Криминалитическая характеристика серийных убийств

<

040114 1541 1 Криминалитическая характеристика серийных убийств

1 КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

 

Серийные убийства являются объектом исследования различных наук –криминалистики, криминологии, психологии, психиатрии, патосексологии1 и других. Эффективность результатов междисциплинарного подхода к изучаемой проблеме во многом зависит от выработки единой терминологии, единого «языка» общения специалистов. В первую очередь необходимо определиться с понятиями серийность, серийный характер преступлений, серийные убийства, ибо определить понятие — значит раскрыть его содержание, показать круг, характер и взаимосвязь его существенных признаков.2

Понятие есть выражение некой сущности объектов материального мира, обладающих существенными общими признаками.3 Уголовное законодательство РФ не содержит понятия серийности и других подобных терминов, хотя они широко употребляются в криминалистической литературе, в официальных документах правоохранительных органов, а также в правоприменительной деятельности.

Научное обоснование данных категорий является насущной потребностью уголовно-правовой и криминалистической теории и практики. И, в первую очередь, следует определиться с широко, но неоднозначно трактуемым в уголовном праве понятием множественности преступлений.

Под множественностью преступлений понимается совершение одним и тем же лицом нескольких правонарушений, каждое из которых расценивается уголовным законом как самостоятельное преступление. Или же: «под множественностью преступлений стоит понимать сочетание в поведении одного и того же лица нескольких правонарушений, предусмотренных уголовным законом, при условии, что каждое из актов преступного поведения субъекта представляет собой самостоятельный состав преступления, сохраняет уголовно — правовое значение и не имеет процессуальных препятствий для уголовного преследования».1 Уголовно-правовой институт множественности преступлений получил законодательное оформление в ст. 16 – 18 Уголовного кодекса РФ.

Множественность преступлений возникает при совершении разнородных, однородных, а в отдельных случаях и тождественных преступлений. Факт совершения всех этих типов преступлений влияет на формирование видов множественности. Разнородными являются преступления, различающиеся между собой по существенным юридическим признакам. Однородными признаются преступления с тождественными или сходными объектами посягательства и одной формой вины. Тождественными будут такие преступления, которые полностью совпадают по важнейшим, наиболее существенным юридическим признакам основного или квалифицированного состава.2 В зависимости от содержания и структуры противоправных деяний уголовный закон предусматривает две формы множественности: а) неоднократность преступлений; б) совокупность преступлений.

Согласно ст. 16 УК РФ неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями УК, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК, ни за одно из которых лицо не было осуждено. Рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

В.И. Батищев полагает, что криминалистический аспект неоднократно совершаемых преступлений предусматривает, прежде всего, совершение одним и тем же лицом (группой) двух и более преступлений вне зависимости от их вида (ст. 16 УК). Здесь неоднократность преступлений предполагает их тождество по роду происхождения, т.е. по одному и тому же устанавливаемому (установленному) субъекту, независимо от выявленного числа всего совершенных им преступлений, за весь период действий субъекта, вне зависимости от того, было принято по ним ранее или нет какое-либо процессуальное решение.1

В то же время серийные преступления представляют собой весьма неоднородную совокупность деяний и зачастую выходят за установленные уголовным законом виды множественности. В частности, в аспекте рассматриваемой темы следует обратить внимание и на диспозицию ст. 151 УК, которая предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ. Систематическое употребление возможно при систематическом вовлечении. Таким образом, можно выделить еще одну разновидность множественности преступлений – систематичность.

В теории уголовного права вопрос о формах проявления множественности преступлений разрешался по-разному. Так, В.П. Малков еще в 1968 г. писал: «Систематичность, как и неоднократность, является видом повторности действий… Различие неоднократности и систематичности состоит в степени кратности повторяемых действий. В первом случае достаточно учинения деяния дважды, во втором требуется установить, по крайней мере, трехкратное его совершение.

В первом случае не требуется тесного единства между отдельными деяниями, во втором – отдельные деяния должны находиться в тесном единстве между собой, образуя систему определенного поведения виновного. Как неоднократность, так и систематичность предполагают совершение действий до применения мер судебного воздействия».1 В этой связи К.А. Панько отмечает, что «систематичность означает совершение деяния более двух раз, т.е. три раза и более, если при этом противоправные действия выступают проявлением определенной направленности в поведении субъекта, что находит свое выражение в целенаправленных действиях на один и тот объект посягательства» и определяет систематичность как «совершение деяния три раза и более, если при этом противоправные действия являются выражением определенной тенденции в поведении виновного.»2

Под систематичностью следует понимать совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК. Совершение трех или более умышленных преступлений, предусмотренных различными статьями УК, может признаваться систематичным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

Практическая необходимость введения понятия «систематичности» состоит в следующем:

а) в возможности оценки лица и его систематичного преступного поведения как обладающего повышенной общественной опасностью, характеризующегося устойчивостью умысла, и, как следствие, иной, более строгой, юридической квалификации содеянного;

б) в определенных особенностях назначения и исполнения наказания, специфике работы с осужденным в рамках пенитенциарной системы, а также после его освобождения.

Понятием «серийность» (серия, серийные деяния) как криминалистической категорией, по мнению А.А. Протасевича, обозначается совершение в разное время лицом (группой лиц) двух и более тождественных или однородных преступлений, предусмотренных одной статьей либо разными статьями УК.1

Он же полагает, что многоэпизодным будет такое преступное поведение лица, обвиняемого в нападениях из корыстных побуждений, когда оно помимо вменяемого совершило еще одно или несколько разнородных или однородных деяний, выявленных по делу (например, разбой – кража – изнасилование – грабеж).2 Аргументируя свою позицию и не соглашаясь с точкой зрения П.К. Кривошеина, который считает, что для многоэпизодности характерно совершение лишь трех однородных преступлений3, А.А. Протасевич отмечает: «При решении затронутого вопроса важен не характер преступлений, а учет того, что они совершены одним лицом или созданной для этого преступной группой. Кроме того, даже два преступления – это тоже множество».4

П.П. Баранов считает, что серийные преступления – это преступления однородные или многозпизодные, направленные, как правило, на один объект.5 Опираясь на определение, предложенное А.Р. Павловым, он пишет: «Серийные убийства – это серия последовательных, неоднократных убийств, насчитывающая два и более эпизода».6 Сам П.П. Баранов полагает, что под серийными убийствами следует понимать неоднократное совершение лицом убийств, ни за одно из которых оно не было осуждено.7

Авторы методического пособия «Раскрытие и расследование отдельных видов убийств» полагают, что «серийные убийства — это совершаемые разновременно одним лицом либо группой лиц по предварительному сговору два или более убийств (или покушения на них) и другие преступления против личности, которые характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения».1

В.В. Бураков, А.О. Бухановский пишут о серийных сексуальных преступлениях: «Серийные преступления – специфический частный вариант многоэпизодного садистского насилия, направленного против личности и половой неприкосновенности граждан, осуществляемого, как правило, в условиях неочевидности одиночным преступником, специфическая дисгармония личности которого закономерно приводит его в состояние психической и психофизической дезадаптации, что и определяет психолого-психиатрическую детерминацию криминального поведения, аномально реализующего потребность в компенсации и комфорте (психическом и/или физическом).»2

По мнению Протопопова А.Л., серийные убийства могут быть определены» как неоднократные, умышленные, обусловленные определенным мотивом действия, направленные на лишение жизни других лиц, совершаемые с интервалом во времени».3

Серийные убийства – это совершенные разновременно два и более убийства, характеризующиеся сходством мотива, временем, местом и обстановкой преступлений, однотипностью способов совершения и сокрытия преступлений, совпадением характеристик личностей погибших и иными признаками, отобразившимися в следовой информации, дающими достаточные основания для выдвижения версии об их совершении одним лицом (лицами).

В настоящее время серийные сексуальные убийства рассматриваются как частный случай проявления садизма, последней степени этой парафилии (с греч. para — около, ни к месту и philia — любовь). На практике к серийным сексуальным убийствам следует относить три и более фактов лишения жизни в связи с сексуальными переживаниями преступника. При этом не имеет значения, кто стал жертвой и какие временные интервалы наблюдаются между отдельными преступными посягательствами, а также то обстоятельство, совершены ли они вменяемым или невменяемым лицом.

В УК РФ нет нормы, определяющей понятие серийности преступлений, и такой термин, соответственно, УК не известен, хотя он широко известен в правоприменительной практике, используется в теоретических работах по криминалистике и даже в официальных документах, исходящих из органов прокуратуры и МВД.

Прежде всего, совершенно очевидным элементом серийности убийств является количественный признак, а именно совершение трех и более убийств. К обязательным отличительным признакам серийных убийств относятся однотипность; аналогичность способов совершения преступлений; общность (схожесть) мотивов убийств, факультативным признаком серийных убийств является факт их совершения, как правило, в условиях неочевидности. Отличительная черта серийных убийств как собирательного понятия — разновременность совершения названных убийств. Данное обстоятельство следует рассматривать как необходимый элемент понятия «серийные убийства». Следовательно, для серийных убийств характерна определенная протяженность во времени, которая тоже имеет весомое значение для избрания определенной методики расследования по уголовным делам об этих преступлениях. Все серийные убийства совершаются либо одним и тем же лицом, либо одними и теми же лицами.

Характерной особенностью серийных убийств является и то, что они совершаются только с прямым умыслом, т. к. волевой элемент прямого умысла — желание наступления последствий — предопределен специфическими мотивами убийства. Как правило, лицо действует с заранее обдуманным умыслом.

Одна из важных отличительных черт серийных убийств — совершение каждого убийства одинаковыми или сходными между собой способами. Это свойство ограничивает разновидности убийств, охватываемых данным понятием. Указанный ограничительный признак следует в обязательном порядке ввести в понятие серийных убийств, поскольку способ совершения — один из решающих факторов, характеризующих особенности убийств и влияющих на выбор.

Сексуальный мотив серийного убийства проявляется в сопряженности с изнасилованием или совершением иных насильственных действий сексуального характера и предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поэтому серийные убийства на сексуальной почве квалифицируются по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Виновный в этих случаях может совершить убийство в процессе совершения самого изнасилования или насильственных действий сексуального характера, чтобы парализовать сопротивление потерпевшей, или из садистских побуждений. Такое убийство может быть совершено, и после изнасилования или насильственных действий сексуального характера, с тем, чтобы скрыть совершенное преступление и избежать ответственности. Сюда же следует отнести случаи убийства по мотивам мести за оказанное при совершении этих сексуальных деяний сопротивление.

Жертвами данного вида убийств может быть как потерпевшая при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера, так и другие лица, которые были убиты в связи с совершением данных преступлений.

Убийство, совершенное в процессе изнасилования или осуществления насильственных действий сексуального характера, чаще всего характеризуется косвенным умыслом, когда виновный, применяя насилие для преодоления сопротивления жертвы, сознательно допускает в таких случаях возможность причинения ей смерти. Для других случаев более характерен прямой умысел на причинение смерти, обусловленный мотивом мести за оказанное сопротивление либо целью сокрытия совершенного преступления.

Исходя из того, что в случае убийства при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера виновный посягает на два объекта — жизнь потерпевшей и половую свободу, т. е. совершает два самостоятельных преступления, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что содеянное следует квалифицировать по совокупности совершенных преступлений — п. «к» ч. 2 ст. 105 и ст. 131 или 132 УК РФ, предусматривающих ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера1.

Итак, к серийным сексуальным убийствам следует относить совершаемые разновременно одним лицом или группой лиц по предварительному сговору три и более случая противоправного лишения жизни, которые связаны с сексуальными переживаниями, сексуальными влечениями или мотивами и характеризуются однотипностью способов их совершения.

Выделение криминалистических признаков серийных сексуальных убийств, составляющих его криминалистическую характеристику, необходимо для разработки тактических приемов, технических средств, используемых при выявлении и расследовании подобных преступлений.

Некоторые криминалисты, например А. Г. Филиппов, не считают исходную информацию элементом криминалистической характеристики преступления, полагая, что она относится к расследованию преступления.2 Представляется правильным мнение Р. С. Белкина и других ученых, считающих исходную информацию элементом криминалистической характеристики3.

Криминалистическое значение исходной информации заключается в том, что она не только необходима для выбора неотложных мер по пресечению и предупреждению серийных сексуальных убийств, но и имеет практическое значение при расследовании подобных преступлений, в процессе определения следственных ситуаций и организации проведения следственных действий4.

Как указал Р. С. Белкин, «характер исходных к моменту начала расследования данных имеет непосредственное значение для выдвижения версий по делу и, следовательно, определения направления расследования. В зависимости от содержания и полноты этих сведений определяются круг и подследственность проведения первоначальных следственных действий и круг лиц, среди которых надлежит искать возможного преступника»1.

Серийные сексуальные убийства совершаются в разных местах, при различных обстоятельствах, имеют неодинаковое количество жертв и осуществляются различными способами. Однако можно обнаружить некоторые объединяющие их признаки, имеющие важное значение при организации расследования серийных сексуальных убийств, к числу важнейших следует отнести то, что, во-первых, практически все они совершаются в условиях неочевидности; во-вторых, почти все убийства сопровождаются особой внешне ничем не мотивированной жестокостью и, в-третьих, жертвами этих убийств становятся двое и более людей2.

Выделяют следующие типы серийных сексуальных убийств: а) условно сексуальные; б) безусловно сексуальные. Ю. М. Антонян3 классифицировал серийных сексуальных убийств по специфике мотива и цели.

1. Большая часть подобных убийств совершается по сексуальным мотивам. Это лишение жизни с целью получения сексуального удовлетворения от самого такого факта либо в связи с тяжелыми переживаниями своих сексуальных проблем, потребностью мести женщинам, с утверждением себя в качестве мужчины-самца.

2. Другая часть таких убийств совершается при подавлении сопротивления жертвы исключительно с целью изнасилования. От самого убийства преступники в данном случае не получают удовлетворения, более того, вполне возможно, что убийство даже не входит в их планы, и не исключено, что они сожалеют о смерти своих жертв. В эту группу, конечно, не входят убийства с целью соития с трупом: такие деяния составляют особую разновидность рассматриваемых преступлений.

3. Еще одна группа так называемых серийных сексуальных убийств совершается с целью скрыть следы изнасилований или других преступных сексуальных действий. Именно эта часть преступлений сопровождается попытками закапывания и сжигания трупов жертв, а также актами их расчленения с целью сокрытия предыдущего преступления. В таких случаях преступники, как и все те, которые совершают серийные убийства по сексуальным мотивам и с целью соития с трупом, обладают более или менее выраженными чертами, свойственными некрофилам.

Обращают на себя внимание и те сексуальные убийства, которые совершаются в случаях, когда преступник расценивает те или иные слова или действия женщины как крайне унизительные для себя. Обычно это происходит после полового акта или непосредственно перед ним, при этом не обязательно, чтобы этот акт носил насильственный характер.

Тела убитых иногда расчленяют. Делают это в основном по следующим мотивам:

– чтобы скрыть само преступление и избежать уголовного наказания;

– чтобы реализовать свои некрофильские наклонности;

– чтобы показать свою полную и безоговорочную победу над убитым, особенно в случаях давно желанной мести.

Таким образом, обязательным элементом криминалистической характеристики является обстановка совершения преступления, в содержание которой входят место и время.

При расследовании серийных сексуальных убийств следует первостепенное значение уделять установлению времени и места совершения данного преступления.

Характеризуя места совершения серийных сексуальных убийств, можно выделить следующие основные группы мест совершения и обнаружения сексуальных убийств: 1) в городах; 2) в сельской местности. На территории городов немалая часть преступлений совершается в каких-либо помещениях (около 70%).1 Как правило, таким убийствам в помещениях предшествует предварительное знакомство убийц и потерпевших зачастую с последующим распитием спиртных напитков.

Остальные подобные преступления совершаются на чердаках, в подвалах, подъездах жилых домов и различных учреждений и предприятий, а также по месту работы жертвы или преступника, в гостиницах, банях1.

Немалая часть серийных сексуальных убийств в городах происходит вне каких-либо помещений (30%)2. К ним относятся улицы города, стадионы, парки, стройплощадки, территории предприятий и учреждений, городские лесополосы и лесные массивы, пустыри, глухие и безлюдные места, территории, прилегающие к городским железнодорожным вокзалам и автостанциям.

Вне каких-либо помещений преступнику сравнительно легче осуществлять криминальные действия ввиду практически полного отсутствия возможных свидетелей, меньше возникает проблем и с сокрытием следов преступления. Подчас попытки сокрытия даже и не предпринимаются, если проживание или работа убийцы не связаны каким-либо образом с местом, где было совершено противоправное деяние.

Показатели многоэпизодных сексуальных убийств в сельской местности примерно такие же, как и в условиях города, но с некоторыми особенностями. В силу специфики инфраструктуры сельского региона убийства здесь совершаются в таких местах, как дом жертвы, дачный дом преступника, рабочее помещение преступника, территория агропромышленных комплексов, в границах населенных пунктов, дороги и прилегающие к ним территории, открытые сельскохозяйственные угодья и пространства, лесные массивы и лесополосы.

Большая часть сексуальных убийств в сельской местности имеет место в лесных массивах и лесополосах (около 65%). Далее, в домах, принадлежащих жертвам (20%); на открытых сельскохозяйственных угодьях (10%) и пространствах, и местах, находящихся в границах населенных пунктов, на дорогах и прилегающих к ним территориях (5%)1.

Некоторые сексуальные убийцы совершают нападения в разных местах — как в городской, так и в сельской местности. Если взять серийные сексуальные убийства в городе и в сельской местности, то около 9% из них было совершено в соучастии.

Как и место, время в уголовном судопроизводстве выступает в качестве и познаваемого объекта, и средства познания других объектов, в том числе выявления преступников.

Проблема «сезонности» не особенно очевидна для многоэпизодных сексуальных убийств. Большая их часть совершается в такие летние месяцы, как июль и август, а распределение по остальным временам года носит более или менее равномерный характер. Одной из характеристик серийных сексуальных убийств является их многоэпизодность. Преступники совершают эти преступления с различной частотой, пределы которой колеблются от нескольких минут до нескольких лет. Условно классифицируя рассматриваемые убийства по временным параметрам, можно разбить их на следующие группы:

1) серия убийств, совершенных одно за другим с перерывом в несколько минут. Как правило, эти преступления совершаются в городских помещениях, в основном в отношении детей и лиц, с которыми преступник был ранее знаком;

2) серия убийств, совершаемых с перерывами в несколько дней или месяцев и длящихся примерно год;

3) серия убийств, длящихся в течение ряда лет с временными промежутками между эпизодами от нескольких дней до нескольких лет.

При расследовании серийных сексуальных убийств важно знать, что промежутки между отдельными сексуальными убийствами, естественно, разные у различных субъектов. Однако можно при этом выделить две особенности, имеющие значение при выборе методики расследования серийных сексуальных убийств. Первая состоит в том, что вначале убийства происходят относительно редко, затем, с какого-то момента, их частота резко возрастает. Такая закономерность, как учащение преступной активности сексуальных агрессоров с течением времени, говорит о патологическом развитии личности с нарастанием неодолимости влечения. Вторая особенность свидетельствует о возможности преступника в определенной ситуации корректировать свое патологическое поведение.

Следующим элементом, который должен быть рассмотрен в криминалистической характеристике серийных сексуальных убийств, является способ совершения преступления. Способ совершения преступления существенно влияет на расследование и квалификацию преступного деяния, и его признаки занимают центральное место в криминалистической характеристике преступления. Деятельность по расследованию осуществляется «от способа совершения преступления к методам его раскрытия»1.

Способ совершения серийных сексуальных убийств обусловлен рядом объективных факторов, относящихся к условиям внешней среды, в которой совершаются данные преступления, и субъективных факторов, относящихся к личности преступника. Отличительной особенностью серийных сексуальных убийств является то, что способ совершения данных преступлений в большей степени, чем при совершении других преступных деяний, предопределяется личностью преступника. В этой связи представляется закономерным рассматривать такие элементы криминалистической характеристики серийных сексуальных убийств, как способ совершения преступления и личность преступника, в совокупности.

Большая часть всех серийных сексуальных убийств отличается применением особо мучительных для потерпевших способов совершения преступлений, хладнокровным доведением преступных замыслов до конца, глумлением над жертвами, циничными действиями (последнее особенно отличает серийные сексуальные преступления от других тяжких посягательств на человека).

Имеют место и действия, направленные на облегчение реализации преступных замыслов и устранение препятствий для причинения особых мучений жертвам. К примерам преступлений, сопровождающихся особой жестокостью, можно отнести такие акции, как термическое воздействие на тела потерпевших и причинение весьма болезненных ощущений колющими предметами без причинения тяжкого вреда здоровью. Особая жестокость этих убийств проявляется и в таком сугубо специфическом акте, как введение различных предметов в естественные отверстия тела.

Взаимосвязь способа преступления и личности преступника подчеркивается многими учеными-криминалистами. Так, Л. Л. Каневский считает, что при выборе способа совершения преступления некоторые из психологических свойств личности (характер, навыки, привычки и др.) являются детерминирующими1.

Понятием «личность» в научной литературе принято обозначать совокупность характерных свойств и особенностей, которые определяют человека как социальное существо и вместе с тем в наибольшей мере выражают его индивидуальность и неповторимость2.

Криминалистическое изучение личности преступника проводится с целью получения необходимых данных для успешного раскрытия преступления, выбора и применения наиболее эффективных тактических приемов и т. д.

В механизме «серии» сексуальных убийств наглядно проявляются особенности действий — «почерк» преступника, предопределенный особенностями его личности. По данной категории дел способ убийства, как правило, остается неизменным на протяжении всей преступной деятельности, и он тесно связан с личностью преступника. Способ убийства является необходимым составным элементом получения сексуального удовлетворения. Особое криминалистическое значение для организации расследования и предупреждения серийных сексуальных убийств имеет классификация серийных сексуальных убийц по способу совершения преступлений, предложенная Ю. М. Антоняном, который подразделяет их на две большие группы: «душители» и «Потрошители». «Душители» — это те, которые душат потерпевших, а «Потрошители» наносят им повреждения колюще-режущими предметами, чаще всего ножами1 (несмотря на некоторую условность и недостаточную научность терминологии в предлагаемой классификации, она, несомненно, имеет практическое значение).

Среди «душителей» можно выделить три группы убийц, которые совершают удушения:

— без причинения телесных повреждений;

— с причинением телесных повреждений в половой сфере;

— с причинением телесных повреждений не в половой сфере.

Для убийц первой группы наиболее характерны следующие черты: эти убийцы в большинстве своем женаты, имеют детей; у них можно отметить наличие психических заболеваний; в основной массе эти лица ведут замкнутый, уединенный образ жизни; склонны к коллекционированию, культуризму: жертвами этих убийц в основном являются женщины старше 18 лет. Характерным в данном случае является витебское дело — дело М, который действовал в 2002— 1985 гг. в Витебской области. Возраст маньяка — 38 лет, им было задушено 38 молодых женщин. Внешне М. вел вполне благопристойную жизнь: работал заведующим ремонтными мастерскими, имел семью — жену и двоих детей. С юношества маньяк страдал комплексом сексуальной неполноценности, от которого мог бы вовремя избавиться, если бы обратился к врачу.2

Убийц-«душителей» второй группы характеризует относительно высокий уровень образования; склонность к широким контактам с окружающими; использование автомашин при совершении преступлений: жертвами этих, преступников в основном становятся дети в возрасте до 12 лет.

Характерными признаками убийц третьей группы являются несексуальная агрессия, направленная против сверстников, животных; частые контакты с детьми; наличие сверхценных идей.

Для «душителей» не характерно стремление к доминированию, чего нельзя сказать о «Потрошителях». Колюще-режущий предмет (нож) — восполнение недостающей мужественности, уверенности. Именно поэтому стремление к доминированию — это одна из причин, предопределяющих способ убийства и характер наносимых телесных повреждений.

Среди «Потрошителей» можно выделить две группы убийц, совершающие преступления:

— с причинением жертве телесных повреждений в половой сфере;

— с причинением жертве телесных повреждений не в половой сфере1.

Характеризуя преступников из первой группы, можно выделить следующие отличительные черты: в большинстве своем это женатые люди, у которых есть дети. Это жители города, в какой-то степени причинение жертве телесных повреждений в половой сфере обусловлено влиянием городской среды, т. к. она обостряет и активизирует силы, направленные на отчуждение и принижение социальной роли убийцы, что влечет за собой несостоятельность, отсутствие силы и власти. Способом разрешения этой несостоятельности для преступников выступают физическое уничтожение и лишение других людей признаков пола. Характерным для этих преступников является наличие высокого образовательного и квалификационного уровня. Чаще всего это лица с некрасивой, отталкивающей внешностью, агрессия которых направлена на окружающих.

Вторую группу убийц-«потрошителей» характеризует то, что в основном это холостые люди, склонные к широким контактам с окружающими. Эти лица в большинстве своем не работают, находятся на иждивении, не имеют каких-либо увлечений. Для них характерно направление агрессии на животных, что является формой избегания и замещения прямой агрессии, направленной на окружающих людей.

Все приведенные признаки, характеризующие серийных сексуальных убийц, весьма многообразны, и поэтому на примере одного из ключевых признаков — семейного положения — возможно, воссоздать наиболее вероятный портрет разыскиваемого преступника, используя известную информацию о способе убийства, особенностях повреждений, нанесенных жертве.

Можно привести условную классификацию подобных лиц, предложенную Ю. М. Антоняном, который выделяет три группы преступников, совершающих серийные сексуальные убийства.1

К первой относятся лица, которых можно назвать «типичными маньяками». Для них характерны четкое развитие и трансформация расстройств влечений (в течение нескольких и даже десятков лет) — от визионизма, фроттеризма, сексуальных ненасильственных посягательств в отношении детей и взрослых до насильственных. При этом постепенно формируются садистские тенденции, которые развиваются до выраженной степени и завершаются убийствами. У большинства этих лиц отмечается формирование определенного мировоззрения, иногда довольно сложного и своеобразного, отражающего их отношение к сексуальной активности и предлагающего объяснение необходимости совершать убийства. Характерной чертой этих преступников является крайний эгоцентризм с сосредоточенностью на собственной личности, собственных переживаниях, пренебрежением к интересам и чувствам других людей, иногда с ощущением собственной необычности. Убийства совершаются «типичными маньяками» в течение нескольких лет с частотой: а) от одного в месяц; б) до одного в год и менее. Количество убийств в этой группе составляет от 3 до 53, среднее число жертв — 5—10. Большинство из этих лиц ранее к уголовной ответственности не привлекались.

Вторая группа серийных сексуальных убийц представляет собой лиц, совершающих убийства после изнасилований в состоянии алкогольного опьянения, во время запоев, часто с целью сокрытия преступления либо в плане характерных для них агрессивно-садистских действий в целом. Такие лица совершают 2—3 убийства иногда в один день или с разницей в несколько дней. Большинство из них ранее осуждались за изнасилования, другие преступления против личности и ненасильственные преступления, и после освобождения из мест лишения свободы они продолжали вести асоциальный образ жизни. Среди них практически не обнаруживаются лица с отчетливыми расстройствами влечений.

Наиболее многочисленная группа серийных сексуальных убийц весьма разнородна и выделяется по частоте совершения убийств, интервал между которыми составляет от нескольких дней до нескольких месяцев, все убийства совершаются примерно в течение года. В эту третью группу включаются лица с проявлениями настоящего садизма. Многие из них ранее уже осуждались за изнасилования и другие преступления, но после освобождения продолжали совершать уголовно-наказуемые действия, завершая их уже серией убийств. Для этой группы лиц также характерно примерно в половине случаев постепенное нарастание расстройств влечений от неагрессивных парафилий до агрессивных с насильственными действиями.1

Социально-психологический потрет преступников, совершающих убийства с нанесением повреждений в половой сфере.

Женатые убийцы — в основном жители города, с высоким образовательным и квалификационным уровнем. Большинство — лица внешне ничем не приметные, ранее привлекались к уголовной ответственности, чаще всего за совершение краж и сексуальных насильственных преступлений. Преобладают нападения в лесу, на улице, в доме жертвы. Возраст жертв — 18—30 лет, старше 40, несовершеннолетние.

Наглядным примером в данном случае может служить дело «убийцы века» А. Чикатило. Им было совершено 53 жестоких убийства в период с 1978 по 1990 г. Возраст маньяка —54 года. К выбору жертв подходил весьма широко: т. е. здесь были и дети (мальчики и девочки), и молодые девушки, и зрелые женщины. Имел высшее образование (филолог), семью — жену и детей, работал учителем, воспитателем, работником снабжения. В 2000 г. Чикатило привлекался к уголовной ответственности за хищение. Внешне маньяк ничем не выделялся среди других людей: аккуратно одетый человек, при галстуке и с портфелем.

Холостые убийцы — тоже в основном жители города, образование среднее, заняты малоквалифицированным трудом, склонны к замкнутому образу жизни. Внешность некрасивая, отталкивающая. Возраст жертв — дети 8—12 лет, взрослые— 18—30 лет.

В данном случае ярким примером может служить дело Г., им было совершено 10 зверских убийств мальчиков-подростков на протяжении с 1986 по 1992 г. Возраст маньяка — 33 года. Место действия – Москва, Г. был холост, избегал женщин. В 17-летнем возрасте Г. угнетали недостатки внешности: впалая грудь, прыщи на теле и лице, непроизвольное мочеиспускание.

Итак, при розыске и определении причастности конкретного лица к расследуемым серийным сексуальным убийствам необходимо ориентироваться на следующие признаки: возраст преступника, жертвы, их внешность, психологические и психиатрические особенности, место и способ нападения, характер и локализация телесных повреждений.

Существенным фактором для объединения убийств в «серию» является и так называемая «подпись» — один из элементов преступного «почерка». Это то, что преступник делает сверхнеобходимого для убийства, его индивидуальное отличие от других, чему преступник может придавать определенное значение (своего рода «визитка»). Жертвы могут меняться, «подпись» не меняется.

Большое значение в ходе расследования имеет установление мотивов преступного поведения. Конечно, они неразрывно связаны с установлением смягчающих и отягчающих обстоятельств, а также причин и условий, способствующих совершению серийных сексуальных убийств. На основе изучения мотивов открываются более широкие возможности для анализа, прогноза и предупреждения этих опасных преступлений. Анализ тенденций преступности по мотивации криминологически перспективен и подлежит развитию и совершенствованию в будущем1.

Реализуя такое поведение, преступник всегда поддерживает себя в психологическом плане, что особенно заметно при анализе половых преступлений, поскольку при их совершении имеет место попытка компенсации индивидуально-психологических дефектов личности. Именно эти дефекты детерминируют применение насилия, а не иного способа разрешения субъективно воспринимаемой и оцениваемой жизненной ситуации.

Побудительным стимулом, мотивом физической и психической активности являются потребности человека. В психологии под мотивацией поведения подразумеваются, прежде всего, биологические потребности и влечения, а под мотивом — стимул и фактор сенсибилизации и активации организма к данному стимулу. В жизни это обычно объект — цель, нередко и продукт воображения.

Мотивация преступного поведения является непосредственной причиной преступной деятельности. Ценность данных о мотивах заключается в следующем:

— они помогают вскрыть внутреннюю предопределенность поступков на индивидуальном уровне;

— отражают социальные условия, в которых рос и формировался человек, и поэтому дают возможность познать их.

Мотив — это внутреннее побуждение к деятельности, субъективный стимул человеческих поступков, в котором находят выражение движущие силы личности, связанные с удовлетворением его потребностей2.

Знание мотивов не только дает ответ на вопрос, почему совершаются те или иные действия, но и в чем их смысл для данного индивида, какие нужды при этом удовлетворяются. Такой подход к мотиву дает возможность понять, на что направлена активность лица, ради чего выбран именно этот вариант поведения, а не другой, т. е. понять мотив как причину, определяющую направленность поведения. В свою очередь, такое знание мотивов преступного поведения позволит эффективнее предотвращать и раскрывать преступления.

Проведенные исследования по группе серийных сексуальных убийц показывают значительную неоднородность этих правонарушителей как по психопатологическим, так и по социальным показателям.

Было установлено, что начало преступной садистской активности приходится на молодой возраст, до 25 лет совершено больше половины первых убийств. В то же время возраст последнего убийства смещается к более зрелому. Очевидно, что возраст последнего убийства близок к возрасту ареста преступника. Мотивы теснейшим образом связаны с личностью, точнее, являются ее частью, выражают ее наиболее важные черты и свойства, потребности и стремления. Поэтому обоснованно утверждение: каковы мотивы, такова и личность, и наоборот.

В качестве одной из объяснительных схем, возможно, поддержать мысль о том, что подобное сексуальное поведение детерминируется неблагоприятными условиями формирования и развития личности в детстве, в родительской семье. Роль семьи в формировании характера и, в частности, последующих криминальных тенденций подчеркивается многими исследователями1. Поэтому важно выяснить условия воспитания таких личностей Приблизительно около половины из них выросли в неполной семье чаще — без отца; причем 5% — в интернатах и детских домах. Там, где имеется семья, примерно в одной четверти случаев отсутствует родительская забота, и имеют место плохие взаимоотношения с матерью. Привязанность к родителям отмечается лишь у небольшой части преступников. По типу воспитания преобладают либо сверхопека, либо «ежовые рукавицы» — в сумме около 40%. Как известно, эти внешне полярные формы Воспитания в равной степени формируют дисгармоничный характер: обычно возникают достаточно отгороженные от других, интровертивные личности, угрюмые, аутичные, нередко агрессивные.

Отражением преобладающей у многих серийных сексуальных убийц замкнутости являются сложившиеся особенности их контактов с окружающими в зрелом возрасте. При этом достаточно часто отмечается отгороженность и ограничение общения с окружающими, конфликтность. Несмотря на то, что у большей части серийных сексуальных убийц не установлено каких-либо предпочтений в общении по полу и возрасту, можно убедиться, что достаточно большое число этих лиц избегали контактов с женщинами. Примерно столько же человек предпочитают общаться с детьми и подростками, что зачастую отражает педофильную направленность их влечений

Большинству серийных сексуальных убийц до начала совершения ими преступлений свойственны признаки несексуальной агрессии и садизма в отношении к окружающим (что проявляется в нанесении побоев, истязаниях близких, убийствах; животных) в некоторых случаях имеет место склонность к вербальной агрессии: оскорблениям, словесным издевательствам при малейшем конфликте.

Данная информация об особенностях личности и характера серийных сексуальных убийц является значимой для следователя при установлении лица, виновного в совершении серии сексуальных убийств, а также может быть использована при допросе, как самого этого лица, так и его родственников и знакомых с целью получения объективных доказательств виновности и выявления причастности обвиняемого к совершенным преступлениям. Исследуя особенности мотивации девиантной сексуальной активности серийных сексуальных убийц, важно выяснить, состоят в браке или нет эти лица, в первую очередь имея в виду сексуальный аспект супружеских отношений. Наши исследования показали, что женатые, а также находящиеся в фактическом постоянном сожительстве и холостые составляют практически одинаковое количество. В то же время брак во многих случаях заключается позже обычных среднестатистических сроков. Запоздание со вступлением в брак косвенно свидетельствует о задержке психосексуального развития представителей этой группы.

Одной из характерных черт сексуальных убийц является сравнительно небольшой сексуальный опыт. Убийство женщин и детей (подростков), сопряженное с изнасилованием и особенно надругательством над половыми органами, отрезанием грудей и других частей тела, которые имеют отношение к сексуальности, во всех без исключения случаях свидетельствует о том, что действия совершены половым неудачником. Один этот признак, не говоря уже о других, может служить для следователя ориентиром в установлений таких преступников.

Важными представляются ролевые отношения в семье. В половине случаев преступники занимают доминантное положение в семье, и лишь в некоторых случаях — подчиненное. Иначе говоря, предположение о преобладании подчиненности мужчины в семьях таких преступников не получило четкого подтверждения. Интересным для оценки семейных отношений представляется отношение к собственным детям. Более половины преступников к ним равнодушны или даже жестоки. Таким образом, в целом можно считать, что имеются достаточно ясные признаки нарушенной семейной адаптации.

Чрезвычайно характерно для этих лиц сочетание садизма с расстройствами влечений, которые сопровождают его или предшествуют ему. У некоторых имеется склонность к поджогам (пиромания), которая рядом исследователей считается весьма близкой к сексуальным перверсиям, у других — к бродяжничеству, у третьих — к кражам. У отдельных лиц имеется расстройство влечения в виде алкоголизма.

К числу психических расстройств относится и сексуальный садизм как один из видов парафилии. Около трети серийных сексуальных убийц до привлечения к уголовной ответственности по настоящему делу лечились у психиатров и состояли под наблюдением психоневрологических диспансеров.

Следователю необходимо знать, что то или иное психическое расстройство обусловливает неадекватное сексуальное поведение, которое может привести к совершению преступных посягательств в виде серии сексуальных убийств. Данное обстоятельство является важным при осуществлении деятельности по планированию расследования серийных сексуальных убийств.

Основным признаком парафилии — расстройств сексуального влечения — у абсолютного большинства серийных сексуальных убийц является садизм. Как ведущее расстройство сексуального влечения, садизм встречается лишь в некоторой части случаев серийных сексуальных убийств, в основном же имеет место сексуальная агрессия. Сексуальная агрессия условно может быть выделена в качестве подвида или стадии развития садизма.

Садизм характеризуется появлением основных тенденций с детства, их отражением не только в сексуальных, но и иных отношениях с окружающими; сексуальная агрессия появляется после периода полового созревания и проявляется чаще в половых действиях, особенно криминальных.

Итак, следователь, организуя деятельность по расследованию серийных сексуальных убийств, должен учитывать следующие обстоятельства: в большинстве случаев парафилия в виде садизма формируется в юношеском и молодом возрасте, тогда же начинаются девиантная сексуальная активность и преступные действия. Следователю необходимо знать, что динамика расстройств влечений у серийных сексуальных убийц во многом обусловливает и типичность совершения ими серий убийств.

Серийные убийства — это совершаемые разновременно одним лицом или группой лиц по предварительному сговору три и более убийств (или покушения на них), объединенных единством мотива и механизма их совершения. Сексуальными убийствами называются все случаи противоправного лишения жизни, которые связаны с сексуальными переживаниями, сексуальными влечениями или мотивами, если имеет место расстройство влечений, а еще шире — с отношениями между полами. Таким образом, к сексуальным убийствам относятся те, которые, может быть, и не сопровождались собственно сексуальными действиями, например, изнасилованием, но по своему внутреннему содержанию и субъективному смыслу связаны именно с половой жизнью виновного, а еще шире — с его отношениями с представителями другого пола, с его биологическим и социальным признанием в такой роли.

Можно выделить основные черты, определяющие специфику серийных сексуальных убийств: количество жертв — не менее двух; жертвами становятся подростки и дети обоего пола, взрослые женщины; большинство убийств совершается с особой жестокостью; все убийства связаны с сексуальными переживаниями преступника; в большинстве случаев жертва специально не выбирается, нападение часто совершается и на тех, кто «просто» оказался в данном месте; убийства совершаются с разной периодичностью, разными способами и орудиями, очень редки случаи, когда виновный не доводит преступление до конца по не зависящим от него обстоятельствам; иногда сексуальные убийства сопровождаются актами каннибализма; все серийные сексуальные убийства совершаются в условиях неочевидности.

 

 

2 ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ

 

2.1 Возбуждение уголовного дела

 

Предварительное следствие по делам об убийствах, как известно, проводится следователями органов прокуратуры. Аппараты уголовного розыска, получив сообщение об этом преступлении принимают оперативно-розыскные меры для установления преступника, уведомляя следователя о результатах, организуют охрану места происшествия, а также оказывают содействие при проведении следственных действий.

Дела об убийствах обычно возбуждаются по заявлениям граждан, сообщениям учреждений (больниц, моргов), предприятий и организаций, в результате непосредственного обнаружения признаков преступления правоохранительными органами.

Основаниями для возбуждения дел об убийствах чаще всего являются обнаружение трупа с признаками насильственной смерти или частей трупа либо безвестное исчезновение человека при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что он мог быть убит. В первом случае предварительная проверка либо не проводится вовсе, если признаки убийства очевидны, либо (если возможны самоубийство, несчастный случай или естественная смерть) она сводится к осмотру места происшествия и получению объяснений от осведомленных лиц, после чего принимается решение о возбуждении дела. Во втором случае, т. е. при получении сведений об исчезновении человека, в ходе предварительной проверки рассылаются запросы в те места, где может находиться без вести пропавший, отбираются объяснения у его родных, соседей, близких знакомых, .из соответствующего медицинского учреждения истребуется история болезни, при необходимости проводится осмотр места происшествия там, где возможно обнаружение следов убийства, и т. д. Проверка должна проводиться оперативно в кратчайшие сроки. Если в ходе проверки выясняется, что исчезнувший не погиб в результате несчастного случая, не задержан за преступление, не находится в больнице, что он не переехал в другое место, что его документы и необходимые личные вещи остались дома, что он никому не говорил о своем предстоящем отъезде, а оснований для тайного отъезда у него не было, наконец, что имеются лица, заинтересованные в устранении данного человека (на почве личной вражды, ожидания наследства, в результате столкновения коммерческих интересов и т. д.) логичным будет вывод о наличии признаков убийства и о необходимости возбуждения уголовного) дела.

Возбуждение уголовного дела — это первоначальный и обязательный этап (стадия) уголовного судопроизводства, характеризующийся как общими (свойственными всему уголовному процессу в целом), так и непосредственными (присущими исключительно данному этапу уголовного судопроизводства) задачами, специфическими субъектами, средствами и сроками, а также отграничивающийся от других этапов итоговым процессуальным актом (постановлением о возбуждении уголовного дела).

Специфика расследования серийных убийств выражается в том, что в рамках единого производства расследуются несколько совершенных одним и тем же лицом преступлений. Это оптимизирует процесс, обеспечивает его полноту, всесторонность и объективность. Те же цели преследует формирование прокурором следственной группы для ведения производства по объединенному уголовному делу с приданием ей соответствующего оперативно-розыскного, информационного, экспертно-криминалистического и консультативного обеспечения.

Начало расследования серийных убийств связано в первую очередь с соединением прокурором в одном производстве группы уголовных дел об убийствах, виновные в которых не установлены, но есть достаточные основания полагать, что эти преступления совершены одним лицом (ч. 2 ст. 153 УПК), а также с поручением его расследования следственной группе, опять-таки создаваемой постановлением прокурора (ч. 2 ст. 163 УПК). Назначаемый им руководитель следственной группы принимает объединенное уголовное дело к своему производству и организует ее работу (ч. 3 ст. 163 УПК).

2.2 Типичные следственные ситуации, алгоритм следственных и оперативно-розыскных мероприятий

 

Специфика расследования серийных убийств выражается в том, что в рамках единого производства расследуются несколько совершенных одним и тем же лицом преступлений. Это оптимизирует процесс, обеспечивает его полноту, всесторонность и объективность.1

Типичными следственными ситуациями, складывающимися на первоначальном этапе расследования серийных сексуальных убийств являются:

 

  1. Имеется группа со сходными серийными признаками убийств, совершенных в условиях неочевидности, серийный характер которых необходимо установить.
  2. Серийный характер убийств установлен, жертвы преступления опознаны (не опознаны или опознана часть жертв). В ходе расследования этих убийств, информации, характеризующей преступника, не обнаружено либо собрано крайне мало, что не позволяет его установить.

    III.Серийный характер убийств установлен, жертвы преступления опознаны (не опознаны или опознана часть жертв), личность виновного не установлена. В ходе расследования этих убийств, собрана информация, характеризующая преступника (следы пальцев рук, следы обуви, крови, сперма, данные о признаках внешности, возрасте, одежде, навыках и т.д.).

    IV.    Имеется «короткая» серия убийств (два-три убийства). Лицо, подозреваемое в совершении данной серии, установлено, но не задержано.

    V.    Имеется серия убийств, лицо, подозреваемое в совершении данной серии, задержано в момент совершения очередного нападения.

    Основными задачами использования специальных познаний в условиях наиболее сложных следственных ситуаций, характеризующихся крайним дефицитом исходной информации по делу являются:

  • установление серийного характера совершенных убийств;
  • получение информации о виновном лице;
  • отождествление личности погибших;
  • выяснение и исследование причинных, системных связей и иных закономерностей между действиями виновного лица в разных эпизодах совершения им серии убийств;

    — получение дополнительных данных для раскрытия и расследования всех эпизодов серии убийств.

    Для решения поставленных задач необходимо:

  • включение в состав следственной группы (бригады) на постоянной основе соответствующих специалистов и экспертов;
  • привлечение к расследованию более широкого круга специалистов и экспертов, чем при разрешении дела по единичному убийству. Использование знаний и опыта узких специалистов и экспертов, применение имеющихся на их вооружении технических средств, на всем протяжении расследования, обеспечит проведение целенаправленного поиска, профессиональный анализ следов и иной обнаруженной по делу информации, а также ее оценку. С другой стороны, совместное комплексное изучение имеющейся по делу информации специалистами разных отраслей расширяет возможности приобретения новых знаний о расследуемых преступлениях;

    — использование специальных познаний в целях собирания, накопления,
    исследования информации о преступлении и ее дальнейшего сопоставления с
    реальной обстановкой новых мест происшествий должно осуществляться в
    определенном порядке, в соответствии с признаками серийных убийств, являющихся элементами криминалистической характеристики исследуемых преступных деяний и исходными положениями понятия данных преступлений.
    Таковыми являются: сведения о месте обнаружения трупа; информация о времени совершения убийств; следовая информация на месте происшествия; данные о способе совершения и сокрытия преступления; сведения о мотиве убийств; информация, характеризующая потерпевших и предмет преступного
    посягательства. 1

    Большое значение имеет выделение типичных следственных ситуаций. Они имеют общий характер, повторяющиеся черты и являются результатом обобщения следственной практики.

    Необходимо выделить следственные ситуации, характерные для первоначального этапа расследования серийных убийств и специфические для них комплексы специальных познаний, разработанные с учетом особенностей сложившейся ситуации и задач, поставленных перед расследованием в каждой из них.

    Тактические операции, призванные решать задачи первоначального этапа расследования, напрямую зависят от следственных ситуаций, возникающих на этом этапе.

    Следственная ситуация № 1. На определенной местности начинают систематически отмечаться случаи похожих убийств.

    Тактическая задача: определить — являются ли убийства серийными?

    Тактическая операция будет при этом направлена на выяснение степени сходности обнаруженных преступлений.

    Комплекс процессуальных действий и непроцессуальных мероприятий будет включать в себя: производство осмотров мест происшествий, подготовку и назначение экспертиз (в частности, судебно-медицинской, КЭМВИ и т.д.). запрашивание соседних регионов и обращение к криминалистическому учету нераскрытых преступлений.

    Программа:

  • наметить источники интересующей следствие информации;
  • наладить процесс ее получения;
    <
  • проанализировать поступившую информацию;
  • при выявлении признаков серии (совпадении «modus andi», наличии повторяющейся «signature», идентичности следов трассологического характера, принадлежности биовыделений одной группе и т.д.) следует принятие решения об объединении дел в одно производство1. Процессуальным основанием принятия данного решения служит п. 2 либо п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ.

    Следственная ситуация № 2. Серийный характер убийств установлен. Имеется группа жертв, обладающих сходными признаками. Тактическая задача: выявить наличие и характер взаимосвязи в системе «преступник – жертва», попутно отвечая на вопрос – почему именно эти лица выбраны убийцей в качестве мишени?

    Процессуальные действия и не процессуальные мероприятия как средства решения: допросы лиц, близко знавших жертвы при жизни; разведывательные опросы с помощью участковых инспекторов; выемка фотографий, содержащих прижизненные изображения жертв.

    Программа:

    -установить уровень виктимности жертвы (например, каков характер, наличие психических недостатков, отношения с людьми, маршруты и способы перемещения, склонность к конфликтам, и т.д.);

    -установить, как предположительно выглядели определенные лица в момент совершения в отношении них преступления (при этом составляется сначала словесный, а затем рисованный портрет по имеющейся методике);

    -принять меры к обнаружению и изъятию фотоснимков с изображением данных лиц (желательно в полный рост); -проанализировать собранную информацию;

    -при совпадении каких-либо внешних характеристик жертв или при совпадении каких-либо внешних и внутренних характеристик жертв (например, одинаковыми либо сходными могут быть: пол, возраст, манера одеваться, поведение, появление в определенных местах), оценить их значимость для дела;

    -на этом основании решить задачу о сути взаимосвязи в системе «преступник — жертва», спрогнозировать — какие это открывает возможности для установления лица, совершающего эти убийства. 1

    Следственная ситуация № 3. Поскольку имеется ряд жертв, можно предположить, что в некоторых случаях убийца по объективным и субъективным причинам не смог реализовать свой замысел до конца. То есть, какая-то часть жертв могла остаться в живых, и, следовательно, может дать информацию о преступнике,

    Тактическая задача: установить эти лица. Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: использование «телефона доверия»; анализ письменных заявлений, поступивших от граждан в дежурную часть; обращение к населению через средства массовой информации; допросы выявленных лиц в качестве свидетелей либо потерпевших. Программа тактической операции:

    -установить источники интересующей следствие информации;

    -наладить ее получение;

    -произвести систематизацию и анализ поступившей информации, особое внимание обращая на работу со случаями осуществления внезапных нападений, сопровождающихся немотивированной жестокостью, а также случаев, свидетельствующих об отработке преступником отдельных элементов механизма совершения преступлений (например, случаи вывозов в безлюдную местность);

    -выявить совпадающие детали механизма осуществления посягательства (например, по месту и времени реализации последнего, по способу действий посягателя);

    -если это удалось, получить информацию, детально характеризующую личность посягателя (словесный портрет, характер, способ преступных действий);

    — изготовить, основываясь на показаниях, фото- и изоробот портрет разыскиваемого лица;

    -организовать поисковые и розыскные мероприятия с использованием имеющегося портрета. 1

    Следственная ситуация № 4. Предпринятые шаги оказались полностью безрезультатными, т.е. не удалось установить жертв, оставшихся в живых, либо информация о личности посягателя, даваемая ими, носит крайне противоречивый характер.

    Тактическая задача: составить психологический портрет посягателя с тем, чтобы на его основе более целенаправленно осуществить поисковые мероприятия в отношении интересующего следствие лица.

    Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: производство осмотров мест происшествий, назначение и производство судебных экспертиз, консультации специалистов в области психологии, психиатрии, сексологии. Программа тактической операции:

  • привлечь к делу специалистов в указанных областях знаний;
  • произвести совместный анализ материалов уголовного дела;
  • по имеющимся методикам составить психологический портрет преступника;

    —    на основе данного портрета организовать поиск интересующего следствие лица. При этом не следует забывать, что психологический портрет преступника есть не что иное, как совокупность субъективных предположений, п не строго установленных фактических данных.

    Следственная ситуация № 5. Исходя из полученной информации, удалось выдвинуть более или менее вероятные предположения о личности посягателя, способе реализации преступных намерений, местах появления.

    Тактическая задача; осуществить комплекс действий и мероприятий по организации наблюдения за местами наиболее вероятного появления «фигуранта» с целью выявления и задержания подозрительно ведущих себя лиц.

    Под «фигурантом» (или лицом, объектом оперативной заинтересованности) в данном случае понимается каждый, чьи деяние, действие или бездействие фактически или с достаточной степенью вероятности связано с совершением преступления.1

    Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: оперативный опрос граждан; осмотр предметов и документов; наблюдение; отождествление личности; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; личный обыск; освидетельствование.

    Программа тактической операции:

    -выяснить места наиболее вероятного появления «фигуранта»;

    -решить вопрос о выделении достаточных сил и средств для осуществления операций;

    -практически организовать работу личного состава для проведения операции;

    -задержать подозрительного субъекта;

    -принять меры к обнаружению улик и должному оформлению хода и результатов поиска. 2

    Следственная ситуация № 6. Лицо, пытающееся осуществить очередное нападение, задерживается вне рамок либо в рамках проводимой операции.

    Тактическая задача: в случае, если задержанное лицо попадает в разряд подозреваемого, создать предпосылки для успешного изобличения данного лица в совершении серийных сексуальных убийств и иных преступлений.

    Процессуальные действия и непроцессуальные мероприятия: отождествление личности задержанного по документам либо иным способом; осмотр места происшествия; допросы свидетелей, потерпевших; личный обыск подозреваемого; освидетельствование; назначение экспертиз.

    Программа тактической операции:

    -предусмотреть подобную ситуацию и своевременно принять меры на этот случай, чтобы информация о происшествии в максимально сжатые сроки была передана членам СОГ, работающей по делу;

    -в ходе реализации действий и мероприятий установить истинный характер происшествия;

    -если происшествие имеет признаки расследуемых преступлений, принять меры к поиску улик и соответствующему оформлению хода и результатов следственных действий; при этом лицо, подозреваемое в совершении расследуемых преступлений, должно быть задержано в качестве подозреваемого и помещено в одиночную камеру1.

    При планировании расследования по делам данной категории существует ряд проблемных вопросов, как-то: выявление подозреваемого; установление его причастности к совершению других убийств, составляющих серию; своевременное соединение дел в целях повышения эффективности расследования; идентификация обнаруженных трупов; объективизация показаний с целью создания системы доказательств, позволяющей подтвердить или опровергнуть признания. При выполнении перечисленных задач, безусловно, наиболее значимым является установление личности потерпевшего. Речь идет не только об идентификации трупов потерпевших в связи с поздним их обнаружением, но и об установлении поведенческих, физиологических, социальных особенностей жертв. Получение и обработка информации, относящейся к личности жертвы (возраст, образ жизни, социальное положение, внешность и т. д.), позволяют выдвинуть версии о личности преступника и разработать меры по его поиску. Исследование обстоятельств исчезновения потерпевшего и особенностей его личности, а также наличие на теле обнаруженных жертв определенных телесных повреждений позволяют создать психологический портрет преступника. Психологический портрет или «профиль», как его
    еще называют в литературе, — это
    система сведений о психологических и иных признаках лица, способствующая выработке мер криминалистического характера. Следует отметить, что этот метод эффективен лишь тогда, когда обстоятельства, установленные при осмотре места происшествия и трупа, свидетельствуют об определенном «почерке» преступника, особенностях его психики, эмоциональных аномалиях, позволяющих объединить преступления, совершенные в различных местах, даже спустя длительное время.

    При планировании расследования серийных сексуальных убийств важен анализ оперативной обстановки в районе совершения отдельных преступлений, установление других преступлений, которые могут быть совершены разыскиваемым.

    Следственная и оперативно-розыскная практика последних лет показывает возможность использования в установлении лиц, совершивших серийные сексуальные убийства без очевидцев, обобщенных специалистами сведений о лицах, которые наиболее вероятно могли их совершить. В частности, характеристики лиц, совершивших убийства по сексуальным мотивам, имеют розыскное значение и могут быть положены в основу оперативно-тактических характеристик этих преступлений, определяющих специфику организации и тактики оперативно-розыскной работы по конкретным преступлениям. В работах Н. А. Селиванова, В. Снеткова1 и А. Дворкина, в другой специальной литературе значительное внимание уделено этим вопросам в целях обеспечения надлежащей организации работы на первоначальном этапе.

    В то же время необходимо отметить, что применение на практике обобщенных характеристик вероятных преступников, типовых версий о них всегда является сложной задачей, которая может быть разрешена путем тщательного анализа обобщенной информации, ее сопоставления с фактическими результатами следственной и оперативно-розыскной работы.

    Нельзя не отметить значимость взаимодействия следователя с работниками уголовного розыска и других оперативных подразделений при планировании расследования серийных сексуальных убийств. Иногда информация, значимая для раскрытия серии, известна сотрудникам одного ведомства и не известна сотрудникам другого, непосредственно занимающимся этой серией. В свою очередь, по некоторым причинам отдельные эпизоды могут расследовать следователи разных ведомств.

    Следует остановиться на
    рассмотрении специфики планирования работы по изобличению лиц, обвиняемых в серийных сексуальных убийствах. При этом одна из главных задач — получение достаточных доказательств виновности обвиняемого по всем эпизодам серии. Усиливающий доказанность фактор — установление в указанных совокупностях фактических данных, переходящих из эпизода в эпизод. Это повышает обоснованность и объективность вывода о виновности во всей инкриминируемой серии и препятствует попыткам уйти от ответственности по отдельным преступлениям. В данном случае доказательства подобны цепи, которая прочна настолько, насколько надежно слабейшее из ее звеньев. Утрата этого звена реально угрожает разрушением всей системы изобличающих фактических данных, Следователь должен помнить, что упрощенная схема обвинения облегчает и задачу защиты по ее нейтрализации.

    Как показал анализ судебно-следственной практики, эффективное использование проверок по соответствующим учетам и информационно-поисковым системам обнаруженных на местах убийств следов рук, не принадлежащих потерпевшим, при планировании расследования серийных сексуальных убийств.

    Иногда к следователю могут попасть своего рода документальные доказательства совершения серии убийств. Некоторые преступники ведут своего рода письменный учет, фиксируя время, место и иные фактические обстоятельства совершенных ими преступлений.

    При планировании расследования серийных сексуальных убийств следует особое внимание уделять сведениям, содержащимся в заключениях экспертов, исследовавших объекты биологического происхождения — следы крови и выделений, волосы, частицы эпителия, микрочастицы, т. к. это может дать дополнительную информацию по предполагаемому преступнику.

    Целесообразно в составе следственной группы предусмотреть одного следователя, который бы выполнял обязанности по проведению комплекса работ с вещественными доказательствами, накоплению и анализу полученной при этом информации.

    При планировании оперативно-розыскной работы необходимо уделять особое внимание вопросам поиска объективных доказательств, сюда следует отнести оперативные мероприятия с задержанными и арестованными. Их цель — получить объективные доказательства (о местах сокрытия похищенного, орудий убийств и т. д.), а также сведения о других осведомленных лицах.

    Особое значение при планировании расследования серийных сексуальных убийств имеет участие таких специалистов, как психологи. Традиционно основные формы применения их специальных знаний следующие;

    — участие в разработке социально-психологических портретов, розыскных «профилей» лиц, совершивших серийные сексуальные убийства;

    — выработка оптимальной тактики отдельных следственных действий с учетом индивидуальных характеристик интересующих следствие лиц;

    –– проведение судебно-психологических экспертиз.

    Бесспорно, важны консультативные заключения и мнения психологов, хотя они и не имеют статуса процессуальных документов.

    Несомненный рост количества серийных сексуальных убийств, сложности в проведении следственной и розыскной работы, а также изложенные выше положения позволяют сделать следующие выводы: следователь, планируя деятельность по расследованию серийных сексуальных убийств, должен стремиться:

    — к повышению оперативности выявления серийных сексуальных убийств за счет более четкой информационно-аналитической работы, улучшения информированности работников следственных и оперативно-розыскных подразделений, в том числе различной ведомственной подчиненности;

    — к более широкому привлечению специалистов к выявлению и диагностике серийных убийств;

    — к обеспечению своевременного объединения уголовных дел о таких убийствах в одно производство, сопряженное с созданием следственно-оперативных групп;

    — к разработке методических и тактических рекомендаций, ориентированных на обеспечение оптимальной организации работы.

    Раскрытие преступления представляет собой сложную динамическую систему процессуальных и непроцессуальных действий лица, ведущего расследование, направленную на установление события преступления и его участников. При функционировании этой системы приходится принимать решения по управлению расследованием, реализуя их в конкретных действиях и мероприятиях. В ходе осуществления данной деятельности возникают разнообразные криминалистические ситуации оперативно-розыскного и следственного характера.

    Изучение каждой ситуации, особенно ее информационного содержания, помогает следователю определить конкретные задачи и предусмотреть в плане пути их решения. На базе оценки ситуаций, возникающих на всем протяжении расследования и особенно в первый период его проведения, осуществляется планирование расследования конкретного уголовного дела.

    Правильная оценка криминалистических ситуаций имеет большое значение при выборе наиболее эффективных тактических приемов проведения следственных действий и розыскных мероприятий. Следователь должен уметь анализировать данные о ситуации, видеть малое в большом и большое в малом, уметь из разрозненных явлений и фактов составить представление о целом, обнаружить причинную связь между ними. Принимая решение по делу, следователь должен учитывать все компоненты, из которых складывается следственная ситуация и которые характеризуют расследование1.

  1. Таким образом, типичные следственные ситуаций, складывающиеся в процессе расследования серийных сексуальных убийств, для организации процесса расследования имеют значение как: 1) система информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию; 2) элементы криминалистической характеристики преступлений; 3) система информации о следственной ситуации, лежащей в основе процесса принятия следователем тактических решений. При этом типовая операция является узловой акцией процесса
    раскрытия и расследования сложных многоэпизодных дел. Следственные ситуации раскрытия серийных убийств на сексуальной почве характеризуются скудной информационной ласы ценностью. Преодоление возникающих трудностей становится реальным с применением предложенных криминалистических программ и алгоритмов.

     

     

    3 ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

     

    В
    настоящее время возникла настоятельная необходимость изучения тактики производства следственных действий, направленных на выявление лиц, виновных в совершении серийных сексуальных убийств, т. к. это дает следователям дополнительные возможности при расследовании и предупреждении серийных сексуальных убийств вообще.

    Осмотр места преступления, допросы, назначение экспертиз являются обязательными следственными действиями при расследовании любых преступлений. Кроме того, в них сконцентрированы наиболее специфичные обстоятельства, характерные для расследования серийных сексуальных убийств. Разумеется, сказанное не означает отрицания роли и иных следственных действий. В данном параграфе рассмотрим те организационно-тактических положения, которые представляются наиболее значимыми для указанных следственных действий, направленных на выявление лиц, виновных в совершении серийных сексуальных убийств, либо являются дискуссионными в литературе.

    Особенности тактики осмотра места происшествия. Любое преступление приводит к определенным изменениям материальной обстановки. Изменения в обстановке места происшествия могут и должны быть обнаружены, зафиксированы, исследованы и использованы в качестве доказательств по делу.1

    Место происшествия — один из важнейших источников получения информации о преступлении и лицах, его совершивших, т. к. позволяет установить обстоятельства совершенного преступления, данные, относящиеся к биологическим, психологическим и в некоторых случаях социальным свойствам преступника, а также ряд других обстоятельств, характеризующих преступников, например, откуда пришли, куда ушли, как передвигались.2

    В. П. Колмаков указывает, что под осмотром места происшествия необходимо понимать следственное действие, в котором следователь совместно с указанными в законе лицами непосредственно воспринимает, исследует, фиксирует и оценивает состояние, свойства, признаки материальных объектов, имеющихся на участках местности или в помещении с целью обнаружения там вещественных доказательств, следов, выяснения обстановки и всех обстоятельств, имеющих значение для установления истины по делу1.

    Для правильного и своевременного производства осмотра по делам о серийных сексуальных убийствах следователь должен хорошо знать тактику данного следственного действия и умело применять технико-криминалистические средства. Особую важность приобретает осмотр, когда личность преступника не известна. По результатам его проведения можно выяснить обстоятельства происшедшего события и на этой основе представить картину, способ совершения преступления, а в конечном итоге — установить личность преступника.2

    Если осмотр места происшествия проводится, когда еще не известно, имеет ли место серия сексуальных убийств, то это следственное действие выполняется по общим криминалистическим правилам, которые многократно описаны в специальной методической литературе.

    Преступник может появиться на месте преступления и позднее, когда осмотр уже проведен. Им нередко движет желание вновь пережить происшедшее, а также стремление узнать, кого подозревают, какие улики обнаружены.

    У преступника может появиться так называемый «синдром Раскольникова», описанный Ф. М. Достоевским в романе «Преступление и наказание»: вызванные злодеянием переживания независимо от воли и желания влекут его к месту преступления (гениальный писатель, может быть, интуитивно раскрыл сущность психологического закона, позднее описанного учеными-криминалистами).

    Анализ практики расследования серийных сексуальных убийств показывает, что преступник может посетить место преступления не только затем, чтобы вспомнить происшедшее либо внести какие-либо изменения в обстановку. У него нередко появляется неудержимое стремление к совершению повторных преступлений на том же самом месте.

    Когда следователь проводит осмотр, имея основания предполагать, что данный случай относится к серии сексуальных убийств, тогда наряду с традиционными задачами этого следственного действия (выяснением того, что произошло; поиском и изъятием следов и предметов, могущих стать вещественными доказательствами; обнаружением новых источников доказательств) ему нужно приложить усилия для ответа на вопросы: является ли данный случай, судя по обстановке места происшествия, одним из эпизодов серии убийств, а также есть ли возможность получить дополнительные данные для раскрытия и расследования всех преступлений.

    В ходе осмотра очередного места происшествия серии следует в полной мере использовать всю ту информацию, которая имеется на данный момент по другим делам. В таких случаях важно, чтобы, выезжая на очередное место происшествия, следователь был в максимальной степени подготовлен к проведению этого следственного действия. В самом общем виде цель подготовки заключается в том, чтобы не допускать ошибок, которые были допущены ранее, и чтобы извлечь максимум возможного из осмотра. Для этого нужно направить усилия на использование уже имеющейся в
    распоряжении следствия информации.

    Подготовка включает в себя, прежде всего, критический анализ результатов ранее проведенных осмотров мест происшествий серии. В ходе такого анализа следует выяснить: что было установлено; насколько достоверно; что именно свидетельствует о том, что данный эпизод относится к серии; какие данные получены об убийце, о способах его действий и т. д. Помимо этого, усилия нужно направить на выявление ошибок, неиспользованных и нереализованных возможностей. Например, в ходе анализа материалов прежних осмотров мест происшествия могут быть выявлены такие факты: не предпринимались должные попытки определения подходов к месту убийства; не была снята и осмотрена одежда с потерпевшей; не произведено сопоставление следов обуви потерпевшей со следами, обнаруженными вблизи трупа. Ясно, что
    при проведении предстоящего осмотра все это необходимо выяснить.

    Использование информации, которой располагает следователь, означает, в частности, возможность ее сопоставления с реальной обстановкой при предстоящем осмотре места происшествия. Сопоставлять все со всем чрезвычайно трудно и малопродуктивно, поэтому, исходя из опыта практических работников (следователей прокуратур г. Волгограда и Волгоградской области), можно рекомендовать сгруппировать имеющуюся информацию по блокам, что позволит более целенаправленно ее использовать.

    В качестве основных блоков можно выделить:

    1. Характер места обнаружения трупа.

    2. Следы пребывания преступника на месте происшествия.

    3. Способ (механизм) совершения преступления и орудие (оружие) убийства.

    4. Данные, характеризующие потерпевших, установленные при осмотре мест происшествий.

    5. Мотивы убийств, о которых можно судить по результатам осмотров мест происшествий.

    Представляется важным раскрыть содержание блоков следственной информации.

    Характер места обнаружения трупа. Необходимо выяснить, оценить и зафиксировать такие обстоятельства, как удаленность от населенных пунктов, жилых домов, иных помещений, где могут находиться люди; расстояния от дорог, троп; изолированность конкретного места; насколько хорошо или плохо оно просматривается со стороны; имеет ли оно прикрытие, например в виде ограды или кустов. Схожесть мест преступления может явиться косвенным подтверждением того, что убийства совершены одним и тем же лицом.

    Изучение мест, которые выбирает убийца для совершения преступлений, способствует организации засад в местах его вероятного появления.

    Особое внимание следует уделять пути, по которому могли прибыть на место происшествия убийца и его жертва, и пути, по которому с этого места скрылся преступник. Здесь нужно попытаться обнаружить следы обуви (ног) убийцы и жертвы. Важно выяснить, совпадают ли обнаруженные признаки с теми, что были известны ранее.

    Следует проявлять особое внимание к расположенным вблизи от места обнаружения трупа домам, населенным пунктам, вокзалам, пристаням, аэропортам, школам, торговым центрам, откуда могли прийти к месту преступления убийца и его жертва. В сопоставлении с объектами в ряде случаев можно получить важную информацию для раскрытия преступления.

    Следы пребывания преступника на месте происшествия. При осмотре места происшествия должны быть приняты меры к выявлению и фиксации следов пребывания преступника. Это могут быть: отдельные следы обуви (ног); дорожка следов ног и ее направление; следы отправления естественных надобностей; сопутствующие следы (следы костылей, собаки); следы приема пищи, употребления спиртного (стаканы, рюмки, фужеры, на которых могут быть отпечатки пальцев); остатки еды, на которых могут остаться следы зубов; выделения в виде крови, слюны, пота, спермы, носовой слизи; вещи и документы, утерянные предполагаемым преступником.

    Способ совершения убийства. Каждое преступление индивидуально по времени, месту, условиям и другим обстоятельствам. И вместе с тем обобщение данных расследования серийных сексуальных убийств достаточно наглядно демонстрирует тот факт, что убийца в подавляющем большинстве пользуется ограниченным числом способов осуществления своих преступных намерений: чаще всего либо закалывает ножом (Чикатило), либо душит (Головкин), Конечно, в силу разных обстоятельств преступник подчас меняет способ убийства и это, безусловно, необходимо учитывать при проведении расследования. Тем не менее, схожесть преступного почерка убийцы представляет собой важную улику по делу.

    Данные, характеризующие потерпевших, установленные при осмотре мест происшествий. В ходе анализа уже имеющихся данных о потерпевших по расследуемым эпизодам серии убийств необходимо их систематизировать и в случае необходимости использовать при осмотре новых мест происшествий. В этой связи представляется уместным вспомнить уголовное дело, по которому потерпевшими были женщины, одетые в красное (дело Джумангалиева). Подобного рода констатация помогает в ряде случаев сузить круг заподозренных лиц и, кроме того, способствует принятию необходимых профилактических мер. Анализируя полученные при прежних осмотрах сведения о личности потерпевших, следует обращать внимание на такие обстоятельства, как пол, возраст, телосложение, место работы (учебы). Также важно выяснить, оказывали ли потерпевшие сопротивление убийце и насколько это сопротивление было активным. Указанные сведения, полученные при оценке результатов осмотров мест происшествий, в определенной мере могут прояснить важный вопрос: было ли для потерпевшего неожиданным нападение преступника?

    Сексуальные мотивы убийств, о которых можно судить по результатам осмотров мест происшествий В процессе изучения материалов проведенных ранее осмотров мест происшествий сексуальные мотивы убийств устанавливаются более или менее достоверно (позы трупов, состояние одежды, ссадины, кровоподтеки, переломы, следы гомосексуальных действий, пятна крови, спермы, состояние половых органов и т. д.).

    Описанные блоки информации, которой располагает следствие, могут быть использованы и в качестве программы предстоящего осмотра, т. к. они указывают основные моменты, на которые необходимо обратить внимание.

    Кроме того, еще до выезда следует предусмотреть вероятность возвращения преступника на место преступления, следовательно, необходимо решить вопрос об организации засады, особенно, когда осмотр проводится поздно вечером либо ночью. В этих случаях появление преступника возможно под утро либо днем.

    В начальной стадии осмотра целесообразно использовать служебно-розыскную собаку. Если ее применение не привело к положительному результату, то в обязательном порядке производится изъятие запахового следа (одорологическая выборка).

    Полученные при осмотре фактические данные помогают решить почти всю совокупность стоящих перед следствием задач. Кроме того, осмотр места происшествия имеет большое значение, т. к. анализ полученной информации является основой для организации расследования и в некоторых случаях имеет решающее значение.

    Определенная информация о личности преступника может быть получена в ходе осмотра трупа на предмет выявления на нем следов действий по сокрытию преступления, в том числе в связи с вывозом тела или перетаскиванием жертвы в другое место. Следует более подробно рассмотреть особенности организации осмотра места происшествия. В данном случае возможны две ситуации. Первая: следователь, прибыв на место происшествия, не знает, что в данном случае он имеет дело с одним из эпизодов серии убийств, здесь организация осмотра ничем не отличается от обычного осмотра места происшествия с трупом.

    Вторая ситуация: следователь знает (или в ходе осмотра узнает) либо имеет реальные основания предполагать, что обнаруженный труп есть результат одного из серийных сексуальных убийств. В таком случае следует проинформировать того следователя, в производстве которого находится дело о серийных сексуальных убийствах, с тем, чтобы последний приехал на место происшествия и сам проводил осмотр, либо участвовал в его проведении. Необходимо поручить работникам милиции:

    — удалить с места происшествия всех посторонних;

    — обеспечить присутствие понятых, не заинтересованных в исходе дела;

    — использовать служебно-розыскную собаку;

    — принять меры к задержанию по горячим следам (организовать прочесывание местности);

    — путем проведения поисковой работы среди находившегося поблизости населения собрать сведения о случившемся и выявить свидетелей;

    — информировать о совершенном преступлении, приметах убийцы органы милиции соседних районов.

    В подавляющем большинстве случаев параллельно с осмотром целесообразно проводить следственные действия, направленные на выяснение обстоятельств, установленных в ходе осмотра. Этим по делам о серийных сексуальных убийствах обеспечивается темп расследования, необходимый для раскрытия преступления и получения доказательственной информации.

    Особо следует отметить необходимость выдвижения и проверки версий при осмотре места происшествия. При их помощи возможно:

    — определение механизма совершения преступления;

    — решение вопроса об отнесении к делу и значении тех или иных обнаруженных при осмотре предметов и их признаков;

    — направление работы на отыскание новых, необнаруженных следов и предметов, могущих оказаться вещественными доказательствами.

    Если при осмотре места происшествия в обычных случаях следователь воспринимает реальную обстановку и ее фрагменты и начинает формулировать свои предположения с чистого листа, то при проведении очередного осмотра места происшествия, когда есть основания полагать, что следствие имеет дело с эпизодом серии, в распоряжении следователя уже находится некоторый объем информации. Эта информация относится и к убийце, и к способу его действий, и к каким-либо свойствам и чертам жертвы, и к прочим обстоятельствам совершения преступления.

    Данное обстоятельство имеет для расследования, как свои плюсы, так и минусы. Положительные моменты заключаются в том, что следователь может при непосредственном восприятии обстановки места происшествия проверить ее соответствие (или несоответствие) той версии (или тем версиям), которые были уже выдвинуты. Отрицательный момент состоит в следующем: эта версия (или версии) может блокировать, отвергать другие версии, которые имеют право на существование.

    Тем не менее, следователь, который проводит очередной осмотр места происшествия, должен знать, какие версии были выдвинуты ранее по делу о серийных сексуальных убийствах, с тем чтобы проверять их в ходе следственного действия. Однако, даже убедившись, что осматриваемый труп представляет собой результат убийства, предположительно относящегося к серии, нужно не только уточнить версию, но и обдумать вытекающие из нее следствия, пытаться выдвинуть и проверить иные объективно возможные версии. Это повышает достоверность вывода следователя об отнесении этого нового эпизода сексуального убийства к серии.

    Особенности тактики допроса подозреваемых (обвиняемых). Среди средств получения информации о преступлении допрос занимает особое место. Это его положение обусловлено тем, что допрос, во-первых, — самое распространенное следственное действие, без проведения которого не обходится расследование ни одного уголовного дела, и, во-вторых, такой источник информации, который позволяет следователю и суду наиболее полно представить событие преступления, все элементы его состава, включая и такие трудно устанавливаемые, как мотив, цель и причины совершения преступного акта. В то же время, как известно, допрос является одним из самых сложных следственных действий; его производство требует высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса. Не случайно еще один из пионеров отечественной криминалистики И. Н. Якимов писал, что «само ведение допроса есть искусство и притом в высокой степени обусловленное качествами лица, производящего допрос»1.

    В предмет допроса должна быть включена вся сумма обстоятельств, устанавливающих фактическую картину события (время, место, способ и другие обстоятельства преступления) по каждому эпизоду серии; должны быть выяснены все обстоятельства исполнения преступного деяния.

    Подготовка к допросу, как известно, включает в себя несколько стадий:

    1. Изучение материалов уголовного дела. Одна из основных задач следователя при подготовке к допросу с целью выявления лица, виновного в совершении серии сексуальных убийств, — это создание его информационной базы. Знакомясь с материалами дела, следователь должен, прежде всего, определить, по каким вопросам следует допрашивать подозреваемого (обвиняемого). С этой целью используются данные оперативно-розыскной работы. На данном этапе рекомендуется заранее сделать закладки на нужных страницах дела, выписать необходимые фактические данные, подготовить соответствующие схемы, фотографии, вещественные доказательства и выстроить их в определенной последовательности.

    2. Исследование данных о личности допрашиваемого. Криминалистический аспект изучения личности допрашиваемого предполагает получение информации, которая может быть использована для выбора наиболее эффективных тактических приемов ведения допроса и способов воздействия на допрашиваемого, с целью получения от него полных и объективных показаний. Знание взглядов, интересов, потребностей, ценностных ориентаций, психологических возможностей в практических ситуациях1, характерологических, волевых и эмоциональных особенностей и свойств личности позволяет дать криминалистическую оценку его поведения. Объем и средства изучения личности зависят от процессуального положения допрашиваемого, целей допроса, обстоятельств расследуемого преступления и реальных возможностей следователя. В каждом случае нужно знать биографические данные допрашиваемого, располагать сведениями о его трудовой деятельности, поведении в общественных местах и быту, личных качествах, психологических особенностях. Все это имеет тактическое значение и в конечном итоге определяет результаты допросов1.

    3. Выбор времени, места проведения и способа вызова на допрос. В процессе подготовки к допросу следователь решает и такую тактически важную задачу, как время, место его проведения, а также последовательность допроса различных лиц1. При этом он должен учитывать психологию отдельных лиц, их позицию в отношении правосудия, взаимоотношения с другими проходящими по делу лицами. В отдельных случаях целесообразно планировать не только получение показаний, но и графических изображений — схем, планов, чертежей, рисунков (эти документы подписываются допрашиваемыми и приобщаются к протоколу допроса).

    4. Тактическое обеспечение допроса. К
    стадиям подготовки к допросу следует отнести: определение круга доказательств, которые могут быть использованы в случае отказа от дачи показаний; прогнозирование поведения допрашиваемых на предстоящем допросе, получения информации определенного характера; определение возможности рефлексивного управления допрашиваемыми2; разработку тактики допроса; планирование тактических приемов; формулирование вопросов допрашиваемому (основных, уточняющих, дополняющих, напоминающих, контрольных и изобличающих)3.

    5. Составление плана допроса. Подготовку к допросу следует завершать составлением его плана4. План может быть развернутым или кратким, письменным или зафиксированным только мысленно5. Но он должен содержать систему вопросов, обусловленную общими задачами расследования серийных сексуальных убийств. Отметим вопросы, наиболее существенные в правовом и психологическом отношениях, подлежащие обязательному включению в план допросов, направленных на выявление лиц, виновных в совершении серии сексуальных убийств:

    — обстоятельства, условия совершения каждого эпизода преступного деяния; поведение потерпевшего;

    — мотивация и личностная детерминация деяния, условия, способствовавшие его совершению;

    — способ совершения деяния; действия, характеризующие устойчивые психические качества личности;

    — способ сокрытия преступления;

    — отношение подозреваемых (обвиняемых) к результатам совершенного деяния1.

    6. Техническое обеспечение допроса. Подготовка средств звуко- и видеозаписи, бланков и протоколов допроса. Закон требует фиксации в протоколе допроса всех полученных показаний «по возможности дословно». В нем должны быть отражены показания, данные и на стадии свободного рассказа, и на вопросно-ответной стадии с точной фиксацией вопросов и ответов.

    Большую роль в раскрытии серийных сексуальных убийств, в установлении обстоятельств преступного деяния, установлении потерпевших, конкретизации их роли в преступлении играет допрос подозреваемых. Тактика допроса указанной категории лиц зависит от объема исходной информации и вещественных доказательств, имеющихся в распоряжении следователя и свидетельствующих о причастности допрашиваемого лица к совершенным преступлениям, отданных о личности допрашиваемого, занятой им позиции.

    Подозреваемые (обвиняемые) — наиболее информированный и наиболее психологически сложный источник доказательств. Поэтому при их допросе необходимо учитывать ряд следующих особенностей:

    — состояние подавленности, психической депрессии, вызванное страхом перед изобличением и наказанием;

    — большая заинтересованность в исходе дела, преобладание защитной доминанты, активно-оборонительная позиция;

    — отсутствие в ряде случаев намерения к добровольному признанию, убежденность, что правдивые показания могут причинить только вред; недоверие к лицам, ведущим следствие;

    — негативное отношение к свидетелям обвинения;

    — повышенная психическая напряженность, аффективное состояние в критические моменты расследования;

    — повышенный самоконтроль, обостренное внимание к наиболее «опасным» обстоятельствам.

    Особенности тактики допроса подозреваемых (обвиняемых) в совершении серийных сексуальных убийств проявляются в специфике формирования психологического и коммуникативного контактов с допрашиваемым.

    Известны следующие тактико-психологические приемы установления психологического контакта с подозреваемыми (обвиняемыми):

    1. Обращение к логике мышления допрашиваемого. Выражается этот прием в том, что следователь анализирует совместно с подследственным доказательства, изобличающие его в совершении преступления, убеждая тем самым в необходимости дать правдивые показания.

    2. Убеждение допрашиваемого в целесообразности отказа от запирательства и дачи достоверных показаний. В случае если подозреваемый или обвиняемый отказываются от дачи показаний в целом или по отдельным эпизодам, следователь разъясняет допрашиваемому, что это его право. Однако дать следствию показания — в интересах подследственного, поскольку никто лучше, чем он, не сможет рассказать обо всех обстоятельствах преступления.

    3. Стимулирование положительных свойств личности допрашиваемого. В этом случае следователь обращается к выявленным положительным качествам личности и заслугам подследственного, а также к его чувствам с целью формирования у него правильной позиции на следствии.

    4. Воздействие на допрашиваемого положительными качествами личности следователя, побуждая его к соответствующему поведению. Лица, не давшие на допросе правдивых показаний, связывают это в значительной мере с отрицательным поведением следователя1.

    Установление коммуникативного контакта также является исходным условием проведения допроса. В отличие от термина «психологический контакт», предполагающего общую эмоциональную настроенность на основе единых целей и интересов, термин «коммуникативный контакт» означает взаимодействие с целью обмена информацией. Коммуникативный контакт основан на осознании необходимости информационного общения и направлен на создание условий для получения определенной информации. Однако наряду с обменом представлениями, идеями он предполагает и обмен настроениями, чувствами.

    С целью выявления личностных особенностей подозреваемого допрос может предваряться беседой. При этом следователь может использовать известные ему факты, создавая у допрашиваемого впечатление своей общей информированности2. Беседа по поводу отдельных эпизодов жизни и обо всей личной истории человека — широко распространенный способ поддержания общения на допросе. Обе стороны охотно вступают в разговор по поводу фактов, имевших место в биографии допрашиваемого. Следователь стремится вести речь об отдельных биографических моментах в связи с тем, что получает сведения об образе жизни допрашиваемого, знакомится с условиями, формировавшими его личность. Узнает он также и о характерных поступках человека, об обстоятельствах, непосредственно предшествовавших преступлению.

    Большое значение в допросе подозреваемого (обвиняемого) в совершении серии сексуальных убийств имеет метод косвенных вопросов. Он состоит в том, что вопросы, существенные для расследования, маскируются среди внешне «безопасных», как бы далеких от интересующего следователя события. При этом анализируется осведомленность подозреваемого о времени, месте, способах совершения сексуальных убийств, применявшихся орудиях и других обстоятельствах.

    Предвидя возможность противодействия подозреваемого (обвиняемого), следователь должен мысленно актуализировать всю комплексную систему приемов правомерного психического воздействия1, тщательно продумать систему дополнительных, уточняющих, напоминающих, контрольных вопросов относительно всех имеющихся доказательств. Постановка этих вопросов может преследовать следующие цели:

    — получение объяснений по имеющимся доказательствам, по доводам, выдвигаемым в свою защиту;

    — получение новых сведений о фактах, имеющих значение для дела;

    — устранение противоречий в имеющихся доказательствах;

    — проверка правдивости показаний;

    — получение и накопление противоречивых ответов для изобличения ложности показаний.

    В случаях, когда допрашиваемый начинает колебаться в выборе линии поведения, целесообразно использовать прием накопления положительных ответов. При этом ему задаются лишь такие вопросы, на которые можно получить положительные ответы. Формирующийся стереотип взаимодействия может облегчить в дальнейшем получение ответов на остальные, более «острые» вопросы.

    Следовательно, основными задачами при допросе подозреваемого (обвиняемого) в совершении серии сексуальных убийств являются:

    — восполнение пробелов свободного рассказа, уточнение неопределенных высказываний, выяснение противоречий;

    — оказание помощи допрашиваемому с целью более полного воспроизведения им отдельных эпизодов преступления, устранения противоречий;

    — получение контрольных данных для оценки и проверки показаний:

    — диагностика причин умалчивания допрашиваемым отдельных обстоятельств преступления; психическое содействие в преодолении «барьеров умалчивания», нейтрализация мотивов умалчивания;

    — оказание правомерного психологического воздействия на допрашиваемого с целью получения правдивых показаний;

    — диагностика и изобличение ложных показаний1.

    Основная задача следователя — получить сведения, позволяющие проверить причастность подозреваемого к расследуемому событию. Немаловажное значение имеет установление «виновной осведомленности» лица, которая может проявиться в проговорке (непроизвольное сообщение того, о чем он стремится умолчать) и выявляться следователем в ходе допроса.

    По делам о серийных сексуальных убийствах бывают случаи, когда подозреваемые могут уверенно описать маршрут своего следования за потерпевшей, мелкие детали обстановки места происшествия, места сокрытия трупа, но часто не в состоянии показать, как в какой последовательности они наносили удары жертве. Это связано с тем, что в момент совершения убийства эти подозреваемые находились в эмоционально суженном состоянии сознания и в силу этого действительно не помнят последовательности своих действий при убийстве. Такая суженность сознания — не обязательно следствие возникшего аффекта. Она может быть вызвана сильной концентрацией психической деятельности подозреваемого на удовлетворении какой-то своей потребности, например сексуальной, или сильным эмоциональным возбуждением.

    При выявлении таких особенностей следователь должен проверить состояние психики подозреваемого в момент совершения убийства, поставив этот вопрос на разрешение судебно-психиатрической или судебно-психологической экспертизы.

    В случае отказа подозреваемого от дачи показаний (психологически это наиболее сложная ситуация допроса) следователь должен разъяснить, что тем самым допрашиваемый лишается возможности самозащиты, а следствие — возможности выяснить смягчающие его ответственность обстоятельства. Позиция запирательства подозреваемого
    (обвиняемого) не должна перерастать в межличностный конфликт. Это тем более бесперспективно с учетом личности преступников по делам данной категории. Тактическими приемами преодоления отказа являются:

    — убеждение обвиняемого в неправильности занятой им позиции;

    — сообщение о том, что свидетели, потерпевшие дают показания, в том числе те, которые его изобличают.

    Надо иметь в виду, что показания подозреваемого могут быть источником сведений о неизвестных следователю обстоятельствах.

    Показания подозреваемого (обвиняемого) являются важным источником получения сведений о мотивах совершения серийных сексуальных убийств. Учитывая личную заинтересованность подозреваемых выглядеть как можно приличнее и понести менее суровое наказание, показания этих лиц должны тщательно проверяться в процессе расследования.

    Анализируя показания подозреваемых (обвиняемых) в приведенных выше аспектах, в них необходимо устанавливать: а) все то, что имеет отношение к делу; б) какое значение имеет для дела каждое утверждение; в) в чем состоит суть и значение каждого из них; г) логичность и взаимосвязь этих утверждений; д) наличие противоречий в показаниях; е) наличие противоречия между данными показаниями и другими материалами уголовного дела; ж) какие выводы, содержащиеся в показаниях, подтверждены собранными по делу доказательствами и что еще не подтверждено собранными по делу доказательствами и нуждается в проверке1. Итак, анализ и проверка показаний могут осуществляться как в рамках самих показаний подозреваемых (обвиняемых) в процессе производства допроса, так и путем сопоставления с другими материалами, собранными по делу (в ходе производства других следственных действий).

    Таким образом, на наш взгляд, в процессе допросов подозреваемых (обвиняемых) в совершении серийных сексуальных убийств могут применяться следующие группы тактических приемов:

    1) побуждающие допрашиваемого к обсуждению и даче показаний (постановка вопросов, позволяющих уточнить, какая именно информация известна допрашиваемому по расследуемому делу; напоминание в общих чертах о происшедшем событии постановка напоминающих вопросов; уточнение эмоционального состояния допрашиваемого, обстановки, условий, при которых формировались его показания, оживление его ассоциативных связей с целью восстановления в памяти воспринятых им факторов);

    2) оказывающие психологическое воздействие на допрашиваемого (побуждение допрашиваемого отказаться от противодействия и введения следствия в заблуждение, создание впечатления о безнадежности таких попыток, использование сомнений допрашиваемого в способности придерживаться до конца избранной им негативной позиции, внезапное предъявление наиболее важных доказательств);

    3) применяемые в бесконфликтных ситуациях — создание доброжелательной обстановки на допросе, способствующей даче полных и достоверных показаний, оказание помощи в воспоминании воспринятых допрашиваемым фактов, постановка уточняющих вопросов с целью не допустить в показаниях пробелов и неточностей;

    4) используемые в конфликтных ситуациях — создание на допросе строго рабочей обстановки, преодоление негативных позиций, создание впечатления о полной осведомленности следователя об обстоятельствах дела, убеждение допрашиваемого в бесполезности конфликтовать, запираться, скрывать известные ему факты и т. п.

    Тактика допроса потерпевших и свидетелей. Успешность расследования серийных сексуальных убийств во многом зависит от выявления оставшихся в живых потерпевших, а также свидетелей преступления, которые могут предоставить в распоряжение следователя важную доказательственную информацию о событии преступления, личности преступника и потерпевших, характере их взаимоотношений, обстановке места происшествия, других обстоятельствах, существенных для раскрытия и расследования указанных преступлений.

    При допросе оставшихся в живых потерпевших следует подробно выяснить все обстоятельства совершенного в отношении них преступления. Допрашивая потерпевшего, следователь в первую очередь должен выявлять условия, в которых тот воспринимал события преступления, последствия, факты, характеризующие его психическое состояние в момент посягательства и после него.1 Малейшая невнимательность, подозрительность следователя остро переживается потерпевшим, усиливает его эмоционально негативное состояние. Задача следователя — максимально успокоить потерпевшего, заверить его в том, что преступление будет тщательно, объективно и полно расследовано2. При составлении плана допроса должна максимально использоваться информация, имеющаяся в распоряжении следователя по другим эпизодам серии.

    Например, информация о месте и времени встречи потерпевшего и преступника, о том, каким образом там оказались потерпевший и преступник, об их маршрутах следования.

    Выясняется, устанавливал ли преступник контакт с потерпевшим или нападение было неожиданным; каким образом устанавливался контакт с потерпевшим; каковы способы вхождения в контакт. Получая у потерпевшего сведения о внешности, приметах преступника, каких-то функциональных его особенностях, одежде, вещах и предметах, которые были у него, следователь также должен придерживаться единого плана описания (внешность — по признакам словесного портрета) и той информации, которая уже имеется по другим эпизодам серии.

    Если потерпевший хорошо запомнил внешность преступника, целесообразно участие в допросе художника и специалиста по составлению фоторобота (они участвуют только в той части допроса, которая направлена на выяснение и описание примет преступника). При этом следователь ведет допрос по правилам словесного портрета и заполняет соответствующую таблицу в качестве приложения к протоколу допроса. Одновременно художник создает рисованный портрет преступника, а другой специалист — фоторобот. Одновременность проведения этих действий способствует полноте постановки следователем вопросов, уточнению информации и получению ее в полном объеме. Допрос потерпевших целесообразно сопровождать составлением схем или зарисовок.

    Практика свидетельствует, что иногда в силу личностных особенностей, эмоциональной подавленности, острого переживания стрессовых ситуаций, стеснительности потерпевшие, оставшиеся в живых, не сообщают важную для следствия информацию о способе совершения преступления, обстоятельствах вступления в контакт с преступником либо намеренно искажают ее. Все это создает для следователя трудности, требует знания основ психологии.

    Задача следователя — создать на допросе такую психологическую обстановку, чтобы получить от потерпевшего необходимую информацию в полном объеме. Другая, не менее важная задача заключается в моральной поддержке потерпевших, стремлении пусть даже в психологическом плане уменьшить причиненное им зло, максимально способствовать процессу возвращения их к
    нормальной жизни. Значение такой реабилитационной функции следователя нельзя преуменьшать.

    Наряду с показаниями потерпевших показания свидетелей являются одним из факторов формирования внутреннего убеждения следователей. Свидетели содействуют установлению обстоятельств подготовки и совершения преступлений, выявлению лиц.

    Наиболее психологизированными моментами допроса свидетелей являются: оценка истинности их показаний, диагностика ложности показании, преодоление лжесвидетельства1, оказание мнемонической помощи. При этом не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Свидетельские показания как таковые формируются в процессе допроса, свидетель восстанавливает из прошлого то, что нужно следователю. Здесь существенны и тактика, и стиль допроса, и личностные качества следователя, его коммуникативные способности.

    Особые сложности могут возникнуть при допросе несовершеннолетних и малолетних потерпевших и свидетелей. Не случайно ст. 191 УПК РФ предусматривает, чтобы при допросе свидетелей до 14 лет в обязательном порядке, а с 14 до 18 лет — по усмотрению следователя — участвовал педагог, который помогает следователю установить контакт с допрашиваемым, обеспечить правильное взаимопонимание. Важно, чтобы педагог обладал психологическими познаниями или имел психологическое образование. Такому лицу легче, чем следователю уловить ту грань, когда ребенок, не понимая в полной мере происшедших событий, начинает фантазировать либо от страха или по иным причинам утаивать часть информации. Нужно иметь в виду, что не всегда следует идти по самому «легкому» пути, приглашая педагогов, у которых учатся свидетели.

    В ряде случаев следователю целесообразно после допроса вместе с психологом проанализировать особенности поведения допрашиваемого на следственном действии, что поможет правильно определить его психологический облик и внести коррективы в тактику повторных допросов.

    Анализ совместно с психологом особенностей поведения, психологических установок и психического состояния допрашиваемого может привести следователя к обоснованному предположению о совершении серии сексуальных убийств. Получение следователем даже отрывочной информации позволяет оперативно и
    эффективно планировать дальнейшее расследование преступления.

    По делам о серийных сексуальных убийствах, как правило, не бывает свидетелей-очевидцев. В качестве свидетелей обычно выступают родственники и знакомые потерпевших и подозреваемых (обвиняемых); лица, которые видели потерпевшего или подозреваемого (обвиняемого) неподалеку от места совершения преступления; лица, обнаружившие труп потерпевшего; наконец, свидетели, наблюдавшие, каким образом скрывались, уничтожались следы преступления, либо одну из стадий реализации преступного деяния.

    На первоначальном этапе расследования, сразу после осмотра места происшествия, необходимо допросить родственников и близких знакомых потерпевшего. При их допросе помимо типичного круга вопросов, подлежащих выяснению по делам об убийствах, следует уделить повышенное внимание изучению личности потерпевшего, его социально-психологической характеристике, что позволит выдвинуть обоснованное предположение о причинах и обстоятельствах, сделавших его жертвой серийного сексуального убийства. В частности, следует выяснить уровень интеллектуального развития, черты характера, состояние психики, наличие отклонений в поведении (склонность к бродяжничеству, злоупотребление алкоголем, наркотиками, занятие проституцией и др.). Изучению подлежат и привычки потерпевшего, круг его знакомств, увлечения, склонности, способы и места проведения досуга, привычные маршруты следования. Также должны быть выяснены стереотипы поведенческих реакций потерпевшего: сдержан ли он, осторожен, трусоват, агрессивен, коммуникабелен; способен ли он принимать решения в экстремальной ситуации и реализовывать в ней какие-то действия либо, наоборот, затормаживается, делается пассивным, покорным.

    Такое подробное изучение личности потерпевших необходимо в связи с тем, что по
    делам о серийных сексуальных убийствах, часто исходя только из личностных характеристик жертвы, можно строить версии о потенциальном убийце.

    Необходимо также организовать поиск свидетелей, которые видели потерпевшую и (или) потенциального преступника на месте преступления, вблизи этого места, на пути следования к месту преступления или от него, слышали какие-то крики, голоса, доносившиеся с места совершения преступления. В процессе допроса этих свидетелей следует не только устанавливать сведения, относящиеся к событию преступления, личностям потерпевшей и преступника, но также выяснить психофизиологическое состояние самого свидетеля во время описываемых им событий: состояние памяти, зрения, слуха; не был ли он в подавленном либо возбужденном состоянии; не находился ли в состоянии алкогольного, наркотического, токсического опьянения. Выяснение указанных обстоятельств необходимо для последующей оценки истинности даваемых показаний. Если допрашиваемые достаточно хорошо запомнили предполагаемого преступника, следует на основании их показаний составить словесный портрет, фоторобот.

    По всем эпизодам серии допрос свидетелей о внешности возможного преступника, его одежде, функциональных особенностях, в том числе об особенностях его лексики, произношения, голоса, должен вестись по единому плану, чтобы эти описания затем могли быть сопоставлены. При этом любая новая информация: сообщенная каким-то свидетелем, должна проверяться на истинность при допросе других свидетелей и не только по одному, но и по другим эпизодам серии.

    Следует отметить, что в большинстве дел о серийных сексуальных убийствах период проведения неотложных следственных и оперативных действий характеризуется особенностью, которую нельзя не учитывать при планировании дальнейшего расследования. Так, по делам об обычных убийствах следствие в период проведения неотложных следственных действий часто располагает минимумом исходных данных, и поэтому порой трудно сразу предположить все вопросы, подлежащие выяснению у свидетелей, поэтому допросы некоторых из них проводятся «пунктирно», следователь не представляет, что еще может быть известно свидетелю помимо того, что он уже рассказал. При допросе же свидетелей, осуществляемом по тому или иному эпизоду серии, следователь может располагать большей исходной информацией, в частности, по следам, оставшимся на месте преступления, он может судить о росте, физических особенностях преступника, его одежде, используемых орудиях преступления, По допросам свидетелей по другим эпизодам серии может быть известно что-то о внешности предполагаемого преступника, конкретных деталях его одежды, каких-то его функциональных особенностях, транспорте, которым он пользовался, и т. д. По мере накопления информации, полученной от свидетелей по разным эпизодам серии, ее необходимо внимательно проанализировать, разложив на составные блоки (место, время, способ совершения преступления; имеющиеся вещественные доказательства; сведения о личности преступника (внешность, функциональные особенности, одежда и т. д.). И если оказывается, что не по всем вопросам, вытекающим из материалов дела, свидетели были допрошены, то этих свидетелей следует допросить повторно.

    При выявлении подозреваемого необходимо детально допросить его родственников, знакомых, сослуживцев, сожительниц о его личности, поведении в быту, семье, на работе, о его материальной обеспеченности; привычках, увлечениях, отрицательных наклонностях; собрать сведения об интимной стороне его жизни; о том, бывают ли у него беспричинные вспышки агрессии, жестокости, по каким поводам и как они проявляются и т. д. Кроме того, эти свидетели должны быть допрошены о состоянии психического здоровья подозреваемого. В частности, следует выяснить:

    — когда и в каких медицинских учреждениях подозреваемый находился на излечении, было ли это лечение принудительным или на общих основаниях;

    — выписан ли он из лечебного учреждения по своему настоянию, по просьбе родственников, по инициативе органа здравоохранения;

    — имеются ли у подозреваемого в роду лица с психическими
    заболеваниями.

    Если есть основания предполагать, что подозреваемый употребляет наркотики, то необходимо выяснить, как давно он это делает, какие виды наркотиков употребляет, имеется ли у него наркотическая зависимость, лечился ли он от наркомании, как ведет себя в период ломки.

    Исследования личности подозреваемого (обвиняемого) помимо установления его характерологических особенностей преследует цель выявления его связей, поведенческих стереотипов, что позволяет заглянуть в его прошлое, узнать, где он раньше жил, чем занимался, какие места посещал по роду своих занятий, с кем при этом общался и т. д. При расследовании серийных сексуальных убийств такое изучение необходимо для проверки версии о том, что в местах, с которыми как-то связано прошлое подозреваемого (обвиняемого), могли быть совершены преступления, аналогичные тем, которые инкриминируются ему. Кроме того, сведения о личности подозреваемого (обвиняемого) имеют немаловажное значение и для выбора правильных тактических приемов при проведении следственных действий, в частности, допросов подозреваемого (обвиняемого).

    Использование специальных познаний в форме экспертизы. При расследовании убийств, в том числе и серийных сексуальных, обязательно проводятся различного вида экспертизы.

    Одним из основных требований при этом является своевременность назначения и проведения экспертиз. Это особенно важно при расследовании серийных сексуальных убийств, т. к. иногда проходит достаточно много времени до установления и задержания лица, совершившего преступление, а следы преступления и вещественные доказательства, имеющиеся по каждому делу, становятся либо непригодными для исследования (по нашим данным, до 50% изъятых с места происшествия следов), либо вообще теряются. Все это крайне отрицательно сказывается на возможности раскрытия серийных сексуальных убийств, В этих условиях в процессе доказывания возрастает значение различных видов судебных экспертиз.

    В ходе расследования серийных сексуальных убийств чаще всего возникает необходимость в производстве различных видов криминалистической экспертизы, а именно: дактилоскопической, трасологической, экспертизы материалов, веществ и изделий из них, а также медицинской, биологической, психиатрической, психологической и др.

    В соответствии с действующим законодательством следователь, прокурор, суд назначают экспертизу в случаях, когда необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле1 и проведение ее тактически целесообразно и возможно (собраны все требующиеся для экспертизы материалы дела, определено сведущее лицо либо экспертное учреждение, где будет проводиться исследование). Один и тот же факт может быть установлен различными средствами доказывания. Экспертиза должна быть назначена, если достоверность данных, полученных в
    ходе иных следственных действий, вызывает сомнения либо требуется установить новые факты (обстоятельства) посредством использования знаний сведущих лиц2.

    При расследовании серийных сексуальных убийств (если они совершены в пределах одного города, района) желательно, чтобы на место обнаружения трупов выезжал один и тот же судмедэксперт. При осмотре трупа необходимо: изъять образцы содержимого всех естественных отверстий организма, а также содержимого между зубами, промежности, низа живота. В качестве образцов для сравнительного исследования должны изыматься обувь, одежда, иные предметы, которые имели контакт с преступником (потерпевшим). Следователь обязан использовать предоставленное ему законом право (ст. 197 УПК РФ) присутствовать при судебно-медицинском исследовании трупа. Это необходимо и
    для более полного ознакомления эксперта с известными уже обстоятельствами совершенного преступления, которые могут быть
    приняты им во внимание при производстве экспертизы, и для уточнения вопросов, которые ставятся на разрешение эксперта, и для ориентировки самого следователя в период до получения экспертного заключения.

    При формулировании вопросов эксперту должна учитываться информация, полученная при экспертных исследованиях по другим эпизодам серии. Нередко неполнота поставленных вопросов приводит к
    необходимости назначения дополнительной или повторной экспертизы.

    Применительно к судебно-медицинской экспертизе трупа перечень общих вопросов, которые обязательно должны быть поставлены на разрешение эксперта, сравнительно невелик:

    — Какова причина смерти?

    — Какова давность наступления смерти?

    — Какие телесные повреждения имеются на теле погибшей, какой тяжести вред здоровью причинен ими; каковы локализация повреждении, механизм и время причинения?

    — Какие телесные повреждения причинены пожизненно, какие — посмертно?

    — Какова давность причинения прижизненных повреждений?

    — Какова последовательность причинения прижизненных повреждений?

    — Находится ли непосредственная причина смерти в прямой причинной связи с обнаруженными телесными повреждениями?

    — Находилась ли погибшая в состоянии алкогольного опьянения?

    — Не принимала ли погибшая наркотики, токсические вещества?

    — Какую пищу и за какой промежуток времени до смерти принимала покойная?

    — Изменялось ли положение тела после смерти?

    — Имеются ли прижизненные повреждения в области наружных половых органов погибшей (погибшего), какова давность их причинения?

    — Имеется ли сперма в половых путях, прямой кишке, полости рта погибшей?

    — Имеется ли у погибшей венерическое заболевание?

    — Имеются ли признаки глумления над трупом?

    — Имеются ли на теле погибшей повреждения, причиненные зубами человека?

    При расследовании указанных преступлений эффективно также назначение экспертного исследования с использованием методов генотипоскопии. Данная экспертиза позволяет решить следующие вопросы:

    — установление происхождения крови, выделений человеческого организма от конкретного лица;

    — определение принадлежности обнаруженных в различных местах частей трупа одному или разным телам.

    Каждое заключение эксперта по каждому из эпизодов серий сексуальных убийств необходимо тщательно изучить. В актах судебно-медицинской экспертизы, например, следует обратить внимание на полноту проведения судебно-медицинского исследования: исчерпывающее описание всех имеющихся па трупе и на одежде трупа повреждений; взятие проб крови для определения ее групповой принадлежности; проведение гистологического исследования для определения прижизненного или посмертного характера телесных повреждений; проведение исследования на определение наличия в крови трупа не только алкоголя, но и наркотических, токсических веществ. Такое изучение необходимо для сопоставления и анализа данных, имеющихся по различным эпизодам серии, выработки версий об используемом орудии убийства, о способах нанесения ударов, об их однотипности, о возможных профессиональных навыках убийцы, для получения исходных данных для производства иных следственных действий. Кроме того, такое изучение помогает своевременно
    выявить пробелы в проведенных экспертизах по тому или иному эпизоду и при необходимости оперативно назначить дополнительную или повторную экспертизы.

    По делам данной категории обычно проводятся стационарные судебно-психиатрические экспертизы, реже — психологические и еще реже — сексопатологические. Представляется целесообразным при психофизиологическом освидетельствовании лиц, совершивших серию убийств по сексуальным мотивам, назначать комплексную психолого-психиатрическую и сексопатологическую экспертизу. При производстве такой экспертизы комиссией экспертов, в состав которой входят и психологи, и психиатры, и врачи-сексопатологи, комплексно изучаются социально-психологические, психические свойства личности, акцентуации сексуального характера. Такой подход позволяет разобраться в сложных случаях отклонения поведения от нормотипа, получить заключение специалистов различных специальностей, и главное — сэкономить время, которое потребовалось бы для последовательного проведения всех трех экспертиз.

    Кексуальные преступления есть возможный результат болезненной сексуальности (при наличии определенной антисоциальной ориентации). Поэтому перед судебно-психиатрической экспертизой, назначаемой при расследовании серийных сексуальных убийств, нередко ставятся вопросы о возможных расстройствах сексуальной сферы у обвиняемого и об их влиянии на поведение в криминальной ситуации. Такие вопросы особенно часто возникают в случаях половых преступлений.

    Необходимость решать одновременно вопросы вменяемости и особенности сексуальности обвиняемого заставляет указывать в постановлении о назначении экспертизы на участие в ней врача-сексопатолога, таким образом, устанавливается комплексный характер экспертизы: сексолого-психиатрический. Такая экспертиза способна наиболее полно и обоснованно решить экспертные задачи путем совместного анализа основных данных о психическом и сексологическом состоянии обследуемого.

    Доступный сексопатологу анализ сексуальной сферы, структуры парафильного поведения с выявлением всех
    элементов данной патологии может быть важным при определении взаимодействия нарушенного сексуального влечения с отклоняющимся поведением и установлении степени их влияния на личность в криминальной ситуации. Очевидно, что судебные психиатры в рамках комплексной сексолого-психиатрической экспертизы решают традиционные вопросы психического состояния и вменяемости обвиняемого. Такого рода экспертизы нередко назначаются по делам серийных сексуальных убийц.

    Обоснованность выбора комплексной сексолого-психиатрической экспертизы (КССПЭ) определяется стоящими перед ней задачами: 1) определение направленности сексуального влечения, способов его реализации или иных отличительных черт сексуальности; 2) выяснение их влияния на поведение в момент преступления, степени опасности личности; 3) выбор адекватных мер медицинского характера в случае невменяемости обследуемого. Решение этих задач подразумевает анализ трех основных звеньев аномалии сексуальности: дизонтогонистического (характера развития личности), феноменологического и синдромологического.

    Определение характера нарушения психосексуального развития обязательно при проведении КССПЭ. Это важно потому, что вид несовпадения сексуального развития во многом определяет конкретные проявления сексуальности половозрелого человека и часто оказывает воздействие на многие особенности сексуального, в том числе криминального, поведения.

    Феноменологический этап заключается в квалификации имеющихся у индивида аномалий сексуального влечения. Существенным вопросом, решаемым КССПЭ, является выделение ведущего расстройства сексуального влечения, игравшего роль в криминальной ситуации. Это особенно важно, ибо парафилии могут быть непосредственной причиной преступления, которое является их поведенческим выражением.

    Синдромологический этап подразумевает выявление закономерностей развития, динамики и клинического проявления парафилий.

    Формулируя вопросы для КССПЭ, следователю нужно исходить, прежде всего из того, какие доказательства по конкретному делу можно получить и какие из имеющихся в деле данных требуют научной проверки.

    Вопросы, которые могут быть сформулированы для КССПЭ по делам о сексуальных преступлениях, и в частности в отношении серийных сексуальных убийц, таковы:

    1. Имеются ли у обвиняемого признаки расстройства сексуального влечения (парафилии), оказывающие влияние на его поведение в период совершения преступления?

    2. Если у обвиняемого имеются признаки парафилии, то носят ли они болезненный (патологический) характер и лишают ли его возможности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими в момент совершения преступления? Каждый из этих вопросов имеет самостоятельное значение. Первый отражает влияние парафилии на поведение лица, второй — выясняет тяжесть, выраженность расстройства влечения. Вместе с тем оба вопроса касаются общего для обвиняемого явления — наличия или отсутствия у него признаков сексуальных перверсий.

    3. Нуждается ли обвиняемый в применении мер медицинского характера с учетом патологии сексуальной сферы? Этот вопрос решается в отношении тех обвиняемых, которые рассматриваются комплексной сексолого-психиатрической экспертизой как невменяемые. При экспертизе обвиняемых в сексуальных преступлениях основным вопросом является установление парафилий, наличие которых может определять все дальнейшие экспертные рекомендации. Очевидно, что все случаи, когда обвиняемый совершил многоэпизодные сексуальные убийства, нуждаются в пристальном внимании специалистов-психиатров и сексопатологов. Поэтому в расследовании таких дел назначение соответствующей экспертизы обязательно.

    Весьма важным при расследовании дел о серийных сексуальных убийствах представляется правильное назначение экспертиз. Практически во всех случаях, ввиду наличия у правонарушителей тех или иных психических расстройств, таким лицам следует назначать судебно-психиатрическую экспертизу, причем, как правило, стационарную, а иногда — Комплексную психолого-психиатрическую или сексолого-психолого-психиатрическую. Это позволит в более короткие сроки провести расследование по делу, а в некоторых случаях также дать дополнительную криминалистическую оценку, как событий правонарушения, так и их последствий. Весьма важным представляется ответ на вопрос, могут ли психологические и психиатрические заключения экспертов служить доказательствами по делам о серийных сексуальных убийствах?

    Таким образом, расследование серийных сексуальных убийств характеризуется следующими особенностями:

    1) Необходимо своевременно выявлять серии сексуальных убийств, для чего следует проводить работу по поиску и анализу имеющейся информации о повторяющихся закономерностях в ряде преступлений, носящих сексуальный характер. Среди них нам кажется целесообразным выделить следующие данные:

    — о жертвах убийств;

    — месте и времени нападений;

    — обстоятельствах, указывающих на характер действий преступника;

    — орудиях преступлений.

    2) Своевременность проведения осмотров мест преступлений по делам о серийных сексуальных убийствах имеет чрезвычайное значение, т. к. дает основную информацию медико-криминалистического характера, позволяющую установить личность преступника.

    3) В ходе осмотра очередного места преступления серии следует полностью использовать информацию, имеющуюся на данный момент по другим делам, для чего ее целесообразно разбить на блоки: характер места обнаружения трупа; следы пребывания преступника на месте преступления; способ совершения преступления и орудие убийства; данные, характеризующие потерпевших, установленные при осмотре мест происшествий; мотивы убийств, о которых молено судить по результатам осмотров мест происшествий.

    4) Следователю при подготовке к осмотру места преступления необходимо учитывать, что преступник нередко стремится посетить место, где было совершено преступление, причем не только затем, чтобы вспомнить происшедшее, но и чтобы повторно совершить преступление на том же самом месте. В связи с чем следователю необходимо решить вопрос об организации засады на месте преступления.

    5) При подготовке к осмотру места преступления по очередному эпизоду серии необходимо обеспечить участие в нем судебного медика, кинолога, криминалиста.

    6) Целесообразно законодательно предусмотреть возможность назначения судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего до возбуждения уголовного дела.

    7) Целесообразно предусмотреть участие психолога в допросе в качестве специалиста.

    8) Желательно, чтобы на место обнаружения трупов при расследовании серийных сексуальных убийств выезжал один и тот же судмедэксперт.

    9) Желательно, чтобы судебно-медицинскую экспертизу трупа проводил тот эксперт, который участвовал в осмотре трупа на месте его обнаружения.

    10) Целесообразно присутствие следователя при судебно-медицинском исследовании трупа, это необходимо и для более полного ознакомления эксперта с известными уже обстоятельствами совершенного преступления, которые могут быть приняты им во внимание при производстве экспертизы, и для ориентировки самого следователя в период до получения экспертного заключения.

    11) Целесообразно при психофизиологическом освидетельствовании лиц, совершивших серию убийств по сексуальным мотивам, назначать комплексную сексолого-психиатрическую экспертизу. При производстве такой экспертизы комиссией экспертов, в состав которой входят психологи, психиатры и врачи-сексопатологи, комплексно изучаются социально-психологические, психиатрические свойства личности, акцентуации сексуального характера.

    12) Следователь должен поставить на разрешение специалистов при проведении комплексной сексолого-психиатрической экспертизы при совершении сексуальных преступлений следующие вопросы: имеются ли у обвиняемого признаки расстройства сексуального влечения (парафилии), оказывающие влияние на его поведение в период совершения преступления? если у обвиняемого имеются признаки парафилии, то носят ли они болезненный (патологический) характер и лишают ли его возможности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими в момент совершения преступления? нуждается ли обвиняемый в применении мер медицинского характера с учетом патологии сексуальной сферы?

    13) Заключения КССПЭ являются одним из видов доказательств, подлежащих, как и любые другие доказательства, проверке и критической оценке. Такая оценка должна проводиться следователем с учетом того, что психологические и психиатрические квалификации личности не могут служить доказательством совершения конкретных действий.

    4 ФОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ С ОПЕРАТИВНЫМИ СОТРУДНИКАМИ

     

    Взаимодействие следователей и сотрудников органов дознания при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений представляется целесообразным рассматривать как разновидность координации в деятельности правоохранительных органов. Как правило, такое взаимодействие именуется совместной деятельностью, однако называть ее скоординированной представляется более точным. Сама суть рассматриваемой деятельности состоит в обеспечении максимально высокой степени соорганизованности действий ее участников с различной специализацией. Каждый из осуществляемых ими процессов служит обеспечению вполне определенной основной, базовой функции по организации целостной деятельности. Распределение функций внутри этой системы обусловливает возникновение определенных функционально-ролевых взаимоотношений и связей между ее элементами. Мы разделяем мнение В.А. Образцова о том, что системный подход к изучению поставленной проблемы предполагает рассмотрение взаимодействия в качестве не только составного элемента (подсистемы) более широкой системы деятельности следователя, но и самостоятельной системы более низкого уровня, выявление ее структуры и характеристик в рамках той деятельности указанного субъекта, применительно к которой она анализируется.

    Уголовно-процессуальный закон вполне определеленно наделяет следователя функцией управляющей подсистемы, а функцией подсистемы управляемой — орган дознания, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность. Такое соотношение названных функций определяется рядом факторов, в числе которых выделяются: а) различие правовой природы, принципов, оснований и процедуры осуществления следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; б) функции и правовой статус сотрудников следственных и оперативно-розыскных подразделений; в) наличие у следователя полномочий по направлению органам дознания поручений по производству оперативно-розыскных мероприятий, розыскных действий и отдельных следственных действий; г) обязанность органов дознания выполнять эти поручения.

    Взаимодействие следователей и органов дознания в процессуальном значении не равнозначно координации их деятельности как различных государственных органов в борьбе с преступностью. Подобная координация в отличие от взаимодействия при расследовании преступлений не ограничена расследованием конкретного уголовного дела. В соответствии с Положением о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 18.04.94 № 567, создание следственно-оперативных групп (бригад) для расследований конкретных преступлений является лишь одной из форм такой координации. Осуществляемое при этом взаимодействие сотрудников следственных и оперативно-розыскных подразделений имеет встречный утилитарный характер с точки зрения оптимальности и реального влияния на результативность расследования и раскрытия конкретных преступлений.

    Рассматриваемое взаимодействие по своей сущности является разновидностью интегрального процесса деятельности систем, объединенных для решения общей для них задачи. В процессе и в результате распределения (разграничения) конкретных функций между участниками согласованной групповой деятельности устанавливаются определенные правила и пределы их взаимодействия, их взаимозависимость и т.д. Как отмечает Ю.В. Якутии, процесс формирования интегрированных структур заключается как в установлении рациональных служебных связей между ними, так и в построении действенной системы управления этой структурой1. Таким образом складывается основа их отношений в процессе указанной деятельности, а также форма ее организации. При этом та и другая структуры характеризуются открытой целостностью, внутренней и внешней коммуникативностью. Последняя в условиях расследования преступлений предполагает наличие единого концептуального основания деятельности и единых ее пространственно-временных параметров, выполняющих интеграционную роль в функционировании системы, делающих возможной как ее открытость к внешнему воздействию, так и адекватную реакцию на него в виде последующих действий со своей стороны.

    Составляющие скоординированную деятельность процессы носят регулятивный, деятельностный характер; выступают процессами эфферентного синтеза деятельности. Они построены преимущественно не на ориентировку, не на побуждение к деятельности, а непосредственно на построение, организацию и регуляцию деятельности. Сама суть такой деятельности состоит в обеспечении возможно более высокой степени соорганизованности частных деятельностей субъектов и в придании их индивидуальным активностям характера соактивности, поскольку лишь в этом случае обеспечивается синерге-тический эффект, который вообще является объективным основанием для совместной деятельности как таковой. Он обеспечивает ее большие потенциальные возможности по отношению к аддитивной совокупности потенциалов индивидуальных деятельностей.

    Принимая уголовное дело к своему производству, следователь (руководитель следственной группы) определяет, необходимо ли взаимодействие для решения отдельных или комплекса вопросов, вытекающих из задач раскрытия преступления и изобличения виновного, В зависимости от этого определяются виды и формы взаимодействия, которые могут быть следующими: а) единовременное или разовое; б)    периодическое; в) постоянно действующее в течение всего предварительного следствия; г) переходящее от простого к более сложному.

    По мнению В.А.Михайлова, рассматриваемое взаимодействие должно строиться на следующих принципах; а)    четкое уяснение участниками взаимодействия его целей и задач; б) процессуальная самостоятельность следователей и органов дознания, невмешательство в процессуальную деятельность следователей и органов дознания, пресечение незаконного воздействия на них; в)    самостоятельность сотрудников оперативно-розыскных подразделений в выборе средств и тактических приемов при осуществлении согласованных мероприятий; г) соблюдение участниками взаимодействия и его организаторами и руководителями требований законности; е) разделение компетенции между дознавателями, следователями, сотрудниками оперативно-розыскных подразделений и другими работниками правоохранительных органов, которые участвуют во взаимодействии; д)    комплексное использование сил и средств, которыми располагают дознаватели, следователи, оперативно-розыскные, экспертно-криминалистические, информационные и иные подразделения взаимодействующих правоохранительных органов при выявлении, раскрытии, расследовании, предупреждении и пресечении преступлений; е) неразглашение участниками взаимодействия данных процессуальной, оперативно-розыскной, информационной и иной деятельности, используемой в процессе взаимодействия; ж)    согласованное планирование и согласованное выполнение следственных, розыскных, оперативно-розыскных, организационных и иных предусмотренных законом и обусловленных задачами уголовного дела действий участников и взаимодействия; з) непрерывный обмен информацией участников, организаторов и руководителей взаимодействия; и) процессуальный контроль за взаимодействием и процессуальное руководство взаимодействием в процессе предварительного расследования; к) ведомственный контроль за взаимодействием и ведомственное руководство взаимодействием; л) прокурорский надзор в процессе взаимодействия за исполнением законов его участниками и руководителями.

    Представляется, что отдельные из приведенных положений сложно отнести к принципам взаимодействия следователей и сотрудников оперативно-розыскных подразделений как специфического вида согласованной деятельности. Такое взаимодействие по своей сути является организационно-тактическим средством создания необходимых условий выполнения задач, на решение которых ориентирует следователя соответствующая частная методика. Координацию усилий следователей и органов дознания в ходе решения общих и частных (промежуточных) задач расследования не следует отождествлять с названной методикой либо рассматривать его в качестве элемента таковой. Оно является тактическим средством создания условий для выполнения ее рекомендаций.1

    Характер принципов взаимодействия как основополагающих начал указанной согласованной деятельности разных ее субъектов должен соответствовать задачам и специфике этой деятельности. Сомнительно, в число рассматриваемых принципов могут входить следующие из числа названных В.А. Михайловым: а) соблюдение требования законности организаторами и участниками взаимодействия; б) неразглашение его участниками результатов выполненной ими деятельности; в) процессуальный, ведомственный контроль, а также процессуальное и ведомственное руководство взаимодействием, прокурорский надзор за исполнением законов его руководителями и участниками. Названные положения относятся к числу общеправовых. Они определяют общеобязательные начала правоохранительной деятельности, в том числе расследования преступлений и оперативно-розыскной деятельности. В частности, на принципах законности осуществляется уголовное судопроизводство и оперативно-розыскная деятельность. Конфиденциальность методов оперативно-розыскной работы и полученных оперативно-розыскных данных является одним из принципов ОРД. Неразглашение данных предварительного следствия входит в число общих его условий (ст. 161 УПК РФ). Прокурорский надзор, процессуальный и ведомственный контроль также не имеют какой-либо специфики в отношении взаимодействия по формам и методам их осуществления и реагирования на выявленные нарушения требований законов и ведомственных нормативных актов.

    В связи с этим полагаем, что принципами взаимодействия следователей и органов дознания являются:

  2. организация и осуществление в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона и требованиями межведомственных нормативных актов, регулирующими основания, порядок осуществления взаимодействия; общие и взаимные обязательства его участников;
  3. достижение целей взаимодействия интергрированными в единый процесс раскрытия и расследования преступления скоординированными деятельностными актами участников с различными функциями и различными правовыми полномочиями;
  4. системно-целевой характер процесса скоординированной деятельности, обеспечивающий решение общей и частных (промежуточных) задач расследования за счет комплексного использования процессуальных и оперативно-розыскных возможностей его участников в соответствии с согласованным планом;
  5. руководящая роль следователя (руководителя следственной группы) при определении в пределах его компетенции характера задач, подлежащих решению в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий;
  6. самостоятельность сотрудников оперативно-розыскных подразделений в выполнении поставленных перед ними следователем (руководителем следственной группы) задач и выборе средств их выполнения;
  7. осуществление скоординированной деятельности следователей и сотрудников оперативно-розыскных подразделений на основе оперативного и полного обмена процессуальной и оперативной информацией в целях ее использования в решении согласованных задач;
  8. ответственность следователя и взаимодействующего с ним сотрудника оперативно-розыскного подразделения, руководителей следственной группы и группы оперативно-розыскного обеспечения расследования за своевременность и полноту взаимного информирования о представляющих служебный интерес данных;
  9. полная процессуальная самостоятельность следователей при выполнении ими следственных действий и определении перспектив и вариантов использования сообщенной им оперативной информации.

    Интеграция усилий участников раскрытия и расследования убийств с различными функциями не является чем-то принципиально новым в подходе к организации и осуществлению этой деятельности.

    Общепринятой является точка зрения, согласно которой характер взаимодействия следователя и органов дознания, его направленность и содержание определяются; а) характером полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий информации; б) этапом расследования и решаемыми при этом задачами; в) сложившейся к началу данного этапа обстановкой расследования, т.е. следственной ситуацией; г) достаточностью для решения задач взаимодействия наличных сил следователей и сотрудников оперативно-розыскных подразделений. Следует также учитывать, что следователь может выяснять через органы милиции только вопросы, относящиеся к предмету расследования, которые он вправе выяснять и процессуальными средствами, но которые на данном этапе устанавливать следственными действиями нецелесообразно, затруднительно или невозможно. Данное правило необходимо в первую очередь учитывать при определении задач, решаемых в рассматриваемой форме.

    На первоначальном этапе расследования убийств задачами, решаемыми с помощью взаимодействия следователя и органов дознания, являются: а) установление данных о потерпевшем; б) информация о его связях, отношениях с другими лицами; в) данные о его времяпрепровождении непосредственно перед убийством и маршрут, которым он прибыл к месту совершения убийства; г) выявление возможных очевидцев преступления; д) принятие мер к розыску орудия убийства; е) конкретизация сведений о предметах и ценностях, которыми мог завладеть виновный, в целях организации мероприятий по их постановке на учет и поиску; ж) получение другой информации, могущей служить базой для выдвижения и проверки обоснованных версий.

    В ходе расследования серийных убийств обстоятельства совершения каждого из них, как отмечено ранее, воспринимаются субъектами расследования и оперативно-розыскной деятельности не из первоисточников (т.е. не в результате осмотров мест происшествия, трупов, вещественных доказательств и следов), а из материалов расследования отдельных убийств и оперативно-розыскной деятельности по ним. На первый план выдвигается задача проверки их полноты и качества, установления требующих незамедлительного восполнения пробелов расследования и оперативно-розыскной работы, недостаточно исследованных обстоятельств, дополнительной проверки версий и т.д. Практика свидетельствует о том, что данные о лицах, совершивших исследуемые преступления, нередко фигурируют в материалах оперативно-розыскной работы, реже — в уголовных делах, однако в силу различных причин исследование версии о совершении ими этих преступлений проводится поверхностно либо не проводится вообще. Поэтому значительное время затрачивается на «ревизию» материалов предыдущего расследования и оперативно-розыскной работы с целью обнаружения данных о таких лицах.1

    В то же время основная направленность взаимодействия на первоначальном этапе расследования серии убийств адекватна по своему характеру главной задаче расследования любого преступления, совершенного без очевидцев, – установление подозреваемого. Результат ее предопределяется получением и правильным использованием информации розыскного характера. В предыдущей главе отмечено, что в уголовных делах об убийствах с признаками серийности содержится значительный объем сведений об обстоятельствах этих преступлений, о потерпевших, а также данных, использование которых может дать верное направление деятельности по установлению виновного. Это позволяет более точно подходить к разрешению вопроса о характере информации, дефицит которой должен быть устранен в первую очередь, а также регулировать процесс ее получения, обработки и использования.

    Инструментальную роль в понимании механизма самоорганизации (оптимизации структуры в процессе функционирования) играют принципы отрицательной и положительной обратной связи. На основе действия принципа отрицательной обратной связи в системе устанавливается спонтанный порядок (морфостатический режим). Его дальнейшее поддержание осуществляется уже под воздействием положительной обратной связи, усиливающей незначительные отклонения, что порождает изменение структуры. Принцип отрицательной обратной связи показывает, как поддерживается спонтанно возникающий порядок, но не позволяет раскрыть его механизм. Для этого, как пишет В.В. Латышева, необходимо использовать принцип положительной обратной связи, согласно которому прогрессивные изменения в структуре накапливаются, усиливаются и, в конечном счете, приведут к изменению прежнего качества и структуры. Деструктивный процесс затем дополняется конструктивным, при котором в результате взаимодействия элементы старой системы вырабатывают согласованное коллективное поведение, вследствие которого в системе возникают кооперативные процессы и формируется новый динамический режим или динамическая структура1.

    Представляется, что названные моменты свойственны организации и деятельности работы следственных групп и приданных им групп оперативно-розыскного обеспечения расследования на первоначальном этапе их деятельности по конкретному уголовному делу. Процесс «вхождения» в сущность и задачи расследования, упорядочение деятельности отдельных звеньев группы следователей, надлежащее информационное обеспечение их работы оперативно-розыскными данными и налаживание взаимодействия между следователями и сотрудниками уголовного розыска во многих случаях требуют определенного времени. Вместе с тем сам факт жесткого подчинения входящих в состав группы следователей ее руководителю на основаниях, установленных уголовно-процессуальным законом и ведомственными нормативными актами, призван обеспечить четкость и исключить деструктивизм в ее работе.

    В досудебном производстве взаимодействующими системами являются следующие виды деятельности: 1) предварительное расследование, включающее в себя уголовное преследование подозреваемого/обвиняемого; 2) прокурорский надзор; 3) судебный контроль; 4) процессуальный контроль начальника следственного отдела; 5) защита. Несмотря на то, что оперативно-розыскная деятельность не является процессуальной, она, по нашему мнению, также относится к числу взаимодействующих подсистем указанного механизма, поскольку законодателем предусмотрено использование в доказывании данных оперативно-розыскной деятельности при соблюдении определенных условий.

    При организации оперативно-розыскного сопровождения расследования серийных убийств на соответствующие подразделения органов внутренних дел возлагаются следующие задачи:

    1. Своевременное информирование оперативно—розыскных служб органов внутренних дел городов и районов, отделений милиции, а также граничащих субъектов Российской Федерации о фактах совершения убийств с признаками серийности определенной мотивации и аналогичного способа, как и организация своевременного получения от них сведений о совершении аналогичных преступлений на обслуживаемых ими территориях. Указанная информация должна представляться в информационно-аналитическую группу для ее обработки и анализа.

    2. Контроль постановки на учет в Главном информационном центре МВД России, в информационных службах МВД-ГУВД-УВД и в оперативно-розыскных подразделениях названных выше органов внутренних дел убийств расследуемой серии.

    3. Выявление ранее поставленных на учет насильственных преступлений, отдельные обстоятельства которых сходны с обстоятельствами расследуемой серии убийств, а также совершивших их лиц (если таковые известны) в целях последующей организации проверки версий о совершении убийств этими лицами.

    4. Проверка по криминалистическим коллекциям, следотекам и картотекам данных о следах и предметах, обнаруженных в связи с расследованием серии убийств, с целью возможного выявления других преступлений, при расследовании которых обнаружены аналогичные следы, а также установлены факты применения такого же орудия/оружия.

    1. Организация розыска предметов и ценностей, похищенных у потерпевших в результате их убийства.
    2. Установление свидетелей и других лиц, которым могут быть известны обстоятельства совершения составляющих серию убийств, а также других источников информации об этих преступлениях и совершивших их лицах.

    7.Проведение оперативно-розыскных мероприятий, ориентированных на установление причастных к совершению расследуемой серии убийств лиц с использованием их розыскных признаков, установленных в процессе предварительного следствия.

    Решение перечисленных задач предполагает: а) комплексный подход к исследованию исходной информации; б) совместный ее анализ; в) выдвижение соответствующих версий; г) начало их проверки процессуальным путем с параллельным проведением скоординированных с ними оперативно-розыскных мероприятий. Такой подход, по мнению диссертанта, обеспечивает концентрацию усилий оперативных работников и следователей на сходных задачах и обеспечивает разделение труда на общих участках работы и адекватно способам деятельности преступников.

    Фактически круг задач, решаемых благодаря взаимодействию следователя и работников оперативно-розыскных служб, гораздо шире как по характеру, так и по целевой тактической направленности. Выявление других преступлений, совершенных установленным подозреваемым/обвиняемым, относится к одной из них. Ее решение идет не по пути «от преступления — к человеку», а «от человека — к преступлению». В свою очередь, такой путь решения поставленной задачи возможен только тогда, когда известно лицо, виновное в совершении хотя бы одного преступления из числа предполагаемого их множества. При исследовании версии о том, что расследуемое нераскрытое преступление является одним из эпизодов ряда преступлений, совершенных одним и тем же лицом, решение указанной задачи осуществляется методом «от преступления — к преступлению». Информационной базой для ее выдвижения и проверки служат результаты исследования материального отражения способа совершения известного преступления, совершенного проверяемым лицом, а также следы — отражения способов совершения нераскрытых преступлений, характеристики которых дает основания полагать, что к ним также причастно данное лицо.

    В ходе расследования серии убийств, когда конкретизирован ее объем, а также район действий неизвестного еще преступника, известен стереотипный способ его действий по завлечению жертвы к месту убийства, мотив и способ его совершения, а также некоторые его приметы, может быть разработан вариант тактической операции по задержанию данного лица.

    С учетом названных обстоятельств, а также обоснованно предполагая, что следует ожидать повторения преступником своих действий в привычном для него месте, следователь прокуратуры области направил поручение в орган дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ориентированных на установление и задержание серийного убийцы. Несмотря на недостаточность сведений о его приметах, они также были задействованы в розыске. Тактика оперативно-заградительных мероприятий в районе обнаружения трупов потерпевших строилась таким образом, чтобы при повторном появлении преступника он смог бы двигаться только в определенном направлении в конкретное место. В организации взаимодействия следователей и органов дознания отмечаются следующие негативные моменты:

  10. активное взаимодействие осуществляется лишь в первые две-три недели после обнаружения убийства;
  11. если подозреваемый в этот срок не установлен, целенаправленные действия следователя и оперативно-розыскных служб органов дознания постепенно ослабляются;
  12. поручения следователей органам дознания оформляются небрежно без конкретизации характера задания и его обоснованности собранными по делу доказательствами;
  13. несогласованность и разобщенность действий следователя прокуратуры и оперативных сотрудников органов внутренних дел, в том числе отсутствие согласованного планирования работы по раскрытию и расследованию конкретных убийств;

    5) отсутствие у следователя реальных рычагов воздействия на органы дознания в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения ими его поручении.

    О направленности взаимодействия на решение следующих задач:

    а)    организации и проведения скоординированных следственных, оперативно-розыскных и иных действий по получению и проверке информации о совершивших преступления лицах, об их соучастниках и иных пособниках;

    б)    установления свидетелей преступлений, сбора доказательств и других значимых для их раскрытия и расследования сведений; розыска похищенных преступниками предметов, ценностей, документов;

    в)    организации и проведения проверок представляющих интерес лиц покриминалистическим, розыскным, справочным и другим учетам различных правоохранительных органов;

    г)    создания и использования необходимых для расследования отдельных преступления или их групп соответствующих информационных массивов;

    д)    установления источников приобретения подозреваемыми и обвиняемы ми в преступных целях оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотических и психотропных препаратов, ядов и других сильнодействующих веществ; установления изготовителей взрывных устройств, оружия и боеприпасов;

    е)    организации и осуществления в установленном законодательством Российской Федерации и международными договорами, конвенциями и соглашениями взаимодействия в перечисленных выше целях с компетентны
    ми органами других государств;

        Об обязанности руководителей следственных групп и приданных им групп оперативных работников прорабатывать вопросы относительно предупреждения и пресечения противозаконного воздействия на ход расследования, на производящих следствие и оперативно-розыскную деятельность работников, на других участников уголовного судопроизводства, а также вносить (при необходимости) письменные предложения руководству об организации и обеспечении безопасности судей и участников процесса в период нахождения уголовного дела в суде и судебного разбирательства.

    Одним из наиболее важных вопросов взаимодействия является обмен информацией между следователями и оперативными работниками. Представляется, что формы такого обмена в каждом случае обсуждаются руководителями групп следователей и оперативных работниками, устанавливая его объем и пределы, круг допускаемых к конфиденциальной информации сотрудников в зависимости от характера выполняемой ими работы.

    Такая организация взаимодействия следователей и сотрудников оперативно-розыскных подразделений будет не только способствовать успешному расследованию преступлений, но также соответствовать научным требованиям системности подхода к организации комплексного управления процессом расследования. При данных условиях сам порядок названной деятельности можно назвать собственно организацией. В качестве таковой, как известно, принято рассматривать, с одной стороны, устройство, сочетание, объединение чего-либо или кого-либо в одно целое, приведение в строгую систему, с другой — группу людей, объединенных общей программой, общей целью или задачей. Координация действий следователей и работников органов дознания при расследовании преступлений представляет допустимым рассматривать в обоих приведенных значения понятия «организация». Детерминирующее воздействие такого фактора, которым является событие расследуемого преступления в известном для участников расследования объеме данных о его обстоятельствах, может выступать в виде обстоятельства, обусловливающего когерентный характер взаимодействия элементов самой системы. Это выражается в следующем: а) адекватность реагирования следователей на изменение характера или получение новой информации о расследуемом преступлении, выражающаяся в проведении дополнительных следственных действий и постановке при необходимости перед оперативными работниками задач, решение которых требуется в связи с ее получением; б) осуществление оперативными работниками комплекса соответствующих розыскных мероприятий. Когерентность может проявляться также в выдвижении и начале проверки новых следственных версий.

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

    1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 25 декабря 1993 г.
    2. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
    3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп. на 1 апреля 2007 г.// СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
    4. Обзор практики расследования убийств, бандитизма и других особо тяжких преступлений следственными подразделениями прокуратур субъектов Российской Федерации от 24.02.04 № 36-12-04. М; Генеральная прокуратура РФ. 2004.
    5. Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» от 22 декабря 1992г. // Практика Верховного суда по уголовным делам за 1992 – 2006 г.г.
    6. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М., 2002.
    7. Антонин Ю.М., Еникеев М.И., Эмнов В.Е. Психология преступника и расследования преступления. -М.: Юристь, 1996.
    8. Баранов П.П. Серийные убийства и социальная агрессия: теоретические и криминологические аспекты // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 2001.
    9. Батищев В.И. Характеристика группы и особенностей расследования совершенных ею неоднократных преступлений против личности // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 1. Воронеж, 2000.
    10. Бидонов Л. Г. Криминалистические характеристики убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Горький, 1978.
    11. Белкин Р.С. Курс криминалистики. -М.: Юрист, 2003. Т.3.
    12. Белкин А.Р. Криминалистические классификации. М., 2000.
    13. Белкин Р.С. Криминалистика: теория, тенденции, перспективы. От теории к практике. — М.: Юрид, лит., 2001.
    14. Белкин Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. От теории- к практике. — М.: Юрид. лит., 2001.
    15. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т. 3.
    16. Богинский В.Е. Система тактических приемов допроса подозреваемого: Дисс.канд.юр.наук. —Харьков, 2002.
    17. Большой энциклопедический словарь. Изд. 4- ое. М., СПб., 2007.
    18. Бураков В.В., Бухановский А.О. Серийные преступления: подходы к дефиниции // Серийные убийства и социальная агрессия. Ростов-на-Дону, 2001.
    19. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. — М.: Изд-ао МГУ, 2000.
    20. Волков Б.С. Личность преступника как предмет уголовно-правового и криминалистического исследования. В кн.: Личность преступника. Казань, 2002.
    21. Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. С. 171.
    22. Глазырин Ф.В. Практические и теоретические проблемы изучения личности участников уголовного судопроизводства. Свердловск, 2002.
    23. Глазырин В.Ф. Особенности осмотра места происшествия по делам о заказных убийствах //Вестник ВолГУ. Сер. 3 : Экономика. Право. Вып. 2, 2003.
    24. Глазырин Ф.В. Осмотр места происшествия как источник получения информации о личности преступника. Труды высшей школы МВД СССР, вып. 34, — М., 2002.
    25. Глазырин Ф.В. Психология следственных действий: Учебное пособие для вузов МВД СССР. -Волгоград: ВСШ МВД СССР, 2000. С.
    26. Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М., 1999. С. 86 – 97.
    27. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс.–М.: Изд-во ЭКСМО, 2008.
    28. Долгова А.И. Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. -М.: Юрид. лит., 1981.
    29. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии, — М.: Юридическая литература, 1976.
    30. Жбанков В. А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. — M.: академия МВД СССР, 1987. С. 51 – 59.
    31. Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии: Дисс, Канд, Юр Наук.-Одесса. 1971.С.161.
    32. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. — Волгоград: Ниж.Волж. кн. Изд-во, 2000.
    33. Зуйков Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления. // Социалистическая законность. 1971. №1. С. 16 – 17.
    34. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М, 1982.
    35. Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профилактики преступлений несовершеннолетних. -Краснодар: Изд-во Краснодар. Ун-та, 2002.
    36. Комментарий к УК РФ. Общая часть // Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М, Лебедева.- М., Изд. Группа ИНФРА-М-НОРМА, 2006.
    37. Коновалова В.Е. Психология в расследовании преступлений, -Харьков: Изд-во Вища школа, 1978.
    38. Краткая сыскная энциклопедия: Деятельность оперативно-розыскная, контрразведывательная, частная сыскная, частная сыскная (детективная). М., 2000.
    39. Криминалистическое обеспечение деятельности следователей и криминальной милиции и органов предварительного расследования/Под ред.Т.В.Аверьяновой,Р.С.Белкина. М.: Новый юрист, 2003.
    40. Кулагин Н.И., Порубов Н.И, Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации: Учебное пособие. -Минск: минская высшая школа МВД СССР, 1977
    41. Латышева В.В. Единство самоорганизации и организации на основе развития социальных систем // Социология и психология управления. Сб. науч. ст./ Под общ.ред. Л.И. Михайловой. M.: Вузовская книга, 2003.
    42. Макаренко И.А. Система тактических приемов допроса несовершеннолетнего обвиняемого с учетом следственных ситуаций и психологических свойств допрашиваемого: Автореф. Дисс.канд. юр. наук. Уфа, 2001.
    43. Малков В.П. Повторность проступка и уголовная ответственность. Казань, 1968.
    44. Маслов А.Г. Структура показаний обвиняемого на предварительном следствии //В сб.: проблемы повышения качества следствия в органах прокуратуры. Саратов, 1994. С.61-63.
    45. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. – М. : Юридлит., 2002.
    46. Незванова Г.Г. Проверка основания к возбуждению уголовного дела // Научные труды. Вып. 309. Ташкент, 1967.
    47. Образцов В.А. Взаимодействие в структуре деятельности следователя// Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: Свердл. юрид, ин-т,2000. С. 36.
    48. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2006.
    49. Павлов А.Р. Серийные сексуальные убийства и их предупреждение. -М.: НИИ МВД РФ, 2000. С. 14.
    50. Панько К.А. Рецидив в советском уголовном праве. Учебное пособие. Воронеж, 2000.
    51. Побережный С.К. Азбука в ее конфликтно го допроса (криминалистический, процессуальный и нравственный аспекты): Учебно-практическое пособие. — Калининград: Калининградский юридический институт МВД России, 2000.
    52. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалистике . — Минск: Изд-во вышэйшая школа, 1968.
    53. Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. Иркутск, 2004.
    54. Протасевич А.А. Раскрытие и расследование серийных корыстно-насильственных нападений. Иркутск, 2001.
    55. Протопопова А.Л. Расследование серийных убийств. СПб., 2006.
    56. Раскрытие и расследование отдельных видов убийств.: Методическое пособие // Сост. Е.Н. Филиппов, С.В. Соболев, В.Т. Меньшиков, В.А. Никошкин. Ижевск, 2001.
    57. Руководство для следователей / Под ред. Селиванова Н.А. и Снеткова В.А. -М.:ИНФРА-М, 2001.
    58. Савитцкий Н.И. Возбуждение уголовного дела в советском военно-уголовном процессе. М., 1950.
    59. Серийные сексуальные убийства. Учебное пособие / Под ред. Ю.М. Антоняна. М., 2003.
    60. Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов / Отв. ред. проф. И.Я. Казаченко, проф. З.Я. Незнамова. М., 2007.
    61. Уголовное право России. Часть Общая: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов. М., 2007.
    62. Усанов И.В. Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве. –М.: Юрлитинформ, 2005. С. 63.
    63. Филиппов А. Г. О понятии и содержании криминалистической характеристики преступления // В сб.Вопросы совершенствования методики расследования преступления . Ташкент, 2000.
    64. Шмидт А,А. Тактические основы распознания ложных показаний и изобличения лжесвидетелей (криминалистическое и криминологическое исследование): автореф.дисс.канд.юр.наук.-Свердловск, 1973. С.8-9.
    65. Яблоков Н.П. Совершенствование методических основ расследования преступлений. // Советское государство и право. 1976. № 2. С. 70 – 72.
    66. Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1929.
    67. Якутин Ю.В. Совершенствование интеграционного взаимодействия хозяйствующих субъектов как фактор повышения эффективности российских корпораций: Дис.д-раюрид.наук. М., 2001
    68. Ямпольский А.Е. Психология допроса подозреваемого: Учебное пособие. -Волгоград: НИиРИО ВСШ МВДСССОР, 1978.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.26MB/0.00292 sec

WordPress: 22.11MB | MySQL:120 | 3,060sec