Решите задачу, руководствуясь нормами Институций Гая и Дигест Юстиниана

<

010515 1632 1 Решите задачу, руководствуясь нормами Институций Гая и   Дигест Юстиниана После 12 лет супружеской жизни Люций и Ливия решили развестись по обоюдному согласию. До брака Ливия имела в собственности участок размером 12 югеров и отец Ливии передал Люцию в качестве приданного 1000 сестерциев. Люцию принадлежала усадьба и ремесленная мастерская. За время совместной жизни они приобрели виноградник размером 10 югеров, домашнюю утварь и повозку для торжественных выездов, при этом Люций заявил при покупке виноградника, что дарит его весь Ливии.

Как должен быть решен вопрос о разделе детей и имущества, если известно, что брак был заключен по форме sine manu, супруги имели 4-х детей?

 

Решение

В браке (лат.) sine manu — «без руки», при которой жена не находилась под властью мужа (лат. sine in manum conventione) и оставалась во власти отца или опекуна.

Согласно ст. 75 Титула III книги XXIII Дигестов «О праве, касающемся приданого». «хотя приданое находится в имуществе, оно принадлежит жене».

Дарения согласно Дигестов между мужем и женой не могло быть.

Согласно ст. 1. «Ульпиан» Титула I книги XXIV Дигестов «О дарениях между мужем и женой» «в силу обычая у нас принято, что дарения между мужем и женой не имеют силы. Принято же для того, чтобы в силу взаимной любви (супруги) не отнимали путем дарений (имущества) друг у друга, не соблюдая меры и (действия) с легкомысленной расточительностью в отношении себя»

А вот приданное должно быть возвращено жене, об этом говорится в ст. 2 Титула III книги XXIV Дигестов «после прекращения брака приданное должно быть уплачено жене…».

В браке sine manu мать в древнейшем праве не связана с детьми. Она не член семьи отца своих детей, она- агнатка своей старой семьи, в которой она наследует и члены которой наследуют после нее и осуществляют над ней опеку.

Таким образом, в результате развода, дети остаются с отцом, отцу Ливии возвращается приданое

А виноградник, домашняя утварь и повозка являются общей собственностью и принадлежат мужу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.Дайте определения: колоны, суперфиций, выморочное и лежачее наследство, договор товарищества, сингулярная сукцессия.

 

Колоны – в Древнем Риме категория землевладельцев — мелких арендаторов; Крестьяне-колоны, возделывавшие земли крупных римских землевладельцев, сохраняли личную свободу.

Суперфиций (от лат. superficio — наземная часть строения) — в римском частном праве наследственное и отчуждаемое право пользования в течение длительного срока строением, возведенным на чужой земле.

Выморочное наследство – если наследство не принято ни одним наследником, как по завещанию, так и по закону (потому ли, что наследников не осталось или они не пожелали принять наследство), наследство становилось выморочным. В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начиная со времени принципата, выморочное имущество передавалось государству; в период абсолютной монархии из этого порядка было установлено то исключение, что за муниципальным сенатом, церковью, монастырем и т.д. было признано преимущественное право на получение выморочного наследства после лиц, принадлежавших к этим организациям.

Лежачее наследство: 1) В момент смерти наследодателя происходит открытие наследства. К открытию наследства приурочивается определение лиц, призываемых к наследству. Но призываемые лица еще не приобретают права на само наследственное имущество, пока не вступят в наследство. За время между открытием наследства и его принятием наследственное имущество не принадлежит никакому определенному лицу; это — hereditas ia-cens, «лежачее» наследство, как бы ожидающее своего субъекта. 2) В древнейшем римском праве правовое положение «лежачего» наследства понималось очень примитивно: непринятое наследственное имущество рассматривалось как бесхозное (res nullius), и хотя к нему не применялось правило о захвате бесхозных вещей, но все же любое лицо, захватив вещи из «лежачего» наследства и провладев ими год, становилось собственником, несмотря на то, что условий для приобретения права собственности по давности здесь не было.

В классическом праве «лежачее» наследство перестали считать бесхозяйным имуществом. До принятия наследником это имущество как бы числили за умершим; говорили, что наследство personam defuncti sustinet (поддерживает, хранит в себе личность умершего). Подобная мистическая конструкция все же позволила бороться против всякого рода посягательств на «лежачее» наследство.

Договор товарищества (societas) – договор, по которому два лица или несколько лиц объединялись для достижения какой-то общей хозяйственной цели (разумеется, не противоречащей праву).

Сингулярная сукцессияэто уступка обязательственного права (требования), не затрагивающая обязанностей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3.Опишите: понятие и содержание правоспособности и дееспособность

 

 

Рабовладельческое общество Древнего Рима признавало лицом (persona), т.е. существом, способным иметь права, не каждого человека. Это общество не относило правоспособность к естественным правам человека, а представляло ее, как и само государство и право, надстроечным явлением на базисе экономических отношений общества. Другими словами правоспособность по Римскому праву коренится в социально-экономическом строе данного общества.

В Риме существовал многочисленный класс людей — рабы, — которые были не субъектами, а объектами права. Рабы в Риме назывались говорящими орудиями (instrumentum vocale). С другой стороны в Римском праве не было разработано современное различие лиц физических (т.е. людей) и юридических (т.е. организаций, наделенных правоспособностью), хотя понятия эти были известны в практике.

В Древнем Риме термину правоспособность соответствовало caput. Полная правоспособность слагалась из трех основных элементов или состояний (status):

1) status libertatis — состояние свободы;

2) status civitatis — состояние гражданства;

3) status familiae — семейное состояние.

С точки зрения status libertatis различались свободные и рабы; с точки зрения status civitatis — римские граждане и другие свободные лица (латины, перегрины); с точки зрения status familiae — самостоятельные отцы семейств (patres familias) и подвластные кого-либо (paterfamilias, иначе — лица «чужого права»). Таким образом, полная правоспособность предполагала свободное состояние, римское гражданство и самостоятельное положение в семье.

Изменение в каком-либо из статусов носило название capitis deminutio. Изменение с статусе свободы называлось наивысшим, наиболее существенным; в статусе гражданства — средним, а в семейном статусе — наименее значительным.

Регламентация правоспособности изменялась в различные периоды римской истории. Развитие правоспособности шло вместе с развитием экономических отношений. По мере превращения Рима в огромное государство различия в правоспособности отдельных групп свободного населения стали сглаживаться, а пропасть между свободными и рабами по прежнему сохранялась. В конце концов было достигнуто формальное равенство свободных людей в области частного права (конституция Каракаллы 212 года).
В Римском праве предусматривались специальные средства защиты правоспособности — так называемые статутные иски.

Римское гражданство приобреталось прежде всего путем рождения (в законном браке) от римских граждан. Другим способом приобретения гражданства было отпущение на свободу из рабства, и наконец — посредством дарования римского гражданства иностранцу.
Прекращалось римское гражданство либо смертью гражданина, либо в результате изменений в статусе свободы, поскольку рабы не являлись субъектами Римского права. Последний вид прекращения гражданства наступал в случаях присуждения к наиболее тяжким уголовным наказаниям, либо в случаях захвата римского гражданина во власть врагов (недружественного народа) и др.

Правоспособность римского гражданина в области частного права слагалась из двух основных элементов: ius conbii, т.е. права вступать в законный брак, при котором дети получали права римского гражданина, а отцу принадлежала власть над детьми, и ius commercii, т.е. права торговать, совершать сделки, а, следовательно, приобретать и отчуждать имущество.
Существенное значение имело деление римских граждан на свободнорожденных и вольноотпущенников (libertini); последние не только находились в зависимости от отпустивших их на свободу, но нередко и эксплуатировались ими.

В III веке нашей эры формально было провозглашено равенство в правоспособности. В действительности полного уравнения не произошло. В частности, неравенство вызывалось образованием в период империи сословий, которое сопровождалось прикреплением к профессиям. Различались следующие сословия: сенаторы, всадники, военное сословие, городские декурионы или куриалы, торговцы, ремесленники, крестьяне. Сословные различия особенно сильно давали себя знать в области налогового обложения и в публичном праве вообще.

<

В Римском праве нет понятия дееспособности, однако и в Риме не за каждым лицом признавалась способность совершать действия с юридическими последствиями. Дееспособность прежде всего зависела от возраста. В Римском праве различались следующие возрастные категории лиц:

1) infantes (до 7 лет) — вполне недееспособные;

2) impuberes (мальчики от 7 до 14 лет, девочки от 7 до 12 лет) — признавались способными самостоятельно совершать такие сделки, которые ведут к одному лишь приобретению для несовершеннолетнего (без потерь или установления обязанностей). Для совершения действий, которые могут привести к прекращению права несовершеннолетнего или к установлению его обязанностей, требовалось разрешение опекуна (auctoritas tutoris), которое должно было даваться непосредственно при самом совершении сделки (не раньше и не позже).

Опекуном обычно был ближайший родственник по указанию отца несовершеннолетнего, сделанному в его завещании, или по назначению магистрата. Опекун обязан был заботиться о личности и имуществе несовершеннолетнего. Отчуждать имущество несовершеннолетнего опекун не имел права, за исключением случаев, когда это было безусловно необходимо. Если несовершеннолетний совершал сделку без разрешения опекуна, то она юридически обязывала его только в пределах полученного от нее обогащения;
3) следующую ступень возраста составлял период с 14 (для женщин с 12) до 25 лет. В этом возрасте лицо было дееспособным. Но по просьбе таких лиц претор (в последние годы республики) стал давать им возможность отказаться от заключенной сделки и восстановить то имущественное положение, которое было до совершения сделки (так называемая реституция, restitutio in integrum). Со II века н.э. за лицами, не достигшими 25 лет, стало признаваться право испросить себе куратора (попечителя). Если совершеннолетний, не достигший 25 лет, испрашивал назначения попечителя, он становился ограниченным в своей дееспособности в том смысле, что для действительности совершаемых им сделок, с которыми связано уменьшение имущества, требовалось согласие (consensus) попечителя, которое могло быть дано в любое время (заранее или при совершении сделки, или в виде последующего одобрения). Молодые люди в возрасте от 14 (12) до 25 лет могли без согласия попечителя совершать завещание, а также вступать в брак.

На дееспособность лица влияли также всякого рода душевные болезни. Душевнобольные и слабоумные признавались недееспособными и находились под попечительством. Телесные недостатки влияли на дееспособность только в соответствующей сфере деятельности; например, в договорах, совершавшихся в форме устного вопроса и ответа, не могли принимать участия ни немые, ни глухие и т.п.

Ограничивались в дееспособности также расточители, т.е. лица слабовольные, неспособные соблюдать необходимую меру в расходовании имущества и потому так расточающие его, что создавалась угроза полного разорения. Расточителю назначали попечителя, после чего расточитель мог самостоятельно совершать только такие сделки, которые направлены лишь на приобретение. Иные сделки расточитель мог совершать только с согласия попечителя. Составлять завещания расточитель не мог.

Долгое время существовали серьезные ограничения правоспособности и дееспособности женщин. В республиканском Римском праве женщины находились под вечной опекой домовладыки, мужа, ближайшего родственника. В конце классического периода было признано, что взрослая женщина, не состоящая под властью ни отца, ни мужа, самостоятельна в управлении и распоряжении своим имуществом, но не вправе принимать на себя ответственность по чужим долгам.

На правовое положение римского гражданина оказывало влияние также умаление чести. Одной из самых серьезных форм умаления чести была infamia, бесчестие. Infamia наступала:

а) как следствие осуждения за уголовное преступление или за особо порочащее частное правонарушение, в результате присуждения по искам из таких отношений, где предполагается особая честность (договоры поручения, товарищества, хранения), из отношений по поводу опеки;

б) непосредственно в силу нарушения некоторых правовых норм, касающихся брака, или ввиду занятия позорной профессией. В классическом периоде права ограничения, связанные с infamia, были довольно значительные. Personae infames не могли представлять других в процессе, а также назначать процессуального представителя себе, также они могли быть ограничены в области семейно-брачного и наследственного права.

От personae infames отличались personae turpes — лица, которые признавались общественным мнением бесчестными по общему характеру своего поведения. Наиболее существенными ограничениями для этой категории были ограничения в области наследования.

Имела немаловажное значение такая форма бесчестия, как intestabilitas. Еще в законах XII таблиц было постановление, что лицо, участвовавшее в сделке в качестве свидетеля и отказавшееся потом дать на суде показания по поводу этой сделки, признается intestabilitas, т.е. неспособным так или иначе участвовать в совершении сделок, требующих участия свидетелей (например, не способно составить завещание)

 

 

 

 

 

4.Раскройте: содержание договоров займа и ссуды, их отличие друг от друга

 

Mutuum
— договор, по которому одна сторона (займодавец) передает другой стороне (заемщику) денежную сумму или определенное количество иных заменимых вещей в собственность, с обязательством заемщика вернуть, либо по истечении срока, либо по востребованию, такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены.

Commodatum договор, который состоит в том, что одна сторона (ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю) индивидуально определенную вещь для временного безвозмездного пользования, с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования в целости и сохранности ту же самую вещь.

В римском праве выделяют четыре основных вида контрактов: реальные, вербальные, литеральные и консессуальные.

Mutuum и commodatum представляют собой типичный реальный договор, т.к. обязательства по ним устанавливаются не простым соглашением (consensus), а передачей вещи, и пока не произошла передача, обязательство из такого договора не возникает.

Однако, сказанное выше не означает, что для возникновения обязательств не требуется наличия соглашения сторон, напротив, оно является обязательным условием, но не является достаточным. Так, в некоторых случаях, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникало, потому что между сторонами не было соглашения, а было наоборот разногласие, т.к. передающий вещи делал это с намерением дать взаймы, а получающий думал, что ему дают в дар или на сохранение.

Mutuum представляет собой одну из форм кредита (creditum), и находится с этим понятием в родовидовых отношениях. Главное отличие кредита от займа в том, что кредит предусматривает также и передачу индивидуально определенной вещи, с возвратом этой же самой вещи, а заём относится прежде всего к вещам, определяемым мерой, числом, весом.

«Заём в тесном смысле возникает при тех вещах, которые определяются весом, счетом и мерою, как например, наличные деньги, вино, масло, хлеб в зерне, медь, серебро, золото; эти вещи мы даем или счетом, или мерою, или весом, для того, чтобы они сделались собственностью получающих и чтобы со временем были возвращены нам не те же самые вещи, но другие, того же свойства и качества.» (Институции Гая, п.90, книга III)

Mutuum является сравнительно поздней формой договора займа. Существует мнение в науке римского права, что в древнейшем римском праве для этой цели пользовались сначала формальной сделкой nexum, а затем — стипуляцией.

Сделка nexum появилась ещё до законов 12 таблиц в древнейшем праве, наряду с манципацией, и совершалась путем совершения особого обряда (gestum или negotium per aes et libram), с помощью куска меди и весов. Весодержатель, в присутствии пяти свидетелей взвешивал слиток меди и определял какую ценность передавал кредитор должнику; потом, в особо торжественной форме кредитор объявлял должника обязанным к платежу. При появлении чеканной монеты, gestum per aes libram превратилась в простой обряд, также заканчивавшийся торжественной формулой, в которой устанавливалось обязательство уплаты денежной суммы и приводились всякие дополнительные оговорки, которые стороны желали включить в свой договор. При своевременном исполнении должником своего обязательства, совершался противоположный акт для его погашения, вновь совершался тот же обряд, но с произнесением обратной формулы.

Обязательство, возникавшее из формальной сделки nexum, отличалось особенно суровыми последствиями. Кредитор, не получивший своевременно платежа от должника, мог наложить на него руку, и если должник не расплачивался в течение определенного времени, он попадал под власть кредитора, который мог держать его 60 дней в оковах, за это время трижды выводить его на рынок. Если никто не выкупал должника, кредитор мог продать его в рабство и даже убить. Если неудовлетворенных кредиторов было несколько, то по закону они могли даже рассечь его на части, хотя в источниках нет ссылок, что этот закон когда-либо применялся.

Тяжелое положение населения, которое находилось под угрозой оказаться закованными в кандалы и продаваться в рабство, в случае если они не могли расплатиться, привело в итоге к народным волнениям, и в результате в четвертом веке до нашей эры (326г) был издан закон Петелия, запретивший заковывать должников, убивать и продавать их.

Реформа, проведенная вследствие издания закона Петелия, лишила формальную сделку nexum её привлекательности для кредиторов и, следовательно, не стало смысла выполнять сложный обряд. Таким образом, nexum стал выходить из употребления.

Сделки займа стали заключать в форме устного (вербального) договора — stipulatio.

Эта форма сделки оказалась очень удобной для заключения договора займа, так как обстоятельство, вытекавшее из стипуляции, было абстрактным, отвлеченным от своего основания. Почему именно должник дал обещание уплатить определенную сумму, осуществилось ли то основание, которое он имел в виду, — все это оставалось за пределами договора и его юридическая сила возникала независимо от этого. Для обеспечения обязательства того, что стипуляция состоялась, стали составлять письменный документ.

Первоначально, сделки, заключавшиеся в иных формах, не имели силы, но они не могли не присутствовать в жизни, и с этим со временем стали считаться. Так появилась форма займа mutuum, для заключения которого не требовалось никаких формальных актов, а достаточно было лишь передать на основании договора так называемую валюту займа, то есть деньги или иные заменимые вещи.

В итоге договору займа стали присущи следующие признаки:

— mutuum — реальный договор, получающий юридическую силу с момента передачи валюты займа на основании соглашения.

— этот договор состоит в передаче кредитором денег или вещей в собственность должника.

— передается определенная денежная сумма или иные заменимые вещи.

— должник берет на себя обязательство вернуть такую же сумму или такое количество подобных вещей, какие были получены.

Последний признак отличает договор займа от договоров ссуды или хранения, при которых возврату подлежит та же самая вещь, которая была передана.

В соответствии со вторым признаком, вещи переходят в собственность получателя. С этого момента заемщик несет полную ответственность и риск случайной гибели вещей.

Принципиальное положение о передаче вещей в собственность означало, что заемщиком может быть только собственник. Запрещалось давать взаймы зависимым детям или другим агнатам, если на это не было согласия домовладельца. Однако, из этого положения постепенно стали складываться изъятия.

В связи с тем, что богатые римляне обычно вели свои дела через банкиров, допускалось представительство при займе. Были допущены и другие послабления, которые можно обобщить так, что помимо непосредственной передачи заменимых вещей в собственность, заем может быть установлен и другим способом, если это приводит к тому же результату.

Обязательство из mutuum — строго одностороннее. Займодавец имеет право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы, на заемщике лежит соответствующая обязанность. Займодавец уже при заключении договора выполнил все необходимые действия, передав валюту займа должнику, и далее он не несет никаких обязанностей, а имеет лишь права требования, для осуществления которых в его распоряжении имеются иски строгого права (actiones stricti uris) — actio certae creditae pecuniae, condictio certi, condictia triticaria. Заемщик же, при заключении сделки уже осуществил свои права, получив сумму, и далее несет только обязанности.

Помимо возврата самой суммы, заемщик часто должен был еще уплатить проценты. Но это не являлось обязательным признаком займа, который мог быть как беспроцентным (gratuitum), так и процентным (сначала в форме fenus, а затем путем заключения дополнительно к mutuum договора о процентах, обычно в форме стипуляции).

Максимальный процент в разные периоды определялся различно: в классическом праве — 1 % в месяц, в праве Юстиниана — 6 % в год (для торговцев 8 % в год). Начисление процентов на проценты запрещалось.

Не являлось обязательным также соглашение относительно срока платежа по займу, договор мог заключаться как на определенный срок, так и без определенного срока, в последнем случае кредитор мог потребовать возврата когда угодно.

Под влиянием греческого права в практику римского права вошли специальные документы — хирографы (расписки). Составление такого документа, в котором должник подтверждал получение денежной суммы или иной валюты займа, облегчало доказывание факта передачи валюты займа, обязанность которого лежала на кредиторе.

Расписки, помимо положительных для займодавцев, принесли и отрицательные последствия для заемщика, так, нередки стали случаи, когда написание расписки не сопровождало, а предшествовало передаче вещей. Недобросовестные займодавцы могли предъявить иск, несмотря на то, что валюта не была передана должнику. В связи с этим образовался сложный и противоречивый институт querela non numeratae pecuniae, то есть заявление лица, выдавшего расписку, о том, что оно валюты не получало. Этот институт появился не сразу, а принадлежит к позднейшему императорскому периоду. Его появлению предшествовала практика, когда бремя доказывания неполучения валюты лежала на должнике, но несмотря на имевшиеся меры защиты должника, это было достаточно трудной задачей. Тем не менее, до сих пор непонятными являются причины возникновения столь абсурдного и несправедливого института как querela non numeratae pecuniae, который в сущности позволял должнику не возвращать долг. Однако этот институт был ограничен сроком (сначала — один год, затем пять лет, и два года при Юстиниане), в течение которого должник мог оспаривать выдачу им расписки. Суть состояла в том, что в Риме было принято сначала выдавать долговую расписку, а затем получать валюту от представителя кредитора, и факт передачи валюты мог быть подтвержден книгами этих представителей или их свидетельскими показаниями.

Специальная разновидность займа сложилась в торговой жизни под названием pecunia traiecticia или foenus nauticum — морской или корабельный заем. Этот вид займа перешел в римское право из Греции и заключался в том, что займодавец давал валюту для определенной цели и под определенными условиями, а именно для мореходных и торговых целей. При этом заемщик обязуется вернуть валюту только в том случае, если корабль благополучно дойдет до места назначения. Таким образом, риск случайной гибели валюты нес займодавец, в отношении же купленного на эту валюту товара имело значение перевозился ли товар на риск кредитора. Лежащий на кредиторе риск компенсировался тем, что проценты сначала вообще не подлежали ограничению, а затем, уже при Юстиниане были ограничены пределом в 12 %.

отношении ссуды очень важным является определение предмета ссуды, так как именно в этом состоит отличие ссуды от родового понятия utendum datum (передача в пользование), а именно отличие в том, что предметом ссуды должны быть движимые вещи, а предметом utendum datum могут также быть недвижимые вещи.

Но не все движимые вещи могут быть предметом ссуды, а только незаменимая, индивидуально определенная и не потребляемая вещь.

Признаками ссуды можно считать:

— Безвозмездная основа.

— Передача вещи во временное пользование.

— Вещь определена индивидуально и подлежит возврату в целости и сохранности.

— Пользование на определенный срок.

Очень близко к понятию commodatum по своему содержанию подходит понятие прекария (precarium), которое также заключается в безвозмездной передаче в пользование одним лицом определенной вещи другому лицу. Отличительным является прежде всего односторонний (не договорной) характер прекария, который полностью зависел от решения дающего в пользование (патрона) и был не определен срок пользования, то есть прекарное пользование осуществлялось до востребования. Никакого соглашения на этот счет не заключалось и патрон был ничем не связан. Однако и пользователь также не имел никаких обязательств и мог быть привлечен к ответственности только за злой умысел при пользовании вещью. Со временем этот институт претерпел некоторые изменения.

В связи с тем, что договор ссуды предусматривает получение хозяйственной выгоды только ссудополучателем, мера его ответственности признавалась как очень высокая. Он нес ответственность за намеренное и ненамеренное причинение вреда, за грубую небрежность и легкую небрежность.

Ссудополучатель был обязан хранить данную ему в пользование вещь, пользоваться ей надлежащим образом, т.е. в соответствии с её хозяйственным назначением и указаниями договора и проявлять при этом заботливость хорошего хозяина. Только при соблюдении этих условий случайно возникший вред для вещи относился на счет её собственника.

Договор ссуды, несмотря на безвозмездный характер, предусматривает некоторые обязательства для ссудодателя. Ссуда — это дело доброй воли и долга ссудодателя, и он сам определяет пределы и условия своего благодеяния. Но с фактом оказания такой любезности, ссудодатель связывает себя тем, что он не может своевольно прекратить договорное отношение, истребовать раньше срока вещь и т. д.

Commodatum, являясь обоюдной сделкой, приводит к возникновению исков у обоих сторон, однако здесь есть некоторые различия. Во-первых, обязательство ссудополучателя — основное и возникает всегда, во-вторых, его обязательство основное, поскольку возврат вещи есть сущность всего возникающего отношения. Обязательства же ссудодателя могут возникнуть, а могут и не возникнуть. Но обязанность эта может возникнуть лишь когда в самом предоставлении вещи ссудодателем заключалась его вина (например, передача в пользование вещи в неисправном состоянии, если она причиняет вред ссудополучателю). Нужно отметить, что несмотря на обоюдность обязательств и возможных исков, эти обязательства ни в коем случае не эквивалентны и не могут быть сравнимы с обязательствами, возникающими из договора купли-продажи.

Для получения со ссудодателя возмещения некоторых издержек ссудополучатель мог использовать actio commodati contraria, то есть обратный (встречный) иск. Этот иск относится к таким издержкам, которые обычно не сопровождают процесс пользования, а носят непредвиденный характер (например, если животное заболело и его пришлось лечить). Actio commodati contraria применялся и для возмещения вреда, причиненного ссудополучателю.

Иск ссудодателя носил название actio commodati directa, то есть прямой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Бойко А.И. Римское право. М., 2009.
  2. Борисевич М.М. Римское частное право. М., 2006.
  3. Дождев Д.В. Римское частное право. М., 2008.
  4. Кудряшов И.В.Римское право. М., 2007.
  5. Новицкий И.П. Римское право. М., 2009.
  6. Черниловский З.М. Римское частное право. М., 2009.

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00048 sec

WordPress: 23.05MB | MySQL:119 | 1,763sec