Контрабанда

<

033114 0124 1 Контрабанда

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТАМОЖЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

§ 1. Исторические этапы развития ответственности за таможенные преступления по российскому законодательству досоветского периода

История уголовной ответственности за таможенные преступления неразрывно связана со становлением атрибутов государства: установлением государственных границ, развитием экономики страны, внешней и внутренней торговли и, как следствие этого, таможенного дела и т.д. Однако рассматриваемое явление непосредственно обусловлено государственным регулированием трансграничного оборота, введением пошлины на ввозимые и вывозимые товары. Стремлением уклониться от их уплаты либо желанием экспортировать или импортировать товары, запрещенные к вывозу или ввозу из страны, можно объяснить появление незаконного перемещения товаров помимо таможен или же через таможни, но с их сокрытием, как социального явления. В Древней Руси, по свидетельствам исторических источников, контрабанда была известна еще до X в. Примерно с середины 1051 в. государство начинает активно бороться с контрабандой. С этого периода можно начинать отсчет формирования соответствующей законодательной базы. Однако следует отметить, что законодательство развивалось достаточно своеобразно: уголовно-правовые нормы об ответственности за контрабанду содержались как в таможенном, так и в уголовном законодательстве России. Официальное же признание контрабанды произошло в ХII – ХIII вв., когда государство правовыми методами стало реагировать на контрабандный провоз товаров. Представляется, что с этого времени и следует вести отсчет истории контрабанды как правового явления. «…Первыми контрабандистами на Руси, — пишет профессор Ю.Г. Кисловский, — были заморские купцы, начиная с представителей Ганзы в Новгороде в ХIII – ХIV вв., а затем английские купцы в ХVI-ХVII вв. Не довольствуясь огромными дивидендами, получаемыми в результате скупки товаров в России и их вывоза в свои страны, они, по сути дела, грабили страну».1 Разумеется, государство не могло оставаться безучастным свидетелем этого. Принимались меры, направленные как на борьбу с уклонением от уплаты таможенных пошлин, так и с контрабандой. Например, в ст. 96 Судебника 1550 г. говорилось: «…А наместником, и волостелем, и их тиуном и пятенщиком в городах и волостях непродажных и доморощенных лошадей не пятнади. А кто учнут в городах или волостях непродажные и доморощенные лошади пятнади, и доведут на него то, и кто на нем взыщет чего в тех лошадях, и те ему убытки платити без суда втрое, а в пене, что государь укажет»1. Это положение ранее было закреплено в ст. 10 Белозерской таможенной грамоты 1497 г.

Судебник 1550 г. закреплял право царя на предоставление льгот, в том числе и по таможенным платежам. В ст. 43 указывалось: «…А велит государь кому какову грамоту дать льготную, или уставную, или полетную с красною печатью, и что возьмет печатник от печати от которые грамоты, и дьяку от подписи взята то же. Тарханных вперед не давати никому; а старые тарханные грамоты поймати у всех»2. Таким образом, монастыри, государственные чиновники и т.п. лишались права на получение указанных льгот.

Именной указ с боярским приговором Алексея Михайловича от 25 октября 1653 г., в историографии таможенного дела, рассматриваемый как Таможенный устав или как торговый устав, вместо различных таможенных сборов, ввел единую «рублевую пошлину». Отменялись некоторые проезжие пошлины. Составленная на его основе Уставная грамота в решении указанных вопросов пошла еще дальше. Так, запрещались проезжие пошлины во владениях светских и духовных феодалов, упразднялся откупной порядок взимания таможенных сборов. В это же время принимались меры к купюрам привилегий иностранных купцов, ограничивались места, где разрешалось им торговать.

О том значении, которое придавалось борьбе с контрабандой, говорит, тот факт, что в Соборном уложении 1649 г. — кодексе русского феодального права, выделялась специальная глава (110) «О мытах и о перевозех и о мостах», охватывающая двадцать статей. В большинстве своем они содержали преимущественно нормы финансового и административного права, а также связанные с ними гражданско-правовые установления. Однако статьи 1, 4, 5, и 7 данной главы непосредственно посвящены видам таможенных пошлин и ответственности за уклонение от их уплаты и контрабандный провоз товаров.

Так, в ст. 1 говорится о трех основных видах пошлин: мыте, перевозе, мостовщике. «И велел государь о том в Московском уезде и в городех учинити заказ крепкой, и послати свои государевы грамоты, чтобы с служилых людей и сих людей и запасов и з гонцов ни кто ни где мыту и перевозу и мостовщины не имал» 1. Непосредственно о контрабанде говорится в ст. 4 Уложения.

Первым законодательным актом, свидетельствующим о начале таможенной реформы, осуществляемой царем Алексеем Михайловичем, стал Именной указ с боярским приговором «О взимании таможенной пошлины с товаров в Москве и в городах с показанием поскольку взято и с каких товаров» от 25 октября 1653 года. В его развитие 30 апреля 1654 года государь подписал Именную грамоту «О злоупотреблениях, происходящих от сдачи на откуп мытов, мостов, перевозов, съестных и других припасов, о стеснении тем народной промышленности и об уменьшении для сего некоторых налогов». Указанными законодательными актами устанавливалась единая рублевая пошлина, которой в равной мере облагались все торговые сделки; предусматривались меры к лицам, утаившим товар или занижавшим его продажную цену; вводились в оборот так называемые выписи, заверенные таможенными головами, что позволяло осуществлять контроль за экспортируемым и импортируемым в страну товаром; таможенным головам предоставлялось право «сыскивать про утаенные товары и про цену всякими сыски наукрепко, а буде кто доведется пытки, того пытати»2; наконец, отменялась откупная система взимания таможенных пошлин.

22 апреля 1667 года был принят Новоторговый устав. Если законодательное решение вопросов внутренней торговли в нем базировалось главным образом на Торговом уставе 1653 г., то регулирование иностранной торговли впервые получило в данном акте всестороннее отражение в форме единого закона для всего государства. Новоторговый устав закреплял достаточно жесткий контроль за деятельностью «торговых голов», что свидетельствует о стремлении государства подчинить своему контролю всю торговлю в стране – как внешнюю, так и внутреннюю, исключить контрабандный вывоз и ввоз товара. Особо жестокая система таможенного контроля устанавливалась при транспортировке иноземных товаров. Так, ст. 57 Устава предписывала: «А когда иноземцы учнут товары свои класть в суды, в которых весть в Русь, и тому, хто товары свои класть в суды, надобно наперед принесть в таможенную роспись за рукою и товару имя, и в чье судно класти, записать именно в книги, и ему вольно товары свои класть в суды. И против той росписи у того иноземца все товары в бочках и в ящиках и в кипах и во всяких местах досматривать накрепко, везде разбивать, вещие перевесить для того, что бывает лишних много неявленных товаров. И что объявится сверх росписи лишних товаров, и те все лишние товары имать на великого государя бесповоротно» 1. Контрабандой признавались нарушения, связанные не только с провозом излишков товара, но с провозом не дозволенных к экспорту или импорту предметов. Анализ норм Новоторгового устава показывает, что основной мерой реагирования государства на нарушения таможенных установлений (и фактически — единственной) являлась конфискация в пользу царя предметов контрабанды.

В процессе начавшейся кодификации законодательства (первая половина XIX века) значительное внимание было уделено регламентации контрабанды как самостоятельного правонарушения и ответственности за нее. По мнению Б.М. Угарова2, впервые систематизированное законодательство о контрабанде появилось в Таможенном Уставе 1819 года. Глава 3 Устава определила, что таможенные учреждения являются государственными органами, установила порядок охраны границы (охрана возлагалась сначала на таможенную, а затем на пограничную стражу). Товары, перемещаемые через границы, разрешалось перевозить только через таможни. В Уставе содержится определение понятия контрабанды. Под ней понимались не только товары, проносимые или провозимые через границу мимо таможен, но также и товары, привезенные из-за границы и не указанные в предъявленных в таможню документах. Нормы карательного характера, содержащиеся в Уставе, были перенесены в Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Под контрабандой стали подразумевать перемещение товаров и предметов мимо таможни или хотя через таможню, но с сокрытием от таможенного контроля (статья 21 Устава) 1.

Следующим шагом в развитии законодательства о борьбе с контрабандой стало принятие в новой редакции Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года и Таможенного Устава 1892 года. Глава 7 Уложения посвящалась ответственности лиц, виновных в нарушении постановлений таможенных уставов, в том числе в контрабанде.

Таможенный Устав 1892 г. не внес изменений в определение контрабанды. Согласно Уставу — тайный ввоз и вывоз товаров карался конфискацией товара с наложением денежного штрафа. Основными субъектами, несшими ответственность, были хозяин контрабандных товаров и провозитель товаров. Лица, укрывающие тайно привезенный товар, подлежали обложению штрафом в размере двойной стоимости обнаруженного товара.

Устав предусматривал ответственность за «квалифицированную» контрабанду. К ней относилась водворение контрабандных товаров «скопищем» (группой лиц), вооруженными людьми и с сопротивлением задержателям. Такие действия влекли наказание в виде лишения всех прав состояния, тюремного заключения или пребывания в исправительном доме. Наиболее жесткое наказание — ссылка на каторжные работы на срок от 4 до 6 лет налагалась на лиц, неоднократно судимых за контрабанду, задержанных в пограничной полосе.

Работа над совершенствованием законодательства о борьбе с контрабандой продолжалась и в начале XX века. Важнейшим источником данного периода, на наш взгляд, является Уголовное Уложение 1903 года, которым были внесены изменения в содержание определения контрабанды. В соответствии с его положениями, контрабандными признавались товары, провозимые или проносимые незаконными путями и способами за границу или из-за границы, а равно те товары, которые из-за границы были привезены в таможню, но на основании правил о привозе считаются тайно провозимыми. До 1917 года царским правительством было издано ряд нормативных документов, регламентирующих ответственность за контрабанду и работу таможен (Таможенный Устав 1906 года, Таможенный Устав 1910 года и т.д.).

 

 

 

§ 2. История развития уголовного законодательств об ответственности за таможенные преступления советского и постсоветского периода

Отличительной чертой законодательства, направленного на борьбу с контрабандой в период после октября 1917 г., являлось то, что оно было призвано защищать и охранять монополию внешней торговли, провозглашенную и осуществляемую вновь созданным государством в соответствии с Декретом СНК РСФСР от 24 апреля 1918 г.1 Понятие контрабанды в Декрете не раскрывалось. Не было точного определения контрабанды и по Декрету от 17.10.1921 г., лишь в ст. 15 указывалось, что конфискации таможенными учреждениями подлежат: а) предметы, проносимые через границу мимо таможенных учреждений; б) предметы, воспрещенные к вывозу и ввозу, скрытые от таможенного контроля путем какого-либо ухищрения или путем неправильной декларации при почтовых отправлениях; в) предметы, разрешенные к вывозу или ввозу, но скрытые от таможенного контроля с целью избежания оплаты сборов; г) предметы, не разрешенные к обращению в Республике (оружие, военное снаряжение и т.п.), задержанные при ввозе их без необходимого разрешения; д) документы, вредные для РСФСР в политическом и экономическом отношениях; е) предметы старины и искусства, вывозимые за границу без разрешения. В ст. 97 УК РСФСР 1922 г., помещенной в главу «Преступления против порядка управления», о контрабанде говорилось в общих чертах, как о нарушении законов и постановлений о провозе товаров через границу.

Таким образом, в первые годы после революции нормы с достаточно широкой диспозицией отсутствовали. Характер преступного деяния определялся путем перечисления ряда действий: «сокрытие от таможенного контроля», «вывоз без разрешения». При отнесении предметов к контрабандным руководствовались соображениями идеологического характера: «документы, вредные в политическом и экономическом отношении».

Впервые определение контрабанды, близкое по форме и по существу действующему, было сформулировано в Декрете СНК РСФСР от 24.04.1923 г. 16 Контрабандой признавалось перемещение или покушение на перемещение какого-либо имущества через государственную пограничную черту с сокрытием от таможенного контроля. Сами эти понятия раскрывались в инструкции НКВТ, утвержденной 17.10. 1923 г.1 Под перемещением понимались всевозможные способы передвижения имущества: пронос, перебрасывание, провоз на лошадях, вьючных животных, при помощи механических средств транспортирования, летательных аппаратов и т.д. Покушением на перемещение имущества через государственную пограничную черту помимо таможенных учреждений следовало признавать действия, направленные на совершение указанного перемещения, когда совершитель не выполнил всего того, что было необходимо для приведения его намерения в исполнение, или когда, несмотря на выполнение им всего того, что он считал необходимым, преступный результат не был достигнут по причинам, от него не зависящим. Сокрытием считался факт перемещения имущества помимо таможенных учреждений, а также через них, но с применением особых ухищрений с целью избежания таможенного досмотра перемещаемого имущества (например, сокрытие его в особо устроенных помещениях, зашивка под подкладку платья и т.п.).

Принятый в 1924 г. Таможенный устав каких-либо изменений в понятие контрабанды не внес.

Изменения в ст. 97 УК РСФСР были внесены Декретом СНК РСФСР от 01.03.1926 г. Контрабанда определялась как перемещение через пограничную черту товаров, ценностей, имущества и всякого рода предметов помимо таможенных учреждений или через таковые, но с сокрытием от таможенного контроля. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. полностью воспринял данное определение. В 1927 г. было принято Положение о преступлениях государственных 17, в соответствии с которым контрабанда относилась к группе государственных, т.е. особо опасных для СССР деликтов против порядка управления.

Уголовное законодательство о борьбе с контрабандой, сложившееся к 1928 г., осталось почти неизменным на протяжении 30-ти лет — до принятия Закона СССР от 25.12. 1958 г. об уголовной ответственности за государственные преступления. 1 В ст. 15 названного Закона указывалось, что «контрабанда», т.е. «незаконное перемещение товаров или иных ценностей через государственную границу СССР, совершенная с сокрытием предметов в специальных хранилищах, либо с обманным использованием таможенных или иных документов, либо в крупных размерах, либо группой лиц, организовавшихся для занятия контрабандой, либо должностным лицом с использованием служебного положения, а равно контрабанда взрывчатых, наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ, оружия и воинского снаряжения — наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества со ссылкой на срок от двух до пяти лет или без ссылки». Данное определение контрабанды было включено в УК РСФСР 1960 г, и существенно не изменялось до 1994 г.

В соответствии с Федеральным законом от 01.07.1994 г. статья о контрабанде была изложена в новой редакции (ст. 78 УК РСФСР). Ответственность наступала за незаконное перемещение через таможенную границу России с использование одного из названных в статье способов только наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, радиоактивных и взрывчатых веществ, вооружения, взрывных устройств, огнестрельного оружия, боеприпасов к нему (кроме гладкоствольного охотничьего оружия, патронов и боеприпасов к нему), оружия массового поражения, материалов и оборудования, которые могут быть использованы при его создании, стратегически важных сырьевых товаров, предметов художественного, исторического и археологического достояния народов России и зарубежных стран. Все другие товары и транспортные средства могли стать предметом данного преступления только в случае открытого перемещения их через таможенную границу вопреки прямому запрету присутствующего при этом должностного лица, осуществляющего таможенный контроль (прорыв таможенной границы). В ином случае незаконное перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу рассматривалось как нарушение таможенного законодательства и влекло уголовную ответственность в случае совершения этих действий в крупных размерах (ст. 1691 УК РСФСР).

Однако при принятии Уголовного кодекса 1996 г. данная позиция законодателя претерпела изменение, и теперь в УК РФ имеет место одна статья — 188, в части первой которой предусматривается ответственность за незаконное перемещение товаров и иных предметов, а по части второй уголовная ответственность наступает в случае незаконного перемещения общеопасных предметов, перечень которых исчерпывающий.

 

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОНТРАБАНДЫ И УКЛОНЕНИЯ ОТ УПЛАТЫ ТАМОЖЕННЫХ ПЛАТЕЖЕЙ КАК ТАМОЖЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

 

 

§ 1. Понятие объекта контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей

Контрабанда – традиционный состав для уголовного закона, он наказывался в дореволюционный период, наказывался в советский период, наказывается сейчас. Уголовно наказуемую контрабанду признают практически вес государства мира. Контрабанда посягает на принцип запрета заведомо криминальных форм поведения в экономической деятельности.1

Вопрос об объекте контрабанды в юридической литературе является дискуссионным. Это объясняется тем, что контрабанда, как и многие другие преступления, может причинить вред одновременно нескольким охраняемым уголовным правом общественным отношениям. Статья о контрабанде помещена законодателем в главу 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности», которая, в свою очередь, располагается в разделе VIII УК РФ «Преступления в сфере экономики».

Общим объектом контрабанды, как и любого другого преступления, предусмотренного УК РФ, является вся совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств, перечисленных в ст. 2 УК РФ.

При определении родового объекта контрабанды традиционно исходят из того, в каком разделе Особенной части Уголовного кодекса находится исследуемая норма. Статья о контрабанде помещена законодателем в главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности», которая, в свою очередь, представляет собой составную часть раздела VIII УК РФ «Преступления в сфере экономики». Исходя из этого считается, что родовой объект контрабанды – экономика, понимаемая как совокупность производственных (экономических) отношений по поводу производства, обмена, распределения и потребления материальных благ, так как состав преступления описан в разделе VIII УК РФ.

Авторы учебного пособия «Новое уголовное право России» определяют родовой объект преступлений в сфере экономики как «охраняемую государством систему общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности общества, ориентированного на развитие рыночной экономики»1. Н. А. Лопашенко пишет: «…родовой объект преступлений, осуществляемых в сфере экономической деятельности, — общественные отношения в сфере реализации принципов осуществления этой деятельности»2. В. И. Михайлов и А. В. Федоров приходят к выводу, что «родовым объектом контрабанды является совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование и развитие экономики Российской Федерации»3. В ряде учебных изданий по уголовному праву России можно обнаружить похожие определения данного понятия4. Таким образом, можно проследить общее мнение относительно определения родового объекта преступлений в сфере экономики — это общественные отношения по поводу осуществления экономической деятельности.

При решении вопроса о видовом объекте учитывается многосторонний характер экономической деятельности. В частности, Н. А. Лопашенко считает, что «экономическая деятельность — деятельность в сфере производства по созданию общественного продукта, направленная на жизнеобеспечение общества и государства. Разумеется, что далеко не все аспекты экономической деятельности могут выступать в качестве объектов уголовно-правовой охраны…»5.

Б. В. Волженкин пишет: «Определяющими для установления уголовно-правовых запретов в сфере экономики явились положения ст. 8 Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации гарантируется свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности, а также ст. 34, говорящей о праве каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности, и о запрете экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию»1. Полагаем, что именно Б. В. Волженкину удалось наиболее полно сформулировать определение видового объекта преступлений в сфере экономической деятельности, к которым относится контрабанда: «…видовой объект этих преступлений может быть определен как охраняемая государством система общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности в обществе, ориентированной на развитие рыночной экономики. Иначе говоря, таким объектом является установленный порядок осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благи услуг»2.

Практически все исследователи преступлений против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности выделяют в особую группу так называемые «таможенные преступления». В эту
группу относят четыре состава преступлений – преступления, предусмотренные ст. ст. 188 –190, 194 УК РФ. Все эти преступления посягают на общественные отношения, складывающиеся в сфере внешнеэкономической деятельности3. Выделение в особую группу таможенных преступлений связано с осуществлением таможенной политики, а также со средствами ее реализации: порядком и условиями перемещения через таможенную границу Российской Федерации товаров и транспортных средств, таможенным оформлением, взиманием таможенных платежей, таможенным контролем, которые реализуются в соответствии с Конституцией России (ст. 71) в целях обеспечения единого экономического пространства внутри государства и экономической интеграции на международном рынке.

Другими словами, деятельность государства в области таможенного дела направлена на организацию части экономической деятельности путем установления порядка и условий ввоза и вывоза товаров с одной таможенной территории на другую. При совершении преступлений, посягающих на порядок и условия перемещения товаров, нарушаются те общественные отношения, которые связаны с организацией экономической деятельности. Приведенные выше доводы позволяют определить, что если видовой объект контрабанды составляют общественные отношения в сфере организации экономическои деятельности, то ее непосредственным объектом является порядок перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации. Этой же точки зрения придерживаются и другие авторы, в частности И. В. Шишко считает, что «основным непосредственным объектом контрабанды стали охраняемые законом отношения по поводу перемещения товаров и иных предметов через таможенную границу Российской Федерации»1.

Чтобы правильно квалифицировать преступление, важно установить его непосредственный объект, поскольку именно по непосредственному объекту Особенная часть УК РФ делится на отдельные статьи. По мнению В. И. Михайлова и А. В. Федорова, для выделения непосредственного объекта контрабанды необходимо обратиться к тексту ст. 188 УК РФ. Анализ приводит к выводу, что в качестве непосредственного объекта контрабанды следует рассматривать установленный порядок перемещения товаров через таможенную границу Российской Федерации, а точнее, охраняемые уголовным законом общественные отношения в сфере таможенного дела, обеспечивающие установленный порядок товарооборота через таможенную границу и внесение в бюджет таможенных пошлин и сборов1.

Контрабанда относится к многообъектным преступлениям, которые одновременно посягают на несколько непосредственных объектов: один из них является основным (главным), а другой дополнительным либо факультативным. Основной непосредственный объект — общественное отношение, для охраны которого создавалась конкретная уголовно-правовая норма. Дополнительный непосредственный объект-это общественное отношение, причинение вреда которому либо угроза причинения вреда выступает обязательным условием уголовной ответственности, однако он лежит в плоскости другого видового объекта2.

Непосредственный объект контрабанды представляет собой охраняемые уголовным законом общественные отношения в сфере таможенного дела, обеспечивающие установленный порядок товарооборота через таможенную границу и внесение в бюджет таможенных пошлин и сборов, или, иначе, непосредственный порядок перемещения товаров и иных предметов через таможенную границу Российской Федерации.

К дополнительным объектам контрабанды, в зависимости от вида незаконно перемещаемого товара или иного предмета, могут относиться здоровье населения (при перемещении психотропных веществ и наркотических средств), общественная безопасность (при контрабанде оружия), интересы сохранения многообразия культурного наследия (при контрабанде культурных ценностей). Дополнительным объектом указанного деяния, предусмотренным ч. 1 ст. 188 УК РФ, являются финансовые интересы государства, поскольку данный вид контрабанды может совершаться с целью уклонения от уплаты таможенных платежей.

В литературе до настоящего времени нет единого подхода в отнесении преступления в виде уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ) к той или иной группе преступлений исходя из видового объекта. Существует две позиции: согласно одной преступление относится к налоговым преступлениям1, согласно другой — к преступлениям таможенным2. С одной стороны, уклонение от уплаты таможенных платежей посягает на отношения, складывающиеся в сфере финансовой деятельности государства по поводу регулятивной части бюджета3, а с другой — на законодательно урегулированную деятельность таможенных органов4. Тюнин В.И. относит данное преступление к таможенным.5В пункте 3 ст. 10 НК РФ сказано, что по делам о нарушениях законодательства о налогах и сборах в связи с перемещением товаров через таможенную границу РФ производство ведется в порядке, установленном ТК РФ. Действующий УПК РФ (ст. 151) наделяет правом производства дознания по делам данной категории дознавателей таможенных органов Российской Федерации.

Объектом уклонения от уплаты таможенных платежей являются отношения, складывающиеся в сфере таможенного регулирования экономической деятельности по поводу перемещения товаров и уплаты таможенных платежей.

 

 

§ 2. Предмет контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей и его роль в квалификации преступления

Предмет в статье о контрабанде — конструктивный признак. Именно по предмету различаются чч. 1 и 2 ст. 188 УК РФ. «Учитывая характер незаконно перемещаемых через таможенную границу предметов, можно признать, что контрабанда в ряде случаев (ч. 2 ст. 188) является посягательством на национальную и общественную безопасность, экологические, культурные и другие интересы России»6.

Предметом преступления являются денежные средства, поступающие в виде таможенных платежей. При этом данный предмет не следует путать с объектами обложения таможенными пошлинами и налогами, в качестве которых выступают товары, перемещаемые через таможенную границу (ст. 322 ТК РФ).1 В настоящее время согласно ст. 318 ТК РФ видами таможенных платежей являются: ввозная таможенная пошлина; вывозная таможенная пошлина; налог на добавленную стоимость, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию РФ; акциз, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию РФ; таможенные сборы. В соответствии со ст. 13 НК РФ перечисленные таможенные платежи отнесены к федеральным налогам и сборам. Базовыми законами, определяющими вид таможенного платежа и порядок расчета его величины, являются Закон РФ «О таможенном тарифе», Налоговый кодекс РФ, Таможенный кодекс РФ.

Порядок уплаты ввозных и вывозных пошлин регламентируется в Таможенном кодексе РФ, порядок уплаты акцизов и налога на добавленную стоимость — в Налоговом кодексе РФ. Помимо названных видов таможенных платежей могут уплачиваться и иные их виды, в частности разновидности таможенных сборов. В отличие от Таможенного кодекса РФ 1993 года, где в ст. 110 были предусмотрены сборы за таможенное оформление, хранение товаров и таможенное сопровождение товаров, действующий Кодекс не называет виды таможенных сборов. В ч. 2 ст. 318 ТК РФ говорится, что таможенные платежи взимаются, если они установлены в законодательстве РФ. Часть 3 статьи 87 ТК РФ содержит положение, согласно которому за таможенное сопровождение взимается таможенный сбор, предусмотренный законодательством о налогах и сборах. Действующая редакция НК РФ не содержит перечня конкретных видов таможенных сборов и порядка их взимания. ТК РФ не содержит нормы о таможенном сборе за временное хранение товаров. В ч. 4 ст. 115 ТК РФ сказано, что хранение товаров на складе, принадлежащем таможенному органу, является безвозмездным. Лицо, поместившее товары, возмещает необходимые расходы за хранение в соответствии с п. 2 ст. 897 части 2 ГК РФ. Согласно п. 2 статьи 25 ТК РФ консультирование таможенными органами осуществляется бесплатно.

Таможенные платежи взимаются в случаях, прямо предусмотренных ТК РФ, взимание таможенных платежей либо освобождение от их уплаты зависит от вида таможенного режима, под который помещается товар. Виды таможенных режимов, определенные в ст. 155 ТК РФ, делятся на четыре группы: основные таможенные режимы; экономические таможенные режимы; завершающие таможенные режимы и специальные таможенные режимы. Обязанность уплачивать таможенные платежи возникает в зависимости от избранного вида таможенного режима. Так, например, выпуск товаров для внутреннего обращения требует предварительной уплаты таможенных платежей и налогов. При экспорте товаров возможно освобождение от уплаты, возврат или возмещение внутренних налогов в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах. Согласно ст. 184 НК РФ налогоплательщик освобождается от уплаты акциза в случае реализации произведенных им подакцизных товаров (за исключением нефтепродуктов). При вывозе товаров в соответствии с таможенным режимом переработки вне таможенной территории уплачиваются таможенные платежи и налоги. В режиме таможенного склада ввезенные товары находятся под таможенным контролем без уплаты таможенных пошлин и налогов. Особенности налогообложения подакцизных товаров при перемещении их через таможенную границу РФ предусмотрены в ст. 185 НК РФ, а особенности налогообложения (НДС) в ст. 151 НК РФ. При ввозе товаров таможенные пошлины и налоги уплачиваются не позднее 15 дней со дня предъявления товаров в таможенный орган по месту их прибытия на таможенную территорию Российской Федерации либо не позднее 15 дней со дня завершения внутреннего таможенного транзита в случае, если декларирование производится не в месте прибытия товаров. При вывозе товаров таможенные пошлины по общему правилу должны быть уплачены не позднее дня подачи декларации. Таможенные пошлины, налоги при перемещении товаров физическими лицами уплачиваются при декларировании в письменной форме на основании таможенного приходного ордера (ст. 287 ТК РФ). При использовании условно выпущенных товаров в иных целях, нежели те, в связи с которыми представлялись льготы, сроком уплаты таможенных платежей считается день нарушения условий пользования или распоряжения товарами (ст. 329 ТК РФ). Таможенным законодательством предусмотрены особенности уплаты таможенных платежей, связанные с характером товаров, перемещаемых через таможенную границу РФ, и субъектами, осуществляющими перемещение товаров (ст. ст. 312, 314 и др.). Законом предусмотрена возможность отсрочки или рассрочки уплаты таможенных пошлин и налогов на срок от одного до шести месяцев при условии обеспечения уплаты таможенных платежей (ст. 333 ТК РФ). Судебная и следственная практика свидетельствует, что уголовные дела возбуждаются в связи с уклонением от уплаты ввозной или вывозной таможенных пошлин, от уплаты акциза или налога на добавленную стоимость при ввозе товаров на территорию РФ и вывозе с территории РФ. Статья 194 УК РФ практически не применялась при уклонении от уплаты таможенных сборов, не связанных с перемещением товаров через таможенную границу1.

Объективная сторона преступления в статье 194 УК РФ определена как уклонение от уплаты таможенных платежей. В уголовно-правовой литературе понятие «уклонение» и его содержательная сторона определялись хотя и не всегда одинаково, но смысл понятия передавался однозначно. «Уклонение, — пишет Т.В. Пинкевич, — это невыполнение требования таможенного органа об уплате таможенных платежей в сроки, определенные таможенным законодательством…»2. Совершая преступление, виновный не выполняет правовую обязанность, закрепленную в таможенном и налоговом законодательстве. При этом применяются активные способы поведения, направленные на избежание уплаты таможенных платежей. А.П. Кузнецов3 относит к уклонению от уплаты таможенных платежей совершение действий, направленных на неправомерное освобождение от таможенных платежей или их занижение либо направленных на необоснованный возврат уплаченных таможенных платежей, а равно неуплату таможенных платежей в установленные сроки при реальной возможности их уплаты. В настоящее время представление о видах уклонения от уплаты таможенных платежей дает обращение к ст. ст. 16.1, 16.2, 16.20, 16.21, 16.22 Кодекса Российской Федерации «Об административных правонарушениях». Результатом уклонения от уплаты таможенных платежей должно быть неисполнение обязанности по уплате платежей к установленному сроку и в размере, указанном в примечании к ст. 194 УК РФ.

Квалификация по ст. 194 УК РФ возможна, если налогоплательщик, уплативший акциз при ввозе товара на территорию РФ, представляет в налоговый орган недостоверные данные, свидетельствующие о возможности применения вычетов, и эти вычеты зачитываются в счет последующих платежей по акцизу. Если вычеты по акцизу относятся на расходы, принимаемые при исчислении налога на прибыль (п. 1 ст. 199 НК РФ), то правильнее применить ст. 199 УК РФ, поскольку налог на прибыль не является таможенным платежом. Статья 194 УК РФ может быть применена, если неправомерные действия привели к зачету по налогам, пени и налоговым санкциям за счет вычета сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию (ст. 171 НК РФ). Если виновное лицо незаконно возвращает уплаченные в связи с перемещением на таможенную территорию суммы акцизов или НДС, то есть основания квалифицировать такие действия как хищение по ст. 159 УК РФ, поскольку средства возвращаются из бюджета и, следовательно, являются собственностью государства. Таким образом, квалификация незаконных действий, направленных на уклонение от уплаты таможенных платежей или возмещение сумм, уплаченных в виде таких платежей, возможна по различным статьям УК РФ в зависимости от ряда обстоятельств. Назовем наиболее существенные: уплачивались ли реально такие платежи; происходит ли реальный возврат сумм или уплаченные суммы, подлежащие налоговым вычетам, зачитываются в счет последующих платежей либо идут на погашение задолженности перед бюджетом; на счет каких объектов налогообложения отнесены суммы налогов (платежей), которые в последующем возмещаются.

Состав преступления, предусмотренный ст. 194 УК, сконструирован как материальный, здесь обнаруживается сходство с составами налоговых преступлений. «Момент окончания преступления связан с наступлением конкретных вредных последствий — неполучением федеральным бюджетом таможенных платежей в крупном размере и в установленный законом срок»1. В статьях 149 ТК РФ сказано, что в случае не поступления сумм таможенных пошлин, налогов на счета таможенных органов товары считаются условно выпущенными. Условно выпущенными товарами нельзя воспользоваться в целях, с которыми они должны быть выпущены для свободного обращения, следовательно, до момента уплаты обязанность считается невыполненной. Исполнение обязанности по уплате таможенных платежей влечет поступление в кассу или на счет таможенного органа сумм, за счет которых формируется в последующем фонд денежных средств, составляющий основу формирования федерального бюджета.

Товары, выступающие предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ, представляющие любое движимое имущество, в том числе валюта, валютные ценности, электрическая, тепловая, иные виды энергии, транспортные средства, традиционно составляют основу торговых сделок, в том числе и в международных торговых отношениях.

<

Часть 2 ст. 188 УК РФ содержит перечень предметов, частично или полностью изъятых из гражданского оборота, в отношении которых в связи с этим установлены специальные правила перемещения через государственную границу. Правила перемещения вышеназванных предметов имеют своей целью обеспечение общественной безопасности, здоровья населения, общественного порядка, сохранение национального достояния народа, экологических и иных интересов Российской Федерации. Большая часть предметов и веществ, перечисленных в ч. 2 ст. 188 УК РФ, являются источниками повышенной опасности, следовательно, необходим особый контроль за их оборотом со стороны государства.

Контрабанда является предметным преступлением, по предмету преступления различают чч. 1. и 2 ст. 188 УК РФ, при этом диспозиция ч. 2 ст. 188 УК РФ не находится в строгом логическом подчинении в отношении ч. 1 ст. 188 УК РФ, как это предусмотрено в большинстве составов Особенной части Уголовного кодекса, хотя и рассматривается как квалифицированный состав контрабанды2. Отсюда можно сделать вывод, что в ст. 188 УК РФ содержатся два самостоятельных состава преступления с различным предметом преступления, от которого напрямую зависит круг общественных отношений, охраняемых уголовно-правовой нормой, и общественная опасность деяния.

Характер общественных отношений, которым при совершении контрабанды может быть причинен вред или причиняется вред, полностью зависит от предмета, перемещаемого через таможенную границу. Предмет преступления – это материальный объект внешнего мира, в связи с которым или по поводу которого совершается преступление. Предмет для контрабанды является обязательным признаком состава преступления.

Предметами контрабанды признаются товары и предметы, указанные в чч. 1 и 2 ст. 188 УК РФ. Для преступления, предусмотренного ч. 1 этой статьи, предметом будут товары и предметы, перемещаемые в крупном размере любым из способов, указанных в диспозиции, за исключением тех, которые обозначены в ч. 2 вышеназванной статьи. Учитывая, что диспозиция ст. 188 УК РФ является бланкетной, необходимо понятие «товар» раскрыть детально, поскольку различные определения данного юридического термина содержатся в основных нормативных актах в сфере таможенного дела.

Согласно подпункту 2 п. 1 ст. 11 ТК РФ российские товары — товары, имеющие для таможенных целей статус находящихся в свободном обращении на таможенной территории Российской Федерации, т. е. не вывезенные с территории Российской Федерации товары, полностью произведенные в Российской Федерации, товары, выпущенные в свободное обращение на таможенной территории Российской Федерации, и товары, изготовленные в Российской Федерации из товаров, полностью произведенных или выпущенных.

В подпункте 3 п. 1 ст. 11 ТК РФ дано понятие иностранные товары — это товары, не являющиеся российскими товарами в соответствии с подпунктом 2.

Товары, находящиеся под таможенным контролем — это иностранные товары, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации, до их выпуска для свободного обращения, фактического перемещения ими таможенной границы при вывозе или до их уничтожения, а также российские товары при их вывозе с таможенной территории Российской Федерации до фактического пересечения таможенной границы (подпункт 4 п. 1 ст. 11 ТК РФ).

Различие в приведенных определениях товара можно заметить в том, что во втором определении этим понятием охватываются вещи, которые согласно ч. 1 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации отнесены к недвижимым вещам, а именно: «подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты».

Стоимость перемещаемых товаров и предметов, указанных в ч. 1 ст. 188 УК РФ, определяется на основе их таможенной стоимости. Порядок применения системы таможенной оценки товаров устанавливается Правительством Российской Федерации на основании соответствующих положений Закона «О таможенном тарифе». Таможенная стоимость товаров определяется декларантом в соответствии с методами ее определения, установленными ст. 18 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» и с соблюдением их последовательности.1

В части 2 ст. 188 УК РФ называются товары и предметы, оборот которых запрещен или ограничен: наркотические средства; психотропные вещества; сильнодействующие вещества; ядовитые вещества; отравляющие вещества; радиоактивные вещества; взрывчатые вещества; вооружение; взрывные устройства; огнестрельное оружие; боеприпасы; ядерное оружие; химическое оружие; биологическое оружие; другие виды оружия массового поражения; материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации; стратегически важные сырьевые товары, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации; культурные ценности, в отношении которых установлен.

В перечень предмета контрабанды входят также культурные ценности. В Российской Федерации существует разрешительный порядок перемещения культурных ценностей через таможенную границу. Установленный Законом от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей»1 порядок вывоза и ввоза культурных ценностей применяется ко всем культурным ценностям, независимо от формы собственности, и обязателен для всех физических и юридических лиц, находящихся и (или) осуществляющих свою деятельность на территории Российской Федерации. Данный Закон к культурным ценностям относит: исторические ценности; предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок; почтовые марки; старинные монеты, ордена, медали и другие предметы коллекционирования, ряд других культурных ценностей (ст. 7). Для признания предмета культурной ценностью требуется заключение государственной экспертизы (ст. 18), порядок проведения которой определяется Положением о порядке экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей2.

Вывозу из Российской Федерации не подлежат следующие категории культурных ценностей: движимые предметы, представляющие историческую, художественную, научную или иную культурную ценность и отнесенные в соответствии с действующим законодательством к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации, независимо от времени их создания; движимые предметы, независимо от времени их создания, охраняемые государством и внесенные в охранные списки и реестры в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; культурные ценности, постоянно хранящиеся в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, других государственных хранилищах культурных ценностей Российской Федерации.

Помимо предмета, контрабанда как преступление с формальным составом характеризуется следующими объективными признаками:

  1. это деяние – перемещение через таможенную границу Российской Федерации предметов контрабанды;
  2. место осуществления – таможенная граница Российской Федерации;
  3. способ перемещения – с сокрытием предметов контрабанды от таможенного контроля, с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, с недекларированием или недостоверным декларированием, а также помимо мест таможенного контроля.

    Таможенный кодекс Российской Федерации определяет, что под перемещением через таможенную границу Российской Федерации понимается совершение действий по ввозу на таможенную территорию Российской Федерации или вывозу с этой территории товаров или транспортных средств, Таким образом, перемещение — это сложное понятие, включающее в себя два обязательных элемента: а) совершение действий по ввозу или вывозу; б) пересечение таможенной границы.

    Контрабанда как преступление с формальным составом признается оконченной с момента перемещения товаров и иных предметов через таможенную границу Российской Федерации1.

    Таможенная граница Российской Федерации, согласно ст. 2 ТК РФ, совпадает с Государственной границей Российской Федерации. Территория Российской Федерации составляет единую таможенную территорию Российской Федерации. Исключением являются пределы свободных таможенных зон и таможенных складов. Эти зоны и склады рассматриваются как находящиеся вне таможенной территории Российской Федерации, кроме случаев, определяемых ТК РФ. Их пределы, будучи таможенной границей, с государственной границей не совпадают.

    Согласно ст. 360 ТК РФ товары находятся под таможенным контролем: при ввозе — с момента пересечения таможенной границы Российской Федерации до выпуска товаров и транспортных средств, при вывозе — с момента принятия таможенной декларации и до пересечения таможенной границы.

    Моментом окончания контрабанды при ввозе служит не само фактическое пересечение таможенной границы, а перемещение, которое было сопряжено с совершением действий, указанных в диспозиции ст. 188 УК РФ. В том случае, когда эти два момента – момент пересечения таможенной границы и совершение действий уголовно наказуемыми способами, нарушающими порядок перемещения товаров, — не совпадают во времени, контрабанда при ввозе товаров признается оконченной с момента совершения последнего действия, иначе говоря, когда в деянии лица имеются все признаки состава преступления. Поэтому для признания контрабанды оконченной при ввозе товаров необходимо и фактическое пересечение таможенной границы .

    В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1978 г. (с изм. от 6 декабря 1979 г.) «О судебной практике по делам о контрабанде»1 разъясняется, что контрабанду при ввозе следует считать оконченным преступлением с момента фактического незаконного перемещения товара через границу, а действия лица, пытавшегося вывезти товары и иные материальные ценности контрабандным путем за границу, подлежат квалификации как покушение на контрабанду. Определение момента окончания контрабанды имеет важное значение для правильного применения института добровольного отказа от преступления2.

     

     

     

    § 3. Субъективные признаки и субъект контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей

    К субъективным признакам относятся субъект преступления и субъективная сторона рассматриваемого состава. Субъектом рассматриваемого преступления может быть только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. Согласно ст. 20 УК РФ уголовной ответственности за контрабанду подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцати лет. Таким образом, субъектом контрабанды может быть вменяемое физическое лицо (гражданин России, иностранец или лицо без гражданства), достигшее 16-летнего возраста.

    Субъективная сторона уклонения от уплаты таможенных платежей выражается в умышленной форме вины. Практически все авторы считают, что единственно возможным для уклонения от уплаты таможенных платежей является прямой умысел. Применительно к настоящему преступлению для прямого умысла характерно осознание общественной опасности уклонения от уплаты таможенных платежей, предвидение того, что в результате совершения действий, направленных на уклонение от обязанности уплатить таможенные платежи, суммы денежных средств не будут уплачены. Виновное лицо желает действовать таким образом.1

    Субъектом преступления является плательщик таможенных пошлин и налогов. К таким лицам Таможенный кодекс РФ относит декларантов и иных лиц, на которых таможенным законодательством возлагается обязанность уплачивать таможенные пошлины и налоги. Согласно ст. 11 ТК РФ декларантом является лицо, которое декларирует товары либо от имени которого декларируются товары. Если декларирование производит таможенный брокер (представитель), то в его обязанности согласно ст. 144 ТК РФ входит уплата таможенных пошлин и налогов. В соответствии со ст. 139 ТК РФ таможенным брокером может быть лишь юридическое лицо. Поэтому фактически уголовную ответственность могут понести лишь физические лица (специалисты по таможенному оформлению), действовавшие от имени брокера. К иным лицам закон относит владельца таможенного склада, владельца склада временного хранения, перевозчика, лиц, на которых возложена обязанность по соблюдению таможенного режима. К декларантам закон приравнивает лиц, которые незаконно перемещали товары или транспортные средства, а также лиц, участвовавших в незаконном перемещении, при условии, если они знали или должны были знать о незаконности такого перемещения. К таким лицам закон относит и тех, кто приобрел в собственность или владение незаконно ввезенные товары и транспортные средства, если в момент приобретения знал или должен был знать о незаконности ввоза. Как пишет Б.В. Волженкин2, это положение позволяет считать, что ответственность несут все лица, перемещавшие товары, знавшие о неуплате платежей. С позиции доктрины уголовного права уголовная ответственность упомянутых лиц не вызывает сомнения, сложнее определить, в качестве кого они ее понесут — исполнителей или соучастников. Представляется, что лица, участвовавшие в перемещении товаров наряду с декларантом, должны признаваться соучастниками преступления. Юридическим основанием такого подхода является положение, сформулированное в ч. 4 ст. 34 УК РФ, хотя надо признать, что субъект преступления в ст. 194 УК РФ прямо не назван, а лишь подразумевается, что он специальный.

    Если на лице, приобретшем товары и знавшем о незаконности ввоза их на таможенную территорию РФ, лежит обязанность уплаты таможенных платежей и оно эту обязанность не исполняет, его следует считать исполнителем преступления. Часть вторая ст. 194 УК РФ содержит два отягчающих наказание обстоятельства: совершение преступления группой лиц и в особо крупном размере. Понятие особо крупного размера содержится, как уже было отмечено, в примечании к ст. 194 УК РФ. Что касается группы лиц (определение которой содержится в ч. 2 ст. 35 УК РФ), хотелось заметить следующее. Если исходить из существующей практики и доктрины уголовного права, группу лиц должны образовывать специальные субъекты (если норма права предусматривает ответственность специального субъекта). С учетом содержащегося в ТК РФ положения об ответственности лиц, не являющихся декларантами, можно предположить, что следственная и судебная практика может пойти по пути квалификации преступления, совершенного группой лиц, независимо от того, лежит ли обязанность уплатить таможенные платежи на каждом из членов такой группы.

    В диспозиции нет специального указания на субъекта контрабанды, но согласно ТК РФ им могут быть: любые лица, постоянно проживающие в Российской Федерации, в том числе зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей на территории Российской Федерации, иностранные лица, декларанты, перевозчики, таможенные брокеры (представители), заинтересованные лица, т. е. субъект общий, главное условие при этом заключается в их непосредственном участии в выполнении объективной стороны контрабанды. Исполнителями (соисполнителями) признаются лица, непосредственно участвовавшие в перемещении (ввозе или вывозе) предметов контрабанды через таможенную границу Российской Федерации одним из способов, указанных в диспозиции ст. 188 УК РФ, или совершившие это преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других предусмотренных уголовным законом обстоятельств, или воспользовавшиеся неосведомленностью других лиц. Кроме исполнителей, с контрабандой могут быть связаны другие лица, игравшие роль организаторов, подстрекателей либо пособников преступления. Все они несут ответственность за соучастие в контрабанде со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

    Лица, являвшиеся соучастниками контрабанды, совершенной должностным лицом с использованием своего служебного положения, несут ответственность с вменением им данного квалифицирующего признака, если они были осведомлены об этом обстоятельстве, поскольку указанное обстоятельство характеризует, прежде всего, более высокую общественную опасность совершенного деяния.

    В качестве соучастника (пособника) может выступать должностное лицо таможенного органа. Если оно получает за содействие контрабанде незаконное вознаграждение имущественного характера, ответственность наступает по совокупности за соучастие в контрабанде и за получение взятки.

    Образует соучастие в контрабанде в виде пособничества заранее обещанное приобретение контрабандно доставленного из-за рубежа товара (предмета) лицом, не являющимся участником организованной группы. В этом случае ответственность наступает по ст. ст. 33 и 188 УК РФ. Заранее обещанное приобретение или сбыт контрабандного имущества влечет ответственность по ст. 175 УК РФ1.

    Говоря о субъекте контрабанды, нельзя обойти вниманием личность преступника — контрабандиста, которая обладает определенной криминологической характеристикой. Данные исследований показывают, что в большинстве случаев субъектом преступления выступает лицо мужского пола – 79%, лица женского пола составляют 21 %, из них граждане России — 55%, иностранные граждане – 45%.

    Необходимо отметить, что контрабанда товаров (ч. 1 ст. 188 УК РФ), совершенная гражданами Российской Федерации, составила 48%, иностранными гражданами – 52%, из них гражданами Республики Казахстан – 22%, гражданами Республик Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан – менее 30%. Отчасти это объясняется тем, что в сопредельных государствах сложились отличные от России социально-экономические условия жизни населения, что и обусловило интенсивность и конъюнктуру товарных потоков.

    Так, контрабанда наркотиков по ч. 2 ст. 188 УК РФ, совершенная гражданами Российской Федерации, составила 52%, иностранными гражданами — 48%, из них гражданами Республик Таджикистан — 18%, Казахстан — 18%, Кыргызстан — 9%. На долю остальных государств приходится 3%.

    Возрастной состав лиц, совершивших контрабанду, характеризуется следующим образом: молодежная группа (16-25 лет) – 3%, средневозрастная (25 – 35 лет) – 76%, зрелая (35 – 50 лет) – 21%. Такое соотношение можно объяснить тем, что в условиях либерализации внешнеэкономической деятельности лица среднего и зрелого возраста устремились в эту прибыльную форму бизнеса и смешались с законно хозяйствующими субъектами.1

    Относительно образовательного уровня лиц, совершивших контрабанду, условно можно разделить по категориям: с высшим и неполным высшим образованием – 10%, со средним – 22%, средним профессиональным – 62%, неполным средним – 6%. Указанная характеристика свидетельствует о том, что личность преступника-контрабандиста имеет довольно высокий образовательный уровень.

    Специализация трудовой деятельности характеризуется следующими
    показателями: лица, нигде не работающие – 75,3%; предприниматели – 12%; служащие — 6,3%; рабочие – 5,7%.

    Никто из привлеченных к уголовной ответственности за контрабанду не имел прежнего криминального опыта и не был судим. Можно выделить единичные факты вовлечения в контрабанду несовершеннолетних.

    Субъектом контрабанды может быть физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности — 16 лет, вменяемое, имеющее гражданство Российской Федерации, иностранный гражданин или лицо без гражданства. Характеризуя личность преступника-контрабандиста в целом, можно сказать, что данная категория преступников в меньшей степени, чем другие категории преступников, отличается от законопослушных граждан. Побудительным мотивом занятия противоправной деятельностью таких лиц выступает, как правило, корысть, стремление к получению материальной выгоды. Не имея возможности, а иногда и желания легальным путем получить определенные блага, достичь признанных в обществе престижных целей, лицо стремится к ним посредством совершения противозаконных действий. Происходит умышленное достижение цели недопустимыми, незаконными средствами.

    Законодатель в числе обязательных признаков субъективной стороны контрабанды называет лишь вину, причем только в форме прямого умысла .

    Иных признаков субъективной стороны состава преступления в диспозиции ст. 188 УК РФ не указано.

    Контрабанда – это преступление с формальным составом, ее объективная сторона включает только деяние. Соответственно, контрабанда окончена в момент перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу Российской Федерации. Достижение какого-то иного «конечного преступного результата», помимо непосредственного перемещения через таможенную границу, не требуется для признания этого преступления оконченным и уголовно наказуемым. Кроме того, закон не связывает наступление ответственности за контрабанду с определенными мотивом и целью преступления. Эти компоненты субъективной стороны контрабанды не имеют значения для квалификации незаконного перемещения товаров и иных предметов через таможенную границу как преступления, предусмотренного ст. 188 УК РФ.

    Таким образом, субъективная сторона контрабанды характеризуется лишь виной в форме прямого умысла, когда лицо осознает общественную опасность своих действий по незаконному перемещению через таможенную границу конкретных товаров и предметов и желает их совершить. Сознание общественно опасного характера незаконного перемещения товаров или предметов, оборот которых ограничен или запрещен, означает понимание виновным как фактического, так и социального характера совершаемых им действий.

    Можно выделить мотивы совершения контрабанды, прежде всего это корыстный мотив, при котором виновный преследует цель наживы путем не только личного пользования предметами контрабанды, но и последующей их перепродажи по более высоким ценам. Контрабанда возможна и при отсутствии корыстной заинтересованности. Например, контрабандой следует считать попытку незаконно провести через таможенную границу товары и иные ценности для безвозмездной передачи другим лицам или для себя, но лишь как память о пребывании за границей, для коллекционирования. Мотивы совершения контрабанды на квалификацию преступления не влияют, но учитываются при назначении наказания.

    Можно сделать вывод, что субъективная сторона контрабанды характеризуется лишь виной в форме прямого умысла, когда лицо осознает общественную опасность своих действий по незаконному перемещению через таможенную границу конкретных товаров и предметов и желает их совершить. Сознание общественно опасного характера незаконного перемещения товаров или предметов, оборот которых ограничен или запрещен, означает понимание виновным как фактического, так и социального характера совершаемых им действий.

     

     

    §4. Особенности квалификации контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей

    Исследуя вопросы квалификации контрабанды, необходимо исходить из посылки, что ее правильная квалификация обеспечивается не только применением уголовно-правовых норм, но и строжайшим соблюдением уголовно-процессуального закона. Для этого, прежде всего, необходимо неукоснительное выполнение требований ст. 86-88 УПК РФ о порядке собирания, проверки и оценки всех имеющих место обстоятельств, подлежащих в согласно ст. 73 УПК РФ доказыванию по уголовному делу о контрабанде. На значимость этих положений для правосудия указал еще Пленум Верховного Суда СССР в постановлении № 2 от 3 февраля 1978 г. «О судебной практике по делам о контрабанде», обращая внимание судов на то, что «… борьба с контрабандой должна осуществляться на основе строгого и неуклонного соблюдения требований закона. Судам необходимо тщательно исследовать обстоятельства каждого дела, учитывая, что судебными и следственными органами должны быть выявлены и при влечены к ответственности лица, совершившие контрабанду и другие связанные с ней преступления, установлены источники приобретения и каналы сбыта предметов контрабанды».1 В практической деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда правильная квалификация контрабанды обеспечивается соблюдением двух условий: во-первых — тщательным исследованием фактических обстоятельств совершенного общественно опасного деяния и, во-вторых — установлением в содеянном всех признаков состава данного преступления.

    В качестве квалификационного вида контрабанды рассматривается контрабанда предметов, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу РФ (ч. 2 ст. 188 УК РФ).
    Характерные особенности квалификации данной формы контрабанды (также как и предусмотренной ч. 1 ст. 188 УК РФ) определяются предметами этого преступления.

    Наркотические средства, психотропные, сильнодействующие и ядовитые вещества признаются предметами контрабанды в порядке, определенном Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении № 9 от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и
    ядовитыми веществами»2. В соответствии с указаниями Пленума Верховного Суда РФ для определения вида средств и веществ, их названий и свойств, установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические средства, психотропные, сильнодействующие и ядовитые вещества, судам следует руководствоваться перечнем наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, который приводится в постановлении Правительства РФ № 681 от 30 июня 1998 г. «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ»1, списками сильнодействующих и ядовитых веществ, которые ежегодно издаются и корректируются, а также располагать соответствующим экспертным заключением.

    Надо заметить, что в отличии от других преступлений, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами, в ч. 2 ст. 188 УК РФ не дифференцируется ответственность в зависимости от количества незаконно перемещаемых через таможенную границу средств и веществ. Из разъяснения Пленума Верховного Суда СССР, приведенного в п. 2 постановления № 2 от 3 февраля 1978 г. «О судебной практике по делам о контрабанде» следует, что уголовная ответственность за контрабанду таких средств и веществ наступает вне зависимости от размера перемещения2. Заметим, что обнаруженное при пересечении таможенной границы микроскопически малое количество наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ не образует контрабанды в силу малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Для разграничения признаков контрабанды наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ и малозначительности целесообразно использовать рекомендации Пленума Верховного Суда РФ, приведенные в пп. 4 и 13 постановления № 9 от 27 мая 1998 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»3. А именно, как контрабанду по ч. 2 ст. 188 необходимо расценивать их незаконное перемещение через таможенную границу в небольшом (не являющемся крупным или особо крупным) и более размере.

    В соответствии с Законом РФ № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. «Об оружии» 4в порядке, определенном постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»5 принадлежность предметов незаконно перемещаемых через таможенную границу к оружию, боеприпасам, взрывчатым веществам или взрывным устройствам определяется по каждому уголовному делу о контрабанде с учетом специальных познаний на основании экспертного заключения.

    Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ данному в пп. 3 и 4 указанного постановления, не влекут за собой уголовной ответственности незаконное ношение, хранение, приобретение или сбыт газовых, сигнальных, стартовых, строительно-монтажных пистолетов и револьверов, сигнальных осветительных, холостых, газовых, строительно-монтажных, учебных и иных патронов, не имеющих поражающего элемента и не предназначенных для поражения цели либо не содержащих взрывчатых веществ, смесей имитационно-пиротехнических и осветительных средств и т.п.

    Незаконное перемещение через таможенную границу предметов (не являющихся огнестрельным оружием, боеприпасами к нему, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами), перечисленных в пп. 3 – 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»1, в зависимости от стоимости квалифицируется как контрабанда товаров по ч. 1 ст. 188 УК РФ, либо как административное правонарушение по ст. 16.3 КоАП РФ.

    Иногда указанные предметы, которые сами по себе не являются огнестрельным оружием или боеприпасами к нему, могут незаконно перемещаться через таможенную границу вместе с деталями, в комплекте с которыми они приобретают свойства огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывных устройств. В таких случаях их незаконное перемещение квалифицируется как контрабанда огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывных устройств по ч. 2 ст. 188 УК РФ.

    По сравнению с контрабандой оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, контрабанда вооружения, военной техники, средств доставки ОМП, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при их создании, редко встречается в следственной и судебной практике. Поскольку на сегодняшний день специального порядка отнесения данных предметов к предметам контрабанды не выработано следственной и судебной практикой, в этих целях надо руководствоваться перечнями, содержащимися в упомянутом постановлении в постановлении Правительства РФ № 879 от 4 сентября 1995 г. «О совершенствовании системы контроля за экспортом и импортом продукции, работ и услуг военного назначения в РФ»1 и соответствующим экспертным заключением государственных органов, в компетенции которых находится производство подобного рода экспертиз.

    Радиоактивные вещества, радиоактивные источники и ядерные материалы относятся к предметам контрабанды на основании списка, содержащегося в Указе Президента РФ № 202 от 14 февраля 1996 г. «Об утверждении Списка ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий, подпадающих под экспортный контроль»2 в соответствии с экспертным заключением органов Федерального надзора по радиационной безопасности (ФНРБ). При этом, надо учитывать, что согласно законодательству к предметам контрабанды относятся только те радиоактивные вещества, радиоактивные источники и ядерные материалы, которые испускают ионизирующее излучение превышающее значения, установленные нормами и правилами ФНРБ.

    Незаконное перемещение через таможенную границу веществ, источников и материалов, не удовлетворяющих этим требованиям квалифицируется как контрабанда по ч. 1 ст. 188 УК РФ либо попадает под признаки малозначительности деяния и не влечет за собой уголовной ответственности или расценивается как административное правонарушение.

    В числе предметов контрабанды, предусмотренной ч. 2 ст. 188 УК РФ уголовный закон также называет стратегически важные сырьевые товары. Поскольку в настоящее время подзаконными нормативными актами указанная категория товаров не выделяется, действия, связанные с их незаконным перемещением через таможенную границу, квалифицируются как контрабанда по ч. 1 ст. 188 УК РФ либо как нарушение таможенных правил по ст. 16.1 – 16.3 КоАП РФ.

    Культурные ценности, незаконно перемещаемые через таможенную границу, признаются предметами контрабанды в соответствии с Перечнем культурных ценностей, вывозимых (временно вывозимых) из РФ на основании свидетельства Министерства культуры РФ, утвержденным приказом Министерства культуры № 528 от 21 июля 1999 г. в соответствии с заключением экспертизы органов этого министерства.

    Органы и эксперты, в компетенции которых находится производство подобного рода экспертиз, определены в соответствии с постановлением Правительства РФ от 27 апреля 2001 года № 322 «Об утверждении положения о проведении экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей»1, а также приказами Министерства культуры РФ № 185 от 21 марта 1995 г. «Об экспертизе культурных ценностей, заявленных к вывозу из РФ» 2 и № 383 от 28 мая 1999 г. «Об утверждении экспертов Министерства культуры РФ»3.

    Культурные ценности как предметы контрабанды следует отличать от других предметов ч. 2 ст. 188 УК РФ, например: от огнестрельного оружия, предметов вооружения, военной техники.

    Обязательным признаком всех предметов контрабанды, предусмотренной ч. 2 ст. 188 УК РФ являются специальные правила их перемещения через таможенную границу, которые устанавливаются подзаконными нормативно-правовыми актами Правительства РФ, регулирующими осуществление внешнеэкономической деятельности (лицензирование деятельности, связанной с перемещением предметов через таможенную границу, квоты, разрешения на экспорт и импорт и т.д.). Наличие либо отсутствие этих правил необходимо устанавливать по каждому уголовному делу о контрабанде. Если в отношении каких-либо из предметов, незаконно перемещаемых через таможенную границу специальные правила не установлены, их нельзя относить к предметам ч. 2 ст. 188 УК РФ.

    Часть 3 ст. 188 УК РФ содержит квалифицированные признаки к обоим видам контрабанды, ими признаются:

    – совершение деяния должностным лицом с использованием своего служебного положения (п. «б» ч. 3 ст. 188 УК РФ);

    – совершение деяния с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенные контроль (п. «в» ч. 3 ст. 188 УК РФ).

    Квалификация контрабанды, совершенной должностным лицом, с использованием своего служебного положения (п. «б» ч. 3 ст. 188 УК РФ). Данная разновидность контрабанды обладает высокой степенью латентности по сравнению с другими видами преступлений, совершаемых должностными лицами. Во всяком случае, она очень редко встречается в исследованной нами следственной и судебной практике. Это объясняется, прежде всего, специфическими особенностями совершения и доказывания этого преступного деяния, следы совершения которого практически невозможно обнаружить и закрепить обычными оперативными и процессуальными средствами. Кроме того, в этих случаях сами должностные лица редко принимают непосредственное участие в перемещении предметов через таможенную границу, поэтому выявить действительных виновных по уголовному делу о контрабанде зачастую не представляется возможным.

    При толковании этого признака квалифицированной контрабанды необходимо учитывать, что всеми без исключения авторами в юридической литературе «использование служебного положения» понимается как злоупотребление им со стороны должностного лица вопреки интересам службы. Данный вид контрабанды с объективной стороны подразумевает две разновидности действий: использование лицом своего служебного положения в виде злоупотребления им, или действий, совершенных вопреки интересам службы; незаконное перемещение предметов через таможенную границу государства помимо или с сокрытием их от таможенного контроля, либо совершенное любым другим из указанных в уголовном законе способов. Субъективное отношение виновного к этим действиям должно характеризоваться исключительно прямым умыслом. Иное виновное отношение должностного лица данного признака контрабанды не образует.

    В контексте анализа особенностей квалификации контрабанды по данному признаку важно подчеркнуть, что незаконное перемещение контрабандных предметов через таможенную границу должно являться прямым и необходимым следствием должностного злоупотребления: не допустив его, виновный не смог бы совершить преступление или, во всяком случае, покушаться на него. Соответствующий признак имеет место и тогда, когда должностное лицо использует для совершения преступления других лиц, в силу обстоятельств дела или иных причин, не осознающих общественной опасности своих действий. В таких ситуациях непосредственное участие должностного лица в перемещении предметов через таможенную границу не является обязательным. Достаточным условием для привлечения к уголовной ответственности здесь является выполнение либо, невыполнение должностным лицом действий, которые создают возможность для непосредственного совершения контрабанды другими лицами1.

    При этом, как указал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении № 2 от 3 февраля 1978 г. «О судебной практике по делам о контрабанде» контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения, не требует дополнительной квалификации действий виновного по статьям об ответственности за должностное преступление.2

    В остальных случаях должностное лицо, оказывающее контрабандистам с использованием своего служебного положения то или иное содействие в незаконном перемещении ими товаров через таможенную границу, но не принимающее участия в выполнении объективной стороны преступления, подлежит ответственности за соучастие в совершении контрабанды и совершенное им соответствующее должностное преступление3. Например, в случае пропуска контрабанды должностным лицом за взятку, оно подлежит ответственности за получение взятки и пособничество в совершении контрабанды. И, наконец, последний практически значимый вопрос, на который необходимо получить ответ в настоящем исследовании: могут ли по п. «б» ч. 3 ст. 188 УК РФ нести ответственность руководящие работники коммерческих организаций, не относящихся к государственным органам и органам местного само управления? Теорией и судебной практикой он разрешается отрицательно.1 Его решение основано на понятийном аппарате уголовного законодательства, анализ которого позволяет сделать вывод о том, данные лица ни при каких условиях не могут быть специальными субъектами контрабанды, а их действия квалифицированы по п. «б» ч. 3 ст. 188 УК РФ.

    Квалификация контрабанды, совершенной с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль осуществляющему таможенный контроль (п. «в» ч. 3 ст. 188 УК РФ). Указанный квалифицированный вид контрабанды относится к преступлениям с так называемым формально-материальным составом. Его общественная опасность в отличие от других видов контрабанды материализуется не только в совершении преступного действия, но и в последствиях, в которых выражается вред, причиняемый объекту преступления.

    Законодательное описание данной разновидности контрабанды осуществляется путем указания на совокупность признаков способа ее совершения и потерпевшего («применение насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль»). Признак «применение насилия» охватывает собой как специфический способ совершения действия, так и возможные общественно опасные последствия от насильственной контрабанды. Поэтому для ее квалификации важно установить, что действия виновного повлекли либо могли повлечь наступление последствий в виде нанесения побоев, причинения легкого, средней тяжести, тяж кого вреда здоровью или наступление смерти лица, осуществляющего таможенный контроль и причинного связь между насильственными действиями и их последствиями. При этом сами преступные последствия не входят в число обязательных признаков насильственной контрабанды, и их характер не имеет значения для квалификации деяния в соответствии с и. «в» ч. 3 ст. 188 УК РФ.

    Однако, в целях отграничения этого преступления от смежных деяний, необходимо иметь ввиду, что по правилам о конкуренции норм насильственная контрабанда, предусмотренная п. «в» ч. 3 ст. 188 УК РФ, охватывает любые формы применения физического насилия в отношении лица, осуществляющего таможенный контроль, и не требует дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ, тогда как причинение смерти такому лицу надлежит квалифицировать по совокупности преступлений по п. «в» ч. 3 ст. 188 и п. «б» ч. 2 ст. 105 либо ст. 317 УК РФ.

    Согласно положений ст. 180 ТК РФ, таможенный контроль осуществляется только должностными лицами таможенных органов, применение насилия к которым (за исключением причинения смерти указанным лицам) с названных позиций должно квалифицироваться по ст. 318 УК РФ, относящейся к гл. 32 «Преступления против порядка управления». Объекты контрабанды (п. «в» ч. 3 ст. 188) и применения насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ) совпадают, а конструкции составов являются идентичными и не требуют наступления общественно опасных последствий. Таким образом, применение насилия при контрабанде необходимо признавать частным случаем применения насилия к представителю власти, а значит, и соответствующие нормы соотносятся как специальная и общая. Следовательно, в основу для их разграничения должно быть положено сопоставление санкций, которое неизбежно приводит к выводу о том, что применение насилия при контрабанде не требует дополнительной квалификации по другим статьям, кроме п. «в» ч. 3 ст. 188 УК РФ, за исключением ситуаций которые подпадают под признаки п. «б» ч. 2 ст. 105 либо ст. 317 УК РФ.

    Потерпевшими от насильственной контрабанды законом называются лица, осуществляющие таможенный контроль, т.е. согласно ст. 180 ТК РФ должностные лица таможенных органов. При этом для признания их потерпевшими важно установить, что насилие применялось к должностному лицу таможенного органа во время исполнения им своих служебных обязанностей по осуществлению таможенного контроля, и что осуществление таможенного контроля входило в эти обязанности. Если же насилие было применено к должностному лицу таможенного органа, вне связи с исполнением этих обязанностей (например, при попытке воспрепятствовать совершению контрабанды в нерабочее время) либо их исполнение не входило в компетенцию должностного лица, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений контрабанды и других статей УК РФ об ответственности за преступления против личности, либо порядка управления.

    Квалификация контрабанды, совершенной в составе организованной группы (ч. 4 ст. 188 УК РФ). Совершение контрабанды в составе организованной преступной группы образует особо квалифицированный вид этого преступления.

    Квалификация контрабанды, совершенной организованной преступной группой, сводится к установлению признаков, характеризующих подобного вида группы. Общее понятие организованной группы закреплено в ч. 3 ст. 35 УК РФ, согласно которой, она определяется как устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

    Как особо квалифицирующий признак контрабанды, «организованная группа» характеризуется специфическими внешними и внутренними чертами. От других групп она отличается высокой степенью организованности и устойчивостью.1

    Под организованностью группы следует понимать наличие руководителя, тщательное планирование одного или нескольких преступлений, предварительное распределение преступных ролей, подбор и вербовку соучастников, обеспечение мер по сокрытию преступления, его предметов и следов. Устойчивость же предполагает предварительную договоренность участников группы на совершение в ее составе группы одного или нескольких преступлений (как тождественных — контрабанды, так и разнородных) в течение продолжительного времени, наличие постоянных связей между участниками, а также специфических методов преступной деятельности2.

    Помимо лиц, непосредственно участвующих в совершении контрабанды, членами организованной группы могут быть также лица, которые занимаются разработкой плана совершения этого преступления, оказывают иное содействие как совершению преступления, так и уже сложившейся организованной преступной группе контрабандистов. Деятельность организованной преступной группы наиболее часто связана с распределением ролей, но это вовсе не исключает и соисполнительство. При этом речь идет не просто о предварительном сговоре нескольких (двух или более) лиц на совершение контрабанды, а о специальном их объединении для совместной, возможно и неоднократной либо в значительных размерах контрабандной преступной деятельности.

    Применительно к организованным преступным группам, созданным для занятия контрабандой, признак устойчивости объединения нескольких лиц как конститутивное и определяющее свойство такого рода преступного образования чаще всего проявляется в относительной длительности преступной деятельности группы, ее криминальной специализации, четком разделении ролей и функций каждого ее участника, планировании преступной деятельности в целом на определенный период времени и каждого преступного акта в отдельности. Как правило, тщательная организация таких групп объединяет большое количество людей, работающих в органах государственного управления, таможенных и пограничных органах, руководителей предприятий, работников транспортных организаций и т.д. Конечно, эти элементы в каждой организованной преступной группе проявляются в большей или меньшей степени, но в том или ином соотношении именно они обуславливают устойчивость и являются типичными для такого рода преступных образований, созданных для совершения контрабанды. Помимо организованной преступной группы, действующему уголовному законодательству известна еще одна форма организованной преступной деятельности — преступное сообщество (преступная организация (ч. 4 ст. 35 УК РФ)). Отличительным ее признаком является сплоченность, которая характеризуется иерархичностью построения, единством умысла участников, преступных задач, целей и средств их достижения, прочными связями между членами группы, подчинением их групповой дисциплине и требованиям организатора, а также продолжительностью групповой преступной деятельности.

    Надо полагать, что создание преступного сообщества исключительной целью которого является совершение контрабанды, возможно только теоретически. Однако, допуская теоретическую возможность существования преступного сообщества, исключительной целью которого является совершение контрабанды, следует обратить особое внимание на то обстоятельство, что этой целью может являться лишь совершение квалифицированного и особо квалифицированных видов данного преступления. Ибо только эти виды контрабанды в соответствии со ст. 15 УК РФ могут быть отнесены к категориям тяжких и особо тяжких преступлении, совершение которых является целью создания преступного сообщества.

    Организованная преступная группа и преступное сообщество (организации) предполагают наличие в своей структуре создателя либо руководителя, преступные функции которых могут выполняться как одним, так и несколькими (различными) лицами, а также участников (членов) организованной преступной группы или сообщества. Участники организованной преступной группы или сообщества могут принимать непосредственное участие в совершении группой (сообществом) контрабанды и других преступлений либо выполнять иные функции, связанные, например, с финансированием, материально-техническим обеспечением группы, разработкой планов совершения преступлений и т.п. Но вне зависимости от роли и функций, выполняемых в организованной преступной группе или сообществе, как их создатели, руководители, так и участники признаются соисполнителями контрабанды, а их действия квалифицируются по ч. 4 ст. 188 УК РФ. При этом в силу требований ч. 5 ст. 35 УК РФ лица, создавшие либо руководившие организованной преступной группой или сообществом, подлежат уголовной ответственности за все случаи контрабанды, совершенные организованной преступной группой или сообществом, которые охваты вались их умыслом, тогда как другие участники отвечают лишь за те преступления в подготовке или совершении которых они принимали непосредственное участие. Наряду с этим уголовное законодательство позволяет дифференцировать ответственность участников организованной преступной группы или сообщества за совершение контрабанды, таким образом, что деятельность наиболее активных их участников (создателей, руководителей и др.) может расцениваться как отягчающее обстоятельство при назначении им наказания в пределах санкции ч. 4 ст. 188 УК РФ.

    Поскольку при наличии соответствующих признаков создание организованной преступной группы или преступного сообщества для занятия контрабандой, а равно участие в них образуют самостоятельные составы преступлений, предусмотренные специальными нормами УК РФ, при уголовно-правовой оценке контрабанды, совершенной организованной группой, всегда необходимо исследовать возможность квалификации содеянного по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 188 и ст. 209 или 210 УК РФ.

     

     

     

    § 5. Соотношение контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей

    Больше всего сложностей возникает при разграничении контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ), которые различаются по непосредственному объекту. Если непосредственным объектом контрабанды является порядок перемещения товаров и иных предметов через таможенную границу, то непосредственным объектом уклонения от уплаты таможенных платежей — порядок уплаты таможенных платежей в доход государства, это отношения по поводу формирования бюджета1.

    Проводя юридический анализ норм нормы, содержащиеся в ст.ст. 188 и 194 УК РФ, многие юристы утверждают, что обе эти нормы фактически являются одним и тем же преступлением, также многие авторы утверждают, что состав преступления, предусмотренный ст. 194 УК РФ поглощается составом ст. 188 УК РФ. Оба этих преступлений являются сходными, но ни в коем случае не являются идентичными. Более того, при квалификации одних и тех же действий недопустимо вменение обоих этих составов, так как они являются во многом взаимоисключающими. Рассмотрим разницу между указанными составами преступлений. Так по предмету посягательства они различны. Предметом совершения контрабанды являются любые товары или иные предметы. Предметом же уклонения от уплаты таможенных платежей являются непосредственно таможенные платежи. Структура и понятие таможенных платежей даны в Таможенном кодексе РФ. С объективной стороны оба этих состава также различны. Так объективную сторону уголовно-наказуемой контрабанды составляют действия по перемещению через таможенную границу РФ товаров или иных предметов в крупном размере (действия по перевозке товаров, декларированию товаров на таможенной границе РФ, действия по сокрытию от таможенного контроля). Способы совершения незаконного ввоза товаров полностью отражены в уголовном законе, это перемещение помимо таможенного контроля, с сокрытием от таможенного контроля, перемещение товаров с использованием обманных документов или с обманным использованием средств таможенной идентификации (пломб, печатей, схем и т.д.) ,перемещение товаров сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием. Контрабанда с точки зрения конструкции объективной стороны является преступлением с формальным составом, и считается оконченным с момента совершения общественно опасного деяния, в данном случае с момента фактического незаконного перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу РФ. Понятие таможенной границы РФ четко изложены в Таможенном кодексе РФ. Объективную же сторону уклонения от уплаты таможенных платежей составляют непосредственно действия (бездействие) направленные на уклонение от подлежащих уплате таможенных платежей. Так например, занижение таможенной стоимости ввозимых товаров, с целью сократить подлежащие уплате таможенные платежи. С точки зрения направленности умысла, преступление ответственность за которое предусмотрена ст. 188 УК РФ, и преступление ответственность за которое предусмотрена ст. 194 УК РФ. При контрабанде умысле преступника направлен именно на перемещение товаров через таможенную границу. В данном случае можно рассматривать пример, когда товар органичен, запрещен к ввозу, к нему применяются меры нетарифного регулирования. При уклонении же от уплаты таможенных платежей умысел преступника направлен на избежание материальных затрат по таможенному оформлению. Исходя из вышеизложенного преступления ответственность, за которые предусмотрена ст. 188 УК РФ и ст. 194 УК РФ являются различными составами разных преступлений, вопреки мнению многих авторов, которые считают, что законодатель искусственно разделил два этих состава. Не образуют состава контрабанды подлежат квалификации только по статье 194 УК РФ действия, связанные с уклонением от уплаты таможенных платежей, совершенные после принятия таможенным органом решения о выпуске товаров в свободный оборот (например, в случаях использования ввезенных товаров на таможенной территории Российской Федерации вопреки условиям помещения этих товаров под таможенный режим, содержание которого предусматривает полное или частичное освобождение от уплаты таможенных пошлин либо возврат уплаченных сумм, или в случаях, когда способ получения от таможенного органа разрешения на выпуск товара и уклонения тем самым от уплаты таможенных платежей не связан с совершением действий, перечисленных в диспозиции части 1 статьи 188 УК РФ).

    Помимо этого, определяющий критерий разграничения – это предмет преступления. Предмет преступления ст. 188 УК РФ составляют товары или иные предметы в крупном размере, а ст. 194 УК РФ — платежи за перевозимые товары в крупном размере и в особо крупном размере.

    Различие между составами можно также провести по объективной стороне. Если объективная сторона контрабанды может быть только в форме действия, то уклонение от уплаты таможенных платежей представляет собой, по мнению одних авторов1, не более чем юридическое бездействие, т. е. неисполнение соответствующей обязанности, а, по мнению других, может выражаться в заявлении в документах недостоверных сведений, стоимости товара, в занижении их размера, что дает основание для освобождения от таможенных платежей и пр.2

    Некоторые ученые считают, что при квалификации невозможна совокупность контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей1. Напротив, другие специалисты придерживаются позиции, что в данном случае возможна совокупность. Представляется, что вторая позиция более соответствует действительности, так как существуют различия сопоставляемых преступлений по объекту и признакам объективной стороны, кроме того, действия по уплате таможенных платежей и перемещению через таможенную границу не совпадают во времени, что и подтверждает возможность совокупности. По нашему мнению, наличие совокупности подтверждает и направленность умысла лица, перемещающего товар, а именно при перемещении товара собственником возможна совокупность по ст. ст. 188 и 194 УК РФ, так как цель действий собственника- извлечение максимальной прибыли при наименьших затратах, в частности при уклонении от уплаты таможенных платежей путем перемещения помимо таможенного контроля либо при занижении таможенных пошлин путем недостоверного декларирования, когда в декларации указывается меньшее количество единиц перемещаемого товара и в соответствующих сопроводительных документах. Если перемещает товары третье лицо, нанятое за определенную плату, то у него, как правило, нет заинтересованности в уклонении от уплаты таможенных платежей. Полагаем, данное положение требует разъяснения в новом постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам.

     

     

     

     

     

    ГЛАВА 3. Криминалистические аспекты борьбы с контрабандой и уклонением от уплаты таможенных платежей

     

     

    § 1. Основные направления предупреждения и борьбы с контрабандой

    История мирового и, в том числе, российского опыта борьбы с контрабандой (как впрочем, с другими видами преступлений) показывает, что достижение сколько-нибудь стойкого и значительного успеха в такой борьбе уголовно-правовыми средствами, по-видимому, невозможно, прежде всего, потому, что меры уголовной ответственности не устраняют криминогенных факторов. Борьба с контрабандой имеет шансы на успех лишь тогда, когда приобретает комплексный характер. 1

    Под специальными криминологическими мерами в данном параграфе понимаются организационно правовые меры, имеющие своей целью обеспечение предупреждения, пресечения, расследования, в том числе раскрытия, контрабанды, наказания лиц, признанных виновными в совершении контрабанды, возмещения вреда причиненного контрабандой.

    Основными направлениями совершенствования специальных криминологических мер борьбы с контрабандой, как показывают анализ современной научной литературы (как отечественной, так и зарубежной) являются:

    1.Совершенствование программного обеспечения борьбы с контрабандой; отнесение борьбы с контрабандой к числу одного из приоритетных и одновременно обособленных направлений борьбы с транснациональной преступностью.

    2.Законодательное закрепление функции мониторинга (поиска, оценки, анализа, прогноза) состояния, тенденций развития, факторов и эффективности мер борьбы с экономической преступностью, в том числе с контрабандой, в качестве одной из задач комплексной экспертизы нормативных правовых актов в сфере борьбы с преступностью и их проектов (58% от общего числа опрошенных экспертов)1.

    3.Развитие системы специализации подразделений правоохранительных органов, наделенных полномочиями в сфере борьбы с контрабандой; обеспечение специализированной подготовки управленческого, следственного и оперативного составов правоохранительных органов, наделенных полномочиями в сфере борьбы с контрабандой (52% от общего числа опрошенных экспертов).

    4.Содействие международному сотрудничеству в сфере борьбы с контрабандой (22% от общего числа опрошенных экспертов),

    5.Государственная и общественная поддержка комплексных исследований, направленных на разработку мер профилактики контрабанды (18% от общего числа опрошенных экспертов).

    Одним из возможных решений проблемы закрепления борьбы с контрабандой в качестве одного из приоритетных и одновременно обособленных направлений борьбы с преступностью, является выделение в рамках действующих и проектируемых международных, федеральных, региональных и локальных программ борьбы с преступностью обособленных разделов, посвященных борьбе с внешнеэкономической преступностью. Как правило, такие меры имеют значительную специфику в сравнении с иными специальными мерами борьбы с экономической преступностью вообще, которая обычно «тонет» в общем потоке планируемых мер. Этим недостатком страдают не только международные и федеральные программы, но и большая часть изученных нами программ борьбы с преступностью субъектов РФ в Южном федеральном округе .

    Способом разрешения данной проблемы может стать законодательное или иное нормативное закрепление характеристик структуры международных, федеральных и региональных программ борьбы с преступностью. Например, в рамках федерального закона об основах политики борьбы с преступностью или соответствующего постановления Правительства РФ. Аналогичные решения, на наш взгляд, должны быть приняты во всех субъектах РФ в Южном федеральном округе, граничащих с зарубежными государствами, применительно к регламентации характеристик локальных программ борьбы с преступностью.

    Решение проблемы законодательного закрепления функции мониторинга (поиска, оценки, анализа, прогноза) состояния, тенденций развития, факторов и эффективности мер борьбы с преступностью, в том числе с контрабандой, в качестве одной из задач комплексной экспертизы нормативных правовых актов в сфере борьбы с преступностью и их проектов, по нашему мнению, может быть достигнуто в рамках федерального закона об экспертизе нормативных правовых актов и их проектов. Одной из основных целей предлагаемого федерального закона является создание необходимых правовых гарантий научной обоснованности планирования борьбы с преступностью и отдельными ее видами (в том числе, с контрабандой). Аналогичные нормативные правовые акты, относящиеся к экспертизе нормативных правовых актов и их проектов регионального уровня целесообразно принять во всех субъектах РФ в ЮФО (в соответствии с их компетенцией, определенной статьями первыми Федеративных договоров, включенных в Конституцию РФ).

    Достижение цели качественного улучшения кадрового обеспечения борьбы с контрабандой связано с решением следующих задач: а) создание правового механизма реализации имущественной заинтересованности уполномоченных должностных лиц в профилактике контрабанды, быстром, непредвзятом и полном расследовании (в том числе раскрытии) контрабанды; б) повышение уровня ответственности и так называемой «антикоррупционной устойчивости» соответствующих должностных лиц; в) обеспечение необходимой специализации при подготовке и повышении квалификации соответствующих кадров (в том числе в сфере международного сотрудничества).

    Решение первой из числа обозначенных задач, отчасти связано с возможностью возрождения в измененном виде дореволюционного опыта поощрения сотрудников таможенных и иных правоохранительных органов, наделенных компетенцией в сфере борьбы с контрабандой, с помощью гарантированных законом премий, размер зависит от размера (стоимости) товаров и иного имущества, составлявших предмет пресеченной ими контрабанды.

    Одним из наиболее важных направлений обеспечения борьбы с контрабандой является развитие международного сотрудничества в сфере профилактики контрабанды. Наиболее перспективными сферами такого сотрудничества, как показывает анализ, являются: а) заключение двусторонних межгосударственных, межправительственных и межведомственных соглашений по предупреждению и пресечению контрабанды со всеми сопредельными России государствами (в том числе на юге России), которые бы сопровождались детальными сопоставительными комментариями к национальным мерам юридической ответственности, следственным и судебным процедурам ; б) создание специализированных международных координирующих структур ; в) совместная подготовка кадров и повышение квалификации сотрудников, наделенных полномочиями в сфере борьбы с контрабандой (сегодня, подобная подготовка для сотрудников правоохранительных органов государств-участников СНГ ведется, к сожалению лишь в Международной академии правоохранительных органов в Будапеште); г) проведение совместных научных исследований по проблемам борьбы с контрабандой и иными таможенными преступлениями; д) создание специализированных информационных банков данных.

    Возможным вариантом решения последней проблемы является создание системы региональных международных банков данных об экономической контрабанде, контрабанде предметов, изъятых из свободного обращения или ограниченных в свободном обращении, незаконных поставках электрической и иной энергии за рубеж (в том числе, в Южном федеральном округе). Полезность создания такой системы определяется, на наш взгляд, тем, что структура предмета контрабанды, круг физических и юридических лиц, занимающихся контрабандными поставками, имеет выраженную региональную специфику.

    Государственная и общественная поддержка комплексных исследований, направленных на разработку мер профилактики контрабанды, на наш взгляд, может иметь форму одного из приоритетных направлений финансирования исследований в социальной сфере. Решение данной задачи связано с необходимостью определения и официального утверждения Российским фондом фундаментальных исследований, Российским фондом гуманитарных исследований, всеми заинтересованными федеральными и региональными органами государственной власти системы приоритетных направлений финансирования. Кроме того, по нашему мнению, значительные перспективы связаны с созданием объединений коммерческих организаций, заинтересованных в борьбе с контрабандой (в частности, в Южном федеральном округе), специальных фондов, основной задачей которых будет поддержка инновационных технологий борьбы с контрабандой (прежде всего, технологий, связанных с исключением так называемого «человеческого фактора» из сферы таможенного контроля».

     

     

     

    § 2. Пути совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с уклонением от уплаты таможенных платежей

    В
    предыдущей главе были указаны на те препятствия, которые не позволяют при наличии в деянии признаков и ч. 1 ст. 188 и ст. 194 УК РФ использовать правила квалификации при конкуренции части и целого (ч. 1 ст. 188 и ст. 194 УК РФ). Правило квалификации гласит: преступление, способ совершения которого, указанный в законе, является самостоятельным преступлением, квалифицируется только по статье УК, наиболее полно охватывающей содеянное. Дополнительной квалификации по статье УК, предусматривающей ответственность за сам способ совершения преступления, в таком случае не требуется.

    Представляется, что данную проблему можно решить путем изменения редакции ч. 1 ст. 188 и ст. 194 УК РФ. Например, предлагаем диспозиции ч. 1 ст. 188 УК РФ и ч. 1 ст. 194 УК РФ стоит объединить, если эти товары перемещаются через таможенную границу РФ контрабандным путем с уклонением от уплаты таможенных платежей. Однако, учитывая, что контрабанда не всегда совершается с целью уклонения от уплаты таможенных платежей, например контрабанда иностранной валюты, ч. 1 ст. 188 следует оставить, указав на отсутствие цели — уклонение от такой уплаты. В таком случае деяние будет посягать исключительно на порядок осуществления власти таможенными органами в сфере перемещения через таможенную границу РФ товаров или иных предметов.

    Поэтому в целях четкой дифференциации уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний, посягающих на правопорядок в таможенной сфере, изменения должны касаться не только ст. 194, но и ст. 188 УК РФ.

    Структура Уголовного кодекса РФ предполагает строгую дифференциацию уголовной ответственности в зависимости от объекта посягательства. В этой связи преступления, предусмотренные одной статьей Уголовного кодекса РФ, не могут посягать на разные (основные непосредственные) объекты. Поэтому ч. 1 и ч. 2 ст. 188 Уголовного кодекса Российской Федерации целесообразно разделить.

    Особенная часть действующего УК РФ не предусматривает ни в одной из заключенных в ней статей наличия более четырех частей. Учитывая, что ст. 188 УК РФ в настоящей редакции крайне громоздка и уже содержит четыре части, существует необходимость выделения контрабанды обычных товаров в самостоятельный состав преступления, с изложением его в отдельной ст. 188 «Товарная контрабанда».

    В УК РФ должны быть криминализированы наиболее общественно опасные нарушения таможенного законодательства относительно товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации в крупном и особо крупном размерах, если такие противоправные деяния совершаются руководителями и иными работниками коммерческих структур, являющихся официальными участниками таможенных правоотношений (сотрудники фирм-перевозчиков, владельцев складов временного хранения и др.).

    Для квалификации незаконного перемещения в крупном размере товаров через таможенную границу Российской Федерации (ч. 1 ст. 188 УК РФ) требуется, чтобы такое незаконное перемещение имело место в отношении товаров стоимостью свыше 250 тыс. руб.

    Что касается незаконного перемещения товаров на сумму, незначительно превышающую 250 тыс. руб., которые по действующим нормам УК РФ квалифицируются по ч. 1 ст. 188, то такого рода деяния не могут представлять значительной общественной опасности, требующей установления уголовной ответственности. Поэтому их следует декриминализировать с установлением за такие деяния административной ответственности, а размер контрабанды установить — свыше 500 тыс. руб.

    Максимальная санкция за подобное преступление в ч. 1 ст. 188 УК РФ предусмотрена до пяти лет лишения свободы с возможностью назначения альтернативного наказания в виде штрафа. Однако это не соответствует тяжести содеянного, когда, например, стоимость контрабандного товара превышает миллионы или десятки миллионов рублей. Поэтому для дифференциации уголовной ответственности за незаконное перемещение товаров через таможенную границу (ч. 1 ст. 188 УК РФ) необходимо в качестве квалифицирующего признака такого преступления предусмотреть особо крупный размер контрабанды. Тем более что аналогичный квалифицирующий признак предусматривается ч. 2 ст. 194 УК РФ.

    Анализ уголовных дел и результаты опроса экспертов показали, что для того, чтобы незаконное перемещение товаров и иных предметов через таможенную границу РФ было признано совершенным в особо крупном размере, их стоимость должна составлять сумму более 2,5 млн руб., а не 1 млн руб., согласно действующей редакции примечания к ст. 169 УК РФ.

    Таможенное законодательство может нарушаться работниками коммерческих структур, являющихся формальными участниками таможенных правоотношений, в частности, это такие деяния, как недоставление в таможенный орган товаров и выдача без разрешения таможенного органа товаров, находящихся под таможенным контролем.

    Поэтому, учитывая, что не только контрабанда и уклонение от уплаты таможенных платежей, но и другие нарушения таможенного законодательства могут нести общественную опасность, предлагаем главу 22 УК РФ дополнить новой статьей 188-1 следующего содержания:

    «Статья 188-1. Нарушение таможенных правил в отношении временно ввезенных либо находящихся под таможенным контролем товаров и (или) транспортных средств

    1. Выдача (передача), удержание или использование в нарушение установленного порядка товаров в крупном размере, находящихся под таможенным контролем, а равно невывоз с таможенной территории Российской Федерации в установленный срок временно ввезенных товаров и (или) транспортных средств в крупном размере, либо пользование или распоряжение товарами и (или) транспортными средствами в крупном размере, находящимися под таможенным контролем, в нарушение ограничений по их пользованию и распоряжению, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

    2. Те же деяния, совершенные:

    а)    группой лиц по предварительному сговору;

    б)    в особо крупном размере, —

    наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

    Примечание. Крупным размером в настоящей статье признается стоимость товаров и иных предметов, превышающая триста тысяч рублей, особо крупным — стоимость товаров и иных предметов, превышающая два миллиона пятьсот тысяч рублей.».

    Таким образом, предложенная статья будет включать следующие нарушения таможенного законодательства Российской Федерации:

    выдача (передача), удержание или использование в нарушение установленного порядка товаров в крупном или особо крупном размерах, перевозимых в соответствии с процедурой внутреннего таможенного транзита, либо помещенных под таможенный режим международного таможенного транзита либо таможенный режим таможенного склада, либо имеющих статус находящихся на временном хранении;

    невывоз с таможенной территории Российской Федерации в установленный срок временно ввезенных товаров и (или) транспортных средств в крупном или особо крупном размерах;

    пользование или распоряжение товарами и (или) транспортными средствами в крупном или особо крупном размерах в нарушение таможенного режима, под который они помещены;

    пользование или распоряжение ввезенными на таможенную территорию Российской Федерации в крупном или особо крупном размерах товарами и (или) транспортными средствами в нарушение ограничений по их пользованию и распоряжению.

    В предлагаемой статье, предусматривающей уголовную ответственность за противоправные деяния с товарами в крупном и особо крупном размерах, находящимися под таможенным контролем после их ввоза на таможенную территорию РФ, признаки объективной стороны частично совпадают с нарушениями таможенных правил, предусмотренных ст. 16.9,16-18-16.20 КоАП РФ.

    Вернемся к ст. 194 УК РФ. Здесь можно выделить вопрос о соотношении диспозиции уклонения от уплаты таможенных платежей (ст. 194) и диспозиций налоговых преступлений (ст. 198, 199) в связи с определением размера преступных посягательств.

    Анализ предмета преступного посягательства указанных составов показывает, что криминализация этих деяний производится по-разному — наличие повышенной общественной опасности, которая допускает применение уголовной ответственности, связывается законодателем с разными размерами предмета преступных посягательств — денежных сумм неуплаченных налогов или таможенных платежей. В результате чего можно сделать предварительный вывод, что в уголовной политике в данном направлении отсутствует какое-либо единство. Признавая однородность данных норм, законодатель фактически говорит о различной степени общественной опасности данных деяний. Получается, что наиболее опасным считается уклонение от уплаты физическим лицом (ст. 198 УК РФ), так как для признания его деяния преступным планка, достигнув которую деяние считается преступным, составляет всего 300 тыс. руб., затем по степени общественной опасности идут уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ) и потом — уклонение от уплаты налогов, взимаемых с организации (ст. 199 УК РФ). Повышенная опасность, по мнению законодателя, у преступлений с квалифицирующим признаком «особо крупный размер» также различна.

    Таким образом, законодатель не избирает единого подхода к данному вопросу. И в этой связи нельзя согласиться с мнением о том, что «более приемлемым является подход законодателя к вопросу о криминализации налоговых преступлений и уклонения от уплаты таможенных платежей с одних и тех же позиций», и предложением о разработке идентичных устанавливаемых законом крупный и особо крупного размеров уклонения от налогов или таможенных платежей, приведения к общему знаменателю критериев преступности и определения особо крупного размера преступлений, предусмотренных ст. 194, ст. 198 и ст. 199 УК РФ.

    Дело в том, что общественная опасность размера неуплаченных обязательных платежей в ст. 194 УК РФ не может быть связана с тем, какое лицо является их неплательщиком. Поэтому, если в ст. 198 УК РФ указывается на особый перечень налогов (сборов), взимаемых с физических лиц, а в ст. 199 УК РФ — с организаций, то в ст. 194 УК РФ не имеет значения, какое из перечисленных лиц уклонилось от уплаты таможенных платежей, так как последние исчисляются в зависимости от вида и размера декларируемых товаров.

    Несмотря на сказанное, нельзя отрицать, что совершенствование уголовного законодательства должно вестись в соответствии с единообразным подходом к установлению наказуемости однородных деяний, применению санкций за сходные экономические преступления и установлению соразмерного соотношения санкций за совершение преступлений.

    К сожалению, надлежащего подхода в установлении санкций за совершение преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, не имеется. Учитывая, что уклонение от уплаты таможенных платежей по признакам причинения вреда бюджету, относится к группе фискальных преступлений, санкции, предусмотренные за совершение уклонения от уплаты таможенных платежей, необходимо привести в соответствии с санкциями налоговых преступлений.

    Однако если рассматривать уклонение от уплаты таможенных платежей, сопряженное с контрабандой, то такой подход невозможен.

    Исходя из вида и размера наказаний, можно сделать вывод, что законодатель не ставит знак равенства между преступлением, предусмотренным ст. 194 и ст. 198, 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов, взимаемых с физических лиц и организаций).

    Различия между санкциями, предусмотренными вторыми частями ст. 194 и ст. 198, 199 УК РФ, больше, чем между первыми частями данных статей. Таким образом, однородные преступления законодатель относит к различным категориям и за их совершение предусматривает различные наказания. По неизвестной причине уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации в УК РФ является более тяжким преступлением.

    Итак, максимальное наказание за совершение преступления, предусмотренное ч. 1 ст. 194 УК РФ, — лишение свободы сроком до двух лет, а ч. 2 этой же статьи УК РФ — до пяти лет лишения свободы. Кроме того, санкции ст. 194 УК РФ предусматривают альтернативу лишению свободы — наказание в виде штрафа или обязательных работ.

    В то же время на практике указанные размеры санкций не соответствуют общественной опасности противоправного деяния, следствием которого имела место неуплата таможенных платежей на суммы, значительно и, тем более, в десятки раз превышающие один миллион пятьсот тысяч рублей. Так, размер уклонений по многоэпизодному делу может достигать сумм, соответствующих сотням тысяч и даже миллионам долларов США.

    Для устранения таких несоответствий необходимо ужесточить наказание по ч. 2 ст. 194 и увеличить при этом предусмотренный в примечании к статье особо крупный размер,. определив его в сумме более трех миллионов рублей.
    Такие изменения позволят добиться адекватного реагирования правоохранительных органов на указанные преступления и профилактического воздействия данных норм УК РФ на нарушителей таможенного законодательства.

    Следует отметить, что в законодательстве большинства государств санкции, в зависимости от характера совершенных правонарушений (основного состава), как правило, предусмотрены от 1 года до 5 лет лишения свободы, а в УК таких стран, как Литва, Беларусь, Эстония и Украина, за уклонение от уплаты таможенных платежей с квалифицирующими признаками предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше 5 и до 10 лет.    

    Таким образом, предложения по изменению санкции ст. 194 УК РФ и примечания к ней, не вступают в противоречие с нормами уголовного законодательства, касающимися таможенных преступлений большинства государств Европы.

    Вместе с тем можно признать, что штраф — наиболее адекватная мера наказания за преступление, предусмотренное ст. 194 УК РФ. Положительными чертами штрафа как вида наказания являются факторы: психологические (воздействие на преступника без применения к нему чрезвычайных и строгих мер, к каковым относится, например, лишение свободы) и экономические (отсутствие необходимости в специальной исполнительной системе, в отличие, например, от исполнения наказания в виде лишения свободы; дополнительное пополнение государственного бюджета).

    Поэтому избрание такой меры наказания, как штраф, представляется наиболее целесообразным за преступления в сфере экономики, так как при этом учитываются интересы государства по возмещению причиненного ущерба.

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

     

     

     

     

    1.Нормативные правовые акты

    Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. (в ред. ФКЗ № 7-ФКЗ от 30 декабря 2008) // Российская газета. 1993. – 25 декабря.

    Уголовный кодекс Российской Федерации. – М., 2009.

    Закон Российской Федерации от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей» // ВСНД РФ и ВС РФ. – 1993. – № 20. – Ст. 718.

    Закон РФ № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. «Об оружии» // СЗ РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681.

    Указ Президента РФ № 202 от 14 февраля 1996 г. «Об утверждении Списка ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий, подпадающих под экспортный контроль» // СЗ РФ. – 1996. – № 8. – Ст. 742.

    Постановление Правительства РФ № 879 от 4 сентября 1995 г. «О совершенствовании системы контроля за экспортом и импортом продукции, работ и услуг военного назначения в РФ» // СЗ РФ. – 1995. – № 37. – Ст. 3626.

    Постановление Правительства РФ № 681 от 30 июня 1998 г. «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ» // КонсультанПлюс.

    Постановление Правительства РФ от 27 апреля 2001 года № 322 «Об утверждении положения о проведении экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей» // СЗ РФ. – 2001. – № 19. – Ст. 1938.

    Приказ Министерства культуры РФ № 185 от 21 марта 1995 г. «Об экспертизе культурных ценностей, заявленных к вывозу из РФ» // КонсультантПлюс.

    Приказ Министерства культуры РФ № 185 от 28 мая 1999 г. «Об утверждении экспертов Министерства культуры РФ» // КонсультантПлюс.

    Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1978 г. (с изм. от 6 декабря 1979 г.) «О судебной практике по делам о контрабанде» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Сост. С. Г. Ласточкина, Н. Н. Хохлова. – М., 2009.

    Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и
    ядовитыми веществами» // БВС РФ. – 1998. № 7.

    Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Сост. С. Г. Ласточкина, Н. Н. Хохлова. – М., 2009.

    Положение о порядке экспертизы и контроля за вывозом культурных ценностей: утв. Постановлением Правительства РФ от 27 апреля 2001 г. № 3222 // СЗ РФ. 2001. – №19. – Ст. 1938.

     

     

    2.Специальная юридическая литература

    Баяхчев В. Г. Ответственность за контрабанду по действующему законодательству //Законодательство. – 2006. – № 12.

    Волженкин Б. В. Комментарий Уголовного кодекса Российской Федерации. – СПб., 2006.

    Волжанин В. В. Экономические преступления. – СПб., 2002.

    Горелик А. С, Шишко И, В., Хлупина Г. Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. – Красноярск, 2002.

    История уголовного законодательства советского государства: (Сборник правовых актов 1917 – 1991 гг.) / Под общ. ред. Ю. А. Агафонова. – Краснодар, 2000.

    Кисловский Ю. Г. Контрабанда: история и современность. – М., 2006.

    Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С. И. Никулина. – М., 2007.

    Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Б.В. Волженкин. – М., 2006.

    Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. И. Радченко. – М., 2006.

    Котелевец О.А. Уголовно-правовое толкование основных понятий организованной преступности // Сборник «Северный Кавказ: борьба с преступностью». – М., 2005.

    Кузнецов A. M. Ответственность за таможенные преступления. – М., 2003.

    Лопашенко Н. А. Вопросы квалификации преступлении в сфере экономической деятельности. – Саратов, 2001.

    Лопашенко П. А. Преступления в сфере экономической деятельности: (Комментарий к главе 22 УК РФ). – Ростов н/Д, 2007.

    Ляпунов Ю. М. Должностные преступления. – Киев, 2003.

    Михайлов В. И., Федоров А. В. Уголовная ответственность за контрабанду: Учебно-практическое пособие. – СПб., 2005.

    Михайлов В. И., Федоров А. В. Таможенные преступления: Уголовно-правовой анализ и общие вопросы оперативно-розыскной деятельности. – СПб., 2003.

    Наумов Л. В.
    Российское уголовное право. – М., 2009.

    Новое об экономических преступлениях. Уголовно-правовой анализ: Научно-практическое пособие / Под общ. ред. проф. И. И. Курцева. – М, 2003.

    Памятники русского права / Под ред. С. В. Юшкова. – М., 1953. – Т. 1.

    Российское уголовное право / Под общ. ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. – М., 2009.

    Соболев В., Душкин С. Контрабанда: вопросы квалификации, специальной конфискации и хранения предметов преступления // Законность. – 2004. – № 7.

    Угаров Б. М. Международная борьба с контрабандой. – М., 2001.

    Уголовное право России: (Особенная часть): Учебное пособие / Под общ. ред. Н. Ф. Кузнецовой. – М., 2008.

    Уголовное право Российской Федерации: (Особенная часть) / Под общ. ред.Б. В. Здравомыслова. – М., 2002.

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.13MB/0.00180 sec

WordPress: 22.46MB | MySQL:123 | 2,046sec