Пределы необходимой обороны в уголовном праве

<

041214 1604 1 Пределы необходимой обороны в уголовном праве

1. ПОНЯТИЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

 

Впервые в российском законодательстве шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния, обособлены в отдельной главе.

Расширение названных обстоятельств от двух до шести и уточнение их юридической природы связано с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. Условия правомерности этих действий периодически изменяются, что связано с их оценочными формулировками и стремлением внести в них большую определенность для правоприменения.

В соответствии с гл. 8 УК РФ к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, по действующему уголовному законодательству относятся: необходимая оборона; крайняя необходимость; причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление; физическое или психическое принуждение; обоснованный риск; исполнение приказа или распоряжения.

Во всех этих случаях, несмотря на то, что причиняется определенный вред, отсутствует противоправность, а иногда нет вины (при исполнении приказа или распоряжения). Безусловно, общественно полезными признаются последствия действий в условиях необходимой обороны и задержания преступника. Однако многие правоведы не признают наличие этого свойства при других обстоятельствах. Между тем Радченко В.И.1 считает, что и в остальных случаях, как правило, наступают социально полезные последствия для личности, общества и государства, выражающиеся в недопущении угрожающего вреда либо в предотвращении большего вреда за счет причинения меньшего (при крайней необходимости). Причинение вреда при обоснованном риске не только оправданно, но и способствует развитию науки, внедрению прогрессивных технологий, чья польза скажется в будущем.

По мнению Радченко В.И., законодатель в конструкции статей настоящей главы использует много характеристик, которые не поддаются однозначному толкованию. Это касается таких понятий, как явность превышения пределов необходимой обороны, крайней необходимости, явно чрезмерный вред при задержании преступника, обоснованность риска, достаточные меры для предотвращения вреда при обоснованном риске. Уголовные дела, связанные с причинением вреда при названных обстоятельствах, вызывают особую сложность рассмотрения в суде1.

Расширение перечня обстоятельств, исключающих преступность деяния, соответствует принципиальным положениям российского права — воплощению принципа законности, справедливости, вины, устранению аналогии при применении уголовного права, которая фактически имела место в случаях приравнивания ситуации задержания преступника к необходимой обороне, а обоснованного риска — к крайней необходимости.

Тенденция признания законом иных обстоятельств, исключающих преступность деяния, сохраняется и в дальнейшем. Пока не нашли своего правового отражения ситуации причинения вреда в спорте, при осуществлении профессиональных обязанностей оперативными сотрудниками правоохранительных органов и иных силовых ведомств. Идет активный спор по поводу причинения вреда из сострадания. Пока такое обстоятельство признается российским уголовным правом смягчающим наказание, а не устраняющим преступность деяния. Однако не исключено, что данная позиция может быть пересмотрена, в частности, по примеру тех европейских стран, которые легализовали эвтаназию — лишение жизни неизлечимо больного человека по его просьбе.

Среди методов осуществления охраны общественных отношений от причинения им вреда большое место занимает пресечение опасных деяний, предотвращение возникшей опасности личным, коллективным или государственным интересам.

Статьи уголовного кодекса, исключающие уголовную ответственность, относятся только к тем случаям, когда в процессе осуществления таких действий причиняется ущерб гражданам, государственным или общественным интересам. Закон имеет в виду причинение такого рода вреда, которое внешне схож с каким-либо преступлением, предусмотренным Особенной частью Уголовного кодекса. Поскольку же эти действия осуществлялись в целях защиты правоохраняемых интересов, разрешены и одобряются государством, то они не наказуемы.

Государство, поощряя действия граждан по пресечению общественно опасных посягательств, устранения опасных, причиняющих вред явлений, одновременно определяет в законе ряд условий, которым должны соответствовать эти действия. В совокупности эти условия и характеризуют действия, как лишенные общественной опасности.

В части 1 ст. 39 УК РФ регламентируется: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интереса» в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при ;.)том не было допущено превышения пределов крайней необходимости».

Ситуацию крайней необходимости называют еще ситуацией столкновения двух правоохраняемых интересов, когда путем причинения вреда одному из них избавляется от причинения вреда другой. При этом в отличие от необходимой обороны или задержания лица, совершившего преступление, оба интереса — страдающий и могущий пострадать — являются в равной степени интересами законными и охраняемыми, в том числе уголовным законодательством. В качестве примеров крайней необходимости могут быть приведены следующие, признаваемые в уголовном праве классическими: заблудившийся в тайге геолог, оказавшийся на грани голодной смерти, набредает на охотничью сторожку и забирает из нее продукты; для спасения жизни человека, пострадавшего в результате несчастного случая, лицо угоняет чужой автомобиль для перевозки этого человека в больницу; для того чтобы не допустить распространения пожара в селе, разбирают близлежащие постройки и т.д. Таким образом, во всех случаях крайней необходимости ради спасения от причинения вреда одного правоохраняемого интереса причиняется вред другому правоохраняемому интересу, причем этот вред имеет внешнюю схожесть с конкретным преступлением, хотя таковым не является.

Право действовать в условиях крайней необходимости принадлежит каждому человеку; однако для некоторых категорий граждан это еще и служебная обязанность. Следует признать, что указанная категория лиц здесь много шире, чем категория лиц, обязанных пресекать общественно опасное посягательство или задерживать лицо, совершившее преступление, поскольку включает в себя не только должностных лиц, но и, например, медицинских работников, работников пожарной охраны, службы спасения, различных аварийных служб и т.д.

Для того чтобы быть обстоятельством, исключающим преступность деяния, крайняя необходимость должна характеризоваться рядом условий, свидетельствующих о ее правомерности. Их принято Делить на условия правомерности, относящиеся к характеристике грозящей опасности, и условия правомерности, относящиеся к защите от нее.

I. Условия правомерности, относящиеся к характеристике грозящей опасности.

Таких условий четыре: 1) опасность может угрожать различным правоохраняемым интересам; 2) опасность может проистекать из различных источников; 3) опасность является действительной; 4) опасность является наличной.

1.    Опасность при крайней необходимости может угрожать различным правоохраняемым интересам. Законодатель перечисляет эти правоохраняемые интересы лишь в общем виде, отнеся к ним личность и права данного лица или иных лиц, охраняемые законом интересы общества или государства. На деле перечень правоохраняемых при крайней необходимости интересов гораздо шире. Так, в отношении личности охраняются ее жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, свобода, равенство, право на неприкосновенность жилища, на личную или семейную тайну, на собственность, на свободу экономической деятельности и т.д. Объектами, на которые может быть направлена при крайней необходимости опасность в отношении интересов общества или государства, могут служить общественный порядок, порядок управления, стабильность окружающей среды, экологическая безопасность, государственная безопасность, обороноспособность, правосудие, правомерная деятельность органов власти или их должностных лиц и т.д.

<

2.    Опасность при крайней необходимости может исходить из различных источников. В этом условии проявляется одно из принципиальных отличий крайней необходимости от необходимой обороны. В последней опасность всегда выражается в общественно опасном посягательстве, связанном с противоправными действиями человека. Спектр опасностей в крайней необходимости много шире. Опасность может происходить:

  • от действий человека, как противоправных (умышленных и неосторожных), так и невиновных, безразличных с точки зрения права (например, опасность, вызванная лицами, захватившими заложников, или опасность, возникшая в силу неосторожного нарушения водителем правил дорожного движения, или опасность, создавшаяся в силу случайно оказавшегося у невменяемого или малолетнего оружия или взрывного устройства, и т.п.);
  • от специфического состояния человека, в том числе от состояния его здоровья (опасности, вызванные, например, обезвоживанием организма человека, или длительным голоданием, или родами, инвалидностью, приступом болезни, невменяемостью или малолетством и т.п.);
  • от сил природы — природных катаклизмов (опасности, вызванные или связанные с землетрясениями, обвалами, наводнениями, селями, ураганами, ливнями, градами, снегопадами, грозами, затоплениями, лавинами, смерчами, штормами, цунами и т.п.);
  • от сил техногенного характера (опасности, связанные или вызванные использованием различных технических устройств и приспособлений, применением различных технических и технологических процессов — физического, химического, биологического, радиоактивного или иного характера);
  • от животных, кроме случаев спровоцированного человеком нападения, которое расценивается по правилам о необходимой обороне (опасности, связанные или вызванные нападением диких или домашних животных на человека, на его имущество или имущество, например, юридического лица);
  • от эпидемий или эпизоотии (опасности, связанные с быстрым распространением инфекционных заболеваний, в том числе заболеваний животных);
  • от несчастных случаев, происшествий, чрезвычайных ситуаций различной природы и характера (опасности, вызванные, напри
    мер, лесными пожарами, массовыми беспорядками, крушениями поездов, авиакатастрофами и т.д.);
  • от коллизии двух обязанностей, когда врач, например, одно временно вызван к двум больным и помочь реально успевает только одному из них, и т.д.

    3.Опасность является наличной. Это условие трактуется так же, как при необходимой обороне. Законодатель подчеркивает, что опасность непосредственно угрожает правоохраняемым интересам. Она существует сейчас, а не в отдаленном будущем и еще не исчезла, не устранена. Именно поэтому необходимо ее устранение, а сама ситуация называется крайней необходимостью. Если опасность только предвидится и является в определенной мере абстрактной или же в силу каких-либо причин она исчерпала себя, состояние крайней необходимости не возникает.

    4.Опасность является действительной. Она — не плод воображения, а существует в реальной действительности. Если лицо ошибочно полагало, что существует реальная опасность правоохраняемым интересам, и имело все основания так полагать, причиненный им для устранения «опасности» вред будет признан правомерным при соблюдении других условий его правомерности (налицо казус). В противном случае действия лица расцениваются по правилам о фактической ошибке и влекут уголовную ответственность.

     

    2. Условия правомерности, относящиеся к защите от грозящей опасности

     

    Выделяют три таких условия: 1) причинение вреда — единственное средство устранения грозящей опасности; 2) вред причиняется третьим лицам; 3) не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

    1. Причинение вреда — единственное средство устранения грозящей опасности. Законодатель подчеркивает, что опасность не могла быть устранена иными средствами. Причинение меньшего вреда правоохраняемым интересам для предотвращения вреда большего — единственный выход в сложившейся ситуации; и поведение причиняющего вред носит, таким образом, вынужденный характер.

    Если опасность могла быть устранена не только путем причинения вреда правоохраняемым интересам, но и каким-либо другим способом, например путем обращения за помощью к представителям специальных служб, путем оставления места опасности, путем самоликвидации источника опасности (догорающий пожар), состояние крайней необходимости не возникает и причиненный правоохраняемым интересам вред квалифицируется на общих основаниях.

    В то же время и в состоянии крайней необходимости у лица может быть несколько вариантов поведения, связанных с выбором одного из возможных нескольких видов меньшего вреда. Например, для того чтобы оказать помощь пострадавшему в аварии или от руки преступника лицу, истекающему кровью, оказывающий помощь мог: взломать аптечный киоск и осуществить первую медицинскую помощь самостоятельно; отвезти пострадавшего на чужом автомобиле в близлежащую больницу; нарушить неприкосновенность чужого жилища, взломав дверь, и вызвать необходимую помощь по телефону. Во всех приведенных вариантах оказания помощи она связана с причинением вреда другим правоохраняемым интересам. Здесь, однако, не требуется, чтобы лицо выбирало из возможных вариантов тот, который связан с наименьшим причинением вреда; достаточно, чтобы вред предотвращенный был больше вреда, фактически причиненного. Вред в крайней необходимости причиняется третьим лицам. Понятие «третьих лиц» здесь в достаточной степени условно, поскольку охватывает интересы не только физических лиц, но и интересы общества и государства. Главное, что это лица, не связанные с грозящей опасностью, посторонние к ней. Опасность возникла помимо их воли; зачастую этим лицам даже не было известно о возникновении опасности. Они никак не виновны в ней; именно поэтому закодатель разрешает в исключительных условиях — условиях крайней необходимости — причинение их интересам только меньшего вреда, чем тот, который превращен,

    Если вред причиняется лицам, вызвавшим своими действиями опасность, сложившая ситуация может быть оценена с позиций необходимой обороны или причинения вреда лицу, совершившему преступление.

    3. Не должны быть превышены пределы крайней необходимости. Понятие превышения пределов крайней необходимости дано в части 2 ст. 39 УК РФ: «Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавши опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась. Когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда».

    Таким образом, признаками превышения пределов крайней необходимости выступают следующие: причиненный вред явно не соответствовал характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам устранения вреда, поскольку причиненный вред был равен или более значителен, чем вред предотвращенный; причиненный вред носил умышленный характер.

    Соответственно, чтобы все условия правомерности крайней необходимости были соблюдены помимо рассмотренных выше, нужно установить, что причиненный вред оказался меньше вреда предотвращенного В силу прямой указания закона он не может быть не только больше, но даже равным тому вреду, который удалось предотвратить.. Таким образом, для спасения человеческой жизни максимально допустимым будет причинение тяжкого вреда здоровью третьего лица; для устранения опасности тяжкого вреда здоровью человека — причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью третьего лица или ему же имущественного ущерба и т.д. при наличии, разумеется других условий правомерности крайней необходимости.

    Здесь же следует оговорить ту проблему, которая стала, к сожалению, актуальной для России в последнее время: возможность признания наличия крайней необходимости в ситуациях, когда ради спасения жизни нескольких или многих лиц требуется пожертвовать жизнью меньшего количества людей (речь идет о таких случаях, как захваты заложников и их освобождение в театральном центре на Дубровке в октябре 2002 г. или в Беслане в сентябре 2004 г.). Практически единодушно в праве признается невозможность спасения одной жизни ценой другой жизни; такая ситуация противоречит очевидно и закону, поскольку он говорит о превышении пределов крайней необходимости, если причинен даже равный вред. Если же спасение жизни многих возможно только путем причинения различного вреда, в том числе и вреда жизни, отдельным людям, констатация состояния крайней необходимости вызывает по меньшей мере этический дискомфорт и приводит к замалчиванию правовой квалификации. Разумеется, право распоряжения чужой жизнью не дано никому; но — в той же самой мере, как и другими чужими благами и интересами. Поэтому полагаем, что и в описанной ситуации следует признавать наличие крайней необходимости, если установлены все условия ее правомерности. Иное решение проблемы приведет к тому, что никто не возьмет на себя ответственность — под страхом уголовного преследования — предпринять активные меры по освобождению жертв террористов и иных преступников.

    Вопрос о равенстве или неравенстве вреда решается достаточно просто, если характер предотвращенного и причиненного вреда совпадает, но может превратиться в проблему, если характер вреда принципиально разный (физический вред здоровью человека и, например, вред порядку управления или правосудию). Решать эту проблему придется в каждом конкретном случае, с учетом всех обстоятельств дела и общего приоритета интересов, зафиксированного в статье 39 УК РФ: личность — общество — государство.

    Превышение пределов крайней необходимости влечет ответственность по статьям Уголовного кодекса с применением пункта «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ; содеянное рассматривается как преступление, совершенное при смягчающих обстоятельствах.

     

    3. ОТГРАНИЧЕНИЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ ОТ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ И ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ ЛИЦА, СОВЕРШИВШЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЕ

     

    Крайнюю необходимость следует разграничивать с необходимой обороной. В части 1 ст. 37 УК говорится: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны».

    В редакции Федерального закона от 14 марта 2002 г. № 29-ФЗ посягательство разделено на два вида:

    сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 37);

    не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 2 ст. 37);

    Правомерность действий обороняющегося в последней редакции ст. 37 УК РФ зависит от характера посягательства.

    Источником опасности, создающей по уголовному праву состояние крайней необходимости, выступают, в отличие от необходимой обороны, не только действия человека. Эти источники могут быть самыми разнообразными: во-первых, действия сил природы, различных стихий (огонь, вода и т.д.), т.е. объективные процессы, происходящие в природе, например землетрясение, наводнение, ураганы, горные лавины, снегопады и т.д., которые создают опасность для жизни и здоровья людей, их имущества; во-вторых, нападение животных; в-третьих, неисправность различных механизмов (например, транспортных средств); в-четвертых, физиологические, патологические процессы (болезнь, состояние голода и т.д.), если, например, человек, заблудившийся в тайге, спасаясь от голода, убивает дикое животное или птицу, на которых охотиться вообще запрещено; в-пятых, коллизия двух опасностей (свидетель, вызванный в суд для дачи показаний, остается с тяжелобольным родственником, оказывая тому необходимую помощь).Источником опасности при необходимой обороне может быть только человек, точнее, его общественно опасное поведение, посягательство. Для крайней необходимости источниками опасности являются не только и не столько человек, как природные, технические и прочие силы. При необходимой обороне вред причиняется самому посягающему, а при крайней необходимости он причиняется гражданам, общественным, государственным организациям, предприятиям, которые не имели отношения к возникновению устраняемой опасности, а именно третьим лицам. Различие между двумя институтами заключается и в том, что при крайней необходимости нужно, чтобы причиненный вред был меньше вреда предотвращенного, чего не требуется при необходимой обороне. В первом случае важно, чтобы причинение меньшего вреда было единственной возможностью предотвратить больший вред. Во втором — лицо имеет право активно действовать, применять насилие к нападающему, несмотря на то, что у него были иные возможности, в частности, убежать, спрятаться, позвать на помощь и т.д. Существует и разный законодательный подход к установлению уголовной ответственности за деяния, совершенные при превышении пределов необходимой обороны и пределов крайней необходимости.

    Разграничение проводится по следующим признакам:

    — по характеру и источникам опасности (при необходимой обороне это общественно опасное посягательство, связанное с действиями лица; при крайней необходимости опасность может исходить из различных источников и не обязательно связана с действиями или поведением человека);

  • по средствам устранения опасности (при необходимой обороне лицо может устранить опасность не только путем причинения вреда и независимо от того, были ли другие пути ее устранения, а при крайней необходимости причинение вреда — единственный выход из создавшейся ситуации);
  • по тому, кому причиняется вред (при необходимой обороне это всегда посягающий; при крайней необходимости — третье лицо);
  • по размерам причиненного вреда (при необходимой обороне вред может быть меньшим, большим или равным тому вреду, который мог последовать в результате общественно опасного посягательства; при крайней необходимости вред причиненный может быть только меньше вреда предотвращенного).

    Общее здесь то, что согласно п. «ж» ст. 61 УК совершение преступления при нарушении условий правомерности как необходимой обороны, так и крайней необходимости, является обстоятельством, смягчающим наказание. Однако если при превышении пределов необходимой обороны было совершено убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, действия виновного квалифицируются по специальным, смягчающим статьям Уголовного кодекса (ст. 108, 114 УК РФ). За те же деяния при превышении пределов крайней необходимости ответственность наступает на общих основаниях с учетом последней как смягчающего обстоятельства.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

     

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  4. ФЗ «Об оружии» от 13 декабря 1993 г. № 150-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 51. Ст. 5681.
  5. Закон «О милиции» от 18 апреля 1991 г. № 1026 -1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.
  6. ФЗ «О внутренних войсках Министерства Внутренних Дел РФ» от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 6. Ст. 711.
  7. Закон «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от 11 марта 1992 г. № 2487-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 17. Ст. 888.
  8. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1991
  9. Курс уголовного права. Общая часть. Т 1: Учение о преступлении / Под ред. Кузнецовой Н.Ф. и Тяжковой И.М. М., 2002.
  10. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями/Отв. ред. Радченко В.И. М., 2007.
  11. Уголовное право. Общая часть: учебник / Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2007.
  12. Уголовное право Российское право Российское Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева.–М.: ИНФРА-М, 2007.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.94MB/0.00134 sec

WordPress: 22.89MB | MySQL:118 | 2,110sec