Приобретение права собственности по давности (usucapio)

<

010515 1634 1 Приобретение права собственности по давности (usucapio) Приобретательская давность (usucapio) – первоначальный способ приобретения права собственности, сводящийся к признанию собственником лица, фактически провладевшего вещью в течение установленного законом срока и при наличии определенных условий. По Законам XII таблиц срок приобретательской давности был установлен в 2 года, а для остальных вещей – лишь в год. Единственным дополнительным условием приобретения права собственности по давности владения было то, что приобретаемая так вещь не должна являться краденой. Ко времени Юстиниана закрепились такие условия приобретения права собственности по давности владения: 1. Необходимо фактическое владение приобретаемой вещью. 2. Это владение должно быть добросовестным. 3. Владение должно иметь законное основание. 4. Давностный законный срок в отношении движимых вещей – 3 года, для недвижимости 10 лет (если приобретающий по давности и то лицо, которому в связи с давностным владением угрожает утрата права, живут в одной провинции) и 20 лет (если указанные лица живут в разных провинциях). 5. Способность вещи к приобретению по давности, нельзя было приобретать по давности (как и другими способами), в частности, вещи краденые и изъятые из гражданского оборота.

Чтобы собственность на какие-либо вещи надолго или навсегда не оставалась неизвестной», в римском праве была введена приобретательная давность (usucapio), как способ приобретения квиритской собственности лицом, владеющим вещью, но не являющимся ее собственником, если он выполнял определенные условия, предусмотренные правом.

Условия приобретения собственности путем «постоянного владения в течение одного или двух лет были следующими: для движимого имущества — один год, для недвижимого — два года», и определялись как приобретательная давность в источниках римского права.

В древнее время римские граждане могли приобретать собственность путем приобретательной давности, если были лицами sui juris и непрерывно (sine interruptione) владели движимым предметом один год, а недвижимым — два года. Приобретательная давность не распространялась на украденные предметы, на предметы, отнятые силой, на res mancipi женщины под опекой агнатов, если они были отчуждены без согласия, агнатов, и на участки с погребениями.

Такая неопределенность и широта древнего права в установлении приобретательной давности была естественна для времени, когда частная собственность лишь начала создаваться. В древнейшее время сам факт бесспорного владения и экономического использования какой-либо вещи имел решающее значение.

В то же время собственники, экономически не использующие собственные предметы, не имели особых причин заботиться о праве собственности на них, так как оно им не было нужно. Иначе было в классическое время, когда хозяйственная эксплуатация имущества могла организовываться с участием рабочих рук вне рамок семьи (рабы). Поэтому в классическое время условия установления правомерной приобретательной давности были усложнены. Такими условиями стали: res habillis, titulus, fides, possessio, tempus.

По предписаниям римского права предметом приобретательной давности (res habilis или res apta) могли быть все вещи, подлежащие частному приобретению, если не имелись в виду вещи, на которые приобретательная давность не распространялась еще по Законам XII таблиц. Кроме того, приобретательная давность не распространялась на вещи, полученные в precarium, на провинциальную землю, на подарки провинциальным магистратам. По толкованию римских юристов все вещи, особенно украденные, как и полученные в precarium (res clam, vi или precario possessae) не могли быть предметом приобретательной давности, пока не возвращались повторно к владельцу.

Justus titulus (justa causa) — второе условие, необходимое для установления правомерной приобретательной давности. Justus titulus, или правомерным основанием, были все передаточные акты, предшествующие приобретению собственности, на которые приобретатель предмета мог ссылаться, как на причину, по которой определенный предмет считался его собственностью, но которые и после приобретения предмета не приводили к установлению права собственности, так как имели какой-нибудь недостаток. Этот недостаток мог содержаться или в субъекте, или в обороте, или в материале, или в способе приобретения. Основными причинами, служащими основанием (Justus titulus), были pro emptore, prodonatio, pro derelicto, pro date, pro legato, pro suo и просто убеждение, что предмет все-таки принадлежит собственнику.

Для правомерной приобретательной давности требовались и bona fides узукапиента. Считалось, что приобретатель собственности на вещь имел bona fides всегда, когда при установлении владения не был извещен о том, что основание, по которому он получил предмет, и способ, по которому это произошло, содержали недостатки, из-за которых он не мог стать собственником вещи. Bona fides требовалась лишь во время установления владения. Если узу-капиент, или приобретатель предмета, узнавал о недостатках, препятствующих ему считаться собственником, эти сведения лишали его права правомерной приобретательной давности.

Вопреки этому общему правилу, только в трех случаях приобретательная давность признавалась и без существования bona fides в момент установления владения: 1) usucapio pro hedere допускалось для каждого гражданина, не являющегося наследником; 2) usureceptio fiduciae допускалось для фидуциента на вещи, переданные фидуциару, не желающему их возвращать, и 3) usureceptio ex prediatura допускалась для гражданина, чья земля была продана на публичной лицитации (торгах), если она и далее оставалась в его владении.

Для правомерной приобретательной давности требовалось и владение вещью (possessio). Должны были выполняться два условия такого владения: оно должно было быть материальным и соответствовать воле владельца. Иными словами, для приобретательной давности требовалась так называемая possessio civilis или possessio ad interdicta (possessio usucapionem).

Наконец, для приобретательной давности требовалось владение вещью на протяжении предписанного законом времени: один год для движимых и два года для недвижимых вещей. Приобретатель вещи должен был предписанное время открыто и публично владеть предметом, т. е. относиться к предмету как собственник. Давность не приводила к установлению собственности, если до истечения срока собственник вещи отменял эту давность. Отмена осуществлялась символическими действиями: разламыванием ветки дерева, наступлением на землю, посещением дома и т. д.

<

Интересно, что выдвижения rei vindicatio не было достаточно для отмены давности. Отмена давности осуществлялась только решением суда. Если давность была отменена, а приобретатель еще владел вещью, новый срок давности начинался с момента отмены. Время срока давности переносилось на универсальных сукцессоров (accessio temporis) еще по Законам XII таблиц, а на сингулярных сукцессоров только со времен классического права.

Только лица (узукапиенты), исполнившие все предписанные условия, могли получить собственность путем приобретательной давности, т. е. по истечении последнего дня срока установленной давности. С этого дня они обретали квиритскую собственность на предмет и в случае иска rei vindicatio не должны были доказывать и право своих предшественников (probatio diabolica). В связи с тем, что условия правомерной приобретательной давности были очень тяжелыми, приобретение собственности путем приобретательной давности было редким: nоn facile procedit ut bonae fide possessari usucapio completat, кроме случаев присоединения res mancipi путем традиции (бонитарная собственность).

 

2.Новация (novatio)

 

 

Новация (обновление) — это прекращение обязательства, посредством замены его новым обязательствам. Гай в следующих выражениях описывает эту юридическую конструкцию (Кн.3, 176): «Кроме того обязательство погашается обновлением, если я, например, стимулирую, чтобы то, что ты мне должен, было дано Тицием. Ибо со вступлением нового лица возникает новое обязательство, а первое, перенесенное в последующее, прекращается…»

Новация имеет место всякий раз, когда вносится что-то новое в прежнее обязательство: меняется должник или кредитор (что обозначалось термином делегация), вводится условие или срок, либо имевшиеся условие или срок отменяются; изменяется предмет предоставления (вместо платежа за купленную вещь предусматривается оказание услуги) и пр.
Для действительности новации необходимо наличие намерения сторон новировать обязательство (animus novandi). При этом наличие такого намерения не презюмируется (не предполагается исходя из обстоятельств дела): оно должно быть ясно выражено в соглашении сторон о новации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3.Наследование по закону(ab intestate)

 

 

Наследование по закону наступает в тех случаях» когда после умершего лица не осталось завещания, признаваемого действительным, или когда наследник по завещанию по той или иной причине не вступил в наследство.

К наследованию по закону, в особенности, относятся приведенные выше указания относительно исторического развития наследственного права.
Древнейшая известная нам римская система наследования по закону,
относящаяся к эпохе законов XII таблиц, исходит из семейной общности
имущества и агнатского родства. В соответствии с этим законы XII таблиц
признают первоочередными наследниками ab intestate непосредственно
подвластных наследодателя (детей, внуков от ранее умерших детей и т. п., но
при условии, если эти лица к моменту открытия наследства не вышли из-под
власти домовладыки). Эти наследники называются «своими» (heredes sui), и
вместе с тем, «необходимыми» (necessarii), в том смысле, что они признаются наследниками независимо от выражения их воли на то. Если после наследодателя не оставалось «своих наследников», к наследству призывался ближайший по степени агнатский родственник (agnatus proximus). Если ближайший агнат не принимал наследства, то оно не переходило ни к следующему по степени родства, ни к кому другому, а становилось выморочным — принцип однократности призвания к аследству. Это выражалось афоризмом: «в наследовании по закону (т. е. по закону XII таблиц) не допускается successio, преемство», между наследниками разных степеней или категорий. Только в том случае, если после наследодателя и агнатов не осталось, к наследству призывалась третья группа наследников — gentiles, члены одного с ним рода.

По мере развития экономики, а на ее базе — и всех вообще сторон
общественной жизни, патриархальная семья стала разлагаться, и на смену
семейной собственности стала складываться индивидуальная частная
собственность. В связи с этим, система наследования, построенная на
принципе агнатского родства, утратила свое основание. «Живой голос народа» — преторский эдикт уловил новые требования жизни и, не производя радикальной реформы, придал все-таки известное значение родству по крови (когнат скому), которое в изменившихся условиях стало важнее агнатского. Именно претор давал bonorum possessio соблюдая следующую очередность. На первом месте он поставил детей (liberi); эта категория отличалась от древних sui heredes тем, что в состав liberi входят также эманципированные дети (претор применил тут нередко применявшийся им прием фикции, допустив предположение, что эманципация не повлекла за собой capitis deminutio minima. Претор учитывал при этом, что эманципированные дети со времени эманципации работали так сказать на себя: в их пользу шли и всякие приобретения по сделкам. Напротив, дети, оставшиеся под властью домовладыки, приобретали все для него, так что известная доля наследства представляла собой результат их деятельности. Поэтому претор, давая bonorum possessio одинаково всем детям — как подвластным, так и эманципированным — установил требование, чтобы эманципированные дети при разделе наследства
присоединяли к нему и то имущество, которое они приобрели после эманципации (так называемое collatio bonorum).

Вторую (по очереди) группу наследников составляют в преторском эдикте legitimi, т. е. лица, которые имели право наследования по законам XII
таблиц, другими словами, агнатские родственники. В третью очередь
преторский эдикт призывает cognati, кровных родственников (до 6-й степени
включительно), в порядке близости по степени. Наконец, на четвертом месте
претор дает наследство по закону пережившему супругу, vir aut uxor (муж или жена).

Помимо включения в круг законных наследников кровных родственников и пережившего супруга, претор провел еще одно новшество: он установил так называемую successio ordinum et graduum, преемство между наследниками разных классов и степеней, т. е. если призываемое к наследству лицо не принимает наследства, наследство теперь не становится выморочным, а открывается следующему по очереди кандидату.

Императорское законодательство обеспечило окончательную победу за
преторскими принципами наследования, как более отвечавшими потребностям жизни. Сначала, (еще в эпоху принципата), введены были частичные дополнения: за матерью признали предпочтительное перед агнатами право наследования после детей, и обратно, дети получили такое же право наследования после матери.

Наследование ab intestate по новеллам Юстиниана Коренным образом порядок наследования ab intestate был реформирован в
новеллах Юстиниана 118 и 127. По этим новеллам первый класс наследников ab Intestato составляют нисходящие (сыновья, дочери, внуки, внучки и т. д.). Нисходящий более близкой степени исключает от наследования нисходящих более отдаленных степеней, например, если имеются дети, то не призываются к наследству внуки и т. д. Однако нисходящий родственник более отдаленной степени призывается к наследству наряду с более близкими нисходящими наследодателя, если то лицо, через которое такой более отдаленный нисходящий происходит от наследодателя, умерло до открытия наследства. Например, в момент смерти наследодателя оказались в живых из числа его нисходящих дети и внуки от ранее умершего сына или дочери. В этом случае эти внуки имеют право получить ту долю, которая досталась бы их умершему отцу или матери, если бы те пережили наследодателя.

Такое участие в наследовании называется наследованием по праву
представления (внуки в этом случае как бы представляют собой своего
умершего отца или мать).

Наследование по праву представления не следует смешивать с так
называемой наследственной трансмиссии. Наследники по праву представления являются наследниками не своего отца или матери (не переживших открытия наследства), а самого наследодателя (в приведенном примере — деда).

При наследственной трансмиссии наследник пережил смерть наследодателя, так что наследство открылось ему; но наследник умирает, не успев приобрести наследства, и возникшее в его лице право приобрести наследство само переходит по наследству к его наследникам. Таким образом, если и в этом случае взять для примера тех же родственников, и предположить, что в момент смерти деда его сын (отец внуков) был жив, но до вступления в наследство умер, к его детям переходит право принять наследство, оставшееся после деда, но эти дети считаются в этом случае наследниками не деда, а отца.

Римское право начало свое развитие с полного отрицания наследственнойтрансмиссии: право, возникающее у наследника в момент открытия наследства, есть строго личное, как бы особый вид его правоспособности; переходить по наследству «право принять наследство» не может. А в конечной стадии развития римского права проводится, под влиянием выступившей вперед имущественно- правовой стороны наследования и ослабления мистического представления о воплощении в наследстве личности наследодателя, иной принцип. Именно, если лицо, которому открылось наследство (по завещанию или по закону безразлично), умерло, не успев приобрести наследства, право приобрести открывшееся наследство переходит к его собственным наследникам, с ограничением, однако, сроком принятия (в течение года со дня извещения первоначального наследника об открытии ему наследства). Между нисходящими одной и той же степени родства наследство делится поровну.

Поскольку в праве Юстиниана подвластные дети по общему правилу
приобретали имущество для себя, установленная претором collatio bonorum
утратила смысл. На смену ей введена collatio в другом значении: нисходящие, получившие от наследодателя приданое или предбрачный дар, должны присчитывать это имущество к наследству (в целях уравнения долей).

Второй класс наследников по новеллам Юстиниана составляют восходящие родственники (отец, мать, дед, бабка и т. д.), а также полнородные братья и сестры (и дети ранее умерших братьев и сестер). При наличии восходящих ближайшей степени более отдаленный восходящий родственник не призывается к наследству (например, если есть кто-либо из родителей, дед или бабка не призываются). Если наследуют одни восходящие, наследство делится по линиям(отца и матери). Это имеет значение, если к наследству призываются не родители, а деды и бабки; например, после наследодателя остались дед по отцу, дед и бабка по матери; эти три лица получают наследство не поровну: половина пойдет по отцовской линии и достанется деду по отцу, другая половина пойдет по материнской линии и там будет поделена между дедом и бабкой по одной четверти. Если призываются к наследству одновременно восходящие родственники и братья и сестры, наследство делится между всеми ими поровну (in capita, поголовно).

Третью очередь законных наследников составляют по новеллам неполнородные братья и сестры (и дети умерших ранее — неполнородных братьев и сестер, наследующие по праву представления). В четвертой очереди призываются все остальным боковые кровные родственники (без ограничения степеней) причем ближайшая степень исключает дальнейшую.

В этом списке наследников не назван переживший супруг (муж или жена). Он призывается к наследованию на последнем месте, если не вступит в наследство ни один из перечисленных наследников. Зато за «бедной вдовой», т. е. не имеющей собственного имущества или приданого, позволяющего жить соответственно общественному положению женщины, признано право так называемого необходимого наследования, или право на обязательную долю в размере одной четверти наследства (впрочем, если наследуют дети в числе более трех, вдова получает равную с ними долю). Этой доли муж не может лишить жену даже своим завещанием.

Установленное преторским эдиктом преемство между разрядами наследников (successio ordinum) и степенями (successio graduum) в указанном выше смысле сохранено и в праве Юстиниана. Наряду с этим существовало гак называемое право приращения долей (ius accrescendi); если призвано к
наследству несколько лиц одной и той же степени родства (например, три
сына) и один из призванных не приобретает своей доли в наследстве, она
прирастала к долям других одновременно призванных наследников (в
приведенном примере при отказе от наследства одного из сыновей, два других сына получат по половине).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Бойко А.И. Римское право. М., 2009.
  2. Дождев Д.В. Римское частное право. М., 2010.
  3. Ковнарева Н.Р. Римское наследственное право. М., 2008.
  4. Новицкий И.П. Римское право. М., 2008.
  5. Черниловский З.М. Римское частное право. М., 2009.
  6. Яровая М.В. Римское частное право. М., 2007.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.92MB/0.00051 sec

WordPress: 21.89MB | MySQL:116 | 1,812sec