Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина в российском уголовом праве

<

041714 0356 1 Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина в российском уголовом праве

1.1. Понятие, характеристика и виды преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина

 

Статья 2 Конституции РФ устанавливает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение, защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Статья 7 Конституции РФ провозглашает один из основополагающих принципов деятельности демократического государства, согласно которому создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, не является сугубо личным делом самого человека, а возводится в ранг государственной политики. Глава 2 Конституции РФ конкретизирует и развивает положения ст. 2 и 7 о человеке, его правах и свободах как высшей ценности.

В системе гарантий прав и свобод человека и гражданина важное место занимает их уголовно-правовая охрана. Статья 2 УК ставит эту задачу на первое место. В соответствии с ней в ст. 136 – 149 УК сказано, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В гл. 19 УК в соответствии с Конституцией РФ установлены не известные ранее российскому уголовному законодательству меры уголовной ответственности за нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136), за нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137), за отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140) и др.

Видовой объект преступлений, включенных в гл. 19 УК, — конституционные права и свободы человека и гражданина.

Непосредственный объект — конкретное конституционное право или свобода человека и гражданина, на которые посягает то или иное преступление.

Ряд преступлений посягают на дополнительные объекты, которые они указываются при анализе составов преступлений1.

Предмет преступления является либо необходимым признаком состава (например, предусмотренного ч. 3 ст. 138 УК), либо квалифицирующим признаком (ч. 2 ст. 138 УК). В ряде составов он факультативен (ст. 137 УК) или отсутствует (ст. 149 УК).

Потерпевшими являются физические лица, на чьи конституционные права и свободы было совершено посягательство, а также при совершении ряда преступлений их близкие.

Объективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 136, 137, 138, 139, 141, 1411, ч. 1 и 2 ст. 142, ст. 1421, 144, 145, ч. 2 ст. 146, ст. 148, 149 УК сформулировано как составов формальных, а в ст. 140, 143, 1451, ч. 1 ст. 146, ст. 147 — как составов материальных. В ч. 2 ст. 142 УК сформулированы два альтернативных состава преступления — формальный и материальный.

Способ совершения в некоторых статьях указан или как обязательный признак состава (ст. 139 УК), или альтернативно обязательный (ст. 1421 УК), либо как квалифицирующий (ч. 2 ст. 138 УК).

Субъективная сторона почти всех преступлений характеризуется прямым умыслом. Исключение составляет лишь одно преступление — нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК), которое совершается только по неосторожности — по легкомыслию или по небрежности.

Субъект всех преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина — лицо, достигшее возраста 16 лет. В ряде составов преступлений субъект специальный. Например, должностное лицо, отказывающее в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК), или лицо, использующее свое служебное положение для нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 136 УК).

В зависимости от непосредственного объекта преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина можно разделить на три группы:

  1. преступления против политических прав и свобод (ст. 136,
    140 –1421,144, 149 УК);
  2. преступления против социально-экономических прав и свобод (ст. 143, 145 – 147 УК);
  3. преступления против личных прав и свобод (ст. 137 – 139,
    148 УК).

    Указанная классификация преступлений в определенной степени носит условный характер. Например, нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136 УК), отнесенное к преступлениям против политических прав и свобод, может посягать не только на них, но и на социально-экономические и личные права и свободы. Так, нарушение равноправия по признакам пола при назначении на должность судьи посягает не только на политическое право участвовать в управлении делами государства и общества в форме осуществления правосудия (ч. 5 ст. 32 Конституции РФ), но и на социально-экономическое право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию и на личное право равенства прав и свобод мужчины и женщины (ч. 3 ст. 19 Конституции РФ).

    Уголовно-правовая охрана конституционных прав и свобод человека и гражданина осуществляется нормами не только гл. 19, но и других глав УК. Например, право на жизнь охраняется нормами, устанавливающими ответственность за убийство (ст. 105 – 108 УК), за доведение до самоубийства (ст. ПО УК), за другие преступления, в составе которых лишение жизни предусмотрено как необходимый либо квалифицирующий признак (например, ст. 277,295,317, 109, ч. 2 ст. 205 УК).

     

     

     

    1.2. Эволюция развития законодательства об ответственности за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина

     

    В дореволюционном уголовном законодательстве, в частности в Уголовном уложении 1903 г., единая глава о преступлениях, посягающих на права и свободы граждан, отсутствовала и не было четкой классификации таких норм. Однако нельзя сказать, что в Уголовном уложении не было отдельных глав и норм, предусматривающих ответственность за посягательства на конкретные права граждан.

    Так, в главе «О преступных деяниях против личной свободы» предусматривалась, в частности, ответственность за принуждение к отказу от своего права или за принуждение к участию в стачке.

    В главе «Об оглашении тайны» уголовно наказуемым признавалось ознакомление с письмами или телефонными переговорами других лиц. Однако в случаях, когда такие действия совершались служащими почтового, телеграфного или радиотелеграфного учреждения, содеянное квалифицировалось как преступление по службе.

    В главе «О нарушении постановлений о личном найме» были классифицированы по разным группам такие деяния, как нарушения нанимателем постановлений о работе малолетних, несвоевременная выдача оплаты труда, выдача ее не деньгами, а какими-либо предметами. В то же время в этой главе предусматривалась и ответственность нанимателя за незаконную стачку, связанную с досрочным прекращением работы, пьянство, разглашение коммерческой тайны.

    Как имущественное преступление рассматривалась как Уложением 1845 г., так и Уголовным уложением публикация чужого произведения под своим именем либо издание чужого произведения или его части под своим именем без согласия автора или собственника. Такие преступления были помещены в главу «О присвоении и утайке чужой собственности» и объединены под заголовком «О присвоении ученой или художественной собственности».

    Предусматривало Уголовное уложение и ответственность за посягательство на неприкосновенность жилища. К числу таких норм относились: насильственное вторжение в чужое помещение, умышленное без согласия хозяина пребывание ночью в чужом помещении, отказ покинуть помещение при условии, что виновный проник в него тайно.

    Весьма детально в Уложении о наказаниях регламентировалась ответственность за религиозные преступления. Этим преступлениям был посвящен целый раздел, с которого начиналась Особенная часть Уложения. В этом разделе содержалось несколько глав, например «О богохулении и порицании веры», «Об отступлении от веры и постановлений церкви», насчитывающих более 70 статей. Нормы этих статей были направлены не столько на защиту личных прав верующих, сколько на обеспечение контроля за религиозной жизнью граждан. Уголовное уложение 1903 г., сохранив общую направленность норм на охрану церкви и государства, вместе с тем более четко отразило цель спасения человеческой души. Защита религиозных чувств и взглядов осуществлялась, в частности, наличием норм о ересях и расколах.

    В Уголовном уложении имелись и иные нормы, предусматривающие ответственность за посягательства на права граждан. Диализ таких норм свидетельствует, что законодатель дореволюционной России довольно много внимания уделял охране трудовых, имущественных прав граждан. Однако Уголовное уложение полностью не вступило в законную силу. Вступившие же в силу в первую очередь такие главы, как «О смуте», «О бунте против верховной власти», «О государственной измене», норм о посягательствах на права граждан не устанавливали. Многие из них содержались в Уложении о наказаниях 1846 г. в ред. 1885 г., которое действовало в полной мере до 1917 г.

    Принятые в постреволюционный период Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 гг. не содержали глав о посягательствах на права граждан. Однако отдельные нормы об охране политических, трудовых и иных прав граждан в них имелись. Так, в ст. 83 УК 1922 г. ввел ответственность за агитацию и пропаганду, заключающиеся в возбуждении национальной вражды или розни. УК 1922 г. предусматривал, в частности, ответственность за нарушения предпринимателем правил об охране труда (например, нарушение нанимателем коллективных договоров, заключенных им с профсоюзами, воспрепятствование законной деятельности профсоюзов или иных представителей). Впервые уголовно-правовая норма, посвященная охране трудовых прав граждан, появилась в декрете Совнаркома о восьмичасовом рабочем дне от 29 октября 1917 г. 18 мая 1918 г. была создана Инспекция труда, а 27 апреля 1922 г. издан декрет Совнаркома «О наказаниях за нарушение постановлений об охране труда», содержащиеся в этом декрете уголовно-правовые нормы вошли в УК 1922 г. (ст. 132, 133).

    Уголовный кодекс 1922 г. устанавливал ответственность и за посягательства на избирательную систему социалистического государства. В ст. 104 Кодекса, например, предусматривалась ответственность за участие в выборах лиц, не имеющих на то права (в частности, к таким лицам относились осужденные судом к лишению избирательных прав).

    Названный Уголовный кодекс содержал также и нормы, призванные сохранять личные права и свободы граждан. Так, ст. 135 УК 1922 г. признавала преступлением выселение из жилища рабочих и государственных служащих иначе, как по приговору суда. Статьи 119—125 Кодекса устанавливали наказуемость преступных посягательств на свободу совести и вероисповедания. Ответственность за такие преступления была предусмотрена в разделе «Нарушение правил об отделении церкви от государства». Помимо нарушений правил об отделении церкви от государства в этом разделе Кодекса предусматривалась ответственность за препятствия исполнению религиозных обрядов при условии, что они не нарушали общественный порядок и не были сопряжены с посягательствами на права граждан.

    Вместе с тем включение в Уголовный кодекс 1922 г. понятия «социально опасный элемент» как самостоятельного основания уголовной ответственности, введение высылки по неуголовно-правовым основаниям ее применения и некоторые другие положения негативно влияли на охрану прав граждан, что не умаляет роли и значения этого первого кодифицированного уголовно-правового закона, охватывающего как Общую, так и Особенную части, в становлении и развитии уголовного права России.

    Принятый через четыре года Уголовный кодекс 1926 г. также содержал статьи, предусматривающие ответственность за посягательства на права граждан. Это были такие, например, нормы, как участие в выборах в Советы и их съезды лица, не имеющего на то права (ст. 91), об охране трудовых прав граждан, например от незаконных действий нанимателя, личных прав, например от незаконных выселений, о защите свободы совести и вероисповедания.

    В 1929 г. Уголовный кодекс 1926 г. был дополнен ст. 91, предусматривающей ответственность за воспрепятствование со стороны нанимателя в сельских местностях осуществлению лицами наемного труда принадлежащих им избирательных прав. Утвержденное 9 июля 1937 г. 4-й сессией ЦИК СССР VII созыва Положение о выборах в Верховный Совет СССР содержало две уголовно-правовые нормы: «Всякий, кто путем насилия, обмана, угроз или подкупа будет воспрепятствовать гражданину СССР в свободном осуществлении его права избирать и быть избранным в Верховный Совет СССР, — карается лишением свободы на срок до двух лет» (ст. 111) и «Должностное лицо Совета или член избирательной комиссии, совершившие подделку избирательных документов или заведомо неправильный подсчет голосов,— караются лишением свободы на срок до трех лет» (ст. 112).

    С принятием в 1936 г. Конституции СССР, провозгласившей всеобщее, равное и прямое избирательное право при тайном голосовании, была предусмотрена уголовная ответственность за воспрепятствование любым лицом осуществлению избирательного права, а также за подлог избирательных документов или заведомо неправильный подсчет голосов, совершенные должностными лицами Советов или членом избирательной комиссии.

    В Уголовном кодексе 1926 г. в качестве самостоятельного состава преступления выделяется нарушение специальных норм об охране труда.

    Уголовный кодекс 1926 г., так же как и 1922 г., предусматривал ответственность за полную или частичную публикацию чужого произведения без согласия автора. Согласно постановлению ЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. «Об авторском праве» отрывок из чужого произведения не должен превышать в общей сложности 10 тыс. типографских знаков. В капитальных работах объемом не менее 30 печатных листов допускается заимствование до 40 тыс. типографских знаков. Во всех случаях при заимствовании должны быть указаны имя автора и источник.

    28 апреля 1929 г. было принято постановление ЦИК и СНК «О религиозных объединениях», определившее порядок деятельности религиозных объединений, их права и обязанности, порядок регистрации и пр. Это постановление не столько было направлено на обеспечение свободы совести, сколько на пресечение деятельности, несовместимой с законодательством о культах (например, использование молитвенных собраний верующих для пропаганды против Советской власти и пр.). Вместе с тем принцип свободы совести находит законодательное закрепление, и посягательства на свободу совести и вероисповедания рассматриваются как уголовно наказуемые деяния.

    Уголовный кодекс 1926 г. действовал в течение 35 лет. Однако многочисленные изменения и дополнения, а также «…отступление от принципа личной ответственности только виновного…», «расширение оснований и пределов уголовной ответственности», в определенной мере сыграли отрицательную роль в деле защиты прав и свобод советских граждан. Эти, а равно другие причины поставили на повестку дня принятие нового Уголовного кодекса, разработка которого началась в конце 30-х годов, а затем после перерыва, вызванного ведением военных действий в 1941—1945 гг., продолжилась с конца 40-х годов.

    Принятию УК РСФСР 1960 г. предшествовали бурные дискуссии, в частности по структуре Особенной части. Многие ученые поддерживали идею о выделении в Особенной части главы, в которой были бы сконцентрированы статьи об ответственности за посягательства на политические, трудовые и иные права граждан1. Это мнение базировалось, в частности, на выделении в качестве одной из задач уголовного законодательства в ст. 1 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. охраны прав и свобод граждан. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в СССР также предусматривали охрану от всяких посягательств социально-экономических, политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гарантированных Конституцией СССР и советскими законами (ст. 3). Результаты этой дискуссии были учтены законодателем. В Кодексе 1960 г. появилась новая гл. IV «Преступления против политических и трудовых прав граждан». Аналогичные главы были выделены и в уголовных кодексах всех союзных республик. Они несколько отличались друг от друга по заголовкам, объему норм и содержанию составов преступлений2.

    По сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством об охране политических, трудовых и иных прав граждан гл. IV Кодекса 1960 г. вносила следующие существенные изменения и дополнения:

    1. Сконцентрировав в отдельной главе статьи о посягательствах на политические, трудовые и иные права и свободы граждан, Кодекс включил в эту главу новые нормы об ответственности: за воспрепятствование осуществлению равноправия граждан (ст. 134), нарушение тайны переписки (ст. 135), нарушение неприкосновенности жилища граждан (ст. 136). Кроме того, в главе «Иные государственные преступления» предусматривалась ответственность за нарушение национального и расового равноправия (ст. 74).

    2. Из Кодекса были исключены нормы, утратившие свое значение в связи с ликвидацией эксплуататорских классов и изменением законодательства (например, ст. 91 и 911, касающиеся избирательных прав).

    3. В Кодекс не была включена имевшаяся в УК 1926 г. глава
    «Об ответственности за нарушение правил отделения церкви от
    государства» (ст. 122—127) вследствие изменения социально-политической обстановки. Однако две статьи этой главы вошли в Кодекс 1960 г.: о нарушении законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142) и воспрепятствование совершению религиозных обрядов (ст. 143). Статья 142 была исключена из УК 1960 г. в 1991 г.

    В отношении наименования гл. IV УК 1960 г. в доктрине уголовного права высказывались разные мнения. Так, многие ученые полагали, что заголовок рассматриваемой главы должен быть дополнен указанием на иные основные права и выглядеть следующим образом: «Преступления против политических, трудовых и иных основных прав»1. Однако и такое название было бы неполным, так как в статьях рассматриваемой главы Кодекса предусматривалась ответственность за посягательства не только на права, но и на свободы граждан. В пользу такого мнения свидетельствовало и название гл. VII Конституции СССР 1977 г., в которой, в отличие от Конституции СССР 1936 г., говорилось не только об основных правах, но и об основных свободах граждан. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 августа 1981 г. в целях приведения в соответствие с Конституцией СССР и дальнейшего совершенствования уголовного законодательства была изменена редакция ст. 1 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. В новой редакции этой статьи в качестве задач уголовного законодательства предусматривалась охрана не только прав, но и свобод граждан.

    Относительно различия терминов «права» и «свободы» в юридической
    литературе высказывалось мнение, согласно которому в Конституции СССР
    1977 г. слово «права» употребляется, как правило, в случаях, когда речь идет
    о социально-экономических благах, предоставляемых гражданам, тогда как «свобода» предполагает возможности политического и личного характера, на
    пример «право на труд», но — «свобода слова».

    <

    В это же время в литературе1 высказывалось мнение о необходимости включения в заголовок гл. IV УК 1960 г. указания на иные права и свободы граждан. Однако указание на иные права и свободы граждан было включено в Уголовный кодекс 1960 г. только в 1991 г.

    Таким образом, к моменту принятия Кодекса 1996 г. в уголовном законодательстве России сложилась следующая система норм об охране политических, трудовых и иных прав и свобод граждан:

    1. Преступления против политических прав граждан: воспрепятствование осуществлению гражданином Российской Федерации своих избирательных прав либо работе избирательных комиссий (ст. 132); подлог, подделка избирательных документов (документов референдума), заведомо неправильные подсчет голосов или установление результатов выборов (референдума) (ст. 133); нарушение избирательного законодательства (законодательства о референдуме) лицом, ранее подвергавшимся административному взысканию (ст. 1331); воспрепятствование осуществлению равноправия женщин (ст. 134); нарушение законных прав профсоюзов (ст. 137). О значении, которое Советское государство придавало охране политических прав граждан, свидетельствуют многочисленные изменения этих статей (за исключением ст. 137), которые имели место в период действия Уголовного кодекса 1960 г. (в 1982, 1990, 1991 гг.)2.

    2. Преступления против трудовых (или, как их зачастую называли в литературе, социально-экономических) прав граждан. К числу этих преступлений законодатель относил: нарушение законодательства о труде (ст. 138); отказ в приеме на работу или увольнение беременной женщины или кормящей матери (ст. 139); преследование граждан за критику (ст. 1391 включена в Кодекс в 1985 г.); нарушение правил охраны труда (ст. 140); воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 1401 включена в Кодекс в 1991 г.); нарушение авторских и изобретательских прав (ст. 141). Редакция ст. 138, 140, 141 УК менялась в 1982 г.

    3. Преступления против личных прав и свобод граждан. Это нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст. 135); нарушение неприкосновенности жилища (ст. 126); нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142, исключенная из Кодекса в 1991 г.); нарушение свободы совести и вероисповедания (ст. 143); организация объединений, посягающих на личность и права граждан (ст. 1431 включена в УК в 1993 г.).

    Подводя итог изложенному, можно сказать, что Уголовный кодекс 1960 г. содержал довольно развернутую систему норм об ответственности за посягательства на права и свободы граждан.

    Уголовный кодекс 1996 г. сохранил данную главу, озаглавив ее: «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». В этом Кодексе под уголовно-правовую защиту поставлены права и свободы, провозглашенные Конституцией РФ 1993 г., закрепившей поворот всей правовой системы страны к признанию и гарантированности прав и свобод человека и гражданина.

    Изменение названия главы отразило изменение и расширение ее содержания. Это выразилось в том, что одни составы преступлений, известные Кодексу 1960 г., были декриминализированы, другие — подверглись определенным изменениям. Кроме того, законодатель криминализировал ряд деяний, посягающих на конституционные права и свободы граждан.

    Существенным фактором, определяющим объем и характер криминализации и декриминализации посягательств на права граждан, был характер и степень общественной опасности этих деяний, что, в свою очередь, определялось тяжестью причиняемого вреда, их распространенностью, динамикой и пр.

    К числу декриминализированных деяний относятся: ст. 137 (нарушение законных прав профсоюзов), ст. 138 (нарушение законодательства о труде), ст. 1391 (преследование граждан за критику). В уголовно-правовой литературе отмечалось, что «декриминализация этих деяний вряд ли достаточно обоснована».

    Особые возражения вызывает декриминализация нарушений законодательства о труде, которые в последнее время приняли массовый характер. Представляется, что декриминализация этого состава преступления преждевременна1.

    Статья, предусматривающая ответственность за организацию объединений, посягающих на личность и права граждан (ст. 1431 УК 1960 г.), перенесена законодателем в главу, «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» (ст. 239) УК 1996 г. и рассматривается теперь с точки зрения родового объекта как посягательство на общественную безопасность и общественный порядок. Такое решение обусловлено тем, что в ст, 239 УК предусмотрена ответственность за создание не только религиозного, но и общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных действий. Однако в уголовно-правовой литературе при характеристике общественной опасности этого деяния делается акцент на права и свободы граждан.

    Общественная опасность этого преступления заключается в том, что оно попирает конституционное признание прав и свобод человека высшей ценностью, препятствует свободному осуществлению гражданами своих прав и выполнению обязанностей, причиняет вред их здоровью.

    Общественно опасные деяния, криминализированные УК РФ 1996 г., а равно те составы преступлений против политических прав и свобод человека и гражданина будут проанализированы в последующих параграфах.

     

     

     

    2 . ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

     

    2.1. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136 УК)

     

    Непосредственный объект — установленное ст. 19 Конституции РФ равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, в том числе принадлежности к каким-либо социальным группам.

    В зависимости от способа нарушения равноправия возможен факультативный объект. Например, при нарушении равенства с применением насилия или с угрозой его применения в зависимости от вида насилия им может быть здоровье, телесная неприкосновенность человека, его свобода. При нарушении равенства с использованием лицом своего служебного положения (ч. 2 ст. 136 УК) таким объектом является законная деятельность предприятия, учреждения, организации независимо от формы собственности, где работает виновный, использующий для совершения указанного преступления свои служебные полномочия.

    Предмет преступления тоже факультативен. Им может быть вещь, документ и др. Например, уничтожено водительское удостоверение женщины, поскольку, по мнению виновного, женщине «не положено» управлять транспортным средством, или документ о среднем образовании, чтобы она не могла поступить в ВУЗ, ибо женщинам «не нужно» высшее образование (нарушено равноправие по признаку пола).

    Потерпевшими являются лица, чье равноправие нарушено, к кому применено насилие или грозят его применить. В ст. 136 УК говорится о гражданах. Однако потерпевшими от этого преступления могут быть и лица без гражданства. Статья 62 (ч. 3) Конституции РФ устанавливает, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральными законом или международным договором РФ.

    Объективная сторона преступления состоит из деяния в форме действия или бездействия, нарушающего равноправие (например, лицу не позволяют пользоваться общественным транспортом или не принимают ребенка в школу, потому что он не «той» национальности или расы).

    Состав преступления формальный.

    Способ совершения преступления, за исключением указанного в ч. 2 ст. 136 УК (использование служебного положения), не оказывает влияния на квалификацию. Состав может быть обстоятельством, отягчающим наказание (например, использование частным лицом форменной одежды или документов представителя власти — п. «и» ч. 1 ст. 63 УК).

    Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что нарушает равенство прав и свобод человека и гражданина по признакам, указанным в ст. 136 УК, и желает это сделать. Перечень этих признаков в ст. 136 УК исчерпывающий. В ст. 19 Конституции РФ он не является исчерпывающим.

    Мотив преступления связан с признаками, указанными в ст. 136 УК. Равноправие нарушается по мотивам неприязни, гнева, злобы и т.п., т.е. недоброжелательного отношения к человеку из-за его национальности, расы, пола и других признаков.

    Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 136 УК, — только частное лицо, достигшее возраста 16 лет.

    Часть 2 ст. 136 УК предусматривает один квалифицирующий признак — использование лицом своего служебного положения для нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина (специальный субъект). Это может быть как должностное лицо, так и лицо, не являющееся должностным, но использующее свои служебные полномочия, предоставленные ему в связи с работой на предприятии, в учреждении или организации независимо от форм собственности. Например, руководитель любого учебного заведения (не только государственного) нарушает равноправие на получение образования (ст. 43 Конституции РФ), отчисляя учащегося по признакам, предусмотренным ст. 136 УК, или отказывая лицу в зачислении.

     

    2.2. Отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК)

     

    Непосредственный объект — предусмотренное в ст. 29 Конституции РФ право каждого искать и получать информацию любым законным способом. Этому праву корреспондирует конституционная обязанность органов государственной власти и местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ст. 24 Конституции РФ).

    Возможен факультативный объект в зависимости от вида причиненного вреда. Например, честь, достоинство в случае невозможности из-за неправомерного отказа в предоставлении информации опровергнуть порочащие человека сведения (отказано в предоставлении документов, Свидетельствующих, что лицо, осужденное в советский период за государственную измену, реабилитировано).

    Предмет преступления — либо сами собранные в установленном порядке материалы и документы, непосредственно затрагивающие права и свободы гражданина (например, материалы пенсионного дела, списки очередников на получение жилья, находящиеся в органах государственной власти или местного самоуправления), либо неполная или заведомо ложная информация о таких документах и материалах (например, лицу сообщают, что они отсутствуют, хотя сообщающий знает, что они есть).

    Потерпевший — лицо, чьим правам и свободам был причинен ущерб.

    Объективная сторона преступления включает:

    а)    два альтернативно указанных действия:

    отказ предоставить названные документы и материалы либо дачу неполной или заведомо ложной информации;

    б)    последствие в виде вреда правам и законным интересам гражданина;

    в)    причинную связь между ними.

    Отказ должен быть неправомерным, т.е. не соответствовать закону или иному нормативному акту. Он может быть устным, письменным или в форме бездействия (ни устно, ни письменно не дано ответа на запрос).

    Предоставление неполной информации — это ознакомление лица с частью документов и материалов, с частью информации, содержащейся в них. Заведомо ложная информация — та, которая не соответствует действительности, и сообщающее ее должностное лицо знает об этом.

    Последствия могут быть, например, в виде материального ущерба (лицо не получает пособие) или морального (гражданин не смог получить почетное звание).

    Способ совершения преступления альтернативно назван как обязательный.

    Состав преступления материальный.

    Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что не предоставляет указанные документы, дает заведомо неполную или заведомо ложную информацию, предвидит, что этим неизбежно причиняет ущерб правам и законным интересам гражданина, и желает его причинить.

    Субъект преступления специальный — должностное лицо.

     

    2.3. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК)

     

    Согласно ст. 3, 32 Конституции РФ высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме, за исключением признанных судом недееспособными, а также содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда. Статья 141 УК предусматривает защиту указанных прав. Поэтому непосредственный объект преступления, предусмотренного этой статьей, — избирательное право гражданина (право избирать и быть избранным), право на участие в референдуме, законная деятельность избирательной комиссии (любого уровня), комиссии референдума.

    Возможен факультативный объект в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 141 УК. В преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 141 УК, факультативным объектом является здоровье, неприкосновенность, безопасность гражданина (при применении насилия к самому избирателю или его близким), законная деятельность предприятия, учреждения или организации независимо от формы собственности (при использовании виновным своего служебного положения для воспрепятствования осуществлению указанных прав, работе комиссий). Посягательства на эти блага могут быть и самостоятельными преступлениями, если наказываются более строго, чем предусмотрено санкциями ст. 141 УК. Тогда содеянное квалифицируется по совокупности преступлений.

    Потерпевший — гражданин РФ, чье избирательное право, право на участие в референдуме было нарушено. Им может быть и. член избирательной комиссии, комиссии по проведению референдума. При воспрепятствовании с применением насилия или угрозы его применения им может быть также близкий указанных лиц.

    Объективная сторона преступления выражается в совершении действия или бездействия, нарушающих право гражданина избирать или быть избранным, участвовать в референдуме, препятствующих работе избирательной комиссии или комиссии референдума, работе Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы», а также нарушающих тайну голосования.

    Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения деяния независимо от того, удалось ли воспрепятствовать осуществлению указанных прав или работе комиссий, работе системы «Выборы».

    Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что препятствует гражданину избирать или быть избранным, работе избирательной комиссии или комиссии референдума, неправомерно вмешивается в систему «Выборы», нарушает тайну голосования, и желает это сделать.

    В ч. 3 ст. 141 УК указана цепь — повлиять на решение избирательной комиссии или комиссии референдума.

    Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16-лет. Субъект преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 и ч. 3 ст. 141 УК — специальный: лицо, использующее для совершения преступления свое служебное положение.

    В ч. 2 ст. 141 УК предусмотрены квалифицирующие признаки:

    а) воспрепятствование, соединенное с подкупом, обманом, принуждением, применением насилия либо с угрозой его применения.

    Подкуп — это обещание или предоставление имущественных выгод за неучастие в выборах, в референдуме, в том числе за то, чтобы лицо сняло свою кандидатуру на выборах, за неучастие в работе указанных комиссий либо за то, чтобы лицо проголосовало не по своей воле, выполнило в комиссии не свои законные обязанности, а по указанию подкупающего. При подкупе должностного лица избирательной комиссии или комиссии по проведению референдума совершается и другое более тяжкое преступление — дача взятки (ст. 291 УК), т.е. имеет место совокупность преступлений.

    Обман может быть в форме действия. Например, сообщение заведомо ложных сведений о кандидате (его партийной принадлежности, программе и т.п.), времени, месте проведения выборов, способе голосования (где и какой знак ставить на избирательном бюллетене), выдаче фальшивых избирательных бюллетеней, якобы подготовленном взрыве избирательного участка, что влияет на решение идти или не идти голосовать. Обман может быть и в форме бездействия — умолчания о фактах, влияющих на решение гражданина при распоряжении своим избирательным правом, правом на участие в референдуме, на выполнение указанными комиссиями своих обязанностей. Принуждение может осуществляться путем нарушения или угрозы нарушения законных прав и интересов принуждаемого, например увольнения или угрозы увольнения с работы, уничтожения или угрозы уничтожения имущества. Содержание насилия, которое применяется или которое грозит применить виновный, не конкретизировано. Оно может быть как опасным, так и не опасным для жизни или здоровья. Лицо может угрожать применить насилие немедленно или в будущем, но должны быть реальные основания опасаться осуществления угрозы.

    Насилие может применяться (или его грозят применить) как к самому лицу, участвовавшему в выборах, референдуме, так и к его близким. Насилие, наказуемое более строго, чем преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 141 УК, требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК;

    б)    воспрепятствование, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (специальный субъект). Этот при знак раскрывается при анализе состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 136 УК;

    в)    воспрепятствование, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. ч. 2 и 3 ст. 35 УК).

    О понятии должностного лица, о котором говорится в ч. 3 ст. 141 УК, см. примечание к ст. 285 УК.

    Часть 3 ст. 141 УК устанавливает ответственность за преступление, которое посягает на законную деятельность избирательной комиссии, комиссии референдума, работу, Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы».

    Объективная сторона преступления выражается во вмешательстве с использованием должностного или служебного положения в осуществление указанной деятельности. В ч. 3 ст. 141 УК названы способы такого вмешательства, а именно: требование или указание должностного лица по вопросам регистрации кандидатов, избирательных блоков, подсчета голосов избирателей, участников референдума и по иным вопросам, относящимся к исключительной компетенции избирательной комиссии, комиссии референдума, либо неправомерное вмешательство в работу Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы». Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента вмешательства независимо от того, удалось ли повлиять на решение избирательной комиссии, комиссии референдума, работу автоматизированной системы «Выборы».

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что незаконно вмешивается в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, в работу Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы», и желает это сделать. Обязательна цель — повлиять на решение указанных комиссий, относящимся исключительно к их компетенции, на работу Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы».

    Субъект преступления специальный — должностное лицо.

     

    2.4. Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (ст. 1411 УК)

     

    Непосредственный объект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 1411 УК, — порядок финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, а преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 1411 УК, — законный порядок использования финансовой (материальной) поддержки в процессе подготовки и проведения избирательной кампании и референдума.

    Предмет преступления — указанные денежные (материальные) средства в крупных размерах.

    Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 1411 УК, оказание незаконной финансовой (материальной) поддержки в крупных размерах. В ч. 1 ст. 1411 УК названы альтернативные способы оказания такой поддержки путем:

  4. изготовления и (или) распространения агитационных материалов, не оплаченных из избирательного фонда или оплаченных из избирательного фонда по необоснованно заниженным расценкам;
  5. оплаты изготовления и (или) распространения таких агитационных материалов;
  6. передачи денежных средств, материальных ценностей на безвозмездной основе или по необоснованно заниженным расценкам кандидату, избирательному объединению, избирательному блоку для осуществления ими своей избирательной кампании;
  7. оказания финансовой (материальной) поддержки в крупных размерах деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума помимо средств фонда референдума путем изготовления и (или) распространения агитационных материалов, не оплаченных из фонда референдума или оплаченных из фонда референдума по необоснованно заниженным расценкам;
  8. оплаты изготовления и (или) распространения таких агитационных материалов;
  9. передачи денежных средств, материальных ценностей на безвозмездной основе или по необоснованно заниженным расценкам члену либо уполномоченному представителю инициатив ной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума для осуществления ими деятельности, направленной на выдвижение инициативы проведения референдума, получения определенного результата на референдуме;
  10. внесения пожертвований в крупных размерах в избирательный фонд, фонд референдума через подставных лиц.

    Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 1411 УК, — использование или расходование в крупных размерах незаконной финансовой (материальной) поддержки.

    Понятие крупного размера раскрывается в примечании к ст. 1411УК. Таковым являются суммы денег, стоимость имущества или выгод имущественного характера, которые превышают ‘/ю предельной суммы всех расходов средств избирательного фонда соответственно кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, фонда референдума, установленной законодательством о выборах и референдумах на момент совершения деяния, предусмотренного ст. 1411 УК, но при этом составляют не менее 1 млн. руб.

    Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента оказания или использования указанной финансовой (материальной) поддержки.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что оказывает незаконную финансовую (материальную) помощь в крупных размерах (ч. 1 ст. 1411. УК) или использует, расходует ее (ч. 2 ст. 1411 УК), и желает это сделать.

    Субъект преступления, предусмотренного ч. I ст. 141! УК, — лицо, достигшее возраста 16 лет.

    Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 1411 УК, — специальный — альтернативно указанный в названной норме УК.

     

     

     

    2.5. Фальсификация избирательных документов, документов референдума, неправильный подсчет голосов (ст. 142 УК)

     

    Непосредственный объект — избирательное право, право на участие в референдуме.

    Предмет преступления — избирательные документы, документы референдума, например подписные листы, документы о праве голосования не по месту жительства.

    Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 142 УК, состоит в фальсификации избирательных документов, документов референдума, т.е. указания в них заведомо ложных данных, способных повлиять на результаты выборов, референдума.

    Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 142 УК, заключается в совершении любого из двух альтернативно указанных деяний:

    1)    подделка подписей избирателей, участников референдума, что является конкретизированным вариантом фальсификации избирательных документов, документов референдума;

    2)    заверение заведомо подделанных подписей (подписных листов).

    Предусмотренные ч. 2 ст. 142 УК деяния должны быть совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. ст. 35 УК) либо соединены с подкупом, принуждением, применением насилия или угрозой его применения (см. анализ п. «а» ч. 2 ст. 141 УК), а также уничтожением имущества или угрозой его уничтожения, либо если они повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

    Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 142 УК, состоит из совершения любого из трех деяний:

    1)    незаконного изготовления избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме;

  11. хранения указанных бюллетеней;
  12. их перевозке.

    Состав преступления, предусмотренный ч. 1, 2, 3 ст. 142 УК, — формальный, за исключением альтернативно указанного в ч. 2 ст. 142 УК состава, когда требуется, чтобы деяние повлекло предусмотренные этой нормой последствия. В этом случае состав преступления является материальным.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что совершает деяние, предусмотренное ст. 142 УК, и желает это сделать.

    Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 142 УК, специальный — член избирательной комиссии, комиссии референдума, уполномоченный представитель избирательного объединения, избирательного блока, группы избирателей, инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, а также кандидат или уполномоченный им представитель.

    Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 и 3 ст. 142 УК, — лицо, достигшее возраста 16 лет. При совершении преступления путем заверения заведомо поддельных подписей (подписных листов) субъект специальный. Им является лицо, уполномоченное заверять подписи лиц, указанных в ч. 2 ст. 142 УК.

     

    2.6. Фальсификация итогов выборов (ст. 1421 УК)

     

    Непосредственный объект — избирательное право, право на участие в референдуме.

    Предмет преступления указан в ст. 1421 УК — бюллетени, сведения об избирателях, участниках референдума, их списки, протоколы об итогах голосования, референдума.

    Объективная сторона состоит из любого альтернативно указанного деяния: 1) включение неучтенных бюллетеней в число бюллетеней, использованных при голосовании; 2) представление заведомо неверных сведений об избирателях, участниках референдума; 3) заведомо неправильное составление списков избирателей, участников референдума, выражающееся во включении в них лиц, не обладающих активным избирательным правом, правом на участие в референдуме, или вымышленных лиц; 4) фальсификация подписей избирателей, участников референдума в списках избирателей, участников референдума; 5) замена действительных бюллетеней с отметками избирателей, участников референдума; 6) порча бюллетеней, приводящая к невозможности определить волеизъявление избирателей, участников референдума; 7) незаконное уничтожение бюллетеней; 8) заведомо неправильный подсчет голосов избирателей, участников референдума; 9) подписание членами избирательной комиссии, комиссии референдума протокола об итогах голосования до подсчета голосов или установления итогов голосования; 10) заведомо неверное (не соответствующее действительным итогам голосования) составление протокола об итогах голосования; 11) незаконное внесение в протокол об итогах голосования изменений после его заполнения; 12) заведомо неправильное установление итогов голосования, определение результатов выборов, референдума.

    Состав преступления формальный. Преступление окончено после совершения любого из указанных деяний.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что совершает хотя бы одно из указанных деяний, и желает его совершить.

    Субъект преступления специальный — лицо, участвующее в подсчете голосов, в подведении итогов голосования.

     

    2.7. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК)

     

    Непосредственный объект преступления — свобода печати и других средств массовой информации. Препятствуя законной профессиональной деятельности журналиста, виновный посягает на конституционные права и свободы.

    Дополнительный объект — законные права и интересы профессионального журналиста.

    Потерпевший — профессиональный журналист любого средства массовой информации.

    Объективная сторона преступления заключается в воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста. В ч. 1 ст. 144 УК указан способ воспрепятствования — принуждение. Оно может выразиться в применении к самому журналисту или его близким насилия, в угрозе его применения, в уничтожении или угрозе уничтожения имущества, шантаже, т.е. угрозе разглашения нежелательных сведений и других действиях, нарушающих законные права и интересы журналиста. Представляется необоснованным считать принуждением его подкуп. Преступление окончено с момента совершения самого деяния независимо от того, удалось ли добиться от журналиста распространения или отказа от распространения той или иной информации.

    Состав преступления формальный.

    Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что принуждает профессионального журналиста к распространению или отказу от распространения информации, и желает этого.

    Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 144 УК, — лицо, достигшее возраста 16 лет.

    Часть 2 ст. 144 УК предусматривает один квалифицирующий признак — воспрепятствование в форме принуждения, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, — специальным субъектом. Таким лицом, использующим служебное положение для принуждения журналиста, может быть как должностное лицо средства массовой информации, где работает журналист, так и другое, использующее для этого свою работу в учреждении, предприятии, организации.

     

    2.8. Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149 УК)

     

    Непосредственный объект — предусмотренное ст. 31 Конституции РФ право граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия, пикетирование.

    Собрание — совместное присутствие людей в заранее определенном месте и в заранее определенное время для коллективного обсуждения и решения каких-либо вопросов.

    Демонстрация — организованное публичное выражение мнения по любому вопросу общественной и государственной жизни.

    Митинг — форма собрания для организованного выражения общественного мнения, массовой поддержки резолюций, требований и других обращений граждан; проводится в заранее определенном месте ив заранее определенное время.

    Шествие — форма демонстрации, проводимая путем организованного передвижения людей по заранее определенному маршруту.

    Пикетирование — форма демонстрации, проводимая путем стационарного размещения людей (одного или нескольких) у пикетируемого объекта с использованием транспарантов, плакатов и иных средств наглядной агитации.

    В зависимости от способа воспрепятствования осуществлению указанного права возможен факультативный объект.

    Объективная сторона преступления включает три альтернативных деяния:

  13. незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования (например, незаконное запрещение их проведения);
  14. незаконное воспрепятствование участию в них (лицо не пустили на митинг или удалили с него);
  15. принуждение к участию в них.

    Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения любого из указанных деяний независимо от того, удалось ли воспрепятствовать или принудить. Преступлением будет воспрепятствование только законному проведению указанных акций или участию в них.

    Способ воспрепятствования проведению названных публичных акций, участию в них или принуждения к участию в них указан в ст. 149 УК — либо с применением насилия или угрозой его применения, либо с использованием своего служебного положения должностным лицом.

    Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что совершает любое из указанных в ст. 149 УК деяний, и желает его совершить.

    Субъект преступления определен альтернативно (в зависимости от способа совершения преступления): либо общий — лицо, достигшее возраста 16 лет, либо специальный—должностное лицо.

     

     

     

     

    СПИСОК НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ И ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  16. Устав Организации Объединенных наций // Международное право в документах / Сост. Блатова Н.Т. М.: Международные отношения, 1997.
  17. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Российская газета от 10 декабря 1998 г.
  18. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) // Бюллетень международных договоров, 2001, № 4.
  19. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  20. Уголовный кодекс РФ 1996 г. Принят 26 мая 1996 г. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 1 февраля 2007 г.). М., 2007.
  21. Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253.
  22. Дагелъ П. С. Значение новых советских Конституций для совершенствования уголовного законодательства // Новая Конституция и актуальные вопросы борьбы с преступностью. Тбилиси, 1979. С. 39—40.
  23. Келина С. Г. Об уголовно-правовой защите политических и трудовых прав граждан // Советское государство и право. 1963. № 8.
  24. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. М., 2007.
  25. Курс уголовного права. Особенная часть. Т.3 / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 2002. С. 294.
  26. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай. М., 2007.
  27. Уголовный кодекс РФ. М., 2007.
  28. Уголовное право России: Учебник для вузов: В 2 т. Т.1. Общая часть/ Отв. ред. проф. А.Н. Игнатов и проф. Ю.А. Красиков. М., 2005.
  29. Уголовное право России. Часть Общая / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 2005.
  30. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2007.
  31. Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе. М., 1987.

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00045 sec

WordPress: 23.07MB | MySQL:122 | 1,993sec