Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем

<

040514 0418 1 Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем

1 Объект и объективная сторона приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем

 

Предметом преступления выступает имущество, заведомо добытое преступным путем. Понятие имущества включает ценные бумаги, движимые и недвижимые вещи, Деньги, которые специально законодателем не выделены, например валюта, похищенная из обменного пункта или из квартиры. Законодатель прямо указывает, что имущество должно быть добыто преступным путем, т.е. в результате совершения преступлений. Спектр Последних законодателем не ограничен, однако виновный в приобретении или сбыте имущества не может участвовать в этих преступлениях; он является посторонним по отношению к ним.

Предметом преступления по статье 175 УК РФ не могут быть драгоценные металлы, природные драгоценные камни, ядерные материалы или радиоактивные вещества, оружие или его основные части, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, сильнодействующие или ядовитые вещества. Их незаконное приобретение наказывается, соответственно, по статьям 191, 220, 222, 228, 234 УК РФ.

Порнографические материалы, материалы или предметы с порнографическими изображениями заведомо несовершеннолетних не могут быть предметом сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем. В этом случае должна применяться статья 242 УК РФ, устанавливающая ответственность за незаконное распространение порнографических материалов или предметов, или статья 2421 УК РФ, предусматривающая ответственность за распространение материалов или предметов с порнографическими изображениями заведомо несовершеннолетних. Заранее не обещанное приобретение указанного имущества подпадает под статью 175 УК РФ.

 

Объективную сторону преступления составляют:

1) заранее не обещанное приобретение указанного выше имущества;

2) его заранее не обещанный сбыт.

Под приобретением имущества понимают возмездные и безвозмездные способы его получения: покупку, принятие в подарок, в уплату долга, в качестве оплаты услуг, обмена и т.д. Необходимо, чтобы виновный в результате приобретения получил имущество в собственность, мог этим имуществом в полном объеме распоряжаться. Взятие имущества «взаймы», на какое-либо время, с условием возврата не подпадает под статью 175 УК РФ.

Сбыт имущества понимается как его отчуждение, которое также может быть возмездным и безвозмездным. Сбыт может осуществляться в форме продажи имущества, обмена, дарения, выплаты долга, арендной платы и т.д. Сбыт по статье 175 УК РФ также является окончательным отчуждением имущества; передача его кому-либо на время не подпадает под указанную статью.

Приобретение по смыслу ст. 175 УК – это возмездное или безвозмездное получение имущества в любой форме (покупка, получение в дар, в обмен, в счет долга, в порядке возмещения убытков, в виде компенсации за услуги и т.п.), в результате которого приобретатель получает фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться в своих интересах этим имуществом как своим собственным (в том числе отчуждать или лично использовать). Как верно заметил Н.И. Коржанский, «приобретение» в уголовном законе не тождественно аналогичному термину гражданского права, поскольку, во-первых, отчуждатель добытого преступным путем имущества не является его собственником или иным законным владельцем, и, во-вторых, такое приобретение не переносит права собственности от отчуждателя к приобретателю1. Отчуждатель, добывший имущество путем совершения преступления, является неправомерным, недобросовестным владельцем отчуждаемого имущества и передает приобретателю только возможность фактически владеть, пользоваться и распоряжаться приобретаемым имуществом. Юридически право собственности на приобретенное имущество не переходит и не возникает.

Достаточно оживленную дискуссию в теории уголовного права и неоднозначное понимание в практике следственно-судебных органов вызывает вопрос о сущности совершаемых действий. Так, на наш взгляд, не в полной мере соответствует положениям теории уголовного права суждения ряда авторов (С.М. Кочои, А.В. Зарубина) о том, что хищение виновным заведомо похищенного имущества надлежит квалифицировать по ст. 175 УК РФ как приобретение такого имущества. На практике выявлены случаи аналогичного толкования «приобретения».

Согласимся с Н.А. Лопашенко: «с позиции законодательной техники неверно одни и те же термины толковать в уголовном законе по-разному; понятие же приобретения нигде не включает в себя хищение»1. Разделяем мнение иных исследователей (Л.Д. Гаухмана, С.В. Максимова, Н.И. Коржанского, В.А. Кузнецова и др.) о том, что  из числа способов, в результате которых может быть получено имущество, следует исключить образующие состав самостоятельного преступления (например, кража, грабеж, разбой в отношении имущества, заведомо добытого преступным путем). Преступное приобретение предполагает свободное волеизъявление приобретателя на приобретение этого имущества и отчуждателя на его отчуждение.

Вторичное приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, – случаи приобретения такого имущества у посредников либо у тех, кто сбывает его после приобретения – следует также квалифицировать по ст. 175 УК как приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем при условии осознания приобретателем преступного способа добычи предмета преступления2.

Сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, понимается нами как возмездная или безвозмездная фактическая передача имущества, его отчуждение любым  способом (продажа, дарение, обмен, передача в счет уплаты долга, возмещения причиненных лицом убытков и т.п.) в пользу (обладание) другого лица. Как верно указал Н.И. Коржанский, сбытчик имущества выступает в качестве посредника между добытчиком этого имущества и его приобретателем. Сбытчик не является владельцем сбываемого имущества1. Им продолжает оставаться лицо, добывшее это имущество путем совершения преступления, в интересах которого осуществляется сбыт.

В действиях лица могут одновременно содержаться как признаки приобретения, так и сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем. Но если виновный, желая в последующем сбыть имущество, приобретает его, квалификацию действий лица необходимо осуществлять только по заранее не обещанному сбыту, поскольку невозможно представить ситуацию, когда лицо может отчуждать имущество, не получив таковое. Поэтому сбыт рассматривается нами как сложносоставное деяние, одной из частей которого является приобретение. И если умысел лица на отчуждение имущества возник в момент его получения, виновному следует вменять только сбыт (при условии последующего отчуждения).2

В настоящее время, как приобретение, так и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, помещены в ч. 1 ст. 175 УК. Полагаем, что  сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, является более общественно опасным поведением, поскольку сбытчики, как правило, теснее связаны с добытчиками имущества, являясь посредниками между ними и приобретателями; затрудняет поиск предмета преступления; способствует вовлечению в преступную деятельность большего числа лиц, что следует отразить и в размере, и в видах наказания за эти преступные действия.

И приобретение, и сбыт не могут быть заранее обещанными; в противном случае содеянное квалифицируется как соучастие в конкретном преступлении.

Приобретение окончено с момента получения имущества, сбыт — с момента его отчуждения.

 

 

2 Субъект и субъективная сторона приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем

 

Субъективная сторона преступления — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.

В отличие от признаков объективной стороны преступления, доступных для непосредственного восприятия другими лицами, признаки субъективной стороны недоступны для непосредственного наблюдения и устанавливаются на основании показаний, данных лицом, а также на основании анализа и оценки объективных признаков преступлени

Субъективную сторону преступления образуют следующие признаки: вина, мотив, цель и эмоциональное состояние лица. Обязательное значение имеет только вина. 

Выделяют две формы вины: умысел и неосторожность. Форма вины — это определяемое законом сочетание интеллектуальных и волевых признаков, свидетельствующих об отношении виновного к совершаемому им деянию и его последствиям. Форма вины либо указывается в уголовно-правовых нормах, устанавливающих ответственность за конкретное преступление, либо подразумевается.

Умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению

Умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению

Все сознательные действия человека являются мотивированными и направленными на достижение определённой цели. Именно такой их характер определяет возможность привлечения лица к ответственности за совершённые им общественно опасные деяния, вследствие чего установление мотивов и целей лица имеет важное значение.

Мотив преступления — это основанные на существующих у лица потребностях и интересах факторы, которые обуславливают выбор лицом преступного варианта поведения и конкретную линию поведения в момент совершения преступления.

Цель преступления — это идеализированное представление лица о преступном результате, которого оно стремится достичь своими действиями.

Мотивы и цели тесно связаны между собой. Цель преступления формируется на основе сначала подсознательного, а потом осознанного влечения к удовлетворению потребности, составляющей мотив преступления. Цель и мотив являются психологической основой для образования у субъекта виновного отношения к совершаемому деянию. Мотивы и цели в умышленных преступлениях носят преступный характер, так как цели, которых желает достичь лицо, связаны с причинением определённого вреда объектам, охраняемым уголовным законом. 

Субъективная сторона приобретения или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем предполагает наличие прямого умысла. В статье специально подчеркивается, что лицо должно осознавать, что имущество добыто преступным путем.

Субъект преступления в виде приобретения или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Исследуемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Лицо сознает, что приобретает или сбывает имущество, заведомо добытое преступным путем, и желает совершить эти деяния. Совершая приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, субъект желает завладеть имуществом, добытым преступным путем. Умысел лица прямо направлен на завладение имуществом. Это желание продиктовано более выгодными условиями получения желаемого имущества, например, сравнительно низкой стоимостью. Совершая сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, субъект желает сбыть имущество, заведомо добытое преступным путем. При этом умысел лица прямо направлен на сбыт имущества, который может быть как возмездным, так и безвозмездным.

Для привлечения к уголовной ответственности за совершение исследуемого деяния важно установить, что лицо, несомненно, знало о преступном способе добычи имущества.

 

3 Квалифицирующие признаки приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем

<

 

Уголовная ответственность повышается, если деяние совершено группой лиц по предварительному сговору — пункт -«а» ч. 2, или в отношении нефти и продуктов ее переработки, автомобиля или иного имущества в крупном размере — пункт «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ.

Предметом преступления, предусмотренного в пункте «б» ч. 2 ст. 175, выступает автомобиль и иное имущество в крупном размере. Понятие крупного размера дано в примечании к статье 169 УК РФ, согласно которой крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей один миллион пятьсот тысяч рублей, особо крупным — шесть миллионов рублей.

Крупный размер имущества, заведомо добытого преступным путем, может быть образован совокупной стоимостью нескольких вещей.

В следственно-судебной практике иногда возникает вопрос, обязательно ли при совершении рассматриваемого преступления группой лиц по предварительному сговору непосредственное участие в исполнении его не менее двух лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении, либо содеянное может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору, если в исполнении преступления принимал участие один исполнитель, а другие соучастники создавали к тому необходимые условия.

При разрешении этого вопроса, как представляется автору, необходимо использовать по таким же вопросам разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по отдельным категориям уголовных дел.

Так, в п. 9 Постановления Пленума от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»1 разъясняется, что при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.

В п. 10 этого же постановления1 обращается внимание судов на то, что исходя из смысла части второй ст. 35 УК РФ, уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них, если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй ст. 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ.

Аналогичная трактовка признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору дана в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»2.

Сказанное выше с учетом некоторых особенностей состава приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, следует учитывать при трактовке квалифицирующего признака совершения этого преступления группой лиц по предварительному сговору.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору означает участие в нем двух или более исполнителей, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Предварительный сговор, по общему правилу, предполагает распределение ролей при исполнении преступного замысла, проработку вопросов о способах и средствах совершения преступления, более высокую степень взаимодействия между соучастниками.

В литературе выделяют понятие группового преступления, однако понимается оно неоднозначно – в узком и широком смысле. Так, по мнению Р.Р. Галиакбарова, под групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно и совместно с другими в полном объеме или частично осуществляет выполнение единого для всех участников преступления1. По мнению автора, такая трактовка группового преступления представляется удачной, поскольку дает возможность рассматривать совершение преступления организованной группой именно как групповое преступление.

Иную научную позицию по данному вопросу пропагандирует Н. Егорова, которая считает, что «группа» – это совокупность людей (или предметов), объединенных общностью интересов, признаков, профессии, деятельности и т.п. В этом смысле любое соучастие (ст. 32 УК), простое оно или сложное, представляет собой деятельность группы, умышленно и совместно совершающей преступление2. Такое широкое понимание группового преступления представляется не имеющим прикладного значения и нецелесообразным, поскольку оно отождествляется с любыми другими формами или видами соучастия и поэтому не пригодно для обозначения именно случаев совершения преступлений групповым способом, когда все соучастники преступления непосредственно принимают участие полностью или частично в исполнении действий, составляющих объективную сторону данного преступления.

В части 7 ст. 35 УК указывается, что совершение преступления группой лиц по предварительному сговору влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных действующим Уголовным кодексом РФ. В п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору признается обстоятельством, отягчающим наказание. Однако, как сказано в ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания. Поэтому при назначении наказания виновному в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 175 УК РФ, суд не должен указывать в приговоре на совершение данного преступного деяния группой лиц по предварительному сговору, как на отягчающее обстоятельство.

Федеральный закон от 30.12.2006 г. № 283-ФЗ ввел новый квалифицирующий признак (п. «б» ч. 2 ст. 175) – совершение действий, предусмотренных ч. 1 ст. 175, в отношении нефти и продуктов ее переработки.

Следует отметить, что в научной литературе данный признак крайне мало раскрыт. Данное обстоятельство вызвано, видимо, его новизной.

Нефть – это полезное ископаемое, которое представляет собой горючую маслянистую жидкость темно-коричневого цвета, распространенную в осадочной оболочке Земли и служащую сырьем для нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности. Продуктами переработки нефти являются смеси углеводородов и индивидуальные химические соединения, получаемые из нефти и нефтяных газов. К таковым можно отнести бензин, реактивное или дизельное топливо, керосин, мазут и т.д.1

Таким образом, встает вопрос – является ли предметом данного квалифицированного состава нефть и продукты ее переработки, которые ранее были похищены путем незаконной врезки злоумышленниками в трубопровод для несанкционированного изъятия нефти, нефтепродуктов1?

В п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ в качестве квалифицирующих признаков состава приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, предусматривается также совершение указанных действий в отношении автомобиля или иного имущества в крупном размере.

Под автомобилем понимается транспортная безрельсовая машина главным образом на колесном ходу, приводимая в движение собственным двигателем (внутреннего сгорания, электродвигателем или паровым). Различают автомобили пассажирские (легковые и автобусы), грузовые, специальные (пожарные, санитарные и др.), гоночные2. Для квалификации содеянного по п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ не имеет значения, имело ли место приобретение или сбыт заведомо добытого преступным путем легкового автомобиля, грузового или автомобиля специального назначения, относится ли он к иномаркам или престижным автомобилям отечественного производства, каков срок его эксплуатации, товарный вид и стоимость и т.п.

Практика, однако, показывает, что скупаются и сбываются заведомо добытые преступным путем легковые автомобили престижных марок, пользующихся особой популярностью у автолюбителей.

Заранее не обещанное приобретение или сбыт заведомо добытого преступным путем иного имущества в крупном размере может квалифицироваться по п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ лишь в тех случаях, когда стоимость такого имущества в денежном выражении превышает двести пятьдесят тысяч рублей. Такой подход к решению рассматриваемого вопроса опирается на указания Примечания к ст. 169 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»3.

В частности, в Примечании к ст. 169 УК, открывающей главу 22 преступлений в сфере экономической деятельности, указывается, что в статьях настоящей главы, за исключением статей 174, 174.1, 178, 185, 185.1, 193, 194, 198, 199 и 199.1, крупным размером, крупным ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей двести 1500 тысяч рублей, особо крупным – шесть миллион рублей1.

На практике одним из адвокатов уже ставился вопрос о недопустимости квалифицировать содеянное по п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ, когда заведомо добытый преступным путем автомобиль, являющийся предметом приобретения или сбыта, по стоимости менее 250 тысяч рублей в силу износа или розничной его цены. Такой взгляд представляется неприемлемым, поскольку в п. «б» ч. 2 ст. 175 УК РФ прямо указывается в качестве предмета приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, на автомобиль, без учета его модели (Ока, ВАЗ, иномарка) и фактической стоимости.

Особо квалифицирующими признаками состава приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем (ч. 3 ст. 175), являются совершение указанных деяний организованной группой или лицом с использованием своего служебного положения.

Объективные и субъективные признаки совершения преступления организованной группой раскрываются в ч. 3 ст. 35 УК РФ, а также в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ по отдельным категориям уголовных дел.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

В п. 15 постановления № 29 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»2 разъясняется, что в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей.

При признании этого преступления совершенным организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации C6 1 от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» удачно описываются признаки устойчивости организованной группы: стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений1.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ C6 6 от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указывается на такие признаки организованной группы, как наличие организатора и руководителя2.

По мнению профессора В.М. Быкова, организованную преступную группу характеризуют такие ее признаки, как наличие в ней организатора; возможность использования группой сложных способов совершения и сокрытия преступлений; выработка группой единой ценностно-нормативной ориентации; поддержание в группе строгой дисциплины; замена в группе личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений; распределение преступных доходов в соответствии с положением каждого члена в иерархии группы, в ее структуре; создание в группе специального денежного фонда1.

По мнению Денисовой Л. В.2, названные В.М. Быковым признаки организованной группы безусловно являются типичными для рассматриваемых преступных групп, однако они не всегда свойственны каждой такой группе, поскольку любая организованная преступная группа индивидуальна по составу входящих в нее лиц, по криминальному опыту и социальной значимости ее участников, по связям в преступном мире и в официальных государственных структурах, по направленности преступных посягательств, по использованию легальной деятельности для совершения преступлений и т.д.

Становление и формирование каждой организованной группы не осуществляется по каким-то установленным моделям, а происходит в ходе совместной противоправной деятельности ее участников «по понятиям», сложившимся в преступном мире, по неписаным «воровским законам» и т.п.

Действия участников организованной группы обычно взаимосвязаны реализацией общего преступного плана, дополняют друг друга: одно лицо, к примеру, изучает источники приобретения имущества, добытого преступным путем, другое подыскивает покупателей такого имущества, третье – обеспечивает документальную легализацию сделки и т.п.

При совершении рассматриваемых преступлений организованной группой практически все ее участники являются непосредственными исполнителями преступления. Организатором является лицо, организовавшее преступную группу, руководившее ее преступной деятельностью и совершаемыми преступлениями.

По вопросу численного состава организованной группы в доктрине уголовного права нет однозначного подхода. Так, А.Ф. Зелинский считает, что двое не могут организоваться, они могут лишь объединиться1.

Численный состав организованной группы был предметом дискуссии на международной конференции по вопросам транснациональной организованной преступности 12-15 декабря 2000 года в г. Палермо, в которой принимала участие и российская делегация. В итоге, на этой конференции было сформулировано положение, согласно которому организованную группу могут образовать три и более человека, что и отражено в подписанной Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности2.

В организованных группах далеко не всегда все ее участники посвящаются в ближайшие и перспективные планы данной группы. Порой только организатору либо руководящему составу группы известно о действительном преступном плане, который часто выходит за рамки совершения одного преступления.

Итак, группа, состоящая из двух физических лиц, независимо от того, как долго она функционировала и как много совершила преступлений, не может рассматриваться как организованная преступная группа.

 

 

 

 

 

4 Особо квалифицирующие признаки приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем

 

Особо квалифицирующими признаками по части 3 ст. 175 УК РФ признаются совершение преступления организованной группой и лицом с использованием своего служебного положения.

Вторым особо квалифицирующим признаком состава приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, является совершение данного преступления лицом с использованием своего служебного положения. В литературе весьма мало внимания уделяется раскрытию признака совершения данного преступления лицом с использованием своего служебного положения1.

При трактовке признака совершения преступления лицом с использованием своего служебного положения следует учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», согласно которому под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т.п.2

Ответственность по анализируемой статье наступает за заранее не обещанное приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, кроме тех случаев, когда уголовная ответственность за приобретение имущества установлена специальными нормами. Ими, в частности, являются нормы о незаконном приобретении драгоценных металлов, природных драгоценных камней, ядерных материалов или радиоактивных веществ, оружия или его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, наркотических средств или психотропных веществ, сильнодействующих или ядовитых веществ (ст.ст. 191, 220, 222, 228, 234 УК РФ).

Преступление имеет некоторую схожесть с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем. Однако между ними есть принципиальные различия: приобретая или сбывая имущество, заведомо добытое преступным путем, виновный не стремится придать его происхождению официальный, законный характер (что обязательно для легализации, предусмотренной статьей 174 УК РФ), и само лицо не совершает первичного преступления (что обязательно для легализации, предусмотренной статьей 1741 УК РФ).

В случае легализации имущества или денежных средств, полученных в результате преступления, предусмотренного статьей 175 УК РФ, ответственность наступает сразу по двум статьям: статьям 175 и 174 или статье 174 Ч

Кроме того, согласно постановлению Пленума Верховного Суда России от 18 ноября 2004 г. № 24 «сбыт имущества, которое было получено в результате совершения преступления (например, хищения) иными лицами, не образует состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества (статья 1 74 УК РФ), если такому имуществу не придается видимость правомерно приобретенного. В зависимости от конкретных обстоятельств дела указанные действия могут содержать признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за хищение (в форме пособничества) либо состава преступления, предусмотренного статьей 175 УК РФ»1 (п. 25).

Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, совершенное без квалифицирующих обстоятельств, считается преступлением небольшой тяжести. Наличие таких обстоятельств (ч. 2) превращает его в преступление средней тяжести, а особо квалифицирующих (ч. 3) – в тяжкое

Список использованных источников

 

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 дек.
  2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 07.03.2011 № 26-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. ФЗ от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» № 162-Фз в ред. ФЗ от 07.04.2010 № 60-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ 6 от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» в ред. Постановления от 23 декабря 2010 № 31 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 4.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» в ред. Постановления от 23 декабря 2010 г. № 31 // Российская газета. 2003. № 9.
  7. Постановления Пленума Верховного Суда от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 8.
  8. Постановление Пленума Верховного Суда от 18 ноября 2004 г. № 24 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» в ред. Постановления от 23 декабря 2010 № 31 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 8.
  9. Алешин Д. Организованные формы соучастия в преступлении по УК РФ и УК Украины // Законность. 2006. № 11. С. 52 – 53.
  10. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров. – М: Юником, 2008. – 1010 с.
  11. Быков В. Что же такое организованная преступная группа? // Российская юстиция. 2005. С. 41-42.
  12. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. – СПб.: Юрист, 2006. – 290 с.
  13. Галиакбаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. –М.: Юристъ, 2006. – 305 с.
  14. Денисова Л.В. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступный путем // Вестник Института экономики, управления и права. Казань, 2009. С. 32 – 38.
  15. Егорова Н. Понятия «преступная группа» и «групповое преступление» // Законность. 2006. № 7. С. 19-21.
  16. Зелинский А.Ф. Криминальная психология. – Киев: Юринком Интер, 2009. – 350 с.
  17. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева.–М.: Юрайт, 2010. – 1010 с.
  18. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (Особенная часть) / Под ред. Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева. – М.: Юристъ, 2007. – 890 с.
  19. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (по состоянию на 1 мая 20010 г.); отв. ред. А.А. Чекалин. – М.: Юнити-издат, 2010. – 1050 с.
  20. Коржанский Н.И. Ответственность за приобретение, хранение и сбыт имущества, добытого преступным путем: Учебное пособие. Волгоград: Восток, 2005. – 450 с.
  21. Крапивина О.Н. О вопросах, возникающих при квалификации приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем // Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции. Саратов, 2007. С. 44 – 46.
  22. Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. – М.: ИНФОРА-М, 2011. – 510 с.
  23. Курс уголовного права: Особенная часть/ Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. – М.: Экзамен, 2006. – 490 с.
  24. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (по состоянию на 1 февраля 2011 г.) // Отв. ред. проф. А.И. Рарог. – М.: Юристъ, 2011. – 890 с.
  25. Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: технико-прикладное исследование. – М.: Юрайт, 2005. – 710 с.
  26. Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратова: Восток. 2007. – 180 с.
  27. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2011.– 1264 с.
  28. Российское уголовное право: в 2-х т. Т. 2. Особенная часть / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай, проф. В.С. Комисарова, проф. А.И. Рарога. – М.: Восток-Запад, 2010. – 680 с.
  29. Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева и проф. А.В. Наумова. – М.:Эксмо, 2011. – 710 с.
  30. Уголовное право. Общая часть. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М.: Юристъ, 2009. – 600 с.
  31. Уголовное право: Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова..-М.: НОРМА, 2009. – 710 с.
  32. Уголовное право. Особенная часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. – М.: Юридический центр «Пресс», 2010. – 620 с.
  33. Уголовное право Российской Федерации / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова.–М.: Олимп-Аст, 2008. – 650 с.
  34. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И Чучаева. – М.: Юристъ, 2009. – 500 с.
  35. Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Э. Жалинского. – М.: Юристъ, 2007. – 1080 с.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00043 sec

WordPress: 21.89MB | MySQL:118 | 1,858sec