Обстоятельства, смягчающие наказание: их виды и характеристика

<

041814 1504 1 Обстоятельства, смягчающие наказание: их виды и  характеристика

Глава 1. Общие начала назначения наказания

 

1.1. Понятие и сущность наказания

 

Под системой наказания понимается установленный уголовным законом внутренне упорядоченный и непротиворечивый, соразмерный и исчерпывающий перечень видов наказаний, которые на основе норм Общей или Особенной части УК РФ могут назначаться судом за совершение преступлений.

Профессор Н.С. Таганцев еще на рубеже XIX и XX вв. отмечал, что наказание, как причиняемое виновному физическое или психическое страдание, крайне разнообразно. История уголовного права дает нам печальную картину человеческой изобретательности, направленной к изысканию средств и способов причинения наибольшего страдания людям, навлекшим на себя кару закона. Но в этом разнообразии можно отыскать общие признаки, дающие возможность свести карательные меры к известным типам. Таким объединяющим признаком является свойство блага или интереса, поражаемого наказанием. Лишение жизни, причинение физического страдания, стеснение или лишение свободы, поражение чести и правоспособности, уменьшение или лишение имущества — вот общий перечень типов наказания во всех законодательствах1.

На протяжении исторического развития российского уголовного законодательства система наказаний подвергалась изменениям, которые зависели от политического строя, экономической ситуации, общественного мнения и других социальных детерминант. При этом система наказаний всегда почти зеркально отражала уровень нравственности, культуры и общей цивилизованности общества.

Назначение наказания специально урегулировано в главе 10 УК РФ. Между тем данной главой уголовно-правовая регламентация назначения наказания не исчерпывается2. Она осуществляется также в других главах Уголовного кодекса.

Так, в ч. 1 ст. 12 УК РФ установлено, что при осуждении гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в ней лица без гражданства, совершившего преступление вне ее пределов, наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренный законом иностранного государства, на территории которого было совершено деяние. В ч. 2 ст. 22 УК РФ сказано, что психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается при назначении наказания. В ч. 5 ст. 31 УК РФ отражено, что, если соответствующие действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания. Во многих статьях главы 9 УК РФ говорится об определении видов и пределов наказаний, не отраженных в статьях его Особенной части, об учитываемых обстоятельствах и о некоторых других особенностях назначения конкретных видов наказания. В ч. 4 ст. 78 УК РФ зафиксировано, что, если суд не сочтет возможным освободить от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности лицо, совершившее преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, то данные наказания к нему не применяются. Особенности назначения наказания несовершеннолетним даны законодателем в ст. 88 и ст. 89 УК РФ. В ч. 5 ст. 18 и ч. 7 ст. 35 УК РФ говорится о том, что рецидив преступлений и совершение преступлений соответствующей группой впечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Кодексом. Поскольку само назначение наказания тем самым не регулируется, а делается лишь отсылка к другим положениям уголовного законодательства, которые это как раз и осуществляют, только последние и относятся, собственно, к назначению наказания.

В российском уголовном законодательстве система наказаний носит гуманистический характер. Она основывается на Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права, принципах уголовного закона и права, разумном сочетании гуманизма и социальной справедливости.

УК предусматривает две системы наказаний: 1) основную, или полную, для взрослых; 2) дополнительную, или усеченную (для несовершеннолетних).

Основная, или полная, система наказаний (ст. 44 УК) состоит из 12 видов: 1) штраф; 2) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; 3) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; 4) обязательные работы; 5) исправительные работы; 6) ограничение по военной службе; 7) ограничение свободы; 8) арест; 9) содержание в дисциплинарной воинской части; 10) лишение свободы на определенный срок; 11) пожизненное лишение свободы;

12) смертная казнь.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» в ред. от 10 января 2002 г. предусмотрено, что наказание в виде обязательных работ вводится в действие не позднее 2004 г., в виде ограничения свободы — не позднее 2005 г., в виде ареста — не позднее 2006 г. По мнению Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева1 эта юридическая ситуация снижает эффективность системы наказаний, поскольку фактически нарушает ее единство. Например, из-за отсутствия возможности применять альтернативные лишению свободы санкции в виде ареста и ограничения свободы суды вынуждены чрезмерно использовать наказание в виде лишения свободы, что затрудняет достижение целей наказания.

Перечень входящих в эту систему наказаний является исчерпывающим. Это означает, что суд не вправе использовать иные виды уголовных наказаний, не вошедшие в указанный перечень.

Если обратиться непосредственно к тексту статье 43 Уголовного кодекса РФ «наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда, которое применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица. Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждении совершения новых преступлений.

Применение наказания  включает два этапа: его назначение  и исполнение. Следовательно, и цели наказания должны приниматься во внимание как при назначении, так и при исполнении наказания. Принципиальное значение приобретает учет целей наказания на этапе его назначения. Как подчеркивается в литературе, назначаемое судом наказание, с одной стороны, имеет своим основанием ретроспективное поведение, то есть преступное деяние, совершенное в прошлом, а с другой — оно обращено в будущее.

И ориентирами этого будущего являются регламентированные в УК РФ цели наказания. Назначая виновному в совершении преступления наказание, то есть определяя его вид, срок и размер, суд фактически определяет основу для достижения целей наказания в процессе  его исполнения. На данное обстоятельство неоднократно обращалось внимание в теории уголовно-исполнительного права. Одновременно нельзя не отметить, что и при назначении наказания обеспечивается соответствующий эффект в реализации целей наказания.

На важное значение назначения  наказания  в плане достижения целей наказания  указывает Становский М.Н., который отмечает, что при избрании того или иного вида наказания  суд обязан в первую очередь исходить из общего понятия наказания  и целей, которые перед ним ставит законодатель.1 Хамитов Р.Н. подчеркивает, что именно на этапе назначения  наказания  осуществляется практическое взаимодействие уголовного  и уголовно -исполнительного законодательства, обеспечивается начальный процесс 

достижения целей наказания, и в то же время закладывается основа для их достижения в будущем.2

В то же время некоторые авторы недооценивают деятельность по назначению наказания, в смысле ее влияния на достижение целей наказания. Например, Максимов С.В. утверждает, что цель исправления осужденного обеспечивается не назначением, а исполнением наказания.1 На самом деле это не так. Исправительная функция реализуется как на стадии назначения, так и в процессе  его исполнения.

Было бы ошибкой сводить назначение наказания к какому-то техническому акту, простому «взвешиванию на весах Фемиды» зла, причиненного преступлением, и строгости наказания. Назначение наказания предполагает, прежде всего, порицание преступления и лица, его совершившего, от имени государства. Это означает, что осужденному и одновременно другим, неустойчивым в поведении гражданам, дается нравственный урок. Обвинительный приговор, если он в своей сущности является актом правосудия и справедливым воздаянием за совершенное преступление, имеет универсальное социально-правовое значение в плане обеспечения достижения всех целей наказания. Данный вывод основывается на анализе законодательного регулирования назначения наказания. Цели наказания  выступают связующим звеном между принципами уголовной  ответственности и общими началами, критериями и специальными правилами назначения  наказания.

В той мере, в какой принципы уголовной  ответственности определяют конструкцию целей наказания  и содержание каждой из них в отдельности, по существу в той же мере цели наказания  обусловливают общие и специальные правила назначения  наказания . Задача последних заключается как раз в том, чтобы в каждом конкретном случае обеспечить назначение наказания, которое могло бы достичь поставленных перед ним целей.

В обобщенном виде структура механизма достижения целей наказания при его назначении выглядит следующим образом:

1) принципы уголовной  ответственности;

2) принципы назначения  наказания  (то есть те же принципы, проявляющиеся в сфере назначения  наказания, и ряд других наиболее важных положений;

3) общие начала назначения  наказания;

4) специальные правила назначения  наказания  (ст.ст. 62, 64 – 70 УК РФ);

5) особые условия назначения отдельных видов наказаний.

Речь фактически идет о структуре института назначения наказания, в содержании которого Кругликов Л.Л. выделяет: 1) принципы назначения наказания и 2) правила, критерии его назначения.1

Институт назначения наказания включает целую совокупность норм, предусмотренных в главе 10 и ряде других глав УК РФ.

По мнению Хамитова Р.Н., в него входят определенной частью и условное осуждение как самостоятельная мера уголовно-правового характера, и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет, как вид освобождения от наказания под определенными условиями, поскольку суд в этих случаях с учетом всех общих и специальных правил назначает лицу, виновному в преступлении, наказание.2 В пользу данного вывода свидетельствует и то, что при назначении указанных мер суд принимает во внимание и реальность достижения целей наказания в процессе  их реализации. Как известно, УК РФ специально не регламентирует принципы назначения наказания. Однако не вызывает сомнения, что предусмотренные им принципы уголовной ответственности (ст.ст. 3 – 7 УК РФ) своим основным содержанием имеют как раз назначение наказания.

Все правовые нормы о наказании, содержащиеся в разделе III УК РФ, основаны на Конституции Российской Федерации. При назначении и применении наказания суды должны строго следовать требованиям главы 2 Конституции о необходимости соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Наказание рассматривается как последний довод государства. Оно применяется, когда иные средства воздействия на субъект оказались либо заведомо могут оказаться неэффективными. Государственный характер меры наказания означает, что оно может быть назначено только от имени государства, и с позиций государства деяние оценивается как преступное, а лицо обязано претерпеть это государственное принуждение.

Изучив нормативный материал, можно сделать вывод, что государство обладает исключительной монополией на назначение уголовного наказания.

Присвоение прав законодательной власти либо попытка подмены суда в области применения наказания является посягательством на правопорядок.

Наказание (по действующему уголовному кодексу) есть мера государственного принуждения, которая назначается по приговору суда лицу, признанному виновному в совершении преступления, и заключается в предусмотренных уголовным законом лишении или ограничении прав и свобод этого лица (ч. 1 ст. 43 УК РФ).

В этой же связи надо упомянуть что, вне пределов ограничений и лишений, налагаемых наказанием, осуждённый сохраняет статус гражданина, члена общества. В частности, он вправе защищать честь, достоинство, доброе имя от всех посягательств, не вытекающих из признания его виновным в преступлении, назначения и исполнения наказания. В этом смысле на осуждённых распространяются общие положения Конституции РФ.

Наказание выражает отрицательную оценку преступника и его деяния со стороны государства и общества.

Наказание является мерой государственного принуждения и состоит в предусмотрённом уголовном законом лишении или ограничении прав и свобод осуждённого (ст. 29 Всеобщей декларации прав человека). Наказание применяется к лицу, признанному в установленном законом порядке виновным в совершении преступления (ч. 1, ст. 49 Конституции РФ).

Наказание назначается от имени государства и только по приговору суда (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ). Наказание является одновременно и формой государственного принуждения, и карой за содеянное, и как средство исправления осуждённого, и как средство предупреждения совершения новых преступлений. Основные признаки наказания:

— наказание носит строго личный характер и направлено всегда против личности преступника;

— наказание имеет объектами воздействия наиболее значимые для блага (жизнь, свобода личности, имущество);

— наказание по своей тяжести пропорционально тяжести содеянного;

— наказание состоит в лишении или физическом ограничении прав и свобод виновного лица;

— наказание применяется на основании принципа справедливости, т.е. соответствия наказания тяжести преступления, обстоятельствами дела и личности виновного;

— применение наказания носит характер воспитательного воздействия;

— наказание назначается на основе принципа экономии использования карательных средств при наказании преступников;

— основанием применения наказания является совершённое преступление;

— наказание влечёт за собой судимость;

— наказание выражает отрицательную оценку совершённому преступлению и лица, его совершившего;

— наказание назначается по приговору суда и от имени государства;

— оно применяется на основе уголовного закона к лицу, признанному виновным в совершении преступления.

В случае совершения преступления наказание выступает конечным звеном уголовно-правового механизма защиты интересов личности, общества и государства от преступных посягательств (преступник – преступление – уголовная ответственность). Наказание призвано устанавливать торжество законности и справедливости в обществе, при соблюдении принципа неотвратимости оно выступает как серьезное средство профилактики преступления.

В заключение следует сделать следующий вывод. Под наказанием по российскому уголовному праву следует понимать особую меру государственного принуждения, включающую в себя как карательные элементы, так и воспитательные, назначаемую судом лицу, виновному в совершении преступления и влекущую судимость. Наказание выражает от имени государства и общества отрицательную правовую, социальную и моральную оценку преступного деяния и преступник. Уголовное наказание является одной из наиболее сложной и многогранной в уголовно-правовой науке. Её значение определяется тем, что уголовное право реализует себя, прежде всего, угрозой и применением наказания. Уголовная наказуемость является обязательным признаком понятия преступления. Наказание – это реакция государства на совершенное преступление. Если общественно опасное деяние не влечёт за собой наказания, оно не может считаться преступлением.

Текст ст. 43 действующего УК РФ гласит: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица»1.

Сложность познания сущности наказания связана не только с различным подходом в науке к определению места кары в наказании, но и с различными взглядами ученых на природу самой кары.

Представляется возможность определить отличительные признаки уголовного наказания, на основании которых выявляется его отличие от иных видов государственного принуждения: 1) осуждение лица, виновного в совершении преступного деяния, от имени государства; 2) наибольшая острота репрессии (в отличие от административных или гражданско-правовых видов принуждения); 3) применение наказания только к лицам, виновным в совершении преступления; 4) возможность применения уголовного наказания только по приговору суда; 5) судимость — последствие, присущее лишь уголовному наказанию.

 

1.2. Принципы наказания

 

Вопрос о круге принципов назначения  наказания  является дискуссионным.1 Если исходить из того, что принципы назначения  наказания  есть закрепленные в уголовном  законодательстве основополагающие идеи, руководящие требования, определяющие основания, условия, порядок, характер и объем применения судом наказания  к лицам, виновным в совершении преступлений, то система принципов назначения наказаний, пишет Р.Н. Хамитов, должна быть следующей:

1) принципы уголовной  ответственности, взятые с учетом специфики сферы назначения  наказания, – законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма;

2) принципы, закрепленные в иных нормах УК РФ, – неотвратимости, дифференциации, индивидуализации наказания  и экономии мер уголовно -правового воздействия»2.

Все принципы уголовной  ответственности определяют не только основания и пределы назначения  наказания, но и предполагают соответствующие цели наказания  и средства их достижения. Цели наказания не могут рассматриваться вне содержания этих принципов. Было бы просто абсурдным, если бы цели наказания не соответствовали бы, а тем более находились в противоречии с принципами уголовной ответственности.

В своем взаимодействии реализация требований дифференциации и индивидуализации наказания направлена на то, чтобы в каждом случае его назначения оно соответствовало регламентированным в УК РФ целям наказания. Кроме того, их функция заключается, на наш взгляд, в том, что они как бы предопределяют более конкретные средства или элементы достижения целей наказания при его назначении и, прежде всего, общие начала, критерии, специальные правила и особенности назначения отдельных видов наказания.
Заслуживает поддержки позиция Ковалева М.И.3 и ряда других ученых, признающих в качестве принципа целесообразность. Само наименование этого принципа свидетельствует о том, что назначаемое наказание должно сообразовываться с его целями, иначе говоря, оно должно быть целесообразным. В то же время не следует противопоставлять целесообразность иным принципам назначения  наказания, в частности, законности, справедливости, гуманизму, экономии мер уголовно-правового воздействия и др.

С точки зрения интересов нашего исследования, не безосновательно мнение Кругликова Л.Л. о целевом устремлении наказания как принципе его назначения. Он подчеркивает: «С позиций целесообразности суд должен избирать такое наказание виновному, которое явилось бы достаточным средством достижения целей и задач, закрепленных в уголовном законодательстве»1. При этом суд назначает наказание в пределах санкции уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, то есть речь идет о соблюдении требования целевого устремления репрессии в рамках санкции.

Немаловажное значение для достижения целей наказания имеет и реализация принципа экономии мер уголовно-правового воздействия (в литературе он именуется принципом экономии репрессии или мер ответственности), который получил закрепление при регламентации перечня видов наказаний и альтернативных санкций норм Особенной части в ч. 1 ст. 60, ст.ст. 62, 64, 65, 66, 88 и др. УК РФ.

При назначении  наказания  в тех ситуациях, когда установленные обстоятельства дела не совсем вписываются в конкретные положения закона, судам необходимо учитывать и принципы уголовной  ответственности. Изучение судебной практики показывает, что, хотя и редко, суды при применении наказания принимают во внимание и принципы его назначения.

Непосредственно практическое значение в достижении целей наказания имеют регламентация в законе и учет судом общих начал, специальных правил его назначения, а также особые условия применения отдельных видов наказаний.

 

 

 

1.3. Общие начала назначения наказания и их социально-правовое предназначение

 

Определяющее значение в главе 10 УК РФ имеет ст. 60. Ее предписания поставлены законодателем на первое место не случай. В ней приводится то, что законодатель считает общими начала назначения наказания. Однако определение их не дается.

В качестве общих начал назначения наказания в литературе рассматривают правила (требования, положения, критерии), которыми обязал руководствоваться суд при назначении наказания в каждом конкретном случае1 или просто должен руководствоваться суд при назначении наказания2, либо «закрепленные в нормах уголовного права руководящие идеи, которыми должен руководствоваться суд при разрешении каждого конкретного уголовного дела с целью правильного определения вида и размера наказания в отношении каждого подсудимого»3. В результате сопоставления приведенных подходов выявляется основная линия в направленности взглядов на общие начала назначения наказания как на то, чем обязан руководствоваться суд по каждому уголовному делу. В то же время объяснений такому подходу не приводится, хотя назначение наказания регулируется не только ст. 60 УК РФ.

Уже само наименование — общие начала — свидетельствует о том, что «они дают предписания, пригодные для всех типичных случаев»4. Отсюда нельзя не признать, что в общих началах должны быть предусмотрены типичные же правила назначения наказания, применение которых не зависит от специфики конкретного уголовного дела. Одновременно представляется не до конца верным мнение о том, что регламентация рассматриваемых начал в сущности имеет в виду «обычные ситуации: назначение наказания за совершенное исполнителем и доведенное до конца (оконченное) преступление»1.

Социально-правовое предназначение общих и иных правил как раз и состоит в том, чтобы в каждом конкретном случае назначения наказания обеспечить достижение регламентированных законодателем целей наказания с тем, чтобы действительно оно было целесообразным и позитивным с точки зрения конечного эффекта его применения. Недостаточно, например, формального соответствия назначаемого наказания закону, то есть его назначения по принципу – «подписано — и с плеч долой».

Общие начала представляют собой те средства, при помощи которых суд переводит общие положения уголовного законодательства (его задачи, принципы уголовной ответственности) в конкретную плоскость при назначении  наказания  каждому виновному в совершении преступления.

Хамитов Р.Н. справедливо, отмечает, что их основное значение заключается в том, чтобы общенормативные положения УК РФ переложить в конкретные и доступные для восприятия правила назначения наказания с учетом конкретной ситуации и личности виновного в совершении преступления, чтобы перевести принципы его назначения в реальную практику.2 Возникает вопрос — что надо понимать под общими началами назначения наказания? В УК РФ определение данного понятия не дается.

Видимо, в этом и нет практической необходимости. В литературе же предложено несколько десятков определений понятия общих начал назначения наказания. Общие начала – это то, чем руководствуется суд при назначении наказания, они для суда своеобразное «руководство». Законодатель предписывает учитывать определенный круг требований и критериев. Все определения так или иначе отражают сущность общих начал назначения наказания. Однако, хотелось бы отметить, что в определении следует отразить их целевую направленность. Можно поставить вопрос: а для чего, собственно говоря, законодатель регламентирует общие начала. На него, на первый взгляд, можно дать ответ, сославшись на положение, зафиксированное в ч. 1 ст. 60 УК РФ, согласно которому лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание. Однако и в этом смысле возникает вопрос: а для чего должно назначаться справедливое наказание? Вероятно, правильный ответ дает Максимов С.В.: все «требования, образующие общие начала назначения наказания, должны выполняться обязательно в их совокупности, что позволяет суду назначить справедливое наказание, обеспечивающее цели наказания и задачи, сформулированные в законе»1. Поэтому более приемлемым следует считать следующее определение общих начал назначения наказания: «Общие начала назначения  наказания  – это закрепленные в УК РФ и применяемые судом в совокупности нормативные предписания относительно соблюдения положений УК РФ и учета обстоятельств, характеризующих преступление и личность виновного, которые направлены на обеспечение достижения целей наказания  по каждому уголовному  делу». Одним из достоинств действующего УК РФ является достаточно исчерпывающая регламентация системы общих начал назначения наказания. В то же время, во-первых, одни общие начала предписывают суду учитывать соответствующие нормы Особенной и Общей части УК2, другие – фактически выступают в качестве критериев индивидуализации назначения наказания (зафиксированные в ч. 3 ст. 60 УК). Во-вторых, в названной статье изложены неодинаковые по сфере применения общие начала: одни распространяются на все уголовные дела (ч.ч. 1 и 3 ст. 60 УК), другие – только на определенные случаи назначения наказания (по совокупности преступлений, по совокупности приговоров и при наличии исключительных обстоятельств).

<

В-третьих, вызывает вопрос: относится ли требование о назначении справедливого наказания только к соблюдению судом положений Общей и Особенной частей УК, или оно предполагает и учет критериев назначения наказания, предусмотренных в ч. 3 ст. 60 УК РФ. В-четвертых, обращает на себя внимание, что некоторые положения ст. 60 УК непосредственно увязаны с целями наказания, что само по себе заслуживает, на наш взгляд, положительной оценки.

Такие общие начала, как 1) назначение справедливого наказания; 2) его назначение в пределах санкции нормы Особенной части УК; 3) с учетом положений Общей части УК; 4) с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, имеют своим предназначением, прежде всего, восстановление социальной справедливости.

Как обоснованно отмечает Становский М.Н., одним из условий назначения справедливого наказания является положение о том, что наказание назначается в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части и с учетом правил Общей части УК1. Формулируя санкции норм Особенной части УК, законодатель стремится определить справедливую меру воздаяния виновному в совершении преступления с учетом типовых и индивидуальных свойств преступления и личности виновного.

Поэтому назначение наказания в пределах санкции нормы Особенной части УК, как правило, способствует восстановлению социальной справедливости и достижению других целей наказания. Определенные трудности возникают при избрании вида наказания на основе альтернативных санкций, особенно тех, которые предусматривают лишение свободы и наказания, не связанные с изоляцией от общества. Однако допускаемые судами ошибки являются результатом неправильного толкования и применения других общих начал назначения наказания.

Наказание назначается именно лицу, признанному виновным в совершении преступления. В то же время в ст. 5 УК РФ, регулирующей один из принципов уголовной ответственности, заранее решено, что соответствующее лицо подлежит таковой лишь при наличии вины. Несомненна необходимость назначения справедливого наказания. Однако в ст. 6 УК РФ, регулирующей другой принцип уголовной ответственности, уже зафиксировано, что наказание должно быть справедливым, «то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».

В целом же нужно заметить, что нельзя смешивать, в том числе при регулировании1, принципы и общие начала назначения наказания. Они — несовпадающие понятия: «последнее из них конкретизирует содержание принципов, далеко не исчерпывая этого содержания». Как отмечается в литературе, «в ст. 60 УК РФ закреплены не только общие начала, но и принципы назначения наказания»2.

Более или менее строгое, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса, наказание может быть назначено при определенных условиях. Таковое происходит не только в случаях, обозначенных в ч. 2 ст. 60 УК РФ.

В ч. 2 ст. 60 УК РФ законодатель делает ссылку на соответствующие статьи, в которых специально регламентируется назначение наказания в отдельных случаях совершения преступления. Отсюда очевидно, что сами положения о назначении более или менее строгого наказания общими началами в действительности не являются.

Под характером общественной опасности обычно понимается не индивидуальный признак конкретного преступления, а общий признак преступлений данного вида, например убийства, кражи, оскорбления3. Однако как для данного, так и для любого иного преступления определенного вида он всегда должен быть одинаков4, а значит, не отличает одно преступление от другого, является типовым. Тем самым его учет при назначении наказания за совершенное преступление, с одной стороны, не может влиять на уменьшение или увеличение наказания, с другой же — если все-таки произойдет, то лишь через соответствующее свойство данного преступления — степень его общественной опасности. Не случайно существует мнение, что «в широком смысле под степенью общественной опасности понимают и ее качественные переходы, т. е. характер общественной опасности»1. Таким образом, учет характера общественной опасности преступления не имеет самостоятельного значения при назначении наказания, что, разумеется, исключает его из числа общих начал.

Необходимость учета при назначении наказания характера общественной опасности преступления обосновывается тем, что в ст. 60 УК РФ речь идет об общих началах назначения наказания, а не его индивидуализации2.

Практически учесть при назначении наказания характер общественной опасности преступления в отличие от ее степени невозможно. Пленум Верховного Суда РФ попытался их расчленить в постановлении от 11 июня 1999 г. № 40. В его п. 1 предписано «исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений (статья 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии)»3.

В то же время категоризация преступлений осуществлена законодателем в ст. 15 УК РФ «в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния» и формы вины. Поэтому и то и другое не может отразить только характер общественной опасности преступления. Объект же преступления, с одной стороны, сам по себе (не его нарушение) общественную опасность преступления, естественно, не способен определять, с другой — если он устанавливается судом, следовательно, должен относиться к обстоятельствам содеянного, а они — показатели степени общественной опасности преступления.

Итак, общие начала должны сводиться к назначению наказания а) в пределах, установленных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса и Общей частью Уголовного кодекса; б) в точном соответствии с характером его определения в статье Особенной части Уголовного кодекса; в) при этом более строгий вид наказания из числа установленных статьей Особенной части Уголовного кодекса назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания; г) учетом степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного, в том числе смягчающих и отягчающих обстоятельств.

 

Глава 2.

 

2.1. Совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК)

 

В законе предусмотрены три обязательных условия, при совокупности которых данное обстоятельство можно признать смягчающим наказание: 1) преступление должно быть совершено впервые; 2) преступление должно быть небольшой тяжести; 3) преступление должно быть совершено вследствие случайного стечения обстоятельств.

Под впервые совершенным преступлением следует понимать как случаи, когда виновный никогда ранее не совершал никакого преступления, так и случаи, когда виновный ранее совершал преступление, но уже истекли сроки давности, либо судимость за ранее совершенное преступление снята или погашена в установленном законом порядке.

Преступлениями небольшой тяжести в соответствии со ст. 15 УК признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых- максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы.

Под случайным стечением обстоятельств следует понимать объективные и субъективные условия, побудившие виновного к совершению преступления, но не выражающие линию его поведения. Это, например, конфликтная ситуация с потерпевшим или душевные переживания виновного, вызванные горем, личными неудачами и т. п.

 

2.2. Несовершеннолетие виновного (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК)

 

Совершение преступления несовершеннолетним признается смягчающим обстоятельством в силу того, что мировоззрение несовершеннолетнего часто оказывается несформированным, психика зачастую бывает неустойчивой, нередко он совершает преступления из озорства, из ложно понятого чувства товарищества, под воздействием взрослых преступников и т. д. Наряду с этим надо учитывать и то, что его исправление не требует, как правило, длительного времени. Эти свойства личности несовершеннолетнего и обусловливают смягчение наказания. Однако при назначении наказания суды должны учитывать несовершеннолетие лица не как предписанную абстракцию. В каждом конкретном случае следует дифференцированно подходить к решению вопроса, в зависимости от особенностей возрастных категорий несовершеннолетнего (подросток или юноша). Специфика назначения наказания этой категории лиц обусловлена воспитательной функцией уголовного закона.

Требование о необходимости сосредоточить основное внимание на воспитании подрастающего поколения связано с усилением воспитательной функции уголовного закона в борьбе с преступностью несовершеннолетних, с воспитательной направленностью наказания в отношении таких лиц, В юридической литературе вопрос об учете несовершеннолетия как смягчающего обстоятельства решается неоднозначно. Именно данное смягчающее обстоятельство породило сомнения у некоторых авторов в необходимости его учета во всех случаях совершения преступления подростками. Так, А. Н. Игнатов учет несовершеннолетия как смягчающего обстоятельства ставит в зависимость от тяжести совершенного преступления, полагая, что это обстоятельство не может оказывать влияния на смягчение наказания в случаях совершения тяжкого преступления. Предлагалось данное обстоятельство считать смягчающим при совершении тяжкого преступления лишь в случаях совокупности с другими смягчающими обстоятельствами. И наконец, ряд авторов, категорически отвергая рассмотренные предложения, полагают, что учет несовершеннолетия в качестве смягчающего ответственность обстоятельства не должен обусловливаться тяжестью совершенного преступления.

 

 

 

2.3. Беременность виновной (п. «в» ч. 1 ст. 61 УК)

 

Относя состояние беременности к смягчающим обстоятельствам наказания, законодатель имеет в виду совершение преступления женщиной в состоянии беременности. Преступление должно быть совершено ни до, ни после, а именно в период беременности. Это единственный критерий, который положен в основу решения вопроса о применении п. «в» ч. 1 ст. 61 УК. Законодатель не требует установления причинной зависимости преступления от состояния беременности. Достаточно лишь установить, что женщина, будучи в состоянии беременности, совершила преступление. Если же беременность наступает после совершения преступления, то суд лишен возможности учесть п. «в» ч. 1 ст. 61 УК при назначении наказания. Наличие данного смягчающего обстоятельства в законе обусловлено особенностями психики беременной женщины, заботой о будущей матери и ребенке.

 

2.4. Наличие малолетних детей у виновного (п. «г» ч. 1 ст. 61 УК)

 

Малолетними судебная практика признает детей, не достигших 14-летнего возраста. Учет данного обстоятельства в качестве смягчающего обусловлен заботой о физическом и нравственном развитии детей. Наличие малолетних детей должно быть учтено при выборе вида наказания. Например, лишение отца свободы и оставление на попечение матери нескольких детей ! заведомо создаст отрицательные условия для их содержания.

Суд должен учесть возраст детей, их количество, состояние их здоровья, наличие взрослых в семье и т. д.

 

 

 

 

 

2.5. Совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК)

 

Определенные группы преступлений (преступления против жизни, здоровья, имущественные преступления и т. д.) так или иначе оказываются связанными с жизненной ситуацией, которая стимулирует преступное поведение. Определенные жизненные трудности, которые тесно связаны с преступным деянием и в той или иной степени оказывают на него влияние, уже давно изучаются криминологами. Так, И. И. Карпец, изучая криминологические проблемы наказания, пришел к выводу, который имеет большое практическое значение при решении вопроса об отнесении обстоятельств дела к смягчающим или отягчающим ответственность1. По его мнению, причина, толкающая человека на совершение преступления, может выступать как смягчающее обстоятельство и, наоборот, внутренний отрицательный настрой личности, привычки, навыки и взгляды отрицательного свойства могут выступать в качестве отягчающих обстоятельств. Из этого следует, что, противопоставляя внешние, близкие к преступному деянию причины субъективным отрицательным свойствам личности, И. И. Карпец относил такого рода причины к обстоятельствам, смягчающим наказание2. Такой подход к решению вопроса о юридической природе обстоятельств и дифференциации их на смягчающие и отягчающие социально обусловлен. М. И. Ковалев3, например, утверждает, что для того, чтобы данное обстоятельство было признано смягчающим, «требуется» не просто его наличие, но и причинная связь между ним и совершенным преступлением. Однако тяжелые личные или семейные обстоятельства далеко не всегда порождают преступление, а следовательно, соотношение между ними и преступлением нельзя рассматривать как причинную связь. Далеко не всегда тяжелые личные или семейные обстоятельства могут быть учтены в качестве смягчающих. Во многих случаях они играют нейтральную роль в индивидуализации наказания или с отрицательной стороны характеризуют личность преступника. Например, если тяжелое стечение обстоятельств явилось следствием противоправного или аморального поведения такого лица, то это характеризует с отрицательной стороны его личность и должно быть учтено судом при назначении более сурового наказания. Эта мысль нашла подтверждение при изучении материалов уголовных дел. В частности, было установлено, что суды тяжелые личные или семейные ситуации, обусловившие совершение преступления, не учитывают в качестве смягчающих обстоятельств, если эти ситуации были созданы совершеннолетними лицами. Что касается несовершеннолетних, то здесь наблюдаются некоторые противоречия. Можно встретить случаи, когда суд, несмотря на то, что аморальное или противоправное поведение несовершеннолетнего явилось причиной тяжелых личных или семейных обстоятельств, тем не менее признает эти обстоятельства смягчающими ответственность.

С. знал, что его дед, отец матери, имел нетрудовые доходы, и использовал их для удовлетворения своих прихотей. С. вымогал у деда дорогостоящие вещи, часто пропускал занятия в школе, имел карманные деньги, у него появились контакты с криминогенной средой. Отец С. по этому поводу часто скандалил с женой и ее родственниками. Однажды, когда С. пришел домой поздно ночью, отец отругал сына, а мать начала обвинять мужа в жестокости. Между родителями произошел скандал, отец оскорбил мать, сын вступился за нее и причинил отцу средней тяжести вред здоровью. Суд, приговорив С. к одному году лишения свободы, указал, что преступление было совершено вследствие тяжелых семейных обстоятельств1.

Признание личных или семейных обстоятельств смягчающими независимо от того, явились ли они следствием аморального или противоправного поведения несовершеннолетнего, обусловлено рядом причин. Несовершеннолетнему порой трудно осознать, что его поведение создает неблагоприятную ситуацию, что оно обусловливает возникновение тяжелых личных или семейных обстоятельств. В этом чаще всего виновны лица, на которых возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, а он лишь под воздействием этих обстоятельств совершает преступление. Все это позволяет прийти к выводу о том, что любые тяжелые личные или семейные обстоятельства; которые стимулировали совершение преступления несовершеннолетним, должны всегда рассматриваться судом в качестве смягчающих ответственность.

Возвращаясь к вопросу о причинной связи, следует учесть, что анализ уголовных дел показал неуниверсальность рассматриваемых отношений между тяжелыми личными или семейными обстоятельствами и совершенными преступлениями. Последние в определенной ситуации могут оказаться способствующими совершению преступления, стимулирующими поведение несовершеннолетнего, являясь по отношению к преступлению внешним фактором. Данные обстоятельства следует признать смягчающими, если они послужили следствием противоправного или аморального поведения совершеннолетнего.

Наличие указанных смягчающих обстоятельств предполагает, что негативные, личные или семейные условия среди прочих факторов, способствующих совершению преступления, играют первостепенную роль. Воздействуя на сознание, они предопределяют выбор линии поведения лица, хотя такой вариант поведения и не был единственным и можно было бы отказаться от совершения общественно опасных и противоправных деяний. Являлись ли тяжелые личные или семейные обстоятельства доминирующими, оказывающими воздействие в большей степени, чем все остальные обстоятельства, можно решить, исходя из анализа объективных и субъективных критериев. К объективным критериям
следует отнести реальное существование негативных личных или семейных условий. Иными словами, они существуют независимо от того, осознает ли лицо, что преступление было совершено под воздействием этих условий или реальной возможности их возникновения в самое ближайшее время. Например, если должник убивает кредитора, который, зная материальные затруднения должника, тем не менее предъявляет требование возвратить большую сумму денег, то данное обстоятельство должно быть учтено в числе смягчающих ответственность. Такое решение продиктовано тем, что учтенные тяжелые личные или семейные обстоятельства в этих случаях также являются доминантой в выборе поведения, хотя и неоправданного с точки зрения закона. В подобных случаях лицо оказывается как бы перед альтернативой, ограничивающей свободу в выборе поведения, более того, в приведенном примере само поведение потерпевшего обусловливает существование альтернативы,

К субъективным критериям следует отнести осознание лицом тех или иных условий как тяжелых личных или семейных, которые реально существовали. Если оно не осознавало эти реально существующие обстоятельства, то вряд ли можно считать, что его поведение было обусловлено предотвращением для него или для его семьи негативных последствий. Не осознавая реальности, в этих случаях субъект не может определить линию своего поведения; предпочитая совершение преступления, он стремится уменьшить влияние тяжелых личных или семейных обстоятельств. Если же лицо осознает эти обстоятельства, под их воздействием у него вырабатывается мотив деятельности, определенное желание, стремление достичь определенных результатов. Прав Л. Л. Кругликов1, утверждая, что совершение преступления вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств свидетельствует о меньшей общественной опасности и преступления (на уровень опасности деяния тяжелые семейные или личные обстоятельства влияют через субъективную сторону), и личности преступника.

И наконец, необходимо остановиться на понятии тяжелых жизненных обстоятельств. Законодатель лишь называет эти обстоятельства смягчающими, не давая каких-либо пояснений.

В юридической литературе под тяжелыми жизненными обстоятельствами понимаются: серьезные материальные затруднения, серьезное заболевание преступника, инвалидность, перенесенная душевная травма, конфликт по месту жительства или работы, тяжелые бытовые условия, неблагоприятные семейные условия, конфликты в семье на почве измены, пьянства, дебошей и т. п., тяжелая болезнь близких людей, смерть или гибель кого-либо из членов семьи и т. п. Исчерпывающий перечень всех условий дать невозможно. В каждом конкретном уголовном деле одно и то же обстоятельство может быть признано в качестве смягчающего в отношении одного лица и нейтральным — в отношении другого. Все зависит от отношений между членами семьи (один глубоко переживает разрыв с женой, другой больше страдает от связанных с этим неудобств и т. д.).

В п. «д» ч. 1 ст. 61 УК законодатель впервые мотив сострадания также относит к смягчающим обстоятельствам. Во многих странах мира (Англии, Голландии, США и др.) эти вопросы широко обсуждаются, причем пока преобладает мнение в пользу уголовной ответственности. Чаще эти вопросы встают в случаях убийства из сострадания к потерпевшему, который был болен неизлечимой болезнью или страдал от непереносимой боли (эвтаназия).

 

2.6. Совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости (п. «е» ч. 1 ст. 61 УК)

 

Уголовный кодекс относит к смягчающим обстоятельства совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости. Данное смягчающее обстоятельство имеет некоторые общие черты с другими, и, в частности, с обстоятельством, предусмотренным п. «д» ч. 1 ст. 61 УК. Механизм воздействия тяжелых жизненных обстоятельств И принуждения либо материальной, служебной иди иной зависимости во многом схож. В том и другом случае лицо совершает преступление под воздействием внешних обстоятельств, которые в цепи других факторов являются доминирующими. В обоих случаях оно ограничено в свободе выбора своего поведения, его состояние близко к состоянию крайней необходимости. В то же время между этими обстоятельствами имеется ряд различий.

Уголовное право исходит из понятия преступного деяния как волевого поступка, что означает наказуемость лишь таких деяний, которые имеют волевой характер. Из этого следует, что лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно действовало (или бездействовало) против собственной воли, под влиянием каких-либо внешних факторов (непреодолимая сила). Исключают свободное волеизъявление рефлекторные и инстинктивные реакции, возникающие независимо от желания человека. Некоторые случаи психического принуждения также устраняют свободное волеизъявление, т. е. свободный выбор поведения. Однако уголовная ответственность исключается при психическом принуждении лишь в случаях, если это принуждение порождает состояние крайней необходимости (ст. 39 УК). Если же угроза или принуждение не порождают состояние крайней необходимости, возникает вопрос о наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «е» ч. 1 ст. 61 УК.

В юридической литературе было много споров о моменте возникновения состояния крайней необходимости. Одни авторы полагали, что состояние крайней необходимости возникает лишь со стадии покушения, исключая такую возможность со стадии приготовления, другие считали начальным моментом опасности, создающей состояние крайней необходимости, реальную угрозу- Согласившись с тем, что состояние крайней необходимости возникает лишь со стадии покушения, можно предположить, что угрозу или принуждение, которые далеки от покушения, следует рассматривать как обстоятельства, смягчающие ответственность лица, совершившего под их воздействием преступление, однако такое решение вопроса необоснованно сужает сферу крайней необходимости и необоснованно расширяет возможности привлечения к уголовной ответственности.

Угроза, принуждение, а также зависимое положение могут быть обстоятельствами, склонившими лицо к совершению преступления, однако они не создают условий правомерности крайней необходимости.

Известно, что состояние крайней необходимости может возникнуть при самых разнообразных источниках опасности. Это и стихийные силы природы, и нападение животных, физиологические и патологические процессы, происходящие в организме человека, и действия людей, в том числе преступные. Из этого перечня видно, что только действия людей, в том числе преступные, сближают институт крайней необходимости с обстоятельствами, смягчающими наказание, предусмотренными п. «е» ч. 1 ст. 61 УК. В связи с этим необходимо выяснить, когда действия людей следует рассматривать как источник опасности при возникновении состояния крайней необходимости и когда эти же действия, предшествующие совершению преступления, лишь смягчают наказание.

Законодатель в п. «е» ч. 1 ст. 61 УК к числу действий, стимулирующих совершение преступления другими лицами, относит лишь физическое или психическое принуждение. Остановимся на их характеристике. Под принуждением следует понимать не только действия, подпадающие под признаки того или иного преступления. Ими могут быть административные правонарушения и дисциплинарный проступок, а также деяния, которые согласно ч. 2 ст. 14 УК. преступлением не являются.

Под психическим принуждением следует понимать любые средства воздействия на психику человека, выражающиеся в запугивании с применением физического насилия, уничтожении или повреждении имущества, в распространении клеветнических измышлений и т. д. Формами внешнего выражения угрозы могут быть слово и жест.

Угроза может быть высказана лично потерпевшему либо через третьих лиц и должна быть обращена к конкретному лицу либо адресована его близким (детям, родителям, братьям, сестрам).

Под воздействием угрозы лицо совершает преступление, направленное не на интересы угрожающего, а на интересы третьих лиц. Если же в ответ на угрозу причиняется вред угрожающему, то может встать вопрос о признании этих действий необходимой обороной (ст. 37 УК) либо об иных смягчающих обстоятельствах.

Одним из условий, определяющих правомерность действий в/состоянии крайней необходимости, является неустранимость опасности при данных обстоятельствах иными средствами. Рассматривая угрозу как фактор, обусловивший совершение преступления, следует сказать, что она не создает неустранимости опасности при данных обстоятельствах, так как лицо имеет в распоряжении иные средства защитить свои интересы. Угроза не обусловливает совершения тотчас же преступления, а направлена на совершение преступления в будущем. Если же угрожающий требует немедленного совершения преступления, направленного против третьих лиц, то степень интенсивности угрозы не может в данном случае быть той опасностью, которую нельзя устранить другими средствами, кроме как причинением вреда интересам граждан, общества, государства.

Итак, совершенным под влиянием угрозы (форма психического принуждения) следует считать преступление в следующих случаях1:

  1. если угроза являлась реальной или предполагаемой;
  2. если угроза была высказана лично лицу, совершившему преступление, либо через третьих лиц;
  3. если угроза была обращена к конкретному лицу либо адресована его близким;
  4. если угроза подпадает под признаки того или иного преступления, административного правонарушения или дисциплинарного проступка либо деяния, которое согласно ч. 2 ст. 14 УК преступлением не является;
  5. если лицо совершает преступление, направленное не на интересы угрожающего, а на интересы третьих лиц;
  6. если угроза не создает неустранимости опасности при данных обстоятельствах;
  7. если уклонение от возможной опасности не является признаком самостоятельного преступления.

    Принуждение может быть выражено в форме физического воздействия — это и насилие, и ограничение свободы, и повреждение или уничтожение имущества. Такое физическое воздействие должно оказать влияние на сознание лица, совершившего преступление. В данном случае принуждение является доминантой в выборе линии поведения, оно обусловливает выбор цели и мотивы противоправной деятельности. Как и при угрозе, лицо, совершая преступление под влиянием принуждения, стремится защитить свои интересы за счет интересов третьих лиц, общественных интересов.

    Принуждение, как и угроза, может оказаться источником возникновения состояния крайней необходимости. В этом случае не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом (ст. 39 УК).

    В п. «е» ч. 1 ст. 61 УК в-числе обстоятельств, смягчающих ответственность, предусмотрена материальная, служебная или иная зависимость, которая стимулировала в конкретной ситуации общественно опасное и противоправное поведение. Под материальной принято понимать зависимость, обусловленную частичным или полным иждивением, проживанием в жилом помещении у других лиц и т. д.

    Однако наличие неблагоприятных материальных условий не означает, что они всегда с неизбежностью порождают преступления.

    Лишь в исключительных случаях, вызванных особым стечением обстоятельств, материально зависимое положение лица может стимулировать совершение преступления, однако, учитывая эти затруднения, законодатель признает их смягчающими наказание.

    В этих условиях необходимо выявить причины материальных затруднений и материальной зависимости совершившего преступление лица. Если материальная зависимость обусловлена его антиобщественной деятельностью, то она не может быть учтена как смягчающее обстоятельство. Например, если уклонение от общественно полезного труда, ведение паразитического образа жизни, пьянство, увлечение азартными играми и т. д. приводят к материальной зависимости, что предопределяет совершение преступления, то они не могут быть признаны смягчающим обстоятельством. Не сами материальные трудности, а материальная зависимость рассматривается в качестве смягчающего обстоятельства. При этом зависимость предполагает полное или частичное иждивение. В связи с этим нельзя признать правильным такое положение, когда суды признают в качестве смягчающего обстоятельства совершение преступления лицом, наделавшим долги для покупки дорогостоящих вещей, не вызванные первой необходимостью. Так, если лицо, не рассчитав свои возможности, заняло деньги на автомашину, а погасить долг решило за счет хищения чужого имущества, то такие материальные трудности и зависимость от кредитора ни в какой мере не должны влиять на смягчение наказания. Лишь долг, сделанный в целях необходимого улучшения материального положжения (нужны деньги на строительство жилья, на лечение детей и т. п.), может повлиять на индивидуализацию наказания в сторону его смягчения.

    Под иной зависимостью в юридической литературе понимают служебную зависимость, зависимость, обусловленную подавляющим влиянием одного лица на другое, зависимость, которая обусловлена родственными или супружескими отношениями, договором или законом. Все указанные разновидности зависимости, влияющие на совершение преступления, затрудняют волеизъявление субъекта, снижают его сопротивляемость неблагоприятно сложившимся обстоятельствам.

     

    2.7. Совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК)

     

    Совершение преступления при превышении пределов необходимой обороны свидетельствует об относительно меньшей опасности преступления и личности преступника в силу ряда причин. Основанием для смягчения наказания в этих случаях прежде всего является его мотив — стремление защитить личность, права обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства, интересы общества и государства.

    Внезапность нападения затрудняет правильную ориентировку обороняющегося, в результате чего он не всегда может соразмерить характер и опасность посягательства с характером и опасностью обороны. При совершении преступления в результате превышения пределов необходимой обороны лицо, как правило, находится в состоянии сильного душевного волнения, вызванного нападением потерпевшего, и не контролирует свои действия в такой степени, чтобы оборона полностью соответствовала интенсивности посягательства. Все перечисленные и ряд других признаков преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, дают основание рассматривать эти преступления как менее опасные.

    Анализ судебной практики показывает, что ошибки в применении п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК обусловлены нерешенностью в теории уголовного права ряда вопросов, относящихся к понятию необходимой обороны и к понятию превышения ее пределов.

    Необходимая оборона — это правомерные и общественно полезные действия лица, предпринятые в защиту личности или прав обороняющегося либо другого лица, интересов государства, общественных интересов от общественно опасного посягательства путем причинения нападающему вреда. Если посягательство не сопряжено с насилием, опасным для жизни либо с непосредственной угрозой такого насилия, при обороне от такого посягательства не должно быть допущено явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства.

    Согласно ч. 2 ст. 37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

    Характер и опасность посягательства определяются значимостью объекта, на который оно направлено, способом посягательства, степенью его интенсивности (силой и стремительностью), примененными орудиями и средствами нападения, числом лиц, участвующих в нападении, стадией посягательства (приготовление, покушение, оконченное преступление), возможностью довести преступление до конца, временем, местом, всей обстановкой совершения посягательства и т. п.

    Под явным несоответствием защиты характеру и опасности посягательства следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда. Пленум Верховного Суда СССР разъяснил, что «решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося»1.

    Превышение пределов необходимой обороны имеет место прежде всего в случаях явного несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, в случаях резкой несоразмерности между ценностью, важностью, общественным значением интереса защищаемого и интереса, нарушаемого обороной. Речь идет о резкой несоразмерности между защищаемым благом и благом, нарушаемым обороной.

    Нельзя защищать ничтожное благо, малоценный интерес путем причинения нападающему серьезного вреда. Так, причинение побоев, повреждение личного имущества (костюма, одежды) лицу, попытавшемуся сорвать цветы в чужом саду, должны расцениваться как самостоятельные преступления, совершенные без превышения пределов необходимой обороны. В данном случае защищаемый объект настолько незначителен, что посягательство на него лишено признака общественной опасности, а следовательно, состояние необходимой обороны отсутствует, и причинение посягающему вреда ничего общего не имеет с необходимой обороной. Существенное Значение имеют и средства, применяемые нападающим или защищающимся. Так, вооруженное нападение является более опасным, чем нападение невооруженное. Однако при определенных условиях и невооруженное нападение (например, нападающий душит обороняющегося) по степени опасности может не уступать вооруженному нападению. Большое значение имеет способ применения избранных средств. Угроза пистолетом и выстрел из пистолета — различные по своей опасности действия.

    Обороняющийся вправе применять те средства и способы защиты, которые в данных условиях наиболее пригодны для обороны от посягательства, с учетом, разумеется, характера и опасности посягательства. Явное несоответствие способов и средств защиты, способов и средств посягательства, а также явное несоответствие интенсивности защиты интенсивности посягательства является превышением пределов необходимой обороны.

    О том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны, можно судить лишь на основе тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего и обороняющегося. Необходимо всегда учитывать соотношение физических данных нападающего и обороняющегося, душевное состояние, количество нападающих и защищающихся. Имеет значение возраст, пол, состояние здоровья, а также время, место и обстановка, в которой происходит посягательство. Нападение, совершенное ночью в уединенном месте, иногда требует более решительных средств защиты, чем нападение, совершенное днем на людной улице.

    Данное смягчающее обстоятельство в судебной практике встречается весьма редко. Это обусловлено содержанием института необходимой обороны (защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, при этом вред причиняется физический и материальный). Практически можно совершить лишь ограниченный круг преступлений при защите от общественно опасного посягательства с превышением пределов необходимой обороны, в частности: умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК); побои (ст. 116 УК); умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК); хулиганство (ст. 213 УК). А за такие наиболее опасные преступления, как убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, предусмотрена пониженная ответственность в ст. 108, 114 УК.

    Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства материального или физического вреда по неосторожности ни при каких обстоятельствах не может влечь уголовной ответственности.

    Наряду с рассмотренным смягчающим обстоятельством в п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК также предусмотрено в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, совершение преступления при нарушении условий правомерности задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения. Эти обстоятельства ранее в уголовном законодательстве не указывались, но на практике они учитывались при назначении наказания.

     

    2.8. Противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 1 УК)

     

    К противоправным действиям следует отнести любые действия, которые признаны неправомерными любой отраслью права, не обязательно только уголовным правом. Поводом для совершения преступления могут послужить действия потерпевшего, нарушившие запреты гражданского, трудового, административного, семейного права и т, д. Неправомерные, противозаконные действия потерпевшего могут иметь различное содержание. Они могут выражаться в произволе, беззаконии или быть исключительно грубыми и циничными, непосредственно угрожающими жизненно важным интересам лица, совершившего преступление, его близким, другим лицам. Такие действия должны либо повлечь за собой невыгодные последствия, либо создать реальную возможность наступления таких последствий. Вопрос о том, что считать в данном случае невыгодными последствиями, должен решаться с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела.

    К противозаконным действиям, повлекшим или могущим повлечь невыгодные последствия, следует, например, отнести совершение преступления, причинившего вред (например, в результате умышленного или неосторожного повреждения или уничтожения имущества, клеветы, оскорбления, доведения до самоубийства и т. п.), различные издевательства, хулиганские действия и т. п. Поведение потерпевшего следует признать аморальным, если оно нарушает общечеловеческие нормы поведения, общения людей. Это различного рода циничные выходки, шантаж и т. п. Противозаконные и аморальные действия могут явиться поводом для совершения преступления, они обусловливают возникновение умысла на преступление, который тут же приводится в исполнение.

     

    2.9. Явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления (п. «и» ст. 61 УК) и оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. «к» ст. 61 УК)

     

    Данные смягчающие обстоятельства наказания, целесообразно рассмотреть параллельно, так как все они по существу являются видами самостоятельного уголовно-правового института — деятельного раскаяния.

    Известно, что предотвращение преступлений обеспечивается в том числе посредством принятия социально обусловленных уголовно-правовых норм, которые положительно воздействуют на поведение неустойчивых членов общества, — это одна из основных функций уголовного закона. К тому же, если преступление было совершено, уголовное законодательство предусматривает некоторые формы воздействия, помогая виновному избрать предпочтительные варианты поведения.

    В юридической литературе одни авторы такое поведение называют послепреступным, другие постпреступным или посткриминальным.

    Все эти термины близки по содержанию, однако предпочтение следовало бы отдать первому из них. Под послепреступным поведением лица следует понимать поведение, определенное его уголовно-процессуальным положением, а также действия лица до его осуждения, которые должны быть учтены при решении вопроса об уголовной ответственности и назначении наказания. После вынесения приговора поведение осужденного может положительно повлиять на решение многих вопросов, но вопрос о наказании уже решен, и такое поведение нельзя рассматривать в качестве смягчающего обстоятельства. Послепре-ступное поведение может иметь большое значение для раскрытия преступления, для предотвращения наступления более тяжких последствий, для спасения потерпевшего и т. д. Именно поэтому законодатель относит такие деяния к смягчающим обстоятельствам.

    Явка с повинной — это добровольное личное заявление (письменное или устное) виновного, сделанное правоохранительным органам.

    В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания»1 обращается внимание на то, что при решении вопроса о том, имела ли место явка с повинной, судам необходимо проверять, являлось ли заявление, поданное в органы расследования, или сообщение (в любой форме) о преступлении, сделанное должностному лицу органа расследования, добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в преступлении.

    Если по делу, возбужденному по факту совершения преступления, лицо, его совершившее, не установлено, добровольное заявление или сообщение лица о содеянном им должно рассматриваться как «явка с повинной». Как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности, о совершенных им преступлениях, неизвестных органам расследования.

    Активное способствование раскрытию преступления, изобличению соучастников и розыску имущества, добытого в результате преступления, может проявляться в самых разнообразных формах. Например, в указании, где добывались орудия преступления, кто именно являлся соучастниками и какова их роль, где они скрываются и где прячется имущество и т.п. Важно, чтобы лицо добровольно поступало таким образом, а не вынужденно, под давлением улик. Указанные обстоятельства свидетельствуют о меньшей общественной опасности виновного, что и служит основанием для смягчения ему наказания.

    По общему правилу позитивное послепреступное поведение является обстоятельством, смягчающим наказание. Эти вопросы регламентируются нормами Общей части УК. Однако из этого правила законодатель делает ряд исключений. Так, в Особенной части УК содержатся нормы, которые обязывают органы правосудия учитывать послепреступное поведение, давая ему особую юридическую оценку, отличную от той, которая предусмотрена нормами Общей части УК.

    В примечании к ст. 275 УК говорится, что лицо, совершившее государственную измену, шпионаж и насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 276, 278 УК), освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного преступления.

    Примечание к ст. 291 УК предусматривает, что лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если это лицо после дачи взятки добровольно заявило о случившемся органу, имеющему право возбудить уголовное дело о даче взятки.

    В примечании к ст. 222 УК говорится, что лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боевые припасы, взрывчатые вещества или взрывчатые устройства, незаконно приобретенные, хранившиеся и т. д., освобождается от уголовной ответственности.

    В соответствии с примечанием 1 к ст. 228 УК лицо, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

    Единственным основанием уголовной ответственности по уголовному праву в соответствии со ст. 8 УК является совершение лицом деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Учет поведения такого лица после совершения преступления при решении вопроса об уголовной ответственности и наказании не противоречит этому положению. Общественно полезные действия, совершенные после окончания преступления, не исключают основания уголовной ответственности. Явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, влияют на уголовную ответственность лица, однако это влияние проявляется в учете указанных обстоятельств, отнесенных законодателем к смягчающим, при назначении наказания.

    Освобождение от уголовной ответственности в случае добровольного заявления лица о совершении таких преступлений, как государственная измена, дача взятки, незаконное хранение огнестрельного оружия и др., предусмотренных нормами Особенной части УК, не противоречит общему положению уголовного права о виновном совершении преступления как единственном основании уголовной ответственности. Упомянутые нормы Особенной части УК не создают каких-либо новых оснований уголовной ответственности, а лишь предусматривают исключения из общего правила и содержат характеристику особых, специальных видов освобождения от уголовной ответственности.

     

    Глава 3 Учет при назначении наказания обстоятельств, смягчающих наказание, не указанных в законе (ч. 2 ст. 61 УК РФ)

     

    Перечень в ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим, поскольку в ч. 2 той же статьи говориться, что при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и другие обстоятельства. Это могут быть обстоятельства» относящиеся как к самому преступному деянию, так и к личности виновного.

    В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» указано, что «статьей 61 УК РФ не ограничен перечень обстоятельств, смягчающих наказание. Поэтому при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и другие обстоятельства, не предусмотренные этой статьей. Признание такого обстоятельства должно быть мотивировано в приговоре» 1. Это объясняется тем, что обстоятельств, смягчающих ответственность, в конкретных жизненных ситуациях встречается значительно больше, и все их в законе заранее предусмотреть трудно. Судебная практика к обстоятельствам, смягчающим ответственность, помимо названных в законе, в ряде случаев относит следующие: участие подсудимого в Отечественной войне, других военных действиях по защите интересов России, наличие у него государственных наград, безупречное поведение в прошлом до совершения преступления, состояние здоровья, оказание помощи нуждающимся. Судами при назначении наказания усчитываются также и другие обстоятельства, которые по своему характеру оказывают влияние на уменьшение общественной опасности совершенного преступления и личности виновного.

    Закон исходит из того, что обстоятельство, смягчающее наказание, должно учитываться только в том случае, если оно не предусмотрено в качестве признака данного преступления в Особенной части УК, совпадающего по существу с обстоятельством, названном в комментируемой статье. При несовпадении признаков применение смягчающего обстоятельства не должно исключаться.

    Вопрос о смягчении наказания решается судом по каждому делу с учетом всех собранных материалов, относящихся как к преступлению, так и к личности виновного. При этом необходимо иметь в виду, что суд по общему правилу не обязан мотивировать неприменение того или иного смягчающего обстоятельства. Равным образом суд не должен мотивировать применение при назначении наказания конкретного смягчающего обстоятельства. По нашему мнению, сама ссылка на установленное смягчающее обстоятельство является мотивом смягчения наказания. Исключением из сказанного является необходимость мотивировки неприменения смягчающих обстоятельств, упомянутых в п.«и», «к» ч.1 ст.61 УК.

    Обобщение судебной практики показывает, что как обстоятельство, смягчающее наказание, рассматривается, например, ненаступление вредных последствий. Так, виновный, прибегнув к шантажу, потребовал у потерпевшего передать ему определенную денежную сумму (оконченное преступление — вымогательство). Однако потерпевший деньги не передал, и имущественный ущерб ему не был причинен.

    Как смягчающие обстоятельства рассматриваются, например, такие данные о личности, как нахождение на его иждивении несовершеннолетних детей (в п. «г» ч. 1 ст. 61 УК учтено наличие только малолетних детей), престарелых и больных родителей и др.

    Часть 3 ст. 61 УК устанавливает: если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

    Речь идет об обстоятельствах, из числа предусмотренных ч. 1 ст. 61 УК, учтенных в специальных нормах об ответственности, например за убийство, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 108, 114 УК). Поскольку при конструировании названных норм Особенной части УК указанные обстоятельства уже учтены и с их учетом установлены санкции, повторно при назначении наказания они учитываться не могут.

    В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» суд в приговоре обязан указать, какие смягчающие наказание обстоятельств установлены, и учесть их.

    Список использованной литературы

     

  8. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ с изм. и доп. // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  10. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  11. Федеральный Закон «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» от 13.06.1996 / Собрание законодательства РФ. — 17.06.1996. — №25. — Ст. 2955.
  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» // БВС РФ. 1999. № 8.
  13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 № 14 «О практике назначения судам видов исправительных учреждений» // ВВС РФ. 2002. №1.
  14. Бабаев М.М. Индивидуализация наказания несовершеннолетних. М., 1968.
  15. Баженов М. И. Назначение наказания по советскому уголовному праву. Киев, 1980
  16. Беляев В. Г. Применение уголовного закона. М., 2003.
  17. Брайнин Я. М. Уголовный закон и его применение. М., 2002.
  18. Бузынова СП. Эффективность наказания и ее влияние на предупреждение преступлений/Труды ВЮЗИ. М., 1974. Т. 33.
  19. Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть. – М.: Новый Юрист. 2006.
  20. Викторов И.Д. Уголовное Право. Общая часть. – М.: Проспект. 2005.
  21. Гаверов Г. С. Общие начала назначения наказания по советскому уголовному праву. Иркутск, 1976. С
  22. Гаухман Л.Д. Уголовное право. Общая часть. М., 2006.
  23. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс. М., 2005.
  24. Дулатбеков Н. О., Бекбергенов Н. А. Назначение наказания по совокупности преступлений. Караганды, 2002.
  25. Дуюнов В.К., Цветинович А.Л. Дополнительные наказания. Теория и практика. – Фрунзе, 1986.
  26. Карпец И.И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 2002.
  27. Карпец И.И. Индивидуализация наказания. М., 1961.
  28. Карпушин М. П., Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 2002.
  29. Ковалев М.И. Принцип и признаки преступления и их значение для квалификации. Свердловск, 1977.
  30. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др.; отв. Ред. А.И. Рарог.–М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.
  31. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. С. Михлина, И. В. Шмарова – М: Вердикт, 2005.
  32. Комментарий к УК РФ/ Под общ. Ред. Скуратова Ю.И. М., 2003.
  33. Кригер Г.А. Наказание и его применение. М., 1992.
  34. Кривенков О. В. Общие начала назначения наказания по российскому уголовному праву Автореф дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 13, 16; Хамитов Р. Н. Специальные правила назначения наказания. Казань, 2000.
  35. Кругликов Л.Л. О принципах назначения  наказания //Проблемы теории уголовного  права. Избранные статьи (1982-1999 г.г.). Ярославль, 1999.
  36. Кругликов Л.Л. Проблемы теории уголовного права. М., 2000.

    Кругликов Л. Л. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства в советском уголовном праве. Ярославль, 1977. С. 29.

  37. Кузьмин С.И. Человек: преступление и наказание. М., 1999.
  38. Малинин В.Б. Гуманизм УК—не в ущерб жертве преступления // Жизнь и безопасность № 2, 1996.
  39. Максимов С.В. Цель в уголовном праве // Дис…канд. юрид. наук. Ульяновск, 2002.
  40. Малков В., Тосакова Л. Назначение наказания при рецидиве преступлений //Российская юстиция. 1997. N 9.
  41. Малков В. П. Совокупность преступлений. М., 2000.
  42. Малков В. Применение общих начал назначения наказания // Советская юстиция. 1986. № 14
  43. Милюков С. Ф. Российская система наказаний. М., 2003.
  44. Набиев И. Г. Принципы и общие начала назначения наказания // Учен. зап. Казанск. гос. ун-та: Юридические науки. Т. 144. М., 2000
  45. ; Непомнящая Т. В. Общие начала, принципы и критерии назначения наказания // Журнал российского права. 2004. № 12. С. 85; Ткаченко В. Общие начала назначения наказания // Российская юстиция. 2003. № 1.
  46. Полубинская С.В. Цели уголовного наказания. М., 1990.
  47. Скрябин М.А. Общие начала назначения наказания и практика их применения по делам несовершеннолетних//Автореф. дис…канд. юрид. наук. Казань, 1985.
  48. Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А, В. Смирнова СПб., 2003.
  49. Становский М.Н. Назначение наказания. СПб., 1999.
  50. Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1998.
  51. Сундуров Ф. Р. Лишение свободы и социально-психологические предпосылки его эффективности. М., 2001.
  52. Прохоров Л. А. Общие начала назначения наказания и предупреждение рецидивной преступности. Омск, 1980.
  53. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 2. Тула, 2001.
  54. Татарников В. Г. Понятие общих начал назначения наказания и их содержание // Проблемы совершенствования борьбы с преступностью. Иркутск, 1985.
  55. Ткаченко В. Общие начала назначения наказания // Российская юстиция. 2004. №1.
  56. Тлустов В. Мотивировка наказания в приговоре // Советская юстиция. 1973. № 6.
  57. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. -М.: ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2005.
  58. Уголовное право России Часть Общая /Под ред. Л.Л. Кругликова. — М.: БЕК, 2005.
  59. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. П.А. Лупинской. М., 2006.
  60. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М., 2006.
  61. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. В. Смирнова. СПб., 2005.
  62. Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. СПб., 2000.
  63. Шаргородский М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. М., 1998.
  64. Хамитов Р.Н. Специальные правила назначения наказания. — Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2000.
  65. Яковлев А.М. Об эффективности исполнения наказания // Советское государство и право. 1964. № 1.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.06MB/0.00047 sec

WordPress: 23.66MB | MySQL:120 | 2,201sec