Обвиняемый как участник уголовного процесса

<

042414 1116 1 Обвиняемый как участник уголовного процесса

1. ОБВИНЯЕМЫЙ КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

Одним из активных участников российского уголовного процесса, лично заинтересованных в исходе дела, является обвиняемый – как лицо, интересы которого более всего затрагиваются в ходе уголовного судопроизводства ввиду реальной угрозы применения к нему мер уголовной ответственности.

Понятие обвиняемого четко и ясно определяется уголовно – процессуальным законом. В советском уголовном процессе ни фактические данные о совершении лицом преступления сами по себе, ни применение мер процессуального предупреждения в отношении данного лица не служат достаточным основанием для признания его обвиняемым. По всем делам, по которым проводится предварительное расследования, для этого необходимо, чтобы в установленном законом порядке формулировалось обвинение и началось изобличение соответствующего лица в официально инкриминируемом ему преступлении.1

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого (ст. 1.71 УПК)1 либо, в установленных законом случаях, составлен обвинительный акт (ст. 225 УПК)2. Обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. Обвиняемый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, является оправданным (ч. 1,2 ст. 47 УПК).

Обвиняемый — главная (центральная) фигура уголовного процесса, поскольку именно в отношении его суд разрешает основной вопрос каждого уголовного дела — совершил ли обвиняемый инкриминированное ему уголовно наказуемое деяние и виновен ли он.

Приобретение лицом статуса обвиняемого происходит только по инициативе представителей стороны обвинения (п. 47 ст. 5 УПК), которые уполномочены в предусмотренных законом случаях либо вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого {следователь, прокурор — ст. 171 УПК), либо составить обвинительный акт (дознаватель — ст. 225 УПК), либо возбудить дело частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК) путем подачи в суд заявления (частный обвинитель — ст. 318 УПК).

В силу конституционного принципа презумпции невиновности каждый обвиняемый считается невиновным, пока, его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК).

Поэтому необходимо определить, с какого момента нужно признавать лицо в качестве обвиняемого. По этому вопросу в юридической литературе нет единой точки зрения. Многие авторы, например, М.С. Строгович, М.А. Цельцов, В.А. Стремовский связывают появление обвиняемого в стадии предварительного следствия с вынесением постановления о привлечении к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.1 Некоторые криминалисты, в том числе Рахунов Р.Д., связывают со вторым процессуальным действием – с предъявлением обвинение.2

Привлечение лица в качестве обвиняемого – это чрезвычайно ответственный акт, поэтому закон требует, чтобы следователь располагал к моменту вынесения постановления в качестве обвиняемого достаточными доказательствами. Строгович М.С. по этому поводу писал, что «скороспелое привлечение в качестве обвиняемого, без получения серьезных доказательств виновности данного лица, так и искусственная задержка привлечения, оттягивание его к концу следствия – недопустима».3

С момента приобретения лицом статуса обвиняемого он имеет возможность лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя осуществлять многочисленные предоставленные ему законом процессуальные права, каждое из которых является проявлением одного всеобъемлющего права, принадлежащего каждому обвиняемому, — права на защиту от предъявленного обвинения (ст. 16 УПК). Суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснить обвиняемому его права и обеспечить возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами (ч. 2 ст. 16; ч. 4 ст. 164; ч. 5 ст. 172; ст. 267 и др. УПК). Одновременно обвиняемый становится субъектом исполнения процессуально-правовых обязанностей.

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (являющейся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы России), каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

б) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

в) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у негр средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

г) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

е) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не
понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Процессуальное положение обвиняемого в стадии предварительного следствия и подсудимого в судебном разбирательстве неодинаково. Предварительное следствие не является состязательным. Обвиняемый в этой стадии не занимает положения стороны, и он защищается от предъявленного ему обвинения лишь перед органом, ведущим предварительное следствие, то есть перед следователем, который выполняет в этой стадии процесса несколько функций, в частности, функцию обвинения, функцию защиты и функцию разрешения дела в пределах своих полномочий.1

Наиболее приемлемой следует считать именно то, что следователь выполняет три функции, но все же, по моему мнению, главной из них является функция обвинения.

На предварительном следствии следователь выполняет данную функцию, так как он, осуществляя производство предварительного следствия, после привлечения лица в качестве обвиняемого, проводит те процессуальные действия, которые непосредственно связаны с обвинительным направлением то есть он предъявляет ему обвинение в совершении конкретного преступления, ведет в отношении обвиняемого уголовное преследование, изобличает его в совершении преступления. Тем самым он выполняет в ходе предварительного следствия деятельность, которая связана с процессом доказывания виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности. И как правильно отмечает М.С. Строгович: «Ведь если есть обвиняемый, есть кто-то, кто его обвиняет. Не может быть такого, что обвиняемый есть, а обвинителя нет».1

Обвиняемый появляется в уголовном процессе в стадии предварительного расследования, в соответствии, с чем возникает вопрос – признается ли он виновным в совершении преступления с момента привлечения его в качестве обвиняемого?

В решении этого вопроса наиболее приемлемой следует считать позицию М.С. Строговича, согласно которой «совершенно недопустимо и ошибочно как в теоретическом, так и в практическом отношении отождествление обвиняемого с виновным, обращение с обвиняемым как уже с изобличенным преступником.

Обвиняемый – это лицо, которое обвиняется в совершении преступления, но вопрос о его виновности еще не решен, этот вопрос предстоит решить, а для этого надо «прежде всего исследовать всесторонне, полно и непредвзято все обстоятельства дела, как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его».2

Таким образом, обвиняемый – это лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. С этого момента обвиняемый наделяется широким объемом процессуальных прав для защиты своих законных интересов.

Для правового положения обвиняемого, защищенности его интересов существенны четкость выражения в нормах права его обязанностей. В соответствии с этим четкое нормативное закрепление обязанностей и их разъяснение служат тому, чтобы обвиняемый мог защитить свои интересы от неправомерных притязаний. Таким образом, значение разъяснение обязанностей отнюдь не только в том, что он помогает обвиняемому исполнить обязанность и тем избежать ограничений в результате применения санкций за неисполнение обязанностей, но также в том, что дает обвиняемому возможность, не опасаясь государственно-правовых санкций, правомерно не исполнить притязания, не соответствующее его процессуальной обязанности.1

Объем прав и обязанностей, предоставленных обвиняемому, свидетельствуют о том, что он является активным участником уголовного процесса. «Основная обязанность обвиняемого – это долг отвечать по расследуемому делу, нести всю тяжесть изобличения в совершении преступного, осуждаемого со стороны общества деяния»2.

В соответствии с нормами УПК обвиняемый вправе защищать свои права незаконные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите. В этих целях он вправе (ч. 3, 4 ст. 47 УПК):

1) знать, в чем он обвиняется. Данное право указано в начале перечня прав обвиняемого, поскольку оно является исходным. Его значение чрезвычайно велико, без него невозможно осуществлять само право на защиту: только зная официальную позицию стороны обвинения, обвиняемый имеет возможность определить пути и направления (линию) своей защиты. Следователь обязан известить обвиняемого о дне предъявления обвинения (ч. 2 ст. 172 УПК) и предъявить ему обвинение не позднее трех суток со дня вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, разъяснив при этом существо предъявленного обвинения (ч. 1 и 5 ст. 172 УПК).

Обо всех случаях изменения обвинения в дальнейшем — в ходе расследования и в суде — обвиняемый своевременно ставится в известность (ст. 175, 221—222, 226; ч. 7—9 ст. 246; ч. 5 ст. 321 и др. УПК);

2) получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного заключения с приложениями или обвинительного акта (ч. 8 ст. 172; ч. 2 ст. 101; ч. 2 ст. 222; ч. 3 ст. 226 УПК). Данное право облегчает обвиняемому проведение анализа обоснованности позиции стороны обвинения, отраженной в этих документах, позволяет ему в своих ходатайствах и жалобах более аргументировано спорить со стороной обвинения, отстаивая правильность своей позиции;

3) возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказываться от дачи показаний (ст. 77, 173—174, ч. 3 ст. 274, ст. 275— 276 УПК); представлять доказательства как лично, так и с помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 2, 3 ст. 86 УПК).

Следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения (ч. 1 ст. 173 УПК). Повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого (ч. 4 ст. 173 УПК). При первом допросе обвиняемого прокурор, следователь, дознаватель разъясняют ему права, предусмотренные ст. 47 УПК. При последующих допросах обвиняемому повторно разъясняются его права, предусмотренные п. 3, 4, 7 и 8 ч. 4 ст. 47 УПК, если допрос проводится без участия защитника (ч. 6 ст. 47 УПК). Обвиняемый не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст. 51 Конституции РФ; п. 4 ст. 5 УПК). Он не может быть привлечен к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, поскольку дача обвиняемым показаний — его право, а не обязанность. Дача обвиняемым показаний — важный способ реализации права на защиту, ибо показания обвиняемого — это один из видов доказательств, используемых для обоснования процессуальных решений (ст. 77 УПК). Если, например, обвиняемый не признает себя виновным по предъявленному обвинению, то в своих показаниях он может своевременно привести убедительные доводы в свою защиту. Если эти доводы подтвердятся в ходе проверки, которую обязана будет провести сторона обвинения (см. ч. 2 ст. 14 УПК), то, возможно, уже на стадии предварительного расследования будет принято решение о прекращении уголовного преследования обвиняемого (ст. 27, 28 УПК) или производства по уголовному делу в целом (ст. 24—26 УПК}. Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК). Показания подозреваемого и обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК).

4) заявлять ходатайства (ст. 119—122, 159, ч. 4—5 ст. 217, ст. 219, ч. 3 ст. 227, ст. 235, 271, 314—315, ч. 5 ст. 365, ч. 2—6 ст. 377 и др. УПК) и отводы. Обвиняемый вправе заявлять самые разнообразные ходатайства о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов обвиняемого — о прекращении дела, об изменении квалификации преступления, об отмене или изменении меры пресечения, об истребовании дополнительных доказательств, о производстве дополнительных следственных действий, об исключении доказательства, о рассмотрении уголовного дела в установленных законом случаях судом с участием присяжных заседателей и др. Прокурор, следователь и дознаватель не вправе отказать обвиняемому в удовлетворении ходатайства о допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых он ходатайствует, имеют значение для данного уголовного дела (ч. 2 ст. 153 УПК). На стадии предварительного слушания ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого подлежит удовлетворению лишь в случае, если оно заявлялись в ходе предварительного расследования и было отменено дознавателем, следователем или прокурором; данное ходатайство может быть удовлетворено также в случае, если о наличии такого свидетеля становится известно после окончания предварительного расследования. Появление в новом УПК подобной нормы, по мнению проф. Л. Б. Алексеевой, «объясняется двумя обстоятельствами: а) спецификой такого фактического обстоятельства, как алиби, которое в полном объёме опровергает версию обвинения; б) отсутствием возможности направить уголовное дело на дополнительное расследование»1. Ю.В. Кореневский считает, что правило, установленное в ч. 6 ст. 234 УПК, «направлено на предотвращение попыток заявлять на этом этапе надуманное после завершения следствия ходатайство, в подтверждение которого иногда уже подготовлены ложные показания»1. Следует иметь в виду, что указанное ограничение установлено только в отношении ходатайства стороны защиты, заявляемого на предварительном слушании, на стадии судебного разбирательства, где решается основной вопрос уголовного дела — о вине или невиновности Подсудимого, подобного ограничения нет, поскольку в противном случае нарушался бы принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ; ст. 14 УПК). Ходатайство стороны защиты об истребовании дополнительных доказательств или предметов подлежит удовлетворению, если данные доказательства и предметы имеют значение для уголовного дела (ч. 6—7 ст. 234 УПК); суд первой инстанции (п. 52 ст. 5 УПК) не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271 УПК). По общему правилу обвиняемый вправе заявить ходатайство как в письменной, так и в устной форме (в последнем случае оно заносится в протокол следственного действия иди судебного заседания). Однако, например, в стадии предварительного слушания ходатайство об исключении любого доказательства из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, должно заявляться в письменной форме (см. ч. 1 ст. 235 УПК). Обвиняемый вправе по указанным в УПК основаниям заявить отводы судье, прокурору, следователю, дознавателю, секретарю судебного заседания, переводчику, эксперту, специалисту, защитнику, представителю потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (ст. 61 —72 УПК);.

5) давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет; бесплатно пользоваться помощью переводчика. Обвиняемому, не владеющему или недостаточно владеющему языком, на котором ведется производство по уголовному делу, прокурором, следователем, дознавателем и судом должно быть разъяснено и обеспечено правом делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке иди другом языке, которым он владеет, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика (ч. 2 ст. 26 Конституции РФ; ч. 2 ст. 18, ч. 3 ст. 132 УПК). Следственные и судебные документы, которые в соответствии с нормами УПК подлежат обязательному вручению обвиняемому (п. 2, 18, 19 ч. 4 ст. 47 и др. УПК), должны быть переведены на его родной язык или язык, которым он владеет (ч. 3 ст. 18 УПК);

6) пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных законом (ст. 48 Конституции РФ; ст. 16, 49—53 и др. УПК). При этом участие в уголовном деле защитника или законного представителя обвиняемого не служит основанием для ограничения какого-либо права обвиняемого (ч. 5 ст. 47 УПК). Обвиняемый вправе по своей инициативе отказаться от помощи защитника, сделав об этом заявление в письменном виде (ст. 52 УПК);

7) иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого (см. ч. 1 ст. 173 УПК), вез ограничения их числа и продолжительности;

8) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания (ст. 166 УПК). Обвиняемый, участвующий в следственном действии, вправе отказаться подписать протокол следственного действия, при этом ему должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа, которое заносится в данный протокол (ст. 167 УПК);

9) участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству его защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания (см. ст. 166 УПК);

10) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта (см. ч. 3 ст. 195, ст. 198, 206 УПК);

11) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме (ст. 215, 217—218, ч. 2 ст. 225 УПК);    

12) снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела,
в том числе с помощью технических средств, в частности, предназначенных для ксерокопирования документов (см., например, ч. 2 ст. 217 УПК). В УПК РСФСР 1960 г. не содержалось запрета на ксерокопирование материалов уголовного дела обвиняемым, например, при ознакомлении с ним по окончании предварительного расследования (ст. 201—202), однако отсутствие в процессуальном законе прямого указания на рассматриваемое право на практике приводило к тому, что следователи в массовом порядке отказывали в удовлетворении соответствующих ходатайств. Лишь в 2000 г. Конституционный Суд РФ, рассмотрев жалобы ряда граждан, указал, что ст. 201 и 202 УПК РСФСР не исключают возможность использования в процессе ознакомления с материалами дела технических средств (в частности, предназначенных для ксерокопирования документов), поскольку в них не содержится запрет на ксерокопирование обвиняемым и его защитником материалов уголовного дела1;    

13) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом (ст. 19, 123—127 и др. УПК). Обжалование обвиняемым незаконных, по его мнению, действий (бездействия) и решений государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, является важной гарантией права на защиту, поскольку позволяет своевременно отменить или изменить ошибочные процессуальные решения, а также обязать соответствующее должностное лицо совершить определенные процессуальные действия;

<

14) возражать против прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 26, 28, п. 3 и 6 ч. 1 ст. 27 УПК. В этих случаях производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке и заканчивается постановлением судом оправдательного или обвинительного приговора (ч. 2 ст. 27, 302 УПК). Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по указанным основаниям допускается только с согласия подозреваемого или обвиняемого, поскольку в этих случаях невиновность лица не констатируется, а лишь достигается компромисс между стороной обвинения и стороной защиты, когда обвиняемый не желает спорить с обвинением, воспользовавшись конституционным правом на судебную защиту своих прав и свобод (ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 47 Конституции РФ);

15) участвовать в судебном разбирательстве уголовного делав судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении его меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 29 УПК. В заседаниях судов первой и апелляционной инстанции обвиняемый во всех случаях участвует непосредственно (ст. 247, п. 3 ч. 3 ст. 364 УПК). Ему обеспечиваются все предусмотренные законом возможности активно отстаивать свою позицию в судебном разбирательстве в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон. Он вправе давать показания, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, излагать свое мнение по вопросам, возникающим в судебном заседании, участвовать в прениях сторон при отсутствии у него защитника (ч. 1 ст. 292 УПК), по окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату представить суду в письменном виде предлагаемые им формулировки решений по вопросам, указанным в п. 1—6 ч. 1 ст. 299 УПК, которые, однако, не имеют для суда обязательной силы (ч. 7 ст. 292 УПК). Подсудимый имеет право на последнее слово (ст. 293, ч. 2 ст. 337, ч. 3 ст. 366 УПК). В суде кассационной инстанции осужденный, содержащийся под стражей и заявивший о своем желании, присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на приговор, вправе участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи. Вопрос о форме участия осужденного в судебном заседании решается судом. Явившийся в судебное заседание осужденный или оправданный допускается к участию в нем во всех случаях (ч. 3 ст. 376 УПК). Осужденный или оправданный, при условии заявления ими соответствующего ходатайства, участвуют также в заседании суда надзорной инстанции, если их интересы непосредственно затрагиваются жалобой или представлением (ч. 2 и 6 ст. 407 УПК);

16) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания (ст. 259—260, 372 УПК). Протокол судебного заседания допускается в Качестве доказательства (ст. 83 УПК). Сведения, содержащиеся в протоколе судебного заседания, могут использоваться обвиняемым для мотивировки апелляционных, кассационных и надзорных жалоб. В случае удовлетворения судом поданных подсудимым замечаний на протокол судебного заседания
эти замечания становятся составной частью протокола. Копия протокола судебного заседания изготавливается по письменному ходатайству участника судебного разбирательства и за его счет (ч. 8 ст. 261 УПК);    

17)обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ; ч. 11 ст. 108; ст. 127, 323, 354—389, 402—412 и др. УПК). В Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46. Конституции РФ). В резолютивной части процессуального решения; которое может быть обжаловано участником процесса, в том числе и обвиняемым, должно содержаться указание на порядок и сроки подачи жалобы (ч. 3 ст. 101, ч. 3 ст. 309, ч. 3 ст. 316, п. 4 ст. 351 и др. УПК). Копия приговора вручается осужденному или оправданному в течение пяти суток со дня провозглашения (ст. 312 УПК). В силу ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации (например, Конвенция о защите прав человека И основных свобод 1950 г.) обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (например, Европейский Суд по правам человека в г. Страсбурге), если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты;

18) получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления (ст. 358; ч. 2 ст. 407 и др. УПК);

19) участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора: знакомиться с представленными в суд материалами, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы. Решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд (ч. 3 ст. 399 УПК);

20) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК.

Обвиняемый и подозреваемый, в отношении которых избрана мера пресечения в виде содержания под стражей (ст. 108—109), дополнительно обладают совокупностью прав, связанных с необходимостью гарантировать конституционное право на охрану государством достоинства личности в условиях ограничения конституционного права на свободу (ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 22 УПК). Этот комплекс прав закреплен в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями (ст. 17—31 УПК). Кроме того, лицо, в производстве которого находится уголовное дело, обязано незамедлительно уведомить кого-либо из близких родственников подозреваемого или обвиняемого, при их отсутствии — других родственников, а при заключении под стражу военнослужащего также командование воинской части о месте содержания его под стражей или об изменении места содержания под стражей (ч. 12 ст. 108 УПК).

Несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый имеет право на участие в производстве по делу его законного представителя (ст. 48).    

Процессуальное положение обвиняемого характеризуется также наличием определенных обязанностей. Он обязан являться по вызову суда, прокурора, следователя и дознавателя (см., например, ч. 4 ст. 172, ст. 188, ч. 3 ст. 247 УПК), не препятствовать расследованию и судебному рассмотрению уголовного дела, не нарушать порядок в судебном заседании (ст. 258 УПК), подвергаться освидетельствованию (ст. 179 УПК), личному обыску (ст. 184 УПК), представлять образцы для сравнительного исследования (ст. 202 УПК), подчиняться решению о помещении в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы, вынесенному в соответствии с требованиями ст. 203 УПК. Если к обвиняемому применена мера пресечения, то он обязан соблюдать ограничения, установленные при ее избрании под угрозой изменения этой меры пресечения на более строгую (ст. 97—ПО УПК). В целях обеспечения установленного УПК порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора к подозреваемому могут быть применены иные меры уголовно-процессуального принуждения: обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество (ст. 111—116, 118 УПК). Обвиняемый и подозреваемый, содержащиеся под стражей, обязаны соблюдать порядок содержания под стражей, установленный федеральным законом и Правилами внутреннего распорядка следственного изолятора; за невыполнение установленных обязанностей к обвиняемому и подозреваемому могут применяться меры взыскания: выговор, водворение в карцер (ст. 36 —40 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

2. ПРИВЛЕЧЕНИЕ В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО И ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ

 

2.1. Привлечение в качестве обвиняемого: понятие, основания, порядок

 

    Важным этапом предварительного расследования является привлечение лица в качестве обвиняемого. В отношении акта привлечения в качестве обвиняемого действуют основные положения, прямо вытекающие из текста и смысла закона:

во-первых – лица, совершившие преступления должны неуклонно привлекаться в качестве обвиняемых. Следователь обязан принимать все законные меры к из обнаружению и изобличению;

во-вторых – привлечение в качестве обвиняемого возможно лишь при наличии доказательств, достаточных для предъявления обвинения;

в-третьих – привлечение в качестве обвиняемого, хотя оно и должно основываться на веских и проверенных данных, еще не предрешает окончательного вывода следствия о виновности обвиняемого и о необходимости предать его суду.1

Привлечение в качестве обвиняемого — весьма серьезный и ответственный этап предварительного расследования уголовного дела. Оно означает принятие должностным лицом, осуществляющим предварительное расследование, решения, в котором конкретно формулируется утверждение о совершении определенным лицом деяния, содержащего все предусмотренные уголовным законом признаки преступления.

Такое решение, в сущности, ставит под вопрос честь и достоинство личности, важнейшие права и свободы человека и гражданина. Быть обвиняемым, публично преследуемым — большая неприятность. Помимо моральных переживаний обвинение обычно влечет за собой применение к обвиняемому различных мер процессуального принуждения, в случае обвинения в тяжком преступлении — вплоть до ареста, а для должностного лица, при наличии соответствующих оснований — также временного отстранения от должности. Неправильное, ошибочное решение о привлечении в качестве обвиняемого может обернуться для него и его близких подлинной трагедией. Поэтому к законности и обоснованности такого решения предъявляются повышенные требования. Оно может быть вынесено только при «наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления» (ч. 1 ст. 171 УПК).

Важное значение для проведения полного, всестороннего и объективного расследования дела, соблюдения права обвиняемого на защиту имеет выбор момента привлечения лица в качестве обвиняемого. К моменту вынесения постановления органы предварительного расследования должны собрать достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что само событие (деяние) имело место, образующие его фактические признаки соответствуют составу преступления и другие обстоятельства. Однако уголовно – процессуальный закон не определяет момент вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. В уголовно – процессуальной литературе одни авторы считают, что вопрос об определении момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого является тактическим и поэтому устанавливается следователем.1

Другие ученые полагают, что тактические соображения не могут влиять на выбор момента привлечения к уголовной ответственности, поскольку он определен законом.2

Вероятно правы те авторы, которые указывают, что не собрав достоверных и достаточных доказательств, устанавливающих виновность обвиняемого в совершении преступления, следователь не имеет права привлекать лицо к уголовной ответственности, руководствуясь какими либо тактическими соображениями, допускают возможность не привлечения лица в качестве обвиняемого, когда необходимые доказательства собраны, но следователь считает целесообразным повременить с предъявлением обвинения по тактическим соображениям.3

Закон прямо не раскрывает понятие достаточности доказательств. Его смысл можно раскрыть, если обратиться к анализу ряда статей УПК. Так, из содержания ч. 1 ст. 171 УПК видно, что никакое отдельно взятое доказательство, в том числе признание обвиняемым своей вины (ч. 2 ст. 77 УПК) достаточным для этой цели служить не может, — достаточной может быть только их совокупность. Далее, из смысла п. 4 ст. 7, ч. 3 ст. 14, ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 172 и ч. 2 ст 175 УПК вытекает, что любое формулируемое в постановлении обвинение должно быть законным и обоснованным, в достаточной мере подтвержденным доказательствами. А это значит, что доказательства, могущие служить основанием для привлечения лица в качестве обвиняемого, должны быть в достаточной мере проверенными и убедительными.

Я.О. Мотовилокер и другие полагают, что для предъявления обвинения достаточно, чтобы собранные доказательства обосновывали предположения следователя о виновности привлекаемого лица.1 Другие авторы основания привлечения в качестве обвиняемого связывают с доказательствами, которые убеждают следователя (работника дознания) в достоверности интересующих его фактов, в виновности лица в совершении инкриминируемого ему преступления, недопустимости обвинения человека при наличии колебаний, сомнений в его виновности.2

Данную точку зрения следует считать наиболее приемлемой, так как во-первых, в Уголовно – процессуальном кодексе РФ не имеется указаний о том, что следователь может вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого при наличии достаточных оснований к предположению, что расследуемое преступление совершено подозреваемым лицом; во-вторых, закон требует наличие достаточных доказательств, дающие основание для предъявления обвинения в совершении преступления, в третьих, суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием.

Таким образом, данные положения позволяют утверждать, что для привлечения к уголовной ответственности следователь должен собрать такие достаточные доказательства, которые бы его убеждали в виновности обвиняемого в совершении преступления, т. е. он должен установить наличие состава преступления в действиях привлекаемого лица.1

При оценке таких подходов следовало бы учитывать, что как бы ни была высока степень убежденности следователя в виновности лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, а равно в достаточности собранных им доказательств обвинения, он никогда не должен забывать, что его внутреннее убеждение может рассматриваться в лучшем случае как достоверность субъективная, т. е. как достаточно высокая степень объективной вероятности.

Очень важным в этом отношении является вопрос об объективных основаниях привлечения лица в качестве обвиняемого: что требуется, какие условия необходимы, чтобы следователь мог применить в отношении гражданина эту меру – привлечь его в качестве обвиняемого, поставить его в положение обвиняемого со всеми вытекающими из этого последствиями (предъявление обвиняемому обвинения, допрос обвиняемого, избрание меры пресечения и т. д.).2

В уголовно – процессуальной литературе под основаниями привлечения в качестве обвиняемого понимается «установление процессуальными средствами факта совершения общественно опасного деяния (события преступления), доказанность совершения этого деяния конкретными лицами (которое по своим свойствам может быть субъектом данного преступления) и виновность в нем данного лица»3.

Установленной, т. е. доказанной, достоверной (в объективном значении данного термина), виновность обвиняемого в совершении преступления может признаваться лишь при условии, когда ее удалось удостоверить с соблюдением всех принципов и норм надлежащей судебно-правовой процедуры вступившим в законную силу приговором суда. Такой подход диктуется, в частности, конституционным принципом презумпции невиновности.

Из всего этого следует, что предъявляемое в ходе предварительного расследования обвинение нужно рассматривать не более чем подтвержденную доказательствами обвинительную версию должностного лица, расследующего данное уголовное дело.

На момент вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого предварительное расследование еще не окончено. При дальнейшем производстве обвинение может изменяться или дополняться в соответствии с положениями ст. 175 УПК. Бывает также немало случаев, когда оно оказывается и опровергнутым (либо так и остается недоказанными) и уголовное дело в целом или преследование конкретного лица приходится прекращать (ч. 2 ст. 175 УПК). Обвинение вполне может оказаться опровергнутым либо недоказанным и в ходе судебного разбирательства.

С учетом сказанного очень важно верно определить момент привлечения лица в качестве обвиняемого. Крайне вредно как слишком поспешное, так и чрезмерно запоздалое привлечение в качестве обвиняемого. В первом случае резко возрастает риск признать обвиняемым лицо, непричастное к совершению преступления, а во втором — большая часть стадии предварительного расследования зачастую оказывается проведенной без активного участия лица, привлекаемого к ответственности, а значит, с нарушением его права на защиту. Это, разумеется, повышает риск осуждения невиновного.

Обвиняемым лицо признается, как отмечено в предыдущей главе курсовой работы, сразу же после подписания следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Данное постановление, как и любое иное постановление, должно состоять из трех частей: вводной, описательной и резолютивной. Первая часть, как и в любом ином постановлении, включает название постановления, дату и место его вынесения, наименование вынесшего его должностного лица или органа, а также дело, по которому оно вынесено. Во второй части дается описание преступления с указанием времени, места его совершения и иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК, а также пункт, часть и статью или статьи УК, предусматривающие ответственность за данное преступление (п. 4 и 5 ч. 2 ст. 171 УПК). В третьей, резолютивной части постановления должны быть указаны фамилия, имя, отчество обвиняемого, дата и место его рождения. Здесь же должно быть изложено решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, с указанием пункта, части и статьи уголовного закона, по которому лицо привлекается. В случае обвинения лица в совершении нескольких преступлений, подпадающих под действие разных статей уголовного закона, в постановлении должно быть указано, какие конкретные действия вменяются в вину обвиняемому по каждой из статей уголовного закона (ч. 3 ст. 171 УПК)1.

В случае привлечения по одному уголовному делу в качестве обвиняемых нескольких лиц в отношении каждого из них должно быть вынесено отдельное постановление (ч. 4 ст. 171 УПК).

Действующий УПК, к сожалению, не содержит прямого указания о том, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно быть мотивированным. Между тем, в нем есть общее требование, предъявляемое к процессуальному решению. Оно состоит в том, что любое такое решение «должно быть законным, обоснованным и мотивированным» (ч. 4 ст. 7 УПК). Это означает, что описательная часть постановления не может не содержать такого изложения конкретных обстоятельств вменяемого обвиняемому преступления, при котором выводы резолютивной части постановления, в которой формулируется решение о привлечении определенного лица в качестве обвиняемого, а также дается квалификация обвинения по определенной статье уголовного закона, были бы в достаточной мере обоснованными, мотивированными.

При характеристике уголовно-процессуального института привлечения в качестве обвиняемого крайне важно иметь в виду, что в изложенном выше виде данный институт свойственен лишь для случаев, когда расследование осуществляется с использованием процедуры, установленной для предварительного следствия. Для случаев, когда расследование ведется по правилам, установленным для дознания, он не предусмотрен. При производстве дознания подозреваемый узнаёт о том, за что его привлекают к уголовной ответственности, после ознакомления с процессуальным документом, венчающим все расследование, — обвинительным актом. Другими словами, при дознании не требуется выносить постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Подозреваемый становится обвиняемым после того, как «вынесен обвинительный акт» (п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК), т. е. когда дознаватель составит обвинительный акт и подпишет его.

Необходимо также иметь в виду, что изложенный в данном параграфе порядок привлечения в качестве обвиняемого со сравнительно недавних пор существенно корректируется в тех случаях, когда возникает вопрос о привлечении к уголовной ответственности неоднократно упоминавшихся выше лиц, наделенных в законодательном порядке процессуальными привилегиями (см. ст. 447 УПК).

Установленные для большинства лиц данной категории изъятия из общих правил привлечения в качестве обвиняемого во многом напоминают те изъятия, которые должны соблюдаться при возбуждении уголовных дел персонально против них (см. ст. 448 УПК).

Эти изъятия приводятся в действие, если вопрос о привлечении в качестве обвиняемого в отношении «привилегированного» лица возникает в случаях, когда уголовное дело было возбуждено по факту или когда в ходе расследования деяния какого-то другого лица оказывается, что обвиняемым следует признать также лицо, наделенное процессуальными привилегиями.

Возможны и некоторые другие изъятия из общего правила: к примеру, установлено, что привлечение к уголовной ответственности некоторых членов избирательных комиссий возможно лишь с согласия Генерального прокурора РФ или прокурора субъекта Федерации.

 

2.2. Предъявление обвинения

 

Предъявление обвинения — это комплекс процессуальных действий, совершаемых с целью ознакомления обвиняемого с предъявляемым ему обвинением и разъяснения существа обвинения, разъяснения ему его прав и обязанностей, выяснения позиции обвиняемого в отношении обвинения и получения от него сведений, которые могли бы иметь значение для правильного разрешения дела.

Такие действия должны быть осуществлены не позднее трех суток со дня вынесения постановления и в присутствии защитника, если он участвует в уголовном деле.

Подготовка к предъявлению обвинения выражается в совершении следователем действий по обеспечению явки: обвиняемый, содержащийся под стражей, извещается о дне предъявления обвинения через администрацию места содержания под стражей, а находящийся на свободе, — повесткой в порядке, установленном ст. 188 УПК. Вопрос о содержании, форме этого важного уголовно – процессуального акта неоднократно освещается в юридической литературе1 и следственной практике, где неизменно подчеркивается неизменность соблюдения при его вынесении всех требований уголовно – процессуального закона. При этом одновременно ему должно быть разъяснено право самостоятельно, пригласить защитника либо ходатайствовать, чтобы возможность воспользоваться услугами защитника ему была обеспечена в порядке, установленном ст. 50 УПК При уклонении обвиняемого от явки следователь вправе применить такую меру процессуального принуждения, как привод или принять соответствующие решения об избрании или изменении меры пресечения.

В ходе предъявления обвинения следователь, удостоверившись в личности обвиняемого, должен объявить ему и его защитнику, если он участвует в уголовном деле, постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого. При этом обвиняемому должны быть разъяснены существо предъявленного обвинения, а также его права, предусмотренные ч. 4 ст. 47 УПК, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения (ч. 5 ст. 173 УПК).

В случае неявки обвиняемого или его защитника в назначенный срок, а также в случае, когда место нахождения обвиняемого не установлено, обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода при условии обеспечения следователем участия защитника.

В случае отказа обвиняемого подписать постановление следователь делает в нем соответствующую запись.

Копия постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого должна быть вручена обвиняемому и его защитнику, а также направлена прокурору (ч. 8 и 9 ст. 173 УПК).

Обвинение, сформулированное в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, не всегда остается незыблемым на всем протяжении предварительного следствия. По сложным делам окончательная формулировка обвинения, с которой дело направляется в суд, нередко существенно отличается от ее первоначальной, сформулированной следователем в его первом постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого. Происходит это потому, что после предъявления обвинения в его первоначальном виде процесс расследования еще продолжается. Естественно, что в ходе расследования, особенно по делам более сложным, одни пункты обвинения могут оказаться опровергнутыми или недостаточно подтвержденными доказательствами. В то же время удается получить доказательства, дающие основания для изменения первоначальной формулировки обвинения или для дополнения его новыми пунктами.

УПК содержит правила, регламентирующие решение вопросов, связанных с изменениями и дополнениями первоначального обвинения в процессе формирования обвинения в его окончательном виде. Суть этих правил сводится к следующему:

– если в ходе предварительного следствия появляются основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со ст. 171 УПК выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, изложенном выше. В случаях, когда в ходе предварительного расследования предъявленное обвинение в какой-либо его части не находит подтверждения, следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора (ч. 2 ст. 175 УПК);

– изъятие из приведенных общих положений об условиях, при которых возможно изменение обвинения, предусмотрено ч. 6 ст. 448 УПК. Оно касается случаев, когда производство ведется по делу, в котором обвиняемым является член Совета Федерации, депутат Государственной Думы или судья, и когда изменение обвинения приведет к ухудшению положения такого обвиняемого. В случаях подобного рода решение об изменении обвинения должно выноситься с соблюдением изложенного установленного порядка, установленного для возбуждения уголовных дел в отношений названных лиц либо привлечения их в качестве обвиняемых.

Для полноты характеристики рассматриваемого уголовно-процессуального института важно обратить внимание на тесную взаимосвязь «привлечения в качестве обвиняемого» и «предъявления обвинения». Это нужно сделать в связи с тем, что если исходить из названия, а также из содержания гл. 23 УПК, то, на первый взгляд, может создаться впечатление, что в ней «привлечение в качестве обвиняемого» и «предъявление обвинения» трактуются как два самостоятельных процессуальных акта.

На самом деле такое впечатление весьма обманчиво: названные в этой главе УПК процессуальные акты настолько тесно взаимосвязаны, что, в сущности, находятся в неразрывном, органическом единстве, что вполне соответствует реальной действительности. Привлечение в качестве обвиняемого и предъявление обвинения лишь кажутся самостоятельными. В реальной действительности их самостоятельность как процессуальных актов настолько относительна, что по своей сущности, своей правовой природе они фактически представляют собой как бы два блока или две части некоторого единства, некоторого единого целого, которое вполне правомерно именовать одновременно и как привлечение в качестве обвиняемого, и как предъявление обвинения.

Привлечение лица в качестве обвиняемого, по мнению некоторых, сводится всего лишь к вынесению постановления или обвинительного акта, коим формулируется обвинение и соответствующее лицо признается обвиняемым, а также получает права и обязанности обвиняемого. На самом деле это не совсем так.

В формальном смысле в соответствии с ч. 1 ст. 47 УПК лицо становится обвиняемым действительно в результате признания его таковым посредством вынесения соответствующего постановления или обвинительного акта. Однако реальную возможность воспользоваться предоставленными правами и стать активным участником процесса оно (такое лицо) получает в результате предъявления в соответствии с требованиями ст. 172 УПК обвинения, разъяснения в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 11 и ч. 6 ст. 47 УПК прав и обязанностей, а также обеспечения возможности осуществления этих прав.

После того, как следователь вынес постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, он должен предъявить обвиняемому сформулированное в постановлении обвинение. «Без четко сформулированного по делу обвинения и своевременного ознакомления с ним обвиняемого не представляется возможным обставить отправление правосудия надлежащими процессуальными гарантиями, успешно выполнить его задачи».1

Таким образом, «будем ли мы называть данный процессуальный акт «привлечением в качестве обвиняемого» или «предъявлением обвинения», появление в уголовном деле реального обвинения, а также — реального, а не просто номинального обвиняемого обязано наличию одновременно обоих названных актов в их органическом единстве. Не случайно, по-видимому, в УПК в названии гл. 23 одновременно и рядом поставлены названия обоих этих актов»1.

Это объясняется следующим: привлечение в качестве обвиняемого и предъявление обвинения представляют собой совокупность процессуальных действий, подчиненных достижению единой цели — формированию законного и обоснованного обвинения при условии обеспечения лицу, ставшему обвиняемым, возможности защищаться всеми дозволенными законом способами и средствами.

Вероятно, было бы правильно в данную совокупность включать следующие 3 группы действий: 1) вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого; 2) предъявление обвинения и 3) разъяснение и обеспечение обвиняемому его прав, предусмотренных ст. 47 УПК. В качестве четвертого компонента сюда можно было бы включать и первый допрос обвиняемого.

Все названные действия, подчиненные достижению единой цели, настолько тесно взаимосвязаны между собой, что каждое последующее является как бы логическим продолжением и завершением предыдущего. Не случайно законодатель отделил их друг от друга довольно коротким временным интервалом. Предъявление обвинения должно последовать не позднее 3-х суток его дня вынесения.

 

2.3. Особенности допроса обвиняемого

 

Данное процессуальное действие собственно и является прежде всего способом обеспечения одного из важнейших прав обвиняемого — давать показания по предъявленному обвинению в интересах собственной защиты (п. 6 ч. 3 ст. 47 УПК). Оно в значительной мере необходимо и следователю, для которого служит средством получения доказательства — показаний обвиняемого и тем самым одним из важных способов проверки правильности сформулированной по делу версии обвинения. Допрос обвиняемого является также одним из средств, с помощью которого его изобличают в совершении преступления.

Порядок проведения этого следственного действия в значительной степени прямо предопределяется несколькими факторами. Среди них основную роль играют, во-первых, процессуальное положение, которым по закону наделен обвиняемый, а точнее — совокупность его процессуальных прав и обязанностей, во-вторых, доказательственное значение показаний обвиняемого и то место, которое отводится им в системе доказательств и доказывания, в-третьих, общие правила осуществления следственных действий и допросов. Знание их — непременное условие, при учете которого возможно полное и глубокое представление о порядке допроса обвиняемого.

Особо следует учитывать также, что все гарантии, ограждающие обвиняемого от ненадлежащих приемов ведения его допроса, тщательно и последовательно оберегаются в повседневной деятельности правоохранительных органов, в первую очередь судов. Их несоблюдение расценивается как существенное нарушение права обвиняемого на защиту со всеми вытекающими из этого последствиями. В частности, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» № 8 от 31 октября 1995 г.1 разъяснил: если обвиняемый был лишен возможности реализовать свое конституционное право пользоваться при производстве следственных действий с его участием квалифицированной помощью защитника, то данные им показания и иные результаты таких действий должны рассматриваться судом «как доказательства, полученные с нарушением закона». В том же постановлении указано: если обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании или на предварительном следствии не было разъяснено конституционное положение о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ), то его показания «должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого)».

Явившийся или доставленный принудительно обвиняемый допрашивается, как уже было отмечено, по общим правилам, существующим для любых допросов, за теми исключениями, которые присущи только допросу обвиняемых (специфический предмет допроса, отсутствие ответственности за дачу заведомо ложных показаний и т. п.). Его первый допрос можно условно разделить на следующие 4 части (этапы).

Первая часть (сразу же после ознакомления с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого) посвящается выяснению и уточнению его анкетных данных (год и место рождения, место жительства, образование и т. д. —ч. 2 ст. 174 УПК). Затем обвиняемому разъясняются его права, предусмотренные ст. 47 УПК. Здесь же ему разъясняют, что в соответствии со ст. 51 Конституции РФ он не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги) и близких родственников, а также предупреждают, что если он согласится давать показания, то они могут быть использованы в качестве доказательства, в том числе при его последующем отказе от этих показаний (ч. 4 ст. 47 УПК). Разъясняется также предусмотренное ст. 18 УПК право давать показания на родном языке или на том языке, которым он владеет, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Во второй части выясняют у обвиняемого, признает ли он себя виновным, а также желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке. В случае отказа обвиняемого от дачи показаний делается соответствующая запись в протоколе его допроса. Повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого (ч. 4 ст. 173 УПК).

В третьей части обвиняемому, желающему дать показания, предоставляется возможность в форме свободного рассказа изложить свои показания и дать объяснения по поводу предъявленного обвинения, а равно по поводу иных известных ему обстоятельств дела и имеющихся доказательств.

В четвертой части (по окончании свободного рассказа) обвиняемому, при необходимости, могут быть заданы вопросы, направленные на уточнение, дополнение и конкретизацию данных показаний. При этом могут быть предъявлены допрашиваемому определенные доказательства и выслушаны по ним его объяснения.

При каждом допросе обвиняемого в соответствии со ст. 174 УПК составляется протокол его допроса. Данный протокол должен отвечать и положениям ст. 166, 167 и 190 УПК, в которых изложены требования, предъявляемые ко всем вообще протоколам, которые должны составляться в ходе допросов любых лиц.

При допросе обвиняемого может присутствовать защитник, который с разрешения следователя может задавать вопросы своему подзащитному. Присутствие на допросе защитника создает для следователя дополнительные трудности, которые заключаются в следующем. Во-первых, в присутствии защитника намного сложнее установить контакт с допрашиваемым. Обвиняемый видит в адвокате защитника своих интересов и, естественно, на его фоне следователь выглядит человеком, заинтересованном в изобличении. Во-вторых, обвиняемый, чувствуя определенную психологическую поддержку со стороны защитника, более уверенно ведет себя на допросе, иногда упорно отстаивает ложную линию поведения. Учитывая эти обстоятельства, следователь должен более тщательно готовиться к предстоящему допросу, продумать до мелочей его план, предварительно сформулировать в логической последовательности вопросы, быть готовым среагировать на непредвиденные варианты хода допроса. И как правильно отметил И.Ю. Степовский «Успех допроса полностью зависит от взаимоотношений следователя и защитника: их отношения должны быть деловыми, корректными, профессионально этичными. Защитник – не контролер следователя, удостоверяющий правильность его действий, а юридический помощник своего подзащитного, обеспечивающий реализацию его законных интересов».1

В уголовно – процессуальном законодательстве закреплен особый порядок допроса несовершеннолетнего обвиняемого. При допросе несовершеннолетнего обвиняемого может принимать участие педагог, цель которого помочь следователю в установлении психологического контакта с допрашиваемым, своим присутствием он способствует законности допроса, правильности записей показаний несовершеннолетнего обвиняемого и т. д.

Допрос несовершеннолетнего обвиняемого, как и все предварительное следствие по делам этой категории, требует от следователя больших психологических знаний и педагогических навыков. «Искусное проведение допроса несовершеннолетнего – писал Н.Ш. Сафин, — состоит в том, что следователь умелым подходом, без всякого внешне ощутимого воздействия, без принуждения добивается у допрашиваемого откровенного и правдивого изложения фактов и событий».1

В уголовном процессе привлечение лица в качестве обвиняемого и предъявлением ему обвинения производство предварительного расследования не заканчивается. По делу продолжается исследование обстоятельств преступления, проверяются показания обвиняемого, собираются и оцениваются новые доказательства. В результате этого могут быть собраны такие данные, которые потребуют изменения или дополнения предъявленного обвинения, либо прекращения дела в части не подтвердившегося обвинения.

В юридической литературе высказано мнение о том, что если расследование по делу приводит к выводу об изменении квалификации деяния обвиняемого на статью Уголовного кодекса, предусматривающую менее тяжкое наказание, и при этом фактическая сторона обвинения остается неизменной, то нет необходимости ни в прекращении дела в части обвинения, ни в предъявлении нового обвинения. Достаточно указать новую квалификацию обвинения, непосредственно в обвинительном заключении.2

С таким мнением думаю нельзя согласиться. Действующий уголовно – процессуальный закон не предусматривает право следователя отражать изменения обвинения непосредственно в обвинительном заключении. Изменение квалификации, в том числе и улучшающее положение обвиняемого, является по существу новым обвинением, так как лицу вменяется в виду совершения другого преступления, а не того, которое ему инкриминировалось ранее. Поэтому обвиняемый должен быть своевременно поставлен в известность о новом обвинении и допрошен по существу. Иначе будет нарушено право обвиняемого на защиту.

Некоторые авторы вносят предложение об установлении упрощенного порядка изменения обвинения при изменении квалификации преступления на статью Уголовного кодекса, предусматривающего менее суровую санкцию. В этом случае, как они полагают, достаточно вынести специальное постановление об изменении обвинения с последующим вручением его копии обвиняемому в кротчайший срок. Разъяснение обвиняемому сущности измененного обвинения и допрос обвиняемого по существу нового обвинения при этом не предусматриваются.1

Однако, если ограничиться только вынесением постановления, констатирующего изменение обвинения, и направлением обвиняемому копии этого постановления, то это в должной мере не обеспечит реализацию обвиняемым права на защиту в данной ситуации. Без разъяснений следователя обвиняемый самостоятельно может не разобраться в существе измененного обвинения, Показания обвиняемого являются средством его защиты от обвинения. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что предлагаемый упрощенный порядок изменения обвинения не может быть признан приемлемым. Даже самые незначительные, по мнению следователя, изменения и дополнения могут быть восприняты обвиняемым как важные, вызвать решительные возражения, стремление опровергнуть их.

 


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  3. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  4. Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» от 10 октября 1995 г. СЗ РФ, 1995, № 42, ст. 3921; 2002, № 39, ст. 3641
  5. ФЗ: «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ с изм. и доп., внесенными федеральными законами от 29 мая и 27 декабря 2002 г // СЗ РФ, 2001. № 52 (ч. II).
  6. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документа и материалы. М., 1989. С. 413– 419
  7. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1986. С. 302 – 320; БВС. 1994. № 12. С. 5– 11
  8. Определение Конституционного Суда РФ от 17 февраля 2000 г. №84-о по жалобе граждан Лазарева А.В., Русановой Е.С. и Эрнезакса О.В. на нарушение их конституционных прав рядом положений ст. 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР // СЗ РФ. 2000. №28. Ст. 2999.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» № 8 от 31 октября 1995 г. // БВС РФ. 1996. № 1.
  10. Адаменко В.Д. Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Кемерово. 1989.
  11. Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов. 1974.
  12. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2004.
  13. Дубинский А.Я. Привлечение в качестве обвиняемого. Киев. 1989.
  14. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 215.
  15. Кокарев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж, 1973.
  16. Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002.
  17. Лукашевич В.З. О влиянии тактических соображений на время вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. В кн.; Вопросы борьбы с преступностью. М., 1969.
  18. Мариупольский Л.А. Привлечение в качестве обвиняемого. М., 1976.
  19. Процессуальные акты предварительного расследования / Под ред. С.В. Бородина. М., 1991.
  20. Рахунов Р.Д. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. М., 1956.
  21. Роша А.Н. Процессуальные и психологические начала допроса обвиняемого. Автореферат конд. дис. М., 1965.
  22. Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1962.
  23. Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве. Казань. 1990.
  24. Степовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М., 1972.
  25. Стремовский В.А. Предварительное расследование. М., 1958.
  26. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. Т 2.
  27. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984.
  28. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951.
  29. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко.-М.: ИКД: Зерцало, 2005.
  30. Уголовный процесс России / Под ред. В.З. Лукашевича. Спб., 2004.
  31. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. П.А. Лупинской.–М.: Юристъ, 2004.
  32. Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. М., 1971.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.02MB/0.00047 sec

WordPress: 22.42MB | MySQL:123 | 1,614sec