Кража как преступление против собственности

<

040314 0300 1 Кража как преступление против собственности

1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ И СИСТЕМА ИХ СОСТАВОВ

 

Глава 21 УК РФ носит название «Преступления против собственности». Охрана собственности от преступных посягательств является одной из задач Уголовного кодекса, закрепленных в ст. 2. Значение уголовно-правовой борьбы с преступлениями против собственности обусловлено прежде всего их криминологической характеристикой. Среди всех преступлений, зарегистрированных в Российской Федерации за последние годы, удельный вес преступлений против собственности составляет около 60%. Глава о преступлениях данной группы расположена в Кодексе непосредственно за разделом о преступлениях против личности. Согласно современному представлению о системе социальных ценностей, право собственности расценивается как важнейшее из социальных благ личности. Следовательно, посягательства на это благо являются, в широком смысле, посягательствами на личность.

Общественная опасность хищений чужого имущества (основная группа преступлений против собственности) определяется еще и тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других, негативно влияют на неустойчивых членов общества.

Преступления против собственности примыкают, с одной стороны, к преступлениям против личности, с другой — к преступлениям в сфере экономической деятельности. Размещение гл. 21 в разд. VIII вместе с преступлениями в сфере экономической деятельности и преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях отвечает требованиям юридической техники. Но это нельзя рассматривать как формирование некоторого «надродового» объекта. Каждая из этих групп преступлений имеет свой родовой объект, обозначенный в названии главы.

Преступления против собственности по традиции называют еще имущественными преступлениями. Именно так назывались они в заголовках соответствующих глав Уголовных кодексов 1922 г. и 1926 г. Оба понятия принято считать идентичными, поскольку большинство преступлений против собственности имеют своим предметом имущество. Однако название главы «Преступления против собственности» в Кодексе более уместно, поскольку содержит прямое указание на объект преступлений, а система Особенной части Кодекса построена в основном по признаку родового объекта.

Выделяя преступления против собственности в самостоятельную главу, законодатель не дает определения их общего понятия. По-видимому, в этом нет особой необходимости. Даваемые в литературе определения, по существу, сводятся к тому, что это деяния, посягающие на собственность как объект преступления, т. е. причиняющие вред данному объекту или создающие угрозу его причинения. Таким образом, в самом названии главы содержится указание на круг деяний, составляющих содержание этого понятия.

В таком качестве собственность характеризуется как общественные отношения в сфере распределения материальных благ, предназначенных для индивидуального или коллективного потребления либо для осуществления производственной деятельности. В науке уголовного права существует мнение, что хищения нарушают также и отношения по производству материальных благ. Однако эти отношения нарушаются, во-первых, не всегда, во-вторых, не непосредственно хищением. Распределительные отношения нарушаются имущественными преступлениями как в своей динамике (процесс распределения), так и в статике (конечный момент распределения, состояние принадлежности, «присвоенности» материальных благ, обладание ими).

В нормальных отношениях собственности одна сторона (собственник) владеет, пользуется, распоряжается имуществом по своему усмотрению, а другая сторона (несобственник, т. е. остальные лица) не препятствует ему в этом, в соответствии с чем переход имущества от собственника к другому лицу происходит только по воле собственника. Каждая кража и всякое другое преступление против собственности представляют общественную опасность, поскольку нарушают указанные отношения.

Взгляд на собственность в роли объекта преступления как на общественные отношения позволяет понять, почему опасность каждого имущественного преступления не может определяться только размером материального ущерба, причиненного собственнику. Например, кража из кармана кошелька с небольшой суммой денег не причиняет значительного ущерба имущественным интересам потерпевшего. Но такая кража общественно опасна, потому что она противоправным образом нарушает условия реализации охраняемых законом общественных отношений собственности. Сказанное относится и к тем случаям, когда собственник вообще не несет материального ущерба (кража застрахованного имущества, неоконченное хищение).

 

В судебной практике встречаются случаи осуждения за хищение имущества у лица, которое приобрело его неправомерным путем, например, добыло в результате браконьерства или скупки краденого, купило на доходы от незаконного предпринимательства, контрабанды, обмана потребителей, похитило у другого собственника. Наказание виновного в таком хищении не означает, что государство берет под защиту интересы неправомерного собственника. Наказание необходимо именно потому, что любое хищение нарушает общие для всех собственников условия реализации принадлежащих им имущественных прав.

Легко заметить, что механизм нарушения отношений собственности в общих чертах одинаков при посягательствах на любую форму собственности и совершенных любым способом из числа названных в статьях гл. 21 УК.

В преступлениях против собственности непосредственные объекты отдельных видов посягательств (кражи, мошенничества, грабежа и т. д.) совпадают с родовым. Нельзя признать удачным предложение отдельных авторов рассматривать в качестве непосредственного объекта конкретную форму собственности, определяемую принадлежностью похищенного имущества: «государственная, кооперативная, частная собственность»; «государственная, частная, муниципальная собственность либо собственность отдельных организаций». Выделение непосредственного объекта целесообразно, когда дробление родового объекта на составные элементы имеет юридическое значение. В данном случае это недопустимо потому, что Конституция РФ провозгласила равную защиту любых форм собственности. Поэтому для квалификации кражи, присвоения, мошенничества и пр. не имеет значения, к какой форме собственности относится похищенное имущество. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» указал: «Поскольку закон не предусматривает… дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлеченного к уголовной ответственности».

Нельзя считать непосредственным объектом преступления субъективное право собственности, индивидуальный имущественный интерес. С точки зрения теории уголовного права объектом преступления не может быть право ни в объективном, ни в субъективном смысле. Такая роль отводится только общественным отношениям. Право собственности не прекращается в результате хищения вещи, которую собственник может истребовать из чужого незаконного владения и даже от добросовестного приобретателя. На практике признание индивидуального имущественного интереса объектом преступления приводит «в тупик», поскольку не позволяет считать преступлением против собственности упомянутые выше ситуации, когда этот интерес либо вообще не страдает, либо не подлежит правовой защите.

Следует отметить, что не является непосредственным объектом похищаемое имущество, которое в преступлениях против собственности играет роль предмета посягательства. Законы логики не позволяют считать непосредственным объектом преступления что-либо, кроме общественных отношений, поскольку они составляют общий и родовые объекты всех преступлений.

Некоторые из преступлений, предусмотренных гл. 21 УК, являются двуобъектными. Это характерно в первую очередь для преступлений против собственности, связанных с применением насилия: насильственный грабеж (п. «г» ч. 2 ст. 161 .УК), разбой (ст. 162), вымогательство (ст. 163), угон транспортного средства с применением насилия (п. «в» ч. 2 и ч. 4 ст. 166). В насильственных имущественных преступлениях основным объектом является собственность, а дополнительным — личность потерпевшего. Выделение основного непосредственного объекта проводится не по степени значимости охраняемых благ (личность в этом смысле важнее), а по связи с родовым объектом.

И в ненасильственных преступлениях против собственности иногда можно обнаружить дополнительный объект. Так, в составе кражи с проникновением в жилище дополнительным объектом является неприкосновенность жилища, а в составе умышленного уничтожения или повреждения имущества, совершенного путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, общественная безопасность.

Необходимо заметить, что большое число норм в других главах УК имеет дополнительным объектом (обязательным или факультативным) отношения собственности. Следовательно, уголовно-правовая защита собственности осуществляется и путем применения этих норм.

В Уголовном кодексе 1996 г. виды преступлений против собственности могут быть систематизированы следующим образом:

Корыстные преступления, связанные с неправомерным извлечением имущественной выгоды:

1. Хищения чужого имущества: кража (ст. 158 УК РФ); мошенничество (ст. 159 УК РФ); присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ); грабеж (ст. 161 УК РФ); разбой (ст. 162 УК РФ); хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ).

2. Преступление, примыкающее к хищениям: вымогательство (ст. 163 УК РФ).

 

3. Иные корыстные преступления: причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ); неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ).

Преступления против собственности, не связанные с извлечением имущественной выгоды: умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК РФ); уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст. 168 УК РФ).

По сравнению с ранее действовавшим законодательством система норм об имущественных преступлениях заметно упростилась, число составов уменьшилось. Основное место отводится по-прежнему хищениям, квалифицированные виды которых в соответствии со ст. 15 УК РФ относятся к тяжким или особо тяжким преступлениям. Понятие и признаки хищения рассматриваются ниже. Принято делить хищения на формы и виды. Форма хищения определяется способом его совершения. Так, кража, мошенничество, разбой и т. п. — это формы хищения. В свою очередь, хищение в любой форме делится еще на виды, в зависимости от наличия или отсутствия квалифицирующих признаков. Так, в ч. 1 ст. 158 УК предусмотрен основной вид кражи без отягчающих обстоятельств («простая кража»), в ч. 2 — квалифицированный вид кражи, в ч. 3 — особо квалифицированный вид.

Ранее в литературе было принято подразделять хищения на виды в зависимости от размера. Это было связано с тем, что ответственность за мелкое и особо крупное хищение государственного или общественного имущества устанавливалась особыми нормами (ст. 96 и 93 УК 1960 г.). В Уголовном кодексе РФ подобных норм нет, размер хищений учитывается в качестве квалифицирующего признака отдельных составов преступлений. Поэтому принятая классификация хищений по размеру утратила самостоятельное значение.

Среди форм хищения, с учетом примыкающего к ним вымогательства, можно выделить две подгруппы:

1) насильственные формы (разбой, вымогательство и грабеж, соединенный с насилием);

2) ненасильственные формы (кража, присвоение, растрата, мошенничество, грабеж без насилия).

В первой подгруппе объединены наиболее опасные преступления, связанные с посягательством на личность. Их особо квалифицированные виды все относятся к категории особо тяжких преступлений. Однако в гл. 21 УК на первом месте помещена статья о краже, которая традиционно рассматривается как наиболее характерная, «типовая» форма хищения. За статьей о краже следуют нормы о других ненасильственных формах хищения, а затем — о насильственных.

Рассмотрение насильственных форм хищения в качестве особой подгруппы наиболее опасных имущественных преступлений позволило обосновать некоторые предложения по совершенствованию уголовно-правовой охраны собственности.

 

 

2 ГРАБЕЖ КАК ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, СВЯЗАННЫЕ С ХИЩЕНИЕМ: ПРИЗНАКИ, ФОРМЫ И ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

 

2.1 Общая характеристика грабежа как уголовного преступления

 

Закон традиционно определяет грабеж как открытое хищение чужого имущества. Таким образом, по способу действия грабеж представляет прямую противоположность краже. Поэтому для квалификации грабежа решающее значение имеет отграничение его от кражи. Типичным грабежом является «рывок», т. е. внезапный захват имущества путем срывания головного убора, выхватывания из рук портфеля, сумки и т. д. Преступник при этом рассчитывает на неожиданность своих действий для потерпевшего и окружающих, на их запоздалую реакцию, растерянность, испуг. Он не скрывает своего намерения завладеть чужим имуществом, его действия носят более дерзкий, вызывающий характер, чем при краже. Грабитель не только игнорирует волю потерпевшего и мнение окружающих, но и демонстрирует готовность преодолеть возможное сопротивление. Оставаясь ненасильственным преступлением, простой грабеж (ч. 1 ст. 161 УК) представляет собой как бы ступень к насилию, чем определяется его повышенная опасность.

По правовой традиции грабежом считается изъятие имущества в присутствии не только собственника, владельца или иного лица, владеющего имуществом, но и посторонних, К числу посторонних не относятся соучастники грабителя, присутствующие на месте преступления, а также его близкие (родственники, приятели), со стороны которых виновный не ожидает какого-либо противодействия.

Многие хищения на производстве совершаются на глазах у членов трудового коллектива, не реагирующих на происходящее в силу традиционно снисходительного отношения к «несунам». Такие действия обычно квалифицируются как кража. Если же присутствующие протестуют против действий виновного, требуют оставить в покое имущество, заявляют, что они сообщат о хищении администрации или в правоохранительные органы, продолжение изъятия при этих условиях следует рассматривать как открытое хищение, т. е. грабеж. Верховный Суд РФ признал грабежом хищение кирпичей с территории строящегося завода, которое было совершено виновным «в присутствии находившихся на территории завода студентов».

<

Если лица, присутствующие при изъятии имущества, не сознают его противоправного характера и виновный на это рассчитывает, содеянное является кражей, а не грабежом.

Открытым является хищение (грабеж), которое преступник вначале намеревался совершить тайно, но, будучи застигнутым, продолжил на глазах у потерпевшего или других лиц. Такое «перерастание» кражи в грабеж возможно до полного завладения имуществом. Если же лицо пыталось совершить хищение тайно, но было застигнуто на месте преступления и, спасаясь от преследования, бросило похищенное, его действия не могут квалифицироваться как грабеж.

Грабеж признается оконченным с момента завладения чужим имуществом и получения преступником реальной возможности распоряжаться им как своим собственным. Если виновному не удалось завладеть имуществом или оно у него отобрано до завершения изъятия (непосредственно на месте преступления, во время борьбы за удержание похищаемой вещи, во время бегства с места преступления), то содеянное квалифицируется как покушение на грабеж.

Грабеж, как форма хищения, отвечает всем объективным и субъективным признакам хищения. В частности, для квалификации содеянного как грабежа необходимо установить наличие прямого умысла на обращение чужого имущества в свою пользу и корыстной цели. Захват или отобрание чужого имущества с целью его уничтожения либо временного использования, из хулиганских побуждений либо в силу действительного или предполагаемого права на это имущество не образуют состава грабежа, но могут квалифицироваться, в зависимости от обстоятельств дела, по другим статьям Уголовного кодекса, устанавливающим ответственность за хулиганство, самоуправство, уничтожение имущества и др.

В содержание умысла виновного при грабеже входит и открытый способ изъятия имущества. Если субъект этого не сознает, ошибочно считая хищение тайным, хотя в действительности его действия замечены потерпевшим или посторонними лицами, то содеянное нельзя считать грабежом. Изъятие имущества при таких обстоятельствах квалифицируется как кража. Подтверждением умысла на совершение кражи служит выполнение им определенных действий, направленных на то, чтобы изъять имущество скрытно от потерпевшего и посторонних.

 

2.2 Объект и объективная сторона грабежа

 

Грабёж является преступлением, которое может посягать на два разнородных объекта. С одной стороны, непосредственным объектом грабежа является чужая собственность. Второй объект грабежа присутствует, если грабёж совершается с насилием над личностью. При совершении грабежа с насилием (ч.2 ст.161 УК РФ), объектом преступления является не только собственность, но и личность (телесная неприкосновенность, свобода личности).

Объектом преступления являются отношения, блага, ценности, охраняемые уголовным законом, которые разрушаются в период преступного поведения.

Для грабежа общим объектом преступления является то, что уголовный кодекс отнес его к общественно опасным и уголовно-наказуемым деяниям, установил ответственность за его совершение.

Родовым объектом грабежа являются общественные отношения в сфере экономики, видовым – собственность.

Непосредственным объектом грабежа, как преступления, является разрушаемое преступными действиями отношение собственности т.е. право владения, пользования, распоряжения вещью. Факультативным объектом при грабеже может выступать поврежденное в ходе проникновения имущество (замки, засовы, решетки, и т.п.).

Основным объектом при совершении грабежа является имущество, т.е. чужая собственность. Дополнительным объектом грабежа может выступать телесная неприкосновенность гражданина.

Объективная сторона грабежа характеризуется активными действиями, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом.

Объективная сторона грабежа включает в себя следующие основные элементы: похищение имущества, совершенного открыто без насилия, или открыто с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего; общественно опасные последствия и причинную связь между действиями виновного лица

Характерной особенностью объективной стороны состава грабежа является способ его совершения. Объективная сторона грабежа есть внешнее выражение, объективное воплощение осознанного субъектом намерение открыто изъять и захватить чужое имущество с целью обращения с ним, как со своим собственным.

Являясь одной из форм преступного поведения, грабительское действие представляет собой противоправный акт, сущность которого состоит в открытом физическом воздействии на предметы внешней действительности (чужое имущество, деньги), заключающимся в их перемещении, изъятии. Если же речь идет о насильственном грабеже, то воздействию на предметы внешней действительности предшествует (сопровождает его или осуществляется с целью удержания захваченных предметов) действие, суть которого состоит в физическом или психическом воздействии на личность человека (потерпевшего). Оно может выражаться в форме угрожающих слов, жестов, телодвижений (например, при угрозе), толчков, ударов, лишение свободы потерпевшего и т.д.

Конкретно грабеж, как форма хищения имущества с объективной стороны, выражается в действиях, представляющих собой открытое ненасильственное или соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, похищение имущества (ст. 161 УК РФ).

Относительно высокая общественная опасность грабежа определяется в первую очередь содержанием и характером противоправных действий виновного, способом совершения посягательства на отношение собственности. Совершая открытое похищение, захватывая противоправным путем имущество, заведомо на глазах лиц, ведающих этим имуществом, охраняющих его или владеющих им, либо в присутствии посторонних лиц, сознающих преступный характер действий виновного и способных воспрепятствовать ему, грабитель тем самым проявляет особую дерзость, вызывающее демонстративное пренебрежение не только к потерпевшему и очевидцам, но и к установленному в обществе правопорядку.

Открытое похищение, даже ненасильственное, таит в себе потенциальную опасность применение насилия к потерпевшему или очевидцам, в которых грабитель может видеть помеху завладению имуществом. Открыто, но без применения физического или психологического насилия, изымая имущество, грабитель, в отличие от вора, полагается не на отсутствие очевидцев или ловкость рук, а на иные обстоятельства – внезапность, дерзость своих действий, растерянность и замешательство потерпевшего и его опасение подвергнуться вероятному насилию.

Наибольшую опасность представляет грабеж насильственный, т.е. такое открытое похищение, при совершении которого виновный в качестве средства изъятия и завладения имуществом использует насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или угрожает применить такое насилие.

Выявлены так же и наиболее типичные места совершения грабежей — это на вокзале, на рынке, во дворе, в сквере, в квартире, в магазине (с прилавка), на улице.

Обстановка совершения преступления, т.е. совокупность условий, которые создали реальную возможность совершения грабежа. Одним из таких условий является поведение потерпевшего. Совершение грабежа во многих случаях облегчалось или даже обуславливалось тем, что потерпевшие находились в состоянии опьянения. Пьяное состояние потерпевших не только облегчало совершение грабежа, но и ряде случаев провоцировало на совершение преступлений.

Объективная сторона грабежа включает в себя следующие основные элементы: похищение имущества, совершенного открыто без насилия, или открыто с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего; общественно опасные последствия и причинную связь между действиями виновного и этими последствиями.

Похищение составляет основное содержание грабежа. Его сущность состоит в противоправном изъятии (захвате) имущества из чужого владения с целью незаконного присвоения и обращения его в своё обладание с корыстной целью. Один из конститутивных признаков похищения состоит в противоправном перемещении вещи из владения потерпевшего в незаконное обладание похитителя. Поэтому не может быть и речи о похищении там, где нет противоправного нарушения чужого владения имущества.

Следовательно, для установления признаков похищения существенное, если не сказать решающее значение имеет выяснение тех оснований, которые обусловили фактическое обладание имущества лицом, подозреваемым в грабеже: захватил ли он его противоправно или же получил в своё владение с ведома законного владельца и приобрёл право владения им. Самостоятельное распоряжение хотя и чужим имуществом, но находящимся в правомерном владении, не образует признаков похищения, поскольку не сопровождается нарушением чужого владения. Такие действия могут составить лишь присвоение или растрату имущества, но не грабёж.

От правомерного владения следует отличать простое держание чужой вещи, состоящее в чисто, так сказать физическом временном обладании ею, не связанное с какими бы то не было правомочиями в отношении находящейся у лица вещи. Поэтому присвоение такого имущества, его захват есть нарушение чужого владения, а следовательно — похищение.

Общественная опасность грабежа, как и других корыстных преступлений против собственности, в значительной мере определяется характером преступных последствий этих деяний, состоящих в том, что в результате их совершения, государственная или общественная организация либо гражданин утрачивают возможность владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом.

Следовательно, непосредственным последствием грабежа является материальный ущерб, а вместе с тем и неправомерное обогащение грабителя за счёт присвоения похищенного.

Материальный ущерб, причиняемый грабежом, — это всегда реальный имущественный ущерб, выражающийся в уменьшении наличного имущества.

Особенностью грабежа является то, что он относится к числу преступлений с материальным составом, считающихся оконченными при условии причинения реального ущерба объекту посягательства. Такой реальный ущерб имущественным интересам потерпевшего причиняется прежде всего тем, что он лишается фактической, реальной возможности использовать принадлежащее ему имущество, распоряжаться им в соответствии с его целевым назначением.

При анализе объективной стороны грабежа необходимо установление причинной связи между действием и наступившим преступным результатом.

Действие, послужившее причиной наступления последствий, должно быть объективно опасным для объекта посягательства — отношений собственности (а при насильственном грабеже и для личности потерпевшего) в момент его совершения. Причинную связь между действиями и последствиями при грабеже принято именовать прямой (или непосредственной связью). «Такая связь имеется между действиями обвиняемого при грабеже . и наступлением преступного результата: причинением материального ущерба собственнику имущества. В самом деле, материальный ущерб, образующийся путем изъятия имущества неизбежно означает вместе с тем уменьшение его у собственника».

В связи со сказанным о последствиях грабежа и причинной связи возникает необходимость в рассмотрение вопроса о моменте окончания грабежа.

Грабеж должен признаваться оконченным преступлением при стечении двух признаков: во-первых, факта изъятия имущества из чужого владения и, во-вторых, перехода его в неправомерное обладание виновного, т.е. при условии, когда законный владелец неправомерно замещен владельцем, незаконным грабителем. Грабеж следует считать оконченным при условии, когда чужое имущество не только открыто изъято из владения потерпевшего, но и перешло в фактическое обладание похитителя (объективный показатель), полагающего свои действия завершенными и получившего основание считать себя владельцем похищенного (субъективный показатель).

Похищение предполагает такое безвозмездное изъятие имущества, которое направленно на то, чтобы присвоить похищенное и на этом основании распорядиться им как своим собственным. Поэтому нет похищения в тех случаях, когда вещь изымается хотя и против воли и согласия собственника либо лица владеющего имуществом или охраняющим его, но без цели присвоения, а например, для временного использования, в шутку, из мести, в силу крайней необходимости, для использования изъятой вещи в интересах самого собственника или его близких лиц либо для сохранения.

От хищения необходимо также отличать различного рода самоуправные действия в отношение имущества. Открытое (даже насильственное) изъятие из того или иного лица имущества, совершенное, например, в счёт погашения невозвращенного долга, в возмещение стоимости похищенных ранее вещей и т.п., образуют не похищение, а самоуправство или гражданско-правовой деликт. Если при таком изъятии к потерпевшему было применено насилие действия виновного должны по совокупности квалифицироваться как соответствующее преступление против личности, если данный способ насилия уголовно наказуем.

 

2.3 Субъект и субъективная сторона грабежа

 

Субъектом преступления по уголовному праву признается физическое, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления установленного законом возраста уголовной ответственности.

Субъектом преступления может быть только физическое лицо, как гражданин РФ, так и лицо без гражданства и иностранный гражданин. Это вытекает из содержания ст.ст. 11, 12 УК РФ.

Субъект преступления – это лицо, достигшее возраста, с которого по закону устанавливается уголовная ответственность.

Субъектом преступления может быть не всякое физическое, достигшее возраста уголовной ответственности лицо, а только вменяемое, т.е. способное осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими. Невменяемое лицо ни при каких условиях не может быть признано виновным и ответственным за совершенное им общественно опасное деяние.

Вышеуказанные признаки: физическое, достигшее определенного возраста и вменяемое лицо являются необходимыми и достаточными юридическими признаками, характеризующими субъекта преступления.

Возраст — это не только биологическая, но и социальная ступень в развитии человека. Переходя с одной возрастной ступени на другую, человек постоянно взаимодействует с социальной средой, приобретает и накапливает жизненный опыт. Каждый возрастной этап имеет характерные особенности — физиологические, психологические, и, что самое главное, социальные.

Возраст – это психофизическое качество человека. Только при достижении определенного возраста наступает такой этап в развитии личности, когда она способна понимать общественную значимость своих поступков, и, следовательно, отвечать за них перед обществом. В соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет. Однако, учитывая, что общественная опасность некоторых видов преступлений может осознавать человеком уже на более ранней ступени развития, законодатель дифференцированно подходит к вопросу о возрасте субъекта преступления, устанавливая за некоторые преступления уголовную ответственность с 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК РФ).

Между тем в течении последних лет наблюдается феномен ускоренного развития молодежи. В этой связи, учитывая возрастные особенности физического и духовного развития позволяющих им в полной мере осознавать значение и общественную опасность совершаемых деяний, уголовная ответственность за грабеж была установлена с более раннего возраста.[5]

В соответствии с действующим законодательством (ч. 2 ст. 20 УК РФ) субъектом грабежа может быть только физическое, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14-летнего возраста.

Именно своими общественно опасными действиями (объективная сторона) субъект, действуя виновно, при наличии определенных мотивов и целей (субъективная сторона) причиняет ущерб объекту уголовно-правовой охраны. Следовательно, состав грабежа (основание уголовной ответственности) имеется лишь там, где при наличии всех его других элементов есть виновное физическое лицо, которое достигло требуемого законом возраста и является вменяемым.

Несовершеннолетние, не достигшие 14 лет, ни при каких обстоятельствах не могут нести уголовную ответственность за грабёж, ибо они ещё далеко не всегда и не в полной степени способны понимать общественную значимость своих поступков, критически оценивать собственное поведение, а, следовательно, и держать за него ответ перед обществом.

Устанавливая пониженный возраст уголовной ответственности лиц, совершивших грабёж, законодатель руководствовался, прежде всего, теми соображениями, что преступная сущность грабительских действий вполне доступна пониманию подростков к 14 годам, достаточно хорошо разбирающихся в понятиях дозволенного и запрещенного. Всякий подросток с нормальным умственным и нравственным развитием отлично понимает, что открыто похитить чужую вещь, а тем более отнять её силой у кого-либо — значит совершить преступление.

Не могут признаваться невменяемыми лица, совершившие грабеж в состоянии алкогольного или наркотического опьянения (ст. 23 УК РФ), если последнее, разумеется, не было патологическим.

Субъективная сторона преступления охватывает сознательную и эмоциональную сферы преступной деятельности и включает в себя психическое состояние лица, мотивы и цели совершения преступления.

Субъективная сторона – это внутренняя сторона преступного поведения, т.е. психическая деятельность лица в момент совершения преступления.

Грабёж является таким преступлением, при совершении которого вина преступника выражается только в форме прямого умысла и корыстной цели.

Преступление признается совершенное с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

В этом определении фиксируется интеллектуальный и волевой момент прямого умысла. Интеллектуальный момент прямого умысла характеризуется осознанием общественно опасного характера деяния и предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Осознание общественной опасности действия (бездействия) означает понимание фактической стороны деяния и его социальной значимости. Предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий является важным признаком интеллектуального момента прямого умысла, оно обращено в будущее, т.к. это мысленное представление лица в момент совершения общественно опасного деяния о вреде, который будет причинен общественным отношениям.[10]

Волевой момент прямого умысла определен в законе как желание наступления общественно опасных последствий. Желание (мотив) – это стремление к определенному результату, оно проходит эволюцию от зарождения мысли до планирования и осуществления принятого решения.

Руководствуясь корыстным мотивом, преступник преследует цель незаконного извлечения наживы за счет чужого имущества. Совершая грабёж, виновный осознаёт общественно опасный характер своих действий, направленных на открытое похищение чужого имущества, на которое он не имеет законного права, предвидит общественно опасные последствия этих действий и желает наступления ущерба для собственника или иного владельца имущества. В этом проявляется единство сознания и воли виновного, являющееся необходимым условием наличия субъективной стороны грабежа.

Следует отметить, что мотив не относится к обязательным признакам субъективной стороны рассматриваемого преступления.

Умысел при грабеже включает в себя сознание того, что похищаемое имущество принадлежит на праве собственности государству, организациям или гражданам. Волевой элемент умысла виновного при грабеже, заключающийся в желании завладеть чужим имуществом, определяет и цель его действий. Лицо, совершающее открытое похищение чужого имущества, всегда преследует корыстную цель-извлечение имущественной, материальной выгоды для себя лично или для других лиц (знакомых, родственников и т.д.).

Корысть, как стремление к извлечению материальной выгоды, является обязательным признаком любого хищения, в том числе и грабежа. Поэтому в тех случаях, когда виновный открыто, стремится изъять или изымает чужое имущество, не преследуя при этом корыстной цели, а совершает это, например, из озорства, из хулиганских побуждений, в его действиях нет состава грабежа.

Судебная практика свидетельствует, что не только хулиганские, но и другие преступные действия, например изнасилование, нередко сопровождаются открытым изъятием чужого имущества. В этих случаях особенно важно установить, с какой целью виновный стремится изъять чужое имущество. Если он это делает для того, чтобы завладеть имуществом с целью обогащения или таким путем извлечь какую-либо материальную выгоду для других лиц, тогда его действия следует квалифицировать как совокупность грабежа и другого совершенного им преступления. В тех случаях, когда виновный, изымая чужое имущество и завладевая им, не преследует при этом корыстные цели, а лишь с помощью этого стремится добиться какого-либо другого результата, тогда его действия не могут рассматриваться как грабеж.

С субъективной стороны грабеж, как преступление, представляющее собой одну из форм хищения имущества, всегда предполагает наличие у виновного прямого умысла, направленного на преступное завладение чужим имуществом с корыстной целью.

Если же виновный ставит своей целью открыто завладеть имуществом, которое, по его мнению, является его собственным, то содеянное им нельзя рассматривать как грабеж.

Также не будет состава грабежа, когда виновный открыто, изымает чужое имущество с целью лишь временно воспользоваться им либо с целью, например, его уничтожения или повреждения. В последнем случае имеет место другое преступление — умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества (ст. 167 УК РФ).

Помимо цели совершения преступления закон требует также установления конкретных мотивов каждого преступления. Установление цели и мотива преступления имеет большое значение для выявления причин и условий, способствующих совершению преступления и для разработки конкретных мер по их устранению.

Мотив предшествует возникновению умысла, т.е. решению достичь намеченной цели преступным путем. Мотив — это побуждение, преломленное в сознании человека, окрашенное его личными, субъективными чувствами и переживаниями. Хотя мотив поведения всегда несет на себе отпечаток человеческой индивидуальности, детерминируется он, конечно, не просто лишь внутренними потребностями человека, не только его сознанием и волей, но, прежде всего условиями общего формирования личности, общественной средой.

Мотивы к совершению преступления, в частности, грабежа, складываются как результат преломления в сознании человека социальной структуры его личности. Именно поэтому принятию решения совершить преступление (возникновение умысла) предшествует внутренний процесс, именуемый в психологии борьбой мотивов, когда действующее лицо взвешивает «за» и «против», оценивает свое поведение его результаты и избирает способ и средства достижения поставленной цели.

Сформировавшийся в сознании лица корыстный мотив вызывает и постановку соответствующих целей. Если корыстный мотив — побуждение к действию, то целью совершения этих действий является удовлетворение возникшего побуждения путем открытого изъятия и завладения чужим имуществом для использования его в своих личных интересах, для распоряжения им как своим собственным.

Когда закон, определяя понятие умышленной вины, указывает, что при наличии умысла виновный желает наступления предвиденных им общественно опасных последствий, он тем самым подчеркивает, что представление об этом преступном результате и стремление к его достижению есть не что иное, как цель умышленных действий лица. Если корыстную цель определить только как цель присвоения имущества, то такое определение недостаточно четко выявит направленность корыстных имущественных преступлений. Присвоение — не самоцель действий виновного: посредством открытого изъятия и присвоения чужого имущества он стремится к удовлетворению тех или иных материальных потребностей путём распоряжения, как своими собственными, незаконно и именно с этой целью присвоенными им ценностями. Цель виновного, в конечном итоге, увеличить своё имущество за счёт присвоения чужого, доставить себе или по своему желанию-другому лицу материальную выгоду, наживу.[11]

Поскольку корыстная цель может не совпадать с реально наступившим преступным результатом, можно сделать вывод, что если виновному не удалось фактически распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению, т.е. достичь желаемого результата, это обстоятельство не меняет его правовой оценки.

Сознание и воля человека образуют неразрывное единство, и отсутствие одного из этих компонентов нормального психического процесса исключает, как устанавливает психология и уголовное право, вину и вменяемость лица, а вместе с тем и уголовную ответственность его за любые поступки. Единство сознания и воли, таким образом, необходимые условия возникновения, существования и реализации умысла на совершение грабежа.

Теория уголовного права, кроме генерального деления умысла на основные его виды — прямой и косвенный, — устанавливает момент его возникновения в сознании виновного и длительности промежутка времени, истекшего между его формированием и реализацией в преступном акте:

1) Заранее обдуманный умысел – такой вид умысла, при котором между моментом формирования умысла и его реализацией существует значительный промежуток времени, о чем, например, свидетельствует приготовительный момент. На практике он может быть реализован в качестве прямого.

2) Внезапно-возникший умысел — такой вид умысла, при котором между моментом формирования умысла и его реализацией существует незначительный промежуток времени. На практике он может быть реализован в качестве как прямого, так и косвенного.

2.1 Умысел в состоянии уголовно-правового аффекта — такой вид умысла, при котором сам умысел зарождается под влиянием внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного противоправными или аморальными действиями потерпевшего.

3) Конкретизированный умысел — такой вид умысла, при котором виновное лицо четко представляет те конкретные последствия, которые могут наступить от его действия (бездействия).

Внезапно возникающий умысел характерен для подавляющего большинства изученных грабежей. Криминологами выявлен ряд признаков, на основании которых значительную часть совершаемых грабежей можно отнести к грабежам, характеризуемым внезапно возникшим умыслом на их совершение. Среди них можно назвать отсутствие договоренности о совершении преступления и распределении ролей при впервые совершаемом групповом преступлении; не замаскерованность действий, непосредственно предшествующих преступлению, а также и самого преступления; совершение преступления в неподходящих условиях; изъятие малоценных предметов и т.п.

Чем выше степень предумышленности грабежа, тем, как правило, больший материальный вред причиняется этим преступлением и тем выше его общественная опасность.

 

3 КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ВИДЫ ГРАБЕЖА

 

В ч. 1 ст. 161 УК раскрываются признаки простого грабежа, т. е. грабежа без квалифицирующих обстоятельств. Квалифицированным видом (ч. 2 ст. 161) считается грабеж, совершенный: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище; г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Особо квалифицированным (ч. 3 ст. 161) является грабеж, совершенный: а) организованной группой; б) в крупном размере; в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Квалифицирующие признаки грабежа в ч. 2 ст. 161 УК в основном аналогичны квалифицирующим признакам кражи.

Специфическим квалифицирующим признаком является совершение грабежа, соединенного с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК).

Сопоставляя ч.1, ст.161 и ч.2 и ч.3, ст.161 УК РФ, можно сделать вывод, что грабеж без отягчающих обстоятельств будет тогда, когда он совершается без насилия, одним лицом, и притом впервые, либо же несколькими лицами, но без предварительного сговора, а также если он не причиняет значительного ущерба потерпевшему или совершается не в крупном размере и не при опасном или особо опасном рецидиве.

Точная квалификация любого преступного деяния, в том числе и грабежа, во многом зависит от правильного понимания тех квалифицирующих обстоятельств, которые отличают один вид от другого, в связи с чем необходимо отдельно рассмотреть каждое из этих обстоятельств. Поскольку квалифицирующие обстоятельства при грабеже могут характеризовать как объективную, так и субъективную стороны данного преступления, а также личность виновного, рассмотрение их в дальнейшем будет проводится в том порядке, как они указаны в ст.161 УК РФ.

Насильственный грабеж следует отграничивать, с одной стороны, от простого грабежа без насилия (ч. 1 ст. 161 УК), с другой — от разбоя, необходимым элементом которого является применение насилия, опасного для жизни и здоровья (ст. 162 УК).

Одним из способов насильственного грабежа является приведение потерпевшего в беспомощное состояние путем применения одурманивающих веществ, не представляющих опасности для его жизни или здоровья, и последующее изъятие имущества этого лица. Если же при этом применялись сильно действующие или ядовитые вещества, представляющие угрозу для жизни или здоровья, содеянное квалифицируется как разбой (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. в ред. от 4 мая 1990 г.).

Способом совершения грабежа может служить также конкретизированная угроза применения насилия, не опасного для жизни и здоровья: нанести побои, ограничить свободу и т. д. Но преступник может высказывать и неопределенную угрозу («хуже будет»). Во всех случаях, когда по содержанию словесной угрозы и обстановке преступления нельзя сделать определенный вывод о существующей опасности для жизни или здоровья, завладение имуществом под угрозой насилия следует квалифицировать как грабеж. Если же при неопределенности словесной угрозы характер действия виновного и обстановка дают основания полагать о реальной опасности для жизни или здоровья потерпевшего, содеянное следует квалифицировать как разбой (например, при угрозе огнестрельным или холодным оружием). При грабеже, в отличие от вымогательства (ст. 163 УК), преступник угрожает немедленным применением насилия.

Наказание за грабеж предусмотрено ст. 161 УК РФ. Согласно ч. 1 ст. 161 УК РФ грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, — наказывается исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет. По ч. 2 названной статье грабеж, совершенный: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище; г) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; д) с причинением значительного ущерба гражданину, — наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

По ч. 3 ст. 161 грабеж, совершенный: а) организованной группой; б) в крупном размере; в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство, — наказывается лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет с конфискацией имущества.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 дек.
  2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 07.12.2011 № 419-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.122001 г. № 174-ФЗ (в ред. ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I).
  4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. М., 2012.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 3-е изд., доп. и испр. М.: Юрайт-Издат, 2010.
  6. Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 2012.
  7. Уголовное право. Общая часть. Особенная часть. // Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 20109.
  8. Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Э. Жалинского. М., 2012.
  9. Уголовное право России: Учебник для вузов: В 2 т.т. / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. Т. 1. Общая часть. М., 2012.
  10. Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М.: Эксом, 2012.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00038 sec

WordPress: 22.18MB | MySQL:123 | 1,467sec