Общая характеристика половых преступлений

<

042514 1352 1 Общая характеристика половых преступлений В анализируемой главе сконцентрированы статьи, сходные по видовому объекту посягательства.

Объектом для этой группы является половая свобода и половая неприкосновенность. В ст. 134, 135 УК, а также в п. «д» ч. 2 ст. 131 УК (изнасилование заведомо несовершеннолетней), п. «в» ч, 3 ст. 131 УК (изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста), п. «д» ч. 2 ст. 132 и п. «в» ч. 3 ст. 132 УК (насильственные действия сексуального характера в отношении заведомо несовершеннолетних и лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста) дополнительным объектом является нормальное физическое и нравственное, развитие детей и подростков.

По объекту посягательства половые преступления следует отграничивать от преступлений против общественного порядка, например, хулиганства (ст. 213 УК), и преступлений против жизни и здоровья. Названные преступления в определенных случаях образуют реальную совокупность (например, ст. 213 и 131 УК, ст. 105 и 131 УК) либо конкурируют между собой как часть (ст. 115, 116 УК) и целое (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК).

 

Характеристику потерпевших от данных преступлений целесообразно давать по конкретным статьям Уголовного кодекса, ограничившись указанием лишь на то, что, по смыслу ,кона, таковыми могут быть женщины и мужчины, несовершеннолетние и малолетние.

Следует отметить в связи с этим, что право на половую неприкосновенность и половую свободу предоставлено всем лицам и в равной степени обеспечивается уголовным законом, независимо от пола и возраста.

Объективная сторона характеризуется противоправными действиями виновных. Составы (основные) — формальные. Преступление считается оконченным при совершении действий. Квалифицированные составы в ст. 131 и 132 УК содержат указания на последствия от совершаемых действий, то есть относятся к материальным. Для правильной квалификации необходимо установление причинной связи между действиями виновных и наступившими последствиями.

Субъективная сторона для всех преступлений, названых в настоящей главе, характеризуется прямым умыслом. Мотивы — чаще сексуальной направленности, но могут быть : иными, например, бытовой мести, по найму и другие. Их становление по конкретным составам преступлений учитывается для криминологической характеристики личности преступника и индивидуализации наказания.

Субъект преступления определить однозначно невозможно. В зависимости от конструктивных признаков той или иной статьи субъекты различаются по возрасту, наличию иных признаков, позволяющих отнести к специальным.

Содержащиеся в этой главе составы преступления имеют неодинаковую степень общественной опасности, в связи с чем целесообразно классифицировать их на две группы: 1) насильственные посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности (изнасилование и насильственные действия сексуального характера — ст. 131 и 132 УК), представляющие наиболее высокую степень общественной опасности, которая зависит не только от важности объекта посягательства, но, главным образом, от способа совершения преступления, наличия целого ряда отягчающих обстоятельств, сопряженности действий с наиболее тяжким посягательством против личности — убийством; 2) ненасильственные половые преступления (понуждение к действиям сексуального характера; половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста; развратные действия — ст. 133, 134, 135 УК).

 

 

Насильственные посягательства на половую неприкосновенность и половую свободу личности

Изнасилование

Объектом преступления по данной статье является половая свобода женщины, то есть право совершеннолетней представительницы женского пола самой решать проблему выбора полового партнера. В случае изнасилования малолетней, несовершеннолетней или женщины, находившейся в беспомощном состоянии, объектом является половая неприкосновенность, а также нормальное физическое развитие и нравственное воспитание малолетних и несовершеннолетних.

Факультативным объектом может быть здоровье потерпевшей, ибо физическое насилие и угрозы, применяемые насильником, могут причинить ей вред. При решений вопроса об уголовной ответственности насильника не имеет значения предыдущее поведение жертвы насилия, ее взаимоотношения с насильником до этого.

Объективная сторона преступления по ч. 1 ст. 131 УК состоит в изнасиловании; то есть половом сношении мужчины с женщиной против или помимо ее воли.

Изнасилование по диспозиции ст. 131 УК предполагает насильственное совершение естественного гетеросексуального акта, имеющего результатом продолжение человеческого рода — рождение детей.

Насильственное удовлетворение половой страсти в извращенных формах половым сношением не признается, такие действия необходимо квалифицировать по ст. 132 УК.

Способы изнасилования: против воли потерпевшей. Здесь имеется в виду причинение физического либо психического насилия; помимо воли, то есть с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Действия лица, добивающегося согласия женщины на совершение полового акта путем обмана или злоупотребления доверием, например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться как изнасилование.

Физическое насилие состоит в нанесении побоев, связывании, насильственном удержании на месте совершения преступления, лишении возможности позвать на помощь, причинении вреда здоровью различной тяжести. По ч. 1ст. 131 УК, в 1 частности, имеется в виду причинение побоев (ст. 116 УК); легкого (ст. 115 УК) или средней тяжести вреда здоровью (ст.112УК). Как видно из приведенного перечня, физическое насилие чаще всего выражается в воздействии насильника на тело потерпевшей. Вместе с тем физическим насилием может признаваться и воздействие на. ее внутренние органы (дача наркотиков, токсических либо психотропных веществ) с целью приведения женщины в бессознательное состояние либо ослабления сопротивления.

Верховный Суд России по этому поводу высказал мнение, что подобное воздействие должно расцениваться как способ приведения женщины в беспомощное состояние. Соглашаясь с подобной трактовкой в принципе, следует, однако, добавить, что в этих случаях необходимо вменять виновному оба признака: физическое насилие (воздействие на организм потерпевшей против ее воли) для приведения ее в бессознательное состояние и изнасилование с использованием беспомощного состояния.

Психическое насилие осуществляется запугиванием потерпевшей, угрозой причинения вреда ее здоровью либо физической расправы над ее детьми, родственниками и другими, может быть, даже незнакомыми ей людьми, которым в случае ее отказа от полового акта грозит расправа. Угроза должна быть воспринята потерпевшей как реальная, так как только она может парализовать сопротивление женщины. Угрозы полностью входят в объективную сторону изнасилования и не требуют дополнительной квалификации по ст. 119 УК.

Физическое и психическое насилие может применяться не только к потерпевшей, но и к другим лицам, пытающимся, например, защитить женщину от насильника, позвать на помощь. Однако в этом случае необходимо уточнить цель, насилия. Если применяемое насилие к другим лицам преследует цель сломить сопротивление жертвы и таким образом заставить ее согласиться на половой акт ради прекращения избиения или угроз убить, например, ребенка, находящегося здесь, То квалификация действий виновного охватывается полностью ст. 131 УК. Если же целью насилия над другими лицами было устранить нежелательных очевидцев насилия, защитников потерпевшей, то квалификация действий виновного должна быть по статьям об ответственности за преступления против жизни и здоровья. Убийство такого лица надо квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК (сопряженное с изнасилованием либо с целью скрыть другое преступление).

Оба вида насилия должны предшествовать половому акту. Целью их является подавление сопротивления потерпевшей и совершение изнасилования против ее воли.

 

Изнасилование помимо воли потерпевшей имеется в виду при использовании беспомощного состояния потерпевшей, то есть неспособности жертвы насилия сознавать происходящее с ней либо оказать сопротивление.

Беспомощное состояние потерпевшей может явиться следствием болезни с потерей сознания (диабетическая кома, приступ стенокардии, эпилептический припадок и т. п.), обморочного состояния из-за стресса, теплового удара и др. Разновидностью такого состояния может быть глубокий сон, сильная степень алкогольного опьянения или одурманивания токсинами, лишившие потерпевшую возможности сознавать происходящее с ней и оказывать сопротивление.

Неспособность оказывать физическое сопротивление может объясняться старостью женщины, физическими недостатками, болезнью, сопряженной с утратой двигательных функций (паралич, остеохондроз, артроз в острой форме и т. п.), физическим воздействием со стороны преступника или его сообщников.

В беспомощном состоянии находится малолетняя потерпевшая в возрасте до 14 лет, которая по возрасту не сознает характера и значения совершаемых с ней действий и не способна оказывать сопротивление насильнику. Половой акт с потерпевшей, находящейся в беспомощном состоянии, совершается без насилия, но помимо ее воли, что сознает виновный.

Для привлечения к уголовной ответственности по ст. 131 УК не имеет значения, что явилось причиной нахождения потерпевшей в беспомощном состоянии. Однако если в такое состояние ее привел виновный с целью совершить затем изнасилование или, по его просьбе, другое лицо, знающее о преступных намерениях субъекта, то необходимо дать правовую оценку этим предварительным действиям. Если в них содержится самостоятельный состав преступления, то действия виновного, кроме ст. 131 УК, надо квалифицировать по статье Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за ранее совершенное преступление. Например, вовлечение несовершеннолетней в систематическое употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ с целью, пользуясь ее состоянием, совершить изнасилование, следует квалифицировать по ст. 151 и 131 УК; лишение свободы потерпевшей и изнасилование — по ст. 126 и 131 УК.

Состав ч. 1 ст. 131 УК формальный. Уголовная ответственность наступает за совершение самого действия. Изнасилование считается оконченным с момента начала полового акта, независимо от его последствий — растления, завершения полового акта в физиологическом смысле и т. д.

Вместе с тем в случаях, когда намерение насильника на совершение полового акта не было доведено до конца, возникает необходимость выяснения, нет. ли в действиях виновного добровольного отказа. В соответствии со ст. 31 УК добровольный отказ от изнасилования возможен на стадиях приготовления и неоконченного покушения на это преступление. При этом виновный, добровольно отказываясь от доведения преступления до конца, сознает возможность совершения изнасилования. Иными словами, добровольный отказ (при наличии указанных в ст. 31 УК условий)от изнасилования возможен до начала естественного физиологического акта. После этого разговор о добровольном отказе беспредметен.

Мотивами добровольного отказа могут быть жалость либо отвращение к жертве, страх перед грозящим наказанием, опасность заразиться венерической болезнью, которой, по словам потерпевшей, она болеет, и др. При добровольном отказе от доведения до конца насильственного полового акта виновный в соответствии со ст. 31 УК освобождается от уголовной ответственности за это преступление и не подлежит ответственности за приготовление либо покушение на изнасилование.

Если в фактически совершенных насильником действиях содержится состав иного преступления (например, хулиганства, оскорбления, нанесения побоев или причинения вреда здоровью потерпевшей), то он должен отвечать за эти конкретные действия.

Не может считаться добровольным отказ, если, преодолев длительное сопротивление потерпевшей, виновный не смог продолжить свои действия из-за возникших физиологических факторов (исчезновение эрекции, например).

В тех случаях, когда изнасилование прекращается по причинам, не зависящим от воли виновного, его действия следует рассматривать по правилам, указанным в ст. 30 УК, как приготовление либо покушение на преступление при доказанности прямого умысла на изнасилование.

Приготовлением, с учетом сказанного, могут признаваться действия по срыванию одежды с потерпевшей, применению физических либо психических мер преодоления сопротивления.

Покушением считаются действия насильника, направленные на совершение физиологического акта совокупления (попытка введения полового члена во влагалище потерпевшей).

 

При разрешении дел о покушении на изнасилование с применением физического или психического насилия следует устанавливать, действовал ли подсудимый с целью совершения полового акта, и являлось ли примененное им насилие средством к достижению цели. В связи с этим необходимо отличать покушение на изнасилование от других преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщины (развратные действия, хулиганство, причинение телесных повреждений, оскорбление и др.).

С субъективной стороны изнасилование совершается с прямым умыслом. Мотив преступления чаще всего сексуальный, то есть удовлетворение половой страсти насильственным способом. Вместе с тем судебной практике известны случаи изнасилования по мотивам мести за нежелание женщины выйти замуж за субъекта данного преступления. Может быть изнасилование по найму, когда мотивы мести женщине осуществляются через подставное лицо, согласившееся за вознаграждение выполнить это преступление.

Субъект по ст. 131 УК — вменяемое лицо мужского пола, достигшее на момент совершения преступления возраста 14 лет.

Часть 2 ст. 131 УК содержит пять квалифицирующих признаков.

Пункт «а» ч. 2 ст. 131 УК — изнасилование, совершенное неоднократно, или лицом, ранее совершившим насильственные действия сексуального характера. В данном пункте имеется в виду тождественная и однородная неоднократность. Первая означает, что лицо, ранее совершившее изнасилование, подпадающее под признаки ч. 1 ст. 131 УК, по вновь возникшему умыслу совершает тождественное, то есть совпадающее по всем элементам состава, преступление. Не имеет значения, был ли виновный исполнителем преступления или соучастником в нем, судим за первое изнасилование или предстал перед судом одновременно за два и более совершенных им тождественных действия. Важно, чтобы все совершенные им действия были совершены в пределах сроков давности (ст. 78 УК), а судимость не была погашена в установленные законом сроки (ст. 86 УК).

Кроме того, необходимо учесть, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 131 УК, согласно Уголовно-процессуальному кодексу России относится к делам частно-публичного обвинения, то есть уголовные дела по данной части статьи возбуждаются только по заявлению потерпевшей. Неподача заявления потерпевшей не позволяет квалифицировать действия субъекта по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК как неоднократные.

 

Фактически оно является неоднократным, а юридически — первым, подлежащим квалификации по ч. 1 ст. 131 УК (если нет других квалифицирующих признаков).

Неоднократное изнасилование необходимо отграничивать продолжаемого, при котором умысел виновного сразу был направлен на совершение нескольких половых актов с потерпевшей в относительно непродолжительный промежуток времени.

В тех случаях, когда насилие над потерпевшей не прерывалось (например, в случае изнасилования группой лиц) либо прерывалось на непродолжительное время и обстоятельства совершения всех насильственных половых актов свидетельствуют о едином умысле виновного, совершение им второго и последующих половых актов не может рассматриваться в качестве обстоятельства, дающего основания для квалификации содеянного по признаку неоднократности.

Таким образом, по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК по признаку неоднократности изнасилования нужно квалифицировать юридически тождественные деяния, совершаемые каждый раз по вновь возникшему умыслу, по каждому из которых имеется заявление о привлечении насильника к уголовной ответственности.

Однородная неоднократность по названному пункту свидетельствует о том, что лицо, обвиняемое в изнасиловании, ранее совершило насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК). В соответствии с правилами квалификации однородных преступлений при реальной совокупности каждое из названных деяний следует вменять отдельно. Следовательно, виновному необходимо вменять ст. 132 и п. «а» ч. 2 ст. 131 УК.

Имея в виду, что однородными могут быть преступления, подпадающие под разные части одной и той же статьи Уголовного кодекса, при квалификации двух и более изнасилований, ответственность за которые предусмотрена разными частями одной и той же статьи УК об ответственности за изнасилование (например, ч. 1 ст. 131 и п. «а» ст. 131 УК), а также при совершении в одном случае покушения на изнасилование (ст. 30 и ч. 1 ст. 131) или соучастии в этом преступлении (ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 131 УК), а в другом — оконченного изнасилования (п. «д» ч. 2 ст. 131 УК), действия виновного по каждому из указанных преступлений должны квалифицироваться самостоятельно.

Пункт «б» ч. 2 ст. 131 УК — изнасилование, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

 

Понятие всех перечисленных групп дано в ст. 35 УК. Применительно к ст. 131 УК они имеют определенные особенности, на которых и следует остановиться.

Групповым следует считать изнасилование в том случае, когда лица, принимавшие в нем участие, действовали в. отношении потерпевшей согласованно. При этом как групповое изнасилование должны квалифицироваться действия не только лиц, совершивших насильственный половой акт, но и лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. Действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших в ее изнасиловании, должны квалифицироваться как соисполнительство в групповом изнасиловании.

<

В тех случаях, когда несколько лиц участвуют в изнасиловании одной и той же потерпевшей, но не оказывают друг другу содействия в совершении преступления, они не могут нести ответственность за изнасилование, совершенное группой лиц. Действия каждого из них должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 131 УК (при отсутствии других отягчающих обстоятельств).

Если в группе насильников не все являются субъектами преступления, то действия тех, кто достиг возраста уголовной ответственности, следует квалифицировать как изнасилование, совершенное группой лиц, независимо от того, что другие не были привлечены к уголовной ответственности из-за недостижения возраста уголовной ответственности или невменяемости.

В группе лиц в качестве соисполнителей могут быть и женщины, которые путем физического или психического насилия способствовали лицу мужского пола в совершении насильственного полового акта.

Оконченным групповое изнасилование для всех участников группы считается с момента начала полового акта первым участником. Поэтому, если кто-то из субъектов преступления не смог совершить половой акт по физиологическим причинам либо не успел его совершить, хоть и участвовал в согласованных действиях всех членов группы, его действия необходимо квалифицировать как оконченное преступление, совершенное группой.

Действия лиц, организовавших преступление, оказывавших содействие насильнику в доставлении потерпевшей на место совершения преступления либо стоявших на «стреме» во время совершения насилия и т. п., квалифицируются по «ст. 33 и ст. 131 УК как соучастие в изнасиловании.

Пункт «в» ч. 2 ст. 131 УК — изнасилование, соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — это ясно выраженное намерение насильника немедленно расправиться с потерпевшей путем лишения жизни или причинения вреда здоровью, подпадающее под признаки ст. 111 УК.

Угроза может выражаться словесно, конклюдентными действиями, демонстрацией оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Для квалификации поэтому пункту не имеет значения, намеревался ли виновный осуществить свою угрозу или рассчитывал лишь на сильное психологическое воздействие. Важно, что таким интенсивным способом он подавил волю потерпевшей к сопротивлению. Именно по этой причине законодатель угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью отнес к квалифицирующим обстоятельствам изнасилования. Следует иметь в виду, что угроза причинить тяжкий вред здоровью потерпевшей может охватывать как вред, опасный для жизни в момент его причинения («проломлю череп», «проткну ножом»), так и не опасный, но отнесенный к тяжкому по исходу («выколю глаза», «распишу ножом лицо под шашечную доску» и т. п.).

Изнасилование с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам —. это самостоятельный квалифицирующий признак, указанный в п. «в» ч. 2 ст. 131 УК. Введение его в ст. 131 УК оправдано необходимостью правового реагирования на участившиеся случаи совершения изнасилований сексуальными маньяками, которые, насилуя потерпевших, сопровождают свои действия проявлением исключительной безжалостности к жертвам, жестокости, садизма.

Что же следует относить к особой жестокости при изнасиловании? Это понятие правовое, а не медицинское. Оно характеризует способ совершения изнасилования, избранный виновным.

Установление признаков особой жестокости относится к компетенции следствия и суда, которые руководствуются общепринятыми в цивилизованном обществе нормами морали и нравственности. Вывод суда о наличии признаков особой жестокости в действиях насильника должен базироваться на объективных и субъективных признаках состава преступления, однако главное внимание должно быть уделено анализу субъективного отношения насильника к избранному способу посягательства.

Вменение п. «в» ч. 2 ст. 131 УК поэтому признаку возможно в том случае, когда виновный сознавал, что осуществляет изнасилование с особой жестокостью, и желал этого. Мотивы особой жестокости могут быть проявлением личностных аномальных психологических качеств субъекта (например, садизма). Они могут быть результатом присущего виновному комплекса неполноценности, развившегося вследствие импотенции или половой слабости. Кроме того, они могут быть продиктованы чувством мести к потерпевшей, отвергшей его сексуальные домогательства.

Проявление особой жестокости, в соответствии с п. «в» ч. 2 ст. 131 УК, возможно как по отношению к потерпевшей, так и по отношению к другим лицам. Общим признаком, объединяющим эти две категории лиц, является цель— изнасилование с особой жестокостью. Исходя из названной цели, особая жестокость по отношению к потерпевшей может проявиться до начала либо в момент изнасилования. Особая жестокость, проявленная после совершения преступления, подлежит самостоятельной правовой оценке как посягательство на жизнь, здоровье» достоинство потерпевшей.

Объективно особая жестокость может проявиться в мучениях, истязаниях, издевательствах, глумлении над потерпевшей (ст. 112, 115, 117 УК), причинении вреда, опасного для жизни и здоровья в момент нанесения (Ч. 1 ст. 111 УК).

По отношению к другим лицам особая жестокость может проявиться в тех же действиях, но совершенных до начала изнасилования с целью путем психологического давления заставить потерпевшую согласиться на совершение полового акта-

Понятие «другие лица» может касаться не только родовых и близких потерпевшей, но и чужих людей, спасение которых от издевательств, мучений и т. п. возможно только путем дачи согласия потерпевшей на половой акт (например, спасая малолетнюю чужую девочку от изнасилования с надругательством, мучениями, женщина жертвует своей половой свободой и дает согласие на половой акт).

Вероятно, к изнасилованию с особой жестокостью следует отнести и причинение моральных страданий близким потерпевшей лицам (детям, родителям, супругу), в чьем присутствии намеренно, с целью причинить им особые страдания, совершается изнасилование потерпевшей, а сами они лишены физической возможности оказать ей помощь. Особая жестокость, проявленная насильником по отношению к посторонним для потерпевшей лицам, пытавшимся воспрепятствовать насилию (ст. 37 УК), должна рассматриваться как характеристика самостоятельного посягательства на жизнь и здоровье этих лиц (ст. 111, 112, 115, 117 УК).

Изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей ве-рическим заболеванием (п. «г» ч. 2 ст. 131 УК), может быть Вменено лицу, которое знает о своем заболевании. При вменении данного пункта ст. 131 УК необходимо доказать наличие причинной связи между изнасилованием и заражением венерической болезнью.

Заражение венерическим заболеванием при изнасиловании возможно с умышленной и неосторожной формами вины. Подробный анализ признаков и способов заражения дан в ст. 121 УК.

Изнасилование заведомо несовершеннолетней (п. «д» ч. 2 ,ст. 131 УК) посягает на половую неприкосновенность, нормальное физическое развитие половой системы и нравственное формирование девушки от 14 до 18 лет.

Необходимость усиленной охраны названных ценностей формирующейся человеческой личности побудила законодателя более строго наказывать лиц, посягнувших на несовершеннолетних. Вместе с тем, исходя из принципа субъективного вменения, в законе делается акцент на необходимость доказывания вины лица в изнасиловании именно несовершеннолетней. Термин «заведомость» означает, что виновный достоверно знал о несовершеннолетии потерпевшей.

Выясняя субъективное отношение виновного к знанию возраста потерпевшей, следствие и суд должны учесть показания виновного и перепроверить их соответствие всем конкретным обстоятельствам дела. Необходимо учесть физические данные потерпевшей, ее поведение в момент общения с виновным (соответствовали ли они возрасту восемнадцатилетней девушки), ее сообщение виновному о своем настоящем возрасте.

Если будет установлено, что субъект добросовестно заблуждался относительно фактического возраста потерпевшей, считал ее достигшей совершеннолетия, данный квалифицирующий признак вменять нельзя.

Часть 3 ст. 131 УК предусматривает ответственность за изнасилование при наличии особо квалифицирующих признаков: а) повлекших по неосторожности смерть потерпевшей;

б) повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия; в) изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста.

Составы, названные в пунктах «а» и «б» ч. 3 ст. 131 УК, сконструированы по типу материальных. Для их вменения требуется доказать, что между изнасилованием и наступившими последствиями имеется причинная связь, что последствия соответствуют их описанию в законе и вызваны они именно изнасилованием либо покушением на него, а не другими какими-либо действиями, имеющими отношение к изнасилованию, но не входящими в объективную сторону этого состава преступления.

Состав преступления, указанный в п. «в» ч. 2 ст. 131 УК, — формальный. Отнесение его к особо квалифицированному вызвано возрастными особенностями потерпевшей.

Изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей (п. «а» ч. 3 ст. 131 УК).Характеристика неосторожного лишения жизни дана в ст. 100 УК. Применительно к анализируемому составу необходимо указать следующее. Действия виновного, приведшие к неосторожному лишению жизни потерпевшей, могут совершаться как по легкомыслию, так и по небрежности. По свидетельствам судебной практики, преступная небрежность встречается чаще. .Виновный в изнасиловании не желал лишить жизни .потерпевшую, не предвидел возможности наступления: смерти, хотя должен был и мог ее предвидеть. Объективный критерий преступной небрежности — должен предвидеть — вытекает из самого преступного поведения субъекта. Субъективный критерий —- возможность предвидеть — зависит от характеристики личности насильника; вменяемости, достижения возраста ответственности за изнасилование и лишение жизни по неосторожности, уровня психического развития (ст. 20 УК), состояния в момент совершения преступления (ст. 23 УК). Кроме того, выясняя, мог ли виновный предвидеть возможность наступления смерти потерпевшей, необходимо учесть ее возраст (малолетие, престарелый возраст); состояние здоровья (болезнь сердца, например), о котором виновному было известно в момент совершения насилия; способы изнасилования; интенсивность и особая агрессивность насилия.

Для вменения п. «а» ч. 3 ст. 131 УК необходимо, чтобы смерть по неосторожности наступила от самого насильственного полового акта либо от насилия, применяемого с целью совершения изнасилования.

Если отсутствует причинная связь между изнасилованием и наступившей по неосторожности смертью потерпевшей, названный квалифицирующий признак не вменяется, а причинение смерти квалифицируется по ст. 109 УК.

В тех случаях, когда субъектом изнасилования является до 14—15 лет, он не подлежит уголовной ответственности п. «а» ч. 3 ст. 131 УК по причине недостижения возраста уголовной ответственности за неосторожное причинение смерти ст. 20 УК).

Изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия описаны в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК. В этом пункте сосредоточены три самостоятельных особо квалифицирующих признака изнасилования.

Характеристика первого из них — неосторожного причинения тяжкого вреда здоровью — дается в ч. 1 и 2 ст. 118 УК. Применительно к ст. 131 УК необходимо, так же как и при лишении жизни по неосторожности (п. «а» ч. 3 ст. 131 УК), доказывать наличие причинной связи между изнасилованием (половым актом либо применением насилия) и тяжким вредом, наступившим в результате совершения названного преступления. При установлении такой связи действия лица квалифицируются только по п. «б» ч, 3 ст. 131 УК. При отсутствии | причинной связи либо при причинении вреда после изнасилования действия виновного квалифицируются раздельно: по ст. 131 УК (без рассматриваемого особо квалифицирующего признака) и ст. 118 У К.

Перечень последствий, отнесенных к тяжкому вреду здоровью, дается в ст. 111 УК. В принципе наступление любого из названных в ней последствий может послужить предпосылкой вменения п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, при условии, что виновное отношение к ним выражается в форме неосторожности.

Некоторые из последствий (утрата, например, зрения, речи, слуха, какого-либо органа, неизгладимое обезображение лица, утрата общей трудоспособности более чем на одну треть, заболевание наркоманией или токсикоманией) могут быть вызваны физическим насилием, примененным для преодоления сопротивления потерпевшей. Утрата же органом его функций (неспособность к деторождению), прерывание беременности, психическое расстройство — самим фактом совершения насильственного полового акта.

Предлагаемое уточнение не влияет на квалификацию деяния по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, но может способствовать уточнению характеристики объективной стороны конкретного преступления при неосторожной форме вин

Заражение ВИЧ-инфекцией (см. анализ содержания ст. 122 УК) при изнасиловании полностью охватывается п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, Дополнительная квалификация по ст. 122 УК требуется лишь в случае реальной совокупности преступлений.

К иным тяжким последствиям изнасилования относятся такие, которые не вошли в перечень, названный в ч. 3 ст. 131 УК. Возможность отнесения их к особо квалифицирующим признакам определяет суд, исходя из указания в законе о тяжести последствий и наличия их в конкретном уголовном деле.

Однако исходным моментом во всех случаях решения этого вопроса должно быть обязательное условие — тяжкие последствия наступают от изнасилования или покушения на него, то есть от выполнения (в процессе выполнения) действий, входящих в объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 131 УК, причинно связанные с ним и совершенные виновно (умышленно или неосторожно).

И еще одно: тяжкие последствия могут быть вызваны действиями как обвиняемого, так и самой потерпевшей. Ее действия по причинению себе вреда, сопряженного (вызванного) с изнасилованием, могут быть совершены до начала полового акта с целью избежать его, и после полового акта, как реакция на совершившееся. Так, к тяжким последствиям изнасилования судебная практика относит, например, самоубийство потерпевшей или покушение на него. Однако это последствие может быть вменено насильнику лишь при доказанности косвенного умысла или неосторожности с его стороны на доведение путем изнасилования потерпевшей до самоубийства. Если виновный не предвидел такого варианта поведения потерпевшей, не должен был и не мог его предвидеть, вменение ему п. «б» ч. 3 ст. 131 УК по этому признаку исключается (например, изнасилована была женщина, неоднократно вступавшая в сексуальные отношения, в том числе и с насилием, с различными мужчинами и не предпринимавшая при этом попыток покончить жизнь самоубийством).

Нельзя вменять в вину насильнику и самоубийство потерпевшей, которое лишь было сопряжено с изнасилованием, но непосредственной причиной его послужило жестокое отношение к ней со стороны мужа или других близких родственников, упрекавших ее, допустим, в безнравственном поведении, якобы послужившем поводом для изнасилования.

Самоубийство родственников потерпевшей, узнавших об изнасиловании, не может быть отнесено к иным тяжким последствиям, так как эти отдаленные последствия лежат за пределами объективной стороны изнасилования и не могут охватываться сознанием и предвидением возможности их наступления со стороны виновного.

Вместе с тем самоубийство (покушение на него) родственников или других лиц, совершенное в процессе изнасилования с целью его прекращения, следует рассматривать как тяжкое последствие, входящее в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, при условии, что виновный предвидел возможность его совершения. В частности, Т. В. Кондрашова приводит характерный для этой ситуации пример из судебной практики Свердловского областного суда: ворвавшись в квартиру гражданки Ш., гражданин К., угрожая убийством, изнасиловал несовершеннолетнюю Олю Ш. и, услышав звонок в дверь, затолкал ее под кровать. Вошла мать девочки. Угрожая ей убийством, К. совершил с ней насильственный, половой акт. После этого, вытащив из-под кровати девочку, он намеревался повторно ее изнасиловать. Мать, не зная о первом изнасиловании дочери, видя безысходность ситуации, с целью спасения девочки путем привлечения внимания людей выбросилась из окна 8-го этажа и от полученных повреждений скончалась. Областной суд признал самоубийство матери особо отягчающим обстоятельством совершения изнасилования.

К иным тяжким последствиям необходимо относить все виды причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей, перечисленные в ч. Г ст. 111 УК, не опасные для жизни, но отнесенные к тяжким по исходу (по фактически наступившим последствиям). Таковыми могут быть утрата органа или утрата органом его функций, расстройство или обострение болезни психики и т. д.

Все тяжкие последствия, наступившие от изнасилования или покушения на изнасилование, полностью охватываются п. «б» ч. 3 ст. 131 УК и не требуют дополнительной квалификации по ст. 111 УК.

Вместе с тем умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей после изнасилования по мотивам, например, мести за оказанное сопротивление или запугивание с целью сокрытия факта изнасилования влечет квалификацию по совокупности ст. 131 УК (часть и пункт статьи вменяются в зависимости от признаков конкретного преступления) со ст. 111 УК.

В тех случаях, когда такое умышленное причинение тяжкого вреда повлекло за собой смерть потерпевшей, действия виновного следует квалифицировать, кроме ст. 131 УК, по ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей).

 

Сложным для разрешения в судебной практике является вопрос о правилах квалификации и возможности отнесения к тяжким последствиям изнасилования, названным в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, убийства. Верховный Суд России, высказывая свою точку зрения по этому вопросу, применительно к квалификации бандитизма, разбоя, изнасилования разъяснял, что убийство, сопряженное с другими преступлениями, требует квалификации содеянного по совокупности статей Уголовного кодекса, поскольку при этом совершаются два самостоятельных преступления.

Сложность состоит в правильной квалификации другого преступления, совершенного наряду с убийством. Ответ на этот вопрос прежде всего следует искать в конструкции диспозиции той или иной статьи Уголовного кодекса, в данном случае в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, где предусмотрены, как уже было сказано выше, тяжкие последствия, наступившие от изнасилования или покушения на него.

Убийство не является последствием названных действий, поэтому лишение жизни потерпевшей, совершенное до, в процессе изнасилования либо после его завершения, является самостоятельным преступлением, не входящим в понятие иных тяжких последствий (п. «б» ч. 3 ст. 131 УК), и подлежит самостоятельной квалификации. Статья 131 УК при этом вменяется с любым пунктом, частью (в соответствии с конкретными обстоятельствами изнасилования), кроме п. «б» ч. 3 ст. 131 УК.

Исключением из этого правила может быть покушение на убийство в процессе изнасилования. Если покушение на убийство повлекло за собой последствия, подпадающие под понятие «иные тяжкие последствия», то содеянное необходимо квалифицировать по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, ст. 30 УК и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство, сопряженное с изнасилованием). Если же никаких тяжких последствий не наступило, действия виновного должны квалифицироваться по ст. 30 УК, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и соответствующей части ст. 131 УК без учета тяжких последствий.

Момент совершения убийства учитывается при установлении цели лишения жизни потерпевшей и направленности его умысла, что, в свою очередь, может влиять на квалификацию деяния. Так, убийство женщины с целью совершения полового акта с трупом следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК. Основания для вменения убийства, сопряженного с изнасилованием, нет, так как отсутствует объект — половая неприкосновенность или половая свобода потерпевшей. Нет и самого факта изнасилования, в связи с чем ст. ‘131 УК не вменяется.

 

Убийство других лиц, пытавшихся воспрепятствовать изнасилованию, следует квалифицировать по п. «к» ч. 3 ст. 105 УК как убийство, сопряженное с изнасилованием. Безусловно, мотивом деятельности потерпевшего в этом случае может быть выполнение общественного долга по оказанию помощи жертве насилия, осуществление необходимой обороны, но совершаются его действия в специфической обстановке — при изнасиловании женщины, и защита осуществляется не вообще от нападения, а от изнасилования. Следовательно, и убийство сопряжено не вообще с исполнением общественного долга, а именно с изнасилованием, что и следует отразить в квалификации, вменяя п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

Изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. «в» ч. 3 ст. 131 УК). Объектом охраны здесь является, так же как и в п. «д» ч. 2 ст. 131 УК, половая неприкосновенность, нормальное физическое и половое развитие, нравственное формирование малолетних девочек. Изнасилование малолетних считается преступлением с использованием беспомощного состояния жертвы.

До принятия УК РФ 1996 г. способность девочки понимать названные обстоятельства всякий раз проверялась судом, который при этом руководствовался возрастом потерпевшей, уровнем ее развития, условиями воспитания и прочими вопросами. Ныне действующий УК, думается, правильно подошел к решению этого вопроса, формализовав возрастной предел в 14 лет, разделивший две группы потерпевших — несовершеннолетних и малолетних. У суда отпала необходимость в выяснении у девочек 6—13 лет всех, нередко крайне жестоких и «грязных», подробностей изнасилования для проверки, понимала ли потерпевшая смысл, значение и характер совершаемых с нею действий.

Заведомость знания, что потерпевшая является малолетней, доказывается гораздо легче, чем тот же признак, относящийся к несовершеннолетней потерпевшей. Внешний облик, физиология девочки до 14 лет в большинстве случаев не дают повода для ошибки со стороны насильника. Вместе с тем незыблемым остается правило, гласящее, что объективная ошибка в возрасте потерпевшей в сторону его завышения исключает возможность квалификации действий виновного по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК.

Изнасилованию малолетней могут предшествовать развратные действия.

Квалификация этих действий может носить двоякий характер: действия виновного могут быть квалифицированы по совокупности преступлений/предусмотренных ст. 135 УК и п. «в» ч. 3 ст. 131 УК, в том случае, если они совершались в разное время, с определенным разрывом во времени и каждое преступление совершалось по самостоятельно возникшему умыслу; если же развратные действия непосредственно предшествовали совершению полового акта, не совершенного тю причинам, не зависящим от воли виновного, то их следует рассматривать как приготовление либо покушение на изнасилование (ст. 30 и п. «в» ч. 3 ст. 131 УК).

Половой акт с малолетней, совершенный сразу после развратных действий, надлежит квалифицировать по ст. 131 УК, а указанные действия рассматривать как начало выполнения объективной стороны преступления.

Судебной практике известны факты, когда малолетняя после первого изнасилования под влиянием страха перед насильником (а им чаще всего оказывается отчим либо кто-то из родственников, близких, соседей) либо подарков вступает добровольно в половые контакты с виновным. Такая ситуация не исключает его уголовной ответственности за изнасилование в первом и последующих случаях, так как условия вменения ему п «в» ч. 3 ст. 131 УК — изнасилование заведомо малолетней, находящейся в беспомощном состоянии —- сохраняются до достижения ею 14 лет. Последующие добровольные половые контакты должны квалифицироваться по ст. 131 УК.

 

Насильственные действия сексуального характера

Это новый состав преступления, введенный в УК РФ 1996 г. Общественная опасность данного преступления состоит в посягательстве на половую неприкосновенность и половую свободу не только женщин, но и мужчин. Кроме того, уголовно наказуемым является и лесбиянство, за которое ранее женщины к уголовной ответственности не привлекались.

Соглашаясь в принципе,с возможностью сосуществования различных сексуальных взаимоотношений между людьми (гетеросексуальных, гомосексуальных и др.), законодатель считает их допустимыми на добровольной основе между совершеннолетними людьми.

Насильственные действия сексуального характера влекут уголовную ответственность наравне с изнасилованием, так как в этом случае страдают те же объекты уголовно-правовой охраны, что и при изнасиловании. Тяжесть анализируемого преступления справедливо соотнесена с тяжестью действий, названных в ст. 131 УК, независимо от того, чья половая неприкосновенность, половая свобода (женщины или мужчины) в страдает от сексуальных действий.

Объективная сторона по ч. 1 ст. 132 УК характеризуется довершением мужеложства, лесбиянства идругих насильственных действий сексуального характера.

Мужеложство (разновидность гомосексуализма, педерастия) состоит в насильственном удовлетворении половой страсти путем полового сношения мужчины с мужчиной (реr anus).

Лесбиянство (сафизм, трибалия) представляет собой насильственное удовлетворение половой страсти путем общения женщины с женщиной, воздействующей на эрогенные зоны тела партнерши, имитации полового акта, совершения других любострастных действий руками и другими органами и частями тела (орально-генитальные контакты, удовлетворение сексуальных потребностей с помощью различных приспособлений — искусственных фаллосов, вибраторов, мастурбации, петтинга, фроттажа и т. д.).

Иные действия сексуального характера охватывают все другие (кроме мужеложства и лесбиянства) насильственные эротические формы половой активности, независимо от полового признака партнеров. Действия сексуального характера в зависимости от способа можно разделить на две самостоятельные группы: 1) совершаемые в виде полового акта; 2) совершаемые путем воздействия на тело без признаков полового акта.

К действиям первой группы следует отнести: а) изнасилование, совершенное в извращенных формах (реr оs, реr аnus и др.). По УК РСФСР 1960 г. такие действия относились к изнасилованию, хотя было очевидно, что составная часть диспозиции ст. 117 УК РСФСР 1960 г. — совершение полового акта при таких ситуациях — не соответствовала смыслу названных действий. Потерпевшей здесь является женщина. Действия мужчины, удовлетворяющего половую страсть названными извращенными способами половой активности, правомерно относятся к ст. 132 УК; б) междубедренный коитус, то есть осознанное совершение полового акта без введения полового члена мужчины во влагалище женщины. Такие преступления чаще всего совершаются мужчинами при удовлетворении половой страсти в общении с маленькими детьми, независимо от пола.

К преступлениям второй группы относятся: а) удовлетворение половой страсти мужчины посредством садистских способов (без полового акта) обращения с женщиной. К нему можно отнести введение во влагалище женщины руки, инородных предметов (судебная практика чаще всего называет палки, бутылки из-под напитков), вызывающих повреждения стенок влагалища, матки и иных внутренних органов; удовлетворение половой страсти путем истязания, то есть нанесения потерпевшей (потерпевшему) множественных ударов острыми колюще-режущими предметами (например, перочинным ножом, шилом и т; п.), сечения розгами, прижигания сигаретами, укусами, Половое возбуждение и оргазм у виновного наступают от самого процесса воздействия на тело жертвы без совершения полового акта.

Некрофилия — то есть половой акт мужчины с трупом убитой им женщины — не входит в содержание ст. 131 или 132 УК, а образует самостоятельный состав преступления — убийство (ч. 1 ст. 105 УК либо, при наличии дополнительных обстоятельств, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК — убийство, сопряженное с изнасилованием). Сама по себе некрофилия влечет уголовную ответственность по ст. 244 УК (надругательство над телами умерших и местами их захоронения).

Для решения вопроса о возможности отнесения тех или иных насильственных действий в отношении потерпевших к сексуальным в сложных случаях необходимо проведение экспертизы с участием врача-сексопатолога.

Состав ч. 1 ст. 132 УК — формальный. Уголовно наказуемым является само деяние, если оно совершается с физическим либо психическим насилием. Понятие названных видов насилия не отличается от аналогичных понятий, данных при характеристике объективной стороны ст. 131 УК.

С субъективной стороны насильственные действия сексуального характера совершаются с прямым умыслом. Виновный сознает общественную опасность своих насильственных действий, преследующих цель — удовлетворение половой страсти, и желает их совершения,

Основным мотивом преступления является удовлетворение половой страсти. Однако нельзя исключать и такие мотивы, как месть, стремление к унижению человеческого достоинства, попытка к разрешению комплекса неполноценности, возникшего на почве действительной или мнимой импотенции, и др.

Субъект преступления по ст. 132 УК — общий, лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст. 20 УК).

Сопоставление ч. 2 и 3 ст. 132 УК с аналогичными частями ст. 131 УК показывает, что называемые в них квалифицирующие признаки полностью совпадают.

 

Понуждение к действиям сексуального характера

Основной объект данного преступления — половая неприкосновенность и половая свобода.

 

Вместе с тем здесь возможно выделение и факультативных объектов, которые подвергаются опасности причинения вреда не во всех случаях понуждения, а лишь тогда, когда ; способы совершения этого преступления cставят под угрозу причинения вреда другие общественные отношения, охраняемые уголовным законом.

Так, при шантаже факультативным объектом выступает честь и достоинство потерпевших; при угрозах уничтожением, повреждением или изъятием имущества — собственность.

Установление факультативного объекта не меняет квалификацию преступления, но может быть учтено судом при индивидуализации наказания как обстоятельство, отягчающее ответственность (ст. 63 УК).

Потерпевшим по ст. 133 У К может быть лицо мужского и женского пола, как совершеннолетнее, так и не достигшее 18 лет. При понуждении с использованием материальной или иной зависимости — лица обоего пола, находящиеся в материальной или иной зависимости от виновного.

Объективная сторона преступления выражается в понуждении лица к действиям сексуального характера.

Понуждение следует понимать как психическое воздействие на потерпевшую (потерпевшего) с целью заставить ее (его) вступить в сексуальные контакты с виновным против ее (его) воли. Понуждение может совершаться в любой форме — устной, письменной, с использованием телефона. Может адресоваться непосредственно потерпевшей (потерпевшему) либо через третьих лиц.

Вступление в сексуальные контакты предполагает гетеросексуальную, гомосексуальную связь, лесбиянство либо контакты для иных сексуальных действий, перечисленных при анализе ст. 132 УК.

Способы понуждения перечислены в ст. 133 УК полностью и расширительному толкованию не подлежат. Поэтому соблазн потерпевших, то есть обещание им каких-либо благ, преимуществ по службе, оказание материальной помощи («содержание»), оказание помощи в написании научных работ и т. п., не подпадает под признаки ст. 133 УК и не может рассматриваться как преступление.

Понуждение может выражаться как действиями виновного (требованием, напоминанием, угрозами, уговорами), так и пассивным (после первого высказывания) поведением виновного. Оно может состоять в поставлении потерпевшей (потерпевшего) в такие условия, при которых она вынуждена вступить в сексуальные контакты для предотвращения вреда своим законным интересам. Это особенно касается случаев понуждения с использованием материальной или иной зависимости потерпевшей (потерпевшего). Например, готовую к защите диссертацию аспирантки (аспиранта) научный руководитель (понуждая к сексуальной связи) не представляет к защите длительное время, отчего материал, собранный по теме, устаревает (либо обесценивается из-за аналогичных разработок, ведущихся в других научных учреждениях). Либо дядя перестает платить деньги за обучение племянницы в платном учебном заведении, понуждая ее таким образом к вступлению с ним в сексуальные отношения.

Шантаж как способ совершения данного преступления означает угрозу разглашения сведений, компрометирующих потерпевшую (потерпевшего). Разглашением считается передача действительных или ложных сведений хотя бы одному постороннему лицу.

Компрометирующими считаются сведения, характеризующие потерпевшую (потерпевшего) отрицательно с точки зрения морали и права, а также сведения о действительных или вымышленных заболеваниях венерическими, онкологическими и другими болезнями, заражении ВИЧ-инфекцией и т. п.

Угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества предполагает психическое воздействие. Угроза может касаться всего или части важного для потерпевшей (потерпевшего) имущества. Утрата его должна затрагивать материальные интересы потерпевших в значительной степени, чтобы выступить серьезным побуждающим фактором при решении вопроса о нежелательном для них сексуальном контакте.

Приведение любой из названных угроз в действие подлежит самостоятельной квалификации по статьям о преступлениях против собственности в совокупности со ст. 133 УК.

Материальная зависимость может появиться у потерпевших, которые состоят на иждивении у виновного, получают от него дотации как родственники на законных основаниях или добровольно осуществляемых обязательствах. Довольно часто материальная зависимость существует у несовершеннолетних, проживающих с отчимом или мачехой, и именно эта категория лиц часто выступает в качестве потерпевших в половых преступлениях.

Иная зависимость предполагает все виды, не подпадающие под рассмотренное понятие. Это — зависимость по службе или работе от лиц, наделенных властными полномочиями (должностные лица 1-й категории в соответствии с примечанием к ст. 285 УК), и др.

 

Преступление считается оконченным с момента выполнения самих действий по понуждению любым из названных в статье способов.

С субъективной стороны— прямой умысел. Мотив — удовлетворение половой страсти.

Субъект — физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, как общий, так и специальный (от которого потерпевшие зависят материально или по иным причинам).

 

Ненасильственные половые преступления

Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста

До 1996 г. в Уголовном кодексе существовала норма об уголовной ответственности лиц, вступающих в половые сношения с потерпевшими женского пола, не достигшими половой зрелости. Применение закона в судебной практике нередко влекло ошибки из-за сложностей в установлении факта достижения половой зрелости. Случались и факты объективного вменения: виновный не мог подчас определить, достигла ли потерпевшая половой зрелости. Поэтому замену в ст. 134 УК (новой редакции) названного конкретного и трудно устанавливаемого признака на возрастной критерий следует считать положительным явлением.

Четырнадцать лет — это период, когда половая зрелость у подростков (за редким исключением) не наступает, и потому половые отношения с ними представляют существенный вред формированию здорового полноценного человека.

У современных юношей и девушек более ранее физиологическое развитие влечет за собой и потребность в более ранних сексуальных контактах. Для упорядочения интимных отношений, создания условий для моногамного брака и семьи закон нередко идет на снижение возраста, необходимого для вступления в брак, до 17 и даже 16 лет.

Вместе с тем сексуальные отношения взрослых с лицами 14 лет (по указанным соображениям) наказуемы в уголовном порядке, несмотря на добровольность их установления с обеих сторон.

Объект по ст. 134 УК — половая неприкосновенность лиц подросткового возраста, а также нормальное физическое и нравственное формирование личности.

 

Потерпевшими могут быть лица женского и мужского пола, которым, на момент вступления в сексуальные контакты со взрослыми (старше восемнадцатилетнего возраста) не исполнилось 14 лет, вместо 16, как это было предусмотрено ст. 134 УК первоначально.

Объективная сторона состоит в добровольном с обеих сторон совершении полового акта, мужеложства или лесбиянства взрослого с лицом, заведомо не достигшим 14 лет. При отсутствии добровольности виновный привлекается к уголовной ответственности по ст. 131 или 132 УК.

Преступление окончено с момента начала полового сношения, мужеложства или лесбиянства.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Виновный сознает, что вступает в сексуальный контакт с лицом, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста, и желает совершения этого преступления.

Субъект — лицо мужского или женского пола, достигшее 18 лет.

 

Развратные действия

Объектом по данной статье является нормальное нравственное формирование подростков.

Потерпевшими могут быть лица мужского и женского пола, не достигшие 14-летнего возраста.

Объективная сторона — различные действия сексуального характера, направленные на удовлетворение половой похоти виновного или пробуждение полового влечения (страсти) у потерпевшего. Эти действия обладают способностью оказывать развращающее влияние на лиц, в отношении которых совершаются.

Они могут быть направлены на интеллектуальное или физическое развращение. К числу первых можно отнести циничные разговоры на сексуальные темы в присутствии детей и подростков, демонстрацию порнографической продукции. К числу вторых — физические непристойные прикосновения, демонстрацию своих гениталий виновным или обнажение по его предложению потерпевших.

Однако ст. 135 УК исключает половые контакты с лицами, не достигшими четырнадцатилетнего возраста. Такие действия подлежат самостоятельной квалификации по ст. 131 либо ст. 132 УК.

 

 

В уголовно-правовой литературе обоснованно выделяются четыре разновидности развратных действий интеллектуального и физического плана: 1) сексуальные действия по отношению к малолетним (ранее, по УК 1960 г., было– к несовершеннолетним); 2) склонение или принуждение малолетних к совершению сексуальных действий в отношении виновного; 3) совершение сексуальных действий в присутствии малолетних; 4) склонение или принуждение малолетних к совершению сексуальных действий между собой.

Преступление считается оконченным с момента совершения любого из названных действий. При этом не влияет на наступление уголовной ответственности, было ли добровольное согласие потерпевшего на совершение развратных действий, или он был поставлен перед фактом и не выразил протеста по этому поводу.

С субъективной стороны развратные действия совершаются с прямым умыслом.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Судебной практике известны случаи, когда субъектами данного преступления становятся мужчины престарелого возраста либо с патологией психики, не достигающей, однако, невменяемости. В связи с этим по делам этой категории целесообразно проведение судебно-психиатрического освидетельствования обвиняемых. Отклонения в психике могут отразиться на индивидуализации наказания.

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00037 sec

WordPress: 22.23MB | MySQL:120 | 2,080sec