Презумция невиновности – сущность и законодательное закрепление

<

041214 1714 1 Презумция невиновности – сущность и законодательное закрепление

1.1. Сущность и назначение презумпции невиновности    

 

Термин «презумпция» от латинского происхождения — praersumptio. В этимологическом отношении он имеет несколько значений: 1) преждевременное пользование; 2) предположение, ожидание, надежда, чаяние; 3) ритор., предвосхищение, возражение, заблаговременное опровержение; 4) предубеждение.1 Все эти значения термина «презумпция» со временем аккумулировались в понятии предположение. В толковом словаре русского языка презумпция как категория интерпретируется как:

  1. предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное;
  2. презумпция невиновности (в судопроизводстве: положение, согласно которому человек считается невиновным до тех пор, пока его вина не доказана в законном порядке.2 Таким образом, презумпция стала определяться через понятия «предположение», «вероятность», «достоверность», «истинность». Предположение как «догадка, предварительная мысль» характерна для всякого познания.

    Презюмировать — значит добросовестно, убежденно считать определенное положение истинным, пока оно не опровергнуто. В области отношений, урегулированных нормами права, добропорядочность означает законопослушание, а в области уголовных правоотношений презумпция добропорядочности определяется следующим образом: каждый, пока не доказано противное (обратное) предполагается никогда не нарушившим уголовно — правовых запретов и не совершавшим данного преступления, т.е. не виновным в нем.

    В праве известно несколько презумпций: презумпция вины должника, презумпция авторства в гражданском праве, презумпция невиновности в уголовном праве и др. Презумпции в правоотношениях прямо указаны в законе в виде правовой нормы.

    Характеризуя общую природу правовых презумпций, В.И. Каминская пишет: «Презумпция в широком понимании этого слова, точно так же как и правовая презумпция — это положение, формулирующее какое — либо наиболее обычное, наиболее часто встречающееся отношение». Автор приводит и понятие правовой презумпции. «Правовой презумпцией, — утверждает В.И. Каминская, — является такое положение, выраженное прямо или косвенно в правовой норме, которым какой-либо порядок явлений в области отношений, возникающих из человеческого поведения, признается обычным, постоянным, нормальным и не требующим, в силу этого специальных доказательств».1 При этом ученый делает важную оговорку о том, что приведенное ею общее определение правовой презумпции не может быть распространено на все существующие и существовавшие правовые презумпции. По ее мнению, в праве действуют также презумпции, представляющие собой искусственно созданные положения, которые, в сущности, выражают не истину или высшую вероятность ее, а правила, продиктованные нуждами судебной работы и часто весьма далекие от вероятности.

    Правовая презумпция есть правило, закрепленное в нормативном правовом акте, в силу которого определенный искомый юридический факт считается установленным, если доказан другой определенный юридический факт, и действует до его опровержения.

    Презумпция невиновности раскрывается в двух формах: общегражданской и уголовно — процессуальной. Сущность общегражданской презумпции невиновности, которая заключается в том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Сущность уголовно — процессуальной презумпции невиновности состоит в том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до момента процессуального оформления дознавателем, следователем, прокурором и судом окончательного вывода о виновности обвиняемого (подсудимого). Такое разделение форм презумпции невиновности позволит устранить теоретические и практические противоречия, возникающие при принятии процессуальных решений в ходе уголовного судопроизводства.

    В общей теории права юридические презумпции принято классифицировать по следующим основаниям:

    1.    В зависимости от закрепления или не закрепления в нормах закона
    презумпции различают:

  • фактические или общечеловеческие презумпции (презумпции, не закрепленные в законе);
  • правовые (юридические, легальные) презумпции (презумпции, закрепленные в нормах закона).

    2.    По степени охвата сферы правового регулирования презумпции бывают:

    -общеправовые презумпции; -отраслевые презумпции; -межотраслевые презумпции.

    3.    В зависимости от возможности опровержения презумпции различают:

  • опровержимые презумпции;
  • неопровержимые презумпции.

    4.    В зависимости от характера регулируемых общественных отношений презумпции бывают:

  • материально — правовые презумпции;
  • процессуально — правовые презумпции.

    К особым свойствам правовых презумпций относят следующие черты:

    1. Правовые презумпции отражают «обычный порядок» связей между предметами и явлениями только в сфере права, либо только в связи с правом.

    2. Использование правовых презумпций предопределено задачами правового регулирования.

  1. Правовые презумпции прямо или косвенно закрепляются в нормах права или иных правовых актах.
  2. Правовые презумпции подтверждаются правоприменительной практикой.
  3. Правовые презумпции влекут правовые последствия.

    Среди    основополагающих    положений,    предусмотренныхмеждународными стандартами и направленных на обеспечение прав и свобод человека и гражданина, значительное внимание уделяется презумпции невиновности.

    Презумпция невиновности обвиняемого выражена в следующей формулировке: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечивается возможность для защиты». В силу этого презумпция невиновности предполагает соответствующее обращение с обвиняемым (подозреваемым), предостерегая государственные органы и должностных лиц, ведущих процесс, от предварительных оценок результатов судебного разбирательства.

    В такой формулировке презумпция невиновности обвиняемого закреплена в п. 11 Всеобщей декларации прав человека, принятой 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН и дословно воспроизведена в п.2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой 4 ноября 1950 года в Риме.

    Среди опровержимых правовых презумпций презумпция невиновности обвиняемого занимает особое место.

    Презумпция невиновности служит не только гарантией от необоснованного обвинения и осуждения. Ее требования о несомненной доказанности обвинения и истолковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого нацеливают государственные органы на объективное, беспристрастное установление обстоятельств дела, без чего невозможно обоснованное и справедливое судебное решение.

    Для опровержения презумпции невиновности необходимо безусловное соблюдение единого и обязательного по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного расследования порядка судопроизводства. Объяснить презумпцию невиновности с фактической точки зрения невозможно, так как по судебной статистике подавляющее большинство лиц, привлекаемых в качестве обвиняемых по делу, в дальнейшем оказываются виновными.

    С презумпцией невиновности связаны многие другие положения и требования УПК РФ, в том числе:

    а)    запрещение суду, прокурору, следователю, лицу, производящему дознание, перелагать обязанность доказывания на подозреваемого или обвиняемого (ч.2 ст. 14 УПК РФ);

    б)    обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ);

    в)    установление правила, согласно которому признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся по
    уголовному делу доказательств (ч.2 ст. 77 УПК РФ);

    г)    судебное разбирательство проводится только в отношении
    обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению (чЛ ст. 252 УПК РФ);

    д)    констатация в законе требования о недопустимости вынесения судом
    обвинительного приговора на основе’ предположений и возможности его
    постановления лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ч.4 ст. 302 УПК РФ).

    Перед допросом обвиняемого (подозреваемого) может быть предоставлено ему свидание с защитником наедине и конфиденциально. На этом свидании обычно вырабатывается позиция защиты, разъясняются ему права. Впервые предоставление защитнику, участвующему в производстве следственных действий, право в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному давать ему в присутствии следователя краткие юридические консультации имеет огромное значение в обеспечении гарантий предоставления ему квалифицированной юридической помощи (ч.2 ст. 53 УПК РФ). Это могут быть разъяснения прав подзащитного, если они не полностью или не вполне понятно разъяснены следователем или вопрос о них возник по ходу следственного действия.

    Принцип презумпции невиновности обвиняемого означает, что в случае если виновность не установлена достоверно, то обвиняемый должен быть признан невиновным и полностью реабилитирован.

    Кроме того, до вступления обвинительного приговора в законную силу должны быть полностью использованы процессуальные гарантии обнаружения истины по делу и охраны прав и свобод.

    Критерием, позволяющим считать объективную истину по делу установленной, а собранные для этой цели доказательства — достаточными, служит практика. Истина является обязательной предпосылкой постановления справедливого судебного решения (приговора, постановления). Чтобы определить, что же справедливо, надо соотнести понятие справедливости с истиной, правовым и процессуальным равенством, с законом и законностью. Справедливое должно основываться на истине и продолжать ее, поскольку справедливое это не просто истинное, но и лучший вариант развития и утверждения истинного.1

    Судебная истина — продукт познания реальных фактов, обстоятельств, состояния, отношений, составляющих суть дела, адекватного их истолкования и определения юридического смысла, значения с позиции закона, подлежащего применению.

    Суд не вправе включать в приговор и формулировки, свидетельствующие о виновности лиц, не преданных суду. Эти положения тесно связаны с указаниями Конституции РФ об обеспечении обвиняемому права на защиту, охране прав и свобод граждан.

    Презумпция невиновности обвиняемого как особое его правовое положение означает, что никто: ни следователь, ни прокурор, ни какой-либо другой государственный чиновник не должен относиться, обращаться к обвиняемому как к преступнику. Это положение означает также то, что:

  • бремя доказывания вины обвиняемого лежит на обвинителе, а обвиняемый вовсе не должен и не обязан доказывать свою невиновность;
  • недопустимо домогаться от обвиняемого признания в совершенном преступлении при помощи пыток, угроз или каких-либо иных незаконных действий;
  • все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого должны истолковываться в его пользу;
  • не заключать обвиняемого под стражу, когда это не вызывается необходимостью обеспечения его за судом.

    Одной особенностью презумпции невиновности обвиняемого, как юридического явления, является то, что она в одной и той же редакции закреплена одновременно и в конституционном и в уголовно-процессуальном праве Российской Федерации. В Конституции Российской Федерации 1993 года презумпция невиновности обвиняемого закреплена как принцип конституционного и одновременно как принцип уголовного судопроизводства. Как конституционный принцип эта презумпция есть воплощение в норме Конституции принципа добросовестности российских граждан, пока не доказано обратное, а как принцип уголовного судопроизводства многократно увеличивает его значимость собственно как принципа уголовно-процессуального права. Фиксация принципа презумпции невиновности обвиняемого в Конституции РФ означает, что государство принимает на себя обязанность обеспечить своим гражданам его эффективные средства защиты.

    В ст. 299, 300, 301 УК РФ установлена уголовная ответственность за незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное освобождение от уголовной ответственности, незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей, которые могут быть применены в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание. Наделяя соответствующими полномочиями прокурора, следователя, лица, производящего дознание, и возлагая на них ответственность за названные незаконные решения, тем самым законодатель уполномочивает этих должностных лиц признавать арестованных (заключенных под стражу), привлекаемых к ответственности в качестве обвиняемых, виновными в совершении преступления. Таким образом, лицу, привлеченному к уголовной ответственности, от имени государства предъявляется обвинение в совершении конкретного преступления.

    Однако на предварительном следствии предъявленное обвинение может не подтвердиться в какой — либо части, тогда следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника и прокурора (ч. 2 ст. 175 УПК РФ).

    В настоящее время обвиняемому (осужденному), содержащему под стражей, предоставлена возможность участия в заседании кассационной инстанции.

    Однако обвиняемые, находящиеся в предварительном заключении, по сравнению с обвиняемыми находящимися на свободе, фактически затруднены в широком использовании своего права на защиту, которое неотделимо от презумпции невиновности, и в большей степени нуждаются в юридической помощи, гарантированной Конституцией РФ.

    Необоснованные аресты не только ущемляют права граждан, но и порождают опасный обвинительный уклон на предварительном расследовании уголовного дела, когда главным оказывается не установление истины, а подтверждении законности и обоснованности ареста, что нередко приводит к судебным ошибкам.

    Ст. 123 Конституции РФ гласит, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Суд, разрешая юридический спор сторон, наделенных равными правами, присуждает победу одной из сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо (ч.2 ст. 15 УПК РФ). Процессуальное равноправие сторон необходимо для того, чтобы судебное разбирательство являлось средством установления истины по делу. Однако в настоящее время органы расследования наряду с функцией обвинения осуществляют функцию защиты, добывая оправдательные доказательства, исключающие преступность и наказуемость деяния, и функцию разрешения уголовного дела, прекращая его по реабилитирующим основаниям (ч.1 ст. 24 УПК РФ). Если собранные доказательства достоверно свидетельствуют о невиновности лица, то следователь принимается решение об отказе от уголовного преследования. В уголовно-процессуальных отношениях органы расследования выполняют, кроме обвинительной, другие функции: принимают решение о прекращении уголовного дела, собирают доказательства смягчающие ответственность обвиняемого.

    Вывод о виновности обвиняемого является всего лишь версией следствия, подлежащей соответствующей проверке на определенной стадии процесса. Юридическим фактом, порождающим уголовно — процессуальную деятельность, является не преступление, а «наличие достаточных данных, указывающие на признаки преступления» (ст. 140 ч.2 УПК РФ). Возможно, эти данные не соответствуют действительности, и уголовное дело будет прекращено. Именно принцип презумпции невиновности не позволяет отождествлять обвиняемого с виновным, считать человека преступником лишь в силу того, что ему предъявлено обвинение. На обязательность проверки всех версий, возникающих в ходе следствия, как на необходимое условие вынесения обвинительного приговора, указывается и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. Отказ подсудимому и его защитнику в исследовании обстоятельств, свидетельствующих о совершении преступления другим лицом, а не подсудимым, будет признано существенным нарушением права на защиту.

    При судебном разбирательстве уголовного дела в условиях состязательности сторона защита и обвинения представляют свои различные доказательства и могут заявить ходатайства об исключении доказательств, оценку и решение по которым должен сделать суд.

    1.2. Законодательное закрепление презумпции невиновности российском праве

     

    При принятии действующей Конституции РФ 12 декабря 1993 года презумпцию невиновности обвиняемого законодатель также поместил не в главе седьмой «Судебная власть», а во 2-ой главе, посвященной регламентации прав и свобод человека и гражданина (ст. 49 Конституции РФ).1 Презумпция невиновности обвиняемого была закреплена в статье 49 принятой на референдуме в 1993 году и действующей поныне Конституции Российской Федерации. Как и в вышеприведенных нормативно-правовых актах в статье 49 Конституции РФ закреплены лишь положения, относящиеся только к презумпции невиновности обвиняемого в следующей редакции:

    <

    «Ст. 49.1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

    2.Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

    3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

    Из приведенной статьи видно, что в Конституции РФ не только сформулирована основная формула презумпции невиновности обвиняемого, но и предпринята попытка наполнить ее конкретным содержанием. Мы имеем в виду п.п. 2.и 3 статьи 49 Конституции Российской Федерации, которые непосредственно вытекают из анализируемой презумпции.

    Юридическое значение факта закрепления в главе 2-ой Конституции РФ презумпции невиновности обвиняемого состоит в том, что этой презумпции придается общеправовое значение гарантии от произвола властей в уголовно-правовой и уголовно-процессуальной сферах.

    Придание презумпции невиновности значения общеправового принципа ставит в повестку дня вопрос о том, насколько оно согласуется с узкоспециализированной уголовно — правовой ориентированностью.

    Указанная форма выражения анализируемой презумпции не позволяет использовать весь заложенный в ней потенциал, т.е. снижает ее значение и сужает сферу действия презумпции. Между тем, в литературе справедливо отмечается, что «принцип презумпции невиновности, действуя во всех отраслях права, неся идею законного, справедливого и гуманного отношения к добропорядочному лицу (пока обратное в отношении его не доказано надлежащим образом), ставит его в один ряд с такими общими принципами как гуманизм, а также принципом ответственности за вину».1

    В связи с общеправовым характером закрепленной в Конституции РФ презумпции невиновности в специальной юридической литературе было высказано суждение о необходимости ее наполнения следующим содержанием: «Каждый предполагается честным, невиновным ни в чем противоправном, пока не будет доказано иное, причем бремя доказывания лежит на другой стороне».

    Одновременно предлагается следующий вариант презумпции невиновности: «Каждый считается добропорядочным и невиновным в совершении противоправного деяния, пока обратное в ограниченный законом срок не будет доказано в предусмотренном законодательством порядке и установлено вступившим в законную силу соответствующим процессуальным актом суда, вынесшим окончательное решение по делу»1

    Представляется, что на конституционном уровне вряд ли оправданно регламентировать все аспекты содержательной стороны презумпции невиновности. Эти вопросы должны решаться при формулировании норм соответствующего отраслевого законодательства.

    Презумпция невиновности обвиняемого вытекает из презумпции добропорядочности (добросовестности) российских граждан. Поэтому в главе 2-ой Конституции РФ, озаглавленной «Права и свободы человека и гражданина», должна быть конкретно нормативно закреплена презумпция добропорядочности (добросовестности) граждан в следующей редакции: «Каждый человек и гражданин предполагается действующим добропорядочно (добросовестно), пока не доказано обратное».1

    Всякие положения, в том числе и презумпции, которые прямо не закреплены в законе, а лишь логически выводятся из него, постоянно находятся под угрозой их неисполнения.

    Изучая презумпцию невиновности обвиняемого в конституционно-правовом аспекте, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что существует неравенство сторон между государственными органами власти, уполномоченными налагать наказание на правонарушителей, и субъектами ответственности, действующими в публично-правовой сфере. Поскольку негативные последствия отмеченного неравенства могут проявляться наиболее остро именно в сфере уголовного судопроизводства, можно считать вполне обоснованным и оправданным закрепление на конституционном уровне презумпции невиновности обвиняемого, т.е. в сфере действия норм уголовно-процессуального права.

    К такого рода положениям в связи с исследуемой нами проблемой можно отнести:

    1.    Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность
    государства, (статья 2 Конституции РФ 1993г.).

    2.    Каждый человек и гражданин предполагается действующим добропорядочно (добросовестно) пока не доказано обратное. Речь идет о презумпции добропорядочности (добросовестности) российских граждан, которая должна быть закреплена во 2-ой главе Конституции РФ. Возможно ее закрепление и в статье 2 первой главы Конституции РФ.

    3. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

    Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

    Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ст. 49 Конституции РФ). Речь идет о презумпции невиновности обвиняемого, которая должна быть перемещена в главу 5-ю Конституции РФ «Судебная власть».

    Механизм действия этой системы юридических гарантий представляется в следующем виде. Разрешая уголовные, административные и другие юридические дела, государственные органы и должностные лица жестко должны связывать презумптивным установлением о добропорядочности (добросовестности) российских граждан, концептуально вытекающим из статьи 2 Конституции РФ и презумпции добропорядочности (добросовестности) российских граждан и воплощающимися в процессуальной презумпции невиновности, предусмотренной в статье 49 Конституции РФ. Эта презумпция не допускает возложения на обвиняемого бремени доказывания собственной невиновности и предписывает компетентным государственным органам все сомнения относительно его виновности истолковывать в пользу обвиняемого.

    Презумпция невиновности обвиняемого как конституционный принцип позволил Конституционному Суду РФ на протяжении 90-х годов XX столетия наиболее четко и правильно толковать и применять ряд норм российского уголовно-процессуального права при осуществлении компетентными государственными органами уголовного судопроизводства, приводя их в соответствии с положениями ст. 49 Конституции Российской Федерации.

    Согласно названному конституционному принципу каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Из этого принципа в совокупности с принципом состязательности (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) следует, что суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование.

     

     

     

    2. Концептуальные вопросы презумпции невиновности в современном российском уголовно- процессуальном праве

     

    2.1. Место и роль презумпции невиновности обвиняемого в системе принципов российского уголовно — процессуального права

     

    Еще задолго до нормативного закрепления презумпции невиновности подозреваемого и обвиняемого в советской юридической литературе она рассматривалась в качестве принципа1. Однако за презумпцию невиновности принималось положение, содержавшееся в статье 160 Конституции СССР 1977 года, согласно которому «никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом»2. Это положение статьи 160 Конституции СССР, конечно же, не было презумпцией невиновности обвиняемого, т.к. не отвечало на вопрос о том, может или не может, должен или не должен суд считать подсудимого невиновным до постановления обвинительного приговора и вступления его в законную силу.

    Принцип презумпции невиновности является не только уголовно-процессуальным и конституционным принципом, но и он действует во всех отраслях права.

    Права и свободы человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства обозначены в Конституции РФ в виде системы конкретных норм-предписаний высшей юридической силы, которые нашли свое отражение в принципах, закрепленных в УПК РФ.

    Для обеспечения прав и законных интересов личности от необоснованного ареста, привлечения к уголовной ответственности и осуждения, а общества — от преступных посягательств уголовное судопроизводство должно базироваться на комплексе взаимосвязанных и взаимообусловленных основополагающих положений (принципов), среди которых одно из центральных мест должно принадлежать принципу презумпции невиновности обвиняемого.

    В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. № 4 — П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан» указывается, что «нормы уголовно-процессуального законодательства находятся в общей системе конституционно-правового и международно-правового регулирования, закрепляющего гарантии права каждого на свободу и личную неприкосновенность, федеральный законодатель в качестве основополагающих принципов уголовного судопроизводства сформулировал в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации ряд правил.

    Так, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке и установлена вступившим в законную силу
    приговором суда (часть первая статьи 14), а суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснять ему, как лицу еще не признанному виновным в совершении преступления, его права в уголовном судопроизводстве и обеспечивать их осуществление (часть вторая статьи 16); никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных данным Кодексом, а суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного данным Кодексом (части первая и вторая статьи 10)»1.

    Яром совокупности принципов уголовного судопроизводства должны быть следующие принципы или основополагающие положения:

  1. принцип законности уголовного судопроизводства;
  2. принцип объективной истины;
  3. принцип состязательности и равноправия сторон;
  4. принцип гласности;

    5)    принцип коллегиальности при осуществлении уголовного
    судопроизводства;

  5. принцип презумпции невиновности обвиняемого;
  6. принцип национального языка уголовного судопроизводства;
  7. принцип осуществления уголовного судопроизводства только судом;
  8. принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

     

  9. принцип независимости судей и подчинения их только закону;
  10. принцип свободной оценки доказательств;
  11. принцип обжалования процессуальных действий и решений;
  12. принцип назначения уголовного судопроизводства. Декларированные принципы: уважения чести и достоинства личности, ее неприкосновенности, неприкосновенности жилища, охрана прав и свобод

    человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на наш взгляд, во многих случаях могут поглощаться принципом презумпции невиновности обвиняемого, поскольку появление презумпции невиновности исторически связано с прогрессивными завоеваниями в области защиты прав и свобод человека.

    Уголовное судопроизводство — это деятельность компетентных государственных органов и других участников процесса и возникающих между ними правоотношений по расследованию и судебному разбирательству уголовных дел, детально регламентированная законом и только законом в лице уголовно- процессуального кодекса. Соблюдение законности во многом обеспечивается презумпцией невиновности обвиняемого путем реализации закрепленных в законе ее отдельных элементов. Например, статья 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод запрещает применение пыток, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказания, как раз то, протест против чего и вызвал к жизни саму идею о презумпции невиновности в 1764 году.

    Однако принцип законности в уголовном судопроизводстве (ст. 7 УПК РФ) нельзя сводить только к. реализации презумпции невиновности обвиняемого. Его действие значительно шире и он предполагает, что:

    1. Деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда по расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел в большей степен детально регламентирована, чем деятельность каких бы то ни было других государственных органов. Точное выполнение всех условий, вытекающих из принципа законности, является их обязанностью.

  13. Деятельность дознавателя, следователя, прокурора по привлечению граждан к уголовной ответственности должна быть только по основаниям и в порядке, предусмотренном в законе. Предъявленное обвинение должно соответствовать фактическому и правовому существу содеянного, основываться на тщательно проверенных доказательствах и вытекать из уголовного судопроизводства.
  14. На органы дознания, следствия, прокурора и суд возлагается обязанность по расследованию и разрешению уголовных дел, для чего эти органы наделяются властными полномочиями и правом применения принудительных мер в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Поэтому эти органы обязаны строго соблюдать законность.
  15. На органы дознания, следствия, прокуратуры и суд возлагаются обязанности по разъяснению и обеспечению прав и законных интересов всех лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства.
  16. Нарушения норм, предусмотренных законом, органами дознания, следствия, прокуратуры или судом в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.
  17. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

    Содержание принципа законности в уголовном судопроизводстве связана с ч. 1 ст. 1 УПК РФ, основанным на Конституции РФ. В сфере правосудия принцип законности приобретает особое значение в силу важности и ответственности этого вида деятельности.

    Презумпция невиновности обвиняемого тесно связана с доказыванием по уголовному делу. Нарушение государственными органами установленного законом порядка получения доказательств влечет за собой признание недопустимыми полученных таким образом доказательств1. Поэтому необходимо его строгое соблюдение.

    Презумпция невиновности тесно связана с принципом назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Они имеют единую цель -защиты прав и законных интересов личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Косвенно презумпция невиновности преследует цель защиты прав и интересов граждан и организаций, потерпевших от преступления, так как способствует привлечению к ответственности действительного виновного. Принцип назначения уголовного производства связан не только с уголовным преследованием виновных, но и отказом от такого преследования невиновных, освобождения их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

    Принцип презумпции невиновности обвиняемого, как и принцип объективной истины, предполагает проверку всех возможных версий по уголовному делу, всестороннюю оценку всех собранных органами предварительного расследования доказательств, объективный, не односторонний подход к расследованию и судебному рассмотрению уголовного дела. Следовательно, оба эти принципа взаимосвязаны. Взаимосвязь принципов презумпции невиновности обвиняемого и объективной истины обусловливается единством их основания, в качестве которого выступают задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством.

    Презумпция невиновности обвиняемого неразрывно связана с принципом объективной истины, достигаемой по уголовному делу во всех случаях, выносится ли по делу постановление о прекращении уголовного дела, постановляются ли обвинительный или оправдательный приговоры.

    Принцип презумпции невиновности обвиняемого призван быть важнейшей гарантией не только обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве, но и не в меньшей степени гарантией самого правосудия.

    Значение состязательности в установлении истины по уголовному делу, а, следовательно, и в реализации презумпции невиновности обвиняемого, заключается в следующем. Во-первых, в размежевании функции обвинения, защиты и разрешения дела. Если иметь в виду функции обвинения и защиты, то они должны быть не просто размежеваны, но и противоположны по своему направлению. Иначе говоря, нельзя на один и тот же орган и на одно и то же должностное лицо возлагать противоположные по направленности обязанности: устанавливать, как изобличающие, так и оправдывающие обвиняемого (подозреваемого) обстоятельства. Следовательно, органы предварительного расследования не могут относиться к стороне обвинения, так как в таком случае расследование будет носить обвинительный характер, что недопустимо. Органы предварительного расследования должны выполнять функцию расследования уголовного дела. Во-вторых, спор между сторонами только тогда может способствовать установлению истины по делу, когда стороны процессуально равноправны. Процессуальное равноправие означает равенство сторон по заявлению ходатайств, представлению доказательств, участию в их исследовании и оценке, высказыванию своего отношения к характеру разрешения дела, обжалованию принятого судом решения и т. п. Именно процессуальное равноправие сторон, а не обязанность доказать обоснованность своей позиции, составляет элемент принципа состязательности. Можно и должно наделять стороны, участвующие в уголовном процессе, равными правами в отстаивании своих интересов, но невозможно возложение на них обязанности, под угрозой наступления юридической ответственности выйти победителем в споре.

    Суд при состязательном судебном разбирательстве обязан обеспечить сторонам условия для реализации их процессуальных прав, следить за законностью действий сторон, своими действиями способствовать установлению истины по делу.

    Опровергнуть в условиях состязательности и равноправия сторон обвинение — это еще не значит доказать невиновность обвиняемого (подсудимого). Сторона защиты путем фактического опровержения обвинения показывает юридическую невиновность человека в совершении преступления.

     

    Доступность правосудия и других форм юридической помощи связано не только с вопросами финансирования, но и в недостаточном развитии общественных институтов, способствующих защите малоимущих лиц и лиц, оказавшихся в сложной жизненной ситуации вследствие состояния здоровья возраста и т.д. Имеет место недооценка и недопонимание в обществе, среди судей важности и значение данной проблемы для защиты прав человека, становления независимой и эффективной судебной власти.

    Основополагающее значение имеют положения ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющие право каждого на справедливое судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом.1

    Как принцип презумпция невиновности обвиняемого тесно взаимосвязана с принципами: законности, объективной истины, состязательности и равноправия сторон, гласности, коллегиальности, национального языка уголовного судопроизводства, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, осуществления правосудия только судом, независимости судей и подчинения их только закону, свободной оценки доказательств, обжалования процессуальных действий и решений. Тем не менее, законодательная регламентация этих принципов имеет непоследовательный и в некоторой степени противоречивый характер.

    Взаимоисключающая законодательная политика в отношении ряда принципов уголовного судопроизводства в разные периоды российской истории явилась фактором, исключавшим нормативное закрепление презумпции невиновности обвиняемого.

     

    2.2. Презумпция невиновности подозреваемого в современном российском уголовном процессе

     

    Презумпция невиновности подозреваемого в теории российского уголовно — процессуального права практически не исследована. Презумпцию невиновности обычно связывают с фигурой обвиняемого в уголовном процессе. Однако, если учесть, что презумпция невиновности производна от общеправовой презумпции добропорядочности российских граждан, пока не доказано обратное, то, очевидно, что невиновным предполагается не только подозреваемый, но и согласно общеправовой презумпции добропорядочности российских граждан любой гражданин нашей страны, что представляется в следующем виде.

    Невиновными признаются:

  • любой гражданин Российской Федерации;
  • любой подозреваемый в совершении преступления;
  • любой обвиняемый до тех пор, пока в отношении него не вступит в законную силу обвинительный приговор суда.

    Такова логическая последовательность трансформации презумпции добропорядочности граждан страны в презумпцию невиновности обвиняемого. Презумпция же невиновности чаще ассоциируется именно с обвиняемым, очевидно, потому, что к обвиняемому по сравнению с подозреваемым принимается самое строгое уголовно-процессуальное принуждение -заключение и содержание под стражей на довольно длительный срок — до 18 месяцев.

    Причина здесь видимо в том, что в отношении обвиняемого всегда имеется больше доказательств о его причастности к совершенному преступлению, чем в отношении подозреваемого.

    Поэтому в качестве подозреваемого лицо может находиться только в стадии предварительного расследования и относительно непродолжительное время. Сроки задержания и применения меры пресечения до предъявления обвинения в отношении подозреваемого существенно ограничены: сроки задержание на 48 часов + 72 часа по новому УПК РФ.1. Очевидно верна позиция некоторых авторов, высказавших мнение, что необходимо исключить объективно существующий отрезок времени между доставлением подозреваемого в правоохранительные органы и последующим составлением протокола о задержании, в течение которого «…лицо, еще не получив процессуальный статус подозреваемого, фактически лишается свободы. В течение этого времени никто не несет ответственности в отношении задержанного» Последнее обстоятельство не позволяет в полной мере обеспечить права и законные интересы лиц, вовлекаемых в сферу уголовно-процессуальной деятельности в связи с проверкой причастности их к совершению преступления.

    Из текста статьи 1 Положения о порядке кратковременного задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений от 13 июля 1976 года
    следует, что задержание по подозрению осуществляется «в целях выяснения причастности подозреваемого к преступлению». Иными словами, указанный нормативно-правовой акт задержание рассматривает как эффективное средство доказывания. Оно предназначено для получения желаемой информации о преступлении.

    Сроки действия меры пресечения до предъявления обвинения — 10 суток согласно ст. 100 УПК РФ и 30 суток в случае подозрения в совершении одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205-1, 206, 208, 209, 277, 278, 279, 281 и 360 УК РФ. С истечением указанных сроков подозреваемый становится обвиняемым, свидетелем либо исключается из числа участвующих в уголовном процессе лиц.

    После включения в УПК РФ 2001 года презумпции невиновности обвиняемого (см. ст. 14) значительно актуализировался вопрос о ее содержании, что необходимо для ее практического применения. Ибо сама по себе констатация того, что подозреваемый и обвиняемый предполагаются невиновными пока не будет доказано обратное, никого ни к чему не обязывает.

    Положения принципа презумпции невиновности в равной мере касаются и подозреваемого — лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело или которое задержано по подозрению в преступлении, либо к которому применена до предъявления обвинения мера пресечения (ч. 1 ст. 46 УПК РФ).

    Сама фигура подозреваемого упоминается в статье 14 УПК РФ лишь в связи с недопустимостью возложения на него бремени доказывания своей невиновности. Конечно, недопустимость возложения бремени доказывания на подозреваемого занимает важное место в структуре содержания презумпции его невиновности. Это положение реализуется в его праве давать объяснения и показания по поводу возникшего в отношении его подозрения.1

    Возложение на подозреваемого обязанности давать показания означало бы отказ от презумпции невиновности и перенесение на него бремени доказывания. Вот почему за отказ и уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний подозреваемый не несет ответственности. Отказ от дачи показаний, дача заведомо ложных показаний, отказ от участия в доказывании не могут рассматриваться для подозреваемого (обвиняемого) как доказательства его виновности.

    В статье 14 УПК РФ ничего не говорится о необходимости истолкования неустранимых сомнений в пользу подозреваемого. Однако это положение явилось бы важным элементом содержательной стороны презумпции невиновности подозреваемого. Отсутствие указания в законе на необходимость истолкования неустранимых сомнений в пользу подозреваемого свидетельствует о не разработанности правового института о презумпции невиновности не только в российском уголовно-процессуальном праве, но и в теории этой отрасли права.1 Кратковременность пребывания лица в положении подозреваемого, как правило, не может служить оправданием такому положению. Однако в определенных случаях возникшие сомнения не могут быть устранены в период пребывания лица в качестве подозреваемого.

    Истолкование сомнений в пользу подозреваемого возможно только в том случае, если их неустранимость будет выявлена (станет очевидной) в период пребывания лица в качестве подозреваемого.

    Как отмечалось в постановлении Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. №7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» о неустранимости сомнений в доказанности обвинения следует говорить не только в тех случаях, когда объективно отсутствуют какие бы то ни было новые доказательства виновности или невиновности обвиняемого, но и когда при возможном существовании таких доказательств органы расследования, прокурор и потерпевший не принимают мер к их получению, а суд в силу невозможности исполнения им обвинительной функции, не может по собственной инициативе восполнять недостатки в доказанности обвинения.1

    Конвенция против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. (п.1 ст. 1) определяет пытку как любое действие, которым какому — либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его и третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.

    Действующая редакция ст. 9 УПК РФ «Уважение чести и достоинства личности» закрепляет данное положение: « В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению».

    Под достоинством личности понимается также достоинство умершего человека. В соответствии с.п. 4 ст. 24 УПК РФ уголовное дело в отношении умершего подозреваемого или обвиняемого не может быть прекращено, если его полное расследование послужит реабилитации умершего.

    Важнейшим элементом презумпции невиновности подозреваемого должна стать непредубежденность органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора в заведомой виновности подозреваемого.

    Поэтому должны быть недопустимыми публичные высказывания высокопоставленных лиц в средствах массовой информации типа: «убийцы будут обнаружены через два дня!» или «Преступники задержаны!» и т.п. Эти и подобные высказывания, показ задержанных лиц по телевидению, безусловно, должны рассматриваться как нарушение презумпции невиновности подозреваемого, равно как и обвиняемого.1

    К настоящему времени богатую практику по обеспечению презумпции невиновности подозреваемого и обвиняемого накопил Европейский Суд по правам человека в г. Страсбурге.

    Нарушение принципа невиновности имеет место в том случае, если еще до того, как виновность обвиняемого будет доказана в соответствии с законом, и, в частности, без предоставления ему возможности осуществить свои права на защиту, касающееся его судебное решение отражает мнение, что он виновен. Это может иметь место даже в отсутствие какого-либо формального решения, дающее достаточно определенное основание полагать, что суд считает обвиняемого виновным»1.

    Одним из элементом презумпции невиновности подозреваемого должно явиться его право на защиту, которое занимает особое место среди прав подозреваемого. Поэтому право, а не обязанность подозреваемого давать показания означает не только недопустимость возложения на него бремени доказывания, но и его право на защиту, которое также должно являться важнейшим элементом презумпции его невиновности.

    Право на защиту многогранно, оно включает в себя целую систему прав подозреваемого:

    – право давать или не давать объяснения и показания по поводу возникшего в отношении его подозрения о причастности к совершенному преступлению;

    – право представлять доказательства в подтверждении своей невиновности;

    — право заявлять ходатайства и отводы дознавателю, следователю, прокурору;

  • право давать объяснения и показания на родном языке;
  • право пользоваться услугами переводчика бесплатно;
  • право иметь защитника с момента фактического задержания в качестве подозреваемого и с момента возбуждения против него уголовного дела и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;
  • право знакомиться с протоколами следственных действий, проведенных с его участием и приносить замечания на них;
  • право участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, по ходатайству его защитника либо законного представителя;

    приносить жалобы на действия и бездействия дознавателя, следователя и прокурора

    —    защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом
    (см. ст. 46 УПК РФ.)

    В зависимости от способа реализации право на защиту подозреваемого имеет две разновидности:

    —    осуществление защиты самостоятельно подозреваемым;

    —    осуществление защиты с помощью иных лиц (защитника).

    Подозреваемый и обвиняемый, какое бы они преступление не совершили, имеют право на содержание их в человеческих условиях, что должно явиться одним из важнейших элементов презумпции невиновности и подозреваемого и презумпции невиновности обвиняемого.

    Таким образом, подозреваемый считается невиновным и не может быть поставлен в положение обвиняемого до вынесения соответствующего решения в отношении данного лица в порядке, определенном уголовно-процессуальным законом. Презумпция невиновности подозреваемого означает: а)    непредубежденность органа дознания, дознавателя, следователя прокурора в заведомой виновности подозреваемого; б)    бремя доказывания его причастности к преступлению (его вины) возлагается на сторону обвинения. Подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность. Молчание подозреваемого не может приниматься за признание им своей вины; в)    сомнения в причастности подозреваемого к преступлению могут быть истолкованы в его пользу в том случае, если их неустранимость будет выявлена в период пребывания в положении подозреваемого и могут касаться лишь фактической стороны уголовного дела; г) недопустимость применения к подозреваемому пыток для получения сознания в причастности к преступлению; д)    недопустимость заключения подозреваемого под стражу под доказательства, которые еще к этому моменту не собраны; е) предоставление подозреваемому реальной возможности защищаться, в том числе и с помощью защитника; ж)    недопустимость содержания подозреваемого в нечеловеческих условиях.

    Таким образом, ни презумпция невиновности подозреваемого, ни презумпция невиновности обвиняемого не направлены на то, чтобы действительного виновного в совершении преступления сделать невиновным или смягчить их ответственность, а на то, чтобы обеспечить человеческое (гуманное) отношение власти к подозреваемому и обвиняемому до вступления в отношении их обвинительного приговора в законную силу.

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) // СЗ РФ. – 2001. — № 2. – Ст. 163.
  2. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета. – 1993. — № 237. – 25 дек.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 52 (Ч. 1). — Ст. 4921.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ// СЗ РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  5. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. №7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // КонсультантПлюс.
  6. Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик от 7 октября 1977 г. – М., Изд-во политической литературы. 1977.
  7. Абдрашитов В. М. Презумпция невиновности: генезис и перспективы развития в законодательстве РФ (вопросы общей теории права) Автореф. дисс. на соиск. учен, степени канд. юрид. наук Волгоград, 2007.
  8. Безлепкин Б. Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. М, 2006.
  9. Божьев В.П. Уголовный процесс: Учеб. / Под ред. В.П. Божьева. М., 2007.
  10. Вандышев В.В.
    Уголовный процесс: Курс лекций. СПб., 2004.
  11. Васильев Л.М. Презумпция невиновности обвиняемого в истории российского права. – Волгоград., Издательство Волгоградского института экономики, социологии и права. 2003.
  12. Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 2008.
  13. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
  14. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2007.
  15. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Общ. Ред. Ю.В. Кудрявцева, — М, Фонд «Правовая культура». 2006.
  16. Латинско-русский словарь / Под ред. проф. СИ. Соболевского. М., 2000.
  17. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; научн. ред. В.П. Божьев — 5-ое изд. перераб. и доп. -М, Спарк., 2008
  18. Ожегов СИ. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 2008.
  19. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе / Под ред. и с предисловием проф. В.М. Савицкого – М.: Изд-во «Наука», 1983.
  20. Проценте В. Критерий систематизации принципов уголовного судопроизводства // Российская юстиция. №1-2. 2006.
  21. Рыжаков А.П.
    Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2007.
  22. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984.
  23. Сухинина И. Конституционные презумпции в сфере прав и свобод человека и гражданина // Российская юстиция № 9, 2006.
  24. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко, М. , 2007.
  25. Уголовный процесс / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 2004.
  26. Якуб M.Л.
    Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.76MB | MySQL:123 | 2,009sec