ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА ПРОКУРАТУРЫ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

<

082414 1605 1 ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА    ПРОКУРАТУРЫ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИСистема органов прокуратуры, закрепленная Федеральным законом от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6], формируется с учетом государственно-федеративного и административного устройства России и представляет собой разветвленную сеть прокуратур, научных и образовательных учреждений, других организаций, которые являются юридическими лицами, организационно взаимосвязанными и взаимообусловленными единством решаемых задач по обеспечению режима законности и правопорядка в стране.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6]организация и порядок деятельности российской прокуратуры, а также полномочия прокуроров определяются Конституцией РФ, данным Федеральным законом и другими федеральными законами, международными договорами Российской Федерации. Конституция России не обозначает полномочия и задачи прокуратуры, поскольку во время ее принятия в 1993 г. не был решен вопрос о том, нужно ли оставлять за российской прокуратурой функции надзора за исполнением законов или по примеру англо-американских государств ограничить ее полномочия лишь поддержанием в суде государственного обвинения. В 1995 г. была принята новая редакция Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6], где прокурорский надзор был сохранен как одно из важнейших направлений деятельности прокуратуры.

В Конституции РФ 1993 г. (ч. 1 ст. 129) [1] российская прокуратура определяется как единая централизованная система, в которой нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим прокурорам и Генеральному прокурору Российской Федерации. Более подробно цели и задачи, а также основные направления деятельности и полномочия этой единой централизованной системы прокуратур Российской Федерации установлены в Федеральном законе от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6]. Вместе с тем, данный Федеральный закон четко не определяет правовой статус прокуроров.

В настоящее время единого мнения по этой проблеме не существует. Более того, в научной литературе место органов прокуратуры Российской Федерации не всегда освещается должным образом. Отчасти это можно объяснить тем, что система разделения властей в современной России де-факто существует только с 1994 г. и до этого периода вопрос о статусе различных государственных органов не стоял, поскольку все они были подотчетны Советам. Поэтому нередко их относят к одной из трех ветвей власти. Предполагается, что «причисление» таких государственных органов, как глава государства, Счетная палата РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, прокуратура РФ и других к одной из «классических» ветвей без соответствующего функционального обоснования недопустимо.

Несмотря на то, что ст. 129 Конституции РФ помещена в главу 7 («Судебная власть») Конституции РФ[1], прокуратура не входит в судебную ветвь государственной власти. Таким образом, современная конституционная модель прокуратуры в принципе, не дает ясного ответа на вопрос как о статусе прокуратуры России, так и о статусе прокуратуры административного округа г. Москвы, месте органов российской прокуратуры в системе разделения властей и их роли в системе сдержек и противовесов между ветвями власти.

В соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ[1] правовое регулирование организации и деятельности прокуратуры Российской Федерации находится в ведении Российской Федерации. Анализ данного положения позволяет сформулировать вывод о том, что если региональное законодательство в ряде случаев регламентирует некоторые вопросы деятельности прокуратуры, считать его элементом обозначенных нормативных источников не совсем обоснованно, так как региональные нормативные акты принимаются лишь в развитие норм федерального законодательства и направлены на его уточнение и конкретизацию.

Прокуратура Российской Федерации представляет собой единую федеральную централизованную систему органов, которые осуществляют от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации, соблюдением законом, действующих на территории Российской Федерации. Место прокуратуры (и ее существование как отдельного органа) в системе государственных органов различается в зависимости от вида правовой системы. Так наличие прокуратуры является классическим для Романо-германской правовой системы, к которой принадлежит Российская Федерация. Рассматривая место прокуратуры в системе государственных органов можно выделить несколько групп государств. Россия, наряду КНР, Вьетнамом, Лаосом и Кубой, относится к группе государств, где прокуратура выделена в самостоятельную систему и подотчетна парламенту или главе государства[17]/

Система органов прокуратуры строится в соответствии с государственно-федеративным и административно-территориальным устройством России. Система прокуратуры закреплена в Федеральном законе от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6]. Она представляет собой разветвленную сеть не только самих прокуратур, но и научных и образовательных учреждений, других организаций, вместе составляющих единую систему. В систему прокуратуры входят Генеральная прокуратура Российской Федерации; прокуратуры субъектов Российской Федерации, приравненные к ним военные и другие специализированные прокуратуры; научные и образовательные учреждения, редакции печатных изданий, являющиеся юридическими лицами; прокуратуры городов и районов; другие территориальные, военные и иные специализированные прокуратуры.

Пункт «л» ст. 72 Конституции РФ[1] относит кадры правоохранительных органов, в том числе, и прокуратуру, к совместному ведению Федерации и ее субъектов. Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6] содержит основные положения статуса прокуратуры в целом и различных составляющих ее звеньев. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в ст. 3 устанавливает положение о том, что: «Организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации и полномочия прокуроров определяются Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, международными договорами Российской Федерации» [6]. Соответственно, четко определяет систему нормативно— правовых актов, регулирующих вопросы организации и деятельности прокуратуры РФ.

Принятие Конституции РФ 1993 г. потребовало внесения существенных изменений в действующий Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6] и, прежде всего, уточнения полномочий, определяющих ее место в системе государственных органов. В соответствии со ст. 129 Конституции РФ [1] прокуратура — единая централизованная система, с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору. Установлено, что структура и полномочия прокуроров относятся к регулированию специальным законом.

Организация и порядок деятельности прокуратуры регулируются также другими федеральными законами, международными договорами Российской Федерации, а также нормативными правовыми актами Генерального прокурора Российской Федерации (ст. 3 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6]).

Процессуальное положение прокурора в уголовном, гражданском, арбитражном процессе, при производстве по делам об административных правонарушениях регламентируется Уголовно-процессуальным, Гражданским процессуальным, Арбитражным процессуальным кодексами РФ и Кодексом РФ об административных правонарушениях. Наиболее подробно регламентировано процессуальное положение прокурора в Уголовно-процессуальном кодексе, в части 1 ст. 37 [3] которого закреплено, что прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. Надзорные полномочия прокурора в соответствующих сферах правоотношений регламентируются Таможенным, Трудовым и другими кодексами РФ.

Нормы, касающиеся прокурорского надзора, содержатся в федеральных законах, определяющих организацию и деятельность правоохранительных органов. По своей сути они соответствуют нормам Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [6], посвященным надзору за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. К их числу следует отнести: Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» (ст. 38-39); Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» (ст. 24); Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 4, 21) и др.

Задачи, полномочия и порядок деятельности прокуроров определяет Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», поскольку данная сфера правоотношений является предметом прокурорского надзора. Исключительная компетенция прокуроров закреплена в таких нормативных правовых актах, как Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органах государственной власти субъектов Российской Федерации», Федеральный закон от 11 января 1995 г. № 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» и др.

Составной частью правовых основ организации и деятельности прокуратуры служат международные договоры Российской Федерации в части, касающейся непосредственно прокуратуры, например, порядка исполнения поручений, оказания правовой помощи. Так, в ряде международных договоров Российской Федерации об оказании правовой помощи и о правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам прокурор либо прямо называется как субъект соответствующих правоотношений, либо разъясняется, что при обозначении различных компетентных органов государства используется собирательный термин «учреждения юстиции». Данный термин нужно понимать в широком смысле, поскольку под такими учреждениями имеются в виду суды, прокуратура, нотариат и иные учреждения.

 

1.2 Полномочия правового статус прокурора

 

Согласно ст. 22 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» [6], прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе:

– по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения органов, указанных в пункте 1 статьи 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» [6], иметь доступ к их документам и материалам, проверять исполнение законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона;

– требовать от руководителей и других должностных лиц указанных органов представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений; выделения специалистов для выяснения возникших вопросов; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций;

– вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов.

Прокурор или его заместитель по основаниям, установленным законом, возбуждает производство об административном правонарушении, требует привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности, предостерегает о недопустимости нарушения закона.

Прокурор или его заместитель в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами, указанными в пункте 1 статьи 21 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» [6]:

– освобождает своим постановлением лиц, незаконно подвергнутых административному задержанию на основании решений несудебных органов;

– опротестовывает противоречащие закону правовые акты, обращается в суд или арбитражный суд с требованием о признании таких актов недействительными;

– вносит представление об устранении нарушений закона.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 ПРАВОВОЙ СТАТУС ПРОКУРОРА ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ СУДАМИ

 

2.1 Правовой статус прокурора в гражданском процессе

 

Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации ориентируют органы прокуратуры на правозащитную деятельность в сфере обеспечения публичных и общественных интересов (неопределенного круга лиц, Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований), а также восстановления нарушенных прав отдельных граждан, которые по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут сами обратиться в суд (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ[3]). Таким образом, впервые на законодательном уровне определены основания обращения прокурора с заявлением в суд общей юрисдикции по субъектному признаку.

Законом предусмотрены две процессуальные формы, в рамках которых прокурор осуществляет возложенные на него полномочия: обращение в суд с исковым заявлением (заявлением) в интересах указанных в ч. 1 ст. 45 ГПК РФ [3] лиц и вступление в процесс для дачи заключения по делам, категория которых прямо определена ГПК РФ[3], а также другими федеральными законами. Одновременно данные формы участия прокурора в гражданском процессе являются законодательно определенными средствами защиты интересов граждан, общества, государства в случае установления прокурором фактов их реального нарушения.

Прокурор, обратившийся в суд с заявлением, выступает как истец и обладает всей полнотой процессуальных прав, указанных в ст. 35 ГПК РФ[3], за исключением права на заключение мирового соглашения и права требования прекращения производства по делу при отказе от иска, предъявленного в интересах конкретного лица. Кроме того, прокурор несет все процессуальные обязанности истца, за исключением обязанности по уплате судебных расходов (ч. 2 ст. 45 ГПК РФ[3]).

Второй формой участия прокурора в гражданском процессе выступает вступление в дело для дачи заключения, которое является исполнением публично-правовой обязанности по государственной оценке разрешаемого судом дела. Категории гражданских дел, по которым прокурор дает заключение, определены исчерпывающим образом. Новеллой ГПК РФ[3] является указание о том, что участие в деле с целью дачи заключения должно быть предусмотрено федеральным законом.

В настоящее время законодатель определил следующие категории дел, рассматриваемых федеральными судами общей юрисдикции с участием прокурора:

1) о восстановлении на работе;

2) о выселении;

3) о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;

4) об оспаривании нормативных правовых актов;

5) о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ;

6) об усыновлении (удочерении) и его отмене;

7) о признании гражданина безвестно отсутствующим и объявлении умершим;

<

8) об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иным доходом;

9) об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным;

10) о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством;

11) о лишении родительских прав и о восстановлении в родительских правах;

12) об ограничении родительских прав.

Федеральным законом «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» предусмотрен порядок рассмотрения гражданских дел по заявлениям о принудительной госпитализации больных заразными формами туберкулеза, неоднократно нарушающих санитарно-противоэпидемический режим, а также умышленно уклоняющихся от обследования в целях выявления туберкулеза или от лечения туберкулеза, с обязательным участием прокурора. Указанные дела подлежат рассмотрению в федеральных судах общей юрисдикции с учетом правил подсудности, установленных статьями 24 – 27 ГПК РФ[3].

На решение и определение федерального суда, принятые по первой инстанции, прокурором, участвующим в деле, может быть принесено кассационное представление по основаниям, установленным ст. 362 ГПК РФ[3].

Прокурор, принесший соответствующее представление, вправе его отозвать.

Прокурор, принесший кассационное представление, вправе выступить в его поддержку в суде кассационной инстанции.

Генеральный прокурор РФ и его заместители, прокуроры субъектов РФ вправе обращаться в суд надзорной инстанции с представлением об отмене или изменении вступивших в законную силу судебных постановлений в течение одного года со дня вступления их в силу. Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в надзорном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В соответствии со ст. 394 ГПК РФ [3] прокурор вправе обратиться с заявлением о пересмотре судебного постановления, вступившего в силу, по вновь открывшимся обстоятельствам.

Использование прокурором всего объема полномочий, предусмотренных ГПК РФ[3], должно служить эффективным правовым средством защиты и восстановления законных интересов граждан, общества и государства.

Практика участия прокуроров в гражданском судопроизводстве в Ростовской области и взаимодействия прокуратуры с судами подтверждает социальную и правовую ценность обеспечения органами прокуратуры защиты и охраны трудовых прав граждан гражданско-процессуальными средствами. Вмешательство прокуратуры на различных стадиях разрешения спора судом позволяет эффективно защитить нарушенные права и свободы и выступает в настоящее время одной из основополагающих юридических гарантий реализации самих субъективных прав.

Прокуратура – исторически сформированный орган универсального правового надзора, который непосредственно вовлечен в сферу разрешения судами дел, вытекающих из административных и иных публичных правоотношений, и тем самым может рассматриваться как функциональная часть административной юстиции России.

На современном этапе наиболее эффективным средством воздействия прокуратуры на процесс нормотворчества и правореализации выступает обращение с заявлением в суд в защиту интересов определенных лиц либо публичного интереса. Данное полномочие предполагает единство выявления противоречащих закону и иным правовым нормам актов представительных и исполнительных органов публичной власти и оспаривания их в суде (как следствие такого выявления).

Особое место прокурора в рамках системы судебного нормоконтроля как функции административной юстиции в России обусловлено тем, что в ходе судебного разбирательства прокурор не обязан, в отличие от иных субъектов процесса, доказывать наличие фактического нарушения чьих-либо прав и свобод, поскольку обращение в суд вызвано защитой публичного, не персонифицированного интереса.

В заключение следует отметить, что прокуратуре отводится одна из ключевых ролей в сфере гражданского процесса, о чем свидетельствуют приведенные процессуальные нормы. Участие прокурора в российском гражданском судопроизводстве может быть признано его качественной характеристикой, составной частью данного института. Эффективность функционирования гражданского судопроизводства в Российской Федерации обусловлена адекватным реагированием прокуратуры на спорные ситуации в динамике публичных правоотношений.

 

2.2 Правовой статус прокурора в арбитражном процессе

 

Согласно положениям ст. 52 АПК РФ 2002 г. [2] прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов в экономической сфере; предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, муниципальными образованиями и юридическими лицами, в уставном капитале которых есть доля участия государства, а также с исками о применении последствий недействительности сделок, совершенных указанными органами.
Правовой статус прокурора в арбитражном процессе имеет свои особенности.

С одной стороны, согласно ст. 40 АПК РФ[2], прокурор, обратившийся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных арбитражным процессуальным законодательством, признается лицом, участвующим в деле. На него распространяются все права и обязанности участвующих в деле лиц:

– право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы;

– право представлять доказательства, ходатайства, свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе арбитражного процесса вопросам, возражать против доводов и соображений других лиц и т. д. (ст. 41 АПК РФ[2]).

Но вместе с тем, являясь должностным лицом правоохранительного органа — прокуратуры РФ, прокурор выполняет возложенную на этот государственный орган функцию надзора за точным и единообразным исполнением действующих на территории РФ законов, используя при этом права лица, участвующего в деле, и возможность принесения представления в порядке надзора на вступившее в законную силу решение и постановление арбитражного суда по делам, указанным в ст. 52 АПК РФ[2].

Таким образом, иск прокурора с использованием правомочий по апелляционному и кассационному обжалованию, а также по принесению надзорного представления является средством прокурорского реагирования на нарушения законности, выявленные в процессе осуществления его надзорной функции. АПК РФ 2002 г. и ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» [6] в общей форме предусматривают право прокурора в соответствии с процессуальным законодательством вступить в дело в любой стадии процесса, если это предусмотрено законом. Заметим, что новым АПК РФ предусмотрена возможность вступления прокурора в дело на любой его стадии, однако лишь по категориям дел, перечисленным в законе.

Закон выделяет две формы участия прокурора в арбитражном судопроизводстве (ст. 52 АПК РФ[2]):

  1. инициирование возбуждения производства по делу путем подачи иска или заявления в защиту прав граждан и организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
  2. вступление в дело, рассматриваемое арбитражным судом, на любой стадии арбитражного процесса с процессуальными правами и обязанностями лица, участвующего в деле, в целях обеспечения законности.

    Участие прокурора в арбитражном процессе рассматривается как действенное средство укрепления законности и предупреждения правонарушений в экономической сфере, защиты государственных интересов, нарушенных или оспариваемых прав участников предпринимательской и иной экономической деятельности.

    Гражданский оборот в современных условиях характеризуется значительной степенью самостоятельности улравомоченных лиц по осуществлению гражданских прав, которые сами должны заботиться об их реализации и об исполнении своих обязанностей. В связи с этим в арбитражном процессе более последовательно реализуется принцип диспозитивности, выражающийся в большей самостоятельности организаций, предприятий, индивидуальных предпринимателей в сфере защиты своих нарушенных прав.

    В этих случаях прокуроры проявляют особую взвешенность при подготовке исков для того, чтобы не подменять инициативу и самостоятельность субъектов хозяйствования.

    АПК РФ [2]исчерпывающим образом определяет круг дел, по которым прокурор вправе участвовать в арбитражном процессе. К ним относятся дела, связанные с:

    — оспариванием нормативных и ненормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации, субъектов РФ, местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

    – признанием недействительными сделок, совершенных органами государственной власти Российской Федерации, субъектов РФ, местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований;

    —    применением последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной органами государственной власти Российской Федерации, субъектов РФ, местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.

    Принимая во внимание, что обращение прокурора в арбитражный суд с иском вытекает из его должностных обязанностей по осуществлению надзора за исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, реализация данного правомочия возможна в случае необходимости защиты государственных интересов.

    При подготовке любого иска в арбитражный суд прокурор выявляет наличие нарушений государственных интересов. Прокурор обращается в суд только в случае нарушения закона, ущемляющего государственные интересы, права и охраняемые законом интересы граждан и юридических лиц, и при невозможности устранить это нарушение другими (неисковыми) средствами.

    К иску прокурора не применяются требования об уплате государственной пошлины.

    Вступивший в арбитражный процесс путем предъявления иска прокурор пользуется всеми правами истца и несет все его обязанности. Он может изменить основания или предмет иска, отказаться от иска. Он обязан обосновывать и доказывать предъявленный иск. Однако истцами по этим делам выступают предприятия, организации, органы государственной власти и местного самоуправления, в интересах которых заявлен иск. Прокурору не являясь в материально-правовом смысле субъектом спора, имеет юридическую заинтересованность, характеризующуюся процессуально-правовыми аспектами и обусловленную возложенной на органы прокуратуры обязанностью по осуществлению надзорных полномочий за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов. В связи с последним обстоятельством, исходя из положений принципов диспозитивности и состязательности, прокурор не может закончить процесс, заключив мировое соглашение по спору, к нему не может быть предъявлен встречный иск.

    Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на значительное сужение полномочий прокурора в арбитражном процессе, вызванное изменениями в экономической сфере и усилением действия принципов состязательности и диспозитивности, прокурор остается должностным лицом, осуществляющим надзорные полномочия посредством реализации предоставленных ему арбитражным процессуальным законом права и обязанности.

     

    2.3 Правовой статус прокурора в уголовном процессе

     

    Главной функцией прокуратуры, предопределившей необходимость ее создания, является надзор за исполнением законов. Она закрепляется в ст. 1 действующего Закона «О прокуратуре Российской Федерации» [6]. В зависимости от сфер правовых отношений, в которых осуществляется деятельность прокуратуры (сферы исполнительно-распорядительной деятельности органов управления, органов предварительного следствия, правосудия, исполнения наказаний и др.), надзорная функция подразделяется на подфункции. Каждая из этих подфункций сохраняет все структурные части функции, наполняя вместе с тем их различным содержанием. Наиболее заметны различия в особенностях предмета надзора, в процедурах его осуществления, объеме и характере полномочий прокуроров и правовых последствий применения соответствующих им правовых средств.

    В сфере рассмотрения дел судами прокурор участвует во всех видах судопроизводства и во всех судебных инстанциях. Законом выделена задача вносить представления на противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов. В этом проявляется специфичность деятельности прокурора в сфере судопроизводства. Следует в этой связи подчеркнуть, что прокуроры надзор за судами не осуществляют. При отправлении правосудия суды независимы и подчиняются только закону, требованиям которого должны соответствовать судебные решения. Это требование характерно и для других сфер деятельности. Прокуроры осуществляют надзор, например, не за должностными лицами органов управления, а за законностью принимаемых ими правовых актов.

    Поэтому одна из сущностных характеристик прокурорского надзора состоит в его деятельности по проверке соблюдения законов, установлении правонарушений, их правовой оценке и в требовании (предложении) к компетентным органам и должностным лицам принять меры к устранению выявленных нарушений. Исключение составляют сферы правовых отношений, в которых в связи с их соответствующей спецификой прокурор полномочен непосредственно восстановить нарушенную законность (отменить незаконное решение следователя и т. п.).

    Всеми названными выше признаками самостоятельной функции обладает осуществляемое прокуратурой уголовное преследование за совершение преступлений. Ее основным содержанием является полномочие прокурора возбудить уголовное дело о любом преступлении, поручить производство расследования соответствующему следователю, органу дознания либо, независимо от подследственности, в установленном порядке принять расследование по делу о любом преступлении к своему производству, поручить расследование любого дела следователю прокуратуры.

    Уголовное  преследование — важнейшая процессуальная функция  (направление деятельности), включающая в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного  дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором  и направление уголовного  дела в суд, а в суде уголовное  преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного или кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс  на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

    Все полномочия прокурора в уголовном процессе направлены на достижение единственной цели — обеспечить законность предварительного расследования, т.е. законность раскрытия преступления, собирания доказательств виновности подозреваемого, обвиняемого. Обеспечивая соблюдение законов в стадии предварительного расследования, прокурор создает условия, необходимые для рассмотрения уголовного дела судом, для постановления судом законного и обоснованного обвинительного приговора. Надзор за соблюдением законов органами следствие и дознания, за соблюдением в ходе расследования прав и свобод участников уголовного процесса — не самоцель, а эффективное средство достижения задач уголовного судопроизводства. Отрицать это — значит, отрицать очевидное.

    Основной обязанностью прокурора в уголовном судопроизводстве является осуществление уголовного преследования, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК[4]). В этой связи прокурор рассматривается законодателем как участник процесса со стороны обвинения.

    Задачи прокурорского надзора в досудебных стадиях уголовного процесса и участие прокурора в рассмотрении судом уголовных дел регламентированы Законом о прокуратуре и УПК[4]. Прокурор является должностным лицом, действующим на всех стадиях уголовного процесса. При этом его функции и полномочия в различных стадиях процесса неодинаковы.

    Самыми широкими полномочиями прокурор наделен в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, когда он осуществляет надзор за исполнением законов органами, осуществляющими выявление и расследование преступлений, а именно, выполняющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Его полномочия в досудебных стадиях носят властно-распорядительный характер, чем существенно отличаются от полномочий прокурора в судебных стадиях процесса.

    Осуществление прокурором надзора за деятельностью органов предварительного расследования есть деятельность, осуществляемая в рамках функции обвинения. Прокурор, как лицо ответственное за обоснованность обвинения,     заинтересован    в    том,    чтобы    органы,    осуществляющие предварительное расследование,  не допускали  нарушений  закона.  Любое допущенное  при производстве  следственных действий  нарушение  влечет признание    полученных    сведений    не    имеющими    доказательственного значения. 

    В судебных стадиях процессуальное положение прокурора имеет совершенно иное содержание. Участвуя в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя — стороны, поддерживающей обвинение от имени государства, либо в качестве должностного лица, уполномоченного принимать меры к устранению нарушений закона.

    Прокурорский надзор за исполнением законов органами дознания и органами предварительного следствия был закреплен в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» как одно из основных направлений надзорной деятельности прокуратуры. Вместе с тем в ст. 37 УПК РФ[4] определено, что прокурор является должностным лицом, осуществляющим от имени государства уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. Представляется, что надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия также является надзором за исполнением законов этими органами, так как вся процессуальная деятельность осуществляется исключительно на основе закона.

    Наряду с осуществлением уголовного преследования такой надзор является одной из основных процессуальных функций прокурора в досудебном производстве по уголовным делам.

    Прокурор обязан обеспечивать постоянный надзор за процессуальной деятельностью всех органов дознания и предварительного следствия независимо от их ведомственной подчиненности. Для этого уголовно-процессуальный закон наделил прокурора властно-распорядительными полномочиями, в том числе рядом полномочий, принадлежащих только прокурору (например, отмена незаконных и необоснованных постановлений следователя и дознавателя, утверждение обвинительного заключения и направление уголовного дела в суд, возвращение уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия).

    С учетом особой роли прокурора в досудебном производстве предметом прокурорского надзора является законность всей процессуальной деятельности дознавателей и следователей при расследовании преступлений. Это положение конкретизировано в ст. 29 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» [5]. В этой статье Закона определено, что предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами дознания и органами предварительного следствия.

    При этом понятие «соблюдение установленного порядка проведения расследования» означает, что в предмет прокурорского надзора без всяких ограничений входит законность производства всех процессуальных действий следователя, дознавателя и органа дознания, а понятие «законность решений, принимаемых органами дознания и органами предварительного следствия» включает в себя исполнение требований закона при принятии органами дознания и органами предварительного следствия абсолютно всех процессуальных решений вне зависимости от того, требуется ли в данном случае получение судебного решения, согласия прокурора и возможно ли обжалование принятого решения в суд

    Выделим «ключевые» моменты досудебного производства по уголовным делам, где предметом прокурорского надзора будет законность важнейших действий и процессуальных решений следователя, дознавателя и органа дознания. К ним могут быть отнесены:

    – законность разрешения заявлений и сообщений о преступлениях, постановлений о возбуждении и отказе в возбуждении уголовных дел;

    – законность задержания подозреваемого;

    – законность привлечения лица в качестве обвиняемого;

    – возбуждение ходатайств перед судом о применении к подозреваемому и обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста и о продлении срока содержания под стражей; о применении иных мер процессуального принуждения; о производстве следственных действий в случаях, предусмотренных законом;

    – обеспечение прав и законных интересов участников уголовного процесса, в том числе потерпевших от преступления;

    – исполнение требований закона об установлении всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу;

    – законность принятия решения при окончании предварительного следствия

    При определении полномочий прокурора по осуществлению надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия следует иметь в виду, что ст. 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» так же, как и применительно к прокурорскому надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, не содержит перечня полномочий, хотя и озаглавлена «Полномочия прокурора». В этой статье Закона указывается, что полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами дознания и органами предварительного следствия определяются уголовно-процессуальным законодательством РФ и другими федеральными законами. В УПК РФ полномочиям прокурора в досудебном производстве посвящен целый ряд статей, среди которых в первую очередь следует назвать ст. 37, а также ст. 7, 10, 11, 16, 17, 19,20,21,25,26,28,38,41,67,87,88, 91, 94, 96, 97, 106, 108-111, 114, 115, 118, 124, 134-136, 144-149, 150-157, 161, 162, 163, 165, 172, 211, 212-214, 221, 222, 226[4]. К другим федеральным законам, содержащим нормы об осуществлении прокурором надзора за исполнением законов органами дознания и органами предварительного следствия, можно отнести, например, Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», также законы «О милиции», «О федеральных органах налоговой полиции», «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации», Таможенный кодекс РФ. Однако необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 7 УПК РФ при производстве по уголовным делам не могут применяться федеральные законы, противоречащие УПК РФ[4].

    Полномочия и функции прокурора, содержащиеся в УПК РФ[4], можно традиционно разделить на три группы: полномочия, направленные на выявление нарушений закона; полномочия, направленные на устранение нарушений закона; полномочия, направленные на предупреждение нарушений закона. Характерной их чертой является то, что все они носят ярко выраженный властно-распорядительный характер. Полномочия и функции прокурора в досудебном производстве в соответствии с ч. 6 ст. 37 УПК РФ [4]— это полномочия прокуроров городов и районов, их заместителей, приравненных к ним прокуроров и вышестоящих прокуроров. Такие полномочия в одинаковой степени распространяются на все органы дознания и органы предварительного следствия независимо от ведомственной подчиненности.

    К полномочиям и функциям, направленным на выявление нарушений закона, относятся:

    – право (и обязанность) прокурора проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК[4]);

    – право участвовать в производстве предварительного расследования и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные действия;

    – право (и обязанность) прокурора рассматривать жалобы на действия и решения следователя, дознавателя (ст. 124 УПК[4]).

    Значительный объем полномочий и функций предоставлен прокурору в целях устранения нарушений закона. Это такие функции и полномочия, как:

    – право отменять незаконные и необоснованные постановления нижестоящего прокурора, следователя, дознавателя (п. 10 ч. 2 ст. 37 УПК[4]);

    – право давать письменные указания органам дознания и предварительного следствия (ч. 3 ст. 37 УПК[4]);

    – право возвращать уголовные дела для дополнительного расследования (п. 15 ч. 2 ст. 37 и п. 2 ч. 1 ст. 226 УПК[4]);

    – право отстранять дознавателя или следователя от дальнейшего производства расследования, если ими допущено нарушение требований Уголовно-процессуального кодекса при производстве предварительного расследования (п. 7 ч. 2 ст. 37 УПК[4]);

    – право выносить постановления, в том числе о возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела (п. 2, 16 ч. 2 ст. 37 УПК РФ[4]).

    Прокурорский надзор за исполнением законов на досудебных стадиях уголовного процесса должен носить упреждающий характер, с тем чтобы не только своевременно устранялись, но и как можно реже допускались нарушения уголовно-процессуального закона, особенно связанные с нарушениями конституционных прав личности. В связи с этим абсолютное большинство полномочий, предоставляемых прокурору при осуществлении надзора за исполнением законов органами дознания и органами предварительного следствия, должно использоваться не только для выявления либо устранения, но и для предупреждения нарушений закона.

    Специально в целях предупреждения нарушений закона установлены такие полномочия прокурора, как:

    – право прокурора давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела (п. 4 ч. 2 ст. 37 и ст. 146 УПК РФ[4]);

    – давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение
    перед судом ходатайств об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ[4]);

    –разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, следователю, дознавателю, а также их самоотводы (п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ[4]).

    В то же время в уголовно-процессуальной деятельности не используются полномочия, специально предусмотренные Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» [6] для предупреждения нарушений закона, которые применяются при осуществлении надзора за исполнением законов (например, предостережение). Несмотря на это, УПК РФ [4]прокурору немало возможностей для предупреждения нарушений закона

    Основным способом предупреждения нарушений закона следователями и дознавателями является сплошная проверка уголовных дел, находящихся в их производстве, которая должна производиться в следственном подразделении или в органе дознания. Речь идет о проведении регулярных прокурорских проверок материалов уголовных дел не тогда, когда по этим делам продляются сроки расследования или когда они поступают к прокурору с обвинительным заключением, а в процессе расследования.

    Необходимо отметить, что целый ряд функций и полномочий прокурора принадлежит ему как должностному лицу, осуществляющему от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства. К ним относятся полномочия:

    – возбуждать уголовное дело и в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК[4]);

    – изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного следователя другому с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК[4]), давать письменные указания о производстве дознания по уголовным делам о преступлениях небольшой или средней тяжести (п. 2 ч. 3 ст. 150 УПК[4]), передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому с соблюдением правил подследственности, предусмотренных ст. 151 УПК[4], с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК[4]);

    – поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК[4]);

    – продлевать срок предварительного расследования (п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ[4]);

    – утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд (п. 14 ч. 2 ст. 37 УПК РФ[4]).

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Правовой статус прокурора – это совокупность прав, обязанностей, гарантированных государством, а также ответственность по прокурорской деятельности. Статус прокурора соответствует статусу гражданина, но имеются некоторые ограничения. Прокурор обязан (ст. 1 ФЗ «О прокуратуре РФ»): осуществлять надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, органами исполнительной, представительной (законодательной) власти, органами местного самоуправления, органами военного управления, руководителями организаций, надзор за соблюдением этими организациями прав и свобод человека и гражданина; надзор за и сполнением законов органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, судебными приставами; надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принуди-
    тельного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу; осуществлять уголовное преследование;  координировать деятельность правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

    Статус прокурора при участии в судебной судопроизводстве также определяется отраслевыми кодексами, то есть Арбитражно-процессуальным кодексом, Гражданско-процессуальным и Уголовно-процессуальным Кодексами Российской Федерации.

     

     

     

    1.         Коптевский В.Д. Прокуратура в системе органов государственной власти Российской Федерации: Теоретический аспект. — Пенза: Изд-во АНО«Федеральная Пенза», 2007. — 8,0 пл.

    Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, рекомендуемых перечнем ВАК России:

    2.   Кошлевский В.Д. Прокуратура в механизме государства // Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2007. № 1. — 0,3 пл.

    3.   Кошлевский В.Д. Законодательство РФ о статусе прокуратуры в механизме государства. Материалы кругло стола, посвященные 50-летию всероссийского научно-теоретического журнала «Известия высших учебных заведений. Правоведение» г. Саратов 25 мая 2007 г. «Право и законодательство: история, теория, практика // Правоведение. 2007. № 5. — 0,1 пл.

    Научные статьи, опубликованные в иных журналах:

    4.   Кошлевский В.Д. Контрольно-надзорная деятельность государства как средство реализации Конституции РФ// Конституция Российской Федерации и современное законодательство: проблемы реализации и тенденции развития (К 10-летию Конституции России): Международная научно-практическая конференция (1-3 октября 2003 г.). В 3 ч./ Под ред. А.И. Демидова, В.Т. Кабышева. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО СГАП, 2003. Ч. 1. — 0,2 пл.

    5.   Кошлевский В.Д. К вопросу о понятии и структуре механизма государства // Право. Законодательство. Личность. Очерки. Вып. 1/ Под ред. О.Ю. Рыбакова. — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. — 1/0,5 пл. (в соавторстве).

    6.   Кошлевский В.Д. Прокуратура — орган государственной власти (теоретико-правовой аспект) // Право. Законодательство. Личность. Очерки. Вып. 2/ Под ред. О.Ю. Рыбакова. — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2007. — 0,5 пл.

    22

    7.  Кошлевский В.Д. Прокурорский надзор: действенность равна взаимодействию // Федеральная Пенза. Пенза: Изд. АНО «Федеральная Пенза», 2002. № 2. — 0,2 пл.

    8.  Кошлевский В. Д. Прокурор против бездействия власти // Федеральная Пенза. Пенза: Изд. АНО «Федеральная Пенза», 2005. № 6. — 0,2 пл.

    9.  Кошлевский ВД. Тенденции роста преступности в Пензенской области // Современные подходы к изучению факторов, детерминирующих преступность и проблемы практики в осуществлении предупредительно-профилактической работы в условиях Пензенской области. Материалы научно-практической конференции. Пенза. Изд. АНО «Федеральная Пенза», 2004. — 0,4 пл.

     

    082414 1605 2 ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА    ПРОКУРАТУРЫ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

    082414 1605 3 ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА    ПРОКУРАТУРЫ В СИСТЕМЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00160 sec

WordPress: 22.65MB | MySQL:123 | 1,664sec