Конституция Российской Федерации как источник уголовно-процессуального права

<

042014 1608 1 Конституция Российской Федерации как источник уголовно процессуального права

1. КОНСТИТУЦИЯ КАК БАЗИСНАЯ ОСНОВА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

В реальной жизни существует значительное количество нормативных актов, имеющих различное юридическое значение и затрагивающих сферу уголовно-процессуальной деятельности. К тому же проблема источников уголовно-процессуального права имеет не только теоретический характер. Она содержит и большое практическое значение, поскольку правоприменителю должно быть достоверно известно чем регулируются правовые отношения, возникающие в ходе осуществления судопроизводства и каким нормативным актам следует отдавать предпочтение в случаях, когда в них сдержатся разногласия или противоречия.

Закон – является основной формой выражения уголовно-процессуального права. Источник права — это принятый в установленном законом порядке юридический акт, содержащий обязательные для исполнения правила поведения — нормы права. Источник права рассчитан на какую-то большую группу лиц. Система источников права построена иерархически, т. е. один источник имеет большую юридическую силу по сравнению с другим.

Конституция Российской Федерации занимает особое место среди законодательных актов верховной власти государства. В ней содержатся положения, приводящие российское законодательство в соответствие с международными договорами и стандартами в сфере прав человека. Положения Конституции являются первичными, учредительными, поэтому она выступает как основа правовой системы и юридическая база развития отраслевого законодательства.

В Конституции нашли свое закрепление основополагающие процессуальные принципы, состязательная форма судопроизводства, права и обязанности граждан в сфере уголовного судопроизводства. Составной частью Конституции стала Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года. Она содержит развернутую регламентацию прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве. Декларация подтвердила примат международных норм, относящихся к правам человека, перед законами России и предусмотрела равенство всех перед законом и судом (ст. 3), неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений (ст. ст. 9, 11), право пользоваться помощью адвоката с момента задержания, ареста или предъявления обвинения (ст. 37), возможность задержания и лишения свободы исключительно на основании судебного решения (ст. 8), право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц (ст. 38).

В ней содержатся самые главные, отправные моменты, отражающие концепцию судопроизводства. Значение Конституции Российской Федерации в регулировании уголовно-процессуальных вопросов заключается в следующем. Во-первых, она закрепляет принципы организации и осуществления правосудия. К ним, в частности, относятся: равенство граждан перед законом и судом; независимость судей и подчинение их только закону; осуществление правосудия только судом; состязательность; презумпция невиновности и др. И хотя эти принципы находят дальнейшую конкретизацию в федеральных законах, они все же остаются конституционными.

Во-вторых, Конституция Российской Федерации определяет основные права граждан. Применительно к уголовному судопроизводству значимость имеют конституционные права граждан на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), неприкосновенность жилища (ст. 25), судебную защиту прав и свобод (ст. 45), получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48) и др. Все последующее уголовно-процессуальное законодательство должно строиться на основе предусмотренных Конституцией прав и порядка их реализации.

В-третьих, в последнее время по причинам, связанным с совершенствованием законодательства, отдельные нормы Конституции стали напрямую регулировать отношения, возникающие при рассмотрении и разрешении уголовных дел. К ним можно отнести, в частности, «свидетельский иммунитет» – право не свидетельствовать против себя и близких родственников (ст. 51), порядок наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию (ст. 23) и др.

Конституция РФ, принятая в 1993 г., является высшим по юридической силе источником уголовно-процессуального права РФ. Она содержит ряд норм, являющихся принципами, или основными положениями уголовно-процессуального права, в частности:

получение обвиняемым, подозреваемым квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48);

допуск защитника с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч. 2 ст. 48);

презумпция (предположение) невиновности обвиняемого;

допустимость возлагать на обвиняемого обязанность доказывания своей виновности, толкование неустранимых сомнений в виновности в пользу обвиняемого (ст. 49);

запрет использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением закона (ч. 2 ст. 50);

право на пересмотр приговора вышестоящим судом (ч. 3 ст. 50);

право не свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников (ст. 51);

доступ потерпевшего к правосудию (ст. 52); право на возмещение вреда, причиненного действиями органов государственной власти или должностных лиц (ст. 53);

право на обжалование решений и действий органов государства и должностных лиц (ст. 46); право на рассмотрение уголовного дела судом присяжных в случаях, предусмотренных законом (ст. 20, ч. 2 ст. 47);

запрет пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (ч. 2 ст. 21);

заключение под стражу и продление задержания на срок более 48 часов только по судебному решению (ч. 2 ст. 22);

тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений с возможным ограничением этого права только на основании судебного решения (ст. 23);

неприкосновенность жилища с возможным проникновением в него в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Отдельный блок конституционных положений касается правосудия, неприкосновенности и несменяемости судей, а также основ судопроизводства — гласности, состязательности, языка судопроизводства, полномочий высших судов Федерации (ст. 118—128).

Конституция РФ имеет прямое действие, в том числе в сфере уголовного процесса. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г. № 8 указал, что следует «во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия». В этих случаях суд должен сослаться в приговоре (ином судебном решении) на соответствующую статью Конституции. Однако в Конституции немало и таких норм-принципов, которые могут применяться лишь путем отраслевого правового регулирования, т. е. опосредованно. Например, в ч. 1 ст. 121 Конституции РФ установлено: «Судьи неприкосновенны». Конкретизация этого положения содержится не только той же статьи, но и в федеральном законодательстве, в частности в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г.1 В Конституции РФ довольно часто применяется такой метод правового регулирования: провозглашается общее правило, а затем допускаются исключения из него, вводимые федеральным законом. Например, в ст. 25 Конституции РФ указано, что «жилище неприкосновенно» (общее правило), но возможно вхождение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц в случаях, установленных федеральным законом (исключение).

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г.2 указал: «В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. Из этого следует, что при отсутствии такой неопределенности судья применяет Конституцию, не обращаясь в Конституционный Суд. Таким образом, норма права, которую судья посчитал неконституционной, продолжает действовать, и другие судьи могут применять ее. Такое разъяснение Пленума противоречит ст. 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г., обязывающей судью обратиться в Конституционный Суд РФ независимо от того, возникло ли у него чувство неопределенности при обнаружении закона, противоречащего Конституции. Только так можно устранить из правовой системы неконституционную норму.

 

1.2. Конституция как основа системы принципов уголовного судопроизводства

 

Изменение формы судопроизводства и закрепление в УПК 2001 г. системы его принципов явилось закономерным следствием действия Конституции РФ. Провозгласив права и свободы человека высшей ценностью и возложена на государство обязанность их признавать, соблюдать и защищать (ст. 2 Конституции РФ), Основной закон страны определил направление реформирования всей правовой системы, и прежде всего тех элементов, которые регулируют отношения «личность — государство».

Конституционные положения, обладая равной силой, различаются по сфере охвата различных отраслей права. С этой точки зрения их можно разделить на три группы.

К первой группе относятся такие, которые подлежат реализации во всех отраслях права. Например, ст. 10 Конституции РФ, согласно которой государственная власть осуществляется на основе разделения властей, а органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны, распространяется на все отрасли законодательства. Столь же всеобъемлющим является и положение о равенстве всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ).

Вторую группу составляют положения Конституции, требования которых обращены к нескольким отраслям права. Так, все нормы, содержащиеся в ст. 123 Конституции РФ (гласность судебного разбирательства, осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон и т. д.), имеют равное значение для отраслей права, регулирующих конституционное, административное, гражданское и уголовное судопроизводство.

В третью группу входят конституционные нормы, содержание которых не выходит за пределы конкретной отрасли права. Например, ч. 1 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление, имеет своим адресатом именно уголовное судопроизводство, т. е. сферу отношений, регулируемых уголовно-процессуальным правом.

Принципы уголовного судопроизводства нельзя рассматривать изолированно от принципов построения судебной системы, т. е. судоустройства, а также основных положений уголовного права. Принципы уголовного судопроизводства, прежде всего через процессуальный порядок их реализации, связаны и с другими отраслями права.

Применительно к общей характеристике принципов уголовного судопроизводства следует отметить еще два обстоятельства. Первое из них состоит в том, что ч. 3 ст. 56 Конституции РФ устанавливает правило, согласно которому даже в условиях чрезвычайного положения, не говоря уже о менее экстремальных ситуациях, не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные ст. 20, 21, 23 (ч. 1), 24, 28, 34 (ч. 1), 40 (ч. 1), 46 – 54 Конституции РФ.

Конституционные принципы процесса определяют процедурные аспекты уголовного судопроизводства. К их числу относятся ч. 2 ст. 48 («каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвокатов (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения); ст. 49, содержащая формулировку презумпции невиновности; ст. 50 (запрет повторного осуждения за одно и то же преступление, права осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом); ст. 53 (обязанность государства обеспечить потерпевшим от преступлений доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба). Не меньшее значение для уголовного судопроизводства имеют нормы рассматриваемой категории, которые носят более общий характер (запрет пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения — ч. 2 ст. 21, право на неприкосновенность частной жизни — ст. 23 и 24, гарантия судебной защиты прав и свобод — ст. 46, право на «своего» судью — ст. 47, право на получение квалифицированной юридической помощи — ст. 48, свидетельский иммунитет – ст. 51, право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти и других должностных лиц — ст. 53). Все сказанное свидетельствует о том, что нормы уголовного судопроизводства нельзя рассматривать в отрыве от конституционных норм, содержание которых предопределило многие аспекты уголовно-процессуального законодательства.

Второе обстоятельство, которое необходимо отметить, заключается в том, что принципы судопроизводства неразрывно связаны с основами поения судебной системы. Связь эта настолько тесна, что в ряде случаев судоустройственный по своей природе закон содержит нормы, аналогичные тем, которые в УПК закреплены в качестве принципов уголовного судопропроизводства. Примером может служить ст. 10 Федерального конституционного на «О судебной системе Российской Федерации», которая в качестве одного из общих положений, т. е. принципов, формулирует правило о языке судопроизводства. Такие принципы, как состязательность, гласность, право пользоваться помощью адвоката и др., являются общими для всех форм реализации судебной власти. Их можно назвать принципами правосудия1.

Принципы уголовного судопроизводства определяются и нормами международного права. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Закрепленные в УПК принципы могут быть представлены в виде трех уровневой системы. Первый из этих уровней определяет природу и общую характеристику самого уголовного судопроизводства (ст. 7 и 8 УПК), второй — статус личности (ст. 9— 13 УПК), а третий, вытекающий из второго, — обязательное построение процесса (ст. 14—19 УПК).

Практическая значимость принципов уголовного судопроизводства состоит в следующем.

Во-первых, принципы уголовного судопроизводства кладутся в основу формирования уголовно-процессуального законодательства. При проектировании уголовно-процессуальных правовых актов необходимо руководствоваться принципами уголовного судопроизводства. Ни одна процессуальная норма не должна им противоречить. И наоборот, нормы, регулирующие уголовное судопроизводство, должны вытекать из принципов процесса и им соответствовать. Нарушение этого требования может повлечь признание соответствующей нормы уголовно-процессуального закона не соответствующей Конституции РФ либо ее отмену в будущем как изданную с нарушением принципов уголовного судопроизводства.

Во-вторых, принципам уголовного судопроизводства подчинено решение всех частных вопросов уголовно-процессуальной деятельности. Закон не в состоянии предусмотреть и урегулировать все вопросы, которые могут возникнуть в каждом конкретном случае. Поэтому тогда, когда участник уголовно-процессуального отношения действует самостоятельно, без конкретных указаний закона, он в своих действиях обязан руководствоваться принципами уголовного судопроизводства. Например, в статьях УПК, регламентирующих порядок производства следственных действий, не упоминается о том, что дознаватель, следователь и прокурор в ходе их производства не вправе осуществлять действия, унижающие честь, а также человеческое достоинство участника следственного действия. Однако это обстоятельство не дает права дознавателю, следователю или прокурору при производстве расследования допускать в отношении участника процесса слова, жесты и иные действия, хотя и не создающие опасности для жизни и здоровья личности, что прямо запрещено законом (ч. 4 ст. 164 УПК), но унижающие честь и человеческое достоинство участника процесса. Осуществление ими таких действий неминуемо должно иметь своими последствиями привлечение к ответственности должностного лица, возмещение морального вреда лицу, чьи честь и достоинство были нарушены. Изложенное правило хотя прямо и не закреплено законом, но подлежит применению как вытекающее из принципа, закрепленного в ст. 9 УПК, запрещающего в ходе уголовного судопроизводства осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство. Реализация принципов уголовного судопроизводства в каждом конкретном деле, каждом уголовно-процессуальном правоотношении – юридическая обязанность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда и их должностных лиц.

В-третьих, особое значение принципы уголовного судопроизводства имеют в правоприменительной деятельности при наличии пробелов в праве или, что чаще всего бывает, при пробельности уголовно-процессуального законодательства, а также при коллизии (несогласованности) правовых норм либо затруднении в их применении. В указанных случаях суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель также обязаны руководствоваться принципами уголовного процесса.

Изложенное позволяет сделать вывод, что принципы уголовного судопроизводства оказывают влияние на содержание уголовно-процессуальных норм и уголовно-процессуальной деятельности, уголовно-процессуальное нормотворчество, уголовно-процессуальные акты и, в целом, на правосознание субъектов уголовного судопроизводства. Отсутствие правовых принципов влечет за собой проявление произвола, бюрократизма, беззакония, несправедливости, всевозможных ограничений прав и законных интересов личности и иных отрицательных последствий.

 

2. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

2.1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства

 

Из всей совокупности уголовно-процессуальных норм законодатель выделил те, которые возвел в ранг принципов. Их перечень предваряет норма, формулирующая назначение уголовного судопроизводства, т. е. его цель. Статья 6 УПК достаточно радикально изменила ранее действовавшую формулировку задач уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК РСФСР), которая на первый план выдвигала «быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден».

С учетом того, что обязанность возбуждения уголовного дела и раскрытия преступления возлагалась в равной мере и на органы, осуществляющие уголовное преследование (прокурор, следователь, орган дознания), и на суд (ст. 3 УПК РСФСР) общая репрессивная направленность процедуры уголовного судопроизводства была достаточно отчетливо выражена в ранее действовавшем законе.

В противоположность этому в формулировке положений ст. 6 УПК ключевым словом является «защита». Законодательное определение назначения уголовного судопроизводства отвечает на вопрос, какие общественные потребности оно призвано удовлетворять. Это:

1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Таким образом, репрессивная направленность уголовного судопроизводства уступила место охранительной, что соответствует сущности демократического, правового государства.

<

Цель уголовного судопроизводства предопределяет, какие из процедурных правил будут признаны главными, принципиальными, требованиям которых должны соответствовать другие нормы закона. Из сказанного следует, что принципами уголовного судопроизводства являются наиболее значимые процессуальные правила, соблюдение которых — необходимое условие реализации его назначения. Поскольку уголовное судопроизводство является одной из форм реализации властных полномочий соответствующих государственных органов, особое значение приобретают такие положения закона, которые определяют пределы государственного вторжения в сферу прав и свобод личности.

Принципы представляют собой наиболее общие правила осуществления уголовного судопроизводства. Конкретизация принципов в законодательных нормах выявляет пределы их действия на отдельных стадиях судопроизводства, а также степень соответствия им установленной процедуры в целом. В силу этого закрепленные в УПК принципы уголовного судопроизводства не только обязательны для правоприменителя, но и служат ориентиром для законодателя в процессе изменения норм более частного характера. Другими словами, система принципов определяет направление развития уголовно-процессуального законодательства.

Система принципов иерархична. Некоторые из них являются абсолютными в том смысле, что содержание таких принципов не допускает различные толкования, а их действие не может быть ограничено ни при каких условиях. К числу таких принципов относится, например, принцип осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК). Некоторые из принципов стимулируют относительно определенные требования, содержание которых может изменяться, не выходя за рамки действия этого принципа. Например, принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту может сохранять свое действие при различном объеме как прав обвиняемого подозреваемого, так и соответствующих полномочий должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводств.

Следует отметить, что такого рода характеристика принципа является закономерной, поскольку она оставляет простор для развития и совершенствования уголовно-процессуальной процедуры. Вместе с тем это обусловливает необходимость критического анализа законодательства с точки зрения соответствия составляющих его норм провозглашенным принципам.

Паритет задач уголовного судопроизводства (защита прав потерпевших и защита прав и свобод обвиняемого), содержащихся в ст. 6 УПК, не исключена необходимости отдавать приоритет одной из них при регламентации тех или иных процессуальных институтов.

Наконец, необходимо отметить еще одно обстоятельство. Из 39 норм, содержащихся в гл. 2 УПК, которые формулируют принципы уголовного судопроизводства, свыше половины прямо или косвенно определяют статус обвиняемого, т. е. тот комплекс прав, которыми он располагает в процессе судопроизводства. Это и понятно, так как именно против этого участника процесса обращено острие уголовного преследования.

Совокупность прав обвиняемого, спектр возможностей, которые закон оставляет ему для противостояния обвинению, является основной характеристикой всего уголовного судопроизводства, поскольку она отражает положение личности в государственно-организованном обществе, степень индивидуальной свободы. «Если не ограждена невиновность граждан, — писал Ш. Монтескье, — то не ограждена и свобода»1. Таким образом, принципом уголовного судопроизводства является законодательно закрепленное общее требование, определяющее построение конституционных институтов, а также процессуальной формы в целом.

 

2.2. Общая характеристика конституционных принципов уголовного судопроизводства

 

Глава 2 УПК РФ 2002 г. «Принципы уголовного судопроизводства» открывается тем, что определяет назначение уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Приоритетное значение здесь имеет защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Это имеет самое непосредственное отношение к институту мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, который с одной стороны должен предотвращать нежелательное поведение лица, совершившего преступление (сокрытие от дознания, предварительного следствия или суда; продолжение заниматься преступной деятельностью; угроза свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства; уничтожение доказательств или воспрепятствование производству по уголовному делу иным способом – ст. 97 УПК РФ), а с другой обязан охранять законные права и свободы личности,  и, не посягая на свободу личности,  решать задачи уголовного процесса.

Центральное место среди принципов занимает принцип законности при производстве по уголовному делу – ст. 7 УПК РФ. Под законностью понимается точное и неуклонное применение законов компетентными органами государства (дознавателем, следователем, прокурором, судом), соблюдение (исполнение) всеми участниками уголовного судопроизводства, государственными и негосударственными учреждениями и организациями, должностными лицами, гражданами предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных нормативных актов. Основные положения этого принципа закреплены в ст. 15 Конституции РФ.

Положение о прямом действии Основного закона государства имеет принципиальное значение для правоприменительной практики. Принцип законности заявляет о себе в обычном, повседневном производстве по уголовному делу. Применительно к исследуемой нами теме это означает, что в практике работы правоохранительных органов должны неотступно соблюдаться все нормы института мер пресечения, реализация их должна осуществляться только на основе закона. Оно исключает любые формы произвола, своеволия, вседозволенности при решении вопросов применения мер пресечения или возможность отступления при этом от норм закона в интересах, якобы усиления борьбы с преступностью, либо по соображениям, так называемой, целесообразности, наиболее быстрого и эффективного расследования и разрешения уголовного дела. Важными гарантиями соблюдения предписаний закона являются осуществляемые в тех или иных пределах во всех стадиях уголовного судопроизводства, в частности, при применении мер пресечения, судебный контроль, прокурорский надзор за исполнением законов оперативно – розыскными органами, органами дознания и предварительного следствия.

Принцип законности вытекает из ч.2 ст. 15 Конституции РФ, где говорится, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Общие предпосылки законности содержатся в ст. 1, ст.4, ст. 19, ст.21—23, ст.25, ст.71—72, ст.76, ст.118 и др.

Законность включена и в международно-правовые акты в качестве одной из гарантий справедливого судебного разбирательства, исходя из анализа ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В сфере правосудия законность представляет собой не только принцип деятельности самого суда, но и цель судебного разбирательства.

Принцип законности представляет собой один из принципов уголовного законодательства в РФ (ст. 3 УК РФ). Он означает, что: преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ; применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Отступления от норм материального или процессуального права при рассмотрении судебных дел недопустимы, какими бы соображениями политической или иной целесообразности они ни оправдывались.

В соответствии с принципом законности правосудия в каждом вынесенном судом по делу приговоре или решении должна быть аргументированная ссылка на конкретный закон. Если ссылки на закон нет, применение закона не мотивировано, не учтены обстоятельства дела, приговор или решение могут быть отменены вышестоящей судебной инстанцией.

В демократическом государстве все несут равные обязанности и подлежат равной ответственности за нарушение законности. Законность же как режим охраняет демократические права и свободы граждан, организаций; гарантирует соблюдение демократических процедур как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности государства.

Когда речь идет о требовании соблюдения законов, неизбежно возникает вопрос о том означает ли то, что необходимо соблюдать только законы. Имеется в виду включение в термин «законодательство» иных нормативных актов, издаваемых компетентными органами государства. Здесь следует сказать, что если речь идет о соотношении актов, об их юридической силе, их иерархии, то о законах надо вести речь только как о парламентских актах. Их совокупность образует законодательство в строгом смысле этого слова. Вместе с тем, если какой-либо орган издает подзаконодательный акт в рамках своей компетенции, в соответствии с законом, то это одно – из требований законности, и при таком положении дел законность требует соблюдения и исполнения в том числе и законного акта.

Осуществление правосудия только судом (стать 8 УПК) Согласно статье 8 УПК, правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК. Подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено.

Содержание комментируемой статьи имеет конституционную основу. Согласно статье 118 Конституции РФ, правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, а согласно статье 47 Конституции РФ, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом. Причем конституционное правило, согласно которому правосудие осуществляется только судом, воспроизводится не только в УПК, но и в законодательстве о судебной системе России, гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном законодательстве

Уважение чести и достоинства личности (статьи 9 УПК) Согласно статье 9 УПК, расположенной в главе, озаглавленной «Уважение чести и достоинства личности», в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Неприкосновенность (статья 10 УПК) – В соответствии с закрепленным в статье 10 УПК личности принципом неприкосновенности личности никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных .УПК. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помешенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного УПК. Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.

Содержание данной статьи имеет международно-правовую и конституционную основы. Согласно ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. По Конституции РФ (статья 22), каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Охрана прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК) – Посвященная этому принципу уголовного судопроизводства статья 11 (часть первая) УПК гласит, что суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (часть вторая статьи 11 УПК). При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности (часть третья статьи 11 УПК). Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены УПК (часть четвертая статьи 11 УПК).

Вторая группа законоположений, закрепленных в статье 11 УПК, посвящена общей декларации существования правовых институтов обеспечения личной безопасности участников уголовного судопроизводства, нормы которого рассредоточены по различным статьям УПК, и института возмещения вреда, причиненного органами, осуществляющими уголовное преследование, нормы которого аккумулированы в главе 18 под названием «Реабилитация» (статьи 133-139).

Неприкосновенность (статья 12 УПК) жилища. Согласно статье 12 УПК, осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением безотлагательных случаев, предусмотренных частью пятой статьи 165 УПК. Обыск и выемка в жилище могут производиться тоже только на основании судебного решения, за исключением тех же особых случаев. Эти законоположения возведены в ранг самостоятельного принципа уголовного судопроизводства.

Содержание данной статьи УПК также имеет международно-правовую и конституционную основы. Согласно статье 17 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., никто не может подвергаться произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища. А статья 25 Конституции РФ гласит: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникнуть в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». В развитие данного положения УПК (пункты 4 и 5 статьи 29) устанавливает, что только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, о производстве обыска и (или) выемки в жилище. В соответствии с Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. в ред. от 29 мая>’2002 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (пункты 4 и 5 статьи 10) указанные процессуальные нормы вводятся в действие с 1 января 2004 г., а до той поры решения по этим вопросам принимает прокурор.

Таким образом, речь идет не о том, что в уголовном судопроизводстве вообще не допускается проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц, а как раз об обратном — о ситуациях, когда такое проникновение допускается в целях правосудия по уголовным делам и о судебно-правовых гарантиях против произвольного, необоснованного проникновения.

Тайна переписки. телефонных и иных переговоров, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК). Согласно части второй статьи 23 Конституции РФ, каждый имеет право на тайну переписки, иных переговоров, телефонных переговоров, телеграфных и иных телеграфных и сообщений. Ограничение этого права допускается только .на основании судебного решения. (статья 13 УПК) Данное положение воспроизводится в части первой статьи 13 УПК, а часть вторая этой статьи, развертывая его к сфере уголовного судопроизводства, гласит, что .наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи и запись телефонных и иных переговоров могут производиться только на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных уже упоминавшейся ранее частью пятой статьи 165 УПК. Однако эта статья ни слова не говорит о наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и ее выемке в учреждениях связи, что дает основание думать о рассогласованности анализируемых правовых норм.

Презумпция невиновности (статья 14 УПК) — Презумпция — это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное. Презюмировать — значит добросовестно и убежденно считать определенное положение истинным, пока оно не опровергнуто. Отношения между людьми в цивилизованном обществе строятся на Презумпции добропорядочности, которая означает, что пока не доказано обратное, каждая личность предполагается отвечающей общечеловеческим эталонам морали высоконравственной персоной, словом, порядочным человеком.

Презумпция невиновности является одним из демократических принципов уголовного процесса, на котором строится доказывание по уголовному делу, принятие судебных и следственных решений, словом, все производство по уголовному делу, и речь идет действительно о «чистопородном» принципе уголовного судопроизводства, хотя и он не является продуктом развития самого уголовного процесса, его внутренней закономерностью.

Согласно статье 14 УПК:

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ), неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ) – принципы уголовного процесса, означающие обязанность лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судьи и суда при выполнении процессуальных действий и вынесение решений, не допускать унижения чести и достоинства участвующих в деле лиц и применять меры пресечения как связанные, так и не связанные с заключением под стражу только в случаях действительной необходимости и не иначе как на основании, в порядке и пределах, предусмотренных законом.

Актом, определяющим суть российской судебной системы, является ст. 118 Конституции РФ, где сказано: «1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом… 3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается».

Для уяснения сложившейся к настоящему времени системы судов, к ведению которых отнесено осуществление правосудия и иных полномочий при производстве по уголовным делам, в целом имеют большое значение положения ст. 126 Конституции РФ, Закона о судебной системе, Закона о военных судах, Закона о мировых судьях и п. 16, 48, 52 и 53 ст. 5 УПК. В силу этих положений осуществление названных полномочий возлагается на суды общей юрисдикции, подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела тем судом и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ и ч. 3 ст. 8 УПК). Никакие другие суды, государственные либо иные органы не вправе осуществлять данный вид деятельности.

Применительно к разбирательству уголовных дел суть рассматриваемого принципа характеризуется и тем, что только суду принадлежит исключительная компетенция в решении вопроса о признании подсудимого виновным и назначении ему наказания в соответствии с законом (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14, 29 УПК), только суд вправе принять решение о применении к лицу принудительной меры медицинского характера (п. 4 ч. 1 ст. 29 УПК).

Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность прекращения производства по уголовному делу вследствие акта амнистии, истечения срока давности, изменения обстановки и т. п. в ходе предварительного расследования. Если же обвиняемый против прекращения дела по такому основанию возражает, оно должно быть направлено в суд, который будет решать по существу вопрос о виновности или невиновности, о постановлении оправдательного или обвинительного приговора.

Рассмотрение уголовных дел судами осуществляется коллегиально и единолично. Судья единолично решает вопросы, подлежащие выяснению при назначении судебного заседания (ст. 227 УПК).

Суд при осуществлении правосудия не должен совершать действия, направленные на изобличение виновных. Конституционный Суд РФ в своих постановлениях признал, что не соответствует Конституции РФ возложение на суд обязанности возбуждения уголовного дела и формулировки обвинения, возвращения уголовного дела для дополнительного расследования, обоснования предъявленного органами расследования обвинения в случае отказа прокурора от обвинения. В настоящее время эти положения нашли отражение в ст. 15, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 227, ч. 1 ст. 234, ч. 7 ст. 246 УПК и др.

Следующим принцип уголовного судопроизводства судей является принцип самостоятельности судов, независимости судей, присяжных заседателей.

Исходные положения принципа содержатся в ст. 120—122 и 124 Конституции РФ, ст. 5, 13, 29 Закона о Конституционном Суде, ст. 5 Закона о судебной системе, ст. 1 и 9 Закона о статусе судей и ст. 5 Закона о военных судах. Конституция РФ провозгласила и закрепила принцип устройства государственной власти — разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10). При этом определено, что судебная власть является самостоятельным видом государственной власти, функционирующим независимо от чьей бы то ни было воли и подчиняющимся только Конституции РФ и закону.

Самостоятельность судебной власти подкрепляется положением о независимости судей и присяжных заседателей и подчинении их при осуществлении правосудия только Конституции РФ и закону.

Независимость судей и присяжных заседателей гарантируется:

а) порядком формирования корпуса судей и присяжных заседателей (ст. 13 Закона о судебной системе, ст. 3—б Закона о статусе судей, ст. 80 — 85 Закона о судоустройстве);

б) установленным порядком приостановления и прекращения полномочий судьи, правом судьи на отставку (ст. 13—15 Закона о статусе судей);

в) несменяемостью судей (ст. 121 Конституции РФ);

г) неприкосновенностью судей и присяжных заседателей (ст. 122 Конституции РФ, ст. 16 Закона о статусе судей, ст. 87 Закона о судоустройстве, ст. 5 Закона о судебной системе);

д) установлением ответственности за незаконное воздействие на судей и присяжных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия, с целью воспрепятствования всестороннему, полному и объективному рассмотрению конкретного дела и принятию законного и обоснованного приговора или иного решения, а также за иное вмешательство в деятельность суда и проявление неуважения к суду (ст. 294—298 УК);

е) установлением системы мер государственной защиты жизни здоровья и имущества судей всех судов общей юрисдикции, присяжных заседателей и их близких. 20 апреля 1995 г. принят Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»1. В нем определены виды мер государственной защиты, органы, ее обеспечивающие, меры социальной защиты, решены другие вопросы;

ж) неограниченностью срока полномочий судьи (кроме случаев назначения впервые судей районных судов или судей военных гарнизонных судов сроком на три года (ст. 11 Закона о статусе судей, ч. 3 ст. 26 Закона о военных судах2);

з) неподотчетностью никому судей в своей деятельности по осуществлению правосудия (п. 4 ст. 1 Закона о статусе судей3);

и) предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу (ст. 19 Закона о статусе судей);

к) процедурой осуществления правосудия.

Принцип равенства перед законом и судом всех участников уголовного процесса. Правовым основанием данного принципа служат предписания многих широко признаваемых международных договоров, касающихся защиты прав человека и основных свобод, и действующих российских законов. Среди последних, естественно, нужно отметить в первую очередь Конституцию РФ, которая предусматривает, в частности (ст. 19):

«1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

Данное конституционное положение подлежит неуклонному соблюдению во всех сферах общественной и государственной жизни, включая сферу уголовного судопроизводства. Оно является общим для всех — и для граждан России, и для иностранцев, и для лиц без гражданства.

Понятие равенства перед судом, как известно, не отличается существенно от понятия равенства перед законом. Оно означает наделение равными процессуальными правами и соответствующими обязанностями всех, кто в том или ином качестве предстает перед судом либо обращается к нему с ходатайством или с жалобой при производстве по уголовному делу.

Следующим принцип, который будет проанализирован в данной главе – принцип открытого судебного разбирательства. Конституция РФ устанавливает: «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом»1 (ч. 1 ст. 123). Статья 9 Закона о судебной системе говорит о принципе гласности в деятельности судов. Из содержания этой статьи следует, что термин «гласность» употребляется как синоним термина «открытое разбирательство дела в суде»1. Гласности, как общему условию судебного разбирательства уголовных дел, посвящена также ст. 241 УПК.

Содержание этого принципа необходимо рассматривать в двух аспектах. Во-первых, открытое разбирательство дел в суде означает, что в судебном заседании могут присутствовать любые лица, не участвующие в производстве по делу, достигшие определенного возраста и пожелавшие придти на рассмотрение уголовного дела. Во-вторых, открытое разбирательство дела предполагает возможность оглашения материалов судебного разбирательства.

Закон строго ограничивает случаи, когда в порядке исключения дело может слушаться в закрытом судебном заседании (ч. 2 ст. 241 УПК). Открытое разбирательство запрещается только в тех случаях, когда оно противоречит интересам охраны государственной или иной (коммерческой, служебной, врачебной, журналистской и т. п.) охраняемой федеральным законом тайны. В закрытых судебных заседаниях соблюдаются все нормы уголовного судопроизводства.

Принцип языка уголовного судопроизводства принцип отражает национально-государственное устройство Российской Федерации и служит гарантией национального равноправия граждан в уголовном процессе, свободного употребления ими родного языка. Исходные положения этого принципа содержатся в ст. 26 и 68 Конституции РФ, ст. 18 Закона РФ «О языках народов РСФСР» от 25 октября 1991 г.2, ст. 18 УПК и ст. 10 Закона о судебной системе, в ч. 1 и 2 которой сказано: «1. Судопроизводство и делопроизводство в Конституционном Суде Российской Федерации, Верховном Суде Российской Федерации, Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации, других арбитражных судах, военных судах ведутся на русском языке — государственном языке Российской Федерации. Судопроизводство и делопроизводство в федеральных судах общей юрисдикции могут вестись также на государственном языке республики, на территории которой находится суд.

Судопроизводство и делопроизводство у мировых судей и в других судах субъектов Российской Федерации ведется на русском языке либо на государственном языке республики, на территории которой находится суд».

Презумпция невиновности (статья 14 УПК). Презумпция — это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное. Презюмировать — значит добросовестно и убежденно считать определенное положение истинным, пока оно не опровергнуто. Отношения между людьми в цивилизованном обществе строятся на Презумпции добропорядочности, которая означает, что пока не доказано обратное, каждая личность предполагается отвечающей общечеловеческим эталонам морали высоконравственной персоной, словом, порядочным человеком.

Презумпция невиновности является одним из демократических принципов уголовного процесса, на котором строится доказывание по уголовному делу, принятие судебных и следственных решений, словом, все производство по уголовному делу, и речь идет действительно о «чистопородном» принципе уголовного судопроизводства, хотя и он не является продуктом развития самого уголовного процесса, его внутренней закономерностью.

Состязательность сторон (статья 125 УПК) Согласно части третьей статьи 123 Конституции сторон РФ, судопроизводство осуществляется на основе (состязательности и равноправия сторон. Данная норма воспроизводится в части первой статьи 15 УПК в следующей формулировке: «Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон». В этом положении заложен глубочайший юридический смысл. Судить — значит разрешать правовой спор сторон, наделенных одинаковыми правами, присуждая победу одной стороне и поражение другой. Без состязательности равноправных сторон нет суда, нет и правосудия. Этот принцип свойствен не только уголовному, но и гражданскому, арбитражному, административному и конституционному судопроизводству; он является душой любого судебного процесса.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому право на защиту (статья 16 УПК). Данный принцип органически вытекает из презумпции невиновности: необходимо лишь тому, кто еще не признан виновным, имеет праву на защиту, а вывод о виновности никем не предрешен. Обеспечить реализацию права на защиту обязаны органы государства, ведущие уголовный процесс, иначе говоря, осуществляющие производство по данному уголовному делу и несущие ответственность за его успешное движение и завершение.

Свобода оценки доказательств (статья 17 УПК) – согласно статье 17 УПК, судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Совокупность этих правил законодатель расценивает в качестве принципа российского уголовного судопроизводства.

Принцип участия граждан в отправлении правосудия по уголовным делам. Правовым основанием этого принципы является ч. 5 ст. 32 Конституции РФ, предусматривающая право граждан на участие в отправления правосудия. Аналогичные положения содержатся в ст. 8 Закона о судебной системе, ст. 70, 80 – 88 Закона о судоустройстве.

В настоящее время данный принцип реализуется в судебном процессе с участием присяжных заседателей. Присяжные заседателя решают вопросы факта в отсутствии судьи-профессионала, выносят вердикт, обязательный для судьи. Квалификацию и меру наказания определяет судья самостоятельно с учетом мнения присяжных заседателей о том, что подсудимый заслуживает снисхождение (ст.ст. 324 – 353 УПК РФ).

Право на обжалование процессуальных действий и решений (статья 19 УПК). Согласно части первой статьи 19 УПК, действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следовых действий следователя, органа дознания и дознавателя могут и решений быть обжалованы в порядке, предусмотренном (статья 19 УПК) данным Кодексом. Это установление возведено в ранг уголовно-процессуального принципа. Его реализация осуществляется посредством применения многочисленных правил, рассредоточенных по всему Кодексу. Особое значение среди них занимает глава 16 УПК, специально посвященная данной теме, которая называется «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство».

 

2.3. Процессуально-правовые гарантии

 

Процессуально-правовые гарантии — это содержащиеся в нормах права правовые средства, обеспечивающие всем субъектам уголовно-процессуальной деятельности возможность выполнять обязанности и использовать предоставленные права.

Государственным органам (должностным лицам) правовые гарантии обеспечивают возможность выполнять свои обязанности и использовать свои права для достижения задач уголовного судопроизводства, а гражданам — реально использовать предоставленные им процессуальные средства для защиты и охраны прав и законных интересов. Права, предоставленные органу государства (должностному лицу) в уголовном процессе, гарантированы обязанностью соответствующих лиц выполнять обращенные к ним требования и установленными законом санкциями за невыполнение этих обязанностей.

Поскольку одной из сторон процессуально-правового отношения всегда является государственный орган или должностное лицо, наделенное властными полномочиями, особое значение в уголовном процессе приобретают процессуальные гарантии личности, охрана ее законных прав и интересов, обеспечение права на судебную защиту. Реальное обеспечение права личности, в первую очередь обвиняемого, является критерием оценки демократизма, гуманизма уголовного процесса.

Основу гарантий прав личности в сфере уголовного процесса составляют закрепленные и обеспечиваемые Конституцией права и свободы человека и гражданина.

Эти основополагающие нормы конкретизируются в уголовно-процессуальном законе применительно к стадиям процесса и правам, предоставленным участникам и иным субъектам уголовного процесса.

Подозреваемый, обвиняемый (подсудимый, осужденный) могут защищать свои права как лично, так и с помощью защитника, представителей. Законом гарантированы права потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и иных участников процесса (свидетелей, экспертов, специалистов, понятых, переводчиков и др.).

Процессуальными гарантиями прав личности являются те средства, которые обеспечивают фактическую реализацию этих прав. Например, право обвиняемого иметь защитника гарантируется разъяснением ему этого права, предоставлением права избрать защитника, предоставлением ему, в указанных законом случаях, бесплатно помощи защитника и др. Гарантии прав граждан в уголовном судопроизводстве существенно усилены тем, что решение о задержании подозреваемого свыше 48 часов, избрание меры пресечения содержания под стражей возможно только по решению суда. Суд дает разрешение на производство следственных действий, в суд могут быть обжалованы действия и решения следователя, дознавателя, прокурора.

Обязанность по обеспечению прав граждан — участников процесса возложена на лиц, ведущих судопроизводство (следователь, прокурор, суди др.). Они обязаны разъяснить участвующим,в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав, принимать меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и не перелагать обязанность доказывания на обвиняемого; выносить законные, обоснованные и мотивированные решения; отменять решения, нарушающие права граждан, и восстанавливать нарушенную законность, обеспечить реализацию прав потерпевших от преступления.

На органах дознания, следователе, прокуроре и суде лежит обязанность принять меры к возмещению вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключение под стражу, и к восстановлению иных прав реабилитированных.

Обязанность государственных органов, ведущих процесс, обеспечивать его участникам (обвиняемому, потерпевшему и др.) возможность реализовать свои права обусловлена тем, что фактическое использование прав участников процесса — одно из важнейших условий объективного, непредвзятого исследования дела, защиты законных интересов личности в процессе. Эти органы обязаны соблюдать процессуальные права граждан. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы участники процесса знали свои права и использовали их, так как только при этом условии может быть исключен обвинительный уклон, вынесено законное и обоснованное судебное решение.

Выше мы рассматривали уголовно-процессуальное право исходя из представления о его нормах и их реализации. Однако такой подход не даст полного представления о механизме действия процессуального права.

Право, в том числе и уголовно-процессуальное, может рассматриваться не только как совокупность норм, но и как деятельность субъектов права, соблюдающих, применяющих и исполняющих правовые предписания, т.е. право в действии. Право в действии представляет собой предмет социологического изучения. При этом расширяется предмет изучения — он включает не только правовые нормы, но и весь механизм правового регулирования, в том числе различные объективные и субъективные факторы. К ним, например, относятся социальные условия, в которых реализуются нормы уголовно-процессуального права, организация деятельности государственных органов в уголовном процессе, порядок замещения должностей в правоохранительных органах, требования, предъявляемые к судьям, прокурорам, показатели, принятые в качестве критериев их пригодности к профессии или оценки эффективности деятельности. Исследование процессуального права в действии включает и изучение профессиональной подготовленности к выполнению тех или иных обязанностей; социально-психологические условия деятельности, личностные качества правоприменителей и др.

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документа и материалы. М., 1989. С. 413– 419
  2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // СЗ РФ. 2001. № 2; БМД. 2001. № 3.
  3. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  5. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  6. ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ с доп. и изм. // СЗ РФ. 1997. № 1.
  7. ФКЗ: О военных судах Российской Федерации: от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3170
  8. Закон РФ: «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. с изм. и доп. // ВВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1792.
  9. Закон РФ: «О языках народов РСФСР» от 25 октября 1991 г. // ВВС. 1991. № 50, ст. 1740.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // БВС РФ. 1996. № 1. С. 3.
  11. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2004.
  12. Безлепкин Б.Т. Судебная система, правоохранительные органы и адвокатура в России. –М.: Юрист, 2001.
  13. Борисов Г.А. О системе принципов, действующих в правовой сфере //Проблемы правоведения: Межвед. научный сборник. – К.: Вища школа, 1976. Вып. 34.
  14. Быков В. М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ 1993 года // Российская юстиция. 1994
  15. Григорьев В.Н. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002.
  16. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Российская юстиция. 1995. N 8.
  17. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Российская юстиция. 1995. № 8. С. 39-42.
  18. Гриненко А. В. Конституционные основы досудебного уголовного процесса в Российской Федерации. М., 2000.
  19. Громов Н. А., Николайченко В. В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. 1997. № 7. С. 33–34.
  20. Джафаркулиев М.А. Язык судопроизводства в многонациональном государстве. М., 1992.
  21. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2005.
  22. Кудрявцев А., Лившиц Ю. О понятии принципа в уголовном процессе // Правоведение. 2001. N 4.
  23. Лупинская П. А. Принципы уголовного процесса. Уголовный процесс // Под общ. ред. П. А. Лупинской. М., 1995.
  24. Мальцев В.В. Принципы уголовного законодательства и общественно опасное деяние //Государство и право. 1997. № 2.
  25. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955.
  26. Москвина С., Уваров И. Отражение конституционных принципов в Уголовно-процессуальном
    законодательстве // Следователь. 1996. N 2.
  27. Стецовский Ю. И., Ларин А. М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988.
  28. Тумаркин Д. Понятие принципов уголовного процесса // Право и жизнь. 2001 . N 35. С. 57 – 66.
  29. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко.-М.: ИКД: Зерцало, 2004.
  30. Уголовный процесс России / Под ред. В.З. Лукашевича. Спб., 2004.
  31. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. П.А. Лупинской.–М.: Юристъ, 2004.

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00046 sec

WordPress: 22.12MB | MySQL:115 | 2,063sec