Изнасилование и растрата

<

Ответственность за изнасилование предусмотрено в ст. 131 УК РФ. Объект рассматриваемого преступления определяется в 041414 0123 1 Изнасилование и растратазависимости от потерпевшей. В случае изнасилования совершеннолетней женщины нарушается ее половая свобода, т.е. право самой, без какого-либо принуждения решать вопрос о выборе полового партнера. Если потерпевшая является несовершеннолетней или она находилась в беспомощном состоянии, то преступлением причиняется вред половой неприкосновенности. Дополнительным объектом является нормальное физическое и нравственное развитие малолетних и несовершеннолетних. Факультативным объектом может выступать здоровье потерпевшей, так как физическое или психическое насилие может причинить ей вред.

Для решения вопроса не имеют значения предшествующее поведение жертвы изнасилования (виктимность, аморальный образ жизни, занятие проституцией и т.д.) и ранее сложившиеся с виновным взаимоотношения (вступление в добровольную половую связь, нахождение в браке, сожительство).

Следует отметить, что в теории уголовного права не выработана единая классификация рассматриваемых преступлений. Например, А.Н. Игнатов выделяет: изнасилование; насильственные и иные посягательства на половую свободу личности; преступления, посягающие на половую неприкосновенность малолетних лиц1; А.Е. Якубов — преступления, непосредственным объектом которых является: а) половая свобода, здоровье и честь взрослого человека; б) половая неприкосновенность и нормальное физическое, умственное и моральное развитие несовершеннолетних; в) отношения, сопряженные с причинением вреда здоровью, чести и достоинству личности2; Н. Г. Иванов — соединенные с половым сношением (с изнасилованием); не соединенные с половым сношением (не являющиеся изнасилованием); специфические развратные действия; деяние, имеющее универсальный характер1.

Объективная сторона изнасилования имеет сложный характер, она складывается из:

— физического насилия или угрозы его применения либо использования беспомощного состояния потерпевшей; — полового сношения.

Под изнасилованием следует понимать совершение естественного гетеросексуального акта (полового акта, совокупления), характеризующегося наличием возможности зачатия (беременности) как части детородной функции. Удовлетворение половой страсти в иных формах (coitus per anum, coitus per os и др.) половым сношением не признается; при наличии необходимых оснований оно должно квалифицироваться по статье 132 УК РФ.

Насилие направлено на преодоление оказываемого или ожидаемого сопротивления и реализуется в побоях, связывании, насильственном удержании. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» причинение потерпевшей легкого или средней тяжести вреда здоровью охватываются частью 1 ст. 131 УК РФ (п. 15)2.

Под угрозой применения насилия следует понимать запугивание потерпевшей высказываниями немедленного причинения физического насилия. Она должна восприниматься реальной, представляющей опасность для жизни и здоровья, при этом не имеет значения, имел ли виновный намерения действительно реализовать свою угрозу или только рассчитывал на ее психологическое воздействие.

Насилие или угроза его применения могут быть не только по отношению к самой женщине, но и ее родных и близких (например, детей), а также иных лиц, применительно к которым у потерпевшей есть определенные обязательства (например, в связи с осуществлением попечительства, выполнением трудовых обязанностей). Однако в этом случае цель виновного должна быть направлена на то, чтобы преодолеть сопротивление жертвы и таким образом заставить ее совершить половой акт.

Насилие или угроза применить насилие должны предшествовать половому сношению.

Угроза физического насилия, направленного в будущее, а равно угроза распространения сведений, позорящих потерпевшую или ее близких, угроза повреждения или уничтожения имущества не являются признаками объективной стороны изнасилования.

Угрозу необходимо отличать от понуждения женщины к половому сношению, которое также предусматривает определенное давление на психику потерпевшей, но не связано с возможным применением физического насилия.

Согласно вышеуказанному постановлению Пленума Верховного Суда изнасилование следует признавать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей в тех случаях, когда она в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий либо оказать сопротивления виновному (п. 3). Последний, вступая в половые сношения, осознавал, что потерпевшая находится в таком состоянии. Как беспомощное состояние может расцениваться и такая степень опьянения потерпевшей, которая лишила ее возможности оказать сопротивление насильнику. Для признания деяния изнасилованием не имеет значения, привел ли женщину в беспомощное состояние сам виновный (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или она находилась в таком состоянии независимо от его действий. При применении лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих или ядовитых веществ с целью приведения потерпевшей в беспомощное состояние при определенных обстоятельствах виновному должны вменяться оба признака, указанных в части 1 ст. 131 УК РФ: физическое насилие, поскольку причиняется вред здоровью женщины, и использование ее беспомощного состояния. Свойства и характер действия указанных препаратов и веществ на организм человека могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого следует учитывать при оценке состояния потерпевшей наряду с другими доказательствами.

В законе дан исчерпывающий перечень форм совершения рассматриваемого преступления. Любые другие действия лица, добившегося согласия женщины на совершение полового акта путем обмана или злоупотребления доверием, например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться как изнасилование.

Изнасилование следует считать оконченным преступлением с момента начала полового акта независимо от его последствий.

Покушением на изнасилование признается фактическое совершение действий, направленных на половое сношение с потерпевшей помимо ее воли, если они не были доведены до конца по не зависящим ЮЗ от виновного обстоятельствам. При разрешении дел о покушении на изнасилование с применением физического или психического насилия следует устанавливать, действовал ли подсудимый с целью совершения полового акта и являлось ли примененное насилие средством достижения этой цели. Только при наличии данных обстоятельств действия виновного могут рассматриваться как покушение на изнасилование. В связи с этим необходимо отличать покушение на изнасилование от иных преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщины (хулиганство, причинение вреда здоровью, оскорбление и др.). Кроме того, надо проводить четкую грань между покушением на изнасилование и насильственными действиями сексуального характера (ст. 132 УК РФ), понуждением к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ), половым сношением и иными действиями сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК РФ). Основное различие между ними заключается в содержании объективных и субъективных признаков соответствующих составов преступлений.

Добровольный отказ возможен на стадиях приготовления и неоконченного покушения. Иначе говоря, добровольный отказ может быть до начала полового сношения. Его мотивы могут быть различными, для юридической оценки они значения не имеют. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что не может быть признан добровольным и, следовательно, устраняющим ответственность отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий по обстоятельствам, не зависящим от преступника. В этом случае содеянное оценивается по правилам, указанным в статье 30 УК РФ, как приготовление или покушение на изнасилование.

При совершении в одном случае покушения на изнасилование или соучастии в этом преступлении, а в другом — оконченного изнасилования (последовательность не имеет значения) действия по каждому из указанных эпизодов квалифицируются самостоятельно. Так же надо квалифицировать и те случаи, когда два и более изнасилования подпадают под признаки различных частей статьи 131 УК РФ.

Насильственные половые акты, совершенные с двумя или более потерпевшими, подлежат самостоятельной квалификации.

Согласно части 3 ст. 31 УК РФ лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

Субъективная сторона изнасилования характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления специальный: лицо мужского пола, достигшее 14-летнего возраста.

В качестве соисполнителя может выступать и женщина, совершившая насилие или высказавшая угрозы применения насилия к потерпевшей или иным лицам либо приведшая ее в бессознательное состояние с целью совершения полового сношения мужчиной.

В части 2 ст. 131 УК РФ содержится ряд квалифицирующих признаков.

Пункт «6» ч. 2 указанной статьи охватывает изнасилование, совершенное: группой лиц; группой лиц по предварительному сговору; организованной группой.

В целом содержание названных квалифицирующих признаков раскрывается в статье 35 УК РФ, однако применительно к рассматриваемому преступлению они имеют некоторые особенности.

Вышеупомянутый Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 15 июня 2004 г. № 11 разъяснил, что групповым изнасилованием должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия (п. 10). Лица, лично не вступавшие в половое сношение, но путем насилия к потерпевшей содействовавшие другим в ее изнасиловании, также должны привлекаться к ответственности за соисполни-тельство в групповом изнасиловании.

На практике встречаются случаи, когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт каждый лишь с одной из них. Подобные деяния должны признаваться как совершенные группой лиц.

<

Участие в групповом изнасиловании отличается от соучастия в совершении этого преступления. Организатор, подстрекатель или пособник не совершают действий, охватываемых объективной стороной рассматриваемого преступления. Указанные лица, исходя из их статуса:

  • организуют совершение изнасилования либо руководят исполнением преступления или создают организованную группу либо руководят ею;
  • склоняют лицо к совершению изнасилования;
  • содействуют совершению изнасилования советами, указаниями и т.д.

    Совершение изнасилования группой лиц по предварительному сговору означает, что в преступлении участвовали лица, заранее, до начала посягательства договорившиеся об этом.

    Изнасилование, совершенное организованной группой лиц, характеризуется тем, что оно реализуется устойчивой группой лиц, заранее объединившейся для совершения одного или нескольких преступлений.

    Пункт «в» ч/ 2 ст. 131 УК РФ предусматривает ответственность за изнасилование, соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам.

    Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.). Потерпевшая осознает, что угроза может быть приведена в исполнение немедленно и служит средством преодоления ее сопротивления.

    Указанные действия охватываются пунктом «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 119 УК РФ не требуют.

    Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщила о случившемся, действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 119 и 131 УК РФ.

    Изнасилование следует признавать совершенным с особой жестокостью, если потерпевшей или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшей, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования в присутствии родных или близких потерпевшей, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самой потерпевшей или других лиц.

    Для квалификации по рассматриваемому пункту части 2 ст. 131 необходимо, чтобы особая жестокость осознавалась виновным, и он желал именно подобным образом совершить изнасилование.

    Содержание понятия «другие лица» аналогично такому же понятию, содержащемуся в части 1 ст. 131. В этом случае женщина поступается своей половой свободой ради спасения их от издевательств.

    Особая жестокость, проявленная после изнасилования, требует самостоятельной квалификации как посягательство на жизнь или здоровье.

    Изнасилованием, повлекшим заражение потерпевшей венерическим заболеванием, ответственность за которое предусмотрена пунктом «г» ч. 2 ст. 131 УК РФ, признается половое сношение, в результате которого женщина заражена инфекцией, передающейся половым путем: сифилисом, гонореей, мягким шанкром, паховым лимфогранулематозом и др. При этом следует установить наличие причинной связи между изнасилованием и заражением венерическим заболеванием.

    Ответственность за рассматриваемый вид изнасилования может наступить лишь в том случае, если виновный знал о наличии у него такой болезни, предвидел возможность или неизбежность заражения потерпевшего лица и желал или допускал такое заражение.

    Если заражение потерпевшей венерическим заболеванием привело к наступлению тяжкого вреда здоровью, то содеянное квалифицируется по части 3 ст. 131 УК РФ, однако в вину вменяются оба квалифицирующих признака.

    Изнасилование заведомо несовершеннолетней регламентируется пунктом «д» ч. 2 ст. 131 УК РФ. В этом случае речь идет о половом сношении с потерпевшей, достигшей 14-летнего возраста, но не достигшей совершеннолетия.

    Закон связывает ответственность за данное преступление с заве-домостью для виновного факта, что потерпевшая не достигла 18-летнего возраста, т.е. он достоверно знает о ее возрасте, исходя из сообщения, например, самой девочки, ее физических данных, поведения и т.д. Если виновный добросовестно заблуждался относительно возраста потерпевшей, то его действия в этом случае охватываются частью 1 ст. 131 УК РФ.

    Часть 3 рассматриваемой статьи предусматривает ответственность за изнасилование при особо отягчающих обстоятельствах.

    По пункту «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ квалифицируется изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей. Смерть может быть как последствием действий виновного, так и самой пострадавшей, которая, в силу сложившихся обстоятельств, стремясь избежать изнасилования, совершает действия, влекущие указанные последствия.

    Субъективная сторона данного преступления в силу прямого указания закона характеризуется неосторожностью. Умышленное лишение жизни потерпевшей необходимо квалифицировать по совокупности статей 131 и 105 УК РФ.

    Изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, закреплено в пункте «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ.

    Признаки тяжкого вреда здоровью, заражения ВИЧ-инфекцией раскрываются соответственно в статьях 111 и 122 УК РФ.

    Согласно вышеуказанному постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. № 11 вина по отношению к заражению потерпевшей ВИЧ-инфекцией может быть как неосторожной, так и умышленной (п. 13).

    К иным тяжким последствиям относятся любые другие такого вида последствия, которые не связаны с причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшей либо заражением ее ВИЧ-инфекцией. Это понятие является оценочным, Однако надо иметь в виду, что указанный вред должен наступить непосредственно от изнасилования или покушения на него. Отдаленная связь последствий от преступления (например, самоубийство родителей, узнавших о случившемся, самой потерпевшей в связи с изменившимся к ней отношением и т.д.) исключает их вменение в вину насильнику.

    К числу анализируемых последствий относится и наступление в результате изнасилования беременности и т.д.

    Вина в отношении названных последствий характеризуется неосторожностью.

    В части 3 ст. 131 УК РФ, как и в части 2 данной статьи, выделяется квалифицирующий признак, относящийся к возрасту потерпевшей, — изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей 14-летнего возраста (п. «в»).

    Понятие заведомости в данном случае раскрывается так же, как и в отношении изнасилования несовершеннолетней: виновный достоверно знал, что жертвой насилия является девочка, не достигшая 14 лет. Однако если виновный добросовестно заблуждался в возрасте девочки, то действует то же самое правило: ошибка лица исключает квалификацию изнасилования как совершенного в отношении малолетней. Речь в этом случае должна идти о совершении преступления в отношении несовершеннолетней.

    В тех случаях, когда вначале имело место изнасилование малолетней, а затем вступление с ней в половую связь без насилия, действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений: по первому факту – по статье 131 УК РФ, а по второму эпизоду – по статье 134 УК РФ. Ненасильственное половое сношение с лицом, достигшим 16 лет, не образует состава преступления.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. ПРИСВОЕНИЕ И РАСТРАТА

     

    Глава 21 УК РФ носит название «Преступления против собственности». Охрана собственности от преступных посягательств является одной из задач Уголовного кодекса, закрепленных в ст. 2. Значение уголовно-правовой борьбы с преступлениями против собственности обусловлено прежде всего их криминологической характеристикой. Среди всех преступлений, зарегистрированных в Российской Федерации за последние годы, удельный вес преступлений против собственности составляет около 60%. Глава о преступлениях данной группы расположена в Кодексе непосредственно за разделом о преступлениях против личности. Согласно современному представлению о системе социальных ценностей, право собственности расценивается как важнейшее из социальных благ личности. Следовательно, посягательства на это благо являются, в широком смысле, посягательствами на личность.

    Общественная опасность хищений чужого имущества (основная группа преступлений против собственности) определяется еще и тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других, негативно влияют на неустойчивых членов общества.

    Преступления против собственности примыкают, с одной стороны, к преступлениям против личности, с другой — к преступлениям в сфере экономической деятельности. Размещение гл. 21 в разд. VIII вместе с преступлениями в сфере экономической деятельности и преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях отвечает требованиям юридической техники. Но это нельзя рассматривать как формирование некоторого «надродового» объекта. Каждая из этих групп преступлений имеет свой родовой объект, обозначенный в названии главы.

    Преступления против собственности по традиции называют еще имущественными преступлениями. Именно так назывались они в заголовках соответствующих глав Уголовных кодексов 1922 г. и 1926 г. Оба понятия принято считать идентичными, поскольку большинство преступлений против собственности имеют своим предметом имущество. Однако название главы «Преступления против собственности» в Кодексе более уместно, поскольку содержит прямое указание на объект преступлений, а система Особенной части Кодекса построена в основном по признаку родового объекта.

    В Уголовном кодексе 1996 г. виды преступлений против собственности могут быть систематизированы следующим образом:

    Корыстные преступления, связанные с неправомерным извлечением имущественной выгоды:

    1. Хищения чужого имущества: кража (ст. 158 УК РФ); мошенничество (ст. 159 УК РФ); присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ); грабеж (ст. 161 УК РФ); разбой (ст. 162 УК РФ); хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ).

    2. Преступление, примыкающее к хищениям: вымогательство (ст. 163 УК РФ).

    3. Иные корыстные преступления: причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ); неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ).

    Присвоение чужого имущества, вверенного для определенной цели, или растрата этого имущества квалифицировались как имущественные преступления по Уголовным кодексам 1922 г. и 1926 г. По Кодексу 1960 г. присвоение либо растрата государственного или общественного имущества рассматривались как самостоятельные формы хищения, наряду с хищением путем злоупотребления служебным положением (ст. 92 УК 1960 г.). Аналогичного состава преступления не было в главе о преступлениях против личной собственности.

    В УК РФ 1996 г. несколько уточнено определение этого преступления. Из текста видно, что присвоение или растрата — это самостоятельные формы хищения вверенного имущества, хотя и очень близкие по содержанию.

    Присвоение состоит в неправомерном удержании (невозвращении) чужого имущества, вверенного виновному для определенной цели, а растрата — в отчуждении или потреблении такого имущества.

    Присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ) — это преступление, которое определено в законе как хищение чужого имущества, вверенного виновному.

    Объективная сторона характеризуется присвоением или растратой чужого имущества, вверенного виновному. По существу, речь идет о двух самостоятельных формах хищения.

    Присвоение означает незаконное обращение чужого имущества, вверенного виновному, в его пользу без эквивалентного возмещения. Присвоенное имущество продолжает находиться в распоряжении виновного, оно еще не отчуждено и не потреблено. Хищение в этой форме является оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным виновному имуществом стало незаконным и виновный начал использовать его в личных целях.

    Растрата представляет собой незаконное и безвозмездное использование виновным вверенного ему чужого имущества (например, путем личного потребления или иного способа израсходования) либо его отчуждение, т.е. продажа, дарение, передача в долг или в счет погашения долга и т.д. В отличие от присвоения, которое характеризуется как удержание чужого имущества, растрата представляет собой издержание этого имущества. Она признается оконченной с момента фактического израсходования или отчуждения вверенного виновному имущества. Состав обоих преступлений — материальный.

    Общее между присвоением и растратой заключается в том, что хищение совершается без изъятия имущества у собственника: виновный использует фактическую возможность воспользоваться или распорядиться в личных целях чужим имуществом, которое ему вверено для осуществления обусловленных собственником правомочий по распоряжению, управлению, хранению, доставке и проч. и находится в его ведении.

    Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. При этом он руководствуется корыстным мотивом и преследует цель извлечения незаконной наживы за счет других.

    Субъект присвоения и растраты специальный — лицо, которому похищаемое имущество вверено собственником или иным уполномоченным субъектом для осуществления правомочий, обусловленных законом, договором или служебным положением виновного.

    Признаки квалифицированного состава: совершение группой лиц по предварительному сговору либо с причинением значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 160) и особо квалифицированного состава присвоения и растраты: совершение лицом с использованием своего служебного положения либо в крупном размере (ч. 3 ст. 160) полностью совпадают с квалифицирующими и особо квалифицирующими признаками мошенничества. Они имеют то же содержание, что при краже и мошенничестве.

    Наиболее опасный вид рассматриваемого преступления (ч. 4 ст. 160) характеризуется теми же признаками, что кража и мошенничество, т.е. совершением организованной группой либо в особо крупном размере. По содержанию они не отличаются от одноименных признаков ранее рассмотренных форм хищения.

    Отличие присвоения и растраты от кражи и других форм хищения заключается в том, что преступник завладевает имуществом, которое ему вверено для хранения, реализации, ремонта, обработки, перевозки, временного пользования и т. д., а значит, находится в его правомерном владении, либо виновный в силу служебного положения наделен правом отдавать распоряжения по поводу использования данного имущества, которое таким образом находится в его ведении. Переход от правомерного владения к неправомерному и характеризует момент совершения преступления: при простом удержании — момент, когда преступник должен был возвратить имущество, но не сделал этого; при растрате — момент отчуждения или потребления имущества. При этом должны быть все другие объективные и субъективные признаки хищения.

    Квалифицирующие признаки присвоения или растраты в основном аналогичны квалифицирующим признакам кражи или мошенничества. Некоторую особенность представляют присвоение или растрата, совершенные лицом с использованием своего служебного положения (п. «в» ч. 2 ст. 160 УК). Субъектом преступления может быть как должностное лицо, так и иной служащий (государственной, коммерческой или иной организации), использующий свое служебное положение для присвоения имущества.

    Хищение с использованием своего служебного положения следует отграничивать от корыстного злоупотребления должностными полномочиями, квалифицируемого по ст. 285 УК. Основное отличие состоит в том, что при совершении преступления, предусмотренного ст. 285 УК, лицо, незаконно извлекающее выгоду из своего положения, причиняет имущественный ущерб собственнику при отсутствии по крайней мере одного признака хищения.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. ЗАДАНИЕ

     

    Смирнов занимался перегоном автомобилей, получил денежные средства от Петрова, в последствии он их растратил в игорном доме. Квалифицировать содеянное.

     

     

    Ответ

     

    Деяния Смирнова подлежат квалификации по ч. 1 ст. 160 УК РФ присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, которое наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

    Объективная сторона деяния Смирнова состоит в растрате вверенных ему чужых денежных средств, то есть произошло издержание денежных средств.

    Преступление было окончено с момента фактического израсходования денежных средств.

    Состав преступления – материальный.

    Субъективная сторона – вина в виде прямого умысла, который был у Смирнова – поставить денежные средства на игру в казино с целью возможного выигрыша.

    Субъект преступления – специальный – гражданин Смирнов, которому похищенные денежные средства были вверены ему Петровым.

     

     

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

     

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I) Ст. 4921.
  3. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №1 от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве» // БВС РФ. 1999. № 3
  5. Постановление № 11 Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 25 июня 2004 г.
  6. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2006.
  7. Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части. М., 2003.
  8. Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права. В 2 т. Т. 2. М., 2007.
  9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др.; отв. ред. А.И. Рарог. М., 2008.
  10. Курс уголовного права. В 5 т. Т. 3: Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 2006.
  11. Рахметов С.А. История развития законодательства об уголовной ответственности за развращение. Алма-Ата, 1979.
  12. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 2006.
  13. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2005.
  14. Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселова. М., 2007.
  15. Уголовное право Росси. Особенная часть/ Под ред. А.И. Рарога. М., 2006.
  16. Уголовное право России: Особенная часть / Под ред. Ф.Р. Сундурова. Казань, 2007.
  17. Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М., 2005.

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 23.17MB | MySQL:122 | 1,915sec