Меры принуждения в уголовно-процессуальном праве

<

041714 0147 1 Меры принуждения в уголовно процессуальном праве1 Общая характеристика мер процессуального принуждения

 

Все производство по уголовному делу слагается из принимаемых, органом дознания, следователем, прокурором и судом разного рода процессуальных решений и совершаемых в соответствии с этими решениями процессуальных действий. Эти решения и действия всегда, так или иначе, затрагивают чьи-либо права и интересы (граждан, учреждений, предприятий, организаций). Они нередко бывают связаны с определенными ограничениями (иногда весьма существенными) возможностей граждан пользоваться принадлежащими им правами и свободами. Необходимость такого рода ограничений обусловлена прежде всего необходимостью решения задач уголовного судопроизводства (раскрытие преступления, изобличение виновного или виновных, привлечение изобличенных к ответственности, охрана прав и интересов законопослушных граждан и т. д.). Но далеко не все и не всегда готовы добровольно претерпевать подобные ограничения и соблюдать требования. В связи с этим органы, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность, наделяются достаточно широкими полномочиями по применению различных мер процессуального принуждения1.

Такие меры могут проявляться в неодинаковых по своему содержанию и последствиям властных действиях. В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на основании ст. 117 УПК судом на них может быть наложено денежное взыскание в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда.

Возможно дополнение мер процессуального принуждения и мерами административного и даже уголовного наказания. К примеру, за неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленный в суде порядок, ч. 1 ст. 17.3 КоАП предусматривает возможность наложения административного штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда или административного ареста на срок до 15 суток. За неисполнение законного распоряжения судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, ч. 2 той же статьи КоАП допускает наложение административного штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда. По ст. 17.5 КоАП такое же наказание может быть применено за воспрепятствование работодателем или лицом, его представляющим, явке в суд присяжного заседателя для участия в судебном разбирательстве.

 

Меры процессуального принуждения обычно различаются по своему содержанию и целям их применения. Одни из них призваны обеспечить явку в суд, прокуратуру или органы расследования тех или иных лиц (специалиста, эксперта, обвиняемого или подозреваемого и т. д.), другие (обыск, выемка, освидетельствование, помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для исследования и др.) — получение доказательств, третьи (наложение ареста на имущество или на ценные бумаги) — обеспечение исполнения приговора в части имущественных взысканий и т. д. В сущности, все процессуальные решения, а также процессуальные действия неразрывно связаны с применением мер, содержащих в той или иной степени элементы принуждения.

Наиболее близкие по практической значимости меры процессуального принуждения сведены законодателем в единый раздел IV (гл. 12—-Д4) УПК. С учетом конкретной направленности решаемых процессуальных задач, а также особенностей применения все эти меры подразделены на три относительно самостоятельные группы, каждой из которых в названном разделе УПК посвящена отдельная глава (см. рисунок 1).

 

Задержание

(глава 12)

Меры пресечения

(глава 13)

Иные меры процессуального принуждения (глава 14)

 

Рисунок 1 – Меры процессуального задержания в УПК РФ

При применении мер процессуального принуждения огромное значение имеет неукоснительное соблюдение положений ст. 21 Конституции РФ1, воплощающей в себе одновременно правовые и общепризнанные нравственные требования, которые зафиксированы и в ряде авторитетных международных документов, касающихся защиты прав человека и его основных свобод. Суть этих требований заключается в запрете подвергать людей пыткам или обращению, сопряженному с жестокостью, бесчеловечностью либо унижением человеческого достоинства. Они представляют собой нормы общего характера, которые относятся ко всем процессуальным действиям.

Требования подобного рода обусловливают наличие в законодательстве, регламентирующем производство по уголовным делам, предписаний, направленных на исключение при любом процессуальном действии, в том числе при применении мер процессуального принуждения, любых форм насилия, угроз, домогательства, а равно бесчеловечного или унижающего достоинство обращения с теми, кто в том или ином качестве оказался вовлеченным в уголовное судопроизводство. К их числу можно отнести следующие прямые предписания:

о запрете действий и решений, унижающих честь участников уголовного судопроизводства, их достоинство либо создающих опасность для их жизни и здоровья (ч. 1 ст. 9 УПК РФ2);

о недопустимости принуждения к даче показаний путем применения пыток, насилия, издевательств, угроз, шантажа и других подобных действий (ч. 2 ст. 9 УПК и ст. 302 УК РФ);

о том, что при производстве следственных действий недопустимо применение к кому бы то ни было насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в таких действиях лиц (ч. 4 ст. 164 УПК РФ);

о том, что личный обыск производится только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых и специалистов того же пола (ч. 3 ст. 184 УПК РФ);

о том, что при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица, и что освидетельствование в этом случае производится врачом (ч. 4 ст. 179 УПК РФ).

Приведенные и им подобные предписания приобретают особую актуальность при применении мер процессуального принуждения, включая в первую очередь такие меры, которые связаны с лишением свободы. Они должны соблюдаться неукоснительно применительно к любому находящемуся под стражей обвиняемому или подозреваемому. Следует помнить, что всякий, даже самый опасный, преступник остается злодеем, пока он разгуливает на свободе. Но оказавшись под надежной стражей, он сразу же переходит в разряд тех, к кому надо относиться с чувством сострадания. Тем более гуманность и чувство сострадания необходимы по отношению к тому, кто пока еще по суду не признан виновным в совершении преступления и кого в силу презумпции Невиновности — каким бы тяжким ни было его обвинение и какими бы при этом ни были имеющиеся против него улики — нужно считать невиновным1.

 

 

2 Общая характеристика мер процессуального принуждения

 

2.1 Задержание

 

Задержание подозреваемого — мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК). Суть этой меры заключается в кратковременном, лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, в целях выяснения его личности, причастности к преступлению и решения вопроса о применении к нему меры пресечения — как правило, заключения под стражу.

Основанием для задержания кого-либо по подозрению в совершении преступления должны быть конкретные обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 91 УПК К ним отнесены следующие случаи:

1) когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Такого рода обстоятельства нередко вполне справедливо именуют «явными основаниями» для подозрения лица в совершении преступления.

Задержание возможно также при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления (ч. 2 ст. 91 УПК). Данными подобного рода служат нередко, в частности, полученные из достаточно надежных источников результаты оперативно-розыскной деятельности, по которым можно сделать предположение о совершении конкретней лицом преступления. Но задержание на основании таких данных допускается лишь в том случае, если:

а) подозреваемый пытался скрыться;

б) он не имеет постоянного места жительства;

в) не установлена его личность;

г) прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Непременным условием для применения задержания по любому из названных в законе оснований является наличие данных о том, что задерживаемое лицо подозревается в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Задержание подозреваемого носит неотложный, экстренный характер и применяется к лицу, которое еще не является обвиняемым. Поэтому срок его строго ограничен — он не может превышать 48 часов. Изъятием из этого правила можно было бы считать предписание ч. 4 ст. 81 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 г.1, где сказано: «В случае обнаружения на судне, находящемся в плавании, признаков преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, капитан судна обязан задержать лицо, подозреваемое в совершении такого преступления, до передачи его компетентным органам в ближайшем порту или ближайшем населенном пункте. Исключение из этого правила предусмотрено и п. «ж» ст. 12 федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении»2 от 30 мая 2001 г., допускающим продление задержания на срок до 3 месяцев.

Цели применения данной меры процессуального принуждения во многом совпадают с целями применения мер пресечения: они заключаются в намерении органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, пресечь возможность подозреваемому скрыться, совершить новое преступление, помешать расследованию и т. п. Вместе с тем задержание подозреваемого имеет и свои, самостоятельные цели. Предназначение данной меры состоит в том, чтобы при строжайшем соблюдении конституционного права каждого на свободу и личную неприкосновенность и непременном учете того, что задержанным по подозрению в совершении преступления по воле случая может оказаться и невиновный, позволить органам расследования и прокурору в экстренных случаях решить вопрос о применении к задержанному в законном порядке необходимой меры пресечения либо о его освобождении и снятии с него подозрения. На все это отводится органам расследования и прокурору 48 часов — краткий срок, который в случаях применения к подозреваемому мер пресечения, не требующих судебного решения, как правило, никто продлить не вправе.

Только при рассмотрении вопроса об избрании в отношении задержанного подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста судья вправе принять решение о продлении срока задержания. Оно допускается (при условии признания судом задержания законным и обоснованным) не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания, (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК).

Другими словами, срок задержания подозреваемого и в случае его продления судьей в целом ограничен — он не должен превышать в общей сложности 120 часов.

Поскольку задержание имеет неотложный характер и является одной из форм лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, то в ст. 92 УПК установлен сравнительно строгий порядок применения данной меры. После доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в течение не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания и разъяснены подозреваемому его права, предусмотренные ст. 46 УПК. Протокол задержания служит основанием для водворения задержанного в изолятор временного содержания (ЛВС). На практике такое водворение почти всегда сопровождается личным обыском задержанного. Обыск проводится в соответствии с требованиями ст. 93 и 184 УПК, но без вынесения судьей специального постановления об этом. Результаты обыска отражаются в протоколе задержания подозреваемого (ст. 476 УПК— приложение 28).

О произведенном задержании ст. 96 УПК обязывает орган дознания, дознавателя или следователя сообщить прокурору в письменном виде до истечения 12 часов с момента задержания подозреваемого. Не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого должен быть уведомлен кто-либо из его близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставлена возможность такого уведомления самому подозреваемому. При задержании военнослужащего об этом уведомляется командование соответствующей воинской части. О задержании гражданина или подданного другого государства до истечения 12 часов с момента задержания уведомляется посольство или консульство соответствующего государства. В соответствии с имеющимися международными договорами Российской Федерации это должны делать, как правило, прокуроры, осуществляющие надзор за соблюдением законов органами, задержавшими подозреваемого.

При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться. При задержании несовершеннолетнего, однако, уведомление должно быть осуществлено в любом случае.

Если у задержанного остались без присмотра и помощи несовершеннолетние дети, другие иждивенцы либо престарелые родители, нуждающиеся в постороннем уходе, то дознаватель, следователь или прокурор обязаны принять меры по их передаче на попечение соответствующих родственников или других лиц либо поместить в соответствующие детские или социальные учреждения. Должны быть также приняты меры по обеспечению сохранности имущества и жилища задержанного. О принятых мерах уведомляется задержанный.

Задержанный подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

Более четко в УПК регламентированы основания и порядок освобождения задержанного из-под стражи. Он подлежит освобождению по постановлению дознавателя, следователя или прокурора, если:

– не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

– отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

– задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК.

Подозреваемый подлежит освобождению также по истечении 48 часов с момента задержания, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК. Решение о таком освобождении принимает непосредственно начальник места содержания задержанного в случае неполучения соответствующего постановления судьи (ч. 3 ст. 94 УПК и ст. 50 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г.1).

При освобождении подозреваемого из-под стражи ему выдается справка, в которой указываются, кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения.

В соответствии с положениями ст. 125 УПК решение о задержании может быть обжаловано в суд по месту производства предварительного расследования.

Для некоторых категорий лиц в УПК предусмотрен особый порядок задержания. В соответствии со ст. 449 он установлен в отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей, прокуроров, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий. Специфика такого порядка заключается в том, что при наличии оснований и условий, предусмотренных ст. 91 УПК, перечисленные лица могут быть подвергнуты рассматриваемой мере процессуального принуждения лишь в случае задержания на месте совершения ими преступления. Во всех остальных случаях любое из этих лиц, задержанное по подозрению в совершении преступления, после установления его личности подлежит немедленному освобождению.

При характеристике задержания как меры процессуального принуждения, применяемой при производстве по уголовным делам, важно иметь в виду, что правоприменительной практике известны другие разновидности задержания. Широкое распространение имеет, например, задержание, именуемое административным. Такого рода задержание, осуществляемое в связи с производством по делам об административных проступках, в соответствии со ст. 27.5 КоАП не должно превышать 3 часа с момента доставления в орган, осуществивший задержание, либо с момента вытрезвления лица, задержанного в нетрезвом виде. В исключительных случаях (они перечислены в ч. 2 и 3 той же статьи КоАП) допускается административные задержание на срок до 48 часов.

 

2.2 Меры пресечения

 

Меры пресечения — это предусмотренные законом меры процессуального принуждения, применяемые по уголовному делу в порядке, установленном УПК, к обвиняемому (в исключительных случаях к подозреваемому), подсудимому, временно ограничивающие их права и свободы.

<

Такие меры могут проявляться в неодинаковых по своему содержанию и последствиям властных действиях. В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на основании ст. 117 УПК РФ судом на них может быть наложено денежное взыскание в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда. Возможно дополнение мер процессуального принуждения и мерами административного и даже уголовного наказания. К примеру, за неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленный в суде порядок, ч. 1 ст. 17.3 КоАП2 РФ предусматривает возможность наложения административного штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда или административного ареста на срок до 15 суток. За неисполнение законного распоряжения судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, ч. 2 той же статьи КоАП РФ допускает наложение административного штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда. По ст. 17.5 КоАП РФ такое же наказание может» быть применено за воспрепятствование работодателем или лицом, его представляющим, явке в суд присяжного заседателя для участия в судебном разбирательстве.

Дознаватель, следователь, прокурор и суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому меру пресечения при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК.

Избрание меры пресечения означает принятие дознавателем, следователем, прокурором, в пределах своих полномочий, а также судом решения о мере пресечения в отношении обвиняемого или подозреваемого.

Применение меры пресечения — процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения (п. 13,29 ст. 5 УПК). Таким образом, применение мер пресечения возможно только после возбуждения уголовного дела.

Перечень мер пресечения содержится в ст. 98 УПК и является исчерпывающим.

Дознаватель, следователь, прокурор и суд из приведенных в законе мер пресечения обвиняемому, подозреваемому, подсудимому вправе избрать только одну из мер пресечения, предусмотренных ст. 98 УПК.    

Избранная мера пресечения должна минимально ограничивать их права и свободы и в то же время максимально обеспечить производство по делу для выполнения его назначения.

Полномочные должностные лица вправе избрать меру пресечения, но не обязаны прибегать к этому, если возможно ограничиться отобранием от подозреваемого или обвиняемого обязательства о явке по вызову1, которое мерой пресечения не является.

При производстве предварительного расследования дознаватель, следователь и прокурор вправе самостоятельно избрать любую меру пресечения кроме домашнего ареста и заключения под стражу, которые требуют судебного решения. Избрать эти меры пресечения вправе только суд в пределах предоставленных ему полномочий. Мера пресечения может быть избрана и применена как в процессе досудебного, так и судебного производства по уголовному делу.

Основания для избрания меры пресечения изложены в ст. 97 УПК, в соответствии с которой полномочные должностные лица вправе избрать обвиняемому одну из мер пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что он: скроется от дознания, предварительного следствия или суда?- может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства; уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора.

При избрании меры пресечения должны быть достаточные и проверенные данные для предположения, что обвиняемый предпримет противоправные действия, чтобы воспрепятствовать производству по уголовному делу, продолжить преступную деятельность и уклониться от исполнения приговора. Такой прогноз должен быть обоснован не интуицией дознавателя или следователя,
а достоверными данными о том, что именно обвиняемый (подозреваемый) предпринимает и какие действия, препятствующие расследованию по делу, он совершает (не прекращает преступные связи, собирает у себя подростков и подговаривает их к избиению или уничтожению имущества изобличающего его свидетеля и т.п.). При таких обстоятельствах промедление с избранием меры пресечения даст возможность не только запутать, но и устранить важного свидетеля, что отрицательно повлияет на исход уголовного дела.

Возможность избрать некоторые меры пресечения ограничена нормами уголовного и уголовно-процессуального закона о наказании, грозящем обвиняемому по соответствующей статье УК.

При решении вопроса об избрании мер пресечения подозреваемому или обвиняемому наряду с основаниями, предусмотренными ст. 97 УПК, учитывается также тяжесть преступления, личность обвиняемого (подозреваемого), его возраст, состояние, здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (ст. 99 УПК РФ).

Особого внимания требует решение об избрании меры пресечения несовершеннолетнему обвиняемому. На досудебном, а также в судебном производстве по делу нужно точно установить число, месяц и год его рождения. Доказывая обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, важно установить и дополнительные данные, связанные с возрастными особенностями подростка: уровень его психического развития, склонность к употреблению спиртного, наркотиков; его отношение к учебе; соответствует ли возрасту его интеллект, социальный характер интересов и т.п.

При избрании меры пресечения несовершеннолетнему обвиняемому следует установить, как относятся к его воспитанию родители, каковы условия жизни подростка, отношения в семье; не попал ли он под влияние взрослого лица, вовлекшего его в преступную деятельность.    

В соответствии с ч. 2 ст. 421 УПК РФ при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психический расстройством, необходимо учитывать, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Для этого назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Избрание несовершеннолетнему обвиняемому меры пресечения производится в соответствии со ст. 423 УПК РФ. Из гуманных соображений в каждом случае должна обсуждаться возможность отдачи его под присмотр в порядке, установленном ст. 105 УПК.

В досудебном производстве меры пресечения избираются обвиняемому (ч. 1 ст. 97 УПК), а в исключительных случаях, при наличии оснований (ст. 97 УПК) и обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК, и подозреваемому. При этом обвинение должно быть ему предъявлено не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, за исключением случаев обвинения в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205′, 206, 208, 209, 277—279, 281 и 360 УК. В этом случае обвинение должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 30 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания (ст. 100 УПК РФ.).

Об избрании меры пресечения дознаватель, следователь, прокурор выносят постановление1.

В мотивировочной части должны быть приведены: Данные, обосновывающие избрание меры пресечения, формулировка обвинения или подозрения со ссылкой на статью УК, а также основания, предусмотренные ст. 97 УПК; обстоятельства, обосновывающие необходимость избрания данной меры пресечения.

В резолютивной части указывается: мера пресечения, которая избирается обвиняемому (подозреваемому), его анкетные данные, включая наличие или отсутствие судимостей, сведения о паспорте или иных документах, удостоверяющих личность.

Если такое постановление вынесено дознавателем, в нем должно быть отражено согласие начальника органа дознания.

Факт объявления постановления об избрании меры пресечения обвиняемому (подозреваемому), а также разъяснения порядка обжалования удостоверяется его подписью и подписью его защитника. Вручение копии постановления подтверждается подписью лица, которому она вручена, в самом процессуальном документе. Причины отказа обвиняемого заверить своей подписью факт объявления ему постановления, порядка его обжалования и получения копии он вправе изложить дословно в оригинале процессуального документа. Отказ от этого не приостанавливает исполнение принятого решения.

В судебном производстве вопросы, касающиеся избрания и применения мер пресечения, решаются судом в соответствии с его полномочиями, которые определены в гл. 5 УПК.

Только суд в досудебном и судебном производстве правомочен принимать решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу обвиняемого (подозреваемого), а также домашнего ареста. Суд правомочен решать вопрос и о продлении срока содержания под стражей (п. 1,2 ч. 2 ст. 29 УПК). В досудебном производстве суд принимает эти решения по ходатайству дознавателя, следователя, заявленному с согласия прокурора, или самого прокурора. Судебное решение принимается судьей в форме постановления1, а судом— определения.

В ходе судебного разбирательства суд вправе избрать подсудимому любую из мер пресечения при наличии к тому оснований, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, по ходатайству стороны или по собственной инициативе,

Мера пресечения, избранная на основании судебного решения, •может быть отменена или изменена только судом.

Надо особо подчеркнуть, что с принятием нового УПК в соответствии с положениями Конституции РФ и международно-правовыми нормами произошли существенные изменения в применении мер пресечения.

Заключение под стражу в качестве меры пресечения и содержание под стражей в досудебном производстве допускается только по судебному решению. Изменился порядок избрания этой меры пресечения, порядок продления срока содержания под стражей, отмены этой меры пресечения, что, безусловно, повышает гарантии защиты личности от незаконного и необоснованного ограничения ее прав и свобод.

Перечень мер пресечения пополнился еще одной в виде домашнего ареста. Эта мера пресечения менее строгая, чем заключение под стражу, но избирается по судебному решению при наличии оснований и в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК. При этом она содержит ряд ограничений, которым подвергается обвиняемый (подозреваемый), с указанием на органы или должностное лицо, осуществляющие надзор за соблюдением установленных ограничений.    

Некоторые меры пресечения включают надлежащее поведение, которое обязуется обеспечить сам обвиняемый (подозреваемый), например подписка о невыезде. В п. 2 и 3 ст. 102 УПК надлежащее поведение определяется обязанностью являться в назначенный срок по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и в суд, иным путем не препятствовать производству по уголовному делу. Обеспечение явки в назначенный срок по вызовам должностных лиц, указанных в п. 2 ст. 102 УПК, — обязанность залогодателей, в том числе обвиняемого (подозреваемого). Обеспечение надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) со ссылкой на п. 2 и 3 ст. 102 УПК предусмотрено при применении таких мер пресечения, как личное поручительство (ч. 1 ст. 103 УПК), наблюдение командования воинской части (ч. 1 ст. 104 УПК), присмотр за несовершеннолетним обвиняемым (ч. 1 ст. 105 УПК).

Надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого), в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК) или заключение под стражу (ст. 108 УПК), обеспечивают орган или должностное лицо, осуществляющие надзор за соблюдением установленных ограничений, а также администрация места содержания под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений.    

Прокурор не санкционирует меры пресечения, которые избираются по судебному решению, но без его согласия дознаватель и следователь не вправе ходатайствовать перед судом об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также домашнего ареста. Согласие прокурора требуется при вынесении следователем или дознавателем постановления о возбуждении перед судом ходатайства об отмене (изменении) меры пресечения, избранной
по судебному решению.

Отдельные меры пресечения требуют согласия обвиняемого (подозреваемого) при их избрании: личное поручительство (ч. 2 ст. 103 УПК), наблюдение командования воинской части (ч. 2 ст. 104 УПК).

Меры процессуального принуждения обычно различаются по своему содержанию и целям их применения. Одни из них призваны обеспечить явку в суд, прокуратуру или органы расследования тех или иных лиц (специалиста, эксперта, обвиняемого или подозреваемого и т. д.), другие (обыск, выемка, освидетельствование, помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для исследования и др.) — получение доказательств, третьи (наложение ареста на имущество или на ценные бумаги) — обеспечение исполнения приговора в части имущественных взысканий и т. д. В сущности, все процессуальные решения, а также процессуальные действия неразрывно связаны с применением мер, содержащих в той или иной степени элементы принуждения1.

Законом предусмотрены следующие виды, мер пресечения: 1) подписка о невыезде; 2) личное поручительство; 3) наблюдение командования воинской части; 4) присмотр за несовершеннолетним обвиняемым; 5) залог; 6) домашний арест; 7) заключение под стражу (ст. 98 УПК).

Их систематизация идет от менее строгой к более строгой. Условно их можно разделить на общие, т.е. применяемые ко всем обвиняемым или подозреваемым (залог, личное поручительство, заключение под стражу), и специальные, применяемые только по отношению к определенным обвиняемым (подозреваемым) — военнослужащим, несовершеннолетним (наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним обвиняемым)2.

Меры пресечения могут быть избраны в результате одностороннего волеизъявления полномочного лица, в производстве которого находится дело (заключение под стражу), или — двустороннего (залог).    

Мера пресечения должна отвечать тем целям, которые дознаватель, следователь, прокурор и суд определили при ее избрании. Закон предоставил им возможность выбрать из перечисленных в УПК мер пресечения только ту, которая способна обеспечить предусмотренное ст. 6 УПК назначение уголовного судопроизводства.

Подписка о невыезде и надлежащем поведении как мера пресечения заключается в отобрании от обвиняемого (подозреваемого) письменного обязательства не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда. Являться по их вызовам в назначенный срок. Иным путем не препятствовать производству по уголовному делу. Подписка о невыезде и надлежащем поведении предусмотрена ст. 102 УПК и применяется к лицу, которое не вызывает особых опасений в том, что оно уклонится от предварительного расследования и суда, а также ненадлежащим поведением воспрепятствует расследованию и разбирательству дела в суде. Избирая данную меру пресечения, полномочные должностные лица должны быть максимально уверены в эффективности ее применения. Мотивированное постановление1 об избрании этой меры пресечения объявляется обвиняемому (подозреваемому), защитнику, законному представителю с разъяснением ст. 102 и 110 УПК и порядка его обжалования. Копия постановления направляется прокурору и вручается обвиняемому (подозреваемому). В самой подписке, кроме данных о подозреваемом или обвиняемом, адресах их постоянного или временного проживания, средствах связи, указываются обязательства: не покидать их без разрешения до окончания предварительного расследования, судебного разбирательства уголовного дела; являться по вызову в указанный срок, а также иным путем не препятствовать производству по уголовному делу. Здесь же указано, что при нарушении этих обязательств может последовать применение более строгой меры пресечения.

Подписка о невыезде не может быть применена к военнослужащим срочной службы, находящимся на казарменном положении. Они не имеют возможности оставить воинскую часть без разрешения командования, а стало быть, и самостоятельно явиться по вызову. Практически неприменима подписка о невыезде к заключенному, совершившему новое преступление; к лицу, находящемуся на корабле в дальнем плавании.

Личное поручительство заключается в принятии на себя заслуживающим доверия лицом письменного обязательства о том, что оно ручается за выполнение обвиняемым (подозреваемым) обязательств: в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и в суд, а также иным путем не препятствовать производству по уголовному делу. Данная мера пресечения предусмотрена ст. 103 УПК и избирается по письменному ходатайству одного или нескольких поручителей с согласия лица, в отношении которого дается поручительство. Число поручителей определяет полномочное должностное лицо, в производстве которого находится дело. При избрании меры пресечения должностное лицо должно убедиться в добропорядочности поручителя, доверять ему, а он в свою очередь — тому, за кого ручается. Поручители должны быть уверены, что смогут обеспечить его надлежащее поведение и явку по вызовам. Поручителю сообщается о сущности дела, по которому избирается мера пресечения, разъясняются существо подозрения или обвинения, его обязанности и ответственность, связанные с выполнением личного поручительства. Каждый из поручителей предупреждается, что в случае невыполнения поручителем своих обязательств на него может быть наложено денежное взыскание: до ста минимальных размеров оплаты труда. Оно производится судом в порядке, установленном ст. 118 УПК. Вопрос о направлении материалов в отношении поручителей в суд решается органом, в производстве которого находится уголовное дело. Ответственность определяется с учетом конкретных обстоятельств, личности поручителей, тяжести последствий, которые наступили ввиду невыполнения ими своих обязательств. Поручитель может отказаться по тем или иным причинам от взятого на себя письменного обязательства. Тогда при невозможности его замены избирается иная мера пресечения.

Решение об избрании меры пресечения в виде личного поручительства оформляется постановлением полномочных должностных лиц, определением суда. Применение этой меры пресечения возможно при наличии письменного

Наблюдение командования воинской части — мера пресечения, предусмотренная ст. 104 УПК РФ, которая применяется только в отношении обвиняемого (подозреваемого) военнослужащего или лица, призванного на военные сборы. Избрание этой меры пресечения допускается лишь с согласия обвиняемого (подозреваемого). Она состоит в принятии мер, предусмотренных уставами Вооруженных Сил, чтобы обеспечить его надлежащее поведение, явку в назначенный срок по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и суда, а также исключить возможность иным путем препятствовать производству по уголовному делу. Наблюдение командования воинской части применяется к военнослужащим срочной службы, к лицам, проходящим военные сборы в воинских подразделениях и находящимся на казарменном положении. На время действия меры пресечения они лишаются права ношения оружия, постоянно находятся под наблюдением своих начальников или суточного наряда, не направляются на работы вне части в одиночном порядке, не назначаются в караул и другие ответственные наряды, лишаются увольнения в городской отпуск.

Для избрания данной меры пресечения согласия командования воинской части не требуется, но в упомянутом постановлении разъясняются существо подозрений или обвинения и обязанности командования по исполнению меры пресечения.

В законе (ст. 104 УПК) не сказано об ответственности командования воинской части за невыполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по наблюдению. Данную меру пресечения вправе избрать сам командир воинской части, если он выступает в качестве органа дознания.

Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым. Данная мера пресечения предусмотрена ст. 105 УПК и заключается в обеспечении надлежащего поведения несовершеннолетнего обвиняемого в соответствии с требованиями ст. 102 УПК. Письменное обязательство обеспечить надлежащее поведение несовершеннолетнего берут на себя родители, опекуны, попечители или иные лица, заслуживающие доверия, а также должностные лица специализированного детского учреждения, где находится несовершеннолетний. Они могут обратиться с ходатайством об избрании присмотра за подростком в качестве меры пресечения или дать согласие на присмотр, если инициатива исходит от дознавателя, следователя, прокурора, судьи (суда). Лица, полномочные избрать меру пресечения, должны располагать достоверными сведениями, что тот, кто берет на себя обязательство по присмотру, действует на добровольных началах и способен обеспечить условия, при которых цель меры пресечения будет достигнута.

При избрании меры пресечения каждому, кто дал обязательство по присмотру, полномочные должностные лица разъясняют существо подозрения или обвинения и ответственность за невыполнение ими принятого обязательства, которая определяется в судебном порядке в виде денежного взыскания — до ста минимальных размеров оплаты труда (ч. 4 ст. 103, 118 УПК).

Избрание данной меры пресечения оформляется мотивированным постановлением дознавателя, следователя, прокурора; судьи или определением суда.

Залог составляют деньги или иные ценности (ценные бумаги, изделия из драгоценных металлов и пр.), вносимые обвиняемым (подозреваемым), его родственниками, друзьями, другими лицами, в том числе и юридическими, на депозитный счет органа, избравшего эту меру пресечения в соответствии со ст. 106 УПК. Ее цель — обеспечить явку обвиняемого (подозреваемого) к дознавателю, следователю, прокурору либо в суд и предупредить совершение им новых преступлений.

Как вид самого залога, так и его размер определяются органом или лицом, избирающим меру пресечения. Учитываются характер совершенного преступления, данные о личности обвиняемого (подозреваемого), имущественное положение залогодателя.

Избрание залога в виде меры пресечения процессуально оформляется мотивированными: определением суда, постановлениями судьи, прокурора, а также следователя и дознавателя с согласия прокурора в любой момент производства по делу.

Домашний арест. Новый вид меры пресечения домашний арест, предусмотренный ст. 107 УПК, заключается в том, что при наличии оснований он избирается по судебному решению обвиняемому (подозреваемому), ограничивая его свободу передвижения, а также запрещая общаться с определенными лицами; получать и отправлять корреспонденцию; вести переговоры с использованием любых средств связи. Эта мера пресечения избирается в порядке, установленном ст. 108 УПК, с учетом Тяжести совершенного преступления; состоянии здоровья обвиняемого (подозреваемого) и других обстоятельств, предусмотренных ст. 99 УПК РФ.

Обвиняемый (подозреваемый) не вправе менять место проживания без разрешения должностных лиц: дознавателя, следователя, прокурора, судьи; покидать свое жилище, ставшее местом домашнего ареста.

Он не должен общаться с определенными лицами: соучастниками по уголовному делу, свидетелями, потерпевшими, друзьями и даже родственниками, проживающими отдельно от него. Обвиняемому может быть запрещено отправлять и получать посылки, бандероли, делать обращения через средства массовой информации; пользоваться телефоном, факсом, иными видами связи.

Решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста правомочен принять только суд (п. 1 ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Заключение под стражу — самая строгая мера пресечения, предусмотренная ст. 108 УПК РФ. Ее применение представляет собой максимально острое вторжение в сферу прав граждан на свободу и личную неприкосновенность, гарантированных Конституцией РФ (ст. 22), Декларацией прав и свобод человека и гражданина РФ (ст. 8). В Международном пакте о гражданских и политических правах (1976 г.) установлено, что никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишён свободы иначе как на указанных в законе основаниях и в соответствии с той процедурой, которая установлена законом.

Согласно ст. 22 Конституции РФ мера пресечения заключение под стражу допускается только по судебному решению. Это конституционное положение выражено в ст. 10 и 108 УПК РФ, определивших, что данная мера пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет.

Избрание именно этой меры пресечения допускается при невозможности применить в отношении обвиняемого (подозреваемого) иную, более мягкую меру пресечения.

Для решения вопроса о содержании под стражей подозреваемого или обвиняемого надлежит в каждом случае устанавливать, имеются ли иные обязательства, кроме указанных в ч. 1 ст. 108 УПК, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К ним могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п. «Рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому, обвиняемому в качестве меры пресечения заключение под стражу, суды не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении» (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г.).

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, если подозреваемый, обвиняемый нарушил ранее избранную меру пресечения либо не имеет постоянного места жительства на территории РФ или личность его не установлена, а также если он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

 

2.3 Иные меры принуждения

 

К числу иных мер принуждения обычно относят меры процессуального принуждения, посредством которых обеспечивается и порядок законный порядок в ходе производства по делу, их применения а также создаются условия для должного исполнения приговора в части гражданского иска, имущественных взысканий и конфискации имущества. К таким мерам УПК относит следующие.

Обязательство о явке, которое состоит в письменном обязательстве обвиняемого или подозреваемого, а также потерпевшего или свидетеля своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщать об этом. При этом указанным лицам разъясняются последствия нарушения обязательства, о чем делается соответствующая отметка в обязательстве (ст. 112 УПК).

Привод — осуществляемое по мотивированному постановлению органа расследования, прокурора или судьи (либо по определению суда) принудительное доставление лица к прокурору, органу расследования или в суд в случае неявки его по неуважительным причинам. Такой мере могут быть подвергнуты: обвиняемый, подозреваемый, свидетель или потерпевший (ч. 1 ст. 113 УПК). Привод производится органами дознания по поручению дознавателя, следователя, прокурора, а также судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов — по поручению суда. Он не может производиться в ночное время.

Не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания (ч. 6 ст. 113 УПК).

Временное отстранение от должности (ст. 114 УПК) — мера, которая может применяться по решению суда к обвиняемому, являющемуся должностным лицом, в случаях, когда имеются обоснованные опасения, что обвиняемый может использовать свое должностное положение, чтобы помешать нормаль-ному ходу расследования, продолжать преступную деятельность и т. п. Данная мера по своим целям близка к мерам пресечения.

При наличии указанных обоснованных опасений прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом по месту производства предварительного расследования соответствующее ходатайство. В течение 48 часов с момента поступления ходатайства судья выносит постановление о временном отстранении обвиняемого от должности или об отказе в этом. Постановление о временном отстранении обвиняемого от должности направляется по месту его работы.

В случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления Генеральный прокурор РФ направляет Президенту страны представление о временном отстранении от должности указанного лица. Президент в течение 48 часов с момента поступления представления принимает решение о временном отстранении указанного лица от должности либо об отказе в этом.

Временно отстраненный от должности обвиняемый имеет право на получение ежемесячного государственного пособия в размере 5 минимальных размеров оплаты труда (ч. 6 ст. 114 и п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК). В случае признания судом такого обвиняемого виновным в совершении преступления суммы, выплаченные ему в виде государственного пособия, могут быть взысканы с него как процессуальные издержки (ч. 1 ст. 132 УПК).

Порядок дачи судьями поручений судебным приставам о приводе лиц, не явившихся по вызовам суда, регламентируется Инструкцией о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности, утвержденной приказом Минюста РФ от 3 августа 1999 г. № 2261.

 

При отпадении оснований для применения данной меры она по
постановлению прокурора, следователя или дознавателю подлежит отмене.

Наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК) — мера, применяемая в целях обеспечения гражданского иска и (или) других имущественных взысканий. Этой мере может быть подвергнуто принадлежащее подозреваемому, обвиняемому или лицу, несущему по закону материальную ответственность за его действия, имущество, полученное в результате преступных действий либо нажитое преступным путем. Она состоит ,в запрете, адресованном собственнику или владельцу такого имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии такого имущества и передаче его на хранение.

При необходимости применения ареста имущества прокурор, а также дознаватель или следователь с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 165 УПК, и выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

Действия, осуществляемые во исполнение такого постановления, производятся с участием понятых и фиксируются в протоколе наложения ареста на имущество, составляемом согласно требованиям ст. 166 и 167 УПК (бланк см. в ст. 476 — приложение 74). В этом же протоколе должны содержаться перечень арестованного имущества с детальным описанием особенностей каждого предмета, а также сведения об изъятии этого имущества и (или) о том, куда или кому оно передано на хранение.

После наложения ареста на принадлежащие подозреваемому или обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также прокурора либо следователя или дознавателя с согласия прокурора.

 

Определенные особенности имеет порядок наложения ареста на ценные бумаги (ст. 116 УПК).

Особенностью реализации рассматриваемой меры процессуального принуждения является то, что практически она довольно часто происходит не автономно, а в сочетании с рядом следственных действий, к примеру, с обыском, выемкой, осмотром места происшествия, помещения или предметов. В связи с этим нередко о законности ареста имущества часто судят и по тому, как выполнялись следственные действия такого рода.

Денежное взыскание (ст. 117 УПК) — мера процессуального принуждения, которая состоит во взимании с лица по судебному решению денежных сумм, исчисляемых количеством минимальных размеров оплаты труда.

К сожалению, в названной статье УПК нет четкого указания о том, к кому мера такого рода может быть применена. Как говорится в ней, денежное взыскание применяется «к участникам уголовного судопроизводства» в случаях неисполнения ими предусмотренных УПК «процессуальных обязанностей», а также при нарушении ими «порядка в судебном заседании». При столь неопределенной формулировке вполне возможна постановка вопроса о допустимости наложения денежного взыскания на любого участника уголовного судопроизводства, ибо у каждого из них имеются какие-то процессуальные права и обязанности и каждый из них вполне может быть признан их нарушителем, т. е., в принципе, допускается применение данной меры принуждения в отношении, скажем, адвоката-защитника или прокурора—государственного обвинителя.

Однако в ст. 258 УПК сказано нечто иное — а именно, что в суде денежное взыскание может налагаться не на участника уголовного судопроизводства при нарушении им порядка в судебном заседании либо при его неподчинении распоряжениям председательствующего или судебного пристава, а на «лицо присутствующее в зале судебного заседания» (ч. 1 ст. 258 УПК). Несколько
иную ориентацию содержит ч. 2 ст. 111 «УПК, по смыслу которой
денежному взысканию могут быть подвергнуты не «любые» участники, а вполне определенные — потерпевший, свидетель, гражданский истец, гражданский ответчик, эксперт, специалист, переводчик и (или) понятой.

 

Литература

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г. // Российская газета. 25 декабря 1993 г.
  2. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документа и материалы. М., 1989. С. 413– 419
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1986. С. 302 – 320; БВС. 1994. № 12.
    1. Кодекс об Административных Правонарушениях РФ: Принят 30 дек. 2001 г.// СЗ РФ. 2002. №. Ст. 1.
  4. Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 г № 24-ФЗ (в ред. ФЗ от 29.06.2004 № 58 ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1001
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  6. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  7. ФКЗ «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г № 3 (в ред. ФКЗ от 30.06.2003 № 2-ФКЗ)// СЗ РФ, 2001, № 23, ст. 2277; 2003, № 27, ст. 2697 (ч. 1).
  8. ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г № 103-ФЗ ( в ред. ФЗ от 22.08.2004 № 122-ФЗ) // СЗ РФ. 1995. № 29.
  9. Определение Конституционного Суда РФ от 17 февраля 2000 г. №84-о по жалобе граждан Лазарева А.В., Русановой Е.С. и Эрнезакса О.В. на нарушение их конституционных прав рядом положений ст. 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР // СЗ РФ. 2000. №28. Ст. 2999.
  10. Определение Конституционного Суда РФ «По жалобе гражданина Коваля Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 12 мая 2003 г. // СЗ РФ, 2003, № 27, ст. 2872
  11. Определение Конституционного Суда РФ от 13 января 2000 г. № 6-О по жалобе гражданина Дудник М.В. на нарушение ее конституционных права частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном суде России Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 12.
  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» № 8 от 31 октября 1995 г. // БВС РФ. 1996. № 1.
  13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 6. «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля. 1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992 –1994 гг. М., 1995. С. 78 –81.
  14. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4 П по делу о проверке конституционности статей 2201 и 2202 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна // СЗ РФ. 1995. № 19. Ст. 1764.
  15.  
  16. Адаменко В.Д. Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Кемерово. 1989.
  17. Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов. 1974.
  18. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2004.
  19. Белоусов А.Е. Вопросы теории и практики применения мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации. Канд. дисс. Ижевск. 1995.
  20. Горобец В. Принятие судебных решений о заключении под стражу// Российская юстиция. №6. 2002.
  21. Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном парве России. М., 1998.
  22. Даньгина Л.И. Меры пресечения при производстве по уголовному делу. М., 1991.
  23. Еникеев З.Д. Меры пресечения. Уфа, 1988.
  24. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
  25. Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002.
  26. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Под ред. Б.А. Золотухина. М., 2001.
  27. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск, 1985.
  28. Мизулина Е.Б. Новое уголовное судопроизводство — надежная система гарантий прав граждан.//Вводный комментарий к УПК РФ.// Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Библиотека. «Российской газеты», Вып. №5 – 6. М., 2002.
  29. Мизулина Е. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным правовым стандартам //Российская юстиция. №6. 2002.
  30. Михайловская И.Б. Права личности – новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2002. № 7. С. 2– 4.
  31. Научно-практический комментарий к УПК РФ /Под общ. ред. В.М. Лебедева. М, 2002.
  32. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985.
  33. Процессуальные акты предварительного расследования / Под ред. С.В. Бородина. М., 1991.
  34. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. –М.: НОРМА, 2004.
  35. Смирнов В.В. Арест как мера пресечения, применяемая следователем органов внутренних дел. Хабаровск, 1987.
  36. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко.-М.: ИКД: Зерцало, 2005.
  37. Уголовный процесс России / Под ред. В.З. Лукашевича. Спб., 2004.
  38. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. П.А. Лупинской.–М.: Юристъ, 2004

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00059 sec

WordPress: 21.87MB | MySQL:118 | 1,779sec