Особый порядок судопроизводства в уголовном процессе

<

041514 0335 1 Особый порядок судопроизводства в уголовном процессеИнститут соглашений о признании вины, достаточно широко распространенный во многих европейских странах и США, в течение многих десятилетий был практически неизвестен российскому уголовному судопроизводству в своем классическом виде. Его суть состоит в достижении договоренности между представителями обвинения и защиты (или самим обвиняемым) при участии суда о том, что в случае признания своей вины в совершении преступления обвиняемый получит определенные преимущества при назначении ему наказания. Это дает возможность суду постановить приговор, не исследуя всех материалов дела и опираясь на показания обвиняемого. Соглашение о признании вины способствует ускорению судебного разбирательства, приближению момента реализации уголовной ответственности и уменьшению загруженности судей. Но сущестсвует и «оборотная сторона»: в результате заключение соглашения могут быть установлены далеко не все юридически значимые обстоятельства совершения преступления. Суд в подобных случаях чаще всего и не стремится глубоко вникать в суть происшествия, удовлетворяясь формальным признанием вины со стороны подсудимого и возможностью без лишних затяжек вынести приговор. Думается, что именно отсутствие гарантий в установлении всех подлинных обстоятельства совершения преступления и служило препятствием введения данного института в российский уголовный процесс. Начиная с 1864 года, т.е.е со вступления в силу первого российского специализированного кодифицированного акта, регулирующего порядок производства по уголовным делам, Устава уголовного судопроизводства (далее – УУС) , деятельность судебных органов в России была жестко нацелена на достижение истины при расследовании и рассмотрении уголовных дел. и хотя ст. 681 УУС допускала возможность проведения так называемого сокращенного судебного следствия в случае признания вины, это нельзя было назвать соглашением между обвиняемым и обвинением, поскольку вопрос об объеме исследования собранных доказательств решался судом и обвиняемый не получал каких-то дополнительных гарантий при назначении наказания. В случае необходимости суд имел возможность вернуться к полному варианту судебного следствия для того, чтобы «восторжествовала истина». Советское уголовное судопроизводство восприняло многие положения дореволюционного законодательства, не был забыт и тезис об обязательном установлении истины при производстве по уголовному делу, сокращение судебного следствия в случае признания вины подсудимым допускалось по УПК РСФСР 1922 года как было в первоначальной, так и в сменившей ее редакции 1923 года. Вся практика судопроизводства твердо стояли на позиции недопустимости «сговора» государственных органов с подсудимым.

Реформирование общества во второй половине 50-х – начале 60-х годов привело к новой кодификации уголовно-процессуального законодательства. Н в силу многих социальных и правовых фактов УПК РФСР 1960 года (как и кодексы других республик СССР, поскольку они должны были соответствовать Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года) повторил большинство принципиальных положений своего предшественника – УПК 1922 года. Будучи под запретом в своем классическом виде, соглашение о признании вины фактические все же появилось в УПК РСФСР 1960 года, правда, в совершенно неожиданном виде.

Как известно, использование соглашения о признании вины позволяет не только ускорить реализацию уголовной ответственности и снизить нагрузку на судей, но и, в случае необходимости, вывести «из-под удара» лиц, активно способствующих раскрытию преступлений и сотрудничающих с органами дознания и предварительного следствия, во многом именно для достижения этой цели в УПК вначале была включена ст. 6 «прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки», а в 1977 году и другие, аналогичные по сути нормы, устанавливающие возможность прекращения уголовных дел и применения к виновным не уголовной, а административной или даже моральной ответственности (ст. ст. 6-9 УПК). Установленные законом условия прекращения дела по данным основаниям были в действительности весьма неопределенны: в упомянутых статьях содержались указания на утрату лицом общественной опасности или возможность его перевоспитания без применения уголовного наказания. И хотя правом подобного прекращения дела обладали как органы дознания и следствия, так и суд, такие решения чаще всего применялись на стадии предварительного расследования, поскольку именно здесь возможность фактического заключения соглашения между обвинителем и обвиняемым была наибольшей, среди работников следствия достаточно широко распространилась практика Прекращения уголовных дел в отношении обвиняемых, активно способствовавших раскрытию преступления в отношении других лиц. Логическим завершением подобной практики явилось изменение в 1996 году редакции ст. 7 УПК РСФСР и приведение ее в соответствие со ст. 75 УК РФ 1996 года, предусматривающей возможность прекращения уголовного дела и освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление. Законодатель определил условия, при которых раскаяние можно считать деятельным и прекратить дело: явка с повинной, помощь в раскрытии преступления, возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда, и хотя помощь в раскрытии преступления является лишь одним из закрепленных в законе условий, при ее отсутствии о прекращении дела не может быть и речи. По общему правилу (ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР) прекращение возможно только по делам о преступлениях небольшой тяжести, по другим категориям оно возможно только в случаях, специально оговоренных в статьях Особенной части УК РФ. Но независимо от категории преступления и других обстоятельств решение вопроса о прекращении дела всегда должно быть связано с признанием вины и оказанием помощи органам уголовного судопроизводства в раскрытии преступления, именно это обстоятельство дает возможность считать институт ст. 7 УПК РСФСР (ст. 75 УК РФ) своеобразным вариантом соглашений о признании вины, распространенных во многих зарубежных странах. Но как любая копия в чем-то уступает оригиналу, так и прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием имеет бесспорные недостатки по сравнению со своим западным «родственником», к числу этих недостатков следует отнести возможность прекращения дела по данному основанию на досудебной стадии, где вероятность злоупотреблений со стороны представителей обвинения наиболее высока. Анализ сложившейся практики показывает, что большинство дел, прекращенных по ст. 7 УПК РСФСР, действительно не доходит до суда. Более того, законодатель не предусмотрел возможности обжалования в суд решения о прекращении дела в связи с деятельным раскаянием (например, со стороны потерпевшего или гражданского истца). в какой-то мере этот пробел был устранен постановлением конституционного

Суда РФ от 13 ноября 1995 г. по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК РСФСР, которым ограничение возможности судебного обжалования постановлений о прекращении уголовного дела было признано не соответствующим ч. ч. 1 и 2 ст. 46 и ст. 52 конституции РФ. к сожалению, до настоящего времени случаи обжалования в суд постановлений о прекращении дела весьма редки, да и попытки эти подчас оказываются безуспешными, наталкиваясь на нежелание судей заниматься «дополнительной работой». В результате при нарушении интересов одной из сторон судьба дела чаще всего решается вне рамок судебного порядка обжалования, прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, имеет и еще один существенный недостаток, в отличие от института соглашения о признании вины, применение которого по конкретному делу всегда свидетельствует о том, что виновное лицо привлекается к уголовной ответственности и даже несет наказание, определяемое судом, прекращение дела по ст. 7 УПК РСФСР означает, что уголовная ответственность не реализуется и виновное лицо оказывается вне мер ответственности, установленных государством.

Идея примирения сторон была воспринята российским уголовным правом и получила дальнейшее развитие в УПК. Согласно ст. 76 УК производство по уголовному делу может быть прекращено за примирением сторон, если подозреваемый или обвиняемый впервые совершил преступление небольшой тяжести. С 1 июля 2002 г., с введением в действие нового УПК, примирение возможно и при совершении преступления средней тяжести.

Анализ показывает, что в УК содержится около 300 статей, предусматривающих уголовную ответственность за преступления небольшой и средней тяжести. Из них около 60% – преступления, причиняющие вред гражданину. Прекращение дел об этих преступлениях на досудебных стадиях процесса могло бы значительно снизить количество уголовных дел, направляемых в суд. Поэтому развитие примирительных процедур и в практике российского уголовного судопроизводства может стать серьезным резервом к сокращению нагрузки на суды и иные органы, ведущие уголовный процесс, и расширить диспозитивное начало в уголовном судопроизводстве.

К сожалению, УПК недостаточно урегулировал саму примирительную процедуру. В настоящее время порядок и условия примирения стороны определяют без должного контроля со стороны органов, ведущих расследование, или суда. Это создает потенциальную возможность для злоупотребления или нарушения прав одной из сторон. Поэтому целесообразно в дальнейшем включить в УПК регулирование самой процедуры примирительных переговоров, порядок и условия заключения соглашения и процессуальные гарантии его исполнения. Это позволило бы существенно расширить возможности прекращения уголовных дел ввиду примирения сторон.

Упрощению порядка разрешения правового конфликта в связи, с уголовным делом, а также снижению нагрузки судей призван способствовать еще один, новый для российского уголовного процесса институт — «Особый порядок судебного разбирательства» (раздел X УПК).

Этот порядок имеет отдельные черты, сходные со сделкой о признании, а также содержит в себе некоторые элементы, приближающие его к идее восстановительного правосудия. Тем не менее, он отличается существенным своеобразием и имеет свои характеристики. От сделки о признании особый порядок судебного разбирательства отличается тем, что он не предполагает договора между сторонами о возможных взаимных уступках. Более того, согласно ст. 314 УПК, государственный или частный обвинитель или потерпевший могут не согласиться с ходатайством обвиняемого, и в этом случае особый порядок не может быть использован. В случае согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением и заявления им ходатайства об особом порядке судебного разбирательства, он получает установленную законом льготу: суд не может назначить ему наказание более чем две трети от размера самого строгого наказания из предусмотренных санкцией применяемой статьи.

Решение о виде и размере наказания в конкретном случае принимает суд, и оно не зависит от позиции и договоренности сторон.

 

2. ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В ПРАВОВЫХ СИСТЕМАХ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

 

Одним из современных направлений совершенствования уголовного судопроизводства являются новые процедуры разрешения уголовно-правовых конфликтов. Можно отметить, как общую тенденцию стремление многих государств упростить процедуру судопроизводства по уголовным делам, в которых обвиняемый признает свою вину, а само преступление не представляет большой общественной опасности.

Идея упрощения и ускорения уголовного судопроизводства в рамках свойственной состязательному судопроизводству дифференциации процессуальной формы получает все большее распространение нет только в странах англосаксонской правовой семьи, но и в европейских государствах. Необходимость в ускоренном и упрощенных формах уголовного процесса признана и в на международном уровне в ряде рекомендаций органов ООН и Совета Европы.1

Можно привести примеры различных подходов к решению данной проблемы.

История и современность уголовного судопроизводства являют весьма разнообразные примеры упрощенных и ускоренных производства – отказ от уголовного преследования обвинителем ввиду его нецелесообразности, а также в результате примирения или деятельного раскаяния (дискреционное уголовное преследование); уплата штрафа по соглашению; суммарное производство; протокольная форма; немедленный привод (или непосредственный вызов) в суд; производство в порядке судебного приказа; сделки о признании вины и сделки о согласии с обвинением; примирительные альтернативные процедуры и др.

В уголовном судопроизводстве США на протяжении уже более столетия используется так называемая сделка о признании. Уголовное судопроизводство США строится как уголовно-исковое судопроизводство, в котором обвинитель предъявляет иск, а подсудимый сам выбирает выгодную ему позицию: признать этот обвинительный иск полностью или частично или не признавать его. Признание обвинения позволяет суду не проводить по этому делу судебную процедуру в полном объеме, а сразу постановить обвинительный приговор. Именно с целью упростить и.сократить судопроизводство возможно заключение сторонами — обвинителем и защитой — определенной сделки, в которой стороны идут на взаимные уступки. Обвиняемый признает обвинение или его часть и тем самым освобождает обвинителя от необходимости доказывать это обвинение в сложной, состязательной судебной процедуре. А обвинитель, в свою очередь, обязуется уменьшить объем предъявляемого обвинения, смягчить свою Позицию по вопросу квалификации, требовать наказания не выше оговоренного сторонами предела. Природа этого уголовного процесса позволяет суду в своем решении исходить из позиций сторон и не выходить за пределы достигнутых ими договоренностей ни по вопросам фактических обстоятельств дела, ни по вопросам их правовой оценки при квалификации деяния и назначении наказания1.

По мнению американских юристов, большинство уголовных дел в современных процессах (в некоторых регионах США до 90%) разрешаются с использованием «сделки о признании», без слушания дела в суде2. Такая практика, даже в США оценивается неоднозначно и уже многие годы вызывает критику. Неоднократно предпринимались попытки сократить ее применение или пресечь полностью. Но рост нагрузки на судей является объективной причиной сохранения практики сделок- о признании. Федеральные правила уголовного процесса в окружных судах США регулируют процедуру заключения подобных сделок. Используются «типовые» процедуры принятия заявлений о признании вины.3

Как показывает практика США, сделки о признании позволяют судам значительно уменьшать свою нагрузку. Достижение взаимных уступок между обвинением и защитой позволяет суду сокращать судебную процедуру и существенно упрощать ее, а обвиняемому — рассчитывать на менее строгое наказание.

Другой вариант сокращения сферы уголовного судопроизводства используется при производстве по делам о преступлениях несовершеннолетних. Опыт особого производства по делам несовершеннолетних возник в 1899 г. также в США и за короткое время получил признание и распространение во многих государствах мира, позволив выделить особую форму уголовного судопроизводства — ювенальную юстицию.1

Ювеналъная юстиция отличается тем, что позволяет сочетать уголовно-правовое и воспитательное воздействие на несовершеннолетних преступников, существенно сокращая первое и расширяя максимально второе. К числу специфических принципов ювенальной юстиции относят ее преимущественно охранительную ориентацию; социальную насыщенность; максимальную индивидуализацию судебного процесса, в том числе и за счет замены традиционной судебной процедуры неформальными процедурами.    

Развитие этих принципов привело к возникновению разнообразных несудебных органов, которые выступают как альтернатива суду. Например, семейные суды (Япония, Англия, Франция и др.) или административные органы по делам несовершеннолетних (Бельгия, Скандинавские страны). Появление несудебных органов и несудебных, альтернативных форм разрешения конфликтов с участием несовершеннолетних составляет сегодня одну из тенденций развития ювенальной юстиции2.

С развитием этой тенденции тесно связана и идея восстановительного правосудия3. Эта идея касается не только дел о преступлениях несовершеннолетних, но распространяется на уголовное судопроизводство в целом. Эта идея зародилась около 20 лет назад в Канаде и в настоящее время все более завоевывает популярность во многих государствах как альтернатива традиционному публично-карательному уголовному судопроизводству.

В основе этой идеи лежит представление о том, что преступления, посягающие на интересы конкретного человека — жертвы преступления, — не должны рассматриваться государством как деяния, носящие исключительно публичный характер и требующие только публично-властного вмешательства государства. Такого рода преступления порождают, прежде всего, правовые отношения между преступником и жертвой и поэтому при их разрешении интересы жертвы преступления должны быть приоритетными1.

Идея восстановительного правосудия строится на том, что в уголовном судопроизводстве по отдельным категориям дел, когда преступлением вред причинен конкретному человеку и он может быть возмещен или иным способом заглажен преступником, принцип неотвратимости наказания может быть заменен принципом обязательности заглаживания вреда и возмещения ущерба. В силу этого потерпевшему и преступнику может быть предоставлена возможность примирения как альтернатива уголовной ответственности. Смысл примирения и его основание состоят в том, что преступник и жертва, пройдя через процедуру примирительных переговоров, достигают определенного соглашения. Преступник, осознав противоправность своих действий и вред, причиненный жертве, берет на себя обязательства возместить этот вред или иным способом загладить его. Потерпевший, прощая преступника, соглашается освободить его от уголовной ответственности и прекратить производство по делу при условии реального выполнения преступником принятых на себя обязательств. Мировая практика восстановительного правосудия развивается в направлении выработки и нормативного закрепления, во-первых, права на прекращение уголовного дела за примирением преступника и жертвы и определения пределов его применения. Во-вторых, осуществляется обмен опытом с целью выработки наиболее приемлемых процедур примирения, которые смогут использоваться как альтернативные уголовному судопроизводству и одновременно обеспечат соблюдение прав и законных интересов участников конфликта1. Так, в мае 1997 г. была принята Левенская декларация о необходимости поддержки восстановительного подхода к Подростковой преступности2, в которой определены и общие подходы, и принципы восстановительного правосудия по уголовным делам. Хотя эта декларация посвящена проблемам подростковой преступности, но в ней нашла закрепление и общая характеристика восстановительного производства.

В судопроизводстве Италии, Испании, Португалии и некоторых других европейских государствах получили распространение сделки иного характера – не о признании вины, а о согласии с обвинением. Их объектом является не сама виновность, а формальное согласие с обвинительным заключением. таким образом, обвиняемый здесь может и не признания вины. 1

 

 

3 ПОНЯТИЕ ОСОБОГО ПОРЯДКА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА. ЕГО ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ И ПРИЗНАКИ

 

Особый порядок судебного разбирательства — институт, впервые появившийся в российском уголовном процессе в 2001 г. в связи с принятием УПК РФ. При рассмотрении дела в особом порядке суд в случае согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением вправе постановить обвинительный приговор без судебного разбирательства уголовного дела по существу. При этом назначенное подсудимому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК.

Особый порядок судебного разбирательства применяется в современном отечественном уголовном судопроизводстве с момента введения в действии УПК РФ в 2002 г. Относительно указанной упрощенной формы уголовного судопроизводства     теоретики и практики приводят множество аргументов «за» и «против». Несмотря не полярность суждений, они сходятся во мнении, что данный институт уже востребован судебной практикой и не рассматривается как копия американской сделки о согласии или о признании вины, хотя и нуждается в совершенствовании.1

В Концепции судебной реформы РФ отмечается, что до сих пор остается нерешенным вопрос о доктринальном обосновании критериев дифференциации форм уголовного судопроизводства. Ни те, кто ратует за упрощение процесса по некоторым делам, ни их противники, отстаивающие унификацию, не привели пока убедительных аргументов в пользу того или иного подхода. Вместе с тем разработчики Концепции судебной реформы РФ, с учетом того, что в пореформенный период уголовный процесс утратит унифицированность и обогатится новыми подходами, определили, что уголовное судопроизводство будет дифференцировано в зависимости:

  • от категории рассматриваемого правонарушения (дела об уголовных проступках, влекущих наказание в виде лишения свободы на срок до шести месяцев, будут слушаться в суммарном порядке мировыми судьями, а о преступлениях — единоличными судьями, коллегиями в составе трех судей, судами присяжных);
  • фактического участия присяжных заседателей (появляются особые институты — безмотивного отвода присяжных, напутственного слова судьи и другие; кроме того, оправдательные мотивы присяжных будут проверяться вышестоящими инстанциями лишь с точки зрения законности условий их постановления);
  • кассационного или апелляционного порядка пересмотра решений, состоявшихся в суде первой инстанции; при этом апелляционное производство предполагает новое рассмотрение дела с привлечением дополнительных доказательств;
  • характера принимаемых решений (предполагается до некоторой степени разделять порядок разрешения правовых вопросов и вопросов факта, а также назначения наказания; известно, что в англосаксонских странах определение меры воздействия на осужденного отделено во времени и процессе от процедуры признания виновным, а во Франции категорически запрещено сообщать сведения о прежней судимости лица)1.

    Так, И.Л. Шмарев выделяет три критерия уголовно-процессуального производства: задачи производства и материально-правовые основания, лежащие в его основе; степень сложности уголовного дела; степень соотношения в производстве публичных и диспозитивных начал2.

    Более подробный перечень критериев упрощенного судопроизводства предложил М.Л. Якуб, отнеся к ним;

  • степень общественной опасности преступления и тяжесть меры наказания, предусмотренной законом за данное преступление;
  • степень сложности дел данной категории в разрешении как фактической, так и правовой стороны;
  • общественно-политическое значение дел данной категории;
  • значение, которое имеет преступление для интересов отдельных лиц, организаций и предприятий1.

    Следует заметить, что сторонники упрощения уголовного судопроизводства называют следующие причины, обусловливающие необходимость упрощения процедуры судебного разбирательства: необходимость обеспечения конституционных прав граждан на судебную защиту; быстрота восстановления нарушенных преступлением их прав и интересов; экономия средств, затрачиваемых на судопроизводство по конкретному делу.

    Анализируя понятия упрощенного уголовного судопроизводства, данные различными авторами, следует заметить, что не все они отражают признаки, необходимые и присущие упрощенному производству по уголовным делам. Так, Р.Д. Аширов считает, что в понятии упрощенного судебного производства должен содержаться хотя бы один из следующих признаков: сжатые сроки; отсутствие отдельных стадий; упрошенная процессуальная форма2. Такой подход, по нашему мнению, представляется не совсем верным, так как он не учитывает такие важные факторы, как задачи, которые должно выполнять данное упрощенное производство, в нем нет указания на необходимость соблюдения основных принципов уголовного процесса.

    По мнению Т.В. Трубниковой, под упрощенным уголовным судопроизводством должно пониматься производство по категории дел, обладающих особенностями, объективно требующими быстроты осуществления уголовно-процессуальной деятельности и простоты уголовно-процессуальной формы, осуществляемое в большинстве случаев быстрее и с меньшими затратами, чем производство, осуществляемое в общем порядке. Причем ускорение и удешевление производства по большинству дел данной категории достигается путем внесения существенных изменений в уголовно-процессуальную форму на нескольких стадиях уголовного процесса. Эти изменения могут выражаться в ликвидации ненужных формальностей, а также в смене форм выражения процессуальных гарантии.1

    Не оспаривая в целом данное Т.В. Трубниковой определение упрощенного судебного производства по уголовным делам, Н.П. Дубовик отмечает, что основной его недостаток заключается в том, что в нем акцент сделан на необходимость ускорения и удешевления уголовного судопроизводства. Вместе с тем, по мнению указанного автора, задачи, стоящие в целом перед уголовным процессом, являются и задачами упрощенного судебного производства, к которому следует подходить как к неотъемлемой части уголовного процесса и его важной составляющей.

    Представляется верным определение, которое дал Н.П. Дубовик: под упрощенными судебными производствами следует понимать самостоятельные производства, которые в целях скорейшего обеспечения конституционных прав граждан, объективно требуют по определенной категории уголовных дел более эффективного, более экономичного судебного разбирательства, по сравнению с общим порядком рассмотрения дела, при этом существенно изменяется уголовно-процессуальная форма, но соблюдаются те основные принципы уголовного судопроизводства, на которых базируется действующий уголовно-процессуальный закон.2

    Указанная сокращенная форма уголовного судопроизводства, сохранив процессуальные гарантии прав участников, судебного разбирательства, позволяет более оперативно экономно осуществлять правосудие по уголовным делам, сократить временные, материальные и моральные издержки участников процесса, а также стимулирует позитивное посткриминальное поведение обвиняемого в период предварительного несовершенство, некоторую пробельность и противоречивость соответствующих положений закона, особый порядок столь широко используется судами при осуществлении правосудия по уголовным делам.

    Как верно отмстил Л.И. Шмарев, для него характерно наличие определенной материально-правовой базы, которая отличается законодательным регулированием, комплексностью и наличием существенных различий по сравнению с обычным порядком производства1.

    В действующем УПК РФ особому порядку судебного разбирательства посвящен разд. 10 гл. 40, что свидетельствует о законодательном регулировании и наличии материально-правовой базы. Комплексность особого порядка судебного разбирательства характеризуется тем, что упрощенная форма не просто связана с категорией уголовных дел о тяжких преступлениях, а также небольшой и средней тяжести, но и зависит от позиции сторон в отношении возможности применения особого порядка судебного разбирательства и иных оснований и условий для его применения.

    Особый порядок не может быть применен по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних, так как данная категория уголовных дел предполагает применение более сложной процессуальной формы судопроизводства, обусловленной необходимостью установления условий их жизни и воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности подсудимого, влияния на него старших по возрасту.

    Следует отметить то обстоятельство, что при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства не исследуются и не оглашаются доказательства вины подсудимого, оглашаются лишь материалы, характеризующие личность подсудимого, а также обстоятельства, смягчающие либо отягчающие вшгу подсудимого. Такой этап судебного разбирательства, как судебное следствие в особом порядке судебного разбирательства, вовсе отсутствует.

    По мнению К.А. Рыбалова, «под особым порядком судебного разбирательства следует понимать упрощенную процессуальную форму судебного производства по отдельным категориям уголовных дел, в процессе которого суд на основании ходатайства подсудимого, согласившегося с предъявленным ему обвинением, и с согласия сторон, без проведения судебного следствия в полном объеме и, основываясь на доказательствах, собранных в ходе предварительного расследовании но делу, постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наказания, предусмотренного за совершенное преступление»1.

    При введении особого порядка преследовались цели упрощения судопроизводства путем сокращения времени, затрачиваемого на данное производство, а также ликвидации излишних процессуальных формальностей, что обусловило изменения уголовно-процессуальной формы.

    Суть особого порядка уголовного судопроизводства состоит с том, что при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без судебного разбирательства. Так, в соответствии со ст. 314 УПК РФ судом может быть постановлен приговор без проведения судебного разбирательства. Принятию приговора предшествует упрощенная процессуальная процедура. Она в обязательном порядке включает в себя стадию назначения судебного заседания с проведением предварительного слушания. Имеются различные мнения по поводу практического применения данного института как среди ученых-юристов, так и в судебной практике. Как отмечает П.А. Лупинская, решение данного вопроса состоит в принятии нетрадиционных процедур разрешения уголовно-процессуального конфликта.2

    Справедливо заметил Б.Т. Безлепкин, что «нормы данной главы УПК принципиально новы и нетрадиционны для российского уголовно-процессуального права. На их основе учреждается своеобразный институт процессуального соглашения, когда в ответ на безоговорочное, добровольное, сознательное признание обвиняемым предъявленного ему обвинения при полном безоговорочном согласии сторон обвинения следует, во-первых, отказ от судебного разбирательства в полном объеме, а во-вторых, назначается наказание, не превышающее двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление соответствующей нормой Особенной части Уголовного Кодекса»1.

    Особый (сокращенный) порядок судебного разбирательства, предусмотренный гл. 40 УПК, допускается по уголовным делам частного, частно-публичного и публичного обвинения.

    Важными отличительными признаками особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением является исключение судебного следствия. Кроме того, его социально-правовая сущность позволяет сделать вывод, что при постановлении приговора законодатель установил четкие рамки назначения наказания, в результате чего назначенное подсудимому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Процессуальные издержки не подлежат взысканию с подсудимого, если уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

    Особенностью данного вида судебного производства являются и пределы обжалования приговора. В соответствии со ст. 317 УПК РФ приговор не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 379 УПК РФ, а именно в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции.

    Заметим, что производство в особом порядке проходит в два этапа движения дела; досудебный и судебный, которые существенно различаются друг от друга. Так, досудебное производство по делу может проводиться в обычной форме — предварительного следствия, а судебное разбирательство -упрощенное. Возможен и другой вариант, когда досудебное производство проводиться в упрощенной форме — дознания, и судебное разбирательство также в упрощенной форме — особом порядке судебного разбирательства.

    Особый порядок судебного разбирательства принадлежит к числу комплексных (уголовно-процессуальных и уголовно-правовых) институтов, что в том числе порождает определенные сложности как доктринального, законодательного, так и правоприменительного характера.

    В отличие от предусмотренной ранее действовавшим кодексом процедуры сокращенного судебного следствия в суде присяжных и в производстве мирового судьи, порядок, установленный гл. 40 УПК, вообще не предусматривает непосредственного исследования судом каких-либо доказательств по делу, за исключением обстоятельств, характеризующих личность, а также смягчающих и отягчающих обстоятельств.

    Следует признать, что появление в уголовном процессе большинства стран процедур, в той или иной форме направленных на упрощение и ускорение обычного порядка судопроизводства, является общемировой тенденцией, вызванной в первую очередь ростом преступности в мегаполисах и чрезмерной загрузкой судов. В то же время вопрос об определении той грани, за которой заканчивается разумное упрощение процедуры и начинается произвол и нагромождение судебных ошибок, является остро дискуссионным, и не только в России.

    С одной стороны, появление данного института в российском уголовном процессе является результатом более последовательной реализации принципа состязательности (нет спора — нет и «состязания») а также расширения элементов диспозитивности (свободного распоряжения сторонами своими материальными и процессуальными правами) в процессе. С другой стороны, не может не вызывать озабоченности столь резкое отступление от устоявшейся судебной процедуры в пользу упрощенных, менее затратных форм, которое превратилось в основополагающую тенденцию развития российского уголовного процесса. Суды присяжных ввели в большинстве регионов, но сократилась подсудность уголовных дел, рассматриваемых этими судами. До минимума сокращена подсудность уголовных дел коллегии из трех судей. Народные заседатели исключены из процесса вовсе. Решения мирового судьи в апелляционном порядке пересматривает судья районного суда единолично. В этом ряду изменения, внесенные в УПК Федеральным законом от 4 июля 2003 г., в соответствии с которыми в особом порядке могут рассматриваться также и тяжкие преступления, выглядят почти закономерными. «Почти» — потому что в последнее время даже самые ярые сторонники различных упрощенных форм судопроизводства стали выражать сомнения в целесообразности столь быстрого «усовершенствования» российского уголовного процесса. К сожалению, следует признать, что, хотя в уголовном процессе отдельных стран возможно найти институты, аналогичные вышеперечисленным, сложно назвать государство, в процессуальном законодательстве которого все эти конструкции присутствовали бы одновременно.

     

    4. УСЛОВИЯ И ОСНОВАНИЯ ПРИМЕНЕНИЯ ОСОБОГО ПОРЯДКА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

     

    Применение данной процессуальной формы возможно при определенных условиях, которые составляют основание применения процедуры особого судопроизводства.

    Статьи 314 – 316 УПК РФ определяют основания и условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

    Несмотря на то, что институт особого порядка судебного разбирательства постоянно корректируется, существует ряд вопросов, по которым юристы до настоящего времени не пришли к единому мнению. Так, в юридической литературе существуют различные точки зрения по поводу классификации оснований и условий постановления приговора без судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

    Так, В.В. Вандышев называет основанием рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства достаточные доказательства, подтверждающие законность и обоснованность предъявленного обвинения. К условиям он относит следующие: обвиняемый совершил преступление небольшой или средней тяжести либо тяжкое преступление, т.е. преступление, за которое максимальное наказание не может превышать десяти лет лишения свободы; обвиняемый заявил о согласии с предъявленным обвинением и ходатайствует о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке; государственный или частный обвинитель и потерпевший согласны (не возражают) с принятием решения в особом порядке судебного разбирательства1.

    В свою очередь, Н. Бирюков полагает, что основаниями, делающими возможным применение особого порядка судебного разбирательства, являются следующие:

  • рассмотрение судом уголовных дел о преступлениях, наказание за которые не превышает десяти лет лишения свободы, независимо от того, в какой форме они расследовались и кому подсудны;
  • наличие согласия с предъявленным обвинением;
  • ходатайство обвиняемого и согласие на применение этого порядка государственного, частного обвинителя и потерпевшего;
  • надлежащее качество предварительного расследования по уголовному делу1.

    Не оспаривая в целом перечисленные Н. Бирюковым основания применения особого порядка судебного разбирательства, отметим, что, на наш взгляд, основания должны быть общими для рассмотрения уголовных дел в таком порядке всеми судами и для всех уголовных дел, независимо от формы обвинения, т.е. публичного, частнопубличного и частного. А из перечисленного указанным автором перечня следует, что четвертое названное им основание — надлежащее качество предварительного расследования по уголовному делу — не применимо к делам частного обвинения, так как по ним предварительное расследование не проводится, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 318 УПК РФ.

    В свою очередь, А.И. Шмарев к основаниям применения института особого порядка относит такие, как:

  • заявление обвиняемого о согласии с предъявленным ему обвинением;
  • ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которое, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы;
  • наличие согласия государственного или частного обвинителя на применение особого порядка судебного разбирательства;
  • наличие согласия потерпевшего на применение особого порядка судебного разбирательства2.

    Можно отметить спорность данной позиции названного автора. Представляется, что для определения оснований применения особого порядка судебного разбирательства следует исходить из норм гл. 40 УПК РФ. Ст. 314 УПК РФ называет всего два основания:

  1. согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением;
  2. наличие ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

    Аналогичная точка зрения была высказана И.Л. Петрухиным1 и К.А. Рыбаловым2.

    Для производства по уголовному делу в особом порядке законом предусмотрен наиболее сложный по сравнению с другими процессуальными формами набор условий. Изучая публикации, посвященные институту особого порядка, можно заметить, что их авторы не единодушны во мнении относительно перечня условий применения данного вида упрощенного уголовного судопроизводства. Кроме того, некоторые из них отождествляют основания и условия применения особого порядка судебного разбирательства.

    Так, проф. И. Петрухин к условиям относит полное признание обвиняемым своей вины; ходатайство обвиняемого о вынесении обвинительного приговора на основе материалов предварительного расследования без проведения судебного разбирательства; согласие обвиняемого или частного обвинителя, а также потерпевшего с ходатайством обвиняемого об отказе от судебного разбирательства; заявление обвиняемого об отказе от судебного разбирательства должно быть сделано в присутствии защитника после консультаций с ним3.

    В свою очередь, Н.П. Дубовик называет пять условий применения особого порядка принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением:

    а)    при наличии согласия государственного или частного обвинителя и
    потерпевшего;

    б)    при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением;

    в)    если наказание за совершенные преступления не превышает десяти
    лет лишения свободы;

    г)    когда обвиняемый осознает характер и последствия заявленного
    ходатайства;

    д)    когда ходатайство было заявлено добровольно и после проведения
    консультации с защитником1.

    Совокупность условий представляет собой сложный юридический факт, где отсутствие хотя бы одного из элементов означает отсутствие всего факта, и, как следствие, невозможность производства в рассматриваемой процессуальной форме.

    Так, А.С. Александров условиями производства по уголовным делам в особом порядке называет следующие:

  • процессуально выраженное согласие обвиняемого с обвинением в совершении преступления, за которое УК РФ предусмотрено наказание, не превышающее десяти лет лишения свободы;
  • согласие государственного, частного обвинителя, потерпевшего на производство в особом порядке;
  • уверенность суда в том, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного ходатайства;
  • уверенность суда в том, что обвиняемый заявил ходатайство добровольно, после консультаций с защитником;
  • присутствие защитника при заявлении ходатайства;
  • обвинение должно быть предъявлено;
  • обвиняемый подтверждает свое ходатайство в начале судебного заседания;
  • обвиняемый полностью признает свою вину по предъявленному обвинению.2

    Анализируя Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.05.2004 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», Д.П. Великий выделяет еще три условия:

  • обвиняемый не может быть несовершеннолетним или лицом, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте;
  • обвиняемый не должен возражать против предъявленного иска;
  • если обвиняемых несколько, то все они должны заявить о своем согласии с предъявленным обвинением и о желании рассмотрения их дел в особом порядке1.

    Условия при разрешении судом ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства изложены в ч. 2 ст. 314 и ч. 4 ст. 316 УПК РФ, а также в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 60 от 5.12.2006 г. «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (далее — Постановление Пленума).

    Во-первых, наказание за преступление, по которому предъявлено обвинение, должно составлять не более десяти лет лишения свободы. При этом речь идет как об умышленных, так и о неосторожных преступлениях, независимо от того, в какой форме они расследовались и кому подсудны. Главное, чтобы они относились к категории преступлений небольшой, средней тяжести или тяжким, учитывая санкции статей, по которым предъявлено обвинение, независимо от числа обвинений.2

    <

    Во-вторых, обвиняемый должен быть полностью согласен с предъявленным ему обвинением и при этом полностью признавать свою вину. Постановление Пленума разъясняет, что под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого. В соответствии с ч. 2 ст. 316 УПК РФ, обвинение, с которым согласился обвиняемый (подсудимый) обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

    В юридической литературе дискутируется вопрос о том, действительно ли обвиняемый должен признать свою вину и действительно ли суду стоит установить факт признания вины, если обвиняемый согласился с предъявленным обвинением. Мнения ученых и практиков по данному вопросу не однозначны.

    Так, по мнению В.Н. Ананьева «согласие обвиняемого с предъявленным обвинением не требует обязательного признания вины обвиняемым и означает, что он не оспаривает предъявленное ему обвинение»1.

    В то же время отметим, что понятия «признание вины» и «согласие с предъявленным обвинением» не тождественны.

    В уголовном праве уделяется особое внимание проблеме вины, поскольку малейшее отступление от принципа виновной ответственности может повлечь нарушение законности, обусловить несправедливое решение вопроса о виде ответственности и ее объеме.

    Так, Г.С. Фельдштейн указывал, что «учение о виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права»2.

    Уголовная ответственность — правовое последствие совершенного преступления, заключающееся в применении к виновному государственного принуждения в форме наказания, может наступать только за виновно совершенное деяние.

    На основании изложенного полагаем, что наряду с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением должно быть полное признание им своей вины в совершении противоправного деяния. Разумеется, такое признание должно находить отражение в материалах уголовного дела — протоколах допроса, ознакомления с материалами дела на досудебных стадиях судопроизводства, в протоколе проведения предварительного слушания, судебного заседания. Невозможно представить, чтобы обвиняемый заявил о согласии с предъявленным обвинением и отказался признать себя виновным. Полагаем, что при наличии такой ситуации суду надлежит отказать в удовлетворении ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без судебного разбирательства и назначить дело к слушанию в общем порядке. Вместе с тем заметим, что данное обвиняемым согласие о признании своей вины в совершении преступления продолжает носить психологический элемент, оно не является доскональным установленным доказательством действительного осознания им своей вины. Суд, руководствуясь доказательствами, собранными по уголовному делу, может установить виновность обвиняемого1. Но нельзя исключать и того, что обвиняемый, понимая, что в случае признания своей вины и заявления ходатайства на применение особого порядка судебного разбирательства, может рассчитывать на гарантированное ему в таких случаях снижение наказания не менее чем на одну треть, именно поэтому полностью признает вину. Действительно, принимая во внимание посткриминальное поведение обвиняемого, государство гарантирует ему назначение за совершенное деяние ответственности в гораздо меньших объемах, чем предусматривают установленные уголовным законом предельные санкции. Тем не менее, полагаем, что для применения института особого порядка необходимо полное признание обвиняемым своей вины, которое должно найти отражение в материалах дела (протоколах, приговоре). Мотивы признания вины обвиняемым не должны влиять на принятое им решение о заявлении ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства.2

    Д.П. Великого обращает внимание на то, что признание вины может содержаться в показаниях обвиняемого и именно как содержательная часть данного вида доказательства может быть положена в основу обвинения. Таким образом, признание вины, сделанное на стадии предварительного расследования, запротоколированное в установленном порядке и подтвержденное другими доказательствами, имеет чисто доказательственное значение. При этом обвиняемый, признающий свою вину, может и не заявить ходатайство о принятии решения в особом порядке. С другой стороны, обвиняемый, отказавшись давать какие-либо показания на предварительном расследовании, и, соответственно, не высказавшийся о своей виновности, формально не лишен права заявлять ходатайство об особом порядке: ознакомившись с материалами следствия, обвиняемый решил, что выгоднее использовать особый порядок, и в этом случае он должен согласиться с предъявленным обвинением. Согласие с предъявленным обвинением — это проявление диспозитивности, использование обвиняемым своих прав, не имеющее какого-либо доказательственного значения; это отказ от процессуального оспаривания предъявленного обвинения без объяснения причин. Признание вины – это действие обвиняемого, направленное на подтверждение факта совершения им преступления, а согласие с предъявленным обвинением – это действие обвиняемого, выражающее его согласие на проведение производства в особом порядке, предусмотренное гл. 40 УПК РФ. Иными словами, признание вины имеет материально — правовое значение, а согласие с предъявленным обвинением — процессуальное значение1.

    П. Кондратов считает, что при решении вопроса о возможности рассмотрения дела в особом порядке суд должен удостовериться в полном признании вины, поскольку «частичное признание вины не является достаточным для использования особого порядка судебного разбирательства».

    Н.П. Дубовик замечает, что отсутствие в процессуальном законе указаний на полное признание вины как необходимое и основное условие, позволяющее рассмотреть дело в особом порядке, дает повод некоторым авторам утверждать, что для рассмотрения дела в особом порядке признание вины не требуется. Такой точки зрения придерживается и И. Попов, который считает, что согласие с предъявленным обвинением не требует обязательного признания вины обвиняемого и означает, что он не оспаривает предъявленное обвинение»2. Как далее замечает Н.П. Дубовик, «рассмотрение дела в особом порядке возможно лишь при полном признании обвиняемым своей вины, поскольку именно на полном признании вины зиждется институт рассмотрения дела в особом порядке и именно это условие, которое необходимо незамедлительно закрепить в уголовно-процессуальном законе, в большей степени роднит особый порядок с классической «сделкой».1

    Относительно личности обвиняемого следует отметить, что обвиняемый не может быть несовершеннолетним или лицом, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте. В силу ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном ч. 2, 3 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ, да и наказание им в силу ч. 6 ст. 88 УК не может быть назначено более 10 лет лишения свободы.

    В-третьих, необходимо наличие ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. При этом обвиняемый должен осознавать характер и последствия заявленного им ходатайства. Ходатайство должно быть подано добровольно и после консультации с защитником. Если по уголовному делу ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявлено одним из обвиняемых, а другие обвиняемые таких ходатайств не заявили, то дело подлежит рассмотрению в общем порядке. Важно отметить, что дело рассматривается в особом порядке по ходатайству обвиняемого или подсудимого, но не их адвоката.

    Без наличия такого ходатайства уголовное дело будет рассмотрено судом в общем порядке.

    По справедливому замечанию А.П. Гуськовой и С.С.
    Пономаренко, «положительным является также и тот факт, что, как и на Западе, инициатива по возбуждению ходатайства о применении российской «сделки о признании» принадлежит обвиняемому. А это является проявлением свободы его усмотрения. В то же время такое ходатайство может быть заявлено только после консультации с защитником и рассматривается судом при обязательном участии последнего, что в максимальной степени обеспечивает защиту воли обвиняемого от противоправного влияния третьих лиц»2.

    Законодатель указывает на два момента, когда может быть заявлено данное ходатайство: при ознакомлении с материалами уголовного дела и на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК РФ.

    Процессуальная форма заявления данного ходатайства УПК РФ не установлена. Как было сказано ранее, исходя из содержания ст. 120 УПК РФ вытекает возможность заявления ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, как в устном, так и в письменном виде. Заявленное ходатайство должно найти отражение в материалах дела.

    В-четвертых, наличие согласия на особый порядок проведения уголовного судопроизводства со стороны обвинения: а) государственного обвинителя — прокурора и потерпевшего или б) частного обвинителя или его законного представителя по уголовным делам частного обвинения. Суд не вправе рассматривать дело в особом порядке без согласия потерпевшего.

    Если прокурор в соответствии с ч. 3 ст. 318 УПК вступит в дело частного обвинения, необходимо согласие его и потерпевшего на применение комментируемой процедуры.

    Согласия участников уголовного судопроизводства должны быть оформлены в письменном виде.

    Следует отметить, что при отсутствии данных условий производство в особом порядке невозможно. Лишь совокупность всех условий дает право суду вынести приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке (ч. 1 ст. 314 УПК). Основаниями для отказа в удовлетворении указанного ходатайства являются: отсутствие согласия потерпевшего, государственного или частного обвинителя; обвиняемый признает вину частично; при совершении особо тяжкого преступления обвиняемым ходатайство обвиняемого заявлено под давлением каких-либо лиц или наличия каких-либо обстоятельств, т.е. оно может быть вынужденным, и он не осознает последствия заявленного ходатайства.

    В п. 3 Постановлении Пленума разъясняется, что, решая вопрос о возможности применения особого порядка судебного разбирательства по уголовному делу, следует иметь в виду, что в нормах главы 40 УПК РФ указаны условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства в особом порядке, а не условия назначения уголовного дела к рассмотрению. Поэтому при наличии ходатайства обвиняемого о применении особого порядка принятия судебного решения и отсутствии обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в особом порядке, судья при назначении судебного заседания принимает решение о рассмотрении данного дела в особом порядке.

    Если хотя бы одно из условий ч. 1 и ч. 2 ст. 314 УПК РФ не соблюдено, суд принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

     

    5. ХОДАТАЙСТВО ОБВИНЯЕМОГО О ПОСТАНОВЛЕНИИ ПРИГОВОРА БЕЗ ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА И ПОРЯДОК ЕГО ЗАЯВЛЕНИЯ

     

    Порядок заявления ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства урегулирован ст. 315 УПК РФ, в соответствии с которой ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением обвиняемый заявляет в присутствии защитника. Если защитник не приглашен самим подсудимым, его законным представителем или по их поручению другими лицами, то участие защитника в данном случае должен обеспечить суд.

    Итак, в соответствии с ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство как в момент ознакомления с материалом уголовного дела, так и непосредственно на предварительном слушании, когда оно является обязательным (при этом судья должен руководствоваться ст. 229 УПК). Как разъясняется в абз. 3 п. 4 Постановления Пленума, ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания.

    В соответствии с п. 8 Постановления Пленума по делам частного обвинения ходатайство может быть заявлено в любое время: от момента вручения лицу заявления потерпевшего о привлечении его к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 319 УПК) до вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания. В соответствии с п. 59 ст. 5 УПК РФ потерпевший или его законный представитель и представитель по уголовным делам частного обвинения являются частными обвинителями. При этом мировой судья в соответствии с требованиями ст. 11 УПК РФ при вручении заявления обязан в присутствии защитника разъяснить лицу, в отношении которого оно подано, право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства и выяснить у него, желает ли он воспользоваться этим правом, если это не было сделано органами следствия.

    Если по делу частного обвинения обвиняемый заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением, мировой судья обязан обеспечить участие защитника для выполнения условий, предусмотренных ч. 2 ст. 314 УПК. В этом случае судья обязан разъяснить подсудимому процессуальный порядок и правовые последствия ходатайства, после чего назначить предварительное слушание в порядке, предусмотренном гл. 34 УПК. На предварительном слушании необходимо выяснить мнение обвиняемого, государственного и частного обвинителя.

    На суд не возлагается обязанность разъяснять подсудимому последствия заявленного ходатайства (ст. 15 УПК).

    На стадии предварительного следствия следователь обязан в соответствии со ст. 217 УПК РФ при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела разъяснить обвиняемому его право на заявление ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке с отметкой в протоколе (см. приложение). Аналогичная процедура заявления обвиняемым указанного ходатайства при производстве дознания. При этом дознаватель руководствуется ст. 218 УПК РФ. На основании ч. 1 с. 314 УПК РФ это возможно при наличии двух условий: если обвиняемый признал свою вину в совершении инкриминируемого преступления, и если наказание за данное преступление не превышает 10 лет лишения свободы.

    В том случае, если обвиняемый заявил подобное ходатайство без достаточных оснований, следователь (дознаватель) обязан разъяснить ему основания отказа в его удовлетворении. При этом он вправе либо вынести постановление об отказе в его удовлетворении либо, не принимая решения, направить дело прокурору для решения вопроса о направлении уголовного дела в суд. Окончательное же решение о возможности применения особого порядка судебного разбирательства, как указывалось выше, принимает суд при назначении судебного заседания (п. 4 ч. 1 ст. 228 УПК).

    В соответствии с п. 4 Постановления Пленума невыполнение органами предварительного расследования обязанности по разъяснению обвиняемому права ходатайствовать при ознакомлении с материалами уголовного дела о применении особого порядка судебного разбирательства влечет нарушение права обвиняемого на защиту и в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК является основанием проведения предварительного слушания для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору.

    Обязательным условием заявления ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства является присутствие защитника (п. 7 ч. 1 ст. 51 УПК). Участие защитника обеспечивается с момента заявления хотя бы одним из обвиняемых ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Судья, в производстве которого находится дело по первой инстанции, должен обеспечить участие защитника в судебном заседании при разрешении вопроса о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Однако, как верно отмечает Первый Заместитель Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко, обязанность обеспечить обвиняемого защитником при заявлении ходатайства принадлежит тому органу, в производстве которого на момент поступления ходатайства находилось уголовное дело — следователь, дознаватель, прокурор, судья.

    Добровольность заявления ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства является обязательным условием применения рассматриваемого ускоренного вида судопроизводства. Вместе с тем нельзя не обратить внимание на то, что доказать добровольность поданного ходатайства практически невозможно1. Подтверждение суду обвиняемым того, что ходатайство подано добровольно, является хотя и необходимым условием, но, тем не менее, формальным. На наш взгляд, у обвиняемого есть достаточно времени для того, чтобы отказаться от применения особого порядка судебного разбирательства или совсем не заявлять о согласии на его проведение. Однако, как замечает К.А. Рыбалов, во всех случаях окончательное решение о заявлении рассматриваемого ходатайства должно оставаться за обвиняемым и быть результатом свободного его волеизъявления.

    Одним из обязательных условий рассматриваемого упрощенного вида уголовного судопроизводства УПК РФ называет необходимость заявления ходатайства в присутствии защитника. Суд в обязательном порядке должен установить соблюдение этого условия. Если в материалах дела нет сведений об этом, после заданного судом вопроса о том, было ли заявлено ходатайство в присутствии защитника, обвиняемый должен в суде в присутствии защитника подтвердить заявленное ходатайство. В противном случае у суда не может быть оснований применения особого порядка.

    Часть 1 ст. 314 УПК РФ гласит, что государственный или частный обвинитель, потерпевший в связи с поданным обвиняемым ходатайством должны дать согласие на постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

    Подтверждение подсудимым в стадии судебного разбирательства своего ходатайства возможно только в присутствии защитника. Защитник, присутствующий при разрешении судьей ходатайства обвиняемого, вправе давать ему краткие юридические консультации по возникшим вопросам. Согласно п. 2 ст. 7 ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» адвокат, защищающий подсудимого, обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

    В качестве защитников, в присутствии которых делается ходатайство, могут быть адвокаты; по назначению дознавателя, следователя, суда. Обвиняемый сам по своему желанию может заключить соглашение с адвокатом. В качестве защитников по определению (постановлению) суда могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. А при производстве у мирового судьи указанное лицо может допускаться и вместо адвоката.

    Важно отметить положения п. 7 Постановления Пленума, в котором разъясняется, что если по уголовному делу обвиняется несколько лиц, а ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявили лишь некоторые из них, либо хотя бы один из обвиняемых является несовершеннолетним, то при отсутствии возможности выделить дело в отношении лиц, заявивших ходатайство об особом порядке судебного разбирательства, и несовершеннолетних в отдельное производство, такое дело в отношении всех обвиняемых должно рассматриваться в общем порядке. Также при отсутствии признания полностью своей вины подсудимым судья обязан принять решение о назначении судебного заседания в общем порядке.

     

    6. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ И ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРИГОВОРА

     

    После утверждения прокурором обвинительного заключения уголовное дело поступает судье, который должен внимательнейшим образом изучить материалы дела, выяснить подсудно ли уголовное дело данному суду, вручена ли копия обвинительного заключения или обвинительного акта обвиняемому, рассмотреть вопрос о мере пресечения, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные заявления, имеются ли основания для проведения предварительного слушания. Ознакомившись с материалами дела, судья обязан сам, без участия сторон, оценить недопустимые доказательства, полученные с нарушением норм УПК РФ прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства (ст. 7 УПК РФ).

    После ознакомления с материалами дела судья должен вынести одно из следующих постановлений: о направлении уголовного дела по подсудности, о назначении предварительного слушания или о назначении судебного заседания, указав в нем в соответствии с ч. 2 ст. 227 УПК РФ место вынесения постановления, наименование суда, фамилию и инициалы судьи, основания принятого постановления. В постановлении о назначении предварительного слушания или о назначении судебного заседания следует указать место, дату и время судебного заседания, решить вопрос о назначении защитника, вызвать в судебное заседание лиц по спискам, представленных сторонами.

    Суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе при наличии оснований проводит предварительное слушание, которое проводится судьей единолично с участием секретаря судебного заседания. Уведомление о вызове сторон в судебное заседание должно быть направлено не менее чем за 3 суток до дня проведения слушания. По ходатайству обвиняемого оно может быть проведено в его отсутствие.

    При явке обвиняемого судья уточняет, настаивает ли обвиняемый на своем ходатайстве, уже имеющемся в материалах дела, о рассмотрении дела в особом порядке, и выясняет у потерпевшего, у государственного либо частного обвинителя, имеются ли у них возражения по данному ходатайству. При отсутствии возражений судья удовлетворяет заявленное ходатайство и выносит постановление о рассмотрении дела в особом порядке.

    Постановление не может быть обжаловано.

    При проведении предварительного слушания ведение протокола обязательно.

    Убедившись в наличии оснований и условий к рассмотрению дела в особом порядке, суд по итогам предварительного слушания назначает уголовное дело к рассмотрению по существу. При этом суд должен руководствоваться ч. 4 ст. 231 УПК РФ.

    Если затем сразу, в ходе судебного заседания будет установлено, что все условия соблюдены, суд продолжает рассмотрение уголовного дела в особом порядке. В случае, когда по делу какие-либо условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, отсутствуют, суд в соответствии с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК РФ принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

    В соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ пределы судебного разбирательства в отношении обвиняемого определяются предъявленным ему обвинением и суд не может выйти за рамки требований сторон.

    Рассмотрим порядок проведения судебного заседания, которое должно проводиться в соответствии с гл. 35, 36, 38 УПК непосредственно, устно, гласно, при равенстве сторон с обязательным участием подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя; суд не заслушивает показания подсудимого и потерпевшего об обстоятельствах дела, другие участники процесса в судебное заседание не вызываются. Непосредственность и устность состоит в том, что доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию судом, который заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключения экспертов, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств. Однако, в силу ч. 5 ст. 316 УПК РФ, при рассмотрении дел в особом порядке исследование и оценка доказательств не проводятся, как разъясняет Пленум Верховного Суда от 5.12.2006 № 60.

    Гласность предусматривает открытое разбирательство уголовных дел во всех судах. Пленум обращает в п. 14 Постановления особое внимание судов на недопустимость рассмотрения уголовных дел в особом порядке без подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя, поскольку от позиции указанных участников судебного разбирательства зависит возможность применения особого порядка принятия судебного решения.

    Так, по делам частного обвинения сторону обвинения должен представлять потерпевший, который выступает частным обвинителем. Для того чтобы мировой судья постановил обвинительный приговор в порядке ст. 316 УПК, участие частного обвинителя является обязательным. Согласно ч. 3 ст. 149 УПК неявка частного обвинителя без уважительной причины влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п 2 ч 1 ст 24 УПК.

    Пленум обращает особое внимание судов (п. 14 Постановления Пленума) на недопустимость рассмотрения уголовных дел в особом порядке без подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя, поскольку от позиции указанных участников судебного разбирательства зависит возможность применения особого порядка принятия судебного решения. В судебном заседании следует удостовериться в отсутствии у потерпевшего, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, возражений против заявленного обвиняемым ходатайства о постановлении приговора баз проведения судебного разбирательства в особом порядке.

    Судебное разбирательство является основной стадией уголовного процесса, которая состоит из пяти составных частей: это подготовительная часть, судебное следствие, судебные прения, последнее слово подсудимого, постановление и оглашение приговора. Однако при особом порядке судебного разбирательства в силу ст. 316 УПК РФ имеются подготовительная часть, прения сторон и последнее слово подсудимого, а также сокращенное судебное следствие.

    Подготовительная часть судебного заседания проводится в соответствии с положением гл. 36 УПК РФ. В подготовительной части судебного заседания председательствующий объявляет по какому уголовному делу проводится судебное заседание в особом порядке. Секретарь судебного заседания докладывает о явке сторон. Далее председательствующий разъясняет сторонам их права и ответственность в судебном разбирательстве и обязанности в судебном заседании, а также знакомит их с регламентом судебного заседания в соответствии со ст. 257 УПК РФ. Устанавливается личность подсудимого и своевременность вручения ему копии обвинительного заключения (копия обвинительного заключения должна быть вручена не позднее чем за семь суток до начала судебного разбирательства, о чем в деле должна быть расписка в соответствии с ч. 2 ст. 233 УПК РФ. Объявляется состав суда. Разъясняется право на отвод составу суда или какому-либо из судей. Выясняется, имеется ли у участников уголовного судопроизводства отводы. Заявленные отводы разрешаются в совещательной комнате в соответствии со ст. 65, 66, 68-72 УПК РФ. Подсудимому разъясняются права, предусмотренные ст. 428 УПК РФ. Потерпевшему, кроме того, разъясняется право на примирение с подсудимым, обвиняемым в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, если подсудимый загладил причиненный вред.

    При неявке кого-либо из сторон уголовного судопроизводства суд выслушивает мнения участников процесса о возможности судебного разбирательства в его отсутствие и выносит определение или постановление об отложении судебного разбирательства или о его продолжении, а также о вызове или приводе неявившегося участника. Если подсудимый далее скрылся, а также в случае его психического расстройства или иной тяжелой болезни, исключающей возможность явки подсудимого, суд приостанавливает производство в отношении этого подсудимого соответственно до его розыска или выздоровления и продолжает судебное разбирательство в отношении других подсудимых. Однако, если раздельное судебное разбирательство препятствует рассмотрению уголовного дела, то все производство по нему приостанавливается, а суд выносит определение или постановление о розыске скрывшегося подсудимого (ч. 3 ст. 253 УПК РФ).

    В соответствии со ст. 273 УПК РФ судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения — с изложения заявления частным обвинителем. Председательствующий выясняет отношение подсудимого к предъявленному обвинению.

    Суд обязан заслушать обвинительное заключение (обвинительный акт) по делам публичного и частно-публичного обвинения и заявление потерпевшего по делам частного обвинения, обеспечить разъяснение обвинения подсудимому и удостовериться в его согласии с ним, а также выяснить его отношение к заявленному ходатайству и соблюден ли порядок заявления этого ходатайства (ст. 315 УПК РФ). При этом судье необходимо выяснить, понимает ли подсудимый, в совершении какого преступления он обвиняется и в совершении какого признает себя виновным, было ли ему обеспечено право на квалифицированную юридическую помощь. Одновременно выясняется — заявлено ли ходатайство подсудимым добровольно или признание вины было вынужденным.

    Судья, в производстве которого находится дело по первой инстанции, должен обеспечить участие защитника в судебном заседании при разрешении вопроса о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

    При выяснении в суде отношения потерпевшего к заявленному подсудимым ходатайству судья должен иметь в виду, что если потерпевший, явка которого не является обязательной, не явился в судебное заседание, судья должен огласить его заявление о согласии или несогласии с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства. В соответствии с ч. 2 ст. 249 УПК РФ суд может признать явку потерпевшего обязательной и рассмотреть дело с его участием.

    В соответствии со ст. 316 УПК РФ по делу, рассматриваемому в особом порядке, в ходе судебного заседания могут быть исследованы обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, указанное в ст. 61, 63 УК РФ, на что обращает внимание Постановление пленума ВС РФ в п. 10, что в соответствии со ст. 316 УПК РФ по делу, рассматриваемому в особом порядке, в ходе судебного заседания могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Поскольку порядок такого исследования главой 40 УПК РФ не ограничен, оно может проводиться всеми предусмотренными уголовно-процессуальным законом способами, в том числе путем исследования дополнительно представленных материалов, а также допросов свидетелей по этим обстоятельствам. Несмотря на то, что в ч. 5 ст. 316 УПК РФ прямо указано, что суд не исследует и не оценивает доказательства, собранные по делу, судья, руководствуясь данным Постановлением пленума ВС РФ, при необходимости вправе исследовать отдельные доказательства и дать им анализ и правовую оценку.

    Судья, выполняя требования гл. 38 УПК РФ, обязан предоставить сторонам возможность выступить в прениях, а подсудимому должно быть предоставлено последнее слово. Однако участники прений не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании.

     

    7. ОСОБЕННОСТИ ОБЖАЛОВАНИЯ СУДЕБНОГО ПРИГОВОРА, ВЫНЕСЕННОГО ПРИ ОСОБОМ ПОРЯДКЕ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

     

    В соответствии со ст. 316 УПК РФ судья вправе вынести по делу приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке лишь в том случае, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

    Суд должен очень тщательно обосновать квалификацию преступления и назначить справедливое наказание, исходя из положения ч. 2 ст. 316 УПК.

    Приговор является итоговым процессуальным документом, в котором содержится решение о виновности или невиновности подсудимого и назначении ему наказания либо освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции.

    Приговор постановляется по всем правилам гл. 39 УПК РФ. В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. Законность приговора предполагает точное соответствие процессуальных документов нормам уголовно-процессуального закона, а также нормам уголовного и иного материального права, регулирующим разрешаемые в приговоре вопросы. В приговоре обязательно должны быть указаны нормы материального и процессуального права, которыми руководствовался суд при разрешении дела.

    Требование обоснованности приговора является нормативным и означает то, что суд основывает приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании и получены с соблюдением уголовного закона. С обоснованностью связана и мотивированность приговора, которая предполагает наличие в приговоре не только описание деяния, события, обстоятельств, но и ссылки на доказательства, их анализ, соответствующие разъяснения. При вынесении приговора по уголовному делу, рассмотренному в особом порядке, анализ доказательств не приводится.

    УПК РФ указывает, что приговор должен быть справедливым. Это требование означает, что наказание должно находиться в пределах санкции конкретной статьи УК РФ, соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления. При определении наказания должны в полной мере учитываться особенности личности подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

    При вынесении приговора по уголовному делу, рассмотренному в особом порядке судопроизводства, судье необходимо знать, что;

  1. в описательно-мотивировочной его части судья обязан сделать выводы о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства, а также в этой части приговора должно быть обосновано преступное деяние, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый. Судья также обязан учитывать ч. 8 ст. 316 УПК РФ, в соответствии с которой анализ доказательств и их оценка судьей в приговоре не отражаются. Судья основывает свой приговор исключительно на тех доказательствах, которые имеются в материалах уголовного дела. Судья должен проверить допустимость и
    достоверность доказательств, достаточно ли их для признания вины подсудимого;
  2. в соответствии со ст. 60 УПК УК РФ суд должен установить личность осужденного, его характеристики, а также степень и характер общественной опасности совершенного преступления, которые могут влиять на меру наказания подсудимого;
  3. суд при назначении наказания должен учитывать требования ч. 7 ст. 316 УПК РФ, в соответствии с которой если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, результатами предварительного слушания, мнениями сторон, высказанными в судебном заседании, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей нормой УК РФ.
    Особое внимание следует уделить назначению наказания при наличии смягчающих обстоятельств, которые предусматриваются ст. 62 УК РФ. В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «и» и «к» ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. При назначении наказания за неоконченное преступление необходимо учитывать положения, закрепленные в
    ст. 66 УК РФ, в соответствии с которой при назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца; срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного УК РФ за оконченное преступление, за покушение на преступление — трех четвертей срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного УК РФ за оконченное преступление.

    Представляется решение данного вопроса следующим образом –определить максимальное наказание подсудимому, как предусматривают данные статьи: учесть смягчающие обстоятельства, а далее руководствоваться п. 7 ст. 316 УПК РФ.

    Поскольку ч. 7 ст. 316 УПК РФ регламентирует только порядок назначения наказания за конкретное преступление, назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров производится в полном соответствии с положениями ст. 69,70 УК РФ.

    В случае обвинительного приговора суд освобождает обвиняемого от уплаты процессуальных издержек, о чем должно быть занесено в обвинительный приговор, поскольку в обычном порядке процессуальные издержки взыскиваются с осужденных (ч. 1 ст. 132, п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК).

    Пленум ВС РФ от 05.12.2006 г. также разъяснил, что глава 40 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения, в частности содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено. Однако это возможно, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств. В соответствии с ч. 2 ст. 252 УПК судья по собственной инициативе ни прямо, ни косвенно не вправе изменить положение обвиняемого в худшую сторону.

    После провозглашения приговора судья разъясняет сторонам право и порядок его обжалования, предусмотренные гл. 43 УПК и ст. 317 УПК РФ.

    Приговор, постановленный в результате особого производства обжалуется в кассационном, а приговор мирового судьи — в апелляционном порядке. Причем приговор, вынесенный в результате особого порядка судебного разбирательства, не может быть обжалован в кассационном или апелляционном порядке из-за несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, так как эти обстоятельства не были предметом исследования в ходе судебного разбирательства.

    Уголовно-процессуальный закон в гл. 40 регламентирует порядок постановления приговора и пределы его обжалования.

    Кроме того, вступивший в законную силу приговор суда может быть пересмотрен в надзорной инстанции1. Вступивший в законную силу приговор, постановленный в порядке гл. 40 УПК РФ, может быть отменен, и производство по уголовному делу может быть возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

    —    обнаружение юридических ошибок, допущенных нижестоящими судами при рассмотрении и разрешении уголовных дел или подтверждение их
    отсутствия;

    —    принятие судами апелляционной и кассационной инстанций в пределах своей компетенции уголовно-процессуальных мер, предусмотренных законом, по устранению выявленных ошибок путем отмены или изменения невступившего в законную силу судебного решения1

    Пересмотр приговоров, постановленных мировыми судьями, осуществляется апелляционной инстанцией в лице судьи районного суда, действующего единолично. Судья апелляционной инстанции проверяет законность, обоснованность и справедливость не вступившего в законную силу решения мирового судьи, с возможностью исследования вновь представленных сторонами доказательств, в условиях новой оценки доказательств, с правом принятия нового судебного решения2.

    В апелляционном порядке дело может быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным в пп. 2 – 4 ч. 1 ст. 369 УПК:

    – нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или не могли повлиять на постановление законного, справедливого и обоснованного приговора.

    – неправильное применение уголовного закона, такое, как нарушение требований Общей части УК РФ; применение не той статьи (пунктов, части) Особенной части УК РФ, которые подлежали применению; назначение наказания более строгого, чем предусмотрено статьей Особенной части УК РФ;

    – несправедливость приговора, заключающаяся в том, что по приговору было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Для обжалования приговора в порядке кассации необходимы основания, предусмотренные пп. 2-4 ст. 379 УПК РФ, аналогичные основаниям обжалования приговора в апелляционном порядке.

    Основание для пересмотра обвинительного приговора, предусмотренное ст. 316 УПК, в надзорном порядке (ст. 409 УПК) отсутствует. В порядке надзора основаниями отмены или изменения приговора, вступившего в законную силу, могут быть основания, предусмотренные пп. 2—4 ст. 379 УПК.

    Производство в суде кассационной инстанции состоит в рассмотрении уголовного дела вышестоящим федеральным судом общей юрисдикции на предмет проверки законности, обоснованности и справедливости не вступившего в законную силу приговора и иного судебного решения суда первой и апелляционной инстанции1.

    В соответствии со ст. 354 УПК РФ правом апелляционного или кассационного обжалования обладают осужденный, оправданный, их защитники и законные представители; потерпевший, частный обвинитель и их законные представители и представители; прокурор (государственный обвинитель) или вышестоящий прокурор; гражданский истец, его законный представитель и представитель, гражданский ответчик и его представитель в части гражданского иска. Как справедливо заметил В.В. Вандышев, законодатель в ст. 354 УПК РФ в перечне участников уголовного судопроизводства, которым принадлежит право апелляционного и кассационного обжалования, не указал на частного обвинителя, законных представителей потерпевшего и гражданского истца. Тем не менее, очевидно, что они обладают таким правом в силу ст. 45 УПК РФ, установившей, что законные представители и представители этих лиц имеют те же уголовно-процессуальные права, что и представляемые ими лица2.

    Приговоры, постановленные в соответствии с правилами, предусмотренными гл. 40 УПК РФ могут быть обжалованы сторонами в апелляционном и кассационном порядке по трем основаниям, содержащимся в ст. 369 и 379 УПК РФ:

  • в связи с нарушением уголовно-процессуального закона;
  • в связи с неправильным применением уголовного закона;
  • при несправедливости приговора.

    Кроме того, Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003 № 5 разъясняет, что при осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 369, 379, ч. 5 ст. 415 УПК РФ, ст. 330, 362 – 364 ГПК РФ, неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права»1.

    Основаниями отмены или изменения судебного решения в связи с нарушением уголовно-процессуального закона в соответствии со ст. 381 УПК РФ являются: непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ; постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей; рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 247 УПК РФ; рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с настоящим Кодексом, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника; нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика; непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон; непредоставление подсудимому последнего слова; нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора; обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми; отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении; отсутствие протокола судебного заседания1.

    От сущности выявленных нарушений зависит характер выводов кассационной инстанции: отменить или только изменить обжалованное судебное решение либо признать допущенные при постановлении их нарушения уголовно-процессуального закона несущественными и оставить приговор, иное судебное решение без изменений2.

    Неправильным применением уголовного закона УПК РФ в ст. 382 называет:

  1. нарушение требований Общей части УК РФ;
  2. применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части УК РФ, которые подлежали применению;
  3. назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ3.

    В соответствии со ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости4

    Приговор может быть также отменен в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой или апелляционной инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости лишь в случаях, когда по этим основаниям имеется представление прокурора либо заявление частного обвинителя, потерпевшего или его представителя.

    Несправедливость приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания состоит в том, что при назначении его суд: а) применил не тот вид наказания, который следовало использовать, — вместо реального лишения свободы назначил условное; б) не назначил дополнительного наказания при наличии к тому оснований; в) не учел обстоятельств, отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ); г) смягчающие наказание обстоятельства истолковал как исключительные и позволяющие назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ); д) при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, не учел либо преуменьшил характер и степень фактического участия подсудимого в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, влияние его на характер и размер причиненного или возможного вреда (ст. 67 УК РФ); е) назначая наказание при рецидиве преступлений, не обратил внимания на опасный или особо опасный характер рецидива преступления (ст. 68 УК РФ) и т.д.

    Несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания видится в следующем1. Во-первых, в нарушении требований закона о строгой индивидуализации наказания, при назначении которого суд должен учесть характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ч. 3 ст. 60 УК РФ). Во-вторых, чрезмерно суровым может быть как основное, так и дополнительное наказание. В-третьих, в приговоре суд не мотивировал свои выводы относительно вида и размера назначенного основного и дополнительного наказания.2

    Приговор может быть признан несправедливым вследствие назначения подсудимому чрезмерно сурового наказания и изменен кассационной инстанцией также и по другим основаниям. Например, ввиду того, что суд постановил обвинительный приговор с назначением наказания, подлежащего отбыванию осужденным, вопреки акту об амнистии, который освобождает от применения данного наказания (п. 1 ч. 6 ст. 302 УПК РФ).

    Чрезмерно суровым наказание признается судом второй инстанции и в случаях, когда вопреки предписаниям п. 2 ч. 6, ч. 7 ст. 302 УПК РФ суд не включил в назначенное им наказание срок нахождения под стражей и вследствие этого неверно исчислил начало срока отбывания наказания. Тем самым происходит «удлинение» сроков отбывания наказания, назначенного приговором.

    Закон установил как круг участников уголовного процесса, имеющих право обжаловать приговор вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания, так и перечень процессуальных актов, при наличии которых кассационная инстанция может отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. Однако во всех случаях ввиду чрезмерной мягкости наказания приговор может быть отменен только в отношении тех осужденных, по поводу которых были принесены жалоба или представление либо подано заявление.

    О спорности полномочий судьи в апелляционной инстанции говорят М. Мельниковский и О. Ярошик: «Согласно положению, содержащемуся в п. 3 ч. 3 ст. 367 УПК РФ, районный, городской судья, рассматривающий в апелляционном порядке жалобу или представление прокурора на вынесенный мировым судьей приговор, может принять решение об отмене оправдательного приговора и вынести обвинительный приговор. Такое положение представляется неправильным, подрывающим принцип обжалования приговора в любом порядке — апелляционном, кассационном и надзорном. Человек, приносящий жалобу на приговор любой судебной инстанции, должен быть уверен в том, что в результате рассмотрения его жалобы вышестоящий суд не может единолично, без проведения нового судебного разбирательства в суде первой инстанции, принимать решение, ухудшающее положение жалобщика. Этот принцип лежит в основе правосудия»1

    Таким образом, закон запрещает обжалование приговора, постановленного в особом порядке по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой и апелляционной инстанции, т.е. по основанию, изложенному в п. 1 ч. 1 ст. 369 и п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

    Под несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела законодатель понимает такое несоответствие, когда:

    а)    выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

    б)    суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять
    на выводы суда;

    в)    при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд не указал в приговоре, по каким основаниям принял одни из этих доказательств и отверг другие;

    г)    выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные
    противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания2.

    При рассмотрении уголовного дела апелляционной инстанцией суд рассматривает уголовное дело по существу с проведением судебного следствия в обычном порядке. При этом судья должен исследовать все имеющиеся в деле доказательства непосредственно, не используя возможность изучения ряда из них путем исследования протоколов судебного заседания, составленных во время предварительного слушания и судебного разбирательства без проведения судебного следствия. При отмене приговора, постановленного в особом порядке без проведения судебного следствия, судом апелляционной инстанции уголовное дело не возвращается в суд первой инстанции для рассмотрения дела. Вместе с тем изучение уголовных дел, приговор по которым был отменен апелляционной инстанцией, показало, что часто суд второй инстанции, не рассматривая дело по существу, возвращает его для нового рассмотрения мировому судье. Представляется, что такое положение является недопустимым нарушением норм уголовно-процессуального закона.

    В случае, если приговор, постановленный в особом порядке без проведения судебного следствия, отменен судом кассационной инстанции с направлением дела для нового судебного разбирательства в суде первой инстанции, то применение особого порядка без проведения судебного следствия при повторном рассмотрении уголовного дела недопустимо.

    Считаем, что запрет на обжалование приговора, постановленного в соответствии с правилами гл. 40 УПК РФ, является нарушением прав осужденных. Такой же точки зрения придерживается и Л. Татьянина, которая пишет: «Представляется недопустимым ограничивать права участников процесса на обжалование приговора по мотиву несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. Основания для отмены приговора являются едиными, поэтому нельзя в зависимости от порядка судебного разбирательства изменять их. Указанный мотив может иметь место в случаях, когда судья в приговоре описывает события не в соответствии с доказательствами, находящимися в уголовном деле. В том случае, если приговор будет отменен, применение особого порядка судебного разбирательства должно быть при повторном рассмотрении недопустимо»1.

    Аналогичную позицию высказывает А.В. Победкин: «Лишение права оспаривать незаконное, необоснованное осуждение умаляет достоинство личности»2.

    На недопустимость ущемления прав осужденных при обжаловании приговоров указывает В.Л. Головков: «На наш взгляд, ограничение права на обжалование недопустимо, так как ограничивает права осужденного на защиту по сравнению с теми осужденными, в отношении которых дело рассмотрено в обычном процессуальном порядке»2

    Представляется, что в целях наделения участников уголовного судопроизводства равными правами данное ограничение должно быть исключено из норм УПК РФ

    Вместе с тем, оправдывая указанное ограничение обжалования приговора, постановленного в соответствии со ст. 316 УПК РФ, К.А. Рыбалов говорит, что «оправданность этой особенности заключается в том, что выводы судьи, изложенные в приговоре, полностью основываются на обвинении, предъявленном органами уголовного преследования, а также на тех доказательствах, с которыми безоговорочно согласен как обвиняемый (подсудимый), так и другие участники уголовного процесса. В силу этого ни одно из доказательств вины подсудимого, собранных в ходе предварительного расследования, с согласия сторон не становится предметом исследования в ходе судебного разбирательства, а априори считается установленным»1

    По мнению Н.П. Дубовика, невозможность обжалования приговора по указанным основаниям вполне понятна, поскольку фактические обстоятельства дела в судебном заседании при особом порядке не исследуются, судом не оцениваются и в протоколе судебного заседания не фиксируются. Оспаривая замечания Т.В. Трубниковой о том, что «запрет на обжалование приговора по мотиву несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела является чрезмерным ограничением прав осужденных»2, Н.П. Дубовик обращает внимание на то, что «это своего рода плата за те льготы, которые предусмотрел законодатель в отношении лица, заявившего ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Не случайно законодатель в статье 314 УПК РФ указал на то, что рассмотрение дела в упрощенном порядке возможно лишь в том случае, если заявивший такое ходатайство обвиняемый осознает (понимает) последствия заявленного им ходатайства, а одно из последствий, которое должно осознаваться (должно быть понято) – это невозможность обжалования приговора по фактическим обстоятельствам содеянного»3.

    Кроме того, как указывает названный автор, ст. 317 УПК РФ вводит запрет на обжалование приговора, постановленного в особом порядке, в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, лишь в апелляционном и кассационном порядке; закон не содержит запрета на такого рода обжалование в порядке надзора и возможность возобновления производства по делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств1.

    Представляется, что заявление Н.П. Дубовика о том, что в надзорном порядке пересмотр приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства, производится с учетом требований п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ — несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела — не является бесспорным.2

    Судья Верховного Суда РФ В.В. Дорошков в связи изложенным отмечает: «Хотя законодатель прямо не указал пределы обжалования и пересмотра в порядке надзора, ограничения оснований пересмотра приговора, установленные ст. 317 УПК РФ, должны распространяться и на данную стадию уголовного процесса, поскольку фактические обстоятельства дела не устанавливались в ходе судебного разбирательства путем исследования и оценки доказательств. Следовательно, суд надзорной инстанции не имеет реальной возможности проверить обоснованность выводов суда, которые касаются фактических обстоятельств дела. Он проверяет лишь соблюдение процедуры особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением»1.

    Такого же мнения придерживается и судья Верховного Суда РФ В. Демидов, считающий, что «стороны не вправе обжаловать приговор в суд второй инстанции ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции. По этому основанию недопустимо обжалование приговора и в порядке надзора. Такие жалобы либо представления, поступившие в суд апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, подлежат возвращению заявителям без рассмотрения с указанием на допущенное ими на-рушение требований ст. 317 УПК РФ»1.

    По всем другим основаниям закон не запрещает пересмотр приговора, постановленного в соответствии с правилами гл. 40 УПК РФ, в порядке надзора.

    Как следует из смысла п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 05.03.2004 № 1, в соответствии с ч. 1 ст. 402 УПК РФ в порядке надзора могут быть пересмотрены приговоры, определения, постановления судов первой инстанции, судебные решения судов апелляционной и кассационной инстанций, вступившие в законную силу, если об этом ходатайствуют подозреваемый, обвиняемый, осужденный, оправданный или их защитники, законный представитель, потерпевший или его представитель либо прокурор. Поступившие в суд надзорной инстанции ходатайства других лиц и общественных организаций о пересмотре в порядке надзора вступивших в законную силу названных судебных решений рассмотрению не подлежат и возвращаются заявителям с разъяснениями действующего процессуального законодательства.

    В результате рассмотрения уголовного дела по жалобе или представлению суд надзорной инстанции вправе вынести, в частности, постановление (определение) об отмене судебных решений и передаче уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой или второй инстанции1.

    Основания к принятию такого решения предусмотрены ст. 379 УПК РФ. К ним относятся: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции; нарушение уголовно-процессуального закона2.

    Так, В. Демидов правомерно задает вопрос: «Применительно к этим основаниям отмены судебных решений правомерен вопрос о том, вправе ли суд при определенных условиях отменить вступивший в законную силу приговор, если в надзорной жалобе осужденного либо его защитника ставится вопрос лишь о смягчении наказания, притом что этот приговор был вынесен незаконным составом суда, или с нарушением тайны совещания судей, либо без подписи судьи либо судей, если это судебное решение постановлено судом коллегиально?»1.

    Отвечая на данный вопрос, указанный автор говорит следующее: «Ответ на данный вопрос содержится в ч. 2 ст. 381 УПК РФ, в соответствии с которой приведенные обстоятельства являются основаниями к отмене судебного решения в любом случае, т.е. и тогда, когда на них не указывается в надзорных жалобе или представлении. Однако следует иметь в виду, что при повторном рассмотрении данного дела суд после устранения упомянутых процессуальных нарушений не вправе постановить приговор, ухудшающий положение осужденного в сравнении с первоначальным приговором» .

    Согласно ч. 1 и 2 ст. 410 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорных жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме и в отношении всех осужденных по нему лиц. Из этого положения следует, что если суд надзорной инстанции, рассмотрев так называемое групповое уголовное дело, вынес постановление (определение) в отношении одного или нескольких осужденных, то позднее он вправе рассмотреть то же уголовное дело по надзорным жалобе или представлению, но в отношении других осужденных.2

    В случае отмены вступивших в законную силу судебных решений и передачи уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой или второй инстанции для них указания суда надзорной инстанции обязательны. Невыполнение этих указаний является основанием для повторной отмены названных решений по надзорной жалобе или надзорному представлению.

    Таким образом, подводя итог вышеизложенному, нужно отметить следующее.

    Приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 УПК РФ, может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке. Кроме того, вступивший в законную силу приговор суда может быть пересмотрен в надзорной инстанции. Вступивший в законную силу приговор, постановленный в порядке гл. 40 УПК РФ, может быть отменен, и производство по уголовному делу может быть возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

    Приговоры, постановленные в соответствии с правилами, предусмотренными гл. 40 УПК РФ могут быть обжалованы сторонами в апелляционном и кассационном порядке до трем основаниям, содержащимся в ст. 369 и 379 УПК РФ:

  • в связи с нарушением уголовно-процессуального закона;
  • в связи с неправильным применением уголовного закона;
  • при несправедливости приговора.

    Закон запрещает обжалование приговора, постановленного в особом порядке по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой и апелляционной инстанции, т.е. по основанию, изложенному в п. 1 ч. 1 ст. 369 и п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, а именно, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд не указал в приговоре, по каким основаниям принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

    Представляется, что в целях наделения участников уголовного судопроизводства равными правами данное ограничение должно быть исключено из норм УПК РФ. В связи с этим предлагаем ст. 317 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 настоящего Кодекса может быть обжалован по основаниям, предусмотренным статьей 379 настоящего Кодекса».

    Если законодатель сочтет недопустимым данное предложение, то, полагаем, что в целях единообразного понимания и применения норм уголовно-процессуального закона в УПК РФ должны быть внесены дополнения, четко определяющие невозможность обжалования приговора, постановленного в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением без проведения судебного разбирательства, в надзорном порядке. Для этого действующую ст. 317 УПК РФ предлагаем изложить в следующей редакции: «Приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 настоящего Кодекса не может быть обжалован в апелляционном, кассационном и надзорном порядке по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 379 настоящего Кодекса».

     

     

     

    8. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРАКТИКИ: ВОПРОСЫ ПРАКТИКИ, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПРИ ОСОБОМ ПОРЯДКЕ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

     

    Пленум Верховного Суда РФ 5 декабря 2006 года принял Постановление № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», а 11 января 2007 года – Постановление № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания». В указанных документах разъяснены некоторые вопросы назначения наказания при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

    Ранее Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 05.03.2004 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»1 ответил только на небольшой круг вопросов, возникших при рассмотрении дел в особом порядке. Вместе с тем мы полагаем, некоторые положения данного решения Пленума требуют уточнения, в котором было разъяснено, что закон не предусматривает возможности применения особого порядка в отношении несовершеннолетних. Однако запрет на рассмотрение дела в особом порядке в отношении несовершеннолетних, на наш взгляд, нарушает их права, в частности, право на то, что при постановлении обвинительного приговора в особом порядке максимальное наказание не могло бы превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. Согласно ст.. 19 Конституции РФ, все равны перед законом и судом; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола… а также других обстоятельств (т.е. в том числе и возраста). Следовательно, в том случае, когда несовершеннолетний подсудимый заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства и в удовлетворении этого ходатайства судом было отказано, суд, рассматривая дело на общих основаниях, при постановлении обвинительного приговора не вправе назначить наказание более двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

    Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 г, нельзя рассматривать дело в особом порядке, если подсудимый выражает несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска. Вместе с тем при рассмотрении уголовных дел по ст. 158 УК РФ нередки случаи, когда сумма гражданского иска больше суммы похищенного имущества. В сумму иска в таких случаях включаются стоимость испорченного товара, стоимость восстановительного ремонта дверей, окон и т.п. По нашему мнению, если подсудимый согласен с количеством, перечнем похищенного и стоимостью, дело можно рассмотреть в особом порядке. Гражданский иск в размере стоимости похищенного имущества на основании ст. 1064 ГК РФ подлежит удовлетворению. Что касается оставшейся суммы гражданского иска, то суд может на основании ч. 2 ст. 309 УПК РФ признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

    Так как институт особого порядка сравнительно новый, а Пленум Верховного Суда ответил лишь на узкий круг вопросов, возникающих в судебной практике, в настоящее время в разных регионах РФ складывается разная практика применения особого порядка.

    Например, возник вопрос: возможны ли переквалификация действий подсудимого или прекращение уголовного дела при рассмотрении дела в особом порядке? В ряде регионов, если переквалификация деяния не ухудшает положения подсудимого, судьи положительно отвечают на этот вопрос. Некоторые судьи считают возможным прекращение уголовного дела при рассмотрении дела в особом порядке. Эту же точку зрения поддерживает и ряд ученые1.

    На наш взгляд, переквалификация действий подсудимого или прекращение уголовного дела при рассмотрении дела в особом порядке невозможны. Переквалификация нарушит права потерпевшего, который согласился на рассмотрение дела в особом порядке, когда подсудимый обвинялся в более тяжком преступлении, а при рассмотрении дела в суде потерпевший вправе вообще не участвовать в судебном заседании. Согласно ч. 1 ст. 314 УПК РФ «обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства…». Таким образом, если до того, как обвиняемый заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, органами предварительного следствия было получено согласие потерпевшего на это, его (потерпевшего) участие при рассмотрении дела в суде не обязательно. Суд в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 232 УПК РФ обязан только известить потерпевшего о месте, дате и времени судебного заседания1. В случае неявки потерпевшего в суд, согласно ч. 2 ст. 249 УПК РФ, дело может быть рассмотрено в его отсутствие. В юридической литературе было высказано ошибочное, на наш взгляд, мнение о том, что рассмотрение дела в особом порядке возможно только при участии потерпевшего, а в случае неявки потерпевшего в судебное заседание в применении указанного порядка должно быть отказано4. Полагаем, что такое мнение можно объяснить неверным пониманием фактического содержания рассматриваемого института.

    При рассмотрении уголовного дела в особом порядке оно не может быть прекращено. На это указывает и сам законодатель. Так, согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ, при рассмотрении дела в особом порядке «если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор…», т.е. законодатель четко предусматривает возможность только одного вида решения при рассмотрении дела в особом порядке — обвинительный приговор.

    Вместе с тем что же делать, если государственный обвинитель при рассмотрении дела в особом порядке заявил ходатайство о переквалификации действий подсудимого или потерпевший заявил ходатайство о прекращении уголовного дела? На наш взгляд, в таких случаях суд в соответствии с ч. 6 ст. 316 УПК РФ должен вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке. При согласии участников процесса суд вправе назначить рассмотрение дела в общем порядке в тот же день. И только при рассмотрении дела в общем порядке возможны переквалификация действий подсудимого и прекращение дела. Данная процедура соответствует позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 08.12.2003 г.1, согласно которой полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, должен быть мотивирован со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

    Специфика назначения наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением состоит в двух предписаниях. Во-первых, оно определяется в связи с совершением преступления, за которое предусмотрено не свыше 10 лет лишения свободы (ст. 314 УПК РФ); во-вторых, наказание назначается не свыше 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ст. 316 УПК РФ).

    Предписание ст. 314 УПК РФ имеет форму, отличную от принятой в уголовном законодательстве. Оно связывает соответствующие юридические последствия с определенными преступлениями либо их категориями.

    Применение особого порядка судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы, породило «вопрос: данное указание закона относится к санкции или наказание не может быть назначено более этого срока при смягчающих обстоятельствах, указанных в ст. 62, 64 – 66, 69, 70, 88 УК РФ»1

    Благов Е.В.2 считает данный вопрос не вполне корректным по следующим обстоятельствам. Во-первых, ст. 69 и 70 УК РФ регулируют вопросы назначения наказания по совокупности преступлений и приговоров, что никак нельзя считать смягчающими обстоятельствами. Во-вторых, проблема, по существу, возникает лишь с неоконченным преступлением, только при регламентации наказуемости которого в ч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ прослеживается прямая зависимость наказания от преступления.

    Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 Постановления от 5 декабря 2006 № 60 указал на необходимость исходить из наказания, предусмотренного санкцией статьи, вмененной обвиняемому, а не из наказания, которое может быть ему назначено с учетом обстоятельств, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 69, 70 УК РФ.

    В литературе, наоборот считается, что «критерием применения специальной судебной процедуры стала максимальная мера наказания. Причем она связывается с максимальным сроком наказания в виде лишения свободы за то или иное преступление, а не санкцией статьи. УК РФ предусматривает наказание за преступление с учетом всего Кодекса, т.е. его Общей и Особенной частей»3. Таким образом, Благов Е.В. считает, что если не учитывать, что в ст. 314 УПК РФ привязка именно к лишению свободы отсутствует, остальное вполне справедливо.

    Наказание не свыше 10 лет лишения свободы законодатель предусмотрел за совершение деяний, относящихся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести и тяжким (ст. 15 УК РФ). Навреное, с названными категориями законодателю и следовало увязать назначение наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.1

    Так, одни авторы обнаруживают пробел в ст. 15 УК РФ в части категоризации неоконченных преступлений и предлагают его восполнить, включив в названную статью ч. 6 в следующей редакции: «При совершении лицом приготовления к преступлению или покушения на преступление его категория определяется исходя из санкции соответствующих статей Особенной части с учетом требований ч. 2 и 3 ст. 66 настоящего Кодекса». Одновременно считается необходимым ввести в ч. 2 ст. 30 УК РФ новое предписание: «В соответствии с ч. 6 ст. 15 настоящего Кодекса данные деяния являются соответственно преступлениями средней тяжести и тяжкими преступлениями».2

    Другие специалисты полагают, что «вносить данное дополнение в ст. 15 УК нет необходимости в силу очевидности момента», ибо в упомянутой статье говорится о максимальном наказании, предусмотренном «настоящим Кодексом», а не «статьей Особенной части настоящего Кодекса»3. К приведенному можно добавить, что в ст. 15 УК РФ использовано родовое понятие преступления, которое включает в себя как оконченные, так и неоконченные деяния.

    Вместе с тем ч. 2 ст. 30 УК РФ, устанавливая, что уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям, законодатель одинаково подходит к определению категории оконченных и неоконченных деяний. Напротив, учет положений ч. 2 ст. 66 Кодекса приведет к признанию приготовления к тяжкому преступлению преступлением средней тяжести, умышленное создание условий для совершения которого уголовной ответственности не влечет.

    Более того, во многих случаях совершения покушения на преступление категория деяния не меняется (если максимальное наказание за оконченное преступление более чем на 1/4 превышает максимальное наказание по предыдущей категории деяний). Следовательно, учет положений ч. 3 ст. 66 УК РФ нарушает принцип равенства граждан перед законом (ст. 4), вводя выборочную дифференциацию наказания при совершении покушения на преступление.

    Предписание ст. 316 УПК РФ сформулировано в одном ключе с уголовно-правовым регулированием назначения наказания. Причем его содержание не позволяет согласиться с тем, что при особом порядке судебного раз-разбирательства «может быть назначено наказание до 10 лет лишения свободы»1.

    В то же время требование процессуального закона о соответствующем понижении наказания по сравнению с санкцией статьи Особенной части УК РФ соблюдается судами далеко не всегда. 1

    В п. 13 Постановления от 05/12.2006 № 60 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что содержащееся в ч. 7 ст. 316 УПК РФ требование о назначении подсудимому при рассмотрении дела в особом порядке наказания не более 2/3 строка или размера наиболее строго вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, не распространяется на дополнительные и альтернативные виды наказания. В абз. 5 п. 37 Постановления от 11.01.2007 № 2 последнее объяснено тем, что указание о назначении наказания не свыше 2/3 его срока или размера относится только к наиболее строгому виду наказания, предусмотренному за совершенное преступление. Возражать против такого решения с учетом содержания закона не приходится.

    В ст. 316 УПК РФ запрещается назначение наказания сверх установленного предела «наиболее строгого вида. наказания, предусмотренного за совершенное преступление». Поскольку в законе слово «наказание» использовано в единственном числе, это не позволяет распространить соответствующие ограничения на наказания, не являющиеся наиболее строгими. Значит, смягчение наказания к ним не применяется и они должны назначаться на общих основаниях.

    В упомянутой статье прямо не уточняется, какое — основное и (или) дополнительное — наказание подлежит назначению не свыше определенного срока или размера. Поскольку в Законе сказано о наказании «наиболее строгого вида», предусмотренного за совершенное преступление, кажется очевидным, что смягчение применимо лишь к основным наказаниям. Во всяком случае, в перечне, установленном ст. 44 УК РФ, все дополнительные наказания находятся выше основных (соответственно п. «а» — «в» и «г» -»Н»), а в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 № 2 поясняет что виды уголовного наказания в УК РФ расположены в определенно последовательно от менее строго наказания к более строгому.

    В силу отмеченного дополнительные наказания должны назначаться на общих основаниях.

    Между тем безусловное следование требованию ст. 316 УПК РФ о том, что назначенное наказание не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, имеет ряд негативных моментов.

    Во-первых, согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением не всегда ведет к снижению наказания. Такового не произойдет в силу запрета назначения соответствующим лицам некоторых видов наказаний (ч. 4 ст. 49, ч. 5 ст. 50, ч. 5 ст. 53, ч. 2 ст. 54 УК РФ и др.), если в статье Особенной части Кодекса они являются наиболее строгими.

    Во-вторых, согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением снижает верхний предел наказания за разные преступления в неодинаковой пропорции по отношению к нижнему. Исчисление 2/3 максимального срока или размера наказания при одинаковом его верхнем пределе ставит в более выгодное положение лицо, совершившее преступление, санкция за которое предусматривает больший нижний предел. При одинаковом нижнем пределе то же самое произойдет в отношении виновного в преступлении, санкция за которое предусматривает меньший верхний предел.

    В-третьих, согласие обвиняемого с предъявленным «ему обвинением нередко резко ограничивает возможности индивидуализации наказания в рамках санкции закона.

    В-четвертых, согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением порой приводит к исключению возможности индивидуализации наказания в рамках санкции

    В-пятых, согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением способно даже привести к назначению наказания ниже низшего предела, предусмотренного за данное преступление.

    При подобном применении ст. 316 УПК РФ ссылки на ст. 64 УК РФ не требуется, поскольку назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного за данное преступление, имеет собственное происхождение и никак не связано с обстоятельствами, отраженными в последней статье. Хотя при ее учете аналогичные последствия назначения наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением маловероятны.

    Кроме того, при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в соответствующем случае нет препятствий к применению ст. 64 УК РФ, ибо в ст. 316 УПК РФ установлен только максимальный предел назначаемого наказания. Как обмечается в абз. 2 п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года № 2, «при наличии исключительных обстоятельств суд может назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, а также применить иные правила смягчения наказания, предусмотренные Общей частью УК РФ».

    Чтобы нейтрализовать указанные негативные моменты, целесообразно изменить методику определения наказания, свыше которого недопустимо назначение наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. 2/3 лучше исчислять с учетом минимальной и максимальной границ наиболее строгого вида наказания, которое может быть назначено лицу. При подобном подсчете указанные 2/3 получаются путем прибавления к нижнему пределу соответствующего наказания значения поделенной на 3 и умноженной на 2 разницы между верхним и нижним пределами. В результате несуразица с назначением наказания будет устранена.

    Правило ч. 7 ст. 316 УПК РФ «должно применяться в отношении каждого деяния в отдельно … и не может повторно учитываться при назначении наказания по совокупности преступлений»1 и приговоров.

    В абз. 4 п. 37 Постановления о т11 января 2007 № 2 вроде бы справедливо установлено, что если в особом порядке судебного разбирательства рассматривается дело о совершении лицом нескольких преступлений, то вначале наказание назначается за каждое из них по правилам, установленным ч. 7 ст. 316 УПК РФ, затем применяются правила назначения наказания по совокупности преступлений, предусмотренные ч. 2 или 3 ст. 569 УК РФ. Ситуацию усложняет п. 30 того же Постановления, определяющий, что окончательное накзаание при этом не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено по указанным правилам за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

    На основании ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Других ограничений закон не устанавливает и не должен устанавливать в силу допустимости двойного смягчения наказания: сначала за преступления, входящие в совокупность, затем — при определении окончательной меры.

    В целом вопросы назначения наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в сочетании с иными правилами назначения наказания Пленум Верховного Суда РФ разъяснил в Постановлении от 15 декабря 2006 года № 60. В его п. 14 сказано, что при наличии оснований, предусмотренных ст. 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам перечисленных статей УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

    В науке обоснованно обращено внимание на то, что включение в процедуру особого порядка судебного разбирательства предписания об обязательном смягчении наказания не исключает соблюдения всех иных законодательно определенных и потому строго императивных предусмотренных УК РФ правил назначения наказания. Вместе с тем решение об определении наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в случае наличия рецидива преступлений представляется сомнительным. Согласно ему якобы , «вначале следует применить правила ст. 68 УК РФ о рецидиве преступлений в зависимости от его вида (как относящиеся к характеристике и оценке преступности деяния), а затем — положения ч. 7 ст. 316 УПК РФ об обязательном смягчении назначенного в порядке ст. 68 УК РФ наказания 4 на одну треть»1.

    Во-первых, ч. 2 ст. 68 УК РФ уже довольно давно не дифференцирует наказуемость рецидива преступления в зависимости от его вида. Во-вторых, преступность деяния определяется составом преступления, тогда как рецидив ориентирован на личность виновного, ибо для него главное — наличие судимости за ранее совершенное преступление, а судимым законодатель считает именно лицо (ч. 1 ст. 18, ч. 1 ст. 86 УК РФ).

    В-третьих, при применении изложенной методики обязательного смягчения «назначенного в порядке ст. 68 УК РФ наказания» на 1/3 не произойдет. Оно останется увеличенным по низшему пределу (не менее 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление), что как раз и порождается рецидивом преступлений. Уменьшится же оно только по верхнему пределу (не свыше 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление), не зависящему от рецидива преступлений. Если все сделать наоборот, то обязательно снизится и низший предел наказания. При применении ст. 316 УПК РФ установится пониженный верхний предел, который, в свою очередь, позволит смягчить назначаемое «в порядке ст. 68 УК РФ» наказание.

    Специфики учета обстоятельств дела при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением уголовно-процессуальный закон прямо не предусматривает. В то же время в ч. 5 ст. 316 УПК РФ говорится о возможности исследовать «обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание».

    На основании изложенного в УК РФ представляет необходимым ввести ст. 64.1 «Назначение наказания при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением» со следующей формулировкой:

    «1. Основное наказание лиц, совершившему преступление небольшой или средней тяжести, а также тяжкое преступление и согласившемуся с предъявленным ему обвинением, не должно быть выше половины наиболее строго наказания, которое предусмотрено соответствующей статьей Особенной частью настоящего Кодекса и может быть назначено лицу. Половина наказания определяется путем деление на два суммы значений минимального и максимального размеров данного наказания.

    2. Наказание назначается по правилам, изложенным в части первой настоящей статьи, исходя из размеров, предусмотренных частями 66 настоящего Кодекса, при совершении неоконченного преступления и исходя из размеров, предусмотренных статьей 62 настоящего кодекса, при названных в ней обстоятельствах.

    3. При назначении наказания не учитываются данные, повышающие степень общественной опасности преступления и отрицательно характеризующие личность виновного, в том числе отягчающие обстоятельства».

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) // СЗ РФ. – 2001. — № 2. – Ст. 163.
  2. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. – 1993. — № 237. – 25 дек.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 52 (Ч. 1). — Ст. 4921.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ// СЗ РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  5. Постановление № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 60 от 5.12.2006 г. «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003 № 5 // Российская газета. 2003. № 244. 2 дек.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 05.03.2004 № 1 // Российская газета. 2004. 25 марта.
  9. О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.08.1988 // Сб. постановлении пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР и РСФСР) по уголовным делам. М., 2008.
  10. О практике рассмотрения судами уголовных дел в кассационном порядке: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 17.12.1971 № 10 // Сб. постановлений пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР и РСФСР) по уголовным делам. М., 2008.
  11. О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23. 08.1988 № 5 // Сб. постановлений пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР и РСФСР) по уголовным делам. М., 2008.
  12. О практике применения судами общих начал наказания: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29.06.1979 № 3 // Вопросы уголовного права в руководящих разъяснениях Верховных судов РФ и СССР / Сост. Л.Е. Бочкарев, Л.В. Косов, Д.В. Косов. Владимир, 2005.
  13. О Концепции судебной реформы в РСФСР: Постановление ВС РСФСР от 24.10.1991 № 1801-1.
  14. Александров Л.С.
    Основание и условия для особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением // Государство и право. 2003. № 12. С. 48-49.
  15. Аширов Р.Д. Институт ускоренного производства как средство повышения эффективности советского уголовного процесса // Вопросы эффективности советского уголовного процесса. Казань, 1976.
  16. Бирюков Н. Проблемы практики применения особого порядка принятия судебного решения // Рос. судья. 2005, № 4. С. 18-19
  17. Безлепкин Б. Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. М, 2006.
  18. Благов Е.В. Материальные последствия согласия с предъявленным обвинением // Уголовный процесс. 2007. № 2. С. 36.
  19. Божьев В.П. Уголовный процесс: Учеб. / Под ред. В.П. Божьева. М., 2007.
  20. Бохап В. М. Формирование убеждений суда. Минск, 1973.
  21. Вандышев В.В.
    Уголовный процесс: Курс лекций. СПб., 2004.
  22. Великий Д. П. Особый порядок судебного разбирательства; теория и практика // Журн. рос. права. 2005. № б. С. 18.
  23. Ганичева Е. Особый порядок судебного разбирательства // Законность. 2006. № 9. С. 48.
  24. Головков В.Л.
    Апелляционное производство по уголовным делам в Российской Федерации (проблемы и пути решения): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2004.
  25. Гричаниченко А. Проблемы особого порядка в судебной практике и пути их решения // Уголовный процесс. 2005. № 4. С. 62 –64.
  26. Гуськова А.П., Пономаренко С.С. Об особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением по российскому уголовно-процессуальному закону // Рос. судья. 2002. № 10. С. 14.
  27. Демидов В. Производство по уголовным делам в суде надзорной инстанции // Рос. юстиция. 2003. №3.
  28. Джатиев B.C. О противоречиях в российском уголовном процессе. Владикавказ, 1994.
  29. Дорошков В.В.
    Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Рос. судья.-2004.-№9. С. 32.
  30. Дубовик Н.П. Особый порядок судебного разбирательства и его место в системе упрощенных производств по уголовным делам: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 16-17.
  31. Дубовик Н.П. «Сделка о признании вины» и «особый порядок»: сравнительный анализ //Рос. юстиция. 2004. № 4.
  32. Зер Ховард. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание. М., 1998.
  33. Злобна Г.А., Никифоров B.C. Умысел и его форма. М., 1972.
  34. Калашникова Н.Я. Общие условия судебного разбирательства в советском уголовном процессе. М, 1963.
  35. Карнеева И.M. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград, 1988.
  36. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
  37. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.. / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2007.
  38. Великий Д. П. Особый порядок судебного разбирательства; теория и практика // Журн. рос. права. 2005. № 6. С. 18.
  39. Кристи Н. Конфликты как собственность // Правосудие по делам несовершеннолетних. Перспективы развития. Вып. 1. М., 1999. С. 28.
  40. К вопросу о правовой природе особого порядка судебного разбирательства и проблемах его совершенствования //Уголовный процесс. 2005. № 10.
  41. Куцова Э.Ф. Советская кассация как гарантия законности в уголовном процессе. М, 1957.
  42. Лазарева В. Новый УПК: особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Уголовное право. 2002. № 2. С. 69.
  43. Ларин AM. Защита прав потерпевшего в уголовном процессе. М., 1993.
  44. Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право российской Федерации. М., 2003.
  45. Лупинская П.А. Пересмотр приговоров, определений и постановлений, вступивших в законную силу, в порядке судебного надзора. М., 1978.
  46. Макаров Ю.Я. Особый порядок рассмотрения уголовных дел: практ. пособие. М., 2008.
  47. Максудов Р., Флямер М., Грасенкова А. Примирение жертвы и правонарушителя: проект реализации идей восстановительного правосудия в России // Адвокат. 1998. № 5.
  48. Махов В.И., Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии). М, 1998.
  49. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, процесса и криминологии. М., 2000.
  50. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М., 2002.
  51. Перлов И.Д. Надзорное судопроизводство в уголовном процессе. М., 1968.
  52. Петрухин И.Л. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России // Государство и право. 2002. № 5.
  53. Петрухин И. Роль признания обвиняемого в уголовном процессе // Рос. юстиция. 2003. №2. С. 25.
  54. Петрухин И.Л. Особый порядок судебного разбирательства // Российская юстиция. 2005. № 7. С. 5.
  55. Питецкий В.В. О принципе индивидуализации уголовного наказания // Государство и право. 2004. № 2. С. 109.
  56. Победкии А.В.
    Апелляционное производство в уголовном процессе России: проблемы становления // Государство и право. 2001. № 3. С. 48.
  57. Правосудие по делам несовершеннолетних. Перспективы развития. Вып, 1. М., 1999.
  58. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951.
  59. Татьянина Л. Полномочия суда апелляционной инстанции при пересмотре решений мирового судьи // Законность. — 2004. — № 6.
  60. Тейман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция 1998. № 10. С. 35-37; № 11. С. 35-37.
  61. Толкаченко А. А. , Толкаченко А.А. Уголовно-правовые аспекты особого порядка судебного разбирательства // Уголовный процесс. 2006. № 9.
  62. Трубникова Т.В. Дифференциация уголовного процесса. Томск, 2001.
  63. Трубникова Т.В. Упрощенные судебные производства в УПК РФ //Проблемы уголовного процесса в свете нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Сб. науч. тр. / Под ред. Ю.К. Якимовича. Томск, 2002.
  64. Трухин А. Тяжесть преступления как категория уголовного права // Уголовное право. 2005. № 2. С. 60.
  65. Рыболов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации: автореф. дис. … канд. юрид.
    наук. М., 2004.
  66. Рыболов К.А. Особый порядок судебного разбирательства: что необходимо иметь в виду?: Монография. М., 2003.
  67. Рыжаков А.П.
    Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2007.
  68. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко, М. , 2007.
  69. Уголовный процесс / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 2004.
  70. Фельдштейн Г.С Природа умысла. М., 1989.
  71. Фридман Л. Введение в американское право. М., 1993.
  72. Шмарев И.Л. Особый порядок судебного разбирательства (вопросы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2004.
  73. Якуб M.Л.
    Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.17MB/0.00052 sec

WordPress: 22.45MB | MySQL:120 | 2,816sec