Правовой статус свидетеля как участника уголовного судопроизводства и его правовой статус

<

041514 2131 1 Правовой статус свидетеля как участника уголовного судопроизводства и его правовой статус

СВИДЕТЕЛЬ КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА И ЕГО ПРАВОВОЙ СТАТУС

 

1.1.Эволюция института свидетельствования в российском уголовно-процессуальном законодательстве

 

Институт свидетельствования в уголовном процессе столь же стар, как и само судопроизводство. В этой связи необходимо привести обоснование процессуального статуса свидетеля как правового института.

Институт права — это обособленная группа юридических норм, регулирующих общественные отношения конкретного вида1. Нормы, регулирующие правовое положение свидетеля, относятся не только к уголовно-процессуальному праву, но и к некоторым другим отраслям права, в частности, к уголовному праву (ст. ст. 302, 307-311 УК РФ), гражданско-процессуальному (ст. ст. 69-70 ГПК РФ) и арбитражно-процессуальному праву (ст. 56 АПК РФ)2. Думается, справедливо отнести юридические нормы, регулирующие права и обязанности свидетеля, отношения, возникающие по поводу соблюдения его прав и обязанностей, а также нормы, регулирующие свидетельский иммунитет и безопасность свидетеля как участника уголовного судопроизводства, к самостоятельному правовому институту.

Вопрос об использовании показаний свидетеля в российском уголовном процессе тесно связан с аналогичным вопросом в гражданском процессе. Так, например, М. А. Фокина предложила закрепить нормы, регулирующие свидетельский иммунитет в гражданском судопроизводстве3. В настоящее время ГПК РФ предусмотрел положения, касающиеся свидетельского иммунитета. Некоторые авторы, анализируя нормы, посвященные институту свидетельствования (в частности, свидетельскому иммунитету), отмечают, что существуют противоречия и неоднородность данных норм УПК РФ и других законодатель ных актов1. Так, Н. В. Сидорова полагает, что «… если теория доказательств в уголовном и гражданском процессе базируется на одной и той же философской гносеологической концепции, требуется определенная унификация и в нормативном закреплении понятия, видов доказательств, основных способов собирания, проверки и оценки доказательств»2. Автор, сравнивая нормы свидетельского иммунитета в уголовном и гражданском процессе определяет их как конституционные гарантии прав и свобод человека, носящие межотраслевой характер и закрепленные в различных правовых отраслях (например, свидетельский иммунитет дипломатов, депутатов). Н. В. Сидорова отмечает, что нормы, регулирующие свидетельский иммунитет в УПК РФ и ГПК РФ, несхожи между собой. Во-первых, свидетельский иммунитет в уголовном процессе рассматривается как часть процессуального статуса свидетеля, а в гражданском процессе — как часть доказательственного права, во-вторых, перечень лиц, наделенных свидетельским иммунитетом в ГПК РФ, более полный, чем в УПК РФ3.

Наука уголовного процесса исходит из положения о незаменимости свидетеля. Причем, надо полагать, что речь идет не только о незаменимости конкретной личности, воспринимающей преступное событие, но и незаменимости для уголовного судопроизводства такого ценного вида доказательств, как показания свидетеля. Заявления, высказанные учеными-процессуалистами в начале прошлого века о том, что в век науки и техники свидетели будут вытеснены вещественными доказательствами и экспертизами, не оправдали себя . Свидетельские показания по-прежнему самый распространенный источник доказательственной информации, поэтому свидетель, как участник уголовного процесса является одной из главных фигур в уголовном судопроизводстве, он рождается самим событием преступления.

Исторический анализ института свидетельствования целесообразно начать с судебной реформы 1864 г. и принятия Устава уголовного судопроизводства 20 ноября 1864 г. (далее сокращенно — УУС)1, который действовал в России вплоть до Октябрьской революции 1917 г.

Судебная реформа 1864 г. затронула интересы всех классов, всех слоев российского общества, в корне изменив судоустройство Российской Империи. На смену инквизиционному (розыскному) процессу пришел процесс состязательный, основанный на свободной оценке судом доказательств, рассмотренных в ходе гласного судебного разбирательства. Принципы уголовного судопроизводства, закрепленные в УУС, были достаточно демократичными для своего времени.

УУС закрепил ряд положений, регулирующих процессуальный статус свидетеля. В Общей части УУС отсутствовали нормы, в которых бы определялись требования, предъявляемые к свидетелям, их права и обязанности были рассредоточены по всему данному нормативному акту. Важнейшие правила, определяющие положение свидетеля, были закреплены в главе седьмой раздела четвертого, посвященного судебному следствию, тем не менее, в этой главе уточнялось содержание норм, регулирующих положение свидетеля, на всей стадии предварительного расследования.

Многие положения УУС заложили основы становления и развития российского уголовно-процессуального законодательства и, в частности, института свидетельствования.

В 1917 г. произошла Октябрьская революция, вследствие этого изменилось государственное устройство России, политический и правовой режим. Интересы государства и общества стали преобладать над интересами личности, это, естественно, отразилось и на процессуальном статусе свидетеля

25 мая 1922 г. был принят Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (да-

лее сокращенно — УПК РСФСР 1922 г.)1, а уже через несколько месяцев 25 февраля 1923 г. — Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в новой редакции (далее сокращенно — УПК РСФСР 1923 г.), которые включали ряд статей, регулирующих положение свидетеля в уголовном процессе. Основные правила, определяющие статус свидетеля в указанных законодательных актах, были совершенно аналогичны и содержались в ст. ст. 64-66 УПК РСФСР 1922 г. и в ст. ст. 60-62 УПК РСФСР 1923 г.

В первую очередь законодатель закрепил понятие свидетеля, под которым понималось «всякое лицо, обязанное явиться по вызову следователя, органа дознания или суда и сообщить все известное ему по делу» (ст. 64 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 60 УПК РСФСР 1923 г.). Свидетелем являлось физическое, а не юридическое лицо, в связи с этим УПК РСФСР 1922 и 1923 г.г. признавали свидетеля, выступавшего от имени организации (учреждения) с характеристикой личности обвиняемого, частным лицом. Сообщения, сведения, исходящие от юридических лиц, являлись письменными документами, вещественными доказательствами, но не свидетельскими показаниями. Лицо приобретало статус свидетеля после его вызова органами следствия и судом к даче показаний. Обладая информацией по делу, лицо по своему усмотрению не могло вступить в процесс в качестве свидетеля.

Определяя лицо, которое может быть свидетелем, УПК РСФСР 1922 и 1923 г.г. исходили из того, что этому лицу должны были быть известны обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, поэтому уголовно-процессуальный закон свел до минимума ограничения, препятствующие допросу лиц в качестве свидетелей.

Так, УПК РСФСР 1922 г. и УПК РСФСР 1923 г. устанавливали только два случая невозможности допроса лиц в качестве свидетелей (ст. 65; ст. 61): во-первых, защитника обвиняемого; во-вторых, лиц, обладающих физическими и психическими недостатками. От дачи показаний в качестве свидетеля освобождался защитник обвиняемого для того, чтобы не подрывать доверие последнего к своему защитнику. Физические и психические недостатки могли препятствовать восприятию определенных фактов, явлений, обстоятельств. Вместе с тем, последняя категория лиц могла быть допрошена в качестве свидетелей, ст. 170 УПК РСФСР 1922 г. и ст. 167 УПК РСФСР 1923 г. устанавливали для этого особые правила допроса глухих и немых свидетелей. Невозможность допроса лиц в качестве свидетелей в виду психических недостатков, связывалась с неспособностью правильно воспринимать обстоятельства дела и давать о них правильные показания. В связи с этим примечание к ст. 65 УПК РСФСР 1922 г. и ст. 61 УПК РСФСР 1923 г. закрепляло участие эксперта для определения способности лица быть свидетелем.

Лицо, участвовавшее в деле в качестве свидетеля, не могло быть в том же деле защитником, обвинителем, представителем интересов потерпевшего или гражданского истца (ст. 60 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 56 УПК РСФСР 1923 г.).

Ни УПК РСФСР 1922 г. ни УПК РСФСР 1923 г. не предусматривал семейной тайны, тайны частной жизни свидетеля, оставляя решение этого вопроса за судьями (ст. 61; ст. 57). В этой связи С. В. Познышев отмечал: «Наш УПК не знает тех ограничений для родственников и супругов выступать свидетелями, которые существовали в дореволюционном праве и известны современным западно-европейским законодательствам». Сохранение профессиональной тайны решалось следующим образом: врач, обладающий тайной больного, и священнослужитель, выслушавший исповедь, по требованию суда обязаны были сообщить узнанные факты. В случае возможности разглашения военной, дипломатической или государственной тайны, суд постановлял о закрытии дверей заседания, но не освобождал свидетелей от обязанности давать показания, касающиеся этих тайн (ст. 19 УПК РСФСР 1923 г.) 1.

В последующем в УПК РСФСР 1923 г. неоднократно вносились изменения и дополнения, но они не затрагивали правового положения свидетеля.

Серьезной вехой в развитии института свидетельствования и всего уголовного процесса в целом стало принятие в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (далее сокращенно — Основы уголовного судопроизводства), которые разработали концептуальные положения, распространявшиеся на все уголовное судопроизводство в целом. Отдельной нормы, регулирующей правовое положение свидетеля не содержалось, однако в ст. 16 Основ уголовного судопроизводства в качестве одного из видов доказательств предусматривались показания свидетеля.

Следующим этапом в развитии института свидетельствования стал Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. (далее сокращенно — УПК РСФСР 1960 г.). Этот кодекс просуществовал до принятия в 2001 г. нового УПК РФ. УПК РСФСР 1960 г. основные правила, регулирующие положение свидетеля, закрепил в ст. ст. 72-74.

В соответствии со ст. 72 УПК РСФСР 1960 г. свидетелем признавалось «любое лицо, которому были известны какие-либо обстоятельства дела и которое было вызвано для дачи показаний». Но не все лица могли быть свидетелями. А именно: защитник обвиняемого и лица с физическими или психическими недостатками (п. п. 1, 2 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР 1960 г.). Такие минимальные ограничения, которые препятствовали допросу некоторых лиц в качестве свидетелей, просуществовали до 1983 года. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г.»1, был сформулирован третий случай невозможности допроса в качестве свидетеля адвоката, представителя профессионального союза и другой общественной организации — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя (п. 3 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР) .

В отдельной статье, регулирующей положение свидетеля, были закреплены лишь обязанности свидетеля, его права были разрознены и содержались в различных статьях и главах УПК РСФСР 1960 г. Свидетель, как и любой другой участник уголовного процесса, был наделен и правами, которые в целом были очень ограничены. В этой связи Н. Я. Калашникова отмечала: «Успешное выполнение свидетелем его обязанностей обеспечивается тем, что ему предоставлен ряд прав»1. Отдельной статьи, посвященной этому вопросу, УПК РСФСР 1960 г. не содержал, и права свидетеля упоминались наряду с другими положениями в иных статьях. УПК РСФСР 1960 г. предписывал следователю и суду разъяснять свидетелю лишь его обязанности (ст. ст. 158, 282).

12 декабря 1993 г. была принята Конституция РФ, которая изменила основы регулирования отношений между гражданином и государством. Человек, его права и свободы провозглашены высшей ценностью, а их соблюдение и защита стала обязанностью государства. Составной частью правовой системы России признаны нормы международного права. Расширен комплекс прав лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Все это, естественно, отразилось и на правовом статусе свидетеля.

В ст. 51 Конституции РФ установлено правило о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, а также в иных случаях установленных федеральным законом. Все это потребовало обновления уголовно-процессуального законодательства и приведения его в соответствие с нормами международного права и Конституцией РФ. Разработка нового УПК длилась около 10 лет. Первая попытка предложить альтернативу УПК РСФСР 1960 г. принадлежала В. М. Савицкому, под его редакцией в 1990 г. была опубликована Теоретическая модель Уголовно-процессуального кодекса2. Многие положения этой модели были использованы при составлении окончательного проекта УПК РФ.

В 1994 г. были подготовлены альтернативные проекты УПК РФ. В составе Государственно-правового управления Президента РФ был создан отдел по судебной реформе, при котором функционировала комиссия, подготовившая проект УПК РФ . Общая часть этого проекта, опубликованная в 1994 г., вызвала справедливую критику, поскольку перед ее опубликованием она была «буквально изуродована чиновниками из ГПУ», некоторые нормы указанного проекта существенно нарушали права и свободы граждан, вступивших в уголовный процесс в той или иной роли. Так, например, предлагалось задержание свидетеля, если он отказывался от дачи показаний, на срок до 60 суток; предусматривался арест адвоката на 2 суток, если он без уважительных причин не являлся в суд . В этом же году был опубликован проект УПК РФ, подготовленный рабочей группой Министерства юстиции РФ1.

Начиная с 1996 г., над проектом УПК РФ работала комиссия при Министерстве юстиции РФ, этот проект и послужил основой для УПК РФ, принятого Государственной Думой РФ в первом чтении 6 июня 1997 г.

Но только лишь в 2000 г. работа над проектом УПК РФ была возобновлена. При Комитете по законодательству и судебной реформе Государственной Думы РФ была сформирована комиссия во главе с Е. Б. Мизулиной. Итогом работы этой комиссии стало принятие 18 декабря 2001 г. нового Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее сокращенно — УПК РФ)2.

В российском уголовно-процессуальном законодательстве впервые появилась статья, в которой закреплено большинство норм, определяющих процессуальный статус свидетеля (ст. 56 УПК РФ). Так, понятие свидетеля как участника уголовного судопроизводства сформулировано в ч. 1 ст. 56 УПК РФ, в соответствии с которой свидетелем является «лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний».

Новый уголовно-процессуальный закон существенно расширил перечень лиц, которых запрещено допрашивать в качестве свидетелей (ч.3 ст.56 УПК РФ). Не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Еще одна группа лиц, которых невозможно допросить в качестве свидетелей без их согласия, содержится в п.1 ч.4 ст.56 УПК РФ: свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников – это родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (п.4 ст.5).

В этой связи необходимо заметить, что в перечень лиц, освобожденных от дачи свидетельских показаний, включены, во-первых, лица, которым обеспечивается нормальное выполнение своих профессиональных обязанностей и гарантируются доверительные отношения с подзащитным (исповедуемым) с тем, чтобы его откровенность не могла быть использована ему во вред. А во-вторых, лица, которые освобождены от обязанности давать свидетельские показания, согласно морально-этическим представлениям.

Кроме того, в УПК РФ традиционно внесено положение о правилах производства процессуальных действий (в том числе допрос в качестве свидетелей), в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, проведение которых возможно лишь по их просьбе или с их согласия (ст. 3).

На основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод. Исторический анализ дореволюционного и советского уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод, что многие положения, регулирующие правовой статус свидетеля, были прогрессивными для своего времени и нашли свое отражение и в действующем законодательстве. Так, с принятием Конституции РФ и УПК РФ приоритетными признаны человек, его права и интересы. Свидетель, его процессуальный статус значительно изменился: в ст. 56 УПК РФ закреплено понятие свидетеля, его основные права, обязанности, установлен свидетельский иммунитет, предусмотрены меры безопасности свидетеля. Процессуальный статус свидетеля, а также правоотношения, возникающие в связи с участием свидетеля в уголовном судопроизводстве, представляют собой правовой институт — институт свидетельствования.

 

1. 2. Понятие свидетеля в российском уголовно-процессуальном праве.

 

Как верно отмечал Ив. Василенко: «Исконно и постоянно доказательственный материал на суде черпался из свидетельских показаний. Свидетели, … по справедливости могут быть названы космополитическим доказательством. Практическое значение показаний очевидца-свидетеля ставило его решателем спора, судьею»1 .

Ученые-процессуалисты давно пытались дать определение понятия «свидетель», выделяя различные признаки, отличающие процессуальный статус свидетеля, от других участников процесса.

Этимологическое значение слова «свидетель» можно найти в словарях русского языка. Если обратиться к Словарю русского языка С. И. Ожегова, то «свидетель — человек, который лично присутствовал при каком-нибудь событии, очевидец»2. На первый взгляд все кажется предельно ясным, однако при внимательном изучении данной формулировки возникает множество вопросов.

По определению автора словаря получается, что свидетель преступления — человек, который лично присутствовал при его совершении, видел, что и как произошло. А если не присутствовал, не видел — тогда не свидетель? В уголовном процессе возникает множество случаев, когда в качестве свидетелей выступают не только очевидцы преступлений, но также люди, обнаружившие последствия преступления (например, труп с признаками насильственной смерти). Свидетелями также могут быть и лица, которые лично не видели, но слышали, как происходило событие (например, соседи слышали ссору в соседней квартире). Ну а если и не видели и не слышали? Ведь свидетелем может быть и лицо, которое что-либо узнало об обстоятельствах происшедшего из какого-либо другого источника (например, о происшедшем рассказал свидетелю сам преступник). В этом случае свидетель должен указать на источник получения этих фактических данных, то есть должно быть известно происхождение сведений и они могут быть проверены.

Составители другого словаря определяют свидетеля как «лицо, которому могут быть известны обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу»1. В этой связи необходимо отметить, что аналогичное определение дается Д. А. Турчиным: «в качестве свидетеля может быть вызвано любое лицо, ко-торому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу»2. Думается, вряд ли можно согласиться с этими определениями, так как лицо становится участником уголовного судопроизводства -свидетелем только после вызова соответствующим должностным лицом на допрос для дачи показаний. Следовательно, одного момента — информированности об обстоятельствах дела — не достаточно для того, чтобы вступить в уголовный процесс в качестве свидетеля.

М. И. Бажанов полагал, что свидетелями называются «лица, призванные сообщить следственным органам или суду полученные ими путем личного восприятия сведения о фактах, имеющих значение по делу или относящихся к личности обвиняемого»3.

В. И. Смыслов рассматривал свидетеля как «лицо, которое по первому требованию органов расследования, прокуратуры и суда обязано явиться в назначенное время и место и дать в процессе допроса правдивые показания об известных ему и имеющих для дела значение обстоятельствах»4.

Нет необходимости ставить акцент на том, что свидетель является физическим лицом, поскольку и без того очевидно, что свидетель не может быть лицом юридическим.

В определении понятия «свидетель» (ч. 1 ст. 56 УПК РФ) законодатель соединил и его главный признак (осведомленность о фактических обстоятельствах дела) и его вторичный, процессуальный признак (допрос свидетеля, его процессуальные права и обязанности).

Итак, свидетель — это лицо, обладающее информацией воспринятой им лично, непосредственно или опосредованно, об обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано в установленном уголовно-процессуальным законом порядке для дачи показаний дознавателем, следователем, прокурором или судом.

 

2. ПРАВОВОЙ СТАТУС СВИДЕТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

 

2.1. Система прав и обязанностей свидетеля

 

Уголовно-процессуальная деятельность протекает в определенной правовой форме при участии широкого круга органов и лиц, каждый из которых является носителем определенных прав и обязанностей.

Процессуальное положение свидетеля определено законом и включает совокупность его процессуальных прав и обязанностей.

<

УПК РФ закрепил в отдельной статье права, обязанности и ответственность свидетеля, что, несомненно, является значительным шагом вперед в систематизации норм, регулирующих его правовое положение. Согласно уголовно-процессуальному законодательству следователь, должен разъяснять свидетелю его права и ответственность (ч. 5 ст. 164 УПК РФ), тем более, что в бланках протоколов допроса свидетеля предусмотрен перечень его прав и последний знакомится с ними под роспись. По сравнению с ранее действовавшим законодательством, перечень прав свидетеля, закрепленный в УПК РФ, существенно расширился, в этой связи трудно согласиться с мнением практических работников (66 % — из числа мною опрошенных), которые полагают, что расширение прав свидетеля приведет к снижению эффективности расследования.

Право отказаться от дачи показаний (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ) . В данном случае речь идет о праве свидетеля отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ.

Право не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников не сводится только к праву свидетеля отказаться от ответа на вопросы, имеющие прямо инкриминирующий характер, но распространяется и на сведения о любых других фактах, которые могут прямо или косвенно, непосредственно или опосредованно быть использованными против интересов указанных лиц1.

В п. 1ч. 4 ст. 56 УПК РФ воспроизведено положение ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, в соответствии с которым, никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. Словосочетание «не обязан свидетельствовать» означает: право лица не давать показания против себя и соответствующих лиц, поэтому перед допросом следователь или суд должны разъяснять свидетелю данное право.

Ранее данного права свидетелю не предоставлялось, считалось, что дача показаний свидетелем это его гражданский долг и обязанность.

Рассматриваемое право должно разъясняться свидетелю перед каждым его допросом, как на досудебном производстве, так и в ходе судебного разбирательства.

Право давать показания на родном языке или языке, которым он владеет (п. 2 ч. 4 ст. 56 УПК
РФ).
В соответствии с ч. 2 ст. 26 Конституции РФ каждый имеет право на пользование родным языком. Согласно ст. 18 УПК РФ уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. Закрепление единого языка, на котором ведется уголовный процесс, является гарантией равноправия граждан. Устанавливая государственный язык, Конституция РФ гарантирует каждому право пользоваться своим родным языком. Участникам уголовного судопроизводства, в том числе и свидетелям, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право давать показания, делать заявления, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют (разговаривают, читают, пишут)2, а также пользоваться помощью переводчика бесплатно (ч. 2 ст. 18 УПК РФ). Право свидетеля пользоваться родным языком гарантировано законом и не знает никаких исключений.

Право пользоваться помощью переводчика бесплатно (п. 3 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). Свидетели, владеющие языком судопроизводства, но желающие пользоваться своим родным языком, не могут лишиться предусмотренной возможности. Если свидетель не владеет языком уголовного судопроизводства, то переводчик в обязательном порядке привлекается к участию во всех процессуальных действиях, выполняемых с участием свидетеля. Участие переводчика не только обеспечивает права и законные интересы свидетеля, не знающего языка судопроизводства, но и содействует следователю и суду в получении полной и

точной информации, исходящей от допрашиваемых лиц или содержащейся в письменных документах.

Право заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе (п. 4 ч. 4 ст. 56 УПК
РФ).
Данное право свидетеля впервые установлено УПК
РФ.

Отвод переводчику может быть заявлен свидетелем в случае обнаружения его некомпетентности (ч. 2 ст. 69 УПК РФ). Некомпетентность переводчика может заключаться в следующем: если он не владеет или недостаточно владеет: языком, которым владеют другие участники уголовного судопроизводства; языком уголовного судопроизводства; юридической, а при необходимости иной терминологией; методикой перевода и др.1

Право заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (п. 5 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). Ходатайство свидетеля — это его обращение к дознавателю, следователю, прокурору или в суд с просьбой о предоставлении возможности использовать то или иное право либо о совершении этими органами или должностными лицами процессуальных действий или принятии процессуальных решений63. Целью ходатайства является не само по себе производство процессуального действия или принятие процессуального решения, а реализация свидетелем с их помощью своих прав и законных интересов.

Ходатайство можно заявить в любой момент производства по уголовному делу, как в письменном, так и в устном виде. Отклонение ходатайства не лишает свидетеля возможности заявить его вновь, что также является гарантией его прав и законных интересов. Согласно ст. 121 УПК
РФ ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления, а в случаях, когда немедленное принятие решения по заявленному ходатайству невозможно, оно должно быть разрешено не позднее трех суток со дня его заявления.

Чаще всего предметом ходатайств свидетеля служат действия и решения по обеспечению его прав и интересов (например, ходатайства о применении мер безопасности, о предоставлении переводчика и т.д.). При обеспечении процессуального права на заявление ходатайства свидетель имеет реальную возможность обжаловать не удовлетворяющее его решение.

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается возможность обжаловать в суд решения и действия (бездействие) должностных лиц и органов государственной власти. В этой связи необходимо отметить, что это право в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не может быть ограничено ни при каких условиях. Право на обжалование процессуальных действий и решений закреплено в законе в качестве принципа уголовного судопроизводства (ст. 19 УПК РФ). Жалоба является способом обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, в том числе и свидетеля, а также средством выявления нарушений уголовно-процессуального закона.

Основанием принесения жалобы являются нарушения прав и законных интересов свидетеля. Эти нарушения условно можно разделить на: юридические, фактические и этические. К юридическим нарушениям можно отнести незаконные действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Фактические нарушения влекут принятие необоснованных решений.

Нарушение этических норм, как правило, связано с нарушением конституционных прав граждан1.

Право явиться на допрос с адвокатом (п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). От свидетеля не требуется объяснять причины, по которым он явился на допрос с адвокатом. Необходимо иметь в виду, что адвокат оказывает свидетелю юридическую помощь, он присутствует при его допросе в соответствии с общими правилами проведения допроса (ч. 5 ст. 189 УПК РФ), при этом адвокат пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 УПК РФ, а именно адвокат вправе: давать краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия. Следователь вправе отвести вопросы адвоката, но при этом он обязан занести их в протокол следственного действия.

По окончании допроса адвокат вправе сделать заявление о нарушенных правах и законных интересов свидетеля, которое также заносится в протокол допроса.

Право свидетеля пользоваться услугами адвоката теоретически принадлежало ему с момента принятия Конституции РФ. Однако участие адвоката в допросе свидетелей ранее действующим уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено не было, на возражения следователя по поводу участия адвоката при допросе свидетеля, последние ссылались на ст. 48 Конституции РФ, которая устанавливает, что «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи».

Как верно отмечает Д. Курочкин, свидетель вправе явиться на допрос уже с адвокатом, это означает, что допрос не должен быть отложен для явки адвоката2. Неявка адвоката не препятствует проведению допроса в установленное следователем время, однако, если допрос ведется против самого свидетеля, то свидетель становится подозреваемым, для которого установлены другие прави-ла участия адвоката-защитника (ч. 3 ст. 49 УПК РФ) .

Введение в уголовный процесс нормы об участии адвоката на стороне свидетеля необходимо расценивать как шаг к расширению прав участников уголовного судопроизводства.

Право ходатайствовать о применении мер безопасности (п. 7 ч. 4 ст. 56 УПК РФ) . Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве осуществляется посредством применения специальных уголовно-процессуальных мер защиты участников процесса, если последним угрожают опасными противоправными деяниями. В соответствии с ч. 3 ст. 11 УПК РФ при наличии достаточных данных о том, что свидетелю, а также его близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества, другими противоправными деяниями, должностные лица в пределах своей компетенции принимают в отношении указанных лиц меры безопасности, которые предусмотрены ч. 9 ст. 166; ч. 2 ст. 186; ч. 8 ст. 193; п. 4 ч. 2 ст. 241; ч. 5 ст. 278 УПК РФ.

Под угрозой применения опасных противоправных деяний следует понимать умышленные действия обвиняемых или иных лиц, побуждающие к исполнению предъявленного требования или препятствующие установлению обстоятельств дела с целью уклонения виновных от справедливого наказания, либо совершаемые из мести за добросовестное участие в уголовном судопроизводстве.

Впервые меры безопасности свидетеля были закреплены в УПК РФ. К ним относятся: исключение из протокола следственного действия данных о личности свидетеля (дача показаний под псевдонимом); контроль и запись телефонных и иных переговоров защищаемых лиц; предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым; рассмотрение уголовного дела в закрытом судебном заседании; допрос судом свидетеля без оглашения подлинных данных о его личности в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

Помимо указанных в ст. 56 УПК РФ основных прав свидетеля, некоторые
права закреплены в других главах и статьях УПК РФ. Так, например, право заявлять отвод судье (ч. 1 ст. 64 УПК РФ). Согласно ч. 1 ст. 64 УПК РФ судье может быть заявлен отвод участниками уголовного судопроизводства. Свидетель, являясь участником уголовного судопроизводства, также вправе заявить отвод судье при наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 61 и 63 УПК РФ. Основаниями для отвода судьи признаются личная заинтересованность, невозможность совмещения процессуального статуса судьи со статусом других участников уголовного судопроизводства.

Право на возмещение процессуальных издержек (ч. 2 ст. 131 УПК РФ), т.е. понесенных им расходов по явке и на сохранение среднего заработка по месту работы за все время, затраченное в связи с вызовом на допрос, а если он не рабочий или служащий, то на вознаграждение за отвлечение от обычных занятий. Данные суммы выплачиваются немедленно органом, вызвавшим свидетеля, по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или суда72.

Право пользоваться при допросе документами и записями (ч. 3 ст. 189 УПК
РФ).
Свидетель вправе пользоваться документами и записями в процессе дачи показаний, для пояснения, сказанного им на допросе, он также может сопровождать свои показания изготовлением схем, чертежей или рисунков, которые могут прилагаться к протоколу допроса.

Право ходатайствовать о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки в ходе допроса (ч. 4 ст. 189 УПК РФ). Полученные при проведении фотографирования, аудио-, видеозаписи, киносъемки материалы хранятся при уголовном деле и по окончании дознания, предварительного следствия опечатываются. В протоколе допроса свидетеля должны содержаться сведения о применении тех или иных технических средств.

Право ходатайствовать о дополнении и уточнении протокола допроса (ч. б ст. 190 УПК
РФ).
После окончания допроса следователь предъявляет свидетелю протокол для прочтения. По просьбе свидетеля протокол прочитывается ему следователем вслух. Ходатайство о дополнении и уточнении протокола допроса подлежит обязательному удовлетворению.

Право знакомиться с заключением эксперта (ч. 2 ст. 198, ч. 2 ст. 206 УПК
РФ).
В соответствии с законом заключение эксперта предъявляется свидетелю для ознакомления только в том случае, если судебная экспертиза проводилась в отношении него самого.

Право пользоваться письменными заметками в суде (ч. 1 ст. 279 УПК РФ). Свидетель предъявляет по требованию суда письменные заметки, которыми он пользовался во время дачи показаний. Свидетелю разрешается прочтение имеющихся у него документов, относящихся к его показаниям. Эти документы предъявляются суду и могут быть приобщены к материалам уголовного дела.

Как уже было отмечено, на свидетеля, как и на любого участника процесса, возлагаются определенные обязанности.

Свидетель не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд (п. 1 ч. 6 ст. 56 УПК РФ). Основания для вызова и допроса лица в качестве свидетеля сформулированы достаточно широко и свидетелю без уважительных причин нет возможности уклониться от явки. Свидетель может быть допрошен об обстоятельствах преступления и о других обстоятельствах, которые могут иметь значение для расследования. Свидетели могут и не предполагать, что некоторые известные им обстоятельства имеют отношение к делу.

Свидетель вызывается на допрос повесткой, в которой должно быть указано, к кому и по какому адресу необходимо явиться, время и дата явки, а также последствия неявки. Повестка вручается под расписку. Свидетель обязан явиться в назначенный срок либо заранее уведомить о причинах неявки. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу (ч. 7 ст. 56; ст. 113 УПК РФ) либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения (ч. 2 ст. 111 УПК РФ). Уважительными причинами неявки свидетеля признаются: тяжелая болезнь, лишающая его возможности явиться, несвоевременное получение повестки, иные обстоятельства, которые лишают свидетеля возможности явиться в назначенный срок (длительная командировка, стихийное бедствие, смерть или болезнь члена семьи, требующая постоянного ухода, и другие обстоятельства, имеющие характер объективного препятствования для явки).

К мерам процессуального принуждения, применяемым к свидетелю, относятся: обязательство о явке, привод, денежное взыскание.

Согласно ст. 112 УПК РФ при необходимости у свидетеля может быть взято письменное обязательство о явке, которое заключается в своевременной явке по вызову дознавателя, следователя, прокурора или суда, а в случае перемены места жительства сообщить об этом.

В соответствии со ст. 113 УПК РФ свидетель может быть подвергнут приводу при условии, что неявка свидетеля без уважительных причин подтверждается материалами уголовного дела. Привод производится органами дознания на основании постановления следователя, прокурора, а также судебными приставами по поручению суда. Привод не может производиться в ночное время (с 22 до 6 часов местного времени). Привод заключается в принудительном доставлении свидетеля к месту производства по уголовному делу при уклонении от явки по вызовам.

В случае неисполнения свидетелем процессуальных обязанностей на него может быть наложено денежное взыскание в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 117 УПК РФ).

Свидетель не вправе давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний (п. 2 ч. 6 ст. 56 УПК РФ). Предметом показаний свидетеля являются сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, относящихся к данному уголовному делу. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии со статьями 307 и 308 УК РФ. Показания свидетеля признаются ложными, если в них полностью или частично искажаются факты, а также, если свидетель умалчивает о каких-либо фактах.

Отказ от дачи показаний представляет собой нежелание свидетеля давать показания в целом по делу или по отдельным его эпизодам. Свидетели, не достигшие 16-летнего возраста, не могут быть привлечены к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний. Правомерным отказом от дачи показаний является отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга и других близких родственников (ст. 51 Конституции РФ). Об отказе от дачи показаний, даче ложных показаний составляется протокол, где фиксируются объяснения лиц, отказавшихся от дачи показаний или давших ложные показания.

Свидетели не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие им известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если они были об этом заранее предупреждены в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ (п. 3 ч. 6 ст. 56 УПК РФ). В соответствии со ст. 161 УПК РФ данные предварительного расследования не подлежат разглашению. Недопустимость разглашения диктуется различными соображениями. Преждевременное разглашение этих данных может существенно затруднить работу следователя или дознавателя. Лицо, совершившее преступление, узнав данные расследования, может скрыться, уничтожить доказательства своего деяния, подготовить мнимое алиби. Разглашение данных по делу может затронуть интересы иных участников уголовного судопроизводства. Раскрытие данных, порочащих подозреваемого, позорящих его репутацию, может причинить ущерб правам и законным интересам этого человека, поскольку впоследствии может выясниться его непричастность к преступлению. Разглашение данных о личности свидетелей и других лиц, содействующих правосудию, может повлечь опасность противоправного воздействия на них со стороны обвиняемых, их родственников, друзей, невыявленных соучастников преступления и других лиц, которые препятствуют установлению всех обстоятельств дела.

Прокурор, следователь или дознаватель предупреждает свидетеля о недопустимости разглашения ставших им известными данных расследования дела без соответствующего с их стороны разрешения (ч. 2 ст. 161 УПК РФ).

О неразглашении данных предварительного расследования отбирается подписка, в которой делается предупреждение об уголовной ответственности за разглашение этих данных, предусмотренной ст. 310 УК РФ. Ответственность свидетеля за разглашение данных предварительного расследования возможна, если он был об этом заранее предупрежден. Уголовно-процессуальный закон предусматривает условия, при которых возможно предание гласности данных предварительного расследования. Оно допускается в двух случаях: 1) если не противоречит интересам предварительного расследования; 2) если не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Разглашение сведений о частной жизни участников уголовного судопроизводства возможно только с письменного согласия последних (ч. 3 ст. 161 УПК РФ).

Возложенный на свидетеля объем обязанностей по российскому уголовно-процессуальному законодательству обеспечивает возможность надлежащего рассмотрения уголовных дел и не ограничивает процессуальных прав и законных интересов свидетеля какими-либо особыми условиями.

 

2.2. Показания свидетеля — как вид доказательств

 

Показания свидетелей являются одним из видов доказательств в уголовном судопроизводстве (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Они относятся к числу наиболее распространенных доказательств в уголовном судопроизводстве.

Гражданин становится свидетелем в силу случайного стечения обстоятельств, но его роль в уголовном судопроизводстве крайне важна, так как только он располагает полученной им лично информацией, необходимой для выяснения обстоятельств дела. Свидетель как источник доказательственной информации создается самими обстоятельствами расследуемого события и поэтому он незаменим.

Свидетельские показания — это показания людей, сообщающих или разъясняющих факты, действия, поступки, которые составляют предмет исследования по уголовному делу.

Показания свидетеля — это сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, относящихся к уголовному делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями (ст. 79 УПК РФ). Для данного вида доказательств характерно: во-первых, информация о тех или иных обстоятельствах сообщается органам предварительного расследования и суда на допросе и фиксируется в соответствующем протоколе; во-вторых, носителем этой информации является гражданин, вовлеченный в уголовное судопроизводство в определенном порядке в качестве свидетеля. Это отличает показания свидетелей от иных видов доказательств. Информация о событии преступления может быть получена свидетелем непосредственно либо со слов других лиц или документов. В последнем случае свидетель должен указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Если свидетель не в состоянии сделать это, то приводимые им данные теряют значение доказательств.

В показаниях свидетеля должны содержаться конкретные сведения об обстоятельствах расследуемого события. Точное ограничение предмета свидетельских показаний фактами, подлежащими установлению по делу, и характеристикой личности потерпевшего и обвиняемого имеет большое значение для правильного расследования дела, так как обеспечивает успешность допроса свидетеля, направленность внимания допрашивающего и допрашиваемого только на те обстоятельства, которые относятся к делу. На формирование показаний свидетеля определяющее воздействие оказывают индивидуальные психофизиологические особенности восприятия, запоминания и воспроизведения информации, связанной с обстоятельствами совершенного преступления1.

В свою очередь на восприятие, запоминание и воспроизведение информации влияет огромное число объективных и субъективных факторов. Так, на восприятие информации могут оказать влияние погодные условия, время суток, пол, возраст, профессия, состояние здоровья и т.д.

Наиболее точно воспринимается человеком то, на что обращено его внимание, а внимание бывает обращено именно на то, что вызвало к себе интерес.

У разных свидетелей одновременно и в одинаковых условиях наблюдавших одно и то же событие, интерес иногда вызывается различными деталями этого события, поэтому их внимание будет сосредоточено на разном, и они воспримут это событие не одинаково. Здесь, между прочим, коренится причина тех многочисленных расхождений в показаниях свидетелей, которые неосновательно некоторыми следователями воспринимаются как лжесвидетельство1.

Свои показания о воспринятом факте свидетель дает, как правило, через некоторое время после его восприятия. Промежуток между моментом восприятия факта и моментом дачи показаний бывает более или менее длительным. В течение этого времени воспринятый свидетелем факт сохраняется в памяти свидетеля, но само восприятие может подвергнуться различным изменениям. В результате свидетель, правильно восприняв какое-либо событие, не всегда достаточно твердо и точно сохраняет его в своей памяти.

Воспроизведение (репродукция) свидетелем воспринятого факта также имеет свои особенности. Тот факт, который свидетель воспринял и запомнил, он воспроизводит в своих показаниях на допросе. Свидетель, правильно восприняв определенный факт и хорошо его запомнив, может испытывать затруднения при его пересказе. Причины этого различны: неумение связно излагать свои мысли, низкий культурный и образовательный уровень, волнение свидетеля в необычной для него обстановке допроса и т.д.

Таким образом, те или иные неточности в показаниях свидетеля часто обусловлены различными обстоятельствами, относящимися к каждому из трех этапов формирования свидетельских показаний, и при проверке и оценке показаний свидетеля возможности этих ошибок должны быть учтены дознавателем, следователем или судом. В этой связи Е. Гришина справедливо отмечает: «Недостоверность свидетельских показаний всегда обусловлена какими-либо причинами. Это могут быть условия восприятия события (кратковременность происходящего), особенности личности воспринимающего (возраст, физические

1352 или психические недостатки), отношения между свидетелями и другими участниками процесса (потерпевшим, обвиняемым) и т.д»1.

Факторы, влияющие на достоверность показаний свидетеля, многочисленны, все их учесть заранее нельзя, но из основных и наиболее часто встречающихся одни — относятся к внешним условиям и обстоятельствам, в которых происходило восприятие свидетелем того или иного события, другие – к индивидуальным свойствам самого свидетеля.2

Между тем, давно уже наблюдается не только у ученых-процессуалистов, но и у некоторых практических работников отрицательное отношение к показаниям свидетелей. В силу различных дефектов человеческой личности, показания многих свидетелей не соответствуют действительности, — и поэтому свидетельские показания для надлежащей оценки нуждаются в особом исследовании.

В этой связи небезынтересно отметить, что А. Ф. Кони выделял некоторые элементы, которые, заключаясь в самом свидетеле, могли отклонять его показание от реального, — это влияние дружбы, вражды, страха, неразрешимое противоречие с чувством долга и т.д., — он высказывал следующее соображение о возможности ошибок со стороны самого добросовестного свидетеля: «Самое добросовестное показание, данное с горячим желанием показать одну правду и притом всю правду — основывается на усилии памяти, рисующей и передающей то, на что было обращено в свое время свидетелем свое внимание. Но внимание есть орудие для восприятия весьма несовершенное, а память с течением времени искажает запечатленные вниманием образы и дает им иногда совершенно выцвести»3.

Но все эти недостатки свидетелей, не могут, умалять значение свидетельских показаний.

Значение свидетельских показаний для правильного расследования и разрешения уголовного дела исключительно велико. Часто только при помощи показаний свидетелей можно выяснить и установить многие важные для дела факты. В этой связи А. Блех отмечал: «Свидетельство во имя справедливости -гражданский долг, заслуживающий самого большого уважения, и отношение к тем, кто исполняет этот долг, должно быть самое доброе как со стороны закона, так и общественного мнения».

Предметом свидетельского показания является преступное событие или отношение к нему определенного лица. Свидетель может быть осведомлен о главном факте, т.е. о расследуемом событии, об участниках этого события и их роли в этом событии. Свидетель может быть осведомлен об обстоятельствах, предшествовавших расследуемому событию, и о последствиях этого события. В некоторых случаях свидетель может быть осведомлен об оставшихся на месте преступления следах, об орудиях и средствах совершения преступления или о подготовительных к преступлению действиях, о попытках скрыть следы и иные последствия преступления, воспрепятствовать расследованию дела. Свидетель может дать ценные сведения о других лицах, в той или иной степени осведомленных о преступлении или его исполнителях.

Большое значение может иметь допрос свидетелей, обладающих информацией о личности подсудимого, его биографии. Возможно, что это противоречит принципам уголовного судопроизводства, так как неизбежно вторжение в интимную частную жизнь. Однако сведения о прошлом обвиняемого могут и должны быть приняты во внимание следователем при избрании меры пресечения; присяжными заседателями при обсуждении вопроса о снисхождении и при решении вопроса о виновности и, наконец, судом, который определяет подсудимому ту или иную меру наказания. Наибольшее значение имеет биография подсудимого именно при оценке преступления для назначения наказания, при этом от свидетеля необходимо получить сведения о его отношениях с обвиняемым или потерпевшим, поскольку характер этих отношений нередко существенно влияет на объективность показаний свидетеля, их достоверность.

Возможно также, что возникнет необходимость в характеристике свидетелей (например, два свидетеля дают диаметрально противоположные показания об одних и тех же обстоятельствах). Если окажется невозможной проверка их показаний другими способами (например, на очной ставке), то органы предварительного расследования и суд должны вторгнуться в сферу нравственных качеств этих свидетелей, выяснить их отношение к участвующим в деле лицам, возможность лжесвидетельства со стороны этих лиц и т.д.

Крайнее разнообразие обстоятельств, для удостоверения которых призываются в уголовный процесс свидетели, указывает на их огромную ценность в деле уголовного правосудия.

Предположения, догадки, слухи свидетеля по поводу тех или иных обстоятельств дела, возможного развития событий и т.п. доказательствами не являются (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ), в отличие от конкретных фактических данных, на которых они основаны. Свидетель не обязан высказывать свое мнение по поводу обстоятельств, устанавливаемых по делу. Однако при этом необходимо учитывать следующее. Во-первых, в показаниях свидетеля возможны и неизбежны оценочные суждения (например, «длинный — короткий», «высокий -низкий», а также характеристика обвиняемого как человека жестокого и агрессивного). Такого рода оценки тоже имеют доказательственное значение, если свидетель может указать фактические данные, которые привели его к таким выводам, оценкам. Во-вторых, это не относится к так называемым сведущим свидетелям, т.е. лицам, обладающим какими-либо специальными познаниями (например, профессиональный водитель, оказавшийся очевидцем дорожно-транспортного происшествия, или лечащий врач погибшего). Выводы таких лиц, сделанные на основе воспринятого, могут иметь доказательственное зна-чение (разумеется, после соответствующей оценки) . Необходимо отметить, что судебная практика признает допустимыми показания свидетеля, содержащие некоторые оценочные суждения (например, о скорости движения транспортного средства, примерном возрасте лица, о котором идет речь, и т.д.), если эти суждения мотивированы ссылкой на факты, их подтверждающие, на профессиональный опыт. Но, вместе с тем, не имеют доказательственного значения показания свидетеля в части визуальных оценок свойств предметов (например, как он считает, что предметы сделаны из золота) или состояний человека (например, как он полагает, человек получил сотрясение мозга), которые могут быть достоверно установлены лишь специальным исследованием 93.

Каждый свидетель имеет определенный источник осведомленности о тех или иных фактах и обстоятельствах. Чаще всего таким источником является личное, непосредственное восприятие им определенных событий.

В качестве источника осведомленности свидетеля может служить знание о тех или иных фактах со слов других лиц, которые видели или иным путем восприняли факты и события. Показания, которые свидетели дают с чужих слов, важны для расследования и судебного разбирательства вследствие того, что позволяют выявить и допросить очевидцев, получить другие источники доказательств, проверить первоначальный источник информации.

На основании вышеизложенного свидетелей можно условно подразделить на несколько групп.

По способу восприятия происшедшего преступления их можно разделить на свидетелей — очевидцев, свидетелей «по слуху» и иных свидетелей.

По отношению к обвинению, на свидетелей со стороны обвинения и свидетелей со стороны защиты.

С точки зрения обстоятельств, доказываемых с помощью показаний свидетелей, последних можно распределить на свидетелей, располагающих информацией о событии преступления (времени, месте, способе и других обстоятельствах совершения преступления); свидетелей, способных охарактеризовать личность обвиняемого; свидетелей, помогающих установить характер и размер вреда причиненного преступлением, а также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ст. 73 УПК РФ).

По общему правилу допрос свидетеля проводится по месту производства предварительного следствия. При необходимости следователь вправе провести допрос в месте нахождения свидетеля. Иногда целесообразно проведение допроса по месту работы, учебы или жительства в случаях, когда несколько свидетелей работают, учатся или живут в одном месте; когда явка в место производства следствия затруднена по семейным обстоятельствам (например, присмотр за больным членом семьи). Может возникнуть необходимость допросить свидетеля, проживающего на территории другого субъекта РФ, в этом случае следователь, руководствуясь ч. 1 ст. 152 УПК РФ, направляет отдельное поручение о допросе этого свидетеля.

Если свидетель находится за пределами территории РФ, с его согласия, он может быть вызван следователем (ч. 1 ст. 456 УПК РФ). Согласие свидетелей требуется в любом случае, независимо от их гражданства и места постоянного проживания. В запросе о правовой помощи указывается, в каком объеме вызываемому лицу будут возмещены расходы на проезд и проживание на территории России и выданы пособия. Согласно нормам международных договоров запрашиваемая сторона обычно должна незамедлительно сообщить запрашивающей стороне об ответе вызываемого лица. Если лицо согласно прибыть по вызову, оно может обратиться за выдачей ей аванса, который предоставляется ему через посольство или консульство запрашивающей стороны либо, по просьбе запрашивающей стороны, может быть выдан государством его пребывания. Сумма аванса указывается в запросе о вызове. Лицу, которое согласилось прибыть по вызову, обеспечивается личный иммунитет от уголовного преследования, а также любого другого за деяния или на основании приговоров, которые имели место до пересечения указанными лицами Государственной границы РФ1. При этом в соответствии с ч. 4 ст. 456 УПК РФ речь идет только о привлечении в качестве обвиняемого, заключении под стражу или других ограничениях личной свободы. Действие иммунитета прекращается, если явившийся по вызову свидетель, имея возможность покинуть территорию РФ до истечения непрерывного срока в 15 суток с момента, когда его присутствие более не требуется должностному лицу, которое его вызвало, продолжает оставаться на этой территории или после отъезда возвращается в РФ (ч. 4 ст. 456 УПК РФ).

Следующее положение, касающееся правил производства допроса свидетеля — это продолжительность времени его проведения. Непрерывный допрос свидетеля может осуществляться не более 4-х часов, общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8-ми часов с перерывом не менее часа для отдыха и приема пищи свидетелем (ст. 187 УПК РФ).

Свидетель вызывается на допрос повесткой, которая должна быть вручена ему под расписку (ст. 188 УПК РФ). Запрещается проводить допрос в ночное время (с 22 до 6 часов по местному времени), за исключением случаев, не терпящих отлагательства (ч. 3 ст. 164 УПК РФ).

Перед допросом следователь проверяет документы свидетеля и удостоверяет его личность, разъясняет свидетелю его права, ответственность за неисполнение обязательств (ч. 5 ст. 164 УПК РФ).

При производстве допроса не допускается применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а также создание опасности для жизни и здоровья свидетелей (ч. 4 ст. 164 УПК РФ).

Следователь не вправе задавать свидетелю наводящие вопросы, которые своей формулировкой предопределяют получение желаемого ответа (ч. 2 ст. 189 УПК РФ). Свидетелю должно быть предложено рассказать все известное ему по делу. При допросе свидетель вправе пользоваться документами и записями, которые могут быть приобщены к материалам дела. При употреблении следователем в ходе допроса специальных терминов, он должен разъяснить их значение свидетелю. Во время допроса следователю необходимо выяснить источники сведений, которые сообщил свидетель.

Ход и результаты допроса фиксируются в протоколе (ст. 190 УПК РФ).

В судебном разбирательстве свидетелей до начала их допроса удаляют из зала судебного заседания (ст. 264 УПК РФ). Свидетели допрашиваются порознь, в отсутствии недопрошенных свидетелей. Свидетели могут пользоваться письменными заметками, которые могут быть приобщены к материалам уголовного дела. Оглашение ранее данных показаний свидетеля допускается с согласия сторон в следующих случаях: при наличии противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде; при неявке в судебное заседание свидетеля (смерть свидетеля; тяжелая болезнь; отказ свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться в суд; стихийное бедствие; чрезвычайные обстоятельства, препятствующие явке); при отказе свидетеля от дачи показаний (ст. 281 УПК РФ).

Помимо вышеизложенных общих правил допроса свидетелей, существуют особенности допроса несовершеннолетних и малолетних свидетелей.

Несовершеннолетние и малолетние, несмотря на особенности их психики, могут сообщить ценные сведения об обстоятельствах совершенного преступления.

Способность детей правильно воспринимать события и давать о них правильные показания во многом определяется их индивидуальными особенностями, характером событий, о которых они допрашиваются, а также участием их в этих событиях. Поэтому невозможно заранее наметить формальную возрастную грань для допуска малолетних в качестве свидетелей.

Предложение по разграничению понятий «малолетний» и «несовершеннолетний» в уголовно-процессуальной литературе уже высказывались. Так, в частности, следует поддержать мнение О. X. Галимова о том, что несовершеннолетние — это лица, которым к моменту уголовно-процессуального производства не исполнилось 18 лет; а малолетние — это несовершеннолетние до 14 лет 98. Однако в УПК РФ не содержится данных понятий. Полагаю целесообразным ст. 5 УПК РФ дополнить понятиями «малолетний — лицо, не достигшее возраста 14 лет» и «несовершеннолетний — лицо, не достигшее возраста 18 лет»1.

Учитывая особенности детской психики, уголовно-процессуальный закон устанавливает ряд условий для допроса несовершеннолетних свидетелей. При допросе свидетеля до 14 лет, а по усмотрению следователя и в возрасте от 14 до 18 лет, вызывается педагог. Законные представители несовершеннолетнего свидетеля вправе присутствовать при его допросе (ч. 1 ст. 191 УПК РФ). В этой связи необходимо обратить внимание на то, что ч. 4 ст. 280 УПК РФ указывает на обязательное участие законных представителей при допросе потерпевших и свидетелей, не достигших возраста четырнадцати лет. Вместе с тем в ст. 191 УПК РФ такое указание отсутствует, поэтому считаю необходимым привести эти нормы в соответствие и дополнить ч. 1 ст. 191 УПК РФ последним предложением: «Допрос несовершеннолетних потерпевших или свидетелей, не достигших возраста четырнадцати лет, проводится с обязательным участием его законного представителя».

Лицо, не достигшее возраста 16 лет, вызывается на допрос через его законных представителей, если необходимо, чтобы законный представитель присутствовал при допросе, в повестку включается указание о его явке одновременно со свидетелем (ч. 4 ст. 188 УПК РФ).

Участие педагога, психолога, родителей и других законных представителей в допросе несовершеннолетних и малолетних свидетелей в большинстве случаев способствует установлению с ними контакта, получению более полных и объективных показаний, и более точного фиксирования сведений в протоколе. Необходимо иметь в виду, что малолетние склонны к внушению и фантазированию, подвержены влиянию окружающих. Полагаю, что при допросе детей дошкольного возраста и младшего школьного возраста вопросы об обстоятельствах дела следует задавать после предварительной с ними беседы. Целесообразно эту беседу в присутствии следователя проводить педагогом, родителями или психологом. В уголовно-процессуальном законодательстве нет прямого указания на возможность проведения допроса несовершеннолетних свидетелей в присутствии психолога. Такое указание содержится в ч. 3 ст. 425 УПК РФ, но только применительно к допросу несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого. Думается, и при допросе несовершеннолетнего свидетеля следует руководствоваться данными правилами, а ч. 1 ст. 191 УПК РФ после слов «с участием педагога» дополнить словами «и (или) с участием психолога».

УПК РФ не устанавливает продолжительность допроса несовершеннолетнего свидетеля. В соответствии со ст. 425 УПК РФ непрерывный допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться более двух часов, а в общей сложности более четырех часов в день.

В УПК РФ содержится прямое указание: свидетели, не достигшие 16 лет, не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, им указывается на необходимость говорить правду (ч. 2 ст. 191 УПК РФ).

В остальном же допрос несовершеннолетнего свидетеля ведется по правилам ст. 189 УПК РФ.

Необходимо определиться со значением свидетельских показаний в случае совмещения процессуального статуса свидетеля и какого-либо иного участника уголовного судопроизводства. В тех случаях, когда возникает возможность участия гражданина в деле в качестве свидетеля и в какой-то иной процессуальной роли, закон отдает предпочтение первому.

Свидетеля рождает событие преступления, поэтому он незаменим, и не подлежит отводу, в частности, по причине его заинтересованности в деле.

Как показывает судебная практика, свидетельские показания сотрудников милиции, участвовавших в охране общественного порядка, предупреждении и пресечении преступлений и иных правонарушений, задержании лиц, их совершивших, относительно обстоятельств, которые они при этом наблюдали, собственных действий и действий других лиц, являются допустимыми. При этом в предмет показаний входят обстоятельства, указывающие на законность или незаконность соответствующих действий. Показания этих лиц должны оцениваться наравне и в совокупности со всеми иными доказательствами.1

Уголовно-процессуальный закон не запрещает допрашивать в качестве свидетелей должностных лиц, осуществляющих функцию уголовного преследования (дознавателей, следователей, прокуроров), возможен допрос оперативных работников, наблюдавших за действиями преступников , если указанные лица были допрошены в качестве свидетелей, они утрачивают право продолжать производство предварительного расследования (п. 1 ч. 1 ст. 61 УПК РФ)103.

На основании вышеизложенного можно сформулировать следующий вывод. Свидетель, как источник доказательств, незаменим, поэтому если речь идет о совмещении процессуальных обязанностей свидетеля и другого участника уголовного судопроизводства предпочтение должно отдаваться процессуальной роли свидетеля. Свидетелей по различным основаниям можно разделить на несколько групп. По способу восприятия на свидетелей — очевидцев и свидетелей — по слуху; по отношению к обвинению — на свидетелей обвинения и защиты; по предмету свидетельских показаний на свидетелей, располагающих информацией о событии преступления, о личности обвиняемого, о характере и размере вреда причиненного преступлением; об обстоятельствах способствовавших совершению преступления.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г. // Российская газета. 25 декабря 1993 г.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ с изм. и доп. В ред. ФЗ от 6 декабря 2007 г. № 335 // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  3. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ ( вред. ФЗ от 06.12.2007 №335-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25.
  1. судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка:: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 сентября 1991 г. № 3 (в ред. постановления Пленума ВС РСФСР от 21 декабря 1993 г. № 11) / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. — М: Спарк, 2007.
  2. УПК РСФСР 1922 г.//СУ РСФСР. — 1922. -№ 20-21. — Ст. 230.
  3. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г.»// Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1983. — № 32. — Ст. 1153.
  4. Бажанов М. И. Свидетели, их права и обязанности по советскому уголовно-процессуальному законодательству / М. И. Бажанов. — М.: Госюриздат, 1955.
  5. Будников, В. Л. Иммунитет свидетеля в уголовном процессе: Лекция / В. Л. Будников. -Волгоград: Изд-во Волгоград, гос. ун-та, 2003. — С. 7.
  6. Василенко Ив. Логическое начало уголовно-процессуальных норм / Ив. Василенко // Юридический вестник. Журнал Московского Юридического общества. — М. , 1878. — июль. М., 2000.
  7. Галимов О. X. Охрана прав и законных интересов малолетних на предварительном расследовании: Учебное пособие / О. X. Галимов. — Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2000.-
  8. Гришина, Е. Показания свидетеля и суд присяжных / Е. Гришина // Российская юстиция. -1994.-№11.-
  9. Калашникова, Н. Я. Гарантии прав свидетеля, эксперта, переводчика и понятого в советском уголовном процессе / Н. Я. Калашникова. — М: Изд-во Моск.ун-та, 1966.
  10. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. В. Мозякова. М., 2006.
  11. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. В. Смирнова. — СПб.: Питер, 2008.
  12. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В. И. Радченко; науч. ред. В. Т. Томин, М. П. Поляков. — М.: «Юрайт-Издат», 2008.
  13. Кони А.Ф. Избранные труды и речи / А. Ф. Кони // Сост. И. В. Потапчук. — Тула: Автограф, 2000.
  14. Курочкин Д. Адвокат при допросе свидетеля / Д. Курочкин // Законность. — 2003. — № 6.
  15. Ожегов С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. . — М.: Рус. яз., 2006. — С. 610.
  16. Познышев С. В. Доказательства в уголовном процессе / С. В. Познышев. — M.-J1.: Гос. изд-во, 1929
  17. Петуховский А. Свидетельский иммунитет: проблемы развития процессуального института / А. Петуховский // Российская юстиция. — 2003. — № 9
  18. Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. — Т.8.: Судебная реформа/ Под общ. ред. О. И. Чистякова. — М: Юрид. лит., 1991. — С. 162-309.
  19. Сидорова Н. В. К вопросу о показаниях свидетеля в уголовно-процессуальном и гражданском процессуальном законодательстве Российской Федерации / Н. В. Сидорова // Уголовная юстиция: состояние и пути развития: Регионал. науч.-практ. конф. — Тюмень: Изд.-полиграф. центр «Экспресс», 2003.
  20. Смирнов, А. В. Уголовный процесс: Учебник для вузов / А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский / Под общ. ред. А. В. Смирнова. — СПб.: Питер, 2004.
  21. Смолькова, И. В. Процессуальный статус свидетеля в российском уголовном судопроизводстве: Учебное пособие / И. В. Смолькова. — Иркутск: ИВШ МВД России, 2003.
  22. Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Пере-валова. — М.: Изд-во НОРМА, 2007.
  23. Турчин Д. А. Если ты свидетель / Д. А. Турчин. — М.: Юрид.лит., 1972
  24. Фокина М. А. Свидетельский иммунитет в гражданском судопроизводстве / М. А. Фокина // Известия вузов: Правоведение. — 1995. — № 4-5. — С. 24-32.
  25. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель / Под ред. В. М. Савицкого. — М.: Ин-т гос. и права АН СССР, 1990.
  26. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. .- М.: Юристь, 2008.
  27. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. .- М.: Юристь, 2008. — С. 201.
  1. Энциклопедический юридический словарь / Под общ. ред. В. Е. Крутских. — — М.: ИНФРА-М, 2005.-С. 284.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.4MB | MySQL:124 | 1,771sec