Производство уголовных действий против несовершенолетних

<

042714 1629 1 Производство уголовных действий против несовершенолетних

1.1. Значение и общая характеристика основных особенностей производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

 

 

На общем фоне высокой криминогенности в России особую озабоченность вызывает преступность несовершеннолетних. Количество преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их соучастии, на протяжении длительного времени составляет более 10% от общего числа раскрытых преступлений.

Большая часть от общего количества преступлений несовершеннолетних — корыстные деяния (кражи, грабежи, вымогательство и др.). В структуре подростковой преступности значительное место занимает групповая преступность (более 60%). Ежегодно более 100 тыс. детей совершают общественно опасные деяния до достижения возраста привлечения к уголовной ответственности. Достаточно высок рецидив преступности несовершеннолетних. На протяжении длительного времени он составляет около 20 %.

Уровень криминогенности страны в будущем в первую очередь будет зависеть от того, насколько она способна в настоящем дать правильное направление формированию молодого поколения. Конечно, основную роль должны играть социально-экономические, идеологические меры. Однако нельзя не видеть большого значения в этом процессе успешной деятельности правоохранительных органов, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства1.

Производство предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних имеет существенные особенности как законодательной регламентации, так и организации. Уголовно-процессуальная деятельность органов государства должна подняться на такой уровень, который максимально способствовал бы успешному решению проблемы предупреждения и сдерживания подростковой преступности. В российском уголовном процессе действует принцип особого положения несовершеннолетних. Он обусловлен комплексом физиологических, психологических и интеллектуальных особенностей, свойственных несовершеннолетним, и направлен на осуществление воспитательной и предупредительной функций уголовного процесса. Существует значительное количество особенностей производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, однако лишь наиболее существенные из них предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Иные особенности (организационного, тактического, психологического, этического плана) обязательно должны учитываться органами предварительного расследования и суда в ходе своей деятельности в рамках общих норм уголовно-процессуального законодательства.

Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних определяется общими правилами УПК РФ, а также специальными нормами, которые дополняют и развивают общие правила и содержат дополнительные гарантии охраны прав и законных интересов несовершеннолетних (гл. 50 УПК «Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних»).

Согласно ст. 420 УПК положения гл. 50 Кодекса применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет.

Предусмотренные законом особенности уголовно-процессуальной деятельности по делам лиц, не достигших 18-летнего возраста, объективно обусловлены и служат созданию более высокого уровня юридической защиты несовершеннолетних, дополнительных гарантий их прав и законных интересов, а также обеспечивают реализацию воспитательной и профилактической функций.

Эффективность производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних определяется не только необходимостью быстрого и полного раскрытия и расследования преступлений, изобличения виновных, обеспечения неотвратимости наказания за совершенное преступление, но и своевременностью, результативностью нравственно-психологического воздействия на правонарушении уголовных дел ведет к его неполноте, подрывает воспитательно-профилактическую направленность. Однако к тем же результатам может привести и одностороннее преувеличение значения этой специфики, забвение того, что она имеет пределы и должна действовать во исполнение общего назначения и принципов судопроизводства. Не следует забывать, что УПК не рассматривает процедуру производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних как коренным образом отличающуюся от общих правил судопроизводства. Производство по таким уголовным делам — частный случай общей процедуры уголовного судопроизводства.

Специализация производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних базируется на физиологических, психологических и социально-психологических особенностях несовершеннолетних лиц.

Противоправное поведение подростков может быть обусловлено значительно большим разнообразием мотивов, чем у взрослых. Например, корыстный мотив хищения может иметь место на фоне стремления утвердить свой престиж в группе, поддержать товарищей, озорства, желания завладеть предметом, представляющим особую ценность для данной возрастной группы (велосипед, мопед и др.). Изнасилования, насильственные действия сексуального характера нередко связаны со стремлением доказать свою «взрослость», физиологическую зрелость. Мотив преступления часто формируется у несовершеннолетнего под влиянием ситуации, скоротечно, и влечет немедленные действия.

Указанные особенности личности несовершеннолетних обусловили внимание международного сообщества к вопросам, касающимся специфики правосудия по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Рассматриваемому вопросу посвящены такие международно-правовые документы, как Каракасская декларация, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, Минимальные стандартные правила, относящиеся к несовершеннолетним, лишенным свободы; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Минимальные стандартные правила защиты прав несовершеннолетних — жертв преступлений, руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Ри-ядские руководящие принципы), Конвенция ООН о правах ребенка и др.

Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1985 г. были утверждены Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних1. Они получили название Пекинские правила, поскольку в Пекине проходило итоговое совещание экспертов по обсуждению и принятию окончательного текста этого документа. В Пекинских правилах нашли отражение общие принципы защиты прав человека, сформулированные в основных международно-правовых документах по этому вопросу (Всеобщая декларация прав человека, Международные пакты о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод), подчеркивается, что важнейшим средством раннего предупреждения преступности несовершеннолетних является создание достойных условий жизни и воспитания молодежи.

В указанном международно-правовом документе отмечается, что правосудие по уголовным делам в отношении несовершеннолетних является составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким образом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе. При этом в Пекинских правилах оговорено, что они сформулированы таким образом, чтобы могли применяться в рамках различных правовых систем и в то же время устанавливать некоторые минимальные стандарты в обращении с несовершеннолетними правонарушителями. В Пекинских правилах подчеркивается, что нижний предел возраста уголовной ответственности не должен быть на слишком низком уровне. В качестве целей правосудия по делам в отношении несовершеннолетних предусмотрены: обеспечение благополучия несовершеннолетнего, достижение соизмеримости мер воздействия с особенностями их личности и обстоятельствами правонарушения; ограничение использования карательных санкций к несовершеннолетним. Согласно Пекинским правилам лица, ведущие производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, должны обладать соответствующей квалификацией. Желательно создание специализированных судов по делам в отношении несовершеннолетних. Судебное разбирательство должно отвечать интересам несовершеннолетнего и вестись быстро, без ненужных задержек. Несовершеннолетний должен иметь право свободно излагать свои показания, участвуя в судебном разбирательстве. В соответствии с Пекинскими правилами в ходе производства по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего следует обеспечивать конфиденциальность. Не должна без нужды в том оглашаться информация о совершении несовершеннолетним правонарушения. В Пекинских правилах делается попытка придать требованию конфиденциальности универсальный характер, рассматривать его как обязательный общий принцип всего судебного процесса по делам в отношении несовершеннолетних. Правила рекомендуют исключить доступ «третьих лиц» к материалам уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Данная рекомендация не в полной мере воспринята рядом стран, в частности и Россией, где несовершеннолетие виновного не является безусловным основанием к проведению закрытого судебного процесса. Рассматриваемые Правила предусматривают возможность и желательность прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего на досудебных стадиях (в качестве непременного условия такого прекращения рассматривается добровольное согласие несовершеннолетнего). При рассмотрении вопроса о прекращении уголовного дела не допускается никакого давления на несовершеннолетнего. К несовершеннолетним запрещается применение смертной казни и телесных наказаний, ограничение личной свободы несовершеннолетнего должно быть сведено до минимума. В развитие последнего положения в Пекинских правилах подчеркивается, что помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправительное учреждение — всегда крайняя мера, применяемая в течение минимально необходимого срока.

В значительной мере международные рекомендации по уголовному судопроизводству в отношении несовершеннолетних учтены действующим в России законодательством. Одно из подтверждений тому — внесение изменений и дополнений в УК РФ и УПК РФ в декабре 2003 г1. Однако УПК, принятый в 2001 г., несколько ужесточает порядок производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, даже по сравнению с УПК РСФСР 1960 г. Ряд рекомендаций Пекинских правил не нашли отражения в новом законодательстве России. Однако тенденция приблизить порядок производства в отношении несовершеннолетних к общему порядку судопроизводства прослеживается во многих государствах. Она имеет объективное основание в виде стремления более действенно контролировать преступность несовершеннолетних. Рост преступности несовершеннолетних, несмотря на законодательные особенности производства по этой категории дел, к сожалению, не удается остановить не только в России.

Физические и интеллектуально-волевые особенности учитываются не только уголовно-процессуальным, но и уголовным законом России. УК РФ содержит специальный раздел, предусматривающий особенности уголовной ответственности несовершеннолетних. Так, уголовный закон устанавливает возрастные границы уголовной ответственности. По общему правилу она наступает за совершение преступление лицами, достигшими 16-летнего возраста. Лишь за некоторые виды преступлений, имеющих повышенную общественную опасность, ответственность может наступать с 14 лет. К таким преступлениям относятся, например, убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кража, грабеж, разбой, вымогательство, умышленное уничтожение или повреждение имущества при наличии квалифицирующих признаков, терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство при наличии квалифицирующих признаков, вандализм, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств и некоторые другие (ч. 2 ст. 20 УК РФ). Предполагается, что несовершеннолетние, достигшие 14 лет, способны осознавать общественную опасность этих действий. Уголовным законом предусмотрено, что наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным осужденным, совершившим преступление небольшой тяжести впервые. Несовершеннолетним осужденным, совершившим преступление в возрасте до 16 лет, наказание в виде лишения свободы может быть назначено на срок не свыше 6 лет. Этой же категории несовершеннолетних, совершившим особо тяжкие преступления, а также остальным несовершеннолетним осужденным наказание назначается на срок не свыше 10 лет. При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей, сокращается наполовину. Назначенный несовершеннолетнему осужденному в качестве наказания штраф по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия. Предусмотрены особенности исполнения условного наказания (ст. 73 УК), условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 93 УК РФ), погашения судимости (ст. 95 УК РФ); несовершеннолетие виновного признается смягчающим наказание обстоятельством (ст. 61 УК РФ) и т.д. Согласно ст. 96 УК РФ в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности суд может применить положения раздела 5 к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет, кроме применения такой меры воспитательного воздействия, как помещение их в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних.

Специфической особенностью производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних являются: преимущественно охранительная ориентация; максимальная индивидуализация судебного процесса; а также «социальная насыщенность»1, т.е. значительная роль в этом производстве «непрофессионального элемента», неюридических специальных знаний. Имеются в виду знания в области психологии и педагогики детского и подросткового возраста, медицины, психиатрии и других смежных отраслей науки. В этой связи к производству по уголовному делу привлекаются соответствующие специалисты, активно участвуют комиссии по делам в отношении несовершеннолетних и защите их прав, органы управления образованием, органы опеки и попечительства, представители учреждений, предприятий, организаций, где работал или учился несовершеннолетний. Правильное сочетание профессионального юридического и общественного элементов, безусловно, будет способствовать высокой воспитательной направленности судопроизводства, предупреждению совершения несовершеннолетним новых преступлений. Однако следует учитывать, что преувеличение значения несудебных органов в принятии мер воздействия в отношении несовершеннолетних, характерное для отдельных этапов развития российского уголовно-процессуального закона, чревато ущемлением законных интересов несовершеннолетнего, лишением его квалифицированной юридической помощи и судебной защиты. Например, вплоть до 1997 г. комиссия по делам в отношении несовершеннолетних в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям имела право применять все принудительные меры воспитательного характера в отношении несовершеннолетнего, в том числе и помещение в учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. С 1997 г. право применения принудительных мер воспитательного воздействия в случае прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в отношении несовершеннолетнего (ст. 8 УПК РСФСР, ст. 427 УПК РФ) передано суду.

Итак, специфика уголовного судопроизводства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних объективно обусловлена возрастными особенностями несовершеннолетних физического, интеллектуального и волевого характера. Специфика законодательной регламентации производства по уголовным делам данной категории имеет целью обеспечение охраны прав и законных интересов несовершеннолетнего, повышение воспитательно-профилактической направленности, назначение справедливого наказания, предупреждение совершения новых преступлений. Законодательные особенности ни в коем случае не должны игнорироваться, так же как и затмевать собой общие уголовно-процессуальные нормы, обеспечивающие достижение задач уголовного судопроизводства.

 

 

1.2. Основные особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

 

 

<

Уголовно-процессуальные нормы, устанавливающие особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, распространяются и на те случаи, когда обвиняемый, совершивший преступление в возрасте до 18 лет, к моменту расследования или разбирательства дела в суде достиг совершеннолетия. В литературе высказывались резонные мнения о том, что особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних теряют смысл, если к моменту производства по делу лицо достигло совершеннолетия. Так, имеет ли смысл ограничивать время допроса подозреваемого (обвиняемого) четырьмя часами в день, если на момент допроса он достиг 25 лет?

 

Рассмотрим основные особенности производства по делам в отношении несовершеннолетних, имеющие значение как на стадии предварительного расследования, так и в судебном разбирательстве.

 

Одной из основных особенностей, установленных уголовно-процессуальным законом для производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, является специфика предмета доказывания. Так, ст. 421 УПК обязывает при производстве предварительного следствия и судебного разбирательства по данным категориям уголовных дел, помимо обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК, особое внимание обращать на выяснение следующих обстоятельств:

1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения);

2) условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;

3) влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

При этом недостаточно сводить особенности предмета доказывания по делам в отношении несовершеннолетних только к необходимости учитывать детализирующие требования ст. 421 УПК. Специфика предмета доказывания по этим уголовным делам может проявляться применительно к любому обстоятельству, подлежащему доказыванию (ст. 73 УПК). Так, доказывая событие преступления, необходимо выяснить возможность совершения данного деяния несовершеннолетним с учетом его физических и иных возможностей. Доказывая виновность несовершеннолетнего, следует иметь в виду возможность наличия нетипичной мотивации, более ограниченные по сравнению со взрослым пределы осознания подростком характера и последствий своих действий, неочевидность в ряде случаев действительной роли несовершеннолетнего в подготовке, совершении, сокрытии преступления.

Установление точного возраста подростка необходимо для решения вопроса о возможности его привлечения к уголовной ответственности, учета несовершеннолетия виновного как смягчающего обстоятельства (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК), обоснованного применения мер процессуального принуждения и некоторых видов наказания, правильного разрешения вопросов, возникающих в ходе исполнения приговора. Возраст несовершеннолетнего (число, месяц и год рождения) подтверждаются свидетельством о рождении или паспортом. Копии соответствующих документов должны находиться в уголовном деле. В случае отсутствия документов о возрасте (а также при наличии обоснованных сомнений в подлинности документов или правильности отражения в них даты рождения) для установления возраста в обязательном порядке назначается судебно-медицинская экспертиза (п. 5 ст. 196 УПК). Если при этом эксперт указывает на определенные возрастные пределы, то возрастом лица следует считать минимальный возраст, вытекающий из заключения эксперта (последний день года, указанного экспертом, или последний день года, определенного экспертом в качестве нижней возрастной границы). При определении возраста несовершеннолетнего следует учитывать, что лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а лишь с ноля часов следующих за днем рождения суток.

Выяснение условий жизни и воспитания, уровня психического развития, особенностей личности несовершеннолетнего необходимо для установления некоторых моментов, связанных с психическим отношением лица к содеянному, выявления всей совокупности обстоятельств, способствовавших совершению преступления, решения вопросов о мере пресечения и мерах исправления подростков. Анализ условий жизни и воспитания несовершеннолетнего требуется и для решения вопроса о возможной ответственности воспитателя.

Требования уголовно-процессуального закона выяснять условия жизни и воспитания несовершеннолетних, а также, как следствие, причины и условия, способствовавшие совершению преступления несовершеннолетним, довольно часто правоприменителем игнорируются.

Законодатель предлагает обращать особое внимание на то, каким образом на несовершеннолетнего влияли старшие по возрасту лица (п. 3 ч. 1 ст. 421 УПК). В УПК РСФСР 1960 г. указывалось на необходимость выяснения, имелись ли взрослые подстрекатели и иные соучастники преступления, совершенного подростком. Влияние старших по возрасту лиц — понятие более широкое, чем соучастие в преступлении. В этой связи изменение законодателем редакции нормы представляется правильным. Взрослые могут отрицательно влиять на несовершеннолетнего не только путем соучастия в конкретном преступлении. Выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий является одной из основных задач деятельности по профилактике правонарушений несовершеннолетних1. В случаях, когда подросток совершает преступление по предложению взрослого, это лицо с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела может быть привлечено к ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК). В некоторых случаях лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста, может быть привлечено к ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством, попрошайничеством (ст. 151 УК), проституцией (ст. 240 УК). Если при этом взрослый склонил несовершеннолетнего к совершению конкретного преступления, то действия взрослого надлежит квалифицировать по ст. 150 УК и по соответствующей статье закона, предусматривающей ответственность за соучастие (в форме подстрекательства) в совершенном подростком преступлении. При привлечении взрослого к уголовной ответственности по ст. 150 или 151 УК следует устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает в совершение преступления или иные антиобщественные действия именно несовершеннолетнего. Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, то он не может быть привлечен к ответственности по указанным статьям уголовного закона. Преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. 150, 151 и 240 УК, являются оконченными с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли последний какое-либо из указанных противоправных действий. Если несовершеннолетний совершил общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или не достиг возраста уголовной ответственности, то лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение данного преступления, несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.

В соответствии с требованием ст. 421 УПК при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

 

Это требование закона основано на содержании ч. 3 ст. 20 УК,
в которой указывается, что если несовершеннолетний достиг возраста, с которого возможна уголовная ответственность, но в силу отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Об отставании в психическом развитии могут свидетельствовать разнообразные обстоятельства, в том числе и установленная умственная отсталость несовершеннолетнего. Если в материалах уголовного дела имеются данные, свидетельствующие об умственной отсталости несовершеннолетнего, надлежит выяснить, не наблюдается у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии. К числу данных, свидетельствующих о возможной умственной отсталости несовершеннолетнего, могут быть отнесены неспособность к усвоению учебного материала, тяготение к кругу занятий и интересов, присущих детям гораздо более младшего возраста, длительная болезнь несовершеннолетнего, повлекшая невозможность обучения и общения со сверстниками.

Невозможность привлечения к уголовной ответственности может быть обусловлена лишь значительным отставанием от, нормального уровня психического развития данного возраста.

В отдельных случаях отставание в психическом развитии подростка не может служить основанием для вывода о необходимости его освобождения от уголовной ответственности. Если степень такого отставания не лишает несовершеннолетнего возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, то при назначении наказания этот факт учитывается как смягчающее обстоятельство. Если же уровень психического развития несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет соответствует возрасту, при котором уголовная ответственность согласно уголовному закону невозможна, т.е. подросток в полной мере не мог осознавать характер своих действий или руководить ими, то уголовное преследование в отношении его должно быть прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК. Об этом прямо указано в ч. 3 ст. 27 УПК (по УПК РСФСР 1960 г. такого рода уголовные дела прекращались на основании п. 5 ч. 1 ст. 5 Кодекса в связи с недостижением лицом возраста, с которого возможна уголовная ответственность). УПК РФ не предусматривает такого основания прекращения уголовного дела, как недостижение лицом возраста, с которого возможна уголовная ответственность.

Для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, не связанном с психическим заболеванием, при наличии данных об этом назначается комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. При этом эксперт-психиатр решает вопрос о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего психического заболевания на момент совершения общественно опасного деяния и на момент производства по уголовному делу. Эксперт-психолог выясняет наличие или отсутствие отставания в психическом развитии несовершеннолетнего в случае, если оно не связано с психическим расстройством. Пленум Верховного Суда РФ требует при постановке вопросов эксперту-психологу не ограничиваться вопросом о том, какому возрасту соответствует уровень умственного развития несовершеннолетнего1. Следует выяснить, какие конкретно признаки отставания в психическом развитии проявляются у несовершеннолетнего и влияют ли они (если влияют, то каким образом) на степень осознания фактического характера и общественной опасности своих действий или возможность руководить ими. Поэтому правильно поступают те прокуроры, которые отменяют постановления о прекращении уголовного дела, основанные лишь на выводе эксперта-психолога о соответствии уровня психического развития несовершеннолетнего уровню младшего подросткового возраста.

Должное внимание должно уделяться собиранию сведений о поведении обвиняемого подростка после совершения им преступления. Иногда по уголовному делу необходимо выяснить физическое здоровье несовершеннолетнего обвиняемого. Учитывая то, что несовершеннолетние часто безразлично относятся к неблагоприятным личным и имущественным последствиям привлечения их к уголовной ответственности, следователь и суд по своей инициативе должны принять все меры к защите таких интересов (например, решить, на чьем попечении останется имущество несовершеннолетнего, не допустить незаконного исключения подростка в период производства по уголовному делу из школы, увольнения с работы и т.д.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВАНИЙ ПРИМЕНЕНИЯ МЕР ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

 

2.1. Общая характеристика оснований

 

Уголовно-процессуальный закон России (в соответствии с положениями «Пекинских правил») предусматривает возможность прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК). Такое прекращение возможно как на стадии предварительного расследования, так и в судебном разбирательстве. Уголовное дело может быть прекращено судом, прокурором, следователем или дознавателем с согласия прокурора в случае, если исправление несовершеннолетнего обвиняемого, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, может быть достигнуто без применения наказания. Буквальное толкование ст. 427 УПК дает основание полагать, что прекращение уголовного дела с применением к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия возможно лишь в случае, когда несовершеннолетний приобрел статус обвиняемого. Представляется, что указанную норму следует толковать шире: такое прекращение возможно и в отношении подозреваемого как в ходе предварительного следствия, так и при производстве дознания.

В случае прекращения уголовного преследования дознавателем, следователем (с согласия прокурора) или прокурором указанные лица возбуждают перед судом ходатайство о применении в отношении несовершеннолетнего принудительных мер воспитательного воздействия. Суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по указанным выше основаниям и одновременно с прекращением уголовного дела принять решение о применении в отношении несовершеннолетнего обвиняемого принудительной меры воспитательного воздействия (ч. 3 ст. 427 УПК). Право суда прекратить уголовное дело с применением к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия, если основания для этого установлены в ходе судебного разбирательства, предусмотрено ст. 431 УПК.

Основанием прекращения уголовного дела по ст. 427 УПК является, во-первых, доказанность совершения не достигшим 18-летнего возраста лицом деяния, содержащего признаки преступления небольшой или средней тяжести, и, во-вторых, возможность исправления несовершеннолетнего путем применения мер воспитательного воздействия, т.е. без применения уголовного наказания.

 

Для определения возможности исправления лица мерами воспитательного воздействия важное значение имеет отношение несовершеннолетнего к совершенному преступлению: признает ли он себя виновным, раскаивается ли в содеянном? Отрицание вины, отсутствие раскаяния может свидетельствовать о непонимании подростком своего противоправного поведения, стремлении уклониться от ответственности. Признание или отрицание вины в полной мере можно установить только при его допросе в качестве обвиняемого или подозреваемого. Прекращение уголовного дела не допускается, если несовершеннолетний или его законный представитель против этого возражают.

К числу принудительных мер воспитательного воздействия, применение которых возможно к несовершеннолетнему, освобожденному от уголовной ответственности, относятся: предупреждение; передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; возложение обязанности загладить причиненный вред; ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 90 УК РФ). Несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия. Продолжительность действия таких мер, как передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа, а также ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего, устанавливается судом, назначающим данные меры, в пределах от одного месяца до двух лет при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет при совершении преступления средней тяжести.

В случаях прекращения уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава преступления в связи с недостижением субъектом возраста, с которого возможна уголовная ответственность, либо в связи с отставанием несовершеннолетнего в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, которое во время совершения общественно опасного деяния лишало несовершеннолетнего возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, принудительные меры воспитательного воздействия (кроме помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа) могут быть назначены комиссией по делам в отношении несовершеннолетних и защите их прав, образуемой органом местного самоуправления. Помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа в указанных случаях осуществляется судом. Процедура помещения несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в указанные учреждения определена гл. 3 Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»1.

 

 

2.2. Сущность и содержания принудительных мер воспитательного воздействия

 

Предусмотренные уголовным законом принудительные меры воспитательного воздействия — это не являющиеся уголовным наказанием меры государственного принуждения, применяемые к несовершеннолетним, совершившим преступления, с целью их исправления.

По своей правовой природе эти меры относятся к «иным мерам уголовно-правового характера», указанным в ст. 6 УК, поэтому при их применении следует учитывать, что они «должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». Уголовно-правовой характер этих мер определяется тем, что они: 1) применяются судом к лицам, совершившим преступления, 2) в связи с их освобождением от уголовной ответственности или от наказания и 3) в порядке и на основаниях, предусмотренных уголовным и уголовно-процессуальным законами. Сходные и тождественные меры, применяемые в порядке, установленном административным законодательством (Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних), мерами уголовно-правового характера не являются.

Спорным остается вопрос о том, входят ли эти меры в содержание уголовном ответственности. Представляется, что они не входят в содержание уголовной ответственности, когда применяются в связи с освобождением от уголовной ответственности, и входят — когда применяются в связи с освобождением от наказания1. Причем в последнем случае в силу ст. 86 УК несовершеннолетний одновременно освобождается и от судимости. Поэтому в содержание уголовной: ответственности входит лишь акт применения их судом, но не их исполнение.

Освобожденному от уголовной ответственности несовершеннолетнему могут быть назначены судом принудительные меры воспитательного воздействия четырех видов:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 90 УК).

Принудительные меры воспитательного воздействия могут применяться по общему правилу к лицам, не достигшим совершеннолетия ко времени их применения. Совершеннолетие является важным фактом, в жизни лица. Достигшее совершеннолетия лицо приобретает в полном объеме гражданскую, семейную и трудовую правоспособность и дееспособность, приобретает избирательные права и несет обязанность военной службы. В соответствии со ст. 60 Конституции РФ гражданин России может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. Поэтому совершеннолетие препятствует применению принудительных мер воспитательного воздействия. В исключительных случаях эти меры могут применяться к психически и социально незрелым лицам в возрасте от 18 до 20 лет в соответствии со ст. 96 УК. Причтем к указанной категории лиц и всего спектра принудительных мер могут применяться разве что предупреждение и возложение обязанности загладить причиненный вред, так как другие меры связаны с ограничением прав лица и требуют осуществления контроля за их исполнением со стороны, специализированного государственного органа. В соответствии же со ст. 7 Федерального закона от 24.06.99 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» «индивидуальная профилактическая работа» в отношении несовершеннолетнего прекращается по достижении им возраста 18 лет.

Таким образом, при применении принудительных мер воспитательного воздействия суд должен учитывать возраст преступника. Нецелесообразно, а иногда и невозможно назначать принудительные меры лицам, достигшим совершеннолетия, и лицам, близким к его достижению, если цели принудительных мер не могут быть достигнуты до наступления совершеннолетия. В этих случаях целесообразно применять другие способы исправления преступника, например, условное осуждение.

При этом подростку может быть назначено одновременно несколько из перечисленных принудительных мер воспитательного воздействия. Продолжительность срока применения мер, указанных в п. «б» и «г», устанавливается органом, назначающим эти меры, в пределах от одного месяца до двух лет — при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет — при средней тяжести содеянного.

Предупреждение как принудительная мера воспитательного характера состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступления, предусмотренных УК (ч. 1 ст. 91 УК).

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию и контролю за поведением несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 91).

Необходимо отметить, что в отношении родителей и лиц, их заменяющих, предусмотренная обязанность существует и на основе норм семейного права. Применение этой меры не дает родителям и другим лицам в отношении несовершеннолетних никаких прав, которых бы они не имели, исходя из норм семейного права. Данная мера является своеобразным предупреждением родителям и другим лицам о возможности привлечения их ребенка (подопечного) к ответственности, с тем чтобы побудить их к более активной воспитательной деятельности. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 14.02.2000 № 7 разъяснил: «При передаче несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, суд должен убедиться в том, что указанные лица имеют положительное влияние на подростка, правильно оценивают содеянное им, могут обеспечить надлежащее поведение и повседневный контроль за несовершеннолетним. Для этого необходимо истребовать характеризующий материал, проверить условия жизни родителей или лиц, их заменяющих, возможность материального обеспечения подростка и т.д. Несмотря на то что закон не требует согласия родителей или лиц, их заменяющих, на передачу им несовершеннолетнего под надзор, такое согласие судом должно быть получено»1.

Обязанность загладить причиненный вред возлагается на несовершеннолетнего с учетом его имущественного положения и наличия у него соответствующих трудовых навыков (ч. 3 ст. 91). Речь идет о наличии у подростков реальной возможности устранить нанесенный ими преступный вред своими средствами или своими силами.

Обязанность загладить причиненный вред не сводится исключительно к возмещению ущерба, причиненного преступлением и компенсации морального вреда. В некоторых случаях с согласия дотерпевшего ущерб может быть возмещен не в полном объеме, моральный вред может быть заглажен извинением раскаявшегося преступника. Вред может быть заглажен путем совершения каких-либо полезных для потерпевшего или для общества действий, независимо от факта причинения преступлением имущественного ущерба и того факта, что причиненный преступником вред находится за рамками состава преступления (например, вред от преступления с формальным составом). По очевидным причинам нельзя согласиться с рекомендацией ограничить размер возмещаемого вреда половиной минимального размера оплаты труда, применив по аналогии ст. 18 Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних.

Наконец, ограничение досуга и установление особых требований к несовершеннолетнего предполагает возможность запрета посещать определенные места, использовать определенные формы досуга, в том числе связанные с управлением механическими транспортными средствами, ограничение пребывания вне дома после определенного времени суток либо выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа.

Несовершеннолетнему может быть также предъявлено требование возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа.

В отношении несовершеннолетнего могут быть предъявлены и другие требования, необходимые для его исправления. Требования эти должны быть целесообразными, не должны быть жестокими, причинять вред несовершеннолетнему, целью их не может быть унижение достоинства несовершеннолетнего.

Этот перечень не является исчерпывающим и может быть, с учетом конкретных обстоятельств, дополнен органом, назначающим данную принудительную меру воспитательного воздействия (ч. 4 ст. 91).

Часть 2 ст. 92 УК предусматривает в качестве особой принудительной меры воспитательного воздействия помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Применение этой меры регламентируется УК, Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»1, Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних2 и Типовым положением о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростке с девиантным поведением3.

Несовершеннолетние, освобожденные от наказания по ч. 2 ст. 92 УК, на основании приговора суда помещаются в специальные профессиональные училища закрытого типа и специальные (коррекционные) образовательные учреждения закрытого типа. В специальные общеобразовательные школы закрытого типа они не помещаются, туда помещаются лица в возрасте от 11 до 14 лет. В коррекционные учреждения закрытого типа помещаются несовершеннолетние, имеющие отклонения в развитии и заболевания, вызывающие необходимость их содержания, воспитания и обучения в таких учреждениях (умственно отсталые, глухонемые, слепые и др.). В указанные специальные учреждения (в том числе и коррекционные) не могут быть помещены несовершеннолетние, имеющие заболевания, препятствующие их содержанию и обучению в специальных учреждениях закрытого типа (перечень утверждается Правительством1).

Несовершеннолетний может быть помещен в специальное учреждение до достижения им возраста 18 лет, но не более чем на 3 года. Установленный судом срок может быть изменен в процессе применения принудительной меры: 1) воспитанник может быть досрочно выпущен из специального учреждения, если судом будет признано, что он не нуждается более в применении этой меры; 2) срок может быть продлен по ходатайству самого воспитанника в случае необходимости завершения им общеобразовательной или профессиональной подготовки (после чего содержание в учреждении уже не может рассматриваться в качестве принудительной меры).

Приведенные законодательные решения затрагивают как раз те ситуации, когда «специфика соответствующих мер объясняется не автоматической скидкой на возраст, а реальными особенностями личности подростка»2. Во-первых, только всестороннее исследование и учет личности несовершеннолетнего позволяют прийти к обоснованному выводу о возможности исправления лица с помощью принудительных мер воспитательного воздействия, сопряженных с освобождением такого лица от уголовной ответственности. Во-вторых, освобождение подростка от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия базируется на вероятностном прогнозе, в соответствии с которым собранные данные о личности субъекта, не достигшего 18 лет, проецируются на его возможное поведение в будущем.

Поэтому акт освобождения от уголовной ответственности в подобных ситуациях носит, с одной стороны, факультативный характер и зависит от усмотрения органа, принимающего решение об этом, а с другой — в определенной мере условный характер (хотя прямое указание по данному вопросу отсутствует в законе), поскольку позитивный прогноз нуждается в проверке временем на основе оценки реального поведения несовершеннолетнего. Контроль за исполнением подростком назначенной ему меры воспитательного характера возлагается по постановлению судьи на специализированный государственный орган, обеспечивающий исправление несовершеннолетнего.

 

2.3. Последствия систематического неисполнения принудительных мер воспитательного воздействия

 

Как следует из ч. 4 ст. 90 УК, в случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется судом и все материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности.

Анализ этой формулировки показывает, что термин «систематичность» означает в ней неисполнение подростком применяемой к нему меры воспитательного воздействия три и более раз. По-видимому, реакцией на первое и вторичное уклонение несовершеннолетнего от исполнения им обязанностей, вытекающих из содержания соответствующей воспитательной меры, должны быть методы убеждения и предостережения о возможности пересмотра ранее принятого решения об освобождении от уголовной ответственности. Тем самым совершившему преступление небольшой или средней тяжести подростку предоставляется дополнительный шанс вступить на путь исправления без фактического претерпевания уголовной кары. Если же этот шанс не использован, то поставить вопрос об отмене принудительной меры воспитательного воздействия правомочен специализированный государственный орган, на который был возложен контроль за поведением несовершеннолетнего, а принять решение о такой отмене и передаче всех материалов для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности должен суд, назначивший эту меру. Разумеется, подобный пересмотр прежнего решения возможен, если не истекли предусмотренные ст. 94 УК сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

Итак, введенный для несовершеннолетних, совершивших преступление небольшой или средней тяжести, особый вид освобождения от уголовной ответственности, соединенный с назначением принудительных мер воспитательного воздействия, не является актом всепрощения таких преступников. Он дает им шанс исправиться без реального претерпевания кары. Если же эти лица будут систематически уклоняться от исполнения указанных мер, последние могут быть отменены, а сами несовершеннолетние субъекты — подвергнуты уголовной ответственности.

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Декларация прав ребенка от 20 ноября 1959. //Международные акты о правах человека. Сборник документов. – М., 1998.
  3. Конвенция о правах ребенка от 20.11.89 //Международные акты о правах человека. Сборник документов. – М., 1998.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  5. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  6. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848
  7. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3177.
  8. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4847.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам в отношении несовершеннолетних» // Российская газета. 2000, 14 марта.
  10. Постановление Правительства РФ от 11.07.2002 № 518 «Об утверждении перечня заболеваний, препятствующих содержанию и обучению несовершеннолетних в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа органов управления образованием» // СЗ РФ. 2002. № 28. Ст. 2873.
  11. Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних // ВВС РСФСР. 1967. № 23. Ст. 536; ВВС РФ. 1993. № 12. Ст. 429.
  12. Типовым положением о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростке с девиантным поведением // СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1681; 2002. № 62 (ч. II). Ст. 5225.
  13. Астемиров З. А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М., 1970.
  14. Бабий Н. А. Уголовная ответственность несовершеннолетних – Минск, 1986.
  15. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2004.
  16. Викумен Н. Нужны ли новые подходы к надзору за исполнением законов о молодежи. М., 1998.
  17. Евтеев М. П. Кирин В. А. Законодательство об ответственности несовершеннолетних. М., 2002.
  18. Игошев К.Е., Миньковский Г.М., Семья, дети, школа. М., 1989.
  19. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации // Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М., Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 2001.
  20. Международные нормы и правоприменительная практика в области прав и свобод человека. М., 1993.
  21. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М., 2000.
  22. Никитин А. Ф. Ответственность несовершеннолетних. М., 1998.
  23. Орлов В. С. Административная и уголовная ответственность несовершеннолетних. М., 1980.
  24. Преступность и правонарушения. Российский статистический ежегодник за 2004г. М., 2005.
  25. Прохоров Л.А. Общие начала назначения наказания и предупреждения рецидивной преступности. — Омск, 1980.
  26. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева.–М.: ИНФРА-М: КОНРАКТ, 2005.
  27. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко.-М.: ИКД: Зерцало, 2005.
  28. Уголовный процесс России / Под ред. В.З. Лукашевича. Спб., 2004.
  29. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв.П.А. Лупинской. –М.: Юристъ, 2004.
  30. Шапинова С. А. Подросток: Общество и закон – Алма-Ата, 1999.
  31. Энциклопедия преступлений и наказаний. Дети – преступники / Ред. Ю.И. Иванов. – Мн.: Литература, 2003.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 25.37MB | MySQL:122 | 1,833sec