Преступления против свободы личности

<

040914 1036 1 Преступления против свободы личности

1 Похищение человека и его уголовно-правовая характеристика по статье 126 УК РФ

 

Родовым объектом преступлений рассматриваемой группы является личность – человек, который в обществе выступает не только и не столько как биологический индивид, но и как член общества – участник (субъект) общественных отношений, видовым объектом – свобода, честь и достоинство личности. Непосредственным объектом этого преступления является личная (физическая) свобода человека как возможность свободно, независимо от внешнего принудительного воздействия принимать волевые решения и реализовывать собственное волеизъявление при определении лицом места своего пребывания и направлений передвижения. Исследуемое деяние имеет в качестве своего непосредственного объекта личную свободу как естественное и неотъемлемое блага человека, принадлежащее ему по праву рождения, поэтому потерпевшим от рассматриваемого преступления может быть любое лицо, независимо от его возрастного и правового состояния. Дополнительные объекты квалифицированных составов этого деяния – это безопасность здоровья человека и его жизни, отношения собственности и т.д.1

Потерпевшим при совершении этого преступления может быть любой человек независимо от его пола, физического и психического состояния, гражданства, социального положения и других личных и социальных характеристик, если закон не придает им квалифицирующего значения (например, несовершеннолетию или беременности).

Объективная сторона преступления характеризуется противоправным умышленным завладением (захватом) другим человеком и перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место для последующего насильственного удержания.

Установлено, что кроме захвата, объективная сторона данного деяния может сопровождаться и другими последующими действиями, а именно: перемещением потерпевшего из места его пребывания в другое место и принудительным его удержанием. Под перемещением похищенного человека следует понимать насильственные действия, направленные на изъятие человека из обычной микросреды его обитания в иное помещение путем перевозки, переноски, перевода и т.п. Суть удержания при похищении человека состоит в создании виновным искусственных или в использовании естественных препятствий, не позволяющих потерпевшему в соответствии со своим желанием оставить это место. В большинстве случаев, как показало исследование, похищение человека сопровождается совершением всех трех указанных действий, однако вполне возможно совершение и одного, последнего из указанных действий, а именно — удержания.

Похищение потерпевшего может быть осуществлено путем применения насилия на всех этапах преступления (при захвате, перемещении в другое место и удержании там), а может на каких-то этапах не носить насильственного характера (например, приглашение потерпевшего в определенное место под надуманным предлогом). Но во всех случаях похищения человека применение насилия хотя бы на одном из этапов развития преступления является обязательным способом совершения преступления. Даже в тех случаях, когда потерпевший под влиянием обмана внешне добровольно прибывает в указанный похитителями пункт, его перемещение в другое место и (или) удержание там осуществляются насильственным путем.

Завладение слабоумным или малолетним, сопряженное с перемещением потерпевшего в другое место и противоправным удержанием там, следует квалифицировать как похищение человека, поскольку деяние и в этом случае совершается вопреки воле человека, которая из-за недостатков его психики не может быть сформулирована и выражена.

Состав похищения человека — формальный, оконченным его следует признавать с момента завладения потерпевшим, даже если виновные по не зависящим от них обстоятельствам не сумели доставить его в намеченное для дальнейшего удержания место.

Похищение человека не требует самостоятельной квалификации в тех случаях, когда изъятие потерпевшего из места его пребывания и перемещение в другое место не имеют самостоятельной мотивации, а являются предпосылкой какого-то другого преступления, например убийства или изнасилования. В подобных ситуациях действия по захвату потерпевшего и его перемещению в другое место охватываются объективной стороной иного насильственного преступления и не нуждаются в самостоятельной юридической оценке.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и специальной целью: насильственного удержания похищенного в месте его заточения. Осуществление или неосуществление этой цели для квалификации преступления значения не имеет.

Мотивы и цели, за исключением корыстной цели, не будучи указанными в диспозиции ст. 126 УК, для квалификации этого деяния значения не имеют, однако они могут учитываться при назначении наказания,
свидетельствуя о большей или меньшей степени общественной опасности содеянного. Вместе с тем, анализ материалов уголовных дел показывает, что преобладающей для данного преступления является корыстные мотивы и корыстная цель, содержание которых рассматривается автором в следующем параграфе работы.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 14 лет.

Похищение человека имеет значительное сходство с незаконным лишением свободы и захватом заложника.

Основное различие между незаконным лишением свободы и похищением человека заключается в том, что при совершении первого из названных преступлений отсутствует перемещение потерпевшего в другое место, а для второго это — обязательный признак. Кроме того, при незаконном лишении свободы может отсутствовать насильственный захват потерпевшего.

Похищение человека и захват заложника следует разграничивать по следующим параметрам.

Во-первых, основным непосредственным объектом похищения человека является его личная (физическая) свобода, а при захвате заложника — общественная безопасность.

Во-вторых, при похищении человека личность потерпевшего конкретно обозначена, она определяется виновными в соответствии с поставленной целью еще до начала преступления. Напротив, при захвате заложника его личность интересует виновных не персонифицированно, а лишь как средство давления на адресата.

В-третьих, обязательным признаком объективной стороны захвата заложника является предъявление определенных требований к государству, организации, физическому лицу или группе лиц как условие освобождения заложника. Именно с фактом предъявления требований как условием освобождения заложника связано установление момента окончания данного преступления. Похищение же человека является оконченным преступлением в момент перемещения захваченного лица в другое место для насильственного удержания, независимо от факта и времени предъявления каких-либо требований похитителями.

В-четвертых, похищение человека отличается от захвата заложника еще и тем, что факт захвата и удержания потерпевшего, а также содержание предъявляемых требований не афишируются, как при захвате заложника, а держатся в тайне.

В-пятых, одним из отличительных признаков захвата заложника является цель понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие либо воздержаться от его совершения. Подобная цель возможна и при похищении человека, но не является обязательным признаком его субъективной стороны. Кроме того, требование совершить какое-либо действие (почти во всех случаях речь идет о требовании выкупа) при похищении человека обычно обращается к физическим лицам: родственникам, близким и друзьям потерпевшего.

Квалифицирующие признаки похищения человека по своему содержанию не отличаются от одноименных квалифицирующих признаков убийства (ч. 2 ст. 105 УК РФ), за исключением признаков, указанных в пунктах «в», «г» и «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 126), означает причинение любой тяжести вреда здоровью потерпевшего в процессе его похищения либо реальную возможность его причинения, обусловленную характером насильственных действий. Угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья, означает выраженное в любой объективной форме намерение виновного причинить потерпевшему смерть или вред его здоровью. Общественная опасность похищения человека существенно повышается не только в случае реального применения насилия, опасного для жизни или здоровья, но и его угрозы. Целесообразно в связи с этим в названном п. «в» ч. 2 ст. 126 УК указать и на это обстоятельство. Практика свидетельствует о том, что зачастую потерпевшие подвергаются систематическим побоям, к ним применяются насильственные действия, носящие характер издевательств, пыток и истязаний, что существенно повышает общественную опасность содеянного. В связи с этим представляется необходимым в п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ, наряду с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, указать также на совершение иных действий, соединенных с пытками, издевательствами или носящих характер истязания. Такая угроза не требует дополнительной квалификации по статье 119УК РФ.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать как реальное использование (в том числе и х демонстрацию как способ психического воздействия) в процессе похищения человека любого огнестрельного, холодного или газового оружия, отнесенных к таковому в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии», а также иных предметов, в том числе хозяйственно-бытового назначения, с помощью которых виновный причиняет или угрожает причинить физический вред потерпевшему. При этом не имеет значения, подвергались ли указанные предметы предварительной обработке и были ли они припасены заранее либо случайно оказались под рукой в процессе совершения преступления.

Применение предметов, имитирующих оружие, или заведомо неисправного оружия не дает оснований для квалификации по пункту «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ, если виновный не намеревался использовать их для причинения вреда потерпевшему.

Корыстная цель как квалифицирующий признак похищения человека предполагает намерение виновного получить в результате совершения преступления определенную материальную выгоду, незаконную наживу. Поэтому преследование при совершении этого деяния законного материального интереса, например, истребование долга, возмещение причиненного потерпевшим ущерба не образует данного признака. Далее в диссертации обосновывается необходимость возврата в ч. 2 ст. 126 УК РФ такого квалифицирующего признака как неоднократность.

Похищение заведомо несовершеннолетнего означает, что умыслом виновного охватывался факт недостижения потерпевшим возраста 18 лет.

Особо квалифицирующие признаки похищения человека (ч. 3 ст. 126 УК РФ):

– совершение преступления организованной группой имеет тот же смысл, что и при убийстве (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

– похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, характеризуется теми же субъективными особенностями, что и деяние, предусмотренное частью 4 ст. 111 УК РФ. Под иными тяжкими последствиями по смыслу пункта «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ следует понимать самоубийство, психическое или иное тяжкое заболевание потерпевшего, смерть или тяжкое заболевание близких потерпевшему лиц в результате психической травмы и т.п.

Примечанием к статье 126 предусмотрен частный случай освобождения виновного от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния. Основанием такого освобождения служит добровольное освобождение похищенного при условии, что в действиях виновного не содержится иного состава преступления. При этом время насильственного удержания похищенного в неволе не имеет значения и его длительность не может служить препятствием для применения указанного примечания.

 

Освобождение потерпевшего должно признаваться добровольным, если виновный к моменту освобождения имел реальную возможность продолжать удержание похищенного в неволе. Признак добровольности исключается, если освобождение было обусловлено серьезными трудностями дальнейшего удержания потерпевшего, или о факте похищения и о месте нахождения похищенного стало известно правоохранительным органам, или виновный уже достиг целей похищения (хотя бы частично) или получил от потерпевшего, его родных или близких согласие удовлетворить предъявленные им требования.

 

2 Незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) как преступление против свободы личности

 

Незаконное лишение свободы – длящееся преступление. В связи с этим возникает проблема квалификации действий лица, использующего незаконное лишение свободы в процессе совершения другого преступления. Представляется, что если лишение свободы являлось средством, способом совершения другого преступления и совпадало с ним по времени, то оно не образует самостоятельного состава преступления. Если же незаконное лишение свободы предшествовало совершению другого преступления, или продолжалось после его окончания, либо не являлось способом совершения другого преступления, имеет место совокупность преступлений. В п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» говорится, что под насилием, не опасным для жизни и здоровья, применительно к п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ понимается помимо причинения побоев либо иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, и ограничение свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).1

Непосредственный объект этого преступления совпадает с непосредственным объектом похищения человека.

Объектом преступлений против личной свободы человека является свобода как естественное благо, предоставленное каждому человеку с момента его рождения и охраняемое уголовным законом под угрозой наказания.

Личная свобода является одним из неотъемлемых прав человека, которое появляется у каждого при рождении в совокупности с другими естественными правами. Говоря о свободе, необходимо всегда помнить, что человек – это частичка общества, и он должен жить по законам и правилам этого общества, а закон помимо прав, которыми он наделяет человека, также устанавливает запреты, обязанности и ограничения. Делая свой свободный выбор, каждый из нас должен оценивать его общественную значимость, осознавать, что ответственен за него и, соответственно, за все последствия, которые в результате наступят. Право выбора человека определяется как внутренняя субъективная возможность действовать так или иначе. В принципе, это право не может быть никем нарушено. Оно есть у каждого человека, который хоть в какой-то степени способен мыслить, и сохраняется даже в том случае, если его носитель объективно лишён возможности передвигаться в пространстве: похищен, незаконно лишен свободы и т.д. Поэтому говоря о свободе выбора местонахождения применительно к уголовному праву, мы всегда имеем в виду объективную возможность человека находиться в том или ином месте.

<

Объективная сторона состоит в противоправных действиях, в результате которых лицо, находясь в определенном месте, насильственно лишается возможности покинуть это место и самостоятельно определить место своего пребывания. В месте насильственного удержания потерпевший может оказаться добровольно либо прибыть туда под влиянием заблуждения или обмана. Местом незаконного лишения свободы может быть любое жилое (в том числе дом или квартира самого потерпевшего) или нежилое помещение, закрытое или даже открытое (например, остров) пространство, покинуть которое потерпевший не имеет возможности. Сущность данного преступления заключается в том, что с помощью физической силы, угроз, использования беспомощного или зависимого положения виновный принуждает человека оставаться в определенном месте и лишает его возможности покинуть это место, сообщить другим лицам о своем бедственном положении, контактировать с другими людьми и др.

В диспозиции части 1 ст. 127 УК РФ подчеркивается, что незаконное лишение свободы не связано с похищением человека. Это значит, что, незаконно лишая другое лицо свободы, виновный не перемещает его в другое место для дальнейшего удержания там. Например, Р. и Ч., совершив разбойное нападение на владельца автомобиля, завладели ключами от машины, связали водителя и поместили его в багажник автомобиля, чтобы он не смог заявить об угоне и тем самым помешать их беспрепятственным поездкам по городу. В данном случае виновные не собирались никуда перемещать потерпевшего, чтобы удерживать там и в дальнейшем. Их единственной целью было помешать потерпевшему обратиться в правоохранительные органы с заявлением об угоне машины. Именно для этого он был помещен в багажник автомобиля и тем самым лишен свободы.

Если незаконное лишение свободы (связывание, удержание на месте и т.д.) не имеет самостоятельной мотивации, а служит лишь способом совершения другого преступления, например вымогательства, изнасилования и т.п., то оно охватывается признаком насилия как конструктивного элемента насильственного преступления и не требует самостоятельной квалификации по статье 127.

Состав данного преступления — формальный, оно признается оконченным с момента фактического лишения потерпевшего возможности свободно, по собственной воле перемещаться в пространстве и определять место своего пребывания. Продолжительность незаконного лишения свободы для квалификации преступления не имеет значения.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицирующие (ч. 2 ст. 127 УК) и особо квалифицирующие (ч. 3 ст. 127) признаки незаконного лишения свободы в основном повторяют аналогичные признаки похищения человека и имеют такое же содержание. Различие заключается в том, что в перечне квалифицирующих признаков незаконного лишения свободы отсутствует такой признак, как совершение преступления из корыстных побуждений, а угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья, не имеет квалифицирующего значения и подпадает под часть 1 ст. 127 УК РФ.

В отличие от статьи 126 УК РФ, статья о незаконном лишении свободы не предусматривает освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно освободившего потерпевшего, незаконно лишенного свободы. Это расценивается наукой уголовного права как пробел в уголовном законе.

3 Торговля людьми (ст. 1271 УК РФ)

 

Данная норма включена в Уголовный кодекс в соответствии с Конвенцией ООН о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами 1950 г. и Заключительным протоколом к ней1, а также Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности и дополняющим ее Протоколом о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее 2000 г.2

Непосредственным объектом данного преступления является личная (физическая) свобода потерпевшего в части закрепленного Конституцией России права на личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22). Потерпевший фактически низводится до положения предмета криминальной сделки, т.е. вещи.

Объективная сторона торговли людьми определена в законе как купля-продажа человека либо его вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации. Из всех перечисленных действий только купля-продажа является торговлей в собственном смысле слова, а остальные действия носят вспомогательный характер и могут выступать в качестве отдельных элементов криминальной торговли людьми.

Купля-продажа человека означает противоправную возмездную сделку, по которой одна сторона (продавец) передает за вознаграждение второй стороне (покупателю) одного или нескольких человек, а вторая сторона получает их, за что передает продавцу вознаграждение в виде денег, имущества или права на имущество. Оплата может иметь форму списания долга другой стороны, ответных услуг имущественного характера и т.п. Покупателем может выступать как лицо, намеревающееся непосредственно использовать «живой товар», так и лицо, приобретающее его с целью перепродажи и извлечения от этого имущественной выгоды.

Вербовка означает склонение одного или нескольких человек к согласию на их использование для выполнения определенных работ или оказания услуг. Она может выражаться в открытом предложении выступить в качестве «живого товара» либо в склонении к использованию на якобы легальной работе с заведомо ложным обещанием покровительства со стороны заинтересованных лиц. Вербовка по своей сути является ненасильственным психическим воздействием на вербуемое лицо. Использование в процессе вербовки насилия или угрозы его применения выходит за рамки основного состава торговли людьми и должно квалифицироваться по части 2 или части 3 ст. 1271 УК РФ в зависимости от характера применяемого или угрожаемого насилия.

Перевозка — это фактическое перемещение людей, выступающих объектом незаконной сделки купли-продажи, из места их пребывания к месту совершения сделки либо к месту предстоящей эксплуатации в России или за рубежом, а также организационные действия по осуществлению транспортировки (например, оформление необходимых документов, выездных или въездных виз, приобретение проездных билетов и т.п.). В качестве перевозчика выступает лицо, которое не является ни продавцом, ни покупателем рабочей силы.

Передача людей как относительно самостоятельное звено в цепи действий, образующих куплю-продажу, означает действия посредника, передающего полученных от продавца людей их покупателю, а также передачу покупателем потерпевших после их покупки другим лицам, например для временного размещения и проживания либо для использования и т.д. Передача может выражаться и в безвозмездной передаче потерпевших третьей стороне лицом, на попечении которых они находились (например, безвозмездная отдача другому лицу детей их родителями, опекунами, воспитателями и т.п.).

Укрывательство при торговле людьми можно определить как любые действия, направленные на сокрытие от правоохранительных органов и заинтересованных лиц местонахождения потерпевших: предоставление фальшивых документов (изготовление которых требует дополнительной квалификации), сообщение ложных сведений, сокрытие потерпевших в специально оборудованных помещениях (подвалах, бункерах и т.п.) и т.д. При этом укрыватель насильственно лишает потерпевших всяких контактов с внешним миром.

Получение человека может означать, например, его принятие посредником от продавца или третьим лицом от покупателя для укрывательства, размещения, дальнейшей транспортировки, а также для временной эксплуатации либо в виде подарка.

Кроме купли-продажи все остальные действия, указанные в части 1 ст. 1271 УК РФ, могут носить как возмездный, так и безвозмездный характер.

Состав торговли людьми — формальный. Куплю-продажу человека нужно признавать оконченным преступлением с момента фактической передачи потерпевшего лицу, которое в последующем будет его эксплуатировать по собственному желанию или которое в дальнейшем распорядится потерпевшим иным образом (например, перепродаст).

Другие действия, предусмотренные диспозицией части 1 ст. 1271 УК РФ, квалифицируются как оконченное преступление с момента начала их совершения.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью — эксплуатации человека, выступающего объектом криминальной сделки.

Включение этой цели в состав торговли людьми ученые (Крутиков Л.Л., Евстифеева Е.В., Бикмурзин М.П., Кислот Е.А.) оценивают отрицательно1.

Эксплуатация определяется в примечании 2 к статье 1271 УК РФ как использование занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицирующие (ч. 2 ст. 1271) и особо квалифицирующие (ч. 3 ст. 1271) признаки торговли людьми частично совпадают с аналогичными признаками похищения человека и имеют то же самое значение.

В части 2 ст. 1271 предусмотрены следующие квалифицирующие признаки, отсутствующие в части 2 ст. 126 УК РФ.

Во-первых, в отношении двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 1271). Во-вторых, в отношение заведомо несовершеннолетнего (п. «б» ч. 2 ст. 1271). Торговля людьми лицом с использованием своего служебного положения (п. «в») означает совершение преступления специальным субъектом. Должностное лицо, государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, использует свои служебные возможности для совершения действий, указанных в диспозиции статьи 1271.

Совершение данного преступления с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием его за границей (п. «г») означает, что купля-продажа либо перевозка потерпевшего осуществляются с его незаконным перемещением из-за границы на территорию России либо с территории Российской Федерации за границу.

Торговля людьми с использованием поддельных документов, а равно с изъятием, сокрытием либо уничтожением документов, удостоверяющих личность потерпевшего (п. «д»), не предполагает факта изготовления фальшивых документов, и если таковое имеет место, то деяние должно дополнительно квалифицироваться по части 1 ст. 327 УК РФ.

Совершение преступления в целях изъятия у потерпевшего органов или тканей (п. «ж») предполагает не достижение, а лишь постановку указанной цели. Если потерпевший подвергается принуждению к изъятию у него органов или тканей либо таковые изымаются у него насильственно, то такие действия требуют дополнительной квалификации по статье 120 УК РФ или по нормам об умышленном причинении вреда здоровью.

Специфическое по сравнению со статьями 126 и 127 УК РФ содержание имеет признак применения или угрозы применения при торговле людьми насилия (п. «е»). Поскольку характер насилия в данном случае не конкретизирован, рассматриваемый квалифицирующий признак имеется не только в случаях причинения вреда здоровью, но и при применении насилия, не связанного с причинением такого вреда. Более того, он предполагает даже угрозу насилием, не опасным для жизни или здоровья.

Особо квалифицирующие признаки, предусмотренные в пунктах «а» и «в» ч. 3 ст. 1271 УК РФ, имеют такое же содержание, что и признаки, указанные в пунктах «а» и «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ. В пункте «б» ч. 3 ст. 1271 УК РФ установлен специфический признак, которого нет в статьях 126 и 127, — совершение анализируемого преступления способом, опасным для жизни или здоровья многих людей. Отмеченная опасность может быть вызвана, например, тяжелыми условиями содержания людей, предназначенных для продажи, антисанитарными условиями их перевозки и т.д.

Примечанием 1 к статье 1271 УК РФ предусмотрено обязательное освобождение от уголовной ответственности лица, виновного в торговле людьми, в связи с деятельным раскаянием. В отличие от похищения человека, освобождение от уголовной ответственности за которое связывается только с добровольным освобождением похищенного, если в действиях виновного не содержится иного состава преступления, на основании примечания 1 к ст. 1271 виновный освобождается от уголовной ответственности при обязательном сочетании следующих условий: преступление совершено впервые; деяние квалифицируется по части 1 или по пункту «а» ч. 2 ст. 1271; виновный освобождает потерпевшего добровольно;    виновный способствует раскрытию совершенного преступления; в его действиях не содержится иного состава преступления.

В юридической литературе1 высказывается мнение, что примечание 1 к ст. 1271 УК излишне перегружено условиями освобождения и их следует изложить так же, как и в примечании к статье 126 УК РФ.

4 Использование рабского труда (ст. 1272 УК РФ)

 

Даная норма соответствует международно-правовому запрету рабства и работорговли (Конвенция ООН относительно рабства 1926 г., статья 4 Всеобщей декларации прав человека, Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. и др.).

Непосредственным объектом использования рабского труда является личная (физическая) свобода человека в части конституционного запрета принудительного труда (ч. 2 ст. 37 Конституции РФ) и свободного принятия лицом решения о характере своей деятельности, а также личной неприкосновенности.

Потерпевший — лицо, находящееся не только в состоянии рабства в узком смысле, т.е. имеющее статус «говорящей вещи», но в любом состоянии, сходном с рабством, при котором в отношении его осуществляются все или некоторые полномочия, присущие праву собственности, если лицо по не зависящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг).

Объективная сторона этого преступления заключается в принудительном использовании бесплатного труда человека, находящегося в долговой кабале, крепостном состоянии или ином зависимом положении, при котором он не может отказаться от выполнения работ (услуг).

Долговая кабала означает положение или состояние, возникающее в результате заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда зависимого от него лица, если надлежаще определяемая ценность выполняемой работы не засчитывается в погашение долга или если продолжительность этой работы не ограничена и характер ее не определен.

Под крепостным состоянием понимается такое использование земли, при котором пользователь обязан по закону, обычаю или соглашению жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, и выполнять определенную работу для этого другого лица за вознаграждение или без такового и не может изменить это свое состояние.

Иное зависимое положение — это любой институт или обычай, в силу которых ребенок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими родителями или своим опекуном другому лицу за вознаграждение или без такового с целью эксплуатации ребенка или подростка либо его труда (ст. 1 в Дополнительной конвенции 1956 г.).

Состав преступления — формальный, юридически оконченным его следует признавать с момента начала использования рабского труда. Поскольку данное преступление является длящимся, его фактическое окончание связано с добровольным либо вынужденным прекращением эксплуатации потерпевшего.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Для данного преступления характерен корыстный мотив, но по закону он не является обязательным.

Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицирующие признаки данного преступления в основном совпадают с квалифицирующими признаками торговли людьми и имеют одинаковое значение. Однако в части 2 ст. 1272 УК РФ отсутствуют такие признаки, как совершение деяния с перемещением потерпевшего через Государственную границу Российской Федерации или с незаконным удержанием его за границей; с использованием поддельных документов; в целях изъятия у потерпевшего органов или тканей. В пункте «г» ч. 2 ст. 1272 предусматривается не только применение или угроза применения насилия (как в п. «е» ч. 2 ст. 127′), но также применение шантажа (об этом понятии см. комментарий к ст. 133 УК РФ).

Особо квалифицирующие признаки совпадают с признаками, указанными в пунктах «а» и «в» ч. 3 ст. 1271 УК РФ.

Разграничение преступления, предусмотренного ст.127² УК РФ, с другими, посягающими на свободу личности преступлениями, проводится довольно четко по признакам объективной стороны несмотря на то, что состав преступления «использование рабского труда» может включать в себя отдельные элементы незаконного лишения свободы.

 

 

5 Незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК РФ)

 

Непосредственный объект — личная свобода человека в части физической неприкосновенности и свободного принятия решения о стационарном лечении психического заболевания. Факультативным объектом может быть здоровье потерпевшего.

Объективная сторона преступления состоит в незаконном помещении лица в психиатрический стационар.

Порядок госпитализации лиц, нуждающихся в психиатрической помощи, регламентируется Законом Российской Федерации от 2 июля 1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»1. В соответствии с ним госпитализация лиц, нуждающихся в психиатрической помощи, производится в основном с согласия больного или его законных представителей. Однако статья 29 этого Закона предусматривает возможность недобровольной госпитализации больного, лечение которого возможно лишь в стационарных условиях, если психическое заболевание является тяжелым и представляет опасность для самого больного или для окружающих.

Таким образом, помещение в психиатрический стационар является незаконным, если принудительно госпитализируется человек:

  • заведомо не нуждающийся в психиатрической помощи;
  • страдающий психическим расстройством, но при отсутствии законных оснований либо в нарушение установленного законом порядка госпитализации.

    По мнению некоторых ученых (например, Игнатовой А.Н. и Красиковой Ю.А.2), состав незаконного помещения в психиатрический стационар имеет место и в тех случаях, когда в психиатрическом стационаре неосновательно удерживается заведомо выздоровевший человек. Данная точка зрения не вытекает из буквы закона, поэтому более правильной представляется квалификация подобных действий по статье 127 УК РФ3.

    Состав преступления — формальный, оно является оконченным с момента незаконного помещения лица в психиатрический стационар.

    Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

    Субъект преступления — специальный, им может быть только врач-психиатр, поставивший заведомо ложный диагноз и выдавший направление на принудительную госпитализацию, а также врач-психиатр, непосредственно осуществивший принудительную госпитализацию лица, заведомо в ней не нуждавшегося.

    Если принудительная госпитализация осуществляется по судебному постановлению, вынесенному в соответствии со статьями 33—35 Закона о психиатрической помощи, то судья, вынесший заведомо незаконное постановление, подлежит ответственности не по статье 128, а по статье 305 УК РФ.

    Квалифицирующими признаками незаконного помещения в психиатрический стационар (ч. 2 ст. 128) являются:

  • совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения;
  • совершение деяния, которое повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

    Под использованием своего служебного положения следует понимать злоупотребление не только служебными полномочиями (например, председателя врачебной комиссии, заведующего отделением психиатрического учреждения и др.), но и своим служебным авторитетом (например, должностное лицо органа здравоохранения).

    Под иными тяжкими последствиями следует понимать самоубийство потерпевшего или покушение на самоубийство, тяжкий вред его здоровью или здоровью его близких, утрату потерпевшим своего имущества, прекращение семейных отношений и т.д.

     

    6 Отграничение от смежных составов преступлений

     

    Разграничение преступлений против личной свободы с иными составами преступлений следует
    рассматривать через соотношение преступления против личной свободы с захватом заложника (ст. 206 УК РФ), с незаконным задержанием, заключением под стражу или содержанием под стражей (ст. 301 УК РФ), вымогательством (ст. 163 УК РФ), вовлечением в занятие проституцией (ст. 240 УК РФ), нарушением правил охраны труда (ст. 143 УК РФ).

    Незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) определяется через отсутствие в деянии признака похищения (т.е. через неопределенный признак). На практике возникает вопрос о квалификации незаконного лишения свободы и похищения человека по совокупности. Очевидной является такая квалификация при реальной совокупности, когда помимо незаконного лишения свободы одного лица похищается и другой человек. Идеальная совокупность незаконного лишения свободы и похищения человека недопустима, т.к. объективная сторона первого преступления полностью охватывается объективной стороной второго.1

    При разграничении незаконного лишения свободы с незаконным помещением в психиатрический стационар возникает вопрос, как квалифицировать незаконное помещение человека в больницу общего типа, не связанную с психиатрией. Обязательным элементом объективной стороны данного состава является место – психиатрический стационар, следовательно, помещение человека при аналогичных условиях в больницу другого типа не охватываются ст.128 УК РФ. В подобных случаях при наличии определенных условий можно говорить о преступлении, предусмотренном ст. 127 УК РФ.

    Похищение человека и торговля людьми разграничиваются по признакам объективной стороны, а также по мотивам и целям действий субъектов.

    Среди квалифицирующих признаков ст.127¹ УК РФ нет указания на похищение человека с целью его дальнейшей продажи, осуществления любой иной сделки относительно него, связанной с его завладением или передачей. Следовательно, в случае наличия признаков похищения при торговле людьми деяния должны квалифицироваться по совокупности ст. 126 и ст.127¹ УК РФ.

    Особенностями, разграничивающими состав похищения человека и захвата заложника, являются характер и адресат предъявляемых требований. Если при похищении человека преступник стремится избежать общественной огласки, то при захвате заложника привлечение общественного внимания является едва ли не целью преступления. При захвате заложника основной преступный умысел направлен не на саму личность потерпевшего (она имеет второстепенное значение), а на третьих лиц, в то время как при похищении человека виновный заинтересован в конкретной личности потерпевшего (например, похищение невесты, устранение или запугивание конкурента и т.д.). При захвате заложника, виновный не имеет никаких личных претензий к жертве преступления. Он лишь использует заложника как средство давления на государство, физических и юридических лиц, а дальнейшая судьба потерпевшего ставится в зависимость от выполнения или невыполнения предъявленных требований.

    Составы преступлений похищения человека и захвата заложника, а также незаконного лишения свободы практически не поддаются точному разграничению, что вызвано недостаточно точно определенной формулировкой состава захвата заложника и отсутствием формулировки как таковой состава похищения человека в диспозициях соответствующих статей.

    Объективная сторона незаконного лишения свободы (ст.127) и незаконного задержания, заключения под стражу или содержания под стражей (ст. 301) всегда связана с насильственным удержанием потерпевшего в каком-либо помещении. Основным разграничительным признаком данных составов является субъект преступления. Если по ст. 127 УК РФ субъект преступления общий, то по ст. 301 УК РФ субъект всегда специальный – лицо, обладающее определенными полномочиями по задержанию, заключению или содержанию под стражей. Диспозиция ст. 301 УК РФ непосредственно указывает на заключение именно под стражу, т.е. в специально предназначенное для этого учреждение.

    Вымогательство, соединенное с ограничением свободы как разновидностью физического насилия, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ отличается от незаконного лишения свободы тем, что последнее не посягает на отношения собственности и не сопряжено с требованием передачи имущества, права на имущество или совершением других действий имущественного характера. Учитывая, что диспозиция насильственного вымогательства рассматривает незаконное лишение свободы как способ совершения преступления, действия виновного в этом случае квалифицируются только по статье о вымогательстве.

    Вовлечение в занятие проституцией охватывается понятием торговля людьми, и эти два состава соотносятся как специальная и общая нормы соответственно. По правилам конкуренции общей и специальной норм квалификация осуществляется по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК РФ). Если условия жизни и занятия проституцией соответствуют критериям рабства, то лица, использующие этот «бизнес», подлежат уголовной ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 127² и ст. 240 УК РФ.

    Краткий уголовно-правовой анализ ст. 143 УК РФ показавает1, что использование рабского труда и нарушение правил безопасности труда имеют различия как в объективных, так и в субъективных признаках. Спорные моменты возникают в ситуациях, когда одновременно устанавливается факт использования рабского труда и нарушения правил безопасности труда, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего или причинение ему иного вреда здоровью. В случае если лицо, использовавшее рабский труд, является работодателем в том смысле, который в это вкладывает законодатель,6 то налицо два различных состава преступления, посягающих на разные объекты, и у виновного лица различное отношение к каждому из совершенных им деяний (использование рабского труда осуществляется умышленно, тогда как нарушение правил безопасности работ – преступление неосторожное).

    Список использованных нормативно-правовых источников и литературы

     

  1. Конвенция ООН о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами 1950 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. М., 2007.
  2. Заключительный протоколом к Конвенции ООН о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами 1950 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. М., 2007.
  3. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. М., 2007.
  4. Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее 2000 г. // Российская юстиция. 2001. № 7.
  5. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. – 25 декабря 1993 г.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным от ФЗ от 18.07.2009 № 176-ФЗ// СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  7. Уголовный кодекс РФ 1996 г. в ред. ФЗ от 29.07.2009 N 216-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25.
  8. Закон РФ № 150-ФЗ от 13 декабря 1996 г. «Об оружии» // СЗ РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 03.04.2008 № 5, от 29.10.2009 № 21) «О практике назначения судами уголовного наказания» // БВС РФ. 2007. № 4.
  10. Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // БВС. РФ. № 2. 2003
  11. Бикмурзин М.П. Соотношение предмета преступления и потерпевшего: на примере составов преступлений, предусмотренных статьями 1271 и 1272 УК РФ // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние. Саратов, 2004.
  12. Блажнов А., Михаль О. О некоторых вопросах применения статьи 127 УК РФ // Уголовное право . 2007 . № 2.
  13. Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней (криминологические и уголовно-правовые аспекты): Автореф. дисс. … канд. юрид наук. Владивосток, 2005.
  14. Зайдиева Д.Я. Использование рабского труда // Современное право. М., 2006.
  15. Зайдиева Д.Я. Разграничение похищения человека и захвата заложника// Проблемы борьбы с преступностью: Сб. научных трудов. Махачкала, 2007.
  16. Евстифеева Е.В. Оптимизация уголовно-правовой основы борьбы с торговлей людьми // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние. Саратов, 2004.
  17. Еремина А.Е. Некоторые проблемы квалификации незаконного лишения свободы // Кемеровский государственный университет. Кемерово, 2008.
  18. Кислот Е.А. Уголовно-правовые средства противодействия рабству и торговле людьми: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2005.
  19. Крутиков Л.Л. Уголовно-правовые средства противодействия работорговле и смежным с ней формам // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние. Саратов, 2004
  20. Лaпупина Н.И. Повышение эффективности уголовно-правовых норм, охраняющих свободу человека / / Эффективность уголовного законодательства Российской Федерации и обеспечение задач, стоящих перед ним. Часть 2. Саратов, 2004.
  21. Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. М., 2007.
  22. Парфиненко И.П. Проблемы квалификации похищения человека по совокупности с иными деяниями / Право: теория и практика, 2007. № 8.
  23. Уголовное право России. Том 2: Особенная часть / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. М., 2009.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.48MB | MySQL:120 | 1,734sec