Специфические черты преступности и уголовной ответственности несовершеннолетних

<

041014 1529 1 Специфические черты  преступности и уголовной ответственности несовершеннолетних1.1 Понятие уголовной ответственности.

 

Уголовная ответственность относится к фундаментальным понятиям уголовного права и является связующим звеном юридической триады: «преступление — уголовная ответственность — наказание», в которой, по сути дела, выражается смысл всего уголовного законодательства. Это понятие много раз встречается в нормах уголовного законодательства: законы, предусматривающие уголовную ответственность (ст. 1 УК), принципы уголовной ответственности (ст. 2 УК), уголовная ответственность только при наличии вины (ст. 5 УК), недопустимость уголовной ответственности дважды за одно и то же преступление (ст. 6 УК), основание уголовной ответственности (ст. 8 УК), лица, подлежащие уголовной ответственности (ст. ст. 19 — 23 УК), уголовная ответственность за неоконченное преступление (ст. ст. 29, 30 УК) и за соучастие в преступлении (ст. ст. 34 — 36 УК), освобождение от уголовной ответственности (ст. ст. 75, 76, 78 УК) и т.д

. Однако законодатель, многократно используя термин «уголовная ответственность» в нормах Общей и Особенной частей УК, не дает ему легального определения. Поэтому содержание этого понятия вызывает в теории права значительные расхождения.

Группа криминалистов понимает уголовную ответственность как основанную на нормах права обязанность подлежать действию уголовного закона, как обязанность лица отвечать перед государством за содеянное. Другие ученые подчеркивают, что ответственность — это не просто наличная обязанность претерпеть отрицательные последствия противоправного поведения, но и реальное их претерпевание.

По мнению значительной части исследователей, уголовно-правовая ответственность означает выраженную в приговоре суда отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) общественно опасного деяния и порицание лица, его совершившего.

Иногда уголовная ответственность, по сути, отождествляется с государственно-принудительным воздействием. Так, по мнению А.В. Кладкова, «под уголовной ответственностью надо понимать государственно-принудительное воздействие, предусмотренное уголовно-правовой нормой и примененное к лицу, совершившему преступление, обвинительным приговором суда». Свою точку зрения автор мотивирует ссылкой на ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в законном порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Однако ссылка на эту конституционную норму вряд ли корректна, поскольку она устанавливает лишь процессуальную процедуру признания лица виновным в совершении преступления и не касается сущности уголовной ответственности. Более того, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство никак не связывают привлечение к уголовной ответственности с вынесением приговора суда. По всеобщему признанию, субъектом привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК) могут быть следователь или лицо, производящее дознание, а момент окончания этого преступления связывается с вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого в соответствии со ст. 171 УПК.

Вряд ли можно согласиться с определением уголовной ответственности как реализации в форме охранительного уголовного правоотношения уголовно-правовой нормы, поскольку уголовно-правовая норма может реализоваться и вне уголовной ответственности.

В каждой из приведенных точек зрения имеется рациональное зерно, но ни одна из них не дает полной характеристики уголовной ответственности. Поэтому в последнее время все больше распространяется взгляд на уголовную ответственность как на сложное структурное образование, характеризующееся несколькими признаками или включающее несколько компонентов. Именно такой подход к пониманию уголовной ответственности представляется наиболее правильным.

Уголовная ответственность — это сложное социально-правовое последствие совершения преступления, которое включает четыре элемента: во-первых, основанную на нормах уголовного закона и вытекающую из факта совершения преступления обязанность лица дать отчет в содеянном перед государством в лице его уполномоченных органов; во-вторых, выраженную в судебном приговоре отрицательную оценку (осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние; в-третьих, назначенное виновному наказание или иную меру уголовно-правового характера; в-четвертых, судимость как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания.

Уголовная ответственность может существовать и реализоваться только в рамках уголовно-правового отношения. Это признается практически всеми учеными. Однако соотношение между уголовной ответственностью и уголовно-правовым отношением понимается по-разному. Одни ученые, по существу, отождествляют эти понятия, другие полагают, что уголовная ответственность означает реализацию не только уголовно-правовых, но также уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношений, третьи рассматривают уголовную ответственность как часть содержания уголовно-правовых отношений.

Под уголовно-правовыми отношениями следует понимать вытекающие из факта совершения преступления и регулируемые нормами уголовного права общественные отношения между лицом, совершившим преступление, и государством, направленные на реализацию взаимных прав и обязанностей этих субъектов в связи с применением уголовного закона по факту совершения данного преступления.

Юридическим фактом, порождающим возникновение уголовно-правового отношения, является совершение конкретным лицом уголовно наказуемого деяния. Именно в этот момент возникает уголовно-правовое отношение, хотя не во всех случаях оно реализуется, т.е. наполняется фактическим содержанием (этого не происходит, например, если факт преступления не зафиксирован правоохранительными органами или если не установлено лицо, совершившее преступление). Вряд ли можно признать точным утверждение, что при латентных преступлениях уголовная ответственность не возникает, поскольку она в этом случае существует в виде первого своего элемента — обязанности правонарушителя отчитаться в содеянном перед государством и подвергнуться предусмотренным законом неблагоприятным последствиям совершенного преступления, хотя эта обязанность практически и не реализуется.

По мнению отдельных ученых, уголовно-правовое отношение возникает с момента вынесения и вступления в законную силу обвинительного приговора суда. Это мнение логично вытекает из понимания уголовной ответственности как государственно-принудительного воздействия на правонарушителя на основании обвинительного приговора суда.

Субъектами уголовно-правового отношения, как видно из его определения, являются, с одной стороны, лицо, совершившее преступление, а с другой стороны, государство, которое выступает в лице уполномоченного им органа (суда). Нельзя согласиться с утверждением, что субъектами уголовного правоотношения, в рамках которого реализуется уголовная ответственность, являются государство, выступающее в лице уполномоченных органов, и потерпевший, а лицо, совершившее преступление, выступает в роли объекта этого правоотношения. Во-первых, потерпевший — далеко не обязательный участник уголовно-правовых отношений. Во-вторых, его процессуальное положение не одинаково в делах частного, частнопубличного и публичного обвинения. В-третьих, восстановление нарушенных прав потерпевшего осуществляется вне рамок уголовной ответственности. В-четвертых, исключение правонарушителя из числа субъектов уголовного правоотношения превращает его в носителя только обязанностей, лишенного всяких прав.

Содержанием уголовно-правового отношения являются корреспондирующие права и обязанности субъектов. Это значит, что определенному праву одного из субъектов соответствует (корреспондирует) сходная обязанность противостоящего субъекта. Так, государство имеет право потребовать от правонарушителя отчета в содеянном, подвергнуть его осуждению и мерам уголовно-правового принуждения. Этому праву государства соответствует обязанность правонарушителя отчитаться перед государством в содеянном, подвергнуться осуждению и уголовно-правовым мерам принуждения. В то же время правонарушитель обладает правом отвечать только на основании нарушенного закона (т.е. за конкретно совершенное преступление) и только в пределах, обозначенных законом. Этому праву лица, совершившего преступление, соответствует обязанность государства ограничить рамки своих претензий к правонарушителю пределами, очерченными законом (т.е. точно определить квалификацию преступления и применить только то наказание, которое за это преступление предусмотрено, и лишь в тех размерах, которые определены санкцией нарушенной уголовно-правовой нормы).

Понятно, что право и обязанность государства потребовать от правонарушителя отчета и подвергнуть его осуждению и принуждению (а тем более — права потерпевшего на восстановление его нарушенных прав) не составляют сущности уголовной ответственности, хотя и обеспечивают ее реализацию. Не охватывается понятием уголовной ответственности и право лица, совершившего преступление, отвечать лишь в ограниченных рамках, поскольку оно лишь обеспечивает определение объема уголовной ответственности. Сущность же уголовной ответственности как неблагоприятных для виновного правовых последствий совершения преступления выражается именно в обязанности лица, совершившего преступление, дать отчет перед государством в содеянном, подвергнуться осуждению, наказанию и иным неблагоприятным юридическим последствиям, предусмотренным уголовным законом. Следовательно, уголовная ответственность составляет лишь часть содержания уголовно-правового отношения.

Поскольку уголовная ответственность не существует вне уголовно-правовых отношений, границы ее существования во времени тоже определяются временем возникновения и временем прекращения уголовно-правовых отношений.

Неразрывная связь уголовной ответственности и уголовно-правового отношения проявляется в том, что они порождаются одним и тем же юридическим фактом (совершением преступления), возникают в одно и то же время (с момента совершения преступления) и прекращаются одновременно (с момента полной реализации уголовной ответственности или с момента освобождения виновного от уголовной ответственности). Уголовно-правовое отношение является, с одной стороны, формой существования уголовной ответственности, а с другой стороны, способом определения ее объема и реализации.

 

1.2 Особенности возникновения угол ответственности несовершеннолетних.

 

В соответствие со ст. 20 УК РФ уголовная ответственность лица наступает, по общему правилу, по достижении им 16-летнего возраста. Установление этого возраста не является произвольным, он определяется с учетом исторического опыта уголовно-правового регулирования, данных педагогики, медицины, психологии и биологии об этапах формирования человеческой психики. В основе же определения возрастной границы лежит уровень сознания лица, его способность осознавать происходящее, а также общественную опасность совершаемых действий (бездействия) и руководить ими.

Согласно ч. 2 ст. 20 УК с 14 лет ответственность наступает за некоторые преступления (всего 20 составов). Законодатель выделил эти составы преступления, руководствуясь следующими основаниями (причинами): 1) традиционность, так как именно обычный для всех времен характер деяния позволяет считать, что общественно опасные последствия ясны для лиц, достигших указанного возраста; 2) относительно высокая степень общественной опасности ряда преступлений; 3) распространенность в среде несовершеннолетних. Устанавливая тот или иной возраст наступления уголовной ответственности, законодатель также принимает в расчет способность осознания не только самого факта нарушения закона (в таком случае ответственность за убийство или кражу можно было бы установить и с более раннего возраста), но еще и социальной ценности соблюдения соответствующих запретов.

За совершение отдельных преступлений уголовная ответственность наступает не с 16-летнего, а с более позднего возраста, который устанавливается непосредственно в статьях Особенной части УК (например, ст. 150, 151), либо вытекает из смысла закона (например, ст. 285, 286).

Лицо считается достигшим возраста уголовной ответственности с ноля часов, следующих за днем рождения суток. Если отсутствуют данные о дате рождения несовершеннолетнего, то его возраст устанавливается с помощью судебно-медицинской экспертизы, а днем рождения подсудимого считается последний день года, который назван экспертами. При определении возраста максимальным и минимальным числом лет суд исходит из предполагаемого экспертизой минимального возраста несовершеннолетнего.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 УК, если лицо хотя и достигло указанного в законе возраста, но не обладает необходимыми психофизическими свойствами, позволяющими ему правильно оценивать свое поведение, оно не подлежит уголовной ответственности. Эта норма позволяет органам предварительного следствия и суда учитывать явно выраженное отставание интеллектуального и волевого развития несовершеннолетнего. Таким образом, не вменяется деяние, совершенное лицом по достижении возраста, указанного в ч. 1 и 2 ст. 20 УК, если оно вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им.

Необходимо отметить, что развитие психических функций ребенка происходит в определенные возрастные периоды, и если он не получает в это время необходимой информации, то его созревание замедляется. Проявления отставания в психическом развитии достаточно разнообразны: кроме интеллектуальной недостаточности и незрелости психики встречаются также нарушения поведения и воли, эмоциональной сферы. У таких лиц не сформированы критические способности и способности адекватно прогнозировать последствия своих действий. Задержка психофизического развития на уровне детского или подросткового возраста именуется инфантилизмом.

Соответственно, для рассматриваемого понятия имеет значение только инфантилизм, обусловленный социальной или педагогической запущенностью, поскольку он не связан с психическим расстройством.

К определенному возрасту у несовершеннолетних формируется жизненный опыт, который позволяет им соотносить свои действия (бездействие) с общепринятыми нормами. Если же несовершеннолетний был лишен надлежащего обучения и воспитания, то ему значительно труднее, чем его сверстникам, ориентироваться в жизни. Недостаточное осознание своих действий (бездействия), а также слабость волевого процесса происходит из-за того, что психическое развитие таких подростков отстает от их фактического возраста.

Согласно краткому анализу состояния преступности за период с января по сентябрь 2006г. 8,1% или каждое 12-ое преступление в России совершено несовершеннолетними или при их соучастии. Пугающая статистика. О том насколько сегодня актуальна тема преступности несовершеннолетних говорить не приходится – статистика – вот самый красноречивый оратор. Хотя, очевидно, что тенденция на снижение преступности несовершеннолетних четко наметилась (в 2005г. – каждое 11-ое преступление совершалось несовершеннолетним или при его соучастии, а в 2004г – каждое 10), тем не менее очевидно, что слишком вяло протекает эта самая тенденция.

В рамках Общей части УК выделяется разд. V «Уголовная ответственность несовершеннолетних», состоящий из одной гл. 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (ст. 87 — 96).

Применение указанных специфических уголовно-правовых норм представляется достаточно актуальным в связи со значительной распространенностью преступных проявлений со стороны подростков. В последние годы число таких деяний превышает 200 тыс. и составляет около 16 — 17% в структуре отечественной преступности (Преступность и правонарушения. С. 50, 139). Среди преступлений несовершеннолетних преобладают имущественные посягательства (так, в 2001 г. кражи составили 58,6%, разбои и грабежи — 11,2%, вымогательство — 1,6%). На втором месте по степени их распространенности — насильственные деяния подростков (хулиганство — 6,8%, убийства, покушения на убийство, изнасилования, причинение тяжкого вреда здоровью — 2,9%). Ряд преступных деяний (3,8%) связан с незаконным оборотом наркотических веществ (Криминология. С. 268).

В 1994 г. предано суду 111,4 тыс. подростков (около 50% от числа выявленных). Среди них: 94% юношей и 6% девушек, 24% четырнадцати- и пятнадцатилетних, 35% учащихся, 25% работающих, 38% не имеющих постоянных занятий, 27% совершивших преступления вместе со взрослыми или под их влиянием, 44,5% живших вне семьи или с одним родителем, 41% находившихся на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних и свыше 14% — уже судимых.

Законодательное решение о выделении специальных норм, определяющих особенности уголовной ответственности подростков, свидетельствует о том, что наряду с общими, распространяющимися на всех лиц, совершивших преступления, условиями возложения уголовной ответственности в нашем государстве устанавливаются более гуманные условия несения такой ответственности и наказания несовершеннолетними субъектами. Таковыми в силу ч. 1 ст. 87 УК признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет.

Подобный проникнутый гуманизмом подход соответствует одобренной на 14-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1959 г. Декларации прав ребенка, которая в своей преамбуле провозглашает, что «ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту», а в восьмом принципе — что «ребенок должен при всех обстоятельствах быть среди тех, кто первым получает защиту и помощь». Очевидно, положения этой Декларации применимы и к подросткам, силой обстоятельств вовлеченным в орбиту уголовной юстиции, и выступают своего рода международно-правовым основанием индивидуализации и дифференциации уголовной ответственности несовершеннолетних преступников.

 

1. 3. Несовершеннолетний как субъект ответственности по уголовному законодательству.

 

В национальном законодательстве России базой индивидуализации и некоторого смягчения уголовной ответственности лиц, не достигших 18-летнего возраста, выступают прежде всего предписания относительно принципа справедливости (ст. 6 УК) и общих начал назначения наказания (ч. 3 ст. 60 УК), согласно которым наказание и иные меры уголовно-правового воздействия должны соответствовать не только характеру и степени общественной опасности преступления, но также личности виновного и обстоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание, а равно учитывать влияние наказания на исправление осужденного. Приведенные указания закона конкретизируются в п. «б» ч. 1 ст. 61 УК, однозначно признающем несовершеннолетие виновного лица обстоятельством, смягчающим его наказание. Наконец, ст. 89 УК предписывает, что при назначении наказания несовершеннолетнему необходимо учитывать условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц.

Изложенные требования закона позволяют в максимальной мере индивидуализировать наказание несовершеннолетним подсудимым в пределах санкции за содеянное, назначать его ближе к минимальному пределу санкции, избирать наиболее приемлемую кару из числа предусмотренных в санкции. При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, наказание в силу ст. 64 УК может быть назначено в меньших пределах или более мягкого вида, чем это предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК.

Наряду с этим физическая и нравственная незрелость несовершеннолетних обусловливает законодательные решения о дифференциации их ответственности в сторону ее ограничения:

а) по кругу преступлений;

б) по видам наказания;

в) по условиям его отбывания;

г) по основаниям освобождения от наказания;

д) посредством установления специального вида освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности вообще.

Проблема устранения ответственности подростков за целый ряд преступлений не имеет однозначного решения в юридической теории и законодательстве. Существует точка зрения, согласно которой нормы уголовного права предопределяют ответственность несовершеннолетних с 16-летнего возраста, а за ряд преступлений — с 14-летнего возраста, причем «эти требования носят категорический характер и подлежат буквальному исполнению». По мнению других авторов, «структурная характеристика преступности несовершеннолетних как бы усечена по сравнению с преступностью молодых и взрослых, так как некоторые виды преступлений несовершеннолетние вообще не совершают, а применительно к другим хотя бы и совершаемым ими общественно опасным действиям они не рассматриваются по общему правилу как субъекты преступлений, несмотря на отсутствие об этом прямых указаний закона».

Между тем предпринимались основательные попытки разрешения этой проблемы непосредственно в уголовном законе. Разработанная кафедрой уголовной политики и уголовного права Академии МВД СССР модель Основ уголовного законодательства (май 1987 г.) фиксировала в ч. 3 ст. 17, что за отдельные преступления уголовной ответственности подлежат только лица, которым до совершения преступления исполнилось восемнадцать лет. Аналогичное правило содержала ч. 3 ст. 13 официального, вынесенного на всенародное обсуждение проекта Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик, но оно не вошло в текст окончательно принятого 2 июля 1991 г. законодательного акта, не вступившего в силу в связи с распадом СССР.

Внесенный Президентом РФ в Государственную Думу за N Пр-962 от 20 июля 1994 г. проект Уголовного кодекса РФ фиксировал в ч. 3 ст. 22 перечень видов преступлений (со ссылками на главы и статьи проекта), субъектом которых может быть только лицо, достигшее 18 лет ко времени совершения преступления. Эта норма исключала ответственность несовершеннолетних более чем за половину предусмотренных в Особенной части УК преступных посягательств, в том числе: за все преступления против семьи и несовершеннолетних, против интересов службы в негосударственных организациях, против основ конституционного строя, против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, против военной службы, против мира и безопасности человечества, а также за такие, например, деяния, как уклонение от уплаты налогов, преднамеренное банкротство, обман потребителей, нарушение правил охраны окружающей среды, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного и воздушного транспорта, неоказание помощи больному, присвоение или растрату вверенного имущества, содержание притонов, нарушение правил обращения с наркотическими средствами и др.

В процессе обсуждения законопроекта в Государственной Думе это предписание было опущено и не вошло в окончательный вариант нового УК, несмотря на рекомендации, содержащиеся в ч. 3 ст. 22 одобренного 17 февраля 1996 г. Межпарламентской Ассамблеей СНГ Модельного Уголовного кодекса, о желательности предусмотреть по ряду преступлений ответственность лиц более старшего возраста, чем шестнадцать лет.

<

Общая часть УК 1996 г. не содержит нормы, которая исключала бы ответственность подростков хотя бы за один из видов преступления или предусматривала решение этого вопроса в конкретных статьях Особенной части УК. Между тем мы обнаруживаем в Особенной части Кодекса ссылку на то, что лица, достигшие 18-летнего возраста, выступают субъектами вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150) и в антиобщественные действия (ст. 151), полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134), и развратных действий (ст. 135), злостного уклонения от уплаты средств на содержание родителей (ч. 2 ст. 157 УК). Применительно к другим видам преступления подобная оговорка отсутствует, в связи с чем следственные органы и суд должны на основании собственного толкования соответствующих норм определять, может ли несовершеннолетний быть субъектом того или иного преступного деяния.

Думается, при решении данного вопроса в конкретных ситуациях следует исходить из двух критериев, определяемых уровнем гражданской, духовной и физической зрелости несовершеннолетних. Во-первых, речь идет о способности или неспособности подростков сознавать фактические свойства и общественную опасность соответствующих видов преступления. Этот критерий предопределяет возможность несовершеннолетнего быть виновным. Лицо может считаться совершившим преступление умышленно, если оно осознавало общественную опасность своего действия или бездействия (ст. 25 УК), или по неосторожности, если оно должно было и могло осознавать общественную опасность такого поведения (ст. 26 УК). Как следует из ч. 3 ст. 20 УК, если несовершеннолетний достиг соответственно 16-летнего или 14-летнего возраста, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Во-вторых, речь идет о социальном статусе несовершеннолетнего, о возможности выполнения им тех или иных функциональных обязанностей в различных сферах жизни общества. Известно, что подростки в соответствии с нормами иных отраслей права не могут быть врачами, занимать управленческие посты в коммерческих и иных негосударственных организациях, находиться на государственной службе в качестве судей, прокуроров, следователей, сотрудников правоохранительных и контролирующих органов и вообще должностных лиц. Несовершеннолетние не выполняют обязанности летчиков, капитанов кораблей, не призываются в Вооруженные Силы РФ и не подлежат альтернативной гражданской службе. С ними, по нормам трудового права, не заключаются договоры о материальной ответственности за вверяемые имущественные ценности. Подростки не способны планировать, готовить или развязывать агрессивные войны (ст. 353 УК), заниматься разработкой и производством оружия массового поражения (ст. 355 УК). Поэтому лица в возрасте до 18 лет не могут признаваться субъектами преступлений, предполагающих их совершение более умудренными или наделенными особым статусом субъектами.

Реальная практика применения нового УК потребует издания по многим возникающим вопросам о возрасте субъектов тех или иных преступных посягательств руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ. В противном случае следователям, прокурорам и судам придется в спорных случаях опираться на ст. 49 Конституции РФ, согласно которой неустранимые сомнения в виновности лица следует толковать в пользу обвиняемого (подсудимого). Подобные сомнения могут относиться и к вопросу о том, способен ли несовершеннолетний быть субъектом преступления определенного вида.

Таким образом, действующий УК учитывает относительную гражданскую, физическую и духовную незрелость несовершеннолетних и содержит ряд норм, позволяющих дифференцировать и индивидуализировать их ответственность за преступления в сторону ее гуманизации. Вместе с тем в законе четко не определен круг преступных деяний, субъектами которых не могут быть подростки. Очевидно, этот вопрос будет решаться судами на основе собственного усмотрения или с опорой на ст. 49 Конституции РФ о толковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого.

 

1.4. Ювенальная юстиция в России.

 

Общемировые гуманные идеи в отношении детской преступности не приживаются в России, формирование особой уголовной политики в отношении несовершеннолетних много лет находится на стадии дискуссий. В царской России действовали специальные суды для несовершеннолетних. До учреждения судов для малолетних статистика была такой же неутешительной, как и сегодня. Применялся Закон от 2 июля 1897 г. «О малолетних и несовершеннолетних преступниках». Этот Закон предусматривал для подростков наказание в виде заключения в тюрьму, хотя и в специально отведенные для них помещения. К несовершеннолетним в возрасте от 17 лет до 21 года (совершеннолетие в дореволюционной России наступало с 21 года) Закон применял каторгу и поселение. В литературе тех времен приводились следующие статистические данные. За период 1898 — 1907 гг. 4047 несовершеннолетних осуждены к помещению в колонии и 8442 — в тюрьмы и арестные дома.

В 1912 г. в России уже работали суды для несовершеннолетних и ситуация изменилась в лучшую сторону. Судебный процесс именовался так формально: по сути, это была беседа судьи с подростком в присутствии опекунов и попечителей. Не предусматривалось ни судебной защиты, ни обвинительного решения. Основной мерой наказания был попечительский надзор. Существовала возможность подачи апелляционной жалобы в особое отделение мировых судей. Законодательный процесс в области уголовной политики в отношении несовершеннолетних идет в России сегодня со знаком минус. Законодатель не сформулировал новый взгляд на «детский» уголовный процесс как на процедуру воспитательную и охранительную, а нормы международного права, несмотря на постановление Пленума Верховного Суда РФ, пока не закрепились и не работают.

Глава 14 Уголовного кодекса Российской Федерации называется «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Употребив слово «особенности», законодатель как бы подчеркивает особый подход к привлечению несовершеннолетних к уголовной ответственности и назначению им наказания в силу социальных, морально-этических и психических факторов. Социальная потребность закрепления особого порядка уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних заключается в том, что с учетом особенностей интенсивно развивающейся психики подростка необходимая достаточность уголовно-правового воздействия на несовершеннолетних преступников может быть достигнута в большинстве случаев применением к ним смягченных или специфичных мер воздействия. Но для того чтобы избежать при этом избыточности репрессии, необходимо в каждом случае детально выяснять особенности уровня развития несовершеннолетнего, условий его жизни и воспитания, физическое и психическое состояние, социальный статус.

Состояние дел с преступностью несовершеннолетних поставило законодателя в трудное положение: идти ли ему по линии ужесточения ответственности несовершеннолетних правонарушителей, исходя из криминогенной ситуации в стране, или по линии смягчения уголовной ответственности и наказания, руководствуясь общепризнанными международными нормами, требующими гуманного и справедливого отношения к несовершеннолетним правонарушителям. Он выбрал второй путь. Мудрость такого решения объясняется тем, что устойчивые неблагоприятные тенденции к преступности несовершеннолетних сохраняются благодаря продолжающемуся интенсивному социальному расслоению, резкому падению жизненного уровня большей части населения, обострению межнациональных конфликтов, развивающемуся «социальному сиротству», росту различных проявлений жестокости по отношению к детям, появлению разнообразных форм их эксплуатации. В этих условиях ужесточение уголовной ответственности несовершеннолетних — это, по существу, перекладывание вины за негативные процессы и явления, резко обострившие криминогенную ситуацию в стране, на плечи подрастающего поколения.

Гуманизм законодателя, судя по содержанию Уголовного кодекса России 1996 г., проявился прежде всего в том, что он сохранил в новом У К постановления действующего уголовного законодательства, ставящего несовершеннолетнего правонарушителя в более привилегированное по сравнению со взрослым положение, усилив гуманистический подход к уголовной ответственности и наказанию несовершеннолетних. Но самое главное — он реализовал неоднократно высказывавшееся в литературе предложение о концентрации в одном разделе норм об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних. Это соответствует общепризнанным международным нормам и сложившейся практике, так как позволяет более полно реализовать принципы справедливости, дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности . Этот раздел представляет собой не просто объединение постановлений об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних, он позволяет увидеть взаимосвязь и соотношение отдельных предписаний, более правильно и точно сформулировать их. В нем во многом по-новому решены вопросы наказания несовершеннолетних. Установлены более мягкие, чем взрослым, наказания: более низкие размеры штрафа, более короткие сроки обязательных работ, исправительных работ и ареста. Сокращены сроки давности привлечения к уголовной ответственности и сроки судимости за преступления небольшой и средней тяжести. Пересмотрен перечень принудительных мер воспитательного характера, определено содержание каждой из них и расширены возможности их назначения (не только в случае совершения преступления небольшой, но и средней тяжести). Уточнены требования к назначению наказания несовершеннолетним и внесены серьезные изменения в постановления об условно-досрочном освобождении от наказания. Уголовное законодательство РФ предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних, которыми признаются лица, достигшие возраста 14 лет. В таком возрасте подростки, как правило, психически и социально незрелы, их личность еще окончательно не сформировалась, и поэтому исправительное воздействие применительно к несовершеннолетнему должно носить прежде всего воспитательный характер.

Уголовная ответственность несовершеннолетних — проблема не только российской правовой системы. Ювенальная юстиция — термин международный, главное звено системы правосудия в отношении несовершеннолетних граждан — суд по делам несовершеннолетних. Основными принципами ювенальной юстиции являются: ценность личности несовершеннолетнего, представшего перед судом; активное использование в судебном процессе данных о несовершеннолетних, полученных судом от специализированных вспомогательных юридических учреждений (служб, органов); усиление охранительной функции суда по отношению к несовершеннолетнему (повышенная судебная защита несовершеннолетнего в качестве потерпевшего, свидетеля, подсудимого, осужденного и т.п., рассмотрение дел в отношении несовершеннолетних в закрытых судебных заседаниях, а также о преступных посягательствах на них); уменьшение размера наказания по факту несовершеннолетия в соответствии с Уголовным кодексом РФ; предпочтение принудительным мерам средств воспитательного воздействия и др.; специальная подготовка судей по делам несовершеннолетних; особый упрощенный (неформальный) порядок судопроизводства в отношении несовершеннолетних; наличие системы специализированных вспомогательных служб. Первоначально ювенальная юстиция сформировалась в конце XIX в. в США и затем получила широкое распространение в Англии, Германии, Франции, Австрии и других странах мира. В России, первый суд для несовершеннолетних был учрежден в 1910 г. в г. Санкт — Петербурге, а затем в Москве и других городах. Однако в годы советской власти проблемы ювенальной юстиции практически не рассматривались. В Российской Федерации с 90-х гг. XX в. началась разработка вопросов отечественной ювенальной юстиции. Важнейшее отличие ювенального правосудия в том, что оно рассматривает ребенка не как объект для репрессии, а как субъект реабилитации. В центре внимания ювенальной юстиции — ребенок и его проблемы, а не ведомственная отчетность, требуемая нормами права. Данный подход позволяет избежать рецидива, уберечь оступившегося от криминальной жизни.

Однако, вопрос о формах организации правосудия по делам несовершеннолетних является спорным. На самом деле в международных стандартах не содержится прямого требования о создании специальных судов по делам несовершеннолетних. В большинстве стран подобные суды отсутствуют. Тем не менее, в этих странах суды всегда рассматривают дела несовершеннолетних в особых условиях (например, в закрытых заседаниях) и приговаривают их к иным и, как правило, более мягким мерам наказания, чем взрослых.

В то же время в международных стандартах более или менее ясно выражено положение о том, что для соответствия современным требованиям необходима совершенно новая система судопроизводства в отношении несовершеннолетних. В частности, в п. 3 ст. 40 Конвенции о правах ребенка (1989 г.) закреплено, что «государства-участники стремятся содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются или признаются виновными в его нарушении». В Правилах ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (1990г.), также говорится о необходимости повсеместного создания самостоятельной «системы правосудия в отношении несовершеннолетних».

Основу правового регулирования отношений, возникающих в связи с деятельностью по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, устанавливает Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

В силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ к составной части правовой системы Российской Федерации, регулирующей вопросы уголовной ответственности несовершеннолетних, относятся общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, такие как Декларация прав ребенка, Конвенция о правах ребенка, Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы), Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы.

 

2. Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности.

2.1. Основания и условия освобождения несовершеннолетнего

от уголовной ответственности.

 

В силу прямого предписания ч. 2 ст. 87 УК к несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия либо им может быть назначено уголовное наказание, а при освобождении от наказания их могут также поместить в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Таким образом, предусмотрена альтернатива: подростки за совершенные ими преступления либо несут уголовную ответственность и подвергаются наказанию, либо освобождаются от уголовной ответственности и тогда подвергаются принудительным мерам воспитательного воздействия.

Следует иметь в виду, что согласно ст. 96 УК это правило, равно как и другие положения гл. 14 УК, может быть применено в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет (кроме помещения их в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних).

В силу ч. 1 ст. 90 УК освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности допустимо при наличии объективных и субъективных оснований: совершенное подростком деяние относится к преступлениям небольшой или средней тяжести; наличие уверенности, что исправление несовершеннолетнего в данном конкретном случае может быть достигнуто путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Разумеется, суд, прокурор, а также следователь с согласия прокурора, принимая решение об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и прекращая в отношении его уголовное дело по этим основаниям, должны мотивировать достаточность в данной ситуации именно воспитательных мер, а не уголовного наказания.

 

2.2. Принудительные меры воспитательного воздействия

 

Освобожденному от уголовной ответственности несовершеннолетнему могут быть назначены судом принудительные меры воспитательного воздействия четырех видов:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 90 УК).

При этом подростку может быть назначено одновременно несколько из перечисленных принудительных мер воспитательного воздействия. Продолжительность срока применения мер, указанных в п. «б» и «г», устанавливается органом, назначающим эти меры, в пределах от одного месяца до двух лет — при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет — при средней тяжести содеянного.

Предупреждение как принудительная мера воспитательного характера состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступления, предусмотренных УК (ч. 1 ст. 91 УК).

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию и контролю за поведением несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 91).

Обязанность загладить причиненный вред возлагается на несовершеннолетнего с учетом его имущественного положения и наличия у него соответствующих трудовых навыков (ч. 3 ст. 91). Речь идет о наличии у подростков реальной возможности устранить нанесенный ими преступный вред своими средствами или своими силами.

Наконец, ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего предполагает возможность запрета посещать определенные места, использовать определенные формы досуга, в том числе связанные с управлением механическими транспортными средствами, ограничение пребывания вне дома после определенного времени суток либо выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. Несовершеннолетнему может быть также предъявлено требование возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Этот перечень не является исчерпывающим и может быть, с учетом конкретных обстоятельств, дополнен органом, назначающим данную принудительную меру воспитательного воздействия.

Приведенные законодательные решения затрагивают как раз те ситуации, когда «специфика соответствующих мер объясняется не автоматической скидкой на возраст, а реальными особенностями личности подростка» (Игошев К.Е., Миньковский Г.М. С. 397). Во-первых, только всестороннее исследование и учет личности несовершеннолетнего позволяют прийти к обоснованному выводу о возможности исправления лица с помощью принудительных мер воспитательного воздействия, сопряженных с освобождением такого лица от уголовной ответственности. Во-вторых, освобождение подростка от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия базируется на вероятностном прогнозе, в соответствии с которым собранные данные о личности субъекта, не достигшего 18 лет, проецируются на его возможное поведение в будущем.

Поэтому акт освобождения от уголовной ответственности в подобных ситуациях носит, с одной стороны, факультативный характер и зависит от усмотрения органа, принимающего решение об этом, а с другой — в определенной мере условный характер (хотя прямое указание по данному вопросу отсутствует в законе), поскольку позитивный прогноз нуждается в проверке временем на основе оценки реального поведения несовершеннолетнего. Контроль за исполнением подростком назначенной ему меры воспитательного характера возлагается по постановлению судьи на специализированный государственный орган, обеспечивающий исправление несовершеннолетнего.

Таким образом, были рассмотрены основные требования к содержанию мер воспитательного воздействия. Необходимо подчеркнуть, что особенности содержания принудительных мер воспитательного характера определяются условиями жизни несовершеннолетнего и личным восприятием назначенных ему мер принудительного воздействия. Стоит также отметить, что большое воспитательное значение для виновного имеет сам процесс судебного разбирательства и провозглашение судом постановления о применении принудительной меры воспитательного воздействия.

 

 

 

3 Виды уголовного наказания.

3.1 Последствия систематического неисполнения принудительных мер воспитательного воздействия.

 

Как следует из ч. 4 ст. 90 УК, в случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется судом и все материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности.

Анализ этой формулировки показывает, что термин «систематичность» означает в ней неисполнение подростком применяемой к нему меры воспитательного воздействия три и более раз. По-видимому, реакцией на первое и вторичное уклонение несовершеннолетнего от исполнения им обязанностей, вытекающих из содержания соответствующей воспитательной меры, должны быть методы убеждения и предостережения о возможности пересмотра ранее принятого решения об освобождении от уголовной ответственности. Тем самым совершившему преступление небольшой или средней тяжести подростку предоставляется дополнительный шанс вступить на путь исправления без фактического претерпевания уголовной кары. Если же этот шанс не использован, то поставить вопрос об отмене принудительной меры воспитательного воздействия правомочен специализированный государственный орган, на который был возложен контроль за поведением несовершеннолетнего, а принять решение о такой отмене и передаче всех материалов для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности должен суд, назначивший эту меру. Разумеется, подобный пересмотр прежнего решения возможен, если не истекли предусмотренные ст. 94 УК сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

Таким образом, введенный для несовершеннолетних, совершивших преступление небольшой или средней тяжести, особый вид освобождения от уголовной ответственности, соединенный с назначением принудительных мер воспитательного воздействия, не является актом всепрощения таких преступников. Он дает им шанс исправиться без реального претерпевания кары. Если же эти лица будут систематически уклоняться от исполнения указанных мер, последние могут быть отменены, а сами несовершеннолетние субъекты — подвергнуты уголовной ответственности.

 

3.2 Виды наказания, назначаемые несовершеннолетним.

 

 

Применение к лицам, признанным виновными в совершении преступления, уголовного наказания есть обычная, соответствующая закону форма реализации уголовно-правового отношения, возникшая в связи с совершением преступления, между государством и преступником, в том числе и несовершеннолетним. Освобождение же от уголовной ответственности есть скорее исключение из правил, опирающееся на принцип гуманизма и способное обеспечить исправление лица и предупреждение новых преступлений. Но гуманный подход проявляется к несовершеннолетним, виновным в совершении преступления, и в тех ситуациях, когда им назначается уголовное наказание.

Из 12 видов наказания, предусмотренных в ст. 44 УК, к лицам, совершившим преступление в возрасте до восемнадцати лет, могут применяться в силу ч. 1 ст. 88 УК только шесть видов наказания:

а) штраф;

б) лишение права заниматься определенной деятельностью;

в) обязательные работы;

г) исправительные работы;

д) арест;

е) лишение свободы на определенный срок.

Не могут назначаться несовершеннолетним такие наказания, как лишение специального воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (такими званиями, чинами и наградами подростки по общему правилу не обладают); ограничение по военной службе (подростки в Вооруженные Силы не призываются); ограничение свободы (такое наказание в силу ч. 1 ст. 53 УК рассчитано только на взрослых осужденных); содержание в дисциплинарной воинской части; пожизненное лишение свободы; смертная казнь. Неприменение к подросткам упомянутых видов наказания обусловлено либо социальным статусом несовершеннолетних, которые не обладают соответствующими благами или функциональными обязанностями, либо исключительно их недостаточной гражданской и духовной зрелостью, не позволяющей прибегать к чрезмерно жестоким репрессивным мерам в отношении этой категории лиц.

 

3.3 Пределы наказаний, назначаемых несовершеннолетним.

 

Вместе с тем применимые к несовершеннолетним виды уголовного наказания назначаются им в ограниченных по сравнению со взрослыми осужденными пределах.

Если денежное взыскание в виде штрафа назначается лицам, достигшим совершеннолетия, в размере от 2500 до 1 млн. рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет (ч. 2 ст. 46 УК), то несовершеннолетним штраф может назначаться лишь в пределах от 1 тыс. до 50 тыс. рублей или в размере доходов осужденного за период от двух недель до шести месяцев (ч. 2 ст. 88 УК). При этом наказание в виде штрафа применять к осужденному подростку можно, как правило, при наличии одного из двух условий: если у несовершеннолетнего имеется самостоятельный заработок или есть имущество, на которое может быть обращено взыскание. В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, оно может быть заменено судом более строгим наказанием в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части Кодекса.

Лишение права заниматься определенной деятельностью может назначаться несовершеннолетним осужденным в качестве основного наказания, когда оно указано в санкции статьи Особенной части УК, либо в качестве дополнительного наказания всякий раз, когда суд с учетом характера и тяжести совершенного преступления и личности виновного сочтет невозможным сохранить за ним право заниматься определенной деятельностью, скажем, управлять мотоциклом или иным транспортным средством либо работать в питейном заведении по отпуску посетителям алкогольных напитков. Выбор рода запрещенных судом занятий будет зависеть, естественно, от характера деяния субъекта и тех или иных негативных свойств его личности. По общему правилу (ч. 2 ст. 47 УК) рассматриваемое наказание назначается в качестве основного на срок от одного года до пяти лет, а в качестве дополнительного — от шести месяцев до трех лет. Никакого сокращения этих пределов для несовершеннолетних осужденных закон не предусматривает, но, очевидно, суд может с учетом конкретных обстоятельств не применять к этим лицам указанных максимальных сроков наказания.

Обязательные работы, заключающиеся в выполнении осужденным в свободное от учебы или основной работы время бесплатных общественно полезных работ, могут назначаться несовершеннолетним на срок от 40 до 160 часов при том условии, что для лиц до 15 лет продолжительность исполнения данного наказания не может превышать двух часов в день, а для лиц от 15 до 16 лет — трех часов в день (ч. 3 ст. 88 УК). Взрослым же осужденным этот вид наказания назначается на больший срок — от 60 до 240 часов и отбывается в пределах до четырех часов в день (ч. 2 ст. 49 УК). В том случае, если несовершеннолетний злостно уклоняется от отбывания обязательных работ, они могут быть заменены арестом из расчета один день ареста за восемь часов не отбытых обязательных работ.

Исправительные работы, сочетаемые с удержанием из заработка в доход государства от пяти до двадцати процентов, могут быть назначены взрослым на срок от двух месяцев до двух лет (ч. 1 ст. 50 УК), тогда как несовершеннолетним — лишь на срок до одного года (ч. 4 ст. 88 УК). В случае злостного уклонения от отбывания исправительных работ это наказание может быть заменено осужденному подростку арестом из расчета один день ареста за два дня неотбытых исправительных работ либо лишением свободы из расчета один день лишения свободы за три дня исправительных работ.

Наказание в виде ареста несовершеннолетнего заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества и устанавливается на срок от одного до четырех месяцев (ч. 5 ст. 88 УК), тогда как для взрослых преступников — до шести месяцев (ч. 1 ст. 54). При этом арест может быть применен только к подростку, достигшему к моменту вынесения судом приговора 16-летнего возраста, что опять-таки выступает проявлением гуманизма.

Наконец, наказание в виде лишения свободы на определенный срок, которое по общему правилу (ч. 2 ст. 56 УК) устанавливается в пределах от двух месяцев до 20 лет, может быть назначено несовершеннолетним осужденным при любых условиях на срок не свыше десяти лет и отбывается в воспитательных колониях, в то время как взрослые осужденные отбывают такое наказание в колониях-поселениях, исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме (ст. 58 УК). Лицам, совершившим преступление в возрасте до 16 лет, срок лишения свободы по общему правилу не может превышать шести лет, и лишь при совершении ими особо тяжкого преступления, а равно лицам более старшего возраста (от 16 до 18 лет) это наказание назначается на срок до десяти лет.

Руководствуясь принципом гуманизма, закон, кроме того, предусматривает, что, если лицо впервые совершило преступление: в возрасте до 16 лет — небольшой или средней тяжести, а в более старшем возрасте (16 — 18 лет) — небольшой тяжести, наказание в виде лишения свободы вовсе не может быть назначено. При избрании несовершеннолетнему лицу лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления низший предел наказания по санкции сокращается наполовину (ч. 6.1 ст. 88 УК). Таким образом, новые, пониженные законодательные пределы по делам несовершеннолетних предусматриваются и в части минимума (сокращение наполовину срока лишения свободы), и в части максимума (лишение свободы в одних случаях вовсе не назначается, в других — не может превышать шести лет, и во всех случаях не может быть выше десяти лет).

Следует иметь в виду, что при назначении наказания лицу, не достигшему 18-летнего возраста, а в исключительных случаях — 20-летнего возраста (ст. 96 УК), суд, кроме общих начал назначения наказания, изложенных в ст. 60 УК, обязан учесть условия жизни и воспитания осужденного, уровень его психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц (ч. 1 ст. 89 УК). При постановлении приговора несовершеннолетнему суд обязан обсудить вопрос об условном осуждении, о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, а также об освобождении от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 УК. В соответствии с ч. 6.2 ст. 88 УК, если условно осужденный несовершеннолетний в течение испытательного срока совершил новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд, учитывая обстоятельства дела и личность виновного, может повторно принять решение об условном осуждении лица. В этом случае устанавливается новый испытательный срок и на условно осужденного возлагается исполнение определенных обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 Кодекса.

Особенности назначения наказания несовершеннолетним, равно как и ограничение их видов при осуждении таких лиц, создают необходимые предпосылки для достижения в этих случаях целей уголовного наказания — восстановления социальной справедливости, исправления осужденных и предупреждения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК).

Изложенные соображения позволяют сделать вывод, что ограничение наказания несовершеннолетних шестью видами из двенадцати, предусмотренных в УК, и к тому же в меньших пределах, чем для взрослых осужденных, создает необходимые возможности для оптимальной реализации ответственности несовершеннолетних за совершенные ими преступления и для достижения целей наказания, определенных в ч. 2 ст. 43 УК.

 

 

4 Освобождение несовершеннолетних от наказания и погашение их судимости. Судебная практика.

4.1 Особенности освобождения несовершеннолетних от наказания.

 

Как и любые осужденные, несовершеннолетние обладают правом на освобождение их от отбывания наказания и на погашение судимости, но решение этих вопросов по делам о преступлениях подростков характеризуется рядом особенностей, которые объясняются спецификой личности таких осужденных, их определенной духовной и гражданской незрелостью, проявлением в отношении них более гуманного подхода, чем к взрослым преступникам.

Для осужденных несовершеннолетних законом установлено два специфических вида освобождения от наказания.

В соответствии с ч. 1 ст. 92 УК несовершеннолетний, осужденный за преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден по обвинительному приговору суда от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных в ч. 2 ст. 90 УК, т.е. предупреждения; передачи под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; возложения на подростка обязанности загладить причиненный вред, а равно ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Второй вид освобождения несовершеннолетнего от наказания (ч. 2 ст. 92 УК) предполагает, что такое лицо, осужденное за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления, может быть освобождено судом от наказания, если будет признано, что цели наказания в данной конкретной ситуации достижимы только путем помещения его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. При этом срок пребывания в указанном учреждении не может быть более трех лет и ограничен достижением лицом 18-летнего возраста. Анализируемый вид освобождения запрещен к применению по делам о преступлениях, включенных в перечень ч. 5 ст. 92 УК (квалифицированных по ч. 1 и 2 ст. 111, ч. 2 ст. 117, ч. 3 ст. 122 и 127, ст. 126 и др.).

Пребывание в названном учреждении может быть прекращено судом до истечения указанного срока, если выявится, что несовершеннолетний не нуждается более для своего исправления в применении данной меры. Вместе с тем допускается по постановлению судьи продление пребывания в учебно-воспитательном учреждении после истечения указанного выше срока, но только: 1) по ходатайству несовершеннолетнего и 2) в случае необходимости завершения им общеобразовательной или профессиональной подготовки (ч. 4 ст. 92 УК).

Наряду с этим к несовершеннолетним осужденным могут быть применены на льготных условиях такие виды освобождения от наказания, как условно-досрочное освобождение и освобождение за истечением давности.

Несовершеннолетний может быть освобожден условно-досрочно от отбывания лишения свободы, если суд признает, что для своего исправления такой осужденный не нуждается в полном отбывании ранее назначенного наказания. При этом условно-досрочное освобождение допускается после фактического отбытия:

а) не менее одной трети срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести либо за тяжкое преступление;

б) не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление (ст. 93 УК).

Вместе с тем на несовершеннолетних распространяется предусмотренная ч. 7 ст. 79 УК возможность отмены условно-досрочного освобождения от наказания в случае нарушения условий такого освобождения.

 

4.2 Освобождение от наказания за истечением сроков давности, погашение судимости.

 

Когда же речь идет об освобождении несовершеннолетнего от наказания за истечением давности обвинительного приговора (ст. 83 УК) или освобождении его от уголовной ответственности за истечением давности уголовного преследования (ст. 78 УК), то надо иметь в виду, что в силу ст. 94 УК сроки давности, истечение которых необходимо при положительном решении этих вопросов, сокращаются для подростков наполовину и, следовательно, составляют: по преступлениям небольшой тяжести — один год, по преступлениям средней тяжести — три года, по тяжким преступлениям — пять лет и по особо тяжким преступлениям — семь с половиной лет.

Судимость — уголовно-правовая характеристика личности преступника. особенности личности несовершеннолетнего поэтому учитываются в применении этого института. Возраст от 14 до 21 года- это возраст социальной адаптации лица, которая требует от несовершеннолетнего значительных усилий. С другой стороны, естественные возрастные потребности несовершеннолетнего достаточно велики, в ряде случаев выше потребностей взрослого человека (потребность самоутверждения, желание существовать в разумном и справедливом обществе), возможности же реализации потребностей у несовершеннолетнего весьма ограниченны, что часто приводит несовершеннолетнего к «бунту против общества» и принятых в обществе порядков и норм, способствует совершению преступлений. Кроме того, несовершеннолетние ввиду своей психической незрелости не могут отвечать за совершенное преступление в равной мере со взрослыми преступниками. Социализация лица (приобретение профессии и материальной независимости, создание семьи) приводит очень быстро к изменению отношения молодого человека к обществу, более или менее полному принятию социальных норм. Высокая динамика изменения личности несовершеннолетнего и требование справедливого соотношения преступления и его правовых последствий предполагают существование специальных норм, регламентирующих судимость несовершеннолетних.

В соответствии с частью четвертой статьи 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании рецидива преступлений.

К несовершеннолетним применяются предусмотренные статье 86 УК общие положения о судимости (части первая и шестая статьи 86), положения о несудимости лиц, освобожденных от наказания ( часть вторая статьи 86), о погашении судимости в отношении лиц, условно осуждённых,- по истечении испытательного срока (пункт «а» части третьей), и в отношении лиц, осужденных к более мягким наказаниям, чем лишение свободы — по истечении одного года после отбытия наказания (пункт «б» части третьей), о погашении судимости при условно-досрочном освобождении ( часть четвертая) и о снятии судимости (часть пятая статьи 86 УК РФ.). Но применение данных статей возможно только при примерном поведении и честном отношении к труду несовершеннолетнего.

Несовершеннолетним осужденным по прямому предписанию закона (ст. 95 УК) установлены сокращенные сроки погашения судимости, которые соответственно равны:

а) одному году после отбытия лишения свободы за преступление небольшой или средней тяжести;

б) трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.

Приведенная норма позволяет лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет, в более короткие сроки, чем взрослым осужденным, аннулировать все неблагоприятные правовые последствия, связанные с судимостью.

Можно указать на то, что в случаях осуждения несовершеннолетних за совершение преступлений таким лицам предоставляются уголовным законом более льготные, чем взрослым, возможности освобождения от отбывания назначенного наказания и погашения судимости, включая введение для подростков двух новых видов подобного освобождения, соединенных с применением воспитательных мер.

Таким образом, в данной главе необходимо подчеркнуть следующее. Уголовная ответственность (возникает, реализуется, прекращается) в рамках уголовно-правовых отношений. Возникает уголовное правонарушение с момента совершения преступления. Именно с этого момента у несовершеннолетнего, совершившего преступления, и у органов правосудия, представляющих государство, появляются права и обязанности: государство имеет право применять к виновному меры принуждения, составляющие уголовную ответственность а виновный обязан понести ответственность. Государство определяет несовершеннолетнему наказания, предусмотренные УК И УИК менее строгие, чем ко взрослым преступникам. Эти наказания ориентированы на меры воспитательно-педагогического характера, лишения или ограничения их прав. Сроки давности при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности или отбывания наказания сокращаются наполовину. Для несовершеннолетних, отбывших наказание в виде лишения свободы, установлены льготные, по сравнению со совершеннолетними, сроки погашения судимости, так они в три раза меньше в случае отбывания лишения свободы за преступления небольшой или средней тяжести, в два раза меньше за тяжкие преступления и почти в три раза меньше за особо тяжкие преступления. Все перечисленные в данной главе льготы, а также смягчающие обстоятельства, которые учитываются при назначения наказания и привлечении к уголовной ответственности составляют особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних.

 

4.3. Анализ судебной практики Краснодарского края по делам в отношении несовершеннолетних за 2008 год.

 

Анализ практики рассмотрения уголовных дел, в отношении несовершеннолетних показывает, что в 2008 году судами края рассмотрено – 1721 уголовное дело данной категории, в 2007г. рассмотрено – 1886 уголовных дела. В 2008г вынесено – 1216 приговоров в отношении 1553 лиц (что составляет 70,6 % от числа рассмотренных уголовных дел), в 2007 году постановлено 1193 обвинительных приговора в отношении 1568 лиц, что составляет 63,2 %. Краснодарским краевым судом в 2008г. вынесено 11 приговоров в отношении 13 несовершеннолетних лиц, в 2007г. — 12 приговоров в отношении 18 лиц. Судами края в 2008г. вынесено 4 оправдательных приговора в отношении 5 лиц, 2 уголовных дела прекращено по не реабилитирующим основаниям. В 2007г. вынесено 5 оправдательных приговора в отношении 5 лиц, 1 уголовное дело прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Постановлением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 06.08.2008г. уголовное дело в отношении С, 1993 г.р. прекращено по п. 2. ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, ч. 3 ст. 27 УПК РФ в связи с не достижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность. С. органами предварительного следствия обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.2 п. « в» ст. 163 УК РФ. В судебном заседании не было достоверно установлено, что денежные средства, которые требовал подсудимый, принадлежали ему. В ходе судебного следствия государственным обвинителем действия С. были необоснованно переквалифицированы на ст. 330 ч. 2 УК РФ и в соответствии с позицией государственного обвинителя уголовное дело прекращено в связи с не достижением возраста привлечения к уголовной ответственности. В 2007г. городским судом оправдан несовершеннолетний, которому предъявлено обвинение в совершении преступления по ч.4 ст.111 УК РФ. Суд переквалифицировал его действия на ст.114 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны) и оправдал подсудимого в связи с не достижением им возраста привлечения к уголовной ответственности по данному составу преступления. В практике назначения наказания в отношении несовершеннолетних в 2008г. также как и в 2007г. преобладало условное осуждение к лишению свободы. Решение о назначении наказания несовершеннолетним в виде реального лишения свободы судом принимается лишь тогда, когда исправление несовершеннолетнего невозможно без изоляции его от общества. Мера наказания в виде реального лишения свободы применяется к несовершеннолетним, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, а также к несовершеннолетним, повторно привлекаемым к уголовной ответственности. Незначительному числу осужденных несовершеннолетних назначены такие виды наказания как исправительные работы и штраф. Так, в 2008г. к реальной мере наказания в виде лишения свободы привлечены 19,6% (в 2007г. – 23%), к условной мере наказания в виде лишения свободы – 61 % (в 2007г. – 57%), к штрафу – 6% (в 2007г. – 7%) осужденных. Анализ судебных приговоров показывает, что основное число несовершеннолетних осуждено за совершение преступлений против собственности — кражи, грабежи, угон. В 2008г. большое количество преступлений, совершено несовершеннолетними группой лиц – 53% от всего числа осужденных в 2008г. (в 2007г. -55%), в состоянии наркотического и алкогольного опьянения — 7,3% (в 2007г — 9,8% ), ранее судимыми – 27% (в 2007г. -23% ). За вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления судами края в 2008г. осуждено 24 лица, в 2007г. – 18 лиц. Вместе с тем, в связи с неполнотой и некачественным расследованием уголовных дел, государственные обвинители нередко отказываются от обвинения в части привлечения лица по ст. 150-151 УК РФ. Так, Герлингер И.А. органами предварительного следствия обвинялся в том, что находясь с несовершеннолетним, заведомо и достоверно зная, что он не достиг 18-летнего возраста, используя авторитет взрослого в личных целях, путем обещания совместного распоряжения похищенным имуществом, разжигая корыстные побуждения и жажду наживы, предложил ему совершить кражу чугунной ванны, то есть умышленно вовлек его в совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ. В судебном заседании установлено, что Герлингер не уговаривал несовершеннолетнего совершить кражу, ничего ему не обещал. Физического и психического давления на него Герлингер не оказывал. В связи с чем, государственный обвинитель обоснованно отказался от обвинения в части по ст. 150 ч. 1 УК РФ. По прежнему большим остается количество уголовных дел, возвращенных прокурору, что в 2008г. составило — 74 (в 2007г. — 75). Уголовные дела возвращались по различным основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ. Судами края прекращено по различным основаниям в 2008г. – 494 уголовных дела, что составляет 28,7 % от всего числа рассмотренных дел данной категории (в 2007г. – 693 или 39,9 %). Наибольшее число уголовных дел прекращались судами по ст.ст. 25, 28 УПК РФ. Практика обжалования государственными обвинителями постановлений о прекращении уголовного дела показывает, что суд кассационной инстанции в основном оставляет данные решения суда, вынесенные в отношении несовершеннолетних, без удовлетворения. Государственными обвинителями активно обжаловались в кассационном порядке приговоры суда по делам данной категории. За период 2007г. судебной коллегией по уголовным делам Краснодарского краевого суда рассмотрено 84 кассационных представления на постановленные приговоры в отношении несовершеннолетних, 54,7 % которых удовлетворено. За период 2008г. рассмотрено –102 представления, 58,8 % из которых удовлетворено. Эффективность кассационного обжалования по делам в отношении несовершеннолетних в 2008г. составила 79,4%, в 2007г. – 84%. Это объясняется, тем, что судом кассационной инстанции отклоняется много представлений, в которых прокурором оспаривается мягкость назначенного наказания. Судами края в 2008г — 103 (в 2007г. — 77) несовершеннолетних освобождено от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия в порядке ст. 90 УК РФ. Освобождение судом несовершеннолетних от наказания в порядке ст. 92 УК РФ и помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием судами применяется достаточно редко. Так, за период 2008г. в специальные учебные учреждения судом направлено 11 лиц, в 2007г. — 22. Несовершеннолетние судами края также помещались в Центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей. В 2008г. в ЦВСНП помещено по решению суда — 102 несовершеннолетних, в 2007г. – 118 несовершеннолетних. Анализ практики рассмотрения уголовных дел судами показывает, что уровень преступности среди несовершеннолетних до настоящего времени остается достаточно высоким. В связи с тем, что становление человека в основном происходит в несовершеннолетнем возрасте, практика назначенного наказания, не связанная с изоляцией от общества, оправдана. В то же время, применение судом к несовершеннолетним неоднократно меры наказания в виде лишения свободы условно не всегда служит их исправлению. Наибольшую значимость в предупреждении подростковой преступности имеет ее профилактика. В связи с чем, заслуживает внимания положительный опыт работы правоохранительных органов в г. Краснодара. Для поддержания тесной связи с судами в городе создан Координационный совет, в состав которого входят представители всех служб и учреждений, занимающихся несовершеннолетними, а также государственный обвинитель, поддерживающий обвинение по делам в отношении несовершеннолетних прокуратуры г. Краснодара. На каждом собрании совета планируется обсуждать проблемы, с которыми сталкиваются службы при решении проблем несовершеннолетних, оказавшихся в неблагополучных семейных условиях, а также тех подростков, которые в период испытательного срока не желают вставать на путь исправления и продолжают вести асоциальный образ жизни. При рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних планируется на каждого подростка заполнять карту социального сопровождения с направлением их в подразделения, занимающиеся исполнением наказания, для координации действий по его исправлению.

 

СПОСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ И НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные правовые акты

  1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993)// Российская газета, N 237, 25.12.1993.
  2. Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних («Эр-Риядские принципы») (приняты на Генеральной Ассамблее ООН в 1990 г.).
  3. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989, вступила в силу для СССР 15.09.1990). //Сборник международных договоров СССР, выпуск XLVI, 1993
  4. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») (приняты Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1985 г.).
  5. Уголовный кодекс РФ: Федеральный закон от 24.05.1996г. № 63-ФЗ, с изм. От 05.01.2006г. № 11-ФЗ//СЗ Российской Федерации. 17.06.1996г. № 25, ст.2954
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РФ: Федеральный закон от 18.12.2001г. № 174-ФЗ, с изм. от 03.07.2006г. № 98-ФЗ//СЗ Российской Федерации. 24.12.2001г. № 52 (Ч.1), ст. 4921
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»//Российская газета, N 50, 14.03.2000.
  8. Постановление Правительства РФ от 07.12.2000 N 926(ред. от 29.05.2006) «О подразделениях милиции общественной безопасности»//Собрание законодательства РФ, 11.12.2000, N 50, ст. 4905,
  9. Постановление пленума верховного суда РФ от 11.06.1999 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»//Бюллетень Верховного Суда РФ, N 8, 1999.

    Учебная и специальная литература

    10. Агаев, Г.А.Уголовное право Российской Федерации: Общая часть, Учеб. Пособие, Курс лекций/ Г.А., Агаев, Н.П.Берестовой, С.Н.Бычков.- С.-Петерб. ун-т МВД России: Университет, 2007.- 415с.

    11. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 2003. С. 163;

    12. Иванов, Н.Г. Российское уголовное право: В 2 т. Т.1. Общая часть: Учеб./ Н.Г. Иванов, В.С.Комиссаров, Н.А.Лопашенко. — М.: Профобразование, 2007.- 598с.

    13. Информационный бюллетень МПА СНГ. 2008. N 10. Приложение. С. 94.

  10. Игошев К.Е., Миньковский Г.М. Семья, дети, школа. М., 2008;

    15. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ / Ред. В.В Мозякова.- М.: Экзамен, 2002.- 864с.

    16. Курс уголовного права. Т. 1. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2007. С. 190;

    17. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: с постатейными материалами и судеб. практикой / В.Б.Боровиков; Минюст РФ.- М.: Юрайт, 2007.- 1182с.

  11. Камынин, И.Д. Проблемы совершенствования института наказаний в уголовном законодательстве / И.Д. Камынин //Государство и право. – 2008. — № 6. — с. 86-89.

    19. Курс советского уголовного права. Т. 1. Л., 1968. С. 222 — 223; Советское уголовное право. Общая часть. М., 2008. С. 23.

    20. Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 2006. С. 21.

    21. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М.: Юрид. лит., 2005. C. 131-133.

    22. Наумов, А.В. Российское уголовное право: Общая часть: Курс лекций/ А.В.Наумов; изд. 2-е, перераб. и доп. — РАН. Ин-т государства и права: Б.м.: Бек, 2008.- 573с.

    23. Наумов, А.В. Практика применения УК РФ: комментарии судебной практики и доктринальное толкование. Постатейный/А.В. Наумов; М.: Волтерс Клувер, 2005. – 237с.

    24. Семернева Н.К. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних с применением мер воспитательного характера: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 2007;

    25. Семернева Н.К. Специальные воспитательные учреждения для несовершеннолетних как одна их форм предупреждения преступности. Свердловск, 2007;

    26. Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно-правовых санкций. Л., 2007. С. 51.

    27. Петелин А.И. Проблемы правовой ответственности в социалистическом обществе. Омск, 2006. C. 9, 11.

    28. Уголовное право России: в 2 т. Т.1. Общая часть: Учебник для студентов вузов/ А.Э. Жалинский [и др.]. — М.: Норма – Инфра — М, 2008.- 624с.

    29. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 2007. С. 65.

    30. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Саратов, 2007. С. 27 — 28;

    31. Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, Ю.М.Ткачевского, Г.Н.Борзенкова. М.: Изд-во Москов. ун-та, 2007. С. 5-6.

    32. Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов, 2007. С. 39 — 44;

    33. Чугаев А.П. Индивидуализация ответственности за преступления и ее особенности по делам несовершеннолетних. Краснодар, 2003;

    34. Язовских Ю.А. Проблемы вменения в российском уголовном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 9.

    35. Якубов А.Е. Юридическая природа освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного характера // Вестник МГУ. Право. 2007. N 1.

    35. Якушин, В. Цели уголовной ответственности / В.Якушин, О. Тюшнякова //Уголовное право.- 2003.- № 2. — С. 88-89.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.28MB | MySQL:122 | 2,223sec