Разбой как преступление против собственности

<

040714 1650 1 Разбой как преступление против собственности

1.1. Объект и объективная сторона преступления по ст. 162 «Разбой»

В течение последних лет наблюдается тенденция к росту количества регистрируемых разбоев. Например, в 2009 году зарегистрировано 8052 факта разбоя, что на 6,0% больше чем в 2008 году1.

Общественная опасность разбойных нападений определяется не только их количеством, но и другими характеристиками. Кроме того, возникает немало вопросов при квалификации разбоев, отграничении их от смежных составов.

Родовым объектом разбоя являются общественные отношения в сфере экономики. Видовым — собственность. Непосредственные объекты:

  1. тот вид собственности, в котором находится похищаемое имущество;
  2. здоровье потерпевшего;
  3. если совершен разбой с незаконным проникновением в жилище, то личное конституционное право гражданина на неприкосновенность жилища.

    В специальной литературе встречается мнение, что разбой, являясь наиболее опасной насильственной формой хищения чужого имущества, посягает одновременно на жизнь и здоровье потерпевшего. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерявшего, как признак разбоя, создает впечатление, что его непосредственными объектами следует считать не только здоровье, но и жизнь человека2. Мне кажется, такое мнение представляется ошибочным. Применяемое в процессе разбоя насилие может проявиться в причинении вреда здоровью потерявшего. Оно входит в состав разбоя, не требуя самостоятельной квалификации. В случае умышленного причинения смерти в процессе разбоя такие действия не охватываются рассматриваемым составом и образуют самостоятельное преступление. Угроза убийством, как вид психического насилия при разбое, непосредственно не посягает на жизнь человека. Разбой — это преступление, посягающее на собственность и здоровье человека, основным из которых является посягательство на собственность. Их объединяет содержание цели и способа ее достижения — стремление виновного получить материальную выгоду путем применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. 1

    В России положение о том, что убийство в процессе разбоя не охватывается составом этого преступления нашло отражение в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»2, где отмечается, что если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, то содеянное надлежит квалифицировать как убийство, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), и разбой с причинением тяжкого вреда потерпевшему (п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ). Поскольку причинение смерти потерпевшему не охватывается составом разбоя, убийство, совершенное при разбойном нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений — нормам об ответственности за убийство и разбой.

    Таким образом, разбой — двухобъектное преступление, поскольку он одновременно посягает на собственность и здоровье человека. Для состава разбоя оба этих объекта обязательны. Законодатель отнес норму об ответственности за разбой к группе преступлений, посягающих на отношения собственности, а не к разряду преступлений против личности.

    Предмет разбоя — чужое имущество, если оно не изъято из свободного гражданского оборота, то разбойное нападение с целью завладения таким имуществом должно квалифицировать по ст. 162 УК РФ.

    Между тем, когда разбой посягает на предметы, изъятые из свободного гражданского оборота, например, радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества, квалификация разбойных действий осуществляется по специальным нормам УК РФ об ответственности за посягательства на эти предметы.

    Если во время разбоя похищаются предметы или документы, имеющие особую историческую, художественную, научную или культурную ценность, разбойное нападение квалифицируются по ст. 164 УК РФ.

    Объективная сторона разбоя выражается в нападении, соединенном с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия.

    Таким образом, элементами конструкции разбоя можно считать: 1) нападение; 2) насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего; 3) или непосредственную угрозу применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

    Вполне очевидно, что состав разбоя существенно отличается от составов других видов хищения. Как справедливо отмечено Кригером Г.А., разбой выделяется в виде самостоятельного преступления, охватываемого единым понятием хищения, но вместе с тем имеющего специфические особенности как по характеру деяния, обусловливающего отличную от других форм хищения структуру состава преступления, так и по тем признакам, которые отягчают ответственность виновных в совершении разбойных нападений.1

    Учитывая указанные особенности конструкции разбоя, Кочои С. М. предлагает вообще не считать разбой формой хищения, отнеся его к разряду корыстных преступлений против собственности, не содержащих признаков хищения2. С этим не соглашаются Малков В. и Губарева Т.3

    Повышенная общественная опасность разбоя связана не только со способом его совершения, но и с тем, что рассматриваемое деяние посягает одновременно на несколько непосредственных объектов, которые упоминались выше.

    Рассмотрим особенности объективной стороны состава разбоя, вызывающие споры среди специалистов относительно его юридической природы.

    Существует немало точек зрения относительно понимания используемого в составе разбоя термина нападение.

    Нападение – быстрое стремительное действие, предпринятое виновным против жертвы, с целью захвата, нанесения урона, ущерба и т.п.1

    Сирота С.И. считает, что под нападением при разбое следует понимать такое внезапное, неожиданное для потерпевшего насилие или угрозу применения насилия, которое по своему объективному характеру может причинить смерть или телесное повреждение, опасное для жизни и здоровья лица, подвергнувшегося нападению.2

    С таким суждением вряд ли можно согласиться, поскольку здесь нападение фактически отождествляется с насилием или угрозой его применения, то есть другим элементом состава разбоя.

    Под нападением следует понимать внезапные для потерпевшего агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия. Нападение и непосредственно следующие за ним насилие (угроза насилием) составляют органическое единство двух неразрывных агрессивных актов, объединенных единой целью — хищением чужого имущества3.

    Между тем существуют точки зрения, существо которых состоит в том, что нет смысла отделять понятие нападения от понятия насилия, так как они фактически совпадают. Например, по мнению Кригер Г.Л., понятия «нападение» и «насилие» идентичны, провести какие-либо различия между ними, с точки зрения их юридической значимости практически невозможно. Одновременное указание в законе на нападение и на насилие скорее может быть объяснено неудачной редакцией, нежели стремлением законодателя подчеркнуть, что помимо насилия над личностью нападение характеризуется какими-то дополнительными признаками. 1

    Такая позиция представляется спорной. По мнению Севрюкова А.П.2, нападение — это процесс, предшествующий либо одновременный с насилием, нападение тесно связано с насилием, но не тождественно ему. Именно поэтому закон говорит о нападении, соединенном с насилием.

    Можно согласиться с Макаренко Е.И., который полагает, что под нападением следует понимать внезапные действия виновного, ограничивающие свободу лиц, подвергшихся нападению, сопряженные с применением к ним физического насилия либо угрозы его немедленного осуществления, если не будет дано согласие потерпевшего на передачу имущества преступнику.3

    Нападение связано с внезапностью, неожиданностью воздействия на потерпевшего. Такая внезапность в какой-то мере парализует возможности потерпевшего к отражению нападения либо лишает его возможности прибегнуть к помощи третьих лиц, поскольку внезапное вторжение в сферу поведения потерпевшего может сопровождаться немедленной реализацией насилия. Нападение при разбое следует понимать достаточно широко. Оно может выражаться в различных формах. Например, внезапное введение в организм потерпевшего сильнодействующих, ядовитых, одурманивающих веществ помимо его воли по существу мало отличается от удара ножом в спину, выстрела из засады, признаваемыми разбойными нападениями, если они преследовали цель хищения чужого имущества.

    Таким образом, нападение это внезапное воздействие на потерпевшего, соединенное с насилием либо угрозой его применения, с целью хищения чужого имущества.

    Насилие, опасное для жизни или здоровья потерпевшего, — действия, повлекшие причинение вреда здоровью потерпевшего, предусмотренного статьями 111, 112 и 115 УК РФ. Опасным для жизни или здоровья потерпевшего следует считать и такое насилие, которое хотя и не вызвало указанных последствий, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни. Так, суда Центрального округа г. Краснодара действия А. и Б. квалифицированы как разбой. Они путем подбора ключей незаконно проникли в квартиру В. Затем под угрозой применения насилия, опасного для жизни потерпевшего (потерпевший был связан, на шею накинута удавка), похитили лекарства, содержащие наркотические вещества, и деньги.

    Представляет интерес вопрос о квалификации случаев завладения чужим имуществом путем незаконного проникновения в жилище с применением к потерпевшему одурманивающих веществ. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 29 от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»1, обратил внимание судов на то, что всякое применение одурманивающих средств к потерпевшему с целью завладения его имуществам должно рассматриваться как разбой. В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.

    Правильно судом Карасунского округа г. Краснодара квалифицированы действия Ф. по ст. 162 УК РФ, которая, будучи в гостях у Б., добавила в алкоголь барбитурат2, тем самым вызвала серьезное отравление жертвы. Воспользовавшись этим, преступница похитила из квартиры валюту и ювелирные украшения.

    Обязательным признаком психического насилия при разбое является необходимость такого воздействия на потерпевшего, когда обращенная к нему угроза представляется реально осуществимой1. Так, Карасунском судом г. Краснодара действия П. правильно квалифицированы по ст. 162 УК РФ, поскольку в ночное время он, угрожая макетом ножа, снял серьги с Л., которая восприняла его действия, как реальную угрозу её жизни.

    Насилие может быть применено не только в отношении собственника имущества или лиц, которым имущество передано в ведение, распоряжение или под охрану, а также в отношении посторонних лиц, случайно оказавшихся на месте совершения преступления и пытающихся оказать сопротивление изъятию чужого имущества. Особенностью объективной стороны разбоя является и то, что законодатель признает деянием формальным составом, то есть оконченным с момента нападения. Во всех случаях, когда действия виновных представляют собой нападение, соединенное с физическим или психическим насилием, опасным для жизни или здоровья, применяемым в целях завладения имуществом потерпевшего, ответственность должна наступать за оконченный разбой даже при том условии, что в силу различных причин преступник не смог завладеть имуществом.2

    Общественно опасные последствия в виде ущерба, причиненного разбоем, не являются обязательным признаком разбоя, но представляются одним из важных обстоятельств, определяющих тяжесть конкретного преступления, а, следовательно, и суровость наказания за него.

    Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

    По ч. 1 ст. 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

    Применение насилия при разбое, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по ст. 115 или 112 УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные ч. 2 или 3 этой статьи.

    В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.

    Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

    В постановлении Пленума1 отражен факт действий лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по пункту «г» части второй статьи 162 УК РФ .

    Если лицо во время разбоя совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других отягчающих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т.п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора1.

    Так, Майкопским городским народным судом Республики Адыгея Л. и Д. осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам республиканского судаи приговор оставила без изменения. Президиум этого суда приговор и определение изменил, действия осужденных переквалифицировал на ч. 1 ст. 161 УК РФ. Л. и Д. признаны виновными в ограблении Ф., совершенном при следующих обстоятельствах.    

    10 марта 2008 г. пьяные Л. и Д. договорились завладеть личными вещами Ф., также находившегося в нетрезвом состоянии. С этой целью они предложили ему распить вместе с ними бутылку вина на улице. Здесь же Л. ударил Ф. по шее, отчего тот упал, после этого Л. прижал потерпевшего к земле, не давая ему возможности защищаться, а Д. в этот момент сорвал часы, обручальное кольцо и шапку потерпевшего, всего на сумму 2840 руб. В результате насильственных действий Ф. были причинены легкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

    Заместитель прокурора РФ внес в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РФ протест об отмене постановления президиума республиканского суда ввиду необоснованности переквалификации действий осужденных с п. «а» ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 161 УК.

    Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ 16 июля 2008 г. протест удовлетворила, указав следующее. Президиум республиканского суда необоснованно пришел к выводу о наличии в действиях осужденных признаков преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ, сославшись на то, что телесные повреждения левого плечевого сустава у Ф. возникли не в результате удара, нанесенного Л. по шее потерпевшего, а в результате падения последнего от этого удара левым боком и ушиба о бетонный бордюр.

    Как видно из материалов дела, характер примененного насилия к Ф. представлял опасность для здоровья потерпевшего, поскольку удар, как пояснил потерпевший, ему был нанесен Л. в область сонной артерии, отчего он, на несколько секунд потеряв сознание, упал, а когда очнулся, то почувствовал боль в руке.

    <

    Согласно акту судебно-медицинского освидетельствования, потерпевшему Ф. были причинены телесные повреждения, отнесенные к разряду легких повлекших кратковременное расстройство здоровья. Это повреждение образовалось в результате заламывания назад левой руки. В судебном заседании эксперт показал, что такие телесные повреждения могли возникнуть при обстоятельствах, указанных потерпевшим.

    В соответствии с разъяснением, содержащимся в постановлении пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», под насилием, опасным для жизни и здоровья, о котором говорится в ст. 162 УК РФ, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.1

    Утверждение, приведенное в постановлении президиума областного суда, о том, что от удара в шею у потерпевшего никаких повреждений не наступило, необоснованно. В данном случае суд правильно исходил из того, что Ф. был нанесен удар в жизненно важную область тела — шею, от которого он, теряв сознание, упал и получил телесное повреждение плечевого сустава руки. Таким образом, данные телесные повреждения были причинены Ф. в процессе нападения на него и находятся в причинной связи с этим насилием. В действиях виновных содержатся признаки ст. 162 УК, по которой они правильно осуждены судом.

    Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ постановление президиума областного суда в отношении Л. и Д. отменила, оставив без изменения приговор.1

    Так же из приведенного выше постановления Пленума видно, что по части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

    Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по статьям 115 или 112 УК РФ не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей этой статьи.

    Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений — по пункту «в» части третьей статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК РФ.

    В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п.

    Если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью). 1

    Помимо изложенного, для правильной квалификации действий виновных необходимо помнить, что если умысел двух лиц был направлен на совершение грабежа, а один из участников применил насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, то его действия квалифицируются как разбой, а действия другого лица — как грабеж.

    Так, Устиновским районным судом г. Ижевска И. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 162 и ч. 3 ст. 195 УК РФ и Г. — по п. «а, б» ч. 2 ст. 162 УК РФ.

    Вторым элементом объективной стороны разбоя является соединение нападения с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

    Третий элемент объективной стороны разбоя — угроза непосредственного применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего. При рассмотрении этого элемента речь пойдет не о физическом, а психическом насилии над лицом, которое подвергается разбойному нападению.

    Гельфер М.А.1 подчеркивал, что насилие над личностью при разбое может быть не только физическим, но и психическим. Последнее заключается в воздействии на психику потерпевшего путем угрозы непосредственного применения физического насилия. При этом законом строго ограничиваются пределы и характер насилия во время разбойного нападения: угрозой непосредственного применения физического насилия. Поэтому нельзя считать разбоем такие случаи принуждения виновным потерпевшего к передаче ему имущества, когда оно сопровождается угрозой разглашения позорящих его сведений или истребления имущества. В этих случаях речь может идти о вымогательстве.

    Под психическим насилием следует понимать словесные или молчаливые действия нападающего, выражающие вполне реальную угрозу немедленного применения физического насилия. Если такая угроза несет в себе возможность применения насилия, не опасного для жизни или здоровья жертвы, то содеянное следует оценивать как грабеж, а в случае, когда угрожают насилием, опасным для жизни или здоровья, — как разбой2.

    Угроза применения насилия при разбое может сопровождаться демонстрацией оружия, что усиливает ее реальность и оказывает более эффективное психическое воздействие на потерпевшего. Психическое насилие применяется как в отношении собственника имущества или лиц, у которых имущество находится в ведении, распоряжении или под охраной, так и в отношении посторонних лиц, случайно оказавшихся на месте совершения преступления и пытающихся оказать сопротивление изъятию чужого имущества.

    Насилие осуществляется при помощи различных по форме действий, которые существенным образом влияют на психику жертвы. К примеру, это угроза в отношении близких потерпевшему лиц. Действенность угрозы определяется реальностью ее осуществления. Она может вытекать из самой сложившейся обстановки и места совершения нападения (например, квартира, улица), ее характерных особенностей (например, угрожают оружием), времени (ночь), количества соучастников и т.д. Все эти моменты в совокупности являются составляющими конкретного психического насилия, а их набор способен оказать решающее психическое воздействие на жертву.

    Эффективность угрозы, воспринимаемой потерпевшим как реальная, не становится менее при отсутствии объективных условий, необходимых для ее выполнения. В связи с этим разбой образует и такая угроза, которая хотя объективно и не может быть реализована, но потерпевший считает ее осуществимой. 1

    Сложность при квалификации вызывают ситуации, связанные с демонстрацией виновным во время нападения макета пистолета или какого-либо иного предмета, имеющего внешне сходство с оружием. В этой ситуации угроза носит мнимый характер, т.к. использование этих предметов не может создать реальной опасности для жизни и здоровья потерпевшего. Между тем, как разбой должны квалифицироваться случаи восприятия этой мнимой угрозы, если потерпевший воспринимает ее как реальную, поскольку считает, что в руках у преступника находится настоящее оружие. Признание подобного рода угрозы разбойным нападением обосновывается тем, что по степени воздействия на психику потерпевшего угроза макетом оружия или другими предметами, обладающими внешним сходством с оружием, воспринимается также, как угроза настоящим оружием, а значит, угроза позволяет достигнуть преступный результат.

    При решении вопроса о характере психического насилия, примененного с целью завладения чужим имуществом, правоохранительным органам следует исходить из всестороннего анализа действий виновного, изучения места, времени совершения преступления, наличия возможности оказания помощи и т.п. Для признания, что примененное преступником психическое насилие выразилось в угрозе опасным для жизни или здоровья насилием, не обязательно, чтобы эта угроза выражалась в демонстрации оружия или заменяющих его предметов. Важным является субъективное восприятие виновным той обстановки, в которой было совершено преступление, при которой угроза могла убедить потерпевшего в том, что его жизнь или здоровье подвергнуты реальной опасности и преступник готов немедленно реализовать свою угрозу.

    Угроза должна быть наличной и реальной. Форма ее внешнего выражения не имеет принципиального значения. Чаще всего она выражается словесно, но не исключается выражение ее жестами, конклюдентными действиями, например, путем демонстрации огнестрельного или холодного оружия, которое может быть реально приведено в действие, если требование преступника о немедленной передаче ему имущества не будет выполнено потерпевшим. Важно, чтобы угроза, выраженная в той или иной очевидной для потерпевшего форме, субъективно воспринималась им как реальная, создавала в силу этого убеждения, что она будет реализована, если виновный встретит со стороны потерпевшего какое-либо противодействие преступлению. Цель разбойного нападения подавить или хотя бы временно парализовать волю потерпевшего и сопротивление преступнику в целях облегчения совершения хищения чужого имущества.

    В следственно-судебной практике периодически возникают вопросы о том, как квалифицировать нападение, если оно было соединено с угрозой, не носившей точно определенного характера. В п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» 1 разъясняется, что в тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа наказавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении наказавших применить физическое насилие, и т.д.

    В отличие от других форм хищения состав разбоя не материальный, а формальный. Следовательно, для признания разбойного нападения оконченным преступлением не требуется наступления последствий в виде причинения ущерба собственнику или другому владельцу имущества. Согласно п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»1 разбой признается оконченным преступлением с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия.

     

    1.2 Субъект и субъективная сторона преступления по ст. 162 «Разбой»

     

    Субъектом разбоя является лицо, обладающее тремя обязательными признаками.

  4. физическое лицо;
  5. вменяемое лицо;

    3) лицо, достигшее возраста 14 лет.

    Все эти признаки подробно рассмотрены в уголовно-правовой характеристике разбоя.

    Субъект преступления в соответствии со ст. 11, 12, 19 УК РФ — это физическое лицо независимо от его государственно-правовой принадлежности. В Российской Федерации субъектами преступления не могут являться юридические лица.

    Субъект преступления по российскому уголовному праву (ст. 19 УК РФ) должен обладать тремя признаками: 1) физическое лицо; 2) достижение установленного в УК РФ возраста уголовной ответственности; 3) вменяемость. Такие признаки, как обладание физическим лицом возрастом уголовной ответственности и вменяемостью, называются общими.

    Субъектом разбоя является вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста. Возраст, по достижении которого наступает уголовная ответственность, неодинаков для различных форм хищения. Согласно ст. 20 УК ответственность за разбой наступает с 14 лет. Установление пониженного возраста уголовной ответственности за большинство форм хищения обусловлено высокой общественной опасностью этих деяний, а также относительной распространенностью их среди подростков. Таким образом, не может быть субъектом разбоя лицо младше 14 лет, лицо невменяемое.

    Наряду с указанными исключающими признаками, можно выделить еще один легальный признак, исключающий признание лица субъектом разбоя, а именно, «субъектом кражи может быть только такое лицо, которое не обладает никакими правомочиями в отношении похищаемого имущества». Так, например, тайное изъятие вверенного виновному имущества представляет собой не кражу, а присвоение. Вполне логично, что субъектом разбоя не может быть лицо, которое имеет полномочия собственника или иного владельца похищаемого имущества.

    Субъективная сторона разбоя выражается в прямом умысле. Прямой умысел выражается в стремлении преступника к противоправному изъятию чужого имущества1. Помимо сознания общественной опасности факта изъятия чужого имущества, субъективная сторона разбоя характеризуется наличием у лица корыстной цели, проявляющейся в желании обогатиться незаконным путем.

    Субъективная сторона разбоя характеризуется виной в виде прямого умысла. При этом лицо руководствуется корыстным мотивом и преследует цель незаконного извлечения имущественной выгоды.

    Следующий элемент субъективной стороны преступления – корыстная цель, которая может быть направлена как на личное обогащение, так и на обогащение других лиц.

    Глава 2. Квалифицирующие признаки преступления по статье 162 УК РФ «Разбой»

     

    2.1 Квалифицированный состав разбоя

     

    Квалифицированный состав разбоя предусматривает следующие признаки:

    а)    группа лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК РФ);

    б)    с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ);

    Второй квалифицирующий признак разбоя (ч. 2 ст. 162 УК РФ) заключается в том, что преступник, совершая нападение, использует при этом различное оружие либо предметы, используемые в качестве оружия. При квалификации действий виновного по п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ судам следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 года «Об оружии» и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ.

    Для квалификации вооруженного разбоя имеет значение деление оружия на огнестрельное, газовое и холодное, включая метательное (подробно содержание каждого из указанных видов оружия будет рассмотрено при характеристике состава преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»).

    Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

    Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия.

    В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем.

    Действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ.

    Понятие оружия дано в законе «Об оружии», и в постановлении № 5 Пленума Верховного суда Российской Федерации от 12 марта 2002 года «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»1 под ним понимаются предметы и устройства, предназначенные для поражения живой или иной цели, а также для подачи сигналов. Под иными предметами понимают любые предметы, с помощью которых может быть причинен вред здоровью человека. Главное — установить, что данные предметы применялись в качестве оружия, что создавало реальную угрозу для жизни или здоровья потерпевшего. Под применением оружия понимается— непосредственное физическое воздействие при помощи оружия на человека (удар ножом и др.) либо психическое воздействие путем демонстрации оружия (выстрел вверх, угроза ножом и т.д.).

    Применение газового пистолета или газового баллончика при разбойном нападении в судебной практике квалифицируется как вооруженный разбой, если судом будет установлено, что газ в баллончике или в патроне представляет опасность для жизни человека.

    Разбой с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, существенно повышает общественную опасность данного преступления, поскольку это резко усиливает агрессивность и силу нападения, способно причинить потерпевшему больший (тяжкий) вред здоровью и даже жизни потерпевшего, придает самому преступнику уверенность в достижении цели похищения чужого имущества, в его неуязвимости со стороны лиц, которые могут оказать сопротивление иливоспрепятствование преступному посягательству на собственность и личность. Все это вместе взятое свидетельствует об особой дерзости и преступника, и его деяния.

    Оружие, которое используется субъектом при совершении разбоя, может быть как огнестрельным, так и холодным, включая и различные виды и устройства взрывного действия — граната, толовая шашка, динамитный патрон и т.д. (ст. 222 УК РФ). Орудием может быть и гладкоствольное охотничье ружье, тем более обрезы из него. Предметы, используемые в качестве оружия, — это любые предметы, которыми может быть причинен тяжкий вред здоровью человека, вплоть до лишения его жизни. Например, топоры, серпы, косы, любые ножи, молотки, долото, отвертки, металлические пруты и трубы и т.д. и т.п. Предварительная приспособленность или подготовленность их к нанесению телесных повреждений человеку не требуется. Указанные предметы могут быть фактически использованы для причинения вреда здоровью потерпевшего, но могут лишь демонстрироваться виновным для подкрепления реальности угрозы и увеличения силы ее воздействия как средства устрашения других лиц, подвергшихся нападению в указанных законом целях.

    Необходимо знать, если лицо при совершении разбоя угрожало игрушечным пистолетом, не намереваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, его действия (при отсутствии отягчающих обстоятельств) следует квалифицировать как разбой, предусмотренный ч. 1 ст. 162 УК РФ.

    Так, Краснодарским городским народным судом Карасунского округа Д. осужден по ч. 2 ст. 161 и п. «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Он признан виновным в совершении открытого хищения личного имущества граждан, соединенного с насилием, неопасным для жизни и здоровья потерпевшего, причинившим значительный ущерб потерпевшей, а также в совершении разбоя с целью завладения личным имуществом граждан, соединенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, при следующих обстоятельствах.

    2 июня 2008 года в дневное время на улице Д. сорвал с К. золотую цепочку стоимостью 12400 руб. Затем на другой улице подошел к Ш., приставил к ее груди игрушечный металлический пистолет и со словами: «Тихо!» сорвал с нее золотые цепочку и кулон стоимостью 8400 руб. Потерпевшая была убеждена, что ей угрожают настоящим оружием. Судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда приговор оставила без изменения. Заместитель председателя Верховного суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации содеянного Д. с ч. 2 ст. 162 по ч. 1 ст. 162 УК. Президиум Краснодарского краевого суда протест удовлетворил, указав следующее. Вина Д. в совершенных преступлениях материалами дела доказана. Содеянное в отношении К. квалифицировано по ч. 2 ст. 161 УК правильно. Что же касается квалификации по эпизоду нападения на Ш., то в этой части приговор и кассационное определение подлежат изменению по следующим основаниям. Суд квалифицировал эти действия Д. по ч. 2 ст. 162 УК, по признаку применения оружия или других предметов, используемых в качестве оружия.

    Пленум Верховного суда РФ в п. 14 постановления от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»1 разъяснил, что если умыслом виновных охватывалось применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, тогда действия (при отсутствии отягчающих обстоятельств) следует квалифицировать как разбой, предусмотренный п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ.

    Как установлено материалами дела, при совершении второго разбоя Д. угрожал заведомо негодным оружием, и его умыслом не охватывалось применение оружия. Поэтому действия виновного следует квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

    Президиум Краснодарского краевого суда приговор и кассационное определение в отношении Д. изменил, переквалифицировав его действия п. «б» ч. 2 ст. 162 по ч. 1 ст. 162 УК.2

     

    2.2 Особо квалифицированный состав разбоя (ч. 4 ст. 162 УК РФ).

     

    К особо квалифицирующим признакам закон относит совершение разбоя:

    а) незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище (ч. 3 ст. 162 УК РФ)

    б) организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ);

    в) в целях завладения имуществом в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ);

    г) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ).

    Часть 3 ст. 162 УК РФ предусматривает ответственность за разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере (ст. 139,УК РФ примечания 3 и 4 к ст. 158 РФ).

    Под жилищем понимается помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (дом, квартира, комната в гостинице, дача и т.д.), а также те составные части, которые используются людьми для отдыха, хранения имущества, либо удовлетворения иных потребностей человека (веранды, балконы, кладовые и т.д.). Нельзя признавать жилищем помещения, не предназначенные и не приспособленные для постоянного или временного проживания (обособленные от жилых помещений погреба, амбары, гаражи и т.п.).

    Помещение – это строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Помещение может быть как постоянным, так и временным, как стационарным, так и передвижным.

    Иное хранилище означает отведенные для постоянного хранения материальных ценностей участки территорий, которые оборудованы оградой, либо техническими средствами или обеспечены иной охраной, например передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы и тому подобные хранилища. Вместе с тем, участки территорий (акваторий), используемые не для хранения, а, например, для выращивания какой-либо продукции, к понятию «иное хранилище» не относятся. Способы разбойных нападений с незаконным проникновением в жилище, помещение, либо иное хранилище существенным изменениям не подвержены на протяжении последних лет. Например, совершение преступления путем взлома входной двери составляет 7%, выставление оконного стекла – 18%, свободного доступа в помещение – 20%, под видом знакомых, работников службы быта, правоохранительных органов – 50%, иные – 5%1.

    При совершении разбоя организованной группой с применением оружия (п. «г» ч. 2, п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ) необходимо провести разграничение с бандитизмом (ст. 209 УК РФ). Практика это с успехом делает, не допуская серьезных ошибок. Какие критерии берутся за основу? Во-первых, в разбое, совершенном организованной группой лиц, устанавливается наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В банде же должно быть только оружие. Во-вторых, в разбое оружие должно использоваться по назначению. Для бандитизма необходимо лишь наличие оружия. На данный признак обращено внимание в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»2. В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посягательств. По п. «г» ч. 2 ст. 162 УК разбойное нападение квалифицируется в тех случаях, когда оружие применено в ходе нападения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п. 6 упомянутого постановления). Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.

    По данной проблеме существует ряд полярных мнений. Так, например, В. Быков3, давая весьма спорную рекомендацию практике и критикуя решения Верховного Суда РФ, не учел, что по закону разбой и бандитизм— разные составы с четко различающимися юридическими признаками. Подменять один состав другим, не меняя уголовного законодательства, недопустимо. Вооруженный разбой организованной группой — это нападение с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В бандитизме признаки состава иные: создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации, а также руководство ею или участие в такой группе. В вооруженном разбое, совершенном организованной группой, всегда устанавливается корыстная направленность — цель хищения чужого имущества. В составе бандитизма цели деятельности шире: нападение на граждан или организации. Само такое нападение более опасно, так как представляет угрозу не только для собственности граждан, но и для их личной безопасности, нормального функционирования государства, коммерческих или иных организаций (п. 5 упомянутого постановления).

    При разбое, совершенном организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная организованная группа, совершившая разбой, и банда— вовсе не совпадающие понятия. Полагая, что это одно и то же, В. Быков ссылается на ч. 3 ст. 35 УК, упуская при этом содержание ч. 4 данной статьи, четко формулирующей признаки преступного сообщества. Банда относится не к организованной преступной группе, а именно к разновидности преступного сообщества. Вопреки утверждению В. Быкова, конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, и бандитизмом нет. Налицо разные составы. Севрюков А.П.1 согласен с мнением Р. Галиакбарова2 и считает, что во-первых, оценивая ст. 162 и 209 УК РФ, нельзя упускать из поля зрения содержание объектов посягательств. Разместив ст. 162 УК РФ в главе «Преступления против собственности», законодатель четко ограничил рамки применения нормы. Статья 209 УК размещена в главе «Преступления против общественной безопасности». Объект бандитизма иной — общественная безопасность; во-вторых, то, что банда — разновидность сообщества, доказывается и размещением состава рядом со ст. 210 УК РФ. Последняя является общим составом для состава бандитизма; в-третьих, ч. 5 ст. 35 УК четко оговаривает, что лицо, создавшее организованную группу или сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Закон связывает наличие преступного сообщества именно со статьями Особенной части УК, а не только со ст. 210 УК РФ, тем самым позволяя уточнить, что банда есть разновидность преступного сообщества, а не просто организованная группа.

    Как пишет Севрюков А.П. 1, уголовный закон — сложный организм. При толковании применяемых норм следует учитывать не только содержание конкретных статей Особенной части, но и нормы общего характера, структуру Кодекса, место норм в его системе.

    Особо квалифицированным видом разбоя является разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 статьи 162 УК РФ). Признаки тяжкого вреда здоровью даны в ст. 111 УК. Причинение вреда здоровью при разбое полностью охватывается составом этого преступления. Поэтому, если при разбое причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего, дополнительной квалификации по ст. 111 УК не требуется.

    Признаки тяжкого вреда здоровью потерпевшего понимаются в соответствии с ч. 1 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Под тяжким вредом здоровью потерпевшего понимается причинение такого вреда, который охватывается признаками, содержащимися ст. 111 УК РФ. Если в ходе разбоя с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следу квалифицировать по совокупности преступлений — по ч. 3 ст. 162 и ч.4ст. 111 УК РФ.

    Данный квалифицирующий признак будет иметь место в тех случаях, когда тяжкий вред здоровью причиняется в целях завладения имуществом либо после его завладения для удержания последнего.

    Дополнительной квалификации содеянного по ст. 111 УК РФ в этих случаях не требуется. Лишение жизни потерпевшего не охватывается составом разбоя, поэтому убийство, совершенное при разбойном нападении, следует квалифицировать помимо разбоя еще и по совокупности с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

    Для квалификации разбоя по п. «в» ч. 4 статьи 162 УК РФ не имеет значения, когда причинен тяжкий вред здоровью: в момент завладения имуществом, при преодолении сопротивления потерпевшего либо непосредственно после завладения имуществом в целях его удержания.

    Квалификация по п. «в» ч. 4 статьи 162 УК РФ возможна только в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. В случае наступления по неосторожности смерти потерпевшего от причиненного его здоровью в процессе разбоя тяжкого вреда действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений по п. «в» ч. 4 комментируемой статьи и по ч. 4 ст. 111 УК РФ22.

    Умышленное убийство, совершенное при разбое, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений за разбой и по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

     

    Список нормативно-правовых источников и использованной литературы

     

  6. Декларация прав и свобод человека и гражданина // Принята 22 ноября 1991. Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. № 52. Ст. 1865.
  7. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. – 25 декабря 1993 г.
  8. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г. (в ред. ФЗ от 29.06.2009 № 132-ФЗ, от 17.07.2009 №145-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 24.07.2008 № 161-ФЗ, от 18.07.2009 №181-ФЗ) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.
  9. Уголовный кодекс РФ 1996 г. в ред. ФЗ от 29.07.2009 № 216-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // БВС. РФ, 2003. № 2.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»// Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997 № 3.
  12. О некоторых вопросах применения уголовного законодательства об ответственности за преступления против собственности: Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 7.
  13. Быков В. Как разграничить бандитизм и разбой. // Российская юстиция. 2007. №3.
  14. Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма. // Российская юстиция. 2006. №7.
  15. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М., 2010.
  16. Гельфер М.А. Преступления против личной собственности граждан. – М.: ВЮЗИ. 2006.
  17. Донченко А.Е. Разбой с проникновением в жилище в условиях рыночной экономики. Сборник научных трудов адъюнктов и соискателей ВЮЗШ МВД. Выпуск IV. М., 2008.
  18. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Под ред. В.Ф. Караулова. – М.: НОРМА-ИНФРА, 2009.
  19. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Отв.ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт, 2010.
  20. Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. – М.: Профобразование. 2008.
  21. Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. – М: Юрид. лит., 2006.
  22. Кузьмин В.А. Уголовное право.– М.: Юристъ, 2009.
  23. Макаренко Е.И. Расследование разбойных нападений с проникновением в жилища. Ташкент. 2006.
  24. Малков В., Губарева Т. Назначение наказания по совокупности преступлений // Российская юстиция. 2008. № 6.
  25. Миненок М.Г. Типология корыстных преступлений// Правоведение. 2006. № 1.
  26. Морозов Ю. Уточнить критерии кратковременного расстройства здоровья // Российская юстиция. 2007. № 4.
  27. Севрюков А.П. Курс лекций. Хищения по уголовному праву России. – М.: ГУУ. 2008.
  28. Севрюков А.П. Разбой и некоторые смежные составы преступлений // Закон и право. 2007. № 12.
  29. Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. –М.: Экзамен, 2010.
  30. Сирота С.И. Преступления против собственности и борьба с ними. – Воронеж: ВГУ. 2006.
  31. Словарь русского языка. Том 2. – М: Просвещение. 2007.
  32. Состояние преступности в России за 2009 год. – М: ГИЦ МВД РФ. 2010.
  33. Список одурманивающих веществ от 25 декабря 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3. С. 17.
  34. Судебная практика по уголовным делам / Состав. Г.А. Есаков. – М.: ИНФРА-М, 2010.
  35. Плохов В.И. Ненасильственные преступления против собственности: криминалистическая и правовая обоснованность. – М.: Юристъ, 2007.
  36. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М.: ЮНИТИ, 2010.
  37. Уголовное право России. Часть Общая / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: ЮНИТИ, 2009.
  38. Уголовное право. Общая часть / Под ред. В Н Петрашева. – М.: Юрайт, 2007.
  39. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. Ревина В.П. – М.: ОМЕГА, 2006.
  40. Чуфаровский Ю.В. Психологический анализ личности преступника // Российский следователь. 2006. № 1.
  41. Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 16 июля 2008 г. // БВС РФ. 2008. № 12.
  42. Постановление президиума Краснодарского краевого суда // БВС РФ. 2008. №4. С. 15-16.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1MB/0.00195 sec

WordPress: 24.22MB | MySQL:122 | 2,928sec