Смертная казнь и эвтаназия

<

042714 1828 1 Смертная казнь и эвтаназия Смертная казнь

В данном изложении мы не будем касаться общефилософских, нравственных, этических, религиозных аспектов проблемы сохранения или отмены наказания в виде смертной казни, на этот счет в литературе давно высказаны полярные точки зрения. То же пожалуй, можно отнести и к юридической науке. Достаточно сослаться на последние крупные публикации по данной проблеме1, чтобы понять одну простую и довольно очевидную истину —общего рецепта здесь быть не может даже в пределах одной стране не говоря уже о европейском или мировом сообществе.

Обращение государства к применению такого специфического вида наказания, как смертная казнь, обусловливается многими факторами, а не только уровнем его развит ости, просвещенности явственности общества, приверженностью к демократическим устоям государственности и общественного бытия, как это иногда пытаются представить сторонники отмены смертной казни. Подобные утверждения не являются бесспорными, в основном же они носят пропагандистский характер, не принимая в расчет внутренних особенностей конкретной страны, вынужденной иметь в своем арсенале средств борьбы с преступностью и смертную казнь. Нельзя объяснять применение смертной казни традициями, приверженностью того или иного народа к жестоким методам обращения с людьми, низким уровнем его правосознания. Особенно наивными выглядят подобные объяснения в сочетании с такого рода утверждениями, как привычка населения к репрессиям, его равнодушие, восприятие смертной казни как обычного вида наказания.

Карательная политика государства в отношении уголовных преступников, совершающих преступления неполитического характера, определяется многими факторами (о них мы уже выше писали) и не в последнюю очередь состоянием, структурой и динамикой преступности в стране в тот или иной период ее развития. Если сравнить по этому показателю различные страны мира, то картина применения смертной казни будет более ясной.

К сожалению, Россия в этом отношении имеет бесспорное лидерство (даже по сравнению с США, где уровень преступности на 100 тыс. населения всегда был достаточно высок). Уровень преступности на 100 тыс. населения в России составлял: в 1991 г. — 1463, в 1992г.—1857, в 1993 г. — 1888, в 1994г.— 1779, в 1995г.— 17631.

То есть с 1994 г. наметилась пусть незначительная, но все же заметная тенденция к снижению уровня преступности. Эта тенденция сохранялась и в 1996 г., когда общее число преступлений по сравнению с предыдущим годом снизилось на 4,7%2, а в 1997 г. это снижение достигло 8,7%. Однако уже в 1998 г. вновь наблюдался рост преступности на 7,7%3. Данная тенденция сохранилась и в последующие годы: в 1999 г. произошел резкий скачок преступности —
на 16,3% (это, по существу, обвальный рост); не удалось приостановить ее рост и в 2002 г. (по сравнению с 1999 г. она сократилась всего на 1,6%).

Не имеет тенденции к резкому сокращению удельный вес убийств, в абсолютных цифрах картина выглядит еще более тяжкой: в 1996 г. было совершено 29 406, в 1997 г. — 29 285, в 1999 г., 31 140, в 2002 г. — 31 829 убийств и покушений на них.

Следует иметь в виду, что примерно такое же количество ежегодно обнаруживается неопознанных трупов, находящихся на учете органов внутренних дел (среди которых тоже немалое число убитых). Кроме того, большое число людей пропадает без вести, среди которых, как показывает практика, немалое число людей оказываются убийства (особенно с целью завладения квартирами, другим имуществом). Такая тяжелая ситуация с охраной жизни человека не может не беспокоить российское государство и общество, она просто требует применения всего арсенала имеющихся средств для защиты населения, в том числе и путем применения смертной казни за вершенные убийства при отягчающих обстоятельствах, носящих зачастую характер злодеяний.

Высокий удельный вес тяжких преступлений в общей структуре преступности (превысил рубеж 60%) не позволяет применять в полном объеме имеющуюся систему наказаний, особенно не связанных с изоляцией от общества. Удельный вес тяжких преступлений составлял: в 1991 г. — 14,3%; в 1992 г. — 15,1%; в 1993 г. — 21,4%; в 1994 г. — 37,4%; в 1995 г. — 59,3%. Впервые за последние годы уровень тяжких преступлений в 1996 г. снизился по сравнению с предыдущим годом на 10,2% и составил 49,1%, эта тенденция сохранялась и в 1997 г. Однако в 1998 г. и особенно в 1999 г. наметился существенный рост тяжких преступлений (в 2002 г. он составил 18,4%, достигнув 61,1% от общего числа совершенных преступлений).

Этим прежде всего и объясняется та огромная разница в карательной практике различных стран мира. Так, по данным Нильса Кристи, в 2002 г. на 100 тыс. населения коэффициент лиц, находящихся в местах лишения свободы, составлял: в Исландии — 40, Финляндии — 54, Норвегии — 56, Швеции — 58, Ирландии — 65, Бельгии — 80, Нидерландах; Италии, Австрии — 85, Франции, Германии — 90, Турции — 95, Испании — 110, Великобритании — 125, Португалии — 1451. Аналогичная картина сложилась и во многих других странах. Лишь в США этот коэффициент составляет в пределах 670—-700 заключенных; в России же на начало 2003 г.

Было 708 осужденных на 100 тыс. населения2.

Уголовный кодекс РФ за убийство при отягчающих обстоятельствах предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 20 лет или пожизненного лишения свободы либо смертной казни. Несмотря на тяжелую обстановку с преступностью, в России смертную казнь в последние годы суды применяли все реже и реже. Так, в 1990 г. к смертной казни были осуждены 223 человека в 1991 г. — 147,1992 г. — 159,1993 г. — 157,1994 г. —160,1995 г. — 143.

Однако реально смертная казнь исполнялась лишь в отдельных случаях, особенно в начале 90-х гг. Так, из 56 рассмотренных в 11992 г. Комиссией по вопросам помилований при Президенте РФ дел осужденных к смертной казни и представленных на рассмотрение Президенту лишь одно ходатайство о помиловании Президентом было отклонено, а все остальные удовлетворены. В 1993 т. из рассмотренных 153 дел Президент помиловал в 149 случаях, в 1994 г. из 137 рассмотренных дел было помиловано 124 человека, в 1995 г. из 56 рассмотренных дел было помиловано всего 5 чело век, а в 1996 г. все представленные Комиссией на рассмотрение Президенту РФ 53 дела им были полностью отклонены1. С 3 сентября 1996 г. смертная казнь в России не исполнялась вообще, на июнь 1999 г. исполнения смертной казни ожидало свыше 700 осужденных к данной мере наказания.

Часть 2 ст. 20 Конституции РФ определяет, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни. УК РФ смертную казнь предусматривает лишь в некоторых статьях (убийство, геноцид, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и лиц, осуществляющих правосудие, государственных или общественных деятелей и др.), связанных с умышленным причинением смерти, в яде случаев нескольким или даже многим людям.

В связи с вступлением России в Совет Европы и принятой ею обязанностью отменить в течение трех лет смертную казнь Президент РФ издал Указ от 16 мая 1996 г. № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». Совет Европы по отношению к России занял жесткую позицию: в своей резолюции № 1111 (1997 г.) пригрозил России сличением из Сообщества в случае дальнейшего приведения
инертных приговоров в исполнение.

<

Смертная казнь как вид наказания имеется в законодательстве многих стран мира. Лишь в законодательстве 58 стран смертная казнь ни за какие преступления не предусмотрена; в 14 странах она может быть применена только при особых обстоятельствах пример, в военное время); 30 стран хотя и сохранили смертную казнь в своем законодательстве, но более 10 лет ее не применяют.

Большинство стран мира (более 90) смертную казнь применяют, зачастую довольно активно и расширяя диапазон ее применения (21 страна). В 38 штатах США смертная казнь применяется, в том числе ее применение расширено за угон самолетов, если это привело к гибели людей, за убийство заложников и некоторые другие преступления. И никто в отношении этих стран не угрожает применением различных санкций (как, например, в случае с вынесением смертного приговора в Турции известному деятелю Оджалану), к России же пытаются применить двойной стандарт.

Однако Россия сама предприняла резкие шаги По направлению фактической отмены смертной казни без внесения изменений в Конституцию РФ, Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы РФ. Конституционный Суд РФ 2 февраля 1999 г. вынес постановление, согласно которому судам запрещается выносить смертные приговоры до создания на всей территории Российской Федерации судов присяжных. Таким образом, в России введены как бы два моратория: один на вынесение смертных приговоров, другой — на их исполнение. В июне — июле 1999 г. Президент РФ в массовом порядке помиловал свыше 700 убийц, ожидавших Исполнения смертной казни. Но вопрос о смертной казни еще не снят с повестки дня, на этот счет в обществе постоянно идут дискуссии.

В сложившейся криминогенной ситуации Россия вряд ли сможет во имя благих намерений вот так сразу взять и отказаться от смертной казни. Население видит в ней чуть ли не единственную пеграду на пути преступного беспредела. По данным социологических исследований, более 90% опрошенных респондентов в восьми регионах страны не считают возможным отказаться в настоящее время от применения смертной казни (за отмену этого наказания
высказалось всего лишь 7,6% опрошенных лиц)1. Других солидных исследований по этому вопросу (за исключением опроса, проведенного в 1998 г. исключительно политизированным и ориентированным на власть фондом «Общественное мнение») не проводилось; сообщения журналистов о том, что в настоящее время против отмены смертной казни выступают уже не 90%, а якобы 68—75% населения, пусть останутся на их совести. Попытки западных
специалистов убедить россиян в том, что и там население не одобряло своей основной массе факты отмены или введения моратория смертную казнь, но правительства, этих стран пошли против ценного мнения и в итоге оказались правы, не выглядят убедительными. Там просто нет такого высокого уровня преступности, когда за год преступники убивают количество людей, равно населению целого города.

Игнорировать мнение подавляющего числа собственных граждан вправе никто, пусть это даже делается ради каких-то (вероятно), значимых для России) благих намерений.

Таким образом,, смертная казнь в сложившейся тяжелейшей криминогенной ситуации в нашей стране может еще какое-то время оказывать сдерживающее воздействие на наиболее опасные категории преступников, которые уверовали, что все можно купить, а деньги достать любыми средствами, вплоть до массового убийства людей. Но своя жизнь оказывается дороже денег, и, если ее могут отнять, это уже является достаточно сильным фактором, сдерживающим преступный беспредел. Ссылки на возможные судебные ошибки (кстати, как показывает анализ практики, исключительно редкие), которые впоследствии нельзя исправить, несостоятельны так же, как и в случаях врачебных ошибок, нередко приводящих пациентов к смертельному исходу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эватаназия

Одной из самых острых и интересующих общественное мнение проблем является проблема эвтаназии — легкой безболезненной смерти.

Слово «эвтаназия» происходит от греческих слов «eu» (хорошо) и «tha’natos» (смерть). Эвтаназией принято называть приближение смерти больного по его просьбе какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Сам термин «эвтаназия» ввел английский философ Ф.Бэкон для обозначения легкой, безболезненной смерти.

В теории выделяют два вида эвтаназии – пассивную и активную.Пассивной эвтаназией (ее еще называют «методом отложенного шприца») считается намеренное прекращение медиками поддерживающей терапии больного, оказания направленной на продление жизни медицинской помощи, что ускоряет наступление естественной смерти.

К активной эвтаназии часто относят введение умирающему лекарственных средств либо другие действия, которые влекут за собой быструю смерть. А также самоубийство с врачебной помощью – например, предоставление больному по его просьбе препаратов, сокращающих жизнь. Ее еще называют «методом наполненного шприца».

Активная эвтаназия может выражаться в следующих формах. «Убийство из милосердия» – когда врач, видя мучительные страдания безнадежно больного человека и будучи не в силах их устранить, например, вводит ему сверхдозу обезболивающего препарата, в результате чего наступает желанный смертельный исход.

«Самоубийство, ассистируемое врачом» – когда врач только помогает неизлечимо больному человеку покончить с жизнью.

Собственно активная эвтаназия может происходить и без помощи врача. Пациент сам включает устройство, которое приводит его к быстрой и безболезненной смерти.
Согласно сведениям, опубликованным в Международном медицинском журнале, 40% всех смертей больных наступает либо в результате принятия совместного с медиками решения о прекращении жизни, либо в результате отказа от лечения, либо с помощью лекарств, ускоряющих наступление смерти.

По данным Американской медицинской ассоциации, большая часть больных, умирающих в больницах США, уходит из жизни добровольно с помощью медперсонала. Считается, что негласно подобная практика существует и в России при том, что активная эвтаназия резко и безоговорочно осуждается не только в нашей стране, но и в других государствах.
Таким образом, суть проблемы активной эвтаназии заключается в попытках оправдать умышленное причинение врачом смерти больному из сострадания или по просьбе самого умирающего либо его близких, причем оправдать не только с моральной, нравственной стороны, но и со стороны закона.

Умышленное причинение смерти человеку по российскому законодательству считается убийством, ответственность за которое предусмотрена ст. 105 УК РФ. Однако здесь возникает определенная правовая коллизии, поскольку никак нельзя назвать убийством лишение жизни другого человека по его собственной просьбе. Это скорее помощь в самоубийстве, ответственность за которое вообще отсутствует в нашем Уголовном кодексе.
С другой стороны, все формы эвтаназии в России запрещены в Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (в ред. от 30 июня 2003 г.) (далее – Основы), причем там не проводится различия между активной и пассивной эвтаназией, но выделяется аспект побуждения к ней пациента. Однако в ст. 33 Основ зафиксировано право больного отказаться от любого вида лечения, что можно трактовать как допущение пассивной эвтаназии.

Между тем запрет на осуществление эвтаназии, закрепленный в ст.ст. 45, 60 Основ, явно противоречит существующему законодательству, так как ответственности за совершение эвтаназии в нормах УК РФ пока нет. А это значит, что, несмотря на нарушение закона и клятвы Гиппократа, врачи при совершении эвтаназии не понесут заслуженного наказания, за исключением дисциплинарного, которое явно не соответствует тяжести и общественной опасности содеянного.

В сложившейся ситуации вызывает огромные опасения и то, что если следовать духу и букве уголовного закона, то получается, что эвтаназия в нашей стране, несмотря на запрет, содержащийся в Основах законодательства об охране здоровья граждан, разрешена Уголовным кодексом, так как жизнь человека как наиболее важная ценность подлежит охране именно нормами уголовного права!

Одним из основных аспектов проблемы эвтаназии является необходимость решения вопроса о том, нужна ли современному обществу эвтаназия, допустима ли она с нравственно-этической точки зрения?

Как известно, мораль и идеальная законность не тождественны. Иногда то, что с точки зрения морали плохо, юридически запрещать нецелесообразно. Есть предел тому, что государство может запретить. В то же время то, что допускает мораль, может быть запрещено законом, поскольку временами для общего блага нам приходится отказываться даже от своих прав.
Все более утверждается мнение, что эвтаназия с моральной точки зрения допустима только в исключительных случаях, но тогда ее следует узаконить. Даже в тех странах, где эвтаназия дозволяется, ее разрешают только в исключительных случаях.

По данным опросов, большинство российских медиков на вопрос, нужна ли эвтаназия, либо уклоняются от высказывания определенного мнения, либо констатируют неподготовленность общества к ее разрешению.

Не остается в стороне от проблемы эвтаназии и церковь. Так, например, католическое духовенство Бельгии очень обеспокоено вступлением в силу Закона об эвтаназии. По мнению епископов, принятый Закон противоречит одной из основополагающих ценностей общества – уважению человеческой жизни. «Смысл закона таков: ценность и достоинство человеческого существа теперь связываются не с фактом его жизни, а с тем, что называют «качеством жизни». Это, по мнению иерархов католической церкви, означает «согласие бельгийского государства с тем, что одни человеческие жизни являются ценнее других». Даже если Закон и не обязывает никого прибегать к эвтаназии, епископы выражают опасение, что в ряде случаев тяжелобольной может испытывать давление со стороны членов своей семьи или ухаживающего за ним персонала, которые будут побуждать его к эвтаназии. Бельгийская церковь решительно отвергает обвинения в том, что она хочет оставить страдать людей, испытывающих мучения. «Совершенно очевидно, что нужно стараться избавить ближнего от страданий, максимально уменьшить эти страдания. Вопрос в том, можно ли добиваться этого, убивая людей?»
Также явным противником эвтаназии является и Папа Римский, который на одной из встреч с Президентом США заявил: «Свободное и добродетельное общество должно отказаться от практики, которая обесценивает человеческую жизнь и нарушает права личности на любой стадии от зачатия до смерти». И до сих пор позиция Ватикана в отношении эвтаназии неумолима: эвтаназия – это преступление против человеческой жизни, а потому активно осуждается церковью.
Однако, несмотря на наличие огромного количества аргументов против эвтаназии, она уже легально разрешена в некоторых европейских странах.

Впервые в мире закон о легализации эвтаназии был принят в Австралии в 1996 г., однако этот закон был отозван всего 9 месяцев спустя. Эксперты комитета по правам человека ООН высказали опасение, что закон об эвтаназии может привести к тому, что узаконенное самоубийство станет обычным делом, не вызывающим каких-либо особых эмоций.
Однако впоследствии Нидерланды стали первом государством в мире, где в 2001 г. были легализованы «убийства из сострадания». Но на самом деле в стране и задолго до принятия соответствующего закона эвтаназия была широко применима.

Принятый закон позволяет пациентам, испытывающим непереносимые физические страдания, требовать эвтаназии и освобождает от ответственности врачей, совершивших «убийство из сострадания», при условии, что они придерживаются соответствующих строгих правил. Одно из непременных условий – у пациента не должно быть надежды на выздоровление, и он должен лично ходатайствовать об эвтаназии. Врача даже могут привлечь к ответственности, если он первым выступит с такой инициативой. Кроме этого, необходима обязательная консультация с другим врачом, а после смерти пациента дело рассматривает региональный комитет, устанавливающий, все ли было сделано в соответствии с законом. В случае, если комитет обнаружит отклонения от правил, дело может быть передано в прокуратуру для возбуждения следствия по факту умышленного убийства.

С 1 апреля 2002 г. эвтаназию узаконила и Голландия, где давно существовала практика медицинского содействия желающим расстаться с жизнью: ежегодно врачи помогают умереть 4 тыс. больных. Теперь любой неизлечимо больной пациент может избавиться от мучений «досрочно» при помощи врача. Правда, есть условия, при которых умерщвление больного будет считаться легальным:

– человек сам должен изъявить желание расстаться с жизнью, о прекращении своей жизни он должен попросить несколько раз, в том числе и в письменной форме;

– способ прерывания жизни должен быть медицински приемлемым;

– физические или психические страдания больного должны быть непереносимыми;

– документы об эвтаназии должны подписать как минимум 2 врача.

Все эти пункты, несмотря на их видимую очевидность, могут быть истолкованы весьма расширительно. Например, как получить разрешение на эвтаназию у человека в коме, жизнь которого поддерживается специальными приборами? Конечно, на то есть родственники, но у них может быть свой интерес в его смерти. Или насчет излечимости: кто даст сто процентов, что через день не появится панацея и больного нельзя будет спасти? Или что врачи не будут таким образом оправдывать свою некомпетентность? Что же касается мучений, то за отдельную дополнительную плату можно убедить любого, хотя бы немного «больного» человека, что ему нестерпимо плохо. Люди, особенно пожилые, склонны преувеличивать свои страдания.
Вслед за Нидерландами и Голландией закон об эвтаназии был принят в Бельгии. Так, депутаты бельгийской Палаты представителей приняли закон о частичной легализации эвтаназии, завершив, таким образом, законодательную процедуру, начатую в 1999 г. В результате Бельгия стала третьей страной в мире после Нидерландов и Голландии, где эвтаназия разрешена при определенных, оговоренных законом условиях.

В США эвтаназия разрешена только в одном штате Орегон, где в 1997 г. был принят Акт о достойной смерти. Терпимо относятся к «врачам-убийцам» в Швейцарии, Швеции, Франции. Так, один из основателей организации «Врачи без границ» министр здравоохранения Франции Бернар Кушер признал, что помогал умереть тяжелораненым во время войны во Вьетнаме и Ливане. По данным социологического опроса, 88% французов считают, что закон должен «разрешить медикам прекращать жизнь по просьбе больных, которые переносят невыносимые муки от неизлечимых болезней».

Однако, несмотря на такое отношение Европы к данной проблеме, остается надеяться, что закон об эвтаназии в нашей стране примут нескоро (если примут вообще), поскольку если, например, в Голландии закон позволяет взять процедуру эвтаназии под жесточайший контроль и в спорных случаях «отказаться от ее совершения», то у нас в стране к подобной медицинской акции еще явно не готовы.

Сторонники эвтаназии ссылаются на ст. 20 Конституции РФ, которая закрепляет право на жизнь, и «это право предполагает возможность человека самостоятельно распорядиться своей жизнью, в том числе добровольно принять решение о сроках и способах ухода из нее. Полагаем, что можно даже вести речь, что право на жизнь юридически закрепляет и ее пределы, то есть право на самоубийство.

Убийством должно считать так называемую «принудительную» эвтаназию», при которой тяжелобольного пациента, могущего выразить свое к ней отношение, лишают жизни без его согласия.

Итак, только при наличии информированного согласия компетентного пациента эвтаназия приобретает единственно возможную форму существования – добровольную. Эвтаназия, применяемая принудительно, должна считаться преступлением».1

Но российское уголовное право запрещает эвтаназию, то есть эвтаназия считается убийством и подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Я со своей стороны согласна с таким законодательным решением. По моему мнению, и принудительная, и добровольная эвтаназия должны считаться преступлением, так как при отсутствии запрета на эвтаназию может возникнуть большой простор для злоупотребления этим правом. А это недопустимо, потому что жизнь человека является самым важным, неотъемлемым благом личности. И в этой связи должны быть устранены все возможности, использование которых может привести к лишению жизни человека.

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 21.92MB | MySQL:116 | 5,816sec