательстве по делам публичного и частнопубличного обвинения обязательно. Помимо указанных категорий дел Генеральный прокурор РФ требует обеспечить участие прокуроров в рассмотрении дел частного обвинения, возбужденных в соответствии с ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК. Участие в судебном разбирательстве уголовных Дел предложено считать первостепенной служебной обязанностью всех прокурорских работников.

В соответствии с п. 6 ст. 5 УПК, когда предварительное расследование произведено в форме дознания, в качестве государственного обвинителя по поручению прокурора может выступать должностное лицо органа дознания либо следователь.

Квалифицированное участие государственного обвинителя в суде —-непременное условие реализации конституционного принципа состязательности судебного разбирательства (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Построение судебного процесса на началах состязательности создает наилучшие возможности полного и всестороннего исследования обстоятельств дела, усиливает гарантии прав и законных интересов участников разбирательства. Столкновение двух противоположных функций — обвинения и защиты — рождает спор, борьбу мнений. В таком процессе каждое обстоятельство исследуется и каждое доказательство проверяется под углом зрения и обвинения, и защиты, суд имеет возможность услышать и взвесить все доводы как в пользу обвинения, так и в пользу подсудимого.

В полной мере выполнить свои задачи как обвинителя — вот в чем главный смысл участия прокурора в суде первой инстанции. Для этого требуется не безликая фигура, лишенная какой-либо определенной процессуальной функции, обязанная лишь следить за действиями каждого из участников судебного разбирательства, включая и судей (как бы кто-нибудь из них не нарушил закон). Нужен профессионал, способный квалифицированно, наглядно, убедительно и, разумеется, объективно представить суду и проанализировать доказательства, подтверждающие обвинение.

Углубление состязательности, освобождение суда от обвинительных функций возлагают всю ответственность за доказывание обвинения на прокурора. Это четко сформулировано в постановлении Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232 , ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород от 20 апреля 1999 г.1 Конституционный Суд отметил, что «по смыслу статей 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирующих и обосновывающих обвинение», а «возбуждение уголовного преследования, формирование обвинения и поддержание его перед судом обеспечивается указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшими». Бремя доказывания виновности подсудимого возложено исключительно на сторону обвинения.

Часть 4 ст. 37 УПК РФ обязывает прокурора обеспечивать законность и обоснованность поддерживаемого им обвинения. Прокурор — государственный обвинитель, и в этом качестве он, поддерживая обвинение со всей энергией, настойчивостью и умением, делать это лишь в меру его доказанности, не упуская из виду и факты, говорящие в пользу подсудимого; обязан сам строжайше соблюдать закон, выступать против любых нарушений закона, чьи бы интересы они ни ущемляли.    

При определении статуса, прав и обязанностей прокурора в судебном разбирательстве уголовного дела следует исходить из того, что поддержание обвинения для него — не самоцель: осуществление уголовного преследования логически вытекает из возложенных на прокурора обязанностей по надзору за исполнением законов, принятию мер к устранению их нарушений и привлечению виновных к ответственности. Поддержание государственного обвинения есть продолжение, одна из форм реализации правозащитной функции прокуратуры.

В соответствии со ст. 17 УПК прокурор, как и другие профессиональные участники судопроизводства, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Как указано в ч. 7 ст. 246 УПК, «если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа». Необоснованное поддержание обвинения не только затрудняет правильное разрешение дела, но и подрывает престиж прокуратуры. Требование о вынесении обвинительного приговора при отсутствии доказательств виновности подсудимого Генеральный прокурор РФ расценивает как нарушение служебного долга.

Что касается реагирования на нарушения закона, то прокурор может делать это путем заявления соответствующих ходатайств (ст. 271 УПК), а также высказывая свое мнение по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам. В соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ прокурор, как и любой другой участник судебного разбирательства, вправе высказать свои возражения против действий председательствующего, которые заносятся в протокол судебного заседания. Наконец, если, несмотря на принимаемые меры, нарушения закона не устранены и постановлен незаконный, необоснованный или несправедливый приговор, прокурор вправе его обжаловать (ч. 4 ст. 354 УПК).

Вместе с тем прокурор обязан строго придерживаться регламента судебного заседания (ст. 257 УПК), беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего о соблюдении порядка судебного разбирательства. Положение суда как органа правосудия, судебной власти требует от сторон и от прокурора как представителя государства в первую очередь безусловного уважения к суду , корректности, высокой культуры поведения.

Участие в судебном процессе — одно из наиболее интересных направлений прокурорской деятельности. Именно здесь прокурор может особенно ярко проявить свои знания, умение, творческие способности. Вместе с тем выступление в суде предъявляет к прокурору повышенные требования. Наряду с профессиональным мастерством оно требует наличия у прокурора таких качеств, как высокий уровень правосознания, уважение к закону, нетерпимость к любому его нарушению, к какому бы то ни было процессуальному упрощенчеству; принципиальность, твердость в отстаивании своего убеждения, умение противостоять любым посторонним влияниям и в то же время самокритичность, способность подчинить контролю свое мышление и всю свою деятельность, пренебречь в интересах дела ложным самолюбием и отказаться от ошибочной версии; настойчивое творческое стремление к отысканию истины; непримиримость к преступникам и вместе с тем непредвзятое отношение к подсудимому, осторожность при решении вопроса о его виновности; гуманность, уважение к человеческому достоинству; чувство меры, скромность, отсутствие самолюбования.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает, что, в каких процессуальных формах, в каком порядке должен делать прокурор в судебном разбирательстве. Но закон не определяет (и не может, не должен определять), как прокурор выполняет эти обязанности, как именно ему следует действовать по делам той или иной категории, в той или иной конкретной процессуальной ситуации; каковы должны быть содержание, так сказать, технология, его деятельности, тактика и методика производства тех или иных действий. Уровень выступления прокурора в суде, его вклад в правильное разрешение дела определяются не только знанием и исполнением процессуальных правил (хотя это необходимое, элементарное условие правосудия), но и в значительной мере целесообразным, умелым использованием приемов и методов, разрабатываемых современной криминалистикой и прокурорской практикой.

Важным условием повышения уровня государственного обвинения является обоснованная справедливая оценка деятельности прокурора в суде. Такая оценка не должна основываться лишь на количественных показателях, в частности числе выступлений. Генеральный прокурор требует при оценке качества и эффективности участия прокурора в рассмотрении дела судом исходить из его реального вклада в принятие судом законного, обоснованного и справедливого решения, учитывать проявленные им активность, профессиональное мастерство и объективность занятой позиции. Особо обращается внимание на то, чтобы оценка деятельности прокурора способствовала развитию его творческой инициативы, служила стимулом к выполнению им служебного и нравственного долга.

Вместе с тем важнейшее значение имеет соблюдение принципа процессуальной самостоятельности государственного обвинителя. К прокурору, участвующему в судебном разбирательстве уголовного дела, в полной мере относится положение ст. 17 УПК РФ об оценке доказательств по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств. Руководствуясь законом и совестью, государственный обвинитель определяет позицию по делу самостоятельно, не будучи связан выводами обвинительного заключения и мнением утвердившего его руководителя прокуратуры. Позиция обвинителя формируется на основе данных, полученных в результате исследования обстоятельств дела в суде, которых прокурор, утвердивший обвинительное заключение, не знал и учесть не мог. Конечно, если у государственного обвинителя возникли трудности, сомнения по тем или иным вопросам, ничто не мешает ему обсудить эти вопросы с руководителем и другими работниками прокуратуры. Но решение он принимает сам.

Это приобретает особое значение в условиях, когда в соответствии с новым УПК РФ отказ прокурора от обвинения обязателен для суда, а пересмотр принятого судом в подобном случае решения допускается при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Часть 4 ст. 246 УПК предусматривает замену государственного обвинителя, если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего его участия (имеются в виду, разумеется, объективные причины), но не в связи с расхождением позиции государственного обвинителя с мнением прокурора, утвердившего обвинительное заключение или обвинительный акт. Выход, очевидно, следует искать не в замене государственного: обвинителя, имеющего собственную позицию, а в повышении квалификации прокуроров, выступающих в качестве государственных обвинителей, и их ответственности за исполнение своих процессуальных обязанностей.

Решающее значение имеет участие обвинителя в исследовании доказательств. Прежде чем решать, является ли совершенное подсудимым деяние преступлением, по какой статье уголовного закона оно должно быть квалифицировано, подлежит ли виновный уголовной ответственности, и давать ответы на эти и многие другие возникающие перед прокурором и судом юридические вопросы, необходимо точно, в соответствии с действительностью установить, какое именно деяние (во всех его юридически значимых признаках) было совершено и совершил ли его подсудимый, Изучение практики свидетельствует, что именно невыясненность фактических обстоятельств дела или ошибочные выводы о них являются наиболее частой причиной постановления неправосудных приговоров.

<

Исчерпывающее рассмотрение, проверка относимости, допустимости, достоверности доказательств и значения их для обвинения — непременное, первейшее условие осуществления требования ч. 4 ст. 37 УПК об обеспечении законности и обоснованности обвинения. Если судебное разбирательство — центральная часть уголовного процесса, то судебное следствие — несомненно, важнейший этап судебного разбирательства. В подготовительной части судебного заседания усилия суда и сторон направлены главным образом на создание условий для исчерпывающего исследования доказательств. В прениях сторон, а затем и в приговоре анализируются и оцениваются рассмотренные в судебном следствии доказательства.

Именно в процессе судебного следствия формируется в основном позиция прокурора и в значительной мере — выводы, которые сделает впоследствии суд. Именно на этом этапе должен быть создан фундамент в виде совокупности доказательств, однозначно подтверждающих обвинение (если оно действительно подтвердилось), Иначе прокурору не поможет никакое красноречие в судебных прениях, а суд рискует принять ошибочное решение.

Первое условие эффективного участия прокурора в судебном следствии — создание для него необходимых процессуальных условий. Уголовно-процессуальным кодексом РФ, введенным в действие с 1 июля 2002 г., воспринято давно сформировавшееся мнение процессуалистов о том, что именно прокурор должен первым представлять доказательства, в частности первым допрашивать потерпевшего и свидетелей, вызываемых по списку, приложенному к обвинительному заключению.    

Согласно ч. 1 ст. 273 УПК вместо оглашения обвинительного заключения (иногда весьма объемного и трудного для восприятия на слух) судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. Закон не определяет, в каком объеме должно быть изложено обвинение. Поскольку предъявленное подсудимому обвинение предопределяет пределы судебного разбирательства, точное его знание и понимание необходимо подсудимому, потерпевшему и другим участникам процесса для защиты своих прав и законных интересов, обвинитель должен достаточно полно изложить: в каком именно преступлении, со всеми его существенными признаками, обвиняется подсудимый, какой нормой (статьей частью, пунктом) Особенной части Уголовного кодекса это преступление предусмотрено.

Вместе с тем закон не требует, чтобы во вступительном слове
обвинитель приводил и анализировал доказательства, подтверждающие обвинение: это задача последующих этапов судебного разбирательства.

Статья 274 УПК, отражая принцип состязательности, значительно усиливает роль сторон в исследовании доказательств. Очередность исследования доказательств определяет сторона, их представляющая, причем первой представляет доказательства сторона обвинения, а лишь затем — сторона защиты. Вопросы потерпевшему, свидетелю и эксперту первой задает сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Что касается лиц, вызванных по списку, приложенному к обвинительному заключению, то первым им задает вопросы государственный обвинитель (за исключением тех, кто вызван по ходатайству защиты для подтверждения ее позиции, — ч. 4 ст. 217 УПК). Подсудимого, при его согласии дать показания, первыми допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты и лишь затем — обвинитель. Суд задает вопросы после допроса указанных лиц сторонами.    

Такое построение судебного следствия дает возможность каждой из сторон наиболее эффективно осуществлять свою процессуальную функцию, что служит важнейшим условием полноты и всесторонности исследования доказательств, а суду дает возможность сохранить объективность и беспристрастность, необходимые для правильного разрешения дела. Вместе с тем это возлагает дополнительную ответственность на стороны, в первую очередь обвинителя.

Реализация указанных возможностей зависит от подготовленности прокурора к исполнению своих обязанностей в суде. Активность и процессуальное мастерство государственного обвинителя в представлении и исследовании доказательств становятся решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Судебное следствие — самостоятельное, творческое исследование доказательств в новых процессуальных условиях (так во всяком случае должно быть). В суде происходит развернутый процесс доказывания, предполагающий активное и квалифицированное участие обвинителя. Готовясь к выступлению в суде, прокурор должен определить основные задачи доказывания по данному делу, наметить план исследования доказательств; выбрать следственные действия, наиболее целесообразные, наиболее пригодные для выяснения возникших по данному делу вопросов; определить последовательность и тактику их производства, т. е. сделать все, что позволит получить наиболее полную и достоверную информацию.

Государственный обвинитель должен прежде всего представить суду оказательства, собранные предварительным расследованием. При этом необходимо соблюдать требование непосредственности судебного разбирательства (ст. 240 УПК РФ). Отступление от этого правила (например, оглашение показаний свидетеля, отсутствующего в суде) допускается только в виде исключения, в точном соответствии с процессуальным; законом (ст. 28 УПК),    

Непосредственность исследования доказательств имеет особое значение при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей. В отличие от народных заседателей присяжные заседатели не знакомятся с письменными материалами дела, и все, что не будет непосредственно рассмотрено в
судебном заседании, останется для них неизвестным, не будет учтено при решении вопроса о виновности подсудимого. Более того, имеющиеся доказательства, особенно такие, как вещественные доказательства, заключения экспертов, должны быть продемонстрированы в суде наглядно, так, чтобы их содержание и значение для дела стало понятным не только профессиональным судьям, но и неспециалистам.    

Уголовно-процессуальный кодекс позволяет суду при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его родственников и близких провести допрос этого свидетеля без оглашения подлинных данных о его личности, в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278 УПК). Разумеется, такой допрос возможен, если меры по сокрытию указанных данных были приняты следователем (ст. 166 УПК). О производстве подобного допроса суд выносит определение (постановление), о чем может ходатайствовать и прокурор. Допрос без визуального наблюдения другими (помимо судей) участниками судебного разбирательства может быть произведен при помощи технических средств, например посредством аудио-трансляции.

Необходимо иметь в виду, что подобный допрос представляет собой определенное исключение из принципа непосредственности исследования доказательств и требует соблюдения определенных условий. По этому вопросу выработаны и международные стандарты. Согласно п. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей. Европейский Суд по правам человека допускает использование показаний анонимных свидетелей, «в исключительных случаях», «если причины, по которым свидетель хочет сохранить свою анонимность, являются заслуживающими доверия», «если слушания в целом являются справедливыми», «уравновешивающие, процедуры в достаточной мере компенсируют те ограничения в условиях которых работает защита, и если решение о признании лица виновным основано не исключительно и не в решающей мере на показаниях анонимных свидетелей». В соответствии с ч. 6 ст. 278 УПК РФ, если сокрытие данных о личности свидетеля препятствует осуществлению защиты подсудимого либо установлению каких-либо существенных для рассмотрения дела обстоятельств, эти данные по ходатайству сторон могут быть предоставлены им для ознакомления.

Государственный обвинитель обязан также принять все возможные меры к восполнению пробелов предварительного расследования, если таковые выявляются в судебном разбирательстве, к устранению противоречий в доказательственном материале; не только сопоставить собранные доказательства, но и привлечь, если это окажется необходимым и возможным, новые доказательства, при помощи которых можно проверить достоверность ранее полученных. Наконец, собранные следователем доказательства нередко претерпевают в суде те или иные, порой весьма существенные, изменения, что также диктует необходимость тщательной их проверки.

Участие прокурора в судебном разбирательстве уголовного дела завершается выступлением в судебных прениях: с обвинительной речью или обоснованием отказа от обвинения. Выступая в прениях, прокурор должен высказать и обосновать свою позицию по вопросам, которые, согласно ст. 299 УПК, подлежат разрешению судом при постановлении приговора. Это прежде всего вопрос о виновности подсудимого. В соответствии с ч. 5 ст. 246 УПК прокурор высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Он излагает также свое мнение по другим вопросам, подлежащим решению в приговоре (о гражданском иске, о судебных издержках, о судьбе вещественных доказательств и т. п.).

Существенными особенностями отличаются прения сторон в суде с участием присяжных заседателей: они как бы разделяются на две части. По окончании судебного следствия стороны, в том числе и прокурор, излагают свои соображения лишь по вопросам, которые подлежат разрешению присяжными заседателями, т. е. относятся к вопросу о виновности подсудимого. Будучи адресована неспециалистам, эта часть речи прокурора должна быть особенно мотивированной, убедительной, понятной для слушателей. Если же присяжные признают подсудимого виновным, то после рассмотрения доказательств, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, обвинитель и защитник выступают по вопросам, связанным с юридическими последствиями вердикта присяжных, включая вопросы квалификации преступления, назначения наказания и т. п. (ст. 347 УПК).

Поскольку в подавляющем большинстве случаев судебные
процессы по уголовным делам проходят открыто, слушателями выступлений прокуроров являются не только судьи И заседатели, но и весьма многочисленная аудитория. Это обязывает прокурора уделить необходимое внимание анализу обстоятельств, способствовавших совершению преступления, оценке общественного значения дела, если оно того заслуживает. Публичный характер выступления прокурора определяет высокие требования к его содержанию и форме. Не только речь государственного обвинителя, но и все его участие в судебном разбирательстве, как и в целом судебный процесс, должны служить живым примером уважения к закону, к нормам нравственности, к человеческому достоинству.    

Одним из важных условий совершенствования государственного обвинения является надлежащая организация этой работы. Вопрос о том, кто именно из работников прокуратуры должен выступать в качестве государственного обвинителя по тому или иному делу, решается руководителем прокуратуры. Генеральный прокурор РФ требует, чтобы государственные обвинители назначались заблаговременно, с тем чтобы обеспечить тщательное изучение ими материалов уголовного дела; чтобы при этом учитывались характер, объем и сложность дела, квалификация и опыт работы прокурора. По наиболее сложным делам предлагается при необходимости создавать группы государственных обвинителей (такая возможность предусмотрена ч. 4 ст. 246 УПК РФ).

Как правило, в судебном разбирательстве уголовного дела участвует прокурор уровня, соответствующего суду, который рассматривает дело (в районном суде — прокурор района, в областном — прокурор области и т. п.), либо их заместители, помощники, старшие прокуроры и прокуроры отделов и управлений. Вместе с тем не исключается возможность выступления в
качестве государственного обвинителя как вышестоящего прокурора (скажем, прокурора области, если он сочтет необходимым с учетом важности дела или иных обстоятельств выступить в районном суде), так и нижестоящего (если, например, прокурор края поручит достаточно подготовленному прокурору района поддержать обвинение по делу, которое рассматривается краевым судом с выездом в отдаленный район, где проживает большинство свидетелей). По делам, подсудным суду субъекта Федерации, обвинители назначаются соответствующими прокурорами.    

Особые требования предъявляются к государственным обвинителям, которые должны выступать в суде присяжных. Ими должны назначаться специально подготовленные прокуроры, обладающие, кроме всего прочего, необходимыми навыками ораторского мастерства.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусмотрел особый порядок (без проведения судебного разбирательства) принятия судебного решения по уголовному делу при согласий обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК). Такой порядок применим при наличии ряда предусмотренных законом условий, в том числе согласия государственного обвинителя. Генеральный прокурор РФ предложил прокурорам при даче согласия на особый порядок принятия судебного решения убеждаться в наличии оснований к этому и принимать участие в судебном заседании (в противном случае прокурор будет лишен возможности принести кассационное представление, если судья вынесет незаконный или необоснованный приговор).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАДАЧА 1

 

Квартирно-экплуатационная часть (КЭЧ) военного гарнизона обратилась к прокурору района с ходатайством о выселении в административной порядке рабочего механического завода Ермолаева. Его сестра занимала комнату в доме, принадлежащем КЭЧ гарнизона. После выезда сестры Ермолаев, придя в комнату якобы за оставшимися вещами сестры, самовольно занял жилую площадь.

Прокурор района отказался рассматривать заявление, так как КЭЧ – военная организация и предложил обратиться к прокурору гарнизона. Но последний также не принял заявление, поскольку Ермолаев не является ни военнослужащим, ни работником военной части, и предложил обратиться в суд.

Кто и как вправе решать вопрос о выселении Ермолаева Г.С.?

 

Ответ

Статья 35 ЖК РФ устаналивает   В  случае  прекращения у гражданина права пользования жилым  помещением  по  основаниям,  предусмотренным  настоящим   Кодексом, другими федеральными законами,  договором, или на основании решения суда  данный  гражданин  обязан  освободить  соответствующее  жилое  помещение  (прекратить  пользоваться  им).  Если данный гражданин в срок,   установленный   собственником    соответствующего    жилого помещения,  не  освобождает указанное жилое помещение,  он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.    

Согласно п. 1 действующему Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N2 «О практике применения судами жилищного законодательства (в ред. — Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30.11.90 N 14). Судам следует иметь в виду, что ими разрешаются жилищные споры между наймодателями и нанимателями в домах государственного, Общественного и индивидуального жилищных фондов, между нанимателями и членами их семьи, споры между гражданами и жилищно-строительными кооперативами, связанные с жилищными правоотношениями, и иные жилищные споры, в частности, о выселении лиц, самоуправно занявших жилые помещения в домах жилищно — строительных кооперативов либо в принадлежащих гражданам на праве собственности, а также самовольно вселившихся в нежилые дома и помещения; о выселении из указанных домов, если они грозят обвалом; о выселении из самовольно построенных домов, подлежащих сносу по решению исполкома районного, городского Совета народных депутатов; о предоставлении жилого помещения по требованиям, основанным на гражданско-правовых обязательствах (в связи со сносом дома, проведением капитального ремонта, переоборудованием дома в нежилой и т.п.); о выдаче ордера на жилое помещение, предоставляемое по совместному решению администрации или органа соответствующей общественной организации и профсоюзного комитета с последующим сообщением исполкому местного Совета народных депутатов о предоставлении жилого помещения для заселения, в случае отказа исполкома в выдаче ордера. Судам подведомственны также споры о предоставлении жилого помещения по требованиям граждан, имеющим в соответствии с законодательством Союза ССР, союзных и автономных республик право на внеочередное предоставление жилых помещений, в том числе лиц, которым жилое помещение должно предоставляться в пределах определенного законодательством срока, если этот срок нарушен.

Таким образом, вопрос о выселении Ермолаева Г.С. подлежит решению только в судебном порядке.

 

 

 

 

 

 

 

ЗАДАЧА 2

 

 

16 сентября 2003 г. прокурор при проверке состояния законности содержания осужденных в исправительной колонии общего режима установил, что 12 сентября 2003 г. осужденный Сулименко за организацию азартной игры в карты и неподчинение требованию начальника отряда майора Цеменко приказом заместителя начальника колонии подполковника Федулова помещена штрафной изолятор. Из объяснения Федулова следует, что начальник колонии в это время отсутствовал из-за болезни, и он исполнял его обязанности. Эти сведения подтвердились. Начальник колонии полковник Верховцев действительно с 1 по 15 сентября 2003 г. болел, что подтверждается листом временной нетрудоспособности. Однако им не был издан приказ о временном возложения исполнения своих обязанностей на заместителя начальника колонии подполковника Федулова.

Какое решение должен принять прокурор?

Составьте акт прокурорского реагирования.

 

Ответ

Согласно ст. 22. УИК РФ Генеральный прокурор и подчиненные ему прокуроры осуществляют прокурорский надзор за соблюдением законов администрацией учреждений и органов, исполняющих наказания, осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации».

Водворение осужденных в штрафной изолятор в соответствии с ч. 1 ст. 115 УИК РФ относится к мерам взыскания, применяемые к осужденным к лишению свободы и применяется за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы, к которому в соответствии с ч. 1 ст. 116 УИК РФ относится и неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления.

В соответствии ч. 4 ст. 116 УИК РФ осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания постановлением начальника исправительного учреждения по представлению администрации исправительного учреждения одновременно с наложением взыскания.

В статье 119 УИК РФ перечислены должностные лица исправительных учреждений, применяющие меры поощрения и взыскания к осужденным к лишению свободы.

Правом применения перечисленных в статьях 113 и 115 настоящего Кодекса мер поощрения и взыскания в полном объеме пользуются начальники исправительных учреждений или лица, их замещающие.

Таким образом, на основании ст. 119 УИК РФ в виду отсутствия приказа о временно возложении исполнения обязанностей начальника колонии на заместителя начальника колонии Верховцева, подполковник Федулов не имел права применять меру воздействия в виде водворения в штрафной изолятор осужденного Сулименко.

Прокурор в соответствии со ст. 24 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» должен внести представление об устранении нарушений закона и об отмене приказа о водворении осужденного Сулименко в штрафной изолятор как назначений лицом, необладающим правом издания данного указа.

 

Начальнику исправительной

колонии общего режима полковнику Верховцеву

 

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

об устранении нарушений ст.ст. 113, 115, 119 УИК РФ о наложении взыскания в виде помещения в штрафной изолятор осужденного Сулименко за нарушение режима лицом, не уполномоченным на наложении указанного взыскания

 

16 сентября 2003 г. прокурор при проверке состояния законности содержания осужденных в исправительной колонии общего режима установил, что 12 сентября 2003 г. осужденный Сулименко за организацию азартной игры в карты и неподчинение требованию начальника отряда майора Цеменко приказом заместителя начальника колонии подполковника Федулова помещена штрафной изолятор. Из объяснения Федулова следует, что начальник колонии в это время отсутствовал из-за болезни, и он исполнял его обязанности. Эти сведения подтвердились. Начальник колонии полковник Верховцев действительно с 1 по 15 сентября 2003 г. болел, что подтверждается листом временной нетрудоспособности. Однако им не был издан приказ о временном возложения исполнения своих обязанностей на заместителя начальника колонии подполковника Федулова.

 

Водворение осужденных в штрафной изолятор в соответствии с ч. 1 ст. 115 УИК РФ относится к мерам взыскания, применяемые к осужденным к лишению свободы и применяется за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы, к которому в соответствии с ч. 1 ст. 116 УИК РФ относится и неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления.

В соответствии ч. 4 ст. 116 УИК РФ осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания постановлением начальника исправительного учреждения по представлению администрации исправительного учреждения одновременно с наложением взыскания.

В статье 119 УИК РФ перечислены должностные лица исправительных учреждений, применяющие меры поощрения и взыскания к осужденным к лишению свободы.

Правом применения перечисленных в статьях 113 и 115 настоящего Кодекса мер поощрения и взыскания в полном объеме пользуются начальники исправительных учреждений или лица, их замещающие.

Таким образом, на основании ст. 119 УИК РФ в виду отсутствия приказа о временно возложении исполнения обязанностей начальника колонии на заместителя начальника колонии Верховцева, подполковник Федулов не имел права применять меру воздействия в виде водворения в штрафной изолятор осужденного Сулименко.

 

На основании изложенного и руководствуясь ст. 24 ФЗ «О прокуратуре РФ»

 

ПРЕДЛАГАЮ:

 

  1. Безотлагательно рассмотреть данное представление.
  2. В теение месяца со дня внесения представления принять конкретные меры по устранению допущенных нарушения закона, их приин и условий, им способствующих.
  3. О результатах принятых мер сообщить прокурору.

     

    Прокурор

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

  4. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.01 № 174-ФЗ ( в ред. от 31.10.2002) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1).
  6. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.
  7. Воронцов С.А. Правоохранительные органы Российской Федерации. М., 2004.
  8. Гуценко К.Ф. Правоохранительные органы РФ. Учебник. М., 2004.
  9. Гельдибаев М.Х. Прокурорский надзор. – СПб.: Питер, 2004.
  10. Григорьева Н.В. Прокурорский надзор.–М.: Инфра-М., 2006.
  11. Российский прокурорский надзор / Под ред. А.Я, Сухарева.-М.: НОРМА, 2005.

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.2MB | MySQL:120 | 2,745sec