Основания применения принудительных мер медицинского характера

<

040914 1056 1 Основания применения принудительных мер медицинского характера Законодательство, устанавливая общие условия ответственности лиц, совершивших уголовно-наказуемые общественно опасные деяния, исходит из того, что уголовной ответственности подлежат лица, которые совершили общественно опасное деяние в состоянии вменяемости. К ним могут быть применены меры уголовного наказания (ст. 11 УК РФ). Однако существует определенная категория лиц, к которой применяются принудительные меры медицинского характера. Закон (ч. 1 ст. 433 УПК) называет две группы таких лиц. К первой относятся лица, которые совершили деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости (ч. 1 ст. 21 УК РФ, ч.1 ст. 433 УПК). Они в силу хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики не могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими; поэтому они не несут ответственности за деяние. Ко второй группе относятся лица, которые при совершении преступления были вменяемыми, но после этого у них обнаружилось психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (ч. 1 ст. 433 УПК). К этим группам лиц принудительные меры медицинского характера применяются вместо уголовного наказания.1

Принудительные меры медицинского характера применяются судом, исходя их психического состояния указанных лиц, а также характера и степени общественной опасности совершенного деяния. Согласно ч. 1 ст. 99 УК РФ могут быть применены следующие принудительные меры медицинского характера:

– амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

– принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

– принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

– принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Основаниями для применения принудительных мер медицинского характера служит совокупность следующих обстоятельств:

– совершение общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом;

– совершение этого деяния данным лицом;

–    наличие у лица душевной болезни, лишающей его возможности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими в момент совершения деяния или после его совершения;

–    опасность данного лица для себя или других лиц (ст. 433 УПК).

При отсутствии хотя бы одного из перечисленных обстоятельств применение принудительных мер медицинского характера недопустимо. Следует различать юридическое и фактическое основание для применения принудительных мер медицинского характера. Юридическим основанием следует признать соответствующее постановление суда. Фактическое основание — это совокупность содержащихся в деле доказательств того, что лицо совершило общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или после его совершения заболело психическим расстройством и представляет опасность для себя и других лиц.1

Принудительные меры медицинского характера по своей природе являются мерами государственного принуждения, назначаются судом, исполняются в порядке, установленном уголовным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством. Они влекут определенные ограничения и лишения для лиц, к которым применяются независимо от их желания или желания их законных представителей. Вместе с тем, такие меры не являются каким-то видом уголовного наказания и назначаются взамен последнего или в дополнение к нему.

Целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, страдающих заболеваниями, упоминаемыми в ст. 97 УК РФ, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, запрещенных уголовным законодательством (ст. 98 УК РФ).

Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило, психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.1

Принудительные меры медицинского характера назначаются в случае, когда психическое расстройство лица связано с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда (ч. 2 ст. 433 УПК).

Основания применения принудительных мер медицинского характера:

– совершение запрещенного уголовным законом деяния;

– состояние невменяемости или психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение;

– психическое расстройство лица, связанное с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Особенности производства, связанного с применением принудительных мер медицинского характера, определены в нормах гл. 51 УПК. Особенности предварительного расследования касаются следующих вопросов: форма предварительного расследования, предмет доказывания, представительство интересов, проведение следственных действий, избрание меры пресечения, прекращение уголовного дела.

Первая особенность заключается в том, что по делам об общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших психическими расстройствами после совершения преступления, обязательно производство предварительного следствия (ч. 1 ст. 434 УПК). Органы дознания в этом случае проводят только неотложные следственные действия или выполняют отдельные поручения следователя.

Вторая особенность касается обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Согласно ч. 2 ст. 434 УПК при производстве предварительного следствия должны быть выяснены следующие обстоятельства: время, место, способ и другие обстоятельства совершения общественно опасного деяния; совершено ли деяние, запрещенное уголовным законом, данным лицом; характер и размер ущерба, причиненного общественно опасным деянием; наличие у лица, совершившего общественно опасное деяние, душевных заболеваний в прошлом, степень и характер душевного заболевания в момент совершения общественно опасного деяния и ко времени расследования дела; связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им существенного вреда.

Третья особенность касается обязательного производства экспертизы для установления психического состояния лица, наличия у него психических расстройств, когда возникают сомнения по поводу его вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, а также для установления психических расстройств, не исключающих вменяемости (п. 3 ст. 196 УПК).

Четвертая особенность связана с обязательным присутствием защитника, который допускается к участию в деле с момента назначения судебно-психиатрической экспертизы подозреваемому или обвиняемому (ст. 51, 438 УПК). Отказ от защитника лиц, которые в силу своих психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, не является обязательным для следователя.

Следует отметить, что в данном производстве, как и в производстве в отношении несовершеннолетнего, присутствует двойное представительство интересов. Речь идет о наличии, помимо защитника, законного представителя (ст. 437 УПК).

Пятая особенность заключается в том, что если по уголовному делу о преступлении, совершенном в соучастии, будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости или у кого-либо из соучастников психическое расстройство наступило после совершения преступления, то уголовное дело в отношении него может быть выделено в отдельное производство в порядке, установленном ст. 154 УПК.

Шестая особенность связана с окончанием предварительного следствия. По окончании предварительного следствия следователь выносит постановление:     о прекращении уголовного дела — по основаниям, предусмотренным ст. 24 и 27 УПК; о прекращении уголовного дела в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда; о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

Особенности рассмотрения дела в суде (ст. 440—444 УПК) выражаются в том, что предметом рассмотрения является не привлечение к уголовной ответственности, а применение принудительных мер медицинского характера, целью которых является излечение. Поэтому по делам рассматриваемой категории лиц суд выносит не приговор, а постановление (ч. 1 ст. 443 УПК). Решение выносится в совещательной комнате по правилам постановления приговора с соблюдением тайны совещания судей.

Вопрос об отмене или изменении принудительной меры медицинского характера решается только судом с учетом состояния здоровья лица, в отношении которого она применяется.1

 

 

 

2. Особенности предварительного следствия

 

Порядок судопроизводства по применению принудительных мер медицинского характера определяется общими правилами уголовно-процессуального закона, регулирующего предварительное следствие и судебное разбирательство уголовных дел. Наличие данных о болезненном состоянии психики лица, совершившего общественно опасное деяние, не препятствует возбуждению дела, так как установление состояния невменяемости допустимо на основе заключения судебно-психиатрической экспертизы, которая проводится лишь в ходе предварительного следствия.

По делам об общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или применение наказания, предварительное следствие обязательно. Оно необходимо для выяснения обстоятельств, перечисленных в ч. 2 ст. 434 УПК, а также в статьях 21, 97 – 101 УК РФ. При производстве предварительного следствия должны быть установлено следующее:

–    время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния;

– совершено ли деяние, запрещенное уголовным законом, данным лицом;

– характер и размер вреда, причиненного деянием;

– наличие у данного лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу;

– связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.1

В доказывании этих обстоятельств есть особенности: если деяние совершил невменяемый, то вина, умысел, мотив и другие признаки субъективной стороны преступления не должны устанавливаться; установлению подлежит факт совершения деяния, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ, наличие психического расстройства и невозможности страдающего им лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Следует также выяснить, существует ли обусловленная психическим расстройством реальная возможность причинения лицом, страдающим этим расстройством, иного существенного вреда, либо представляет ли оно опасность для себя или других лиц.

В тех случаях, когда лицо в силу психического состояния не способно отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, следователь не вправе привлекать его к участию в следственных действиях, предъявлять ему обвинение, допрашивать в каком бы то ни было качестве, избирать меру пресечения, предъявлять материалы следствия для ознакомления и т. п. Неспособность такого лица участвовать при производстве следственных действий должна быть подтверждена заключением эксперта-психиатра.

По делам рассматриваемой категории участие защитника обязательно (ст. 438 УПК). Защитник допускается к участию в деле с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле.

Законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, привлекается к участию в деле на основании постановления следователя или прокурора. При отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства (ч. 1 ст. 437 УПК). Законный представитель обладает определенными правами, указанными в ч. 2 ст. 437 УПК.1

После того как следователь придет к выводу, что собранные по делу доказательства подтверждают факт совершения общественно опасного деяния лицом, признанным на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы невменяемым, и выполнит все требования ст. 433-438 УПК, он признает предварительное следствие законченным (ст. 439 УПК). По окончании предварительного следствия следователь составляет постановление;

– о прекращении уголовного дела – по основаниям, предусмотренным ст. 24 и 27 УПК, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда;

– о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера (ч. 1 ст. 439 УПК).

При прекращении дела в отношении душевнобольного, который не представляет опасности для общества, следователь или прокурор могут передать необходимые материалы органам здравоохранения для его лечения или направить в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в соответствии с законодательством о здравоохранении.

В постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера должны быть изложены обстоятельства, указанные в ч. 4 ст. 439 УПК. Постановление вместе со всеми материалами дела направляется прокурору, который при согласии с постановлением передает дело в суд, а при несогласии возвращает следователю для производства дополнительного расследования. При отсутствии оснований для применения принудительных мер медицинского характера прокурор прекращает дело (ч. 5 ст. 439 УПК).

 

3. Особенности судебного разбирательства

 

Получив уголовное дело о применении принудительной меры медицинского характера, судья районного суда назначает его к рассмотрению в судебном заседании в порядке, установленном главой 33 УПК.

Судебное разбирательство проводится по общим правилам производства в суде первой инстанции с соблюдением требований ст. 440-443 УПК. Однако здесь имеются некоторые особенности. При разбирательстве данной категории дел участие прокурора и защитника обязательно. Неявка в суд этих участников и невозможность их замены во всех случаях влекут отложение дела слушанием. Суд с учетом мнения эксперта-психиатра вправе вызвать в судебное заседание лицо, в отношении которого поставлен вопрос о применении принудительной меры медицинского характера. Показания такого лица не могут рассматриваться как источник доказательств по делу.1

<

Судебное следствие начинается с изложения прокурором доводов о необходимости применения к лицу, которое признано невменяемым или у которого наступило психическое расстройство, принудительной меры медицинского характера. Исследование доказательств и прения сторон проводятся в соответствии со ст. 274 и 292 УПК. В ходе судебного разбирательства должны быть исследованы и разрешены вопросы, указанные в ст. 442 УПК.

Признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление об освобождении этого лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительной меры медицинского характера. Суд, кроме того, по итогам судебного разбирательства может вынести постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительной меры медицинского характера либо о возвращении дела прокурору (ч. 2 – 5 ст. 443 УПК). В постановлении суда разрешается вопрос о вещественных доказательствах, а также разъясняются порядок и сроки обжалования постановления в кассационном порядке.

Уголовно-процессуальный и уголовный закон устанавливают правила продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера (ст. 445 УПК и ст. 102 УК РФ). Законом установлена судебная процедура продления принудительного лечения. Она, с одной стороны, повышает ответственность врачей за обоснованность принимаемых решений, а с другой – является гарантией защиты прав и интересов больных от бесконтрольного продления принудительного лечения, конкретные сроки которого закон установил. 1

Комиссия врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев должна проводить освидетельствование лица, которому назначена принудительная мера медицинского характера, решать вопрос о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении этой меры. Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения; в последующем продление принудительного лечения проводится ежегодно. Основаниями к изменению или прекращению применения принудительной меры медицинского характера могут служить выздоровление лица или изменение его психического состояния. При наличии такого основания суд решает вопрос с обязательным участием администрации психиатрического стационара, защитника и прокурора. Причем участие в судебном заседании защитника и прокурора обязательно. Неявка других лиц не препятствует рассмотрению уголовного дела. Ходатайство о прекращении применения или изменении принудительной меры могут возбуждать близкие родственники, защитник. Судья запрашивает соответствующие органы здравоохранения о состоянии здоровья лица, о котором возбуждено ходатайство. Постановление об отмене принудительной меры медицинского характера судья выносит:

  • вследствие выздоровления лица, признанного невменяемым, или изменения к лучшему состояния его здоровья, когда отпадает необходимость в дальнейшем применении принудительной меры медицинского характера;
  • если после совершения преступления лицо заболело хронической душевной болезнью и вследствие наступившего изменения состояния здоровья не нуждается в дальнейшем применении принудительных мер медицинского характера, но остается душевнобольным и его здоровье препятствует привлечению к уголовной ответственности. В данном случае суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения.

    Прекращение применения принудительной меры медицинского характера в связи с выздоровлением лица может повлечь иные последствия:

    – возобновление производства со стадии судебного разбирательства
    или со стадии предварительного расследования;

    –    возобновление исполнения приговора.

    Время, проведенное в медицинском учреждении, включается в срок отбывания наказания (ст. 446 УПК). Возобновляя производство по делу, судья проверяет, не истекли ли сроки давности уголовного преследования или не было ли актов амнистии либо помилования. Если таковые имеются, то дело прекращается без возобновления производства.

     

     

    4. Предмет доказывания по делам о невменяемых

     

    Предмет доказывания по делам о невменяемых — это совокупность специфических обстоятельств, подлежащих обязательному выявлению и оценке при производстве предварительного следствия и разрешении судом уголовного дела. Правильное определение содержания и элементов предмета доказывания по делам о невменяемых позволяет четко обозначить границы исследования и круг обстоятельств, сведения о которых необходимы для установления истины и принятия обоснованных процессуальных решений по уголовному делу.

    С учетом общего понятия предмета доказывания, определенного в ст. 68 УПК, законодатель в ст. 404 УПК предусмотрел целый перечень особых фактических обстоятельств, установление которых в совокупности дает возможность суду решить вопрос о применении принудительных мер медицинского характера (ПММХ) к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости. 1

    В соответствии с п. 1 ст. 404 УПК прежде всего необходимо установить время, место, способ и другие обстоятельства совершения каждого общественно опасного деяния (обстановка, в которой оно совершено, объективные последствия или реальная угроза их наступления и др.).

    Если по делу будут собраны доказательства того, что лицо, лишенное возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие психического расстройства, совершило правонарушение, запрещенное нормами другого, а не уголовного закона, то к нему не могут быть применены положения ст. 21 УК РФ и назначены ПММХ. К такому субъекту применяются исключительно добровольные меры медицинского характера в соответствии с процедурами, определенными в Федеральном законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

    В п. 2 ст. 404 УПК особо указано на то, что при производстве предварительного следствия по делу о невменяемом должно быть бесспорно установлено, что общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование, совершено данным лицом. И хотя личность невменяемого, совершившего такое деяние, обычно становится известной уже с момента обнаружения содеянного (по данным нашего исследования, в 70% случаев), это не снимает со следователя обязанности собрать исчерпывающие и достоверные доказательства того, что именно этот субъект совершил деяние, запрещенное законом.

    Такая же обязанность возложена ч. 3 ст. 410 УПК и на суд. В случае если суд при разбирательстве такого дела признает, что участие данного лица в совершении общественно опасного деяния не доказано, он выносит определение о прекращении дела вне зависимости от наличия и характера его заболевания, извещая об этом органы здравоохранения.

    Обязательность установления этого обстоятельства жестко связана с правилами ч. 3 ст. 404 УПК о том, что направление граждан на судебно -психиатрическую экспертизу допускается лишь при наличии достаточных данных, указывающих на то, что именно этот человек совершил общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование. В случае если по делу не будет добыто доказательств совершения данным лицом общественно опасного деяния, а все возможности для их собирания исчерпаны, следователь обязан прекратить производство на основании п. 2 ст. 208 УПК без установления обстоятельств, перечисленных в п. п. 3,4и5ст. 404 УПК.

    Таким образом, суды должны тщательно проверять доказательства, подтверждающие или опровергающие факт совершения общественно опасного деяния, а также другие существенные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Юридическая оценка деяний невменяемого может основываться лишь на данных, характеризующих их общественную опасность и общественную опасность самого больного, страдающего психическим расстройством. При этом не должны учитываться обстоятельства, не имеющие прямого отношения к рассматриваемому событию (судимости лица, помилование, применение в прошлом к нему ПММХ, прекращение дела по реабилитирующим или нереабилитирующим основаниям и т.п.).1

    К числу особых обстоятельств, характеризующих предмет доказывания и подлежащих обязательному установлению по делам о невменяемых, относится наличие у лица, совершившего общественно опасные деяния, психического расстройства в прошлом, степень и характер такого расстройства в момент совершения запрещенного законом деяния и ко времени рассмотрения дела в суде (п. 3 ст. 404 УПК). Констатировать состояние вменяемости или невменяемости субъекта и решить вопрос о том, мог ли он и в какой мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, невозможно без исследования клинической динамики психического расстройства, выявления его глубины и тяжести. 2

    Не случайно Верховный Суд Российской Федерации обращает особое внимание на такие недостатки в работе органов предварительного следствия и требует неукоснительного соблюдения правил, содержащихся в п. п. 3 и 4 ст. 404 УПК.

    Отменяя определение Московского городского суда от 27 августа 2007 г. о применении к Ш. принудительных мер медицинского характера в связи с освобождением его от уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний в состоянии невменяемости, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что по делу «остались неисследованными основные вопросы в отношении Ш. и прежде всего вопрос о его психическом состоянии в момент рассмотрения дела, т.е. через два с лишним года после проведения судебно -психиатрической экспертизы (в апреле 1995 г.)» и др..

    Основанием для признания лица невменяемым и освобождения его от уголовной ответственности является заключение судебно — психиатрической экспертизы, в котором констатируется наличие медицинского и юридического критериев этого состояния и которое оценивается в совокупности с другими доказательствами: первоначально следователем, дознавателем, прокурором, а окончательно — судом при решении вопроса о назначении ПММХ. Признав, что невменяемость лица, в отношении которого рассматривается дело, не установлена, суд на основании ч. 4 ст. 410 УПК своим определением возвращает дело для производства дополнительного расследования. Однако суд может не согласиться и с выводами экспертов — психиатров и органов следствия о вменяемости субъекта, совершившего общественно опасные деяния.

    Среди обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о невменяемых, особое место занимает выяснение вопроса о возможности лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое. По смыслу положения, закрепленного в ч. 4 ст. 404 УПК, лицо, признанное невменяемым, может участвовать в проводимых следственных действиях и в разбирательстве уголовного дела только в вышеуказанном случае. 1

    Установить наличие или отсутствие таких особенностей можно лишь с помощью судебно — психиатрической либо психолого — психиатрической экспертизы. Без выяснения способностей лица правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить воспринятое следователь не может допрашивать невменяемого по обстоятельствам дела, а в случае допроса -использовать его показания в качестве доказательств, поскольку они получены из ненадлежащего источника и не имеют юридической силы, и не может правильно решить вопрос о возможности вывоза этого лица в судебное заседание.2

    Однако, если будет установлено, что в силу психического состояния производство следственных действий с участием лица, совершившего общественно опасные деяния, невозможно, следователь обязан составить об этом протокол, объявить его защитнику и законному представителю. По указанным основаниям лицо, признанное невменяемым, не подлежит вызову в суд для участия в судебном разбирательстве дела о ПММХ.

    В соответствии с законом по делу с постановлением о направлении его в суд для применения принудительных мер медицинского характера в судебном заседании надлежит проверить представленные органами следствия доказательства, устанавливающие или опровергающие сам факт совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом; установить, совершено ли это деяние именно тем лицом, в отношении которого предлагается применить ПММХ; дать юридическую оценку общественно опасному деянию; проверить и дать оценку доказательствам, собранным при исследовании вопроса о психической полноценности лица, совершившего общественно опасное деяние; выяснить характер и степень психического расстройства на момент совершения общественно опасного деяния и на период рассмотрения дела в суде. 1

    После исследования перечисленных обстоятельств, если суд согласится с выводами органов следствия о том, что данным лицом совершено общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, суду надлежит решить вопрос не только о применении ПММХ, но и о назначении вида принудительного лечения, предусмотренного ст. 97 УК.

    Вопрос о назначении вида ПММХ решается судом самостоятельно. При этом рекомендации экспертной комиссии, отраженные в акте судебно -психиатрической экспертизы, не являются для суда обязательными, однако они могут быть учтены судом при назначении принудительных мер медицинского характера. Суд может согласиться с выводами судебно -психиатрической экспертизы, но также вправе на основании доказательств, исследованных в судебном следствии, принять любое другое решение в соответствии со ст. 97 УК.

     

    5. Принудительные меры медицинского характера: уголовно-правовые и уголовно-процессуальные основания применения

     

    Статья 97 УК РФ озаглавлена «Основания применения принудительных мер медицинского характера». В ней перечисляются категории лиц (ч.1), условия, при которых возможно применение принудительных мер медицинского характера (ч.2), содержатся положения о правовом регулировании порядка их исполнения (ч. 3) и возможных последствиях при их неприменении судом (ч.4).

    Вопрос о том, что включают в себя уголовно-правовые основания применения принудительных мер медицинского характера, в юридической литературе является дискуссионным. Одни авторы под ними понимают совокупность обстоятельств, которые определяют необходимость применения (либо неприменения) принудительных мер к душевнобольным, условия и порядок их применения.1 Другие определяют их как совокупность обстоятельств, необходимых для назначения принудительных мер медицинского характера психически больным лицам, совершившим преступные или общественно опасные деяния.2 Третьи говорят об этих основаниях как о единстве трех условий, обозначенных в ст. 97 УК РФ.3 Некоторые ученые различают понятия основания назначения и условия применения принудительных мер медицинского характера, понимая под основаниями назначения общественную опасность лица, страдающего психическими расстройствами, а под условиями применения — совершение лицом общественно опасного либо преступного деяния и наличие у него психического расстройства.4 Фактически соглашаясь с вышеуказанным мнением, общественную опасность психически больного лица, совершившего уголовно-противоправное деяние, называют единственным основанием применения принудительных мер медицинского характера.1

    Прежде всего, необходимо уяснить смысл понятий «применение» и «назначение», «основания» и «условия». С этой целью обратимся к толковому словарю русского языка. «Применить» — значит осуществить на деле, на практике, а «назначить» — наметить, установить, определить. В связи с этим представляется, что процесс применения принудительных мер медицинского характера осуществляется и на этапе предварительного расследования, а их назначение осуществляется только судом при наличии оснований, предусмотренных законом.

    Смысловое значение термина «основание» — опора предмета, явления; причина, достаточный повод, оправдывающие что-нибудь; наиболее существенные обстоятельства, главное, на чем зиждется что-либо, а термин «условие» — обстоятельство, от которого что-нибудь зависит, которое способствует чему-нибудь, определяет возможность осуществления чего-либо?. Основание представляет собой явление (причину), с необходимостью порождающее другое (следствие), условие — явление, которое необходимо для наступления другого, но само по себе его не вызывает.

    Условие есть то, от чего зависит реальная жизнь оснований, что сопутствует основаниям при решении вопроса о назначении принудительной меры медицинского характера и выборе конкретного вида, имеет вспомогательное значение в смысле обеспечения режима законности и гарантий прав личности при ее избрании. Основания делают необходимым применение принудительных мер медицинского характера. Если таких оснований нет, то независимо от наличия условий, принудительные меры медицинского характера применены быть не могут.

    По нашему мнению, под основаниями применения принудительных мер медицинского характера следует понимать совокупность таких факторов, связанных с предусмотренными законом категориями лиц, которые в случае их установления судом с необходимостью влекут назначение им принудительных мер медицинского характера. Соглашаясь со сторонниками комплексного подхода1, полагаем, что основанием является совокупность факторов: 1) факт совершения лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, в состоянии невменяемости, либо преступления; 2) наличие у лица, совершившего преступление, психического расстройства, делающего невозможным назначение наказания либо его исполнение, наличие у лица, совершившего преступление, психического расстройства, не исключающего вменяемости; 3) наличие возможности причинения этим лицом иного существенного вреда, либо опасности этого лица для себя или других лиц.

    Основания назначения принудительных мер медицинского характера определяются содержанием этих соединяющих в себе юридическое и медицинское начало мер, сочетание которых обеспечивает их законное и обоснованное применение.

    Для назначения принудительного лечения необходимо установление совокупности указанных факторов, каждый из которых является необходимым.

    В первом пункте (первый фактор) различаются преступления и общественно опасные деяния. Это связано с различием между категориями лиц, к которым применяются принудительные медицинские меры.

    Невменяемость является обстоятельством, предусмотренным уголовным законом, исключающим вину и уголовную ответственность, поэтому и совершенное невменяемым общественно опасное действие (бездействие) не является преступлением. Общественная опасность совершенного выражается в причинении общественным отношениям вреда, запрещенного уголовным законом.

    Второй фактор (наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости либо психического расстройства, делающего невозможным назначение или исполнение наказания) определяется с помощью заключения судебно-психиатрической экспертизы, поскольку для этого необходимы специальные познания в области медицины. Под психическими расстройствами понимаются хронические или временные психические расстройства, слабоумие или иные болезненные состояния психики (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

    Необходимость установления третьего фактора (возможность причинения иного существенного вреда либо наличие опасности для себя или других лиц) следует из нормы о том, что принудительные меры медицинского характера всем перечисленным категориям назначаются лишь тогда, когда психические расстройства связаны с «возможностью причинения данными лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц» (ч. 2 ст. 97 УК РФ). Под «иным существенным вредом» предлагают понимать, например, уничтожение имущества, поджог дома1, лишение жизни2. Это оценочный признак, который никак не формализован в законе, что не способствует улучшению его применения в судебно-следственной практике. Указание на «иной существенный вред» предполагает, что суд в постановлении должен указать, какой именно.

    В связи с формулировкой закона, что лицо представляет опасность именно «по своему психическому состоянию», «в силу психического расстройства», некоторые утверждают, что УК РФ «отошел от учета характера и тяжести совершенного деяния при выборе принудительной медицинской меры и сосредоточился лишь на характере психического расстройства лица и его психическом состоянии»3, что «формула закона о потенциальной опасности (ч.2 ст. 97 УК) ориентирует правоприменителя на определение общественной опасности исходя из медицинских показателей…»4.

    Назначение, изменение, продление принудительных мер — это прерогатива суда. Оценку опасности лица, страдающего психическим расстройством, также производит суд.

    Наряду с уголовно-правовыми основаниями назначения принудительных мер медицинского характера существуют процессуальные, закрепленные в уголовно-процессуальном законе.

    Статья 433 УПК РФ («Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера») предусматривает категории лиц, в отношении которых ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера (ч.1), основания для назначения им принудительного лечения (ч.2). При этом ч.2 ст. 433 УПК РФ фактически повторяет положения ч. 2 ст. 97 УК РФ.

    В ст. 434 УПК РФ содержится перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по этой категории дел. В него входят обстоятельства совершенного деяния (п.п. 1– 3 ч. 2 ст. 434 УПК РФ), обстоятельства, связанные с наличием у лица психических расстройств в прошлом, характером психического расстройства во время совершения деяния и во время производства по делу (п. 4 ч. 2 ст. 434 УПК РФ). Установлены должны быть и обстоятельства, касающиеся прогнозирования (с учетом характера психического расстройства) опасности лица для него самого или других лиц

    – совершение общественно опасного деяния лицом в состоянии невменяемости либо наступление у лица после совершения преступления психического расстройства;

    – лицо в силу характера содеянного и своего психического расстройства представляет опасность для себя или окружающих.

    Особо необходимо отметить, что поскольку основания должны быть установлены и отражены в материалах дела и в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (п.2 ч.4 ст. 439 УПК РФ), здесь подразумевается и достаточная совокупность фактических данных (доказанность обстоятельств), свидетельствующих, что лицо может совершить действия, угрожающие причинением иного существенного вреда либо опасностью для самого себя или окружающих лиц, если не применить к нему принудительных мер медицинского характера. Когда таких данных нет, или их недостаточно, нет и оснований для применения принудительных мер медицинского характера.

    Из указанной формулы видно, что уголовно-процессуальные основания принудительных мер медицинского характера в части установления опасности лица также носят прогностический характер (дают возможность сделать лишь предположение). Возможность эта должна вытекать из материалов уголовного дела (не только из заключения судебно-психиатрической экспертизы, но и из других доказательств).

    По словам М.С. Строговича, «сами предположения должны опираться на доказательства, вытекать из них, а не быть простыми догадками»1. Лишь при этом условии может быть обеспечено законное и обоснованное применение принудительных мер медицинского характера и ограждение граждан от неправомерного ограничения их прав действием этих мер.

    Итак, рассмотренные выше основания применения принудительных мер медицинского характера составляют уголовные и уголовно-процессуальные предпосылки данного правоприменительного процесса.

    Эффективная реализация норм уголовного права возможна при условии предоставления уголовно-процессуальными нормами в распоряжение правоприменителей ясных правил. Данное условие в отношении производства о применении принудительных мер медицинского характера российским уголовно-процессуальным законом не выполнено.

    Так, в ст. 433 УПК РФ указано, что положения главы 51 УПК РФ («Производство о применении принудительных мер медицинского характера») не распространяются на лиц, указанных в ч.2 ст. 99 УК РФ и нуждающихся в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости. Между тем в УПК нет каких-либо иных норм, регулирующих порядок применения принудительных мер медицинского характера в отношении этих лиц. В том числе при постановлении приговора суда (ст. 302-313 УПК РФ) вопрос о применении принудительных мер медицинского характера отражения не нашел.

    Материальные нормы уголовного права, не подкрепленные соответствующей системой уголовно-процессуальных правил их реализации, могут лишь призывать к действию, но не действовать на самом деле1. Следует согласиться с учеными, что институт амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра лиц, совершивших преступление и страдающих психическим расстройством, не исключающим вменяемости, ни в правовом, ни в организационном плане не обеспечен.2

    Далее, основания назначения и основания для отказа в назначении принудительных мер медицинского характера, предусмотренные ч. 1, 2 ст. 443 УПК РФ, противоречат основаниям, содержащимся в ч. 1, 2 ст. 97 УК РФ и продублированным в ч. 2 ст. 433 УПК РФ.

    Введение подобного дополнительного основания для назначения принудительных мер медицинского характера (можно резюмировать, что согласно уголовно-процессуальному закону принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, совершившим деяния лишь средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие) не только противоречит нормам уголовного закона, но смыслу и содержанию самих принудительных мер медицинского характера.

    Положение об опасности лица для себя или других лиц как необходимой составляющей основания применения принудительных мер медицинского характера является результатом научных разработок ученых-правоведов и психиатров, соответствует целям применения принудительны; мер медицинского характера.

    Следует различать общественную опасность вообще и общественную опасность преступления. Категория общественной опасности выражает весь тот ущерб, который причиняется (или ставится под угрозу причинения) обществу, ущерб, не зависящий от социальных и нравственных качеств лица, его причинившего, и вины. Общественная опасность деяния, совершенного субъектом с признаками психического отклонения, определяется характером деяния, способом его совершения, средствами, орудиями, которые были при этом использованы. Вопрос об общественной опасности психически больного довольно детально разрабатывался в судебно-психиатрической литературе, где о потенциальной опасности больного предлагается судить по двум параметрам: по психическому состоянию и по характеру совершенного деяния. Причем разрабатываются варианты их различных соотношений.

    Общественная опасность характеризуется юридическим и медицинским критерием. Юридический критерий охватывает тяжесть совершенного общественно опасного деяния, поведение больного до и после его совершения, социально-психологические установки лица и т.п. Медицинский критерий характеризуется клинической формой психического заболевания, его глубиной и сложностью, динамикой протекания болезни и т.п. При определении общественной опасности больного учитываются клинико-психопатологические признаки (в частности, бредовые идеи определенного содержания, направленные против конкретных лиц и сопровождающиеся аффективной напряженностью с идеями ревности, преследования сексуального воздействия, периодические психотические состояния, сопровождающиеся агрессивностью и др.) и социально-психологические признаки (признаки социальной дезадаптации, наличие криминального поведения до болезни, подверженность асоциальному влиянию).

    На основе совокупности этих признаков можно сказать об опасности не только на момент освидетельствования, но и сделать прогнозирование на будущее. В связи с этим, мы убеждены в обоснованности применения принудительных мер медицинского характера к лицам, которые на момент освидетельствования в результате временного улучшения состояния не представляют опасности, но с учетом характера течения болезни и выработанных психиатрией критериев нельзя исключить возможность повторения общественно опасного деяния в будущем.

     

    Список использованных нормативно-правовых источников и литературы

     

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  3. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997. № 1-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 2. Ст. 198.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I).
  5. Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. № 5487-1 // ВВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1318
  6. Закон РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» ВС НД РФ и ВС РФ. 1992. № 33. Ст. 1913.
  7. Агрессия и психическое здоровье / Под ред. Т.Б. Дмитриевой и Б.В. Шостаковича. СПб., 2008.
  8. Аргунова Ю.Н. Вопросы принудительного лечения ограниченно вменяемых лиц // Независимый психиатрический журнал. 2006. №4.
  9. БатановА.Н., Друзин А.И., Рагулина А.В., Чучаев А.И. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве России. Ульяновск, 2006.
  10. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2009.
  11. Вандышев В.В. Уголовный процесс: Конспект лекций. СПб., 2009.
  12. Вопросы взаимосвязи уголовного права и процесса. Межвузовский тематический сборник научных трудов. Калинин. 2003.
  13. Голоднюк М.Н. Развитие Российского законодательства о принудительных мерах медицинского характера // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. 2006. №1. — С. 58.
  14. Горобцов В.И. Юридическая природа принудительных мер медицинского характера//Уголовно-правовые средства борьбы с преступностью. Омск, 1983.
  15. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс. М., 2006.
  16. Денисов М.Ф. Вероятностное прогнозирование повторных общественно опасных действий психически больных: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. М., 2004.
  17. Жариков Н.М., Морозов Г.В., Хритинин Д.Ф. Судебная психиатрия: Учебник для вузов / Под ред. Г.В. Морозова. М., 2007.
  18. Зелинская Н.А. Принудительные меры медицинского характера // Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 2009.
  19. Карлов О.А. Оказание скорой психиатрической помощи больным с различными психопатологическими механизмами опасного поведения // Социальная и клиническая психиатрия. — 2007. №1.
  20. Колмаков П.А. Сущность, цели и виды принудительных мер медицинского характера. Сыктывкар, 2003.
  21. Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 2001.
  22. Мальцев В.В. Категория «общественно опасное поведение» и ее уголовно-правовое значение // Государство и право. — 2007. – №9.
  23. Мальцев М.М., Котов В.П. Опасные действия психически больных. М., 2005.
  24. Назаренко Г.В. Принудительные меры медицинского характера: Учеб. пособие. М., 2006.
  25. Научно-практический комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Науч. ред. В.П. Божьев. М., 2005.
  26. Проблемы судебно-психиатрической профилактики (сб. научных трудов) / Под ред. Т.Б. Дмитриевой. М., 2006.
  27. Рыжаков А.П. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. М., 2004.
  28. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. A.B. Смирнова. – СПб.: Питер, 2007.
  29. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в уголовном процессе. М., 2005. .
  30. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 2008.
  31. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. Ред. П.А. Лупинская. – М.: Юристь, 2009.
  32. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. М., 2009.
  33. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2009.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00049 sec

WordPress: 24.2MB | MySQL:123 | 1,680sec