Международный терроризм и борьба с ним

<

041714 0132 1 Международный терроризм и борьба с ним

1. ПОНЯТИЕ И ФОРМЫ ТЕРРОРИЗМА В МЕЖДУНАРОДНОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

 

Терроризм как социальное явление в последние 5—10 лет превратился в острейшую глобальную проблему, требующую не только адекватного и оперативного государственного и общественного контроля, но и объединения на платформе антитеррористической деятельности усилий ученых и практиков. Обращая на это внимание, специалисты подчеркивают: терроризм — это именно та угроза, против которой еще не найдены серьезные защитные механизмы. Россия в этом смысле не исключение. Более того, именно Россия испытывает на себе такие террористические акты, которые наносят обществу серьезный вред. Надо иметь в виду еще и их далеко идущие социальные последствия.

Террористический акт — особый вид чрезвычайного события. Научный и практический интерес к особенностям терроризма неуклонно продолжает расти. Их содержание, кроме нормативных актов, включает сложные в данный момент проблемы борьбы с терроризмом, и в первую очередь это касается механизмов защиты жертв террора, проблем, связанных с проведением контртеррористических операций.

Высокая степень общественной опасности терроризма обусловливается тем, что он выполняет социально-деструктивную функцию, связан с культом насилия, порождает в обществе атмосферу страха, беспокойства граждан за свою безопасность и безопасность близких лиц. В современных условиях опасность терроризма возрастает не только вследствие его более широкой распространенности, но также и потому, что человечество получило доступ к оружию массового поражения: ядерному, химическому, биологическому, лазерному и т. д., которое обладает огромной разрушительной силой. Именно поэтому международное сообщество прилагает все усилия для скоординированной борьбы с терроризмом. Начиная с 30-х гг. был заключен ряд международных соглашений по объединению усилий различных государств в выработке мер противодействия этой социальной болезни XX в. (Мадридская конвенция 1934 г., Международная конвенция по предотвращению и наказанию актов терроризма 1937 г., Европейская конвенция по борьбе с терроризмом 1977 г., Конвенция 1987 г. по пресечению терроризма и др.). Советский Союз и впоследствии Российская Федерация как его правопреемница также являются участниками этих международных соглашений, в связи с чем в Уголовном кодексе и предусматривается соответствующая норма.

Существует целый ряд подходов к пониманию терроризма. Дискуссии на этот счет не прекращаются, а сегодня они стали еще более активны, чем 10—15 лет назад, и более актуальны. В литературе говорится о террористической преступности как виде преступности. Используются такие понятия, как террористические преступления и преступления террористического характера, деяния с признаками терроризма. Термин «преступления террористического характера» закреплен в Уголовном кодексе России. Некоторые авторы ведут речь даже о таком понятии, как «акт (или действия) террористической направленности». Как отмечает А.Г. Кибальник, «к актам терроризма относятся самые разные преступления, но их объединяет то, что все они посягают на общую безопасность и мирное сосуществование»1. По мнению В.А. Середина, «понятие «преступления террористического характера» является собирательным, объединяющим обширную категорию преступлений»2. При самых разнообразных определениях большинство авторов считают, что ряд преступлений может отражать совокупность действий, причинно связанных с терроризмом (террором), или иметь самостоятельное значение при приготовлении или покушении на преступления террористического характера.

В большинстве случаев терроризм по существу представляет собой политический акт. Он предназначен для неожиданного причинения смертоносных увечий мирным жителям и создания атмосферы страха в целом ради достижения какой – политической или идеологической (то религиозной или нерелигиозной) цели. Терроризм является преступным актом, однако нечто большим, чем простое уголовное деяние.

В международном уголовном праве отсутствует единый конвенциональный дефиниций понятия «терроризм». Вместо него в договорных нормах устанавливаются положения о преступлениях, являющихся проявлениями международного терроризма. Согласно статьи 24 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, состав данного преступления определяется как совершение любого из следующих деяний: совершение, организация, содействие осуществлению или поощрение актов против другого государства или попустительство совершению таких актов, которые направлены «против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют целью вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц, или населению в целом».

Так, Европейская конвенция по борьбе с терроризмом от 27 января 1977 г. называет в качестве террористических следующие преступления:

а) правонарушения, относящиеся к применению Гаагской конвенции по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов от 16 декабря 1970 г.;

б) правонарушения, относящиеся к применению Монреальской конвенции по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971 г.;

в) тяжелые правонарушения, заключающиеся в покушении на жизнь, телесную целостность или свободу людей, имеющих право международной защиты, включая дипломатических представителей;

г) правонарушения, содержащие захват или незаконное лишение свободы;

д) правонарушения, содержащие использование бомб, гранат, ракет, автоматического огнестрельного оружия, бандеролей или посылок с опасными вложениями, соразмерны с тем, насколько подобное использование представляет опасность для людей.

В Преамбуле Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма от 9 декабря 1994 г. проявлениями терроризма по международному праву являются деяния, которые «угрожают жизни ни в чем не повинных людей или приводят к их гибели, имеют пагубные последствия для международных отношений и могут поставить под угрозу безопасность государств».

Терроризм рассматривается с различных точек зрения: политической, социальной, экономической, правовой, религиозной, национальной и т.д. Пишется о различных его видах: информационный терроризм, телефонный, бытовой. Но как верно отмечается в литературе, исходной является уголовно-правовая позиция, которая изначально определяет понятие терроризма и ответственность за него. Отсюда берут свое начало криминологическое изучение терроризма, уголовно-процессуальное, криминалистическое, анализ данного явления с позиций оперативно-розыскной деятельности. Особую же роль в исследовании терроризма играет криминология.

Однако юридическому оформлению понятия «терроризм» в современных условиях препятствуют как минимум два обстоятельства: во-первых, крайняя политизированность оценок терроризма и, во-вторых, стремление придать такому определению всеобъемлющий характер. Оба эти обстоятельства отчетливо прослеживаются начиная с резолюции IV Конференции по унификации уголовного законодательства (Париж, 1931 г.)1.

Основой и главной сущностной характеристикой понятия терроризм является термин «террор».

В словарях «террор» определяется как «физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам»2. В Толковом словаре В.И. Даля подчеркивается основной смысл, нацеленность терроризма – страшать смертью, казнью, насилием3. Трактовка В.И. Далем слова «терроризм» ближе к современному понятию «терроризировать»:

1) устрашать, запугивать, держать в повиновении угрозами насилия и физического уничтожения;

2) творить расправу жестокими карательными мерами и истязаниями, расстрелами и т.п.

Такие определения также не позволяют четко разграничить такие понятия как «террор» и «терроризм». Многие российские ученые пытались внести ясность в этот вопрос. С.А. Эфиров считает, что понятие терроризма в широком смысле можно употреблять как объединяющее нелегальную подрывную деятельность, все виды государственного террора, террористической политики и геноцида, а в узком смысле – в отношении нелегальных террористических актов1.

Известный криминолог Ю.М. Антонян также предлагает понимать под терроризмом как все явление в целом, так и отдельные террористические акты. Кроме того, он настаивает на различении криминологического (более широкого) и уголовно-правового понятий терроризма2. С этой точки зрения автору представляется возможным выделить такие виды терроризма как политический, государственный, религиозный, националистический, военный, криминальный, корыстный и т.д.

Под террором Ю.М. Антонян предлагает понимать реализацию терроризма в течение достаточно длительного времени, на значительной территории и в отношении большого количества людей3.

В.И. Замковой и М.З. Ильчиков предлагают различать терроризм и террор по признакам субъекта, совершающего террористический акт, и по «адресату» такого террористического акта. С этой точки зрения более правомерным и логичным будет относить понятие террора к политическим силам, находящимся во власти, опирающимся на властные структуры и репрессивный аппарат подавления (армию, контрразведку, различные спецслужбы), то есть объективно являющимся более сильной стороной в противоборстве. Понятие же терроризм данные исследователи относят к оппозиционным силам, выступающим против официальной власти и объективно являющимся более слабой стороной в конфликте.

Кроме того, Замковой и Ильчиков, отмечают открытый и легальный характер осуществления террора, тогда как терроризму, по их мнению, присуща конспиративная и нелегальная форма реализации4.

Как справедливо отмечает В.П. Емельянов, существуют значительные трудности создания универсального определения терроризма, ибо это преступление и его признаки весьма разнообразны.1 Он называет четыре отличительных признака: создание реальной опасности, угрожающей неопределенному кругу лиц; публичный характер его совершения; преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности не ради самого страха, а ради других целей; наконец то, что «при его совершении общественно опасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению сказывается на других лицах».

К тому же наличие организации или сговора с целью совершения террористического акта является квалифицирующим признаком данного преступления, ибо оно повышает общественную опасность как преступного деяния, так и лиц, причастных к его подготовке или исполнению.2
Сводя эти признаки, В.П. Емельянов предлагает следующее определение: «Терроризм — это публично совершаемые общественно опасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в целях террористов».

Было бы не менее важным обратить внимание на позицию И. Карпеца относительно определения терроризма в международном праве. По его мнению, международный терроризм есть преступный акт, охватывающий два или более государств и представляющий собой организационную или иную деятельность, направленную на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с надругательством над личностью, применением пыток, шантажа и т.д., сопровождающийся разрешением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов.1

Как полагает Р. Адельханян, понятие «международный терроризм» является более частным по отношению к определению «терроризм по международному праву» и применением в случаях, когда субъектами террористической деятельности является субъект международного публичного права.2 В противном случае, как он отмечает, вряд ли можно говорит о «международном терроризме» как таковом, а вот о терроризме по международному праву – вполне. Причинение вреда или угроза такого причинения интересам общественной безопасности двух или более государств является основным признаком любого террористического преступления по международному уголовному праву. При этом такое деяние должно иметь место в мирное время, т.е. при отсутствии состояния войны между государствами. В противном случае деяния, содержащие признаки актов терроризма, должны быть квалифицированы как соответствующие военные преступления.

Р.Адельханян выделяет следующие признаки террористического преступления по международному праву.

Деяние должно изначально посягать на основы общественной безопасности двух или более государств, т.е. угрожать жизненно важным интересам неопределенного круга лиц, проживающих на территории этих государств.

В силу принципа «nullum crimen sine lege» такое деяние должно быть противоправным по международному уголовному праву, т.е. запрет на его совершение должен быть непосредственно установлен в международно-правовом документе.

Деяние, подпадающее под признаки террористического акта по международному уголовному праву, должно быть совершено в мирное время, по крайней мере вне рамок вооруженного конфликта. В противном случае оно должно расцениваться как военное преступление в соответствие с Женевскими конвенциями 1949 г. и Дополнительными протоколами к ним 1977 г.

<

Неотъемлемой чертой терроризма как уголовно-правовой категории является насильственный характер действий террористов. Именно применение насилия (причем насилия публичного, рассчитанного на устрашение населения) является обязательным признаком террористического преступления. 1

Анализ научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран позволяет сделать вывод, что дать определение терроризма путем перечисления каких-то деяний, в которых он выражается, или путем перечисления альтернативных признаков общего характера не представляется возможным. Это возможно лишь в результате выработки системы взаимосвязанных признаков, определяющих основные сущностные характеристики данного деяния и позволяющих отграничить его от смежных деяний. Таковыми взаимосвязанными признаками терроризма являются:

  1. совершение общеопасных (именно общеопасных, а не любых общественно опасных) деяний или угрозы таковыми, что порождает общую опасность;
  2. публичный характер исполнения с претензией на широкую огласку. Другие преступления обычно совершаются без претензий на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных. Терроризм же без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует. Терроризм – это бесспорно форма насилия, рассчитанная на массовое восприятие;
  3. преднамеренное создание обстановки страха, напряженности на социальном уровне, направленное на устрашение населения или какой-то его части;
  4. применение общеопасного насилия в отношении одних лиц (невинных жертв) или имущества в целях склонения к определенному поведению других лиц.

    В свете высказанных утверждений можно отметить следующие отличительные особенности современного терроризма:

    — формирование глобальных и региональных руководящих центров, осуществляющих подготовку операций и организацию взаимодействия между отдельными группами и исполнителями, привлекаемыми к той или иной акции, при этом национальная и религиозная принадлежность исполнителей не является свидетельством принадлежности к конкретному государству или религиозному движению;

    — использование права на политическое убежище для закрепления присутствия террористов в некоторых государствах;

    -осуществление проникновения в общественные и государственные политические, экономические и силовые структуры; создание под прикрытием своих агентов в органах власти разветвленных сетей центров и баз по подготовке боевиков, складов оружия и боеприпасов, фирм, компаний, банков, фондов, используемых для финансирования проводимых операций;

    -широкое использование наркобизнеса и торговли оружием для пополнения финансовых средств;

    -появление тенденции перехода от осуществления отдельных террористических актов к масштабным акциям, приобретающим характер диверсионно-террористической войны, в ходе которой широко применяются методы информационно-психологического воздействия, в том числе для создания атмосферы всеобщего страха, возбуждения антиправительственных настроений в обществе в целях успешной борьбы за влияние и власть.1

    Ныне известны следующие случаи проявления международного терроризма: 1) как террорист, так и жертвы терроризма являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за пределами этих государств; 2) террористический акт направлен против лиц, пользующихся международной защитой; 3) подготовка к террористическому акту ведется в одном государстве, а осуществляется в другом; 4) совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом и встает вопрос о его выдаче.2

    Терроризм относится к чисто уголовным деяниям как во внутреннем законодательстве государств, так и в международных конвенциях. В частности, в соответствии со ст 1. Европейской Конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом, открытой для подписания в Нью-Йорке 12 января 1998 г., ни одно из указанных в настоящих конвенциях преступлений не рассматривается для выдачи или взаимной правовой помощи как политическое преступление или преступление, связанное с политическим преступлением, или преступление, вызванное политическими побуждениями. Другое дело, что сам уголовно наказуемый терроризм может иметь подразделение по мотивации (политическая, религиозная, националистическая, экономическая, корыстная и т.д.) и по субъекту преступления (совершенный гражданином своей страны; иностранцем или лицом без гражданства; лицом, не обладающим какими-либо полномочиями либо представителем каких-то государственных структур).

    Ответственность за терроризм, будь то акты терроризма, совершенные в пределах своей страны либо имеющие международный характер, представляется возможной лишь как уголовная ответственность лиц, обладающих признаками субъекта преступления.

    Субъектами же преступления может быть признано лишь физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, с которого наступает ответственность за содеянное согласно уголовному законодательству.

    В качестве субъекта преступления международный террорист рассматривается в Проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1991г. как «любое лицо, которое как агент или представитель государства совершает или отдает приказ о совершении любого из следующего: совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение актов против другого государства или попустительство совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют целью вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом в случае признания его виновным».

    Не могут быть субъектами преступлений юридические лица ( предприятия, учреждения, государственные и общественные органы и организации и т.д.).

    Когда речь идет о международно-правовой ответственности государств как суверенных субъектов международного права, то понятиями, адекватными сущности допущенных ими нарушений международного права, могут выступать такие понятия, как «правонарушение» или «деликт», но не понятие «преступление», которое отражает явления, существующие в совершенно иной сфере общественной жизни. Инкриминировать преступление государству невозможно, так как оно не является субъектом преступления, не может быть привлечено к уголовной ответственности в порядке уголовного судопроизводства и не может отбывать назначаемого судом уголовного наказания. К государству можно лишь применить санкции за действия, нарушающие международный правопорядок, но эти действия несопоставимы с преступлениями как явлениями совершенно иного порядка, а санкции несопоставимы с уголовным наказанием.

    Таким образом, резюмируя существующие научные положения, представляется возможным остановиться на следующем обобщающем определении терроризма как явления, выраженного в деянии: Терроризм – это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого–либо решения или отказ от него в интересах террористов1.

    Какое бы то ни было юридическое определение понятия «терроризм», внутреннее законодательство большинства государств относит терроризм к уголовным деяниям, как и Европейская конвенция по борьбе с терроризмом, принятая в Страсбурге (27.01.1977г.), и ст. 1 и 11 Международной конвенции о борьбе с терроризмом. При этом и мотивация преступления и субъект преступления могут быть различными. Что касается ответственности за терроризм, то, как уже указывалось, она может быть только уголовной. Субъектом ответственности может быть, считает большинство правоведов, только физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста ответственности. Уголовная ответственность юридических лиц допускается только англо-американской системой права.

     

    2. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ МЕРЫ БОРЬБЫ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ

     

    Большинство террористических актов совершаются конкретными преступными группами с определенными политически мотивированными целями. В нынешние дни транснациональные террористические группировки, например «Аль Каида», Исламское движение Узбекистана, способны осуществлять террористические нападения через одну границу, получать средства из частных источников или от правительства, находящихся за границей, а оружие добывать из целого ряда источников.

    Все международные террористические организации обосновывают свою программу действий определенной национально-этнической или религиозной идеологией. Например, следует упомянуть «Ирландскую республиканскую армию» (Великобритания), которая является католической организацией, основанной в 1914 г. и активно действующей с 1969 г. под лозунгом воссоединения британской провинции Ольстер с Ирландией. Другие же террористические организации, например протестантские группировки «Борцы за освобождение Ольстера», «Добровольческие силы Ольстера», «Команда малой руки», иначе и очень по-разному смотрели на решение этой проблемы

    Международное сотрудничество в борьбе с международным терроризмом начало складываться еще в 30-х годах XX столетия. В 1937 г. более 20 государств подписали конвенцию о предупреждении и наказании терроризма, одновременно для уголовного преследования террористов 13 государств подписали конвенцию «О создании международного уголовного суда». В этих конвенциях не предусматривалась обязательная выдача международных террористов, а определение терроризма было слишком широким. По этим причинам конвенции не собрали необходимого количества ратификаций и в силу не вступили. Однако их положительное воздействие на международное сотрудничество государств в этой области несомненно. Основные нормы этих конвенций были использованы для совершенствования законодательства о борьбе с терроризмом.

    Ввиду актуальности борьбы с терроризмом в международном праве был разработан ряд международных договоров. Их можно классифицировать по двум категориям:

    договоры направленные на защиту жертв террористических посягательств. В числе подобных международных актов находятся Конвенция ООН о предупреждении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, включая дипломатических агентов (1973г., Нью-Йорк); Конвенция о борьбе с захватом заложников (1979г., Нью-Йорк); Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников (1986г., Нью-Йорк); Конвенция о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала (1994г., Нью-Йорк).

    Антитеррористические Конвенции, имеющие целью пересечение террористических посягательств, совершаемых с применением специфических средств. Такого рода международными договорами следует считать Конвенцию о маркировании пластических взрывчатых веществ для целей их идентификации (1991г., Нью-Йорк); Международная конвенция о пересечении бомбового терроризма (1998г., Нью-Йорк); Конвенция ООН о борьбе с финансированием терроризма (1999г., Нью-Йорк).

    Представляется целесообразным особо указать на Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятую 25-й сессией Генеральной Ассамблеи 24 октября 1970 г. Этот акт содержит указание о том, что «каждое государство обязано воздерживаться от организации подстрекательства, оказания помощи или участия… в террористических актах».1

    9 декабря 1994 г. 49-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма.
    2

    Эта Декларация имеет наиболее важное значение для борьбы с международным терроризмом, ибо содержит перечень основополагающих международно-правовых документов, из которых прямо или косвенно следует классификация терроризма как преступления против человечества «во всех его формах и проявлениях», в ней указывается на его связь с наркобизнесом и полувоенными бандами. Последнее обстоятельство наглядно демонстрируют приведенные выше примеры терактов.

    Межгосударственные акты, разработанные под эгидой ООН, создали определенную правовую базу для создания механизмов, ориентированных в борьбе с терроризмом на практическое взаимодействие, разумеется, при готовности участников к сотрудничеству. Они содержат, в частности, обязательства пресекать террористические акты, задерживать и в предусмотренных случаях выдавать, а также и наказывать лиц, виновных в их совершении, обмениваться необходимой информацией, оказывать друг другу максимальную правовую помощь.

    Многие региональные организации приняли конвенции, непосредственно посвященные проблеме терроризма, дополнив тем самым на региональном уровне 12 международных конвенций по терроризму. В большинстве из них устанавливаются общие процедуры выдачи, определяется цель сотрудничества и содержится призыв осуществлять обмен информацией. Ведущую роль в области полицейского и судебного сотрудничества взял на себя Европейский союз, во многом благодаря высокой степени интеграции этой Организации. К числу мер относятся: общий ордер на арест; общий перечень террористических организаций ; постоянный обмен информацией между государствами – и Европейским управлением полиции; создание Евроюста (орган, состоящий из магистратов, прокуроров и офицеров полиции ); совместные следственные бригады полиции и магистратов, совершающие трансграничные действия и прилагающие усилия по выработке общего определения террористической деятельности для целей уголовного правосудия. В более широком плане Интерпол осуществляет важную работу, на которую могут опираться региональные организации. Интерпол, членами которого являются 179 государств, собирает, хранит, анализирует и распространяет разведывательную информацию о подозрительных лицах и группах и их деятельности.

    Ряд организаций приняли меры для пресечения финансирования терроризма. Целевая группа по финансовым мероприятиям, касающимся отмывания денег, созданная семью промышленно развитыми странами, а в настоящее время насчитывающая 28 государств – играет ведущую роль в установлении стандартов и осуществлении необходимых изменений в национальном законодательстве в связи с финансированием терроризма. 3 октября 200 года эта Целевая группа опубликовала восемь специальных рекомендаций в отношении отмывания денег для терроризма, которые обязывают государства – принять широкий круг законов и постановлений. Организация Объединенных Наций работает в этой области посредством деятельности в рамках осуществляемой Управлением по контролю над наркотиками и предупреждению преступности Глобальной программы борьбы с отмыванием денег, которая функционирует в тесной координации с Целевой группой.

    Общеизвестно, и практика это подтверждает, что существует немало юридических, политических, идеологических и морально–нравственных препятствий для осуществления международных и национальных методов и средств борьбы с терроризмом. Антитеррористические конвенции очерчивают только общие правовые рамки, необходимые для действенного отпора международному терроризму. Так, например, в 1979 г. была принята Международная конвенция о борьбе с захватом заложников с четкими обязательствами государств–участников. Переговоры с террористами по урегулированию кризисных ситуаций не регламентируются международным правом. К ним рекомендуется привлекать профессионально подготовленных к такому диалогу людей. При этом исключается возможность обсуждения императивных требований – безнаказанность террористов и пренебрежение жизнью людей. Однако в конвенциях по антитеррористическому взаимодействию участвуют далеко не все государства и существует целый ряд пробелов, связанных с отсутствием международно–правовых норм, как всегда отстающих от некоторых современных проявлений террористической практики.

    Важнейший шаг в утверждении принципа всеобщего осуждения и признания противоправности терроризма был сделан в резолюции 40/61 Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1985 г., в которой она «безоговорочно осуждает, как преступные все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они не совершались’«. Это положение получило договорно–правовое закрепление в преамбуле Римской конвенции 1988 г. Принцип противоправности террора конкретизирован в ряде документов ООН, особенно в Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма (1994 г.).

    Задачи борьбы с терроризмом поставлены перед учреждающимся в настоящее время европейским полицейским агентством «Европол». Возможности антитеррористического сотрудничества заложены в итоговых документах совещаний Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Хельсинки, Мадриде, Вене.

    Особо следует подчеркнуть значение для борьбы с терроризмом выработки форм конкретных совместных действий стран, наиболее развитых в промышленном отношении. Решения по вопросам противодействия терроризму принимались ими на совещаниях в Оттаве, Лионе, Париже, Денвере, Москве (октябрь 1999 г.).

    Конвенционное закрепление сотрудничества в борьбе с терроризмом произошло в рамках совместных действий стран Евросоюза («Группа Треви»), в итоговых документах ОБСЕ, в рамках Южноазиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК) и Организации американских государств (ОАГ). Галифакский саммит «восьмерки» (июнь 1995г.) и совещание в Оттаве руководителей внешнеполитических и правоохранительных ведомств определили политические обязательства стран – участниц по приоритетным направлениям их антитеррористического взаимодействия. Уже существует и развивается система двухсторонних соглашений об оперативном взаимодействии в кризисных ситуациях, связанных с акциями террористов, между рядом стран. Уголовные кодексы разных стран предусматривают ответственность за совершение террористических актов.

    9 декабря 1999 г. Генеральная Ассамблея ООН одобрила Конвенцию о борьбе с финансированием терроризма. Ее основной целью является прекращение финансовой поддержки терроризма и привлечение к ответственности виновных в предоставлении денежных средств преступным организациям (Конвенция предусматривает уголовное, гражданское и административное наказание).

    Необходима работа по оптимизации уголовно-правового урегулирования и полному отражению международно-правовых документов и установленных ими стандартов антитеррористической деятельности (Европейская конвенция по борьбе с терроризмом, Резолюция ООН 40/61, Конвенция против захвата заложников, захвата ядерных материалов, захвата авиалайнеров и т.д.). Генеральным ориентиром должна стать идея о том, что цель не оправдывает средства и что любой теракт должен рассматриваться как уголовное преступление, независимо от целей и мотивов.

    Как свидетельствует международно-правовой режим работы борьбы с данным преступлением, предупреждение и наказание любых форм терроризма надлежит осуществить на основе политической целесообразности международного сотрудничества под эгидой ООН. В этом смысле, как указывается в Резолюции 53/108 ГА ООН, «меры по искоренению международного терроризма» должны способствовать юридическому обеспечению того, чтобы сложились «правовые рамки, охватывающие все аспекты вопроса».

    Меры по предупреждению международного терроризма и усилению борьбы с ним предусмотрены также в решении VIII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями «Меры по борьбе с международным терроризмом» 1990 г. и Конвенции о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала 1994 г.

    Определенную роль в деле предупреждения актов международного терроризма сыграла Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ (ВВ) 1991 г. Государства взяли на себя обязательства подвергать производимые пластические взрывчатые вещества специальной маркировки для их обнаружения в случае использования при терактах. В течение трех лет их запасы должны быть уничтожены, использованы или приведены в негодность.

    Политические установки по борьбе с рассматриваемыми деяниями включены в итоговые документы встреч участников Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Хельсинки, Мадриде, Вене и Париже. Введены в действие три региональных соглашения: Конвенция 1971 г. Организации американских государств о предупреждении и наказании за совершение актов терроризма, принимающих форму преступлений против лиц, и связанного с этим вымогательства, когда такие акты носят международный характер; Европейская конвенция 1977 г. о борьбе с терроризмом; одобренная Ассоциацией регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК) Конвенция 1987 г. по пересечению терроризма. В рамках Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС) действует Комитет министров иностранных дел по терроризму.

    Несмотря на угрозу против мира и безопасности человечества со стороны террористических организаций, некоторые международные организации стремятся, чтобы в процессе борьбы с терроризмом не нарушались права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы является одной из организаций, поддерживающих такую позицию. Она постоянно призывает стран-участниц Совета Европы не выдавать преступников, обвиняемых в терактах, если им будет грозить смертная казнь или суд без соблюдения правовых норм. В этих целях европарламентарии в Страсбурге обращают особое внимание 14 на совместные действия правоохранительных, таможенных, финансовых органов, специальных служб различных стран, координация их информационной политики.

    Несмотря на то, что к борьбе с терроризмом подключены огромные внутренние и внешние ресурсы, к сожалению, в большинстве случаев, политика антитеррора имеет узкий характер и сводится к примитивному набору карательных мер. Согласно отчету Международной Хельсинкской Федерации по правам человека (МХФ) от 10 декабря 2001 года, «такие меры включают усиление полномочий полиции; уменьшение прав подозреваемых террористов, арестованных полицией, и создание специальных судов для рассмотрения их дел; подавление ненасильственных политических и религиозных течений; введение еще более ограничительной политики по отношению к беженцам и эмигрантам, а также депортация лиц, хоть немного подозреваемых в участии в террористических организациях».
    1

    Неслучайно, эксперты из Хельсинской Федерации предупреждают, что «тенденция к быстрому принятию новых «анти-террористических» законов и правил, которые ставят под угрозу или явно нарушают международные нормы прав человека в странах установившейся демократии Западной Европы и Северной Америки, являются опасным примером для стран переходного периода, и предлагает новое чувство безнаказанности».
    2

    Правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в России определяются не только ратифицированными международными документами, но также и Законом о борьбе с терроризмом. Согласно ст. 3 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом»3 под терроризмом понимается: «Насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций; а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений». К преступлениям террористического характера в данной статье отнесены преступления, предусмотренные ст. 205—208, 277 и 360 УК РФ. Как видно, данное определение строится по методу перечисления конкретных деяний, в которых терроризм может выражаться, что вряд ли следует признать удачным. Более того, по мысли законодателя преступлениями террористического характера могут быть признаны и другие преступления, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, если они совершены в террористических целях. Ответственность за совершение таких преступлений наступает в соответствии с Уголовным кодексом РФ. Таким образом, практически любое преступление (убийство, уничтожение имущества, разбой и т. д.) может быть сочтено террористическим, что не только безгранично расширяет пределы данного понятия, но и делает невозможным построение какой-либо системы противодействия терроризму.

    Борьба с терроризмом — определенный замысел, политическая позиция, точка зрения на самое важное из системы преодоления и минимизации террористических актов. В этом смысле, можно говорить о теории борьбы с терроризмом, которая определяет направления соответствующей политики и обогащает практику. Здесь следует видеть тесную связь с концепцией борьбы с терроризмом, стратегией и тактикой этой борьбы. Именно данная концепция представляет большой творческий вклад в теорию и практику борьбы с терроризмом. Она ориентирована на положительные результаты и эффективность этой борьбы.

    Концепция борьбы с терроризмом, соответствующая политике национальной безопасности России, нацелена на единство действий всех органов и организаций, призванных участвовать в обеспечении безопасности государства и общества, каждого человека от террористических угроз. Все идеи, выводы, руководящие указания, касающиеся реализации политики национальной безопасности России и организации борьбы с терроризмом, концептуально связаны между собой. Концепция борьбы с терроризмом предопределяется научным анализом прошлого опыта, важнейшими положениями политики, стратегии и тактики государства, фактами, положениями и выводами более широкого значения, чем борьба с терроризмом, но имеющими к ней непосредственное отношение. Все теоретические положения, составляющие концепцию борьбы с терроризмом, всегда связаны с практикой, прямо выводят на нее. Являясь обобщением опыта соответствующей научной и практической деятельности, концепция борьбы с терроризмом представляет собой достижение коллективной мысли и коллективного труда. Именно такой опыт, последовательно превращенный в концепцию, помогает находить надежные пути борьбы с терроризмом. Нельзя не согласиться с тем, что не может быть творческого развития, направленного на построение концепции, без изучения и обобщения опыта как научного, так и практического1.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

  5. Декларация ООН от 9 декабря 1994 г. «О мерах по ликвидации международного терроризма» //КонсультантПлюс.
  6. Декларация о принципах международного права от 24 октября 1970 г. // Док. ООН А/2625/25.
  7. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма от 9 декабря 1994 г. // Док. ООН А/49/60.
  8. Международная конвенция по предотвращению и наказанию актов терроризма 1937 г. //КонсультантПлюс.
  9. Международная конвенция по предотвращению и наказанию актов терроризма 1937 г. //КонсультантПлюс.
  10. Конвенция 1987 г. по пресечению терроризма//КонсультантПлюс.
  11. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 25 декабря 1993 г.
  12. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  13. ФЗ «О противодействии терроризм» // Собрание законодательства РФ, 13.03.2006, N 11, ст. 1146.
  14. ФЗ от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом»// СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3808.
  15. ФЗ от 27 июля 2006 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона, ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // Российская газета. 2006. 29 июля.
  16. Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества // Док. 51-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН Доп. № 10 (А/51/10).
  17. Адельханян Р., Признаки террористического преступления по международному праву // Российская юстиция, 2002, №8. С.47 – 48.
  18. Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 2003.
  19. Боков А.В. Организация борьбы с преступностью. М., 2003. Орлов В.Г. Опыт борьбы с террторизмом в России. В кн.: Терроризм в России: Сборник статей. Краснодар, 2005. С. 44 – 52.
  20. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Том 4. М., 1955.
  21. Замковой В.И., Ильчиков М..З. Терроризм — глобальная проблема современности, М., 2003.
  22. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: Уголовно-правое исследование. М., 2000.
  23. Емельянов В. П. Проблемы ответственности за международный терроризм // Государство и право. 2000. №1.
  24. Карпец И.И, Преступления международного характера, М., 1979. С.64 – 98.
  25. Ляхов Е. Г. Политика терроризма — политика насилия и агрессии. М., 1987
  26. Международное уголовное право. Учебное пособие / Под. ред В. Н. Кудрявцева. М., 2007
  27. Овчинникова Г.В. Терроризм. Спб, 1998.
  28. Отчет Международной Хельсинкской Федерации по правам человека (МХФПЧ) «Права человека и терроризм в странах Центральной Азии — членах ОБСЕ», 10 декабря 2001 года.
  29. Проблемы терроризма и борьбы с ним: Аналитический доклад. – М.: Центр стратегического развития. 1999.
  30. Садовников С.А. Терроризм и организованная преступность: монография. М., 2007.
  31. Середин В.А. Некоторые аспекты применения оперативно-розыскной деятельности по предупреждению терроризма // Антитеррор. 2005. № 1.
  32. Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества. М., 1956
  33. Эфиров С.А. Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 2000. № 5.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00039 sec

WordPress: 21.81MB | MySQL:119 | 1,392sec