Субъект преступления как основопологающий элемент состава преступления

<

043014 0021 1 Субъект преступления как основопологающий элемент состава преступления

1.1. Понятие, классификация и значение субъектов преступлений

 

Одним из необходимых элементов состава преступления в уголовном праве является субъект преступления, то есть физическое, вменяемое лицо, совершившее преступление. Действующий УК РФ не дает определение понятию «субъект преступления», используя в качестве синонима термин «лицо, совершившее преступление». Вместе с тем именно в ст. 19 УК называются необходимые признаки, характеризующие то или иное лицо как субъект преступления.

Субъект преступления — это лицо, совершившее преступное деяние, и способное нести за его совершение уголовную ответственность. Субъект преступления — один из необходимых элементов состава преступления. Категория «субъект преступления» — это совокупность признаков, без которых не может быть состава преступления. Нормативное определение субъекта преступления в уголовном законе отсутствует, хотя значительное число норм УК РФ напрямую относятся к характеристике данной правовой категории как лица, совершившего преступление (ст. 4, 6, 11,12 УК РФ), подлежащего уголовной ответственности (ст. 5,19, 20, 21, 22, 23 УК РФ), а в ст. 34 «Ответственность соучастников преступления» содержится характеристика субъекта преступления, совершенного в соучастии. В юридической литературе категория субъекта преступления исследована достаточно полно, кроме того, каких-либо существенных различий в понимании и понятии этой категории не отмечается. Субъект преступления представляет собой доктринально разработанную характеристику одного из элементов состава преступления.

Субъект преступления в соответствии со ст. 11, 12, 19 УК РФ — это физическое лицо независимо от его государственно-правовой принадлежности. В Российской Федерации субъектами преступления не могут являться юридические лица.

Субъект преступления по российскому уголовному праву (ст. 19 УК РФ) должен обладать тремя признаками: 1) физическое лицо; 2) достижение установленного в УК РФ возраста уголовной ответственности; 3) вменяемость. Такие признаки, как обладание физическим лицом возрастом уголовной ответственности и вменяемостью, называются общими. В ряде случаев, специально указанных в нормах Особенной части УК РФ, субъект преступления должен кроме общих обладать и специальными признаками — «специальный субъект».

Так, если отсутствуют общие признаки субъекта преступления, то отсутствует состав любого преступления, поскольку отсутствует необходимый элемент данной юридической конструкции правонарушения. В то же время, если отсутствуют признаки специального субъекта — отсутствуют признаки не всех преступлений, а только некоторых, предусмотренных определенными нормами УК РФ. При отсутствии у лица, совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное УК РФ в качестве преступления, признаков субъекта преступления нет и нет оснований для привлечения этого лица к уголовной ответственности ввиду того, что основанием уголовной ответственности является наличие в действиях лица всех признаков состава преступления, а субъект преступления — это неотъемлемый элемент состава преступления.

Уголовный закон в соответствии с принципом привлечения к уголовной ответственности физических лиц, устанавливая круг лиц, которые подлежат уголовной ответственности за совершенные ими преступления, представляет адресата действия уголовно-правовых норм только в качестве физического лица. Юридические лица в качестве субъекта преступления российским уголовным правом не рассматриваются, поэтому уголовной ответственности по УК РФ не несут, хотя таковая установлена в законодательстве ряда стран (Великобритании, Франции, Индии и ряда штатов США). Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц в российской уголовно-правовой науке не снят и находится во внимании правоведов уже довольно долго1. В советской и российской юридической литературе также неоднократно предлагалось закрепить институт уголовной ответственности юридических лиц1. Однако это положение не разделяется действующим российским уголовным законодательством.

Сторонники уголовной ответственности юридических лиц, ссылаясь на соответствующий зарубежный опыт, основываются на том, что преступная деятельность, которая осуществляется под эгидой деятельности юридического лица, наносит вред, несоизмеримый с вредом, причиняемым преступлениями, совершенными одним человеком или группой лиц, а наказание, назначаемое физическим лицам, несоразмерно ущербу от противоправной деятельности юридических лиц. Поэтому данный вопрос остается дискуссионным, в особенности при проведении аналогии с административным законодательством Российской Федерации, предполагающим ответственность юридических лиц2.

Относительно условий применения мер уголовной ответственности к лицам, совершившим преступления, российская уголовно-правовая доктрина основывается на принципе вины (ст. 5 УК РФ) и применения мер уголовной ответственности только к физическим лицам (ст. 19 УК РФ).

Таким образом, по уголовному праву субъектом преступления может быть только физическое лицо.

Совокупность качеств, которыми наделяется субъект преступления и как лицо, подлежащее уголовной ответственности, и как элемент состава преступления, состоит из двух неотъемлемых условий:

а) персонификации (выступления вовне в виде единого лица — персоны);

б) способности вырабатывать, выражать и осуществлять персонифицированную волю по отношению к совершению уголовно наказуемых действий и (или) наступлению общественно опасных последствий своих действий.

Первое условие состоит в том, что субъектами преступления и уголовной ответственности могут быть только физические лица, что рассмотрено выше. Второе условие выражено УК РФ и теорией уголовного права как требование признания лица вменяемым или ограниченно вменяемым в порядке ст. 21 УК РФ только во время совершения им преступления. Для квалификации преступления и дальнейшего решения вопроса о назначении лицу уголовного наказания значение имеет только осуществление таким лицом юридически значимого действия — совершения преступления.

Принимая во внимание, что в соответствии со ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина в форме умысла или неосторожности (ст. 24—26 УК РФ), можно говорить о том, что ст. 21 УК РФ в совокупности с общими условиями уголовной ответственности (ст. 19 УК РФ) оставляет за рамками круга субъектов преступления лиц, признанных невменяемыми во время совершения ими общественно опасного деяния. Признание этих лиц невменяемыми является основанием для применения судом на основании УК РФ принудительных мер медицинского характера.

Смыл понятия «субъект преступления» заключается в характеристике лица, указывающей на его способность нести уголовную ответственность, т.к. «по российскому уголовному праву субъект преступления — это не только тот, кто действует (совершает предусмотренное уголовным законом деяние), но и еще обязательно обладающий способностью нести уголовную ответственность и наказание»1. «Субъект преступления — понятие обобщающее, наиболее емкое, имеющее юридическую базу. Содержание и целевое назначение этого понятия ограничено тем, что оно выступает как необходимое условие (а в некоторой степени и обоснование) уголовной ответственности…»2.

В уголовном праве и криминологии кроме субъекта преступления широко используется термин «личность преступника». Понятие субъекта преступления необходимо отграничивать от личности преступника. Эти категории относятся к характеристике одного и того же лица — лица, совершившего преступление, но эти понятия не совпадают. Признаки личности преступника не относятся к признакам ни субъекта преступления, ни состава преступления в целом. Если субъект — это та личность, которая совершила преступление, то личность преступника определяет индивидуальные черты этого человека. В то время как субъект — это исключительно правовая и доктринальная категория, служащая одним из неотъемлемых элементов формальной конструкции преступления, личность преступника является одним из предметов криминологии. В криминологии к признакам личности преступника, например, относятся:

1) социальный статус (гражданство, принадлежность к определенным социальным группам населения) и демографическая характеристика (половозрастные признаки, семейное положение, образовательный уровень человека и пр.);

2) социальные функции личности (содержание деятельности лица в обществе, профессия и т.д.);

3) нравственно-психологическая характеристика (отношение лица к общественным и нравственным ценностям, например, к обществу в целом, общественной и групповой морали, семейным устоям), включающая в себя типологию делинквентного (отклоняющегося) поведения (например, случайный или профессиональный тип преступного поведения и пр.).

Приведенные характеристики лица, совершившего преступление, для его квалификации значения не имеют. Субъект преступления в уголовно-правовой доктрине и в судебно-следственной практике формально характеризует личность — физическое лицо, совершившее преступление, наделенное указанными в законе признаками, которое подлежит уголовному преследованию и уголовной ответственности. Характеристика личности преступника и ее признаки используются криминологией для разработки проблем предупреждения преступности, в том числе для разработки организационно профилактических мер и мероприятий. Следует отметить, что учет признаков личности преступника также важен на первоначальных этапах уголовного судопроизводства для установления лица, совершившего преступление, и для разработки тактики допросов и иных следственных действий с участием подозреваемого или обвиняемого. Личность совершившего преступление, согласно ст. 97, 99, 100 УПК РФ, влияет на возможность избрания обвиняемому и подозреваемому меры пресечения и ее вид на стадии досудебного производства по уголовному делу. Определение и юридическое закрепление признаков субъекта преступления, напротив, являются неотъемлемыми составляющими процесса квалификации преступных деяний. Однако личность преступника в соответствии со ст. 60 УК РФ играет одну из ведущих ролей в определении судом вида и размера наказания1. В частности, характеристики личности преступника учитываются судом:

при применении судом ст. 63 УК РФ, устанавливающей обстоятельства, отягчающие наказание, и ст. 61 УК РФ, устанавливающей обстоятельства, смягчающие наказание;

при решении вопроса о назначении условного осуждения в порядке, предусмотренном ст. 73 УК РФ;

при назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ);

при назначении наказания несовершеннолетнему (ст. 89 УК РФ);

при решении вопроса о лишении специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград виновного в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 48 УК РФ);

при решении вопроса о замене лишения свободы на срок не свыше двух лет содержанием осужденного в дисциплинарной воинской части на тот же срок военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву (ст. 55 УК РФ).

Личность виновного, наконец, в соответствии со ст. 96 УК РФ является одним из факторов, влияющих на применение положений УК РФ об уголовной ответственности несовершеннолетних к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет. Изложенное свидетельствует о том, что наличие или отсутствие у лица указанных в уголовном законе признаков влияет на установление наличия надлежащего субъекта преступления и в конечном итоге — на решение вопроса о наличии самого преступления, а характеристика личности виновного играет важнейшую роль в индивидуализации уголовного наказания.

Все лица, совершившие преступления, несут уголовную ответственность при условии, что они в момент совершения общественно опасного деяния осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководили ими. Эта способность именуется в уголовном праве вменяемостью.

Вменяемость тесно связана с возрастом лица, совершившего общественно опасное деяние, поскольку возможность управлять своим поведением зависит от возрастного развития. Возраст применительно к уголовной ответственности — не просто определенное количество прожитых лет, а еще и объективная характеристика способности лица осознавать значение своих действий (бездействия) и руководить ими.

Если субъект преступления помимо рассмотренных обязательных признаков обладает и факультативными признаками, которые применительно к тому или иному конкретному составу преступления становятся обязательными, то такой субъект называется специальным.

Значение преступления заключается прежде всего в том, что он, являясь элементом состава преступления, входит в основание уголовной ответственности. Кроме того, признаки субъекта преступления в ряде случаев влияют на квалификацию содеянного.

Понятия «субъект преступления» и «личность преступника» не являются тождественными по содержанию и имеют различное уголовно-правовое значение. Субъект преступления — это элемент состава преступления, который характеризуется совокупностью обязательных признаков. Понятие личности преступника включает биологическую и социально-психологическую характеристику лица, совершившего преступление.

Отсутствие хотя бы одного обязательного признака субъекта исключает уголовную ответственность. Личность преступника имеет уголовно-правовое значение при назначении наказания, решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и наказания. Субъект преступления изучается наукой уголовного права, а личность преступника — криминологией.    

 

1.2. Специальный субъект

 

Лица, совершившие преступления и подлежащие уголовной ответственности, в научной литературе, как выше отмечалось, именуются субъектами преступлений. Различаются общий и специальный субъекты. Специальный субъект — это лицо, которое помимо общих признаков субъекта преступления обладает дополнительными специальными свойствами, определенными в нормах Особенной части УК РФ.

Категория «специальный субъект» разработана наукой уголовного права. Эта категория служит для правильной квалификации преступлений, а также для надлежащего разграничения преступных деяний при конкуренции уголовно-правовых норм, например, общей и специальной. В отдельных случаях уголовный закон распространяет свое действие не на всех лиц, в действиях которых могут быть прослежены признаки, характерные для объективной стороны некоторых составов преступлений, а только на данную специфическую категорию субъектов преступления. Иными словами, в ряде своих норм закон предусматривает уголовную ответственность за некоторые деяния только для лиц, обладающих наряду с общими признаками субъекта преступления (достижение определенного возраста и вменяемости) признаками дополнительными — свойствами специального субъекта. Такие признаки содержатся в диспозициях ряда статей Особенной части УК РФ.

Специальный субъект — это лицо, обладающее кроме трех обязательных признаков, также факультативными признаками, которые являются для конкретного состава преступления конструктивными (основными).    

Признаки специального субъекта обычно указаны непосредственно в статьях Особенной части УК (например, ст. 264, 275) либо вытекают из смысла закона (например, ст. 131, ст. 151). В отдельных случаях признаки специального субъекта уясняются с помощью других нормативных правовых актов. Например, для того чтобы определить лицо, которое может быть субъектом преступления, ответственность за которое установлена в ст. 202 УК, следует обратиться к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате.    

Признаки специального субъекта могут быть классифицированы следующим образом: 1) по гражданству субъекта (ст. 275, 276 УК); 2) по демографическому признаку (ст. 131 УК); 3) по семейно-родственным отношениям (ст. 156, 157 УК); 4) по должностному положению и профессиональным обязанностям (ст. 124, 143, 285 УК); 5) по отношению к воинской обязанности (ст. 328 УК); 6) по другим основаниям (ст. 264 УК).

В связи с тем что признаки специального субъекта относятся к факультативным признакам состава преступления, они имеют троякое значение, т.е. могут выступать в качестве: а) конструктивных признаков основного состава (ст. 275 УК); б) квалифицирующих признаков (ч. 2; ст. 150 УК); в) обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК).

Специальными субъектами могут являться, например, должностные лица или лица, занимающие определенное служебное положение (гл. 30 У К РФ «Преступления против государственной службы и службы в органах местного самоуправления») (ст. 285 УК РФ), или военнослужащие, независимо от их ведомственной принадлежности, и граждане (ст. 331 УК РФ), пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов (гл. 33 УК РФ «Преступления против военной службы»).

За государственную измену (ст. 275 УК РФ) несет ответственность только гражданин Российской Федерации, напротив, за шпионаж (ст. 276 УК РФ) отвечает только иностранный гражданин или лицо без гражданства. Субъектом преступления по ст. 124 УК РФ может быть только медицинский работник. Привлечение к уголовной ответственности за побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ) возможно только лица, осужденного к лишению свободы, либо в отношении которого избрана мера пресечения содержание под стражей, или лица, задержанного в законном порядке. Имеется также и ряд других преступлений, субъектом которых может выступать только лицо, обладающее определенным возрастом, например деяния, предусмотренные ст. 134, 150, 151, ч. 2 ст. 157, ст. 2421 УК РФ.

Предполагать наличие единичного субъекта у преступлений со специальным субъектом невозможно, забывая о возможных соисполнителях и соучастниках, вовсе не обладающих специальными признаками. Всегда возможно совершение любого преступления в соучастии, а, следовательно, присутствие как соисполнителей, так и иных соучастников. Например, нельзя считать исполнителем изнасилования только лицо мужского пола, т.к. соисполнителем данного преступления может быть и женщина. Признаки специального субъекта относятся к свойствам непосредственного исполнителя преступления. Специальный субъект присутствует только в тех составах, в которых он является конструктивным признаком. Конструктивные признаки составов — это признаки, которые являются необходимыми для конструирования определенного состава преступления. Так, в изнасиловании мужской пол в качестве признака специального субъекта является признаком конструктивным.

Признаки специального субъекта, являющиеся конструктивными для составов конкретных преступлений, в обобщенном виде можно представить следующим образом:

1) государственно-правовой статус: гражданин России — ст. 275 УК РФ, иностранный гражданин и лицо без гражданства — ст. 276 УК РФ;

2) возраст (совершеннолетие): ст. 134,150,151; ч. 2 ст. 157; ст. 2421 УК РФ;

3) должностное лицо — ст. 140, 169, 170, 2151, 285—290, 292, 293 УК РФ;

4) наделение лица профессиональными и иными обязанностями, характер выполняемой лицом работы: налоговый агент — ст. 1991 УК РФ; руководитель либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, или частный предприниматель — ст. 176, 189, 193, 195—197, 199, 1992, 201, 204 УК РФ; руководитель организации или частный предприниматель, обладающие правом осуществлять внешнеэкономическую деятельность, — ст. 189 УК РФ; руководитель организации или частный предприниматель, обязанные соблюдать условия лицензирования, — ст. 171, 172 УК РФ; спортсмены, тренеры, спортивные судьи — ч. 3, 4 ст. 184; частные нотариусы и аудиторы — ст. 202 УК РФ; служащие частных охранных и детективных служб — ст. 203 УК РФ; лицо, обязанное по службе хранить тайну усыновления (удочерения), — ст. 155 УК РФ; иные профессиональные, должностные, нормативно установленные либо принятые на себя обязанности: ч. 4 ст. 122, ст. 124, 125, ч. 2 ст. 141′, ст. 142, 143, 145, 145′, 149, 154, 156, 160, 185, 185′, 192-197, 199-204, 215, 2151, 216, 217, 219, 225, 2282; ч. 4 ст. 234, ст. 236-238, 246-249, 251, 252, 263-266, 268, 270, 271, 283, 284, 310-312, 315 УК РФ;

5) отношение к воинской обязанности, к военной службе и к альтернативной гражданской службе: военнообязанный призывник на военную службу либо лицо, направленное для прохождения альтернативной гражданской службы, – ст. 328 УК РФ; военнослужащие – ст. 332 – 352 УК РФ;

6) участник уголовного судопроизводства, гражданского, административного процесса (свидетель; переводчик; эксперт; лицо, компетентное производить задержание; лицо, производящее дознание; следователь; прокурор; судья и др.): ст. 299—303, 305, 307, 308, 310 УК РФ;

7) уголовно-правовой и уголовно-процессуальный статус: осужденный или заключенный под стражу — ст. 313, 314 УК РФ;

8) пол – ст. 131 УК РФ;

9) участие в семейных и родственных отношениях: мать – ст. 106 УК РФ; родители и дети – ст. 157 УК РФ;

10) представитель власти, государственный служащий, служащий органа местного самоуправления, а также служащий государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации, обязанный исполнить приговор суда, решение суда или иной судебный акт, — ст. 315 УК РФ;

11) участие в предвыборной кампании в качестве кандидата на выборные должности — ч. 2 ст. 1411, ч. 1 ст. 142;

12) другие признаки: обладание правом хранения оружия — ст. 224 УК РФ; осведомленность о состоянии собственного здоровья (знание субъекта о наличии у себя венерической болезни и болезни, вызванной ВИЧ) — ст. 121, ч. 2, 3 ст. 122 УК РФ; отсутствие высшего медицинского образования, позволяющего обладать квалификацией по производству аборта — ст. 123 УК РФ; обладание доступом к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети — ст. 274 УК РФ.

Таким образом, признаки специального субъекта — это специфические дополнительные признаки субъекта как элемента состава преступления, которые указаны в диспозициях норм Особенной части УК РФ. Данными признаками должен быть наделен только исполнитель преступления. Роль других соучастников, в том числе соисполнителей, могут исполнять общие субъекты.

<

Признаки, характеризующие специального субъекта, следует учитывать при квалификации преступлений, т.к. они могут играть важнейшую роль при конструировании составов. Во-первых, эти признаки могут выступать необходимыми конструктивными признаками, без которых состав преступления отсутствует. Например, субъектом неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК РФ), преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) и фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ) может быть только руководитель или собственник организации-должника либо индивидуальный предприниматель. Во-вторых, указанные признаки могут выступать квалифицирующими признаками — признаками, образующими квалифицированные составы Преступлений, например, присвоение или растрата чужого имущества, вверенного виновному (ч. 1 ст. 160 УК РФ), — это основной состав, а то же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК РФ), — это состав квалифицированный. Аналогично совершение незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов лицом, достигшим 18-летнего возраста, в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «в» ч. 2 ст. 2281 образует квалифицированный состав по отношению к преступлению, предусмотренному ч. 1 этой же статьи УК РФ. Использование служебного положения также образует квалифицированный состав (п. «б» ч. 2 ст. 229 УК РФ) по отношению к хищению либо вымогательству наркотических средств или психотропных веществ, квалифицируемому по ч. 1 ст. 229 УК РФ.

 

1.3. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

 

В состоянии опьянения у лица могут проявиться подавляемые в обычном состоянии аморальные и антиобщественные побуждения и установки, оно может полностью потерять контроль над своими действиями. Неумеренное и частое употребление этанола (спирта), а также потребление наркотических средств и других одурманивающих веществ, как правило, приводит к глубоким патологическим изменениям в организме (в особенности в психике), а иногда и к полной деградации личности.

УК не освобождает от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических и психотропных веществ или других одурманивающих средств. Это положение закреплено в ст. 23 УК, но данное правило касается обычного, а не патологического опьянения (медицинский критерий невменяемости), вызванного употреблением указанных веществ.

Лица, совершившие преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежат уголовной ответственности в соответствии со ст. 23 УК РФ на общих основаниях. Состояние опьянения не всегда устраняет возможность самоконтроля у человека, и его действия носят Мотивированный характер, поэтому такое состояние не исключает вменяемости. Но даже в том случае, когда степень опьянения лица настолько велика, что оно утрачивает способность понимать общественную опасность деяния и руководить своими действиями, это лицо также признается вменяемым. В этом закон основывается на том, что человек приводит себя в такое состояние по собственной воле, употребляя алкоголь или наркотические средства либо психотропные вещества. Имеет место вина этого лица в наступлении общественно опасного последствия. Поэтому состояние физиологического алкогольного опьянения не может рассматриваться ни как состояние невменяемости, ни как смягчающее вину обстоятельство. Совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотролных или других одурманивающих веществ, не отнесено законом и к обстоятельствам, отягчающим наказание. Однако в силу ч. 3 ст. 60 УК РФ такие сведения, при наличии к тому оснований, могут учитываться при оценке данных, характеризующих личность1.

Простое, обычное, опьянение протекает по-разному, в зависимости от многих факторов, например: от физического состояния и индивидуальных особенностей организма, количества и качества выпитого или вида и дозы наркотического либо другого одурманивающего вещества, пола лица и других обстоятельств.

Решение вопроса о вменяемости лиц, находящихся в состоянии обычного опьянения, не вызывает сомнений. При обычном (хотя бы и глубоком) опьянении отсутствует как медицинский, так и юридический критерий. Однако нельзя абсолютно во всех случаях совершения лицом общественно опасного деяния в состоянии простого опьянения однозначно утверждать, что такое лицо подлежит уголовной ответственности. Само по себе опьянение не может свидетельствовать ни о вменяемости, ни о невменяемости, поэтому в случае, совершения лицом противоправного деяния в состоянии обычного опьянения, когда его психическое здоровье вызывает сомнение, надо проводить комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу.

В отличие от физиологического алкогольного опьянения, состояние патологического опьянения признается в качестве состояния невменяемости. Такое состояние наступает неожиданно для лица и даже при употреблении небольших доз алкоголя. При этом оно не связано ни с количеством употребленного лицом алкоголя, ни с продолжительностью его употребления. Патологическое опьянение носит кратковременный характер, являясь болезненным состоянием психики, которое относится к кратковременным психическим расстройствам2. Патологическое опьянение приводит к искаженному восприятию действительности, вызывая либо подавленное состояние сознания и сильное возбуждение, либо галлюцинации, сопровождающиеся бредовыми идеями. В таком состоянии лицо стремится защищаться, нападать на кажущихся врагов. Для патологического опьянения характерно отсутствие обычных признаков опьянения: движения человека уверенные, речь отчетливая. Состояние патологического опьянения может заканчиваться амнезией (утратой воспоминаний о произошедшем). При патологическом опьянении у лица присутствуют все критерии невменяемости, о которых пойдет речь в следующей главе курсовой работы.

 

Состояние опьянения оказывает влияние на психику лица, в связи с чем возникает вопрос о его влиянии на назначение наказания в качестве смягчающего или отягчающего обстоятельства. УК 1996 г. не предусматривает состояния опьянения в качестве отягчающего обстоятельства. Однако перечень обстоятельств, смягчающих наказания, является неисчерпывающим. Следовательно, при определенных условиях состояние опьянения может быть признано судом смягчающим обстоятельством. При решении данного вопроса следует исходить из обстоятельств употребления алкоголя, наркотических и психотропных веществ, одурманивающих средств. Для этого необходимо устанавливать отношение субъекта к факту своего опьянения. В случаях когда опьянение является вынужденным либо неосмотрительным, то тогда совершение преступления в таком состоянии следует рассматривать в качестве обстоятельства, смягчающего наказания. Вынужденное опьянение — это случаи, когда лицо помимо своей воли, по принуждению, оказывается в состоянии опьянения. Если лицо находится в состоянии опьянения, которое носит недобровольный характер, и при этом совершает преступление, то состояние опьянения должно по общему правилу рассматриваться судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Неосмотрительное опьянение имеет место в тех случаях, когда лицо, употребляя психоактивные вещества, не знало и не могло знать о специфическом воздействии последних на свой организм и тем более что в результате опьянения оно может совершить преступление.

Таким образом, назначая наказание за преступления, совершенные в состоянии опьянения, суд должен исходить из всех обстоятельств дела, в первую очередь учитывая психическое отношения лица к факту своего опьянения.

 

2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПРИЗНАКОВ СУБЪЕКТОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

 

2.1. Вменяемость и невменяемость

 

Вменяемость является одним из обязательных признаков субъекта преступления. Несмотря на отсутствие в УК такого понятия, следует отметить, что вопрос о его законодательном определении российскими учеными решается неоднозначно.

Одни ученые считают целесообразным закрепление в уголовном законе нормы о вменяемости1. Другие полагают, что понятие «вменяемость» не нуждается в законодательном закреплении, так как субъект уголовной ответственности предполагается вменяемым, пока не будет доказано обратное. Поэтому, по их мнению, достаточно того, что в законе определено понятие «невменяемость»2. Последняя точка зрения является более обоснованной.

 

Вменяемость — это способность лица регулировать свое поведение в момент совершения преступления. Для того чтобы признать лицо, совершившее общественно опасное деяние, вменяемым, необходимо установить, что оно обладает необходимыми психическими свойствами личности, а именно: в состоянии осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Осознание фактического характера преступления означает понимание лицом связи между совершаемым им деянием и наступившими последствиями (осознает, что лишает человека жизни). Осознание общественной опасности означает, что лицо понимает социальный смысл своего деяния, понимает опасность его для общества. Возможность руководить своими действиями предполагает, что деяние лица полностью контролируется его волей. В волевом процессе принято различать несколько этапов: 1) побуждение, осознание цели и стремление достичь ее; 2) осознание ряда возможностей достижения цели; 3) борьба мотивов; 4) принятие одного из возможных решений; 5) осуществление принятого решения.

Вменяемость — это способность лица сознавать во время совершения преступления фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Вменяемость, т.е. нормальное состояние психически здорового человека, напрямую связана с возможностью наступления уголовной ответственности. Вменяемость определяется совокупностью социально-психологических характеристик, наличием волевых качеств личности, выражается в возможности лица нести ответственность за свои поступки, основанную на уровне его интеллектуального развития, то есть в обладании таким лицом способностью отдавать отчет своим действиям и мотивировать их1. Вменяемость корреспондируется со своими главными характеристиками: способностью лица регулировать свое поведение вследствие определенного социально-психологического развития и социализации, возраста и состояния психического здоровья, а также с ее правовыми последствиями: способностью лица нести уголовную ответственность за совершенное преступление2. Таким образом, вменяемость, связанная с возможностью привлечения лица к уголовной ответственности, состоит в конгломерате двух психологических составляющих психической деятельности человека (состояния его психики в момент совершения преступления), обусловленных его психическим здоровьем: 1) осознание фактического характера своих действий и их возможных или действительных последствий; 2) волевой аспект психической деятельности — способность руководить своими действиями.

Возможность осознавать противоправное поведение, а также руководить им приобретается лицом по достижении определенного возраста. Законодатель, устанавливая тот или иной возраст уголовной ответственности, принимает в расчет способность осознания не только самого факта нарушения нормы, но и социальной ценности соблюдения соответствующих запретов.

Таким образом, осознание фактического характера и общественной опасности деяния, а также возможность руководить им зависят от: 1) определенного уровня интеллектуального развития; 2) социальной зрелости; 3) достижения указанного в УК возраста.

Как известно, вменяемыми могут быть признаны не только психически здоровые люди, но и лица, обладающие определенными отклонениями в психике, при наличии которых лицо имеет хотя бы частичную возможность осознавать общественную опасность и фактический характер своего действия (бездействия) и руководить им.

Следовательно, вменяемость — это один из признаков субъекта преступления, которое означает, что лицо в момент совершения общественно опасного деяния было способно осознавать

 

фактическую сторону и общественную опасность Своего деяния (действия или бездействия) и руководить им.

В научной и учебной литературе высказывалось мнение о том, что «вменяемость есть предпосылка вины и ответственности»1, а некоторые ученые вообще ставили знак равенства между виновностью и вменяемостью2.

Вменяемость связана с виной только через состав преступления. Оба этих признака обеспечивают действие принципа субъективного вменения. Нельзя отрицать и тот факт, что вина и вменяемость необходимы для привлечения лица к уголовной ответственности. Уголовная ответственность наступает только в случае, если лицо вменяемо и виновно. Вменяемость может быть отождествлена с виной только в том случае, если последнюю понимать во всем многообразии ее форм и видов. Но поскольку в ст. 24 УК содержится законодательное определение вины, то вина есть умысел или неосторожность, значит, вменяемость — самостоятельная категория уголовного права, имеющая только ей присущие признаки.

В соответствии с ч. 1 ст. 21 УК не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Таким образом, понятие «невменяемость» предполагает совокупность юридического и медицинского критериев, наличие которых на момент совершения общественно опасного деяния исключает уголовную ответственность лица.

Медицинский (биологический) критерий можно определить как болезненные нарушения психики, указанные в ч. 1 ст. 21 УК.

Хроническое психическое расстройство — понятие, объединяющее «длительно протекающие психические заболевания, имеющие тенденцию к прогрессированию, то есть к постепенному нарастанию и усложнению психических расстройств»1. К наиболее типичным видам хронических расстройств относятся; шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, предстарческие и старческие психозы, маниакально-депрессивный психоз и т.д.

Под временным психическим расстройством понимаются заболевания различной длительности, которые в итоге заканчиваются выздоровлением. У этих болезней различная продолжительность: от нескольких минут до нескольких лет (при реактивных состояниях). Основным признаком временного заболевания является его обратимость. К таким психическим расстройствам относятся: патологическое опьянение, патологический аффект, сумеречные расстройства сознания, а также реактивные состояния и т.д.

Слабоумие — это все психические расстройства, которые нарушают интеллектуальные функции. Оно может быть врожденного (олигофрении) или приобретенного характера (энцефалит, менингит и др.).

Под иным болезненным состояниям психики понимаются болезни, которые хотя и не относятся к психическим расстройствам, но сопровождаются нарушениями психики. Например, при брюшном тифе, не являющимся душевным расстройством, часто наблюдается помрачение сознания, галлюцинации, во время которых у лица может быть снижена или даже нарушена способность к умственной и волевой деятельности. То же самое может наблюдаться и при опухолях и травмах мозга и других, в принципе, не психических заболеваниях.

Само по себе наличие перечисленных заболеваний у лица, совершившего общественно опасное деяние, не является основанием для признания его невменяемым.

Медицинский (биологический) критерий означает наличие болезненного расстройства психики, которое диагностируется комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизой. Установление рассматриваемого критерия необходимо для обоснования возможности лица осознавать фактический характер и опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Медицинский критерий не свидетельствует о невменяемости лица. Для того чтобы психическое расстройство стало юридически значимым, обязательно установление юридического (психологического) критерия, который указывает на такую степень нарушения психической деятельности лица, при которой регуляция им собственного поведения становится невозможной.

Юридический критерий состоит из двух элементов: интеллектуального (невозможность осознания фактического характера и общественной опасности своего деяния) и волевого (невозможность руководить своим действием (бездействием). Наличие интеллектуального элемента означает, что лицо не понимает опасности своего поведения для общества. Волевой признак психологического критерия невменяемости свидетельствует о неспособности лица руководить своими действиями. Для юридического критерия достаточно наличия одного из указанных элементов. Например, у наркоманов в состоянии абстиненции при относительной способности осознавать общественную опасность своего деяния наблюдается расстройство волевой сферы. Так, лицо осознает, что проникает в аптеку для завладения лекарством, содержащим наркотические вещества, но не может воздержаться от совершения этих действий. В таких случаях на основании волевого признака можно судить о наличии психологического критерия невменяемости. Также необходимо отметить, что при различных психических отклонениях встречаются различные сочетания волевого и интеллектуального признаков невменяемости.

Юридический критерий устанавливается судом на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Для признания лица невменяемым требуется наличие одного из элементов юридического критерия в сочетании с одной из форм болезненного психического состояния (медицинский критерий).    

В ст. 21 УК указывается на то, что юридический и медицинский критерии должны совпадать во времени, т.е. их совокупность должна быть в наличии в момент совершения общественно опасного деяния. Таким образом, временной (темпоральный) критерий является необходимым признаком невменяемости, объединяющим юридический и медицинский критерии. Этот критерий определяет» что именно во время совершения общественно опасного деяния у лица имелись отклонения в психике (медицинский критерий), не позволяющие ему правильно оценивать свое поведение (юридический критерий).

Следовательно, невменяемость — это совокупность медицинского, юридического и временного критериев, установленная судом и указывающая на то, что лицо не подлежит уголовной ответственности за совершенное им общественно опасное деяние, предусмотренное УК РФ. Невменяемость является правовой категорией, так как только суд может признать лицо невменяемым.

 

Уголовно-правовое значение невменяемости заключается прежде всего в том, что психически нездоровое лицо, совершившее общественно опасное деяние и признанное судом невменяемым, не может быть субъектом преступления. Соответственно отсутствует и состав преступления, что в свою очередь исключает уголовную ответственность.

Согласно ч. 2 ст. 21 УК лицу, признанному невменяемым, суд может назначить принудительные меры медицинского характера. Таким образом, назначение этих мер является правом суда, а не его обязанностью. Они применяются к лицу, совершившему общественно опасное деяние, только в двух случаях: когда психическое расстройство связано с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

 

2.2. Ограниченная вменяемость

 

В соответствии с ч. 1 ст. 22 УК вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В указанной норме речь идет о так называемой ограниченной (уменьшенной) вменяемости.

Психические отклонения влияют на поведение лица. В одном случае они полностью лишают лицо возможности осознавать значение своего деяния либо руководить ими, и тогда оно признается невменяемым, а в другом — эта возможность сужается.

Ограниченная вменяемость устанавливается на основании юридического, медицинского и временного критериев.

Юридический критерий ограниченной вменяемости означает, что лицо вследствие психических расстройств, не исключающих вменяемости, не в состоянии в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Юридический критерий ограниченной вменяемости, так же как и одноименный критерий невменяемости, характеризуют интеллектуальный и волевой признаки. Интеллектуальный признак свидетельствует о том, что лицо в момент совершения преступления не способно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), что означает неспособность до конца понимать связь между совершаемым им деянием и наступившими последствиями, а также, социальный смысл своего деяния, его опасность для общества. Волевой признак заключается в том, что лицо не Способно в полной мере руководить своими действиями (бездействием).

Для установления юридического критерия ограниченной вменяемости достаточно одного из указанных признаков. Обычно неспособность в полной мере осознавать что-либо означает одновременное снижение волевого контроля.

Медицинский критерий ограниченной вменяемости во многом схож с медицинским критерием невменяемости: а) хроническое психическое расстройство, б) временное психическое расстройство, в) слабоумие, г) иное болезненное состояние психики. Перечисленные расстройства психики могут быть основанием для признания лица, совершившего общественно опасное деяние, как невменяемым, так и ограниченно вменяемым. Например, шизофрения, которая относится к хроническим психическим расстройствам, не всегда полностью лишает человека возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, т.е. эта возможность может быть полностью не утрачена, а лишь ослаблена. Лица, страдающие слабоумием в стадии дебильности, достаточно часто признаются судом ограниченно вменяемыми. Отличие же медицинского критерия невменяемости от медицинского критерия ограниченной вменяемости в том, что медицинский критерий невменяемости выступает в виде конкретного болезненного Состояния психики, которое полностью блокирует в момент совершения общественно опасного деяния либо процесс осознания лицом фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия), либо процесс руководства ими. При ограниченной же вменяемости определенные психические отклонения от нормы лишь частично лишают лицо в момент совершения преступления возможности осознания фактического характера и общественной опасности своего поведения либо возможности руководить им.

Психические расстройства, которые не исключают вменяемости, получили в психиатрии название психические аномалии.

 

В психиатрической литературе аномалией называется отклонение от нормы. Понятие «психические аномалии» включает довольно широкий круг нервно-психических нарушений. Отсутствие четких границ между отдельными формами аномалий, а также большое количество смешанных состояний и ряд общих признаков позволяют. психиатрам объединить все перечисленные психические расстройства в единую группу. Общими признаками являются: личностный уровень поражения, неглубокие нарушения в интеллектуально-волевой сфере деятельности, приводящие к ограниченной возможности осознания социальной значимости поведения и руководства им. К психическим аномалиям относятся, например: психопатии — врожденные или приобретенные аномалии характера; акцентуации характера — нерезко выраженные отклонения характера; расстройство влечений и привычек (клептомания, пиромания, суицидомания, сексуальные перверсии).

Следовательно, медицинский критерий ограниченной вменяемости по объему шире медицинского критерия невменяемости.

Для того чтобы психические отклонения стали юридически значимыми, необходимо чтобы они оказывали влияние на эмоционально-волевую сферу деятельности лица. Психические аномалии сами по себе не могут определять преступное поведение.

Например, лицо, страдающее психопатией возбудимого круга, совершает кражу. Однако в данной ситуации психическая аномалия никак не влияет на сознание и волю лица, совершающего преступления.    

Психическая аномалия должна приводить к тому, что лицо в момент совершения преступления (временной критерий) именно из-за отклонений в психике (медицинский критерий) не может полностью осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемого деяния или руководить им (юридический критерий).

Необходимо отметить, что ограниченная вменяемость не является промежуточным состоянием между вменяемостью и невменяемостью. Она устанавливается в рамках вменяемости, так как у ограниченно вменяемого лица, хотя и не в полной мере, сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения и руководить им.

 

Ограниченная вменяемость, являясь правовым понятием, устанавливается только судом на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Психические расстройства, не исключающие вменяемости, не исключают уголовную ответственность, но могут учитываться судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, также они в определенных случаях являются основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Эти меры применяются к лицу, признанному ограниченно вменяемым, наряду с наказанием, при наличии условий, предусмотренных ч. 2 ст. 97 УК, и только в форме, амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

 

2.3. Возраст как один из обязательных признаков субъекта преступления

 

Несомненно, что способность осознавать фактическую сторону и общественную опасность своего деяния и руководить им зависит от возрастного развития. В уголовном законодательстве ряда зарубежных стран устанавливаются определенные возрастные границы ответственности, которые исключают из сферы уголовно-правового воздействия малолетних, также несовершеннолетних, типичный уровень интеллектуально-волевого развития которых указывает на то, что при совершении общественно опасных деяний они не осознавали характера и значения своих действий или не могли руководить ими.

Историческая практика применения мер уголовной ответственности закономерно привела к тому, что возраст лица, отражающий уровень интеллектуально-волевого развития, стал одним из необходимых признаков состава преступления.

Субъект преступления — это физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. Очерчивая круг лиц, в отношении которых возможно применение уголовной ответственности, УК РФ (ст. 20), как и УК РСФСР (ст. 10 УК РСФСР), к таковому относит лиц, достигших ко времени совершения преступления 16-летнего возраста, основываясь на том, что человек в этом возрасте может нести ответственность за все совершенные им преступления, т.е. может в полной мере руководить своими действиями и поступками, осознавая их общественную опасность и фактический характер. Возрастные границы наступления уголовной ответственности определены в ст. 20 УК РФ.

Обратим внимание на то, что УК РФ впервые нормативно закрепил само понятие «несовершеннолетний» — это лицо в возрасте от 14 до 18 лет (ч. 1 ст. 87 УК РФ). При этом малолетние — лица, которым не исполнилось 14 лет, а совершеннолетние — которым исполнилось 18 лет.

В соответствие с ст. 20 УК РФ уголовная ответственность лица наступает, по общему правилу, по достижении им 16-летнего возраста. Установление этого возраста не является произвольным, он определяется с учетом исторического опыта уголовно-правового регулирования, данных педагогики, медицины, психологии и биологии об этапах формирования человеческой психики. В основе же определения возрастной границы лежит уровень сознания лица, его способность осознавать происходящее, а также общественную опасность совершаемых действий (бездействия) и руководить ими.

Согласно ч. 2 ст. 20 УК с 14 лет ответственность наступает за некоторое преступления (всего 20 составов). Законодатель выделил эти составы преступления, руководствуясь следующими основаниями (причинами): 1) традиционность, так как именно обычный для всех времен характер деяния позволяет считать, что общественно опасные последствия ясны для лиц, достигших указанного возраста; 2) относительно высокая степень общественной опасности ряда преступлений; 3) распространенность в среде несовершеннолетних; 4) мера социальной терпимости к отклоняющемуся поведению этой категории лиц. Устанавливая тот или иной возраст наступления уголовной ответственности, законодатель также принимает в расчет способность осознания не только самого факта нарушения закона (в таком случае ответственность за убийство или кражу можно было бы установить и с более раннего возраста), но еще и социальной ценности соблюдения соответствующих запретов.

За совершение отдельных преступлений уголовная ответственность наступает не с 16-летнего, а с более позднего возраста, который устанавливается непосредственно в статьях Особенной части УК (например, ст. 150, 151), либо вытекает из смысла закона (например, ст. 285,286).

В УК РФ установлен также 14-летний возраст уголовной ответственности несовершеннолетних за совершение ими 20 отдельных преступлений, перечень которых определен в законе исчерпывающим образом. К таким деяниям ч. 2 ст. 20 УК РФ относит умышленные преступные деяния: убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и иные преступления, путем ссылок на статьи, предусматривающие их конкретные составы. Выделение законодателем конкретных преступлений, за совершение которых привлекаются к уголовной ответственности лица, достигшие 14-летнего возраста, основано на том, что, совершая эти деяния, лицо уже в таком возрасте способно адекватно оценивать общественную опасность и социальный смысл соответствующих действий, их возможные последствия, понимая их противоправный характер. К данным преступлениям с учетом характера совершаемых действий и их объектом посягательства на основании указанной нормы УК РФ относятся следующие виды посягательств:

1) насильственные преступления, посягающие на жизнь, здоровье и половую неприкосновенность личности: убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого (ст. 111 УК РФ) и средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ), похищение человека (ст. 126 У КРФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ);

2)преступления против собственности: кража (ст. 158 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), вымогательство (ст. 163 УК РФ), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ), умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 167 УК РФ);

3) преступления, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность: терроризм (ст. 205 УК РФ); захват заложника (ст. 206 УК РФ); заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ); хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 213 УК РФ)6; вандализм (ст. 214 УК РФ); хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК РФ); хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК РФ);

4) преступление против безопасности движения и эксплуатации транспорта (приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК РФ). Выделение названных составов основано на том, что несовершеннолетние, достигнув 14-летнего возраста могут и должны осознавать общественно опасный характер своих действий и их последствий, совершая соответствующие преступления. Все эти преступления являются умышленными. За

преступления, совершенные по неосторожности, уголовная ответственность наступает с 16 лет.

Однако если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности (14—16 лет), но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, был неспособен в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ). Данное правило именуется принципом возрастной невменяемости. Возрастная невменяемость не связана с каким-либо психическим расстройством или психическим заболеванием, она обусловлена отставанием в психическом развитии несовершеннолетнего здорового человека, его индивидуальными возрастными психическими особенностями личности.

Лицо считается достигшим возраста уголовной ответственности с ноля часов, следующих за днем рождения суток. Если отсутствуют данные о дате рождения несовершеннолетнего, то его возраст устанавливается с помощью судебно-медицинской экспертизы, а днем рождения подсудимого считается последний день года, который назван экспертами. При определении возраста максимальным и минимальным числом лет суд исходит из предполагаемого экспертизой минимального возраста несовершеннолетнего.    .

На основании изложенного можно сделать вывод, что возраст в уголовно-правовом смысле — это не просто определенное количество прожитых лет, а еще и объективная характеристика способности лица осознавать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии с ч. 3 ст. 20 УК, если лицо хотя и достигло указанного в законе возраста, но не обладает необходимыми психофизическими свойствами, позволяющими ему правильно оценивать свое поведение, он не подлежит уголовной ответственности. Эта норма позволяет органам предварительного следствия и суда учитывать явно выраженное отставание интеллектуального и волевого развития несовершеннолетнего. Таким образом, не вменяется в ответственность деяние, совершенное лицом по достижении возраста, указанного в ч. 1 и 2 ст. 20 УК, если оно вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им.

Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток1.

Иногда в литературе выделяется 18- и 25-летний возраст уголовной ответственности некоторых категорий субъектов отдельных преступлений, например, воинских и должностных преступлений, вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта и др. Тексты норм, устанавливающих уголовную ответственность для субъектов указанных преступлений, таких как: военнослужащие, судьи, государственные служащие и пр., не содержат указаний на их возраст, обязательно равный или превышающий 18 лет и 25 — у судей. Возрастной критерий относится к определению возможности определенного человека обладать судейским статусом, а вовсе не обусловливает возможность его привлечения к уголовной ответственности. Поэтому законодатель указал не на возраст, а на один из признаков специального субъекта, относящегося к учету должностного положения исполнителя преступления. Уголовный кодекс Российской Федерации специально указывает только на 18-летний возраст субъекта преступления только в диспозициях только ряда норм:

статьи 134 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, совершенные лицом, Достигшим 18-летнего возраста;

статьи 150 УК РФ («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста»);

статьи 151 УКРФ («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий»);

части 2 ст. 157 УКРФ, предусматривающей уголовную ответственность за злостное уклонение совершеннолетних детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей. Согласно ч. 1 ст. 87 УК РФ совершеннолетним считается лицо, достигшее 18-летнего возраста. Совершеннолетие в соответствии со ст. 21 Гражданского кодекса РФ наступает по достижении этого же возраста. Статьи 87 и 88 Семейного кодекса РФ наделяют обязанностями по содержанию родителей и участию в дополнительных расходах на родителей только трудоспособных совершеннолетних детей;

статьи 242 УК РФ («Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних»).

Достижение субъектом преступления 18-летнего возраста согласно п. «в» ч. 2 ст. 2281 УКРФ является квалифицирующим признаком состава незаконного производства, сбыта или пересылки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 2281 УК РФ).

Учитывая, что в законе (ст. 20 УК РФ) жестко установлен 14- и 16-летний возраст уголовной ответственности, 18-летний возраст, достижение которого является нормативно закрепленным условием применения мер уголовной ответственности к лицам, совершившим указанные деяния, следует рассматривать как признак специального субъекта этих преступлений.

В науке уголовного права несоответствие психического развития подростка его фактическому возрасту именуется «возрастной невменяемостью».

Необходимо отметить, что развитие психических функций ребенка происходит в определенные возрастные периоды, и если он не получает в это время необходимой информации, то его созревание замедляется. Проявления отставания в психическом развитии достаточно разнообразны: кроме интеллектуальной недостаточности и незрелости психики встречаются также нарушения поведения и воли, эмоциональной сферы. У таких лиц не сформированы критические способности и способности адекватно прогнозировать последствия своих действий. Задержка психофизического развития на уровне детского или подросткового возраста именуется инфантилизмом. В психиатрии приводятся раз-личные виды инфантилизма. По происхождению выделяют инфантилизм конституциональный, органический, эндокринный, социокультурный. Однако все виды инфантилизма, кроме последнего, относятся к формам психической патологии и не могут являться признаком «возрастной невменяемости». Соответственно, для рассматриваемого понятия имеет значение только инфантилизм, обусловленный социальной или педагогической запущенностью, поскольку он не связан с психическим расстройством. «Этому условию в полной мере отвечает только социально-культурные формы инфантилизма»1. Социальный инфантилизм наблюдается при нормальном физическом и психологическом развитии. Социальному инфантилизму свойственны не соответствующие возрасту черты детскости в поведении, в суждениях, а также повышенная внушаемость, эмоциональная неустойчивость. Возникновение указанного выше состояния формируется под воздействием следующих факторов:

1) педагогическая запущенность. Для нормального развития подростка большое значение имеют условия его воспитания. Дети, выросшие в детских домах, малокультурных семьях, где никто не занимается их воспитанием и развитием, часто отстают в интеллектуальном отношении от своих сверстников. Подобное наблюдается и при недостатке внимания, любви и заботы. Также временная психическая задержка развития может появиться из-за длительной разлуки с родителями и близкими, если подросток длительное время находится в больницах и санаториях («госпитализм»).

Отсутствие или недостаточность правильного педагогического воздействия выступает одной из главных причин отставания в психическом развитии- подростков с полноценной психикой. Психические функции человека развиваются в процессе обучения и воспитания, а не являются следствием созревания в определенное время тех или иных мозговых структур. Соответственно, без надлежащего обучения и воспитания у подростков со здоровой психикой возникает недоразвитие отдельных функций психики;

2) неправильное воспитание. В этом случае родители чрезмерно опекают ребенка, не позволяют ему самому вырабатывать способы самозащиты, нормальные для его возраста. Такие дети являются эгоцентричными, капризными, невыносимыми, беспомощными, они стремятся к сочувствию и признанию, при этом проявляют неоправданные амбиции и претензии. Несмотря на то что для их возраста у них нормальный интеллект, подростки плохо приспособлены к реальной жизни. Это состояние в судебной психиатрии именуется «синдром единственного ребенка»;

3) «сенсорная депривация» (слепота, глухота, глухонемота). Сами по себе указанные дефекты не являются психическими расстройствами и не обязательно приводят к отставанию в психическом развитии. Это происходит, если сенсорная депривация не была своевременно выявлена, так как ребенок может быть лишен специального обучения и воспитания. При слепоте инфантилизм связан с дефектом зрения. Задержка психического развития при глухоте связана с непониманием речи других людей, что ведет к ограниченности информации. Если снижение слуха происходит в раннем детском возрасте, то велика вероятность, что оно отразится на психическом развитии подростка. Соматические заболевания, перенесенные ребенком в раннем детстве, также могут отразиться на психическом развитии ребенка, если они протекали в длительной или тяжелой форме. При этом может наблюдаться не только отставание в психическом развитии, но и олигофрения.

Таким образом, перечисленные причины образуют понятие «отставания в психическом развитии», если они: 1) носят временный характер, т.е. при правильном воспитании и обучении (при социальном инфантилизме) и лечении (при соматических заболеваниях) задержка развития является обратимой; 2) не связаны с психическими расстройствами.

Необходимо отметить, что социальный инфантилизм или соматические заболевания будут обязательными признаками возрастной невменяемости только в случае, если они окажут влияние на способность подростка в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Следовательно, «возрастная невменяемость» характеризуется еще и юридическим критерием, который предполагает ослабление указанной способности из-за того, что она не получила должного развития. При «возрастной невменяемости» лицо из-за психического недоразвития лишено возможности в полной мере сознательно регулировать свое поведение. Способность регулировать свое поведение складывается постепенно в результате воспитания, обучения и наблюдения. Родители их педагоги с детства разъясняют подростку опасность некоторых поступков. К определенному возрасту у несовершеннолетних формируется жизненный опыт, который позволяет им соотносить свои действия (бездействие) с общепринятыми нормами. Если же несовершеннолетний был лишен надлежащего обучения и воспитания, то ему значительно труднее, чем его сверстникам, ориентироваться в жизни. Недостаточное осознание своих действий (бездействия), а также слабость волевого процесса происходит из-за того, что психическое развитие таких подростков отстает от их фактического возраста.

Кроме того, необходимо установить, что именно во время совершения общественно опасного действия (бездействия) отставание в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, оказывало влияние на интеллектуально-волевую сферу психической деятельности подростка.

Возрастная невменяемость характеризуется следующими признаками (критериями): 1) .медицинским — наличие отставания в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством; 2) юридически который означает, что лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими; 3) временным (темпоральным), указывающим на то, что именно в момент совершения общественно опасного деяния два других признака «возрастной невменяемости» влияли на поведение подростка.

Таким образом, «возрастная невменяемость» — это правовое понятие, которое означает, что лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, в момент совершения общественно опасного деяния вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им.

Значение «возрастной невменяемости» заключается в том, что несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им, не подлежит уголовной ответственности. К таким лицам медицинские меры принудительного характера не могут применяться, так как отставание в психическом развитии не носит болезненного характера. К ним нельзя применить и принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90 УК). Таким образом, УК не предусматривает никаких мер уголовно-правового характера для данной категории лиц. Следует учитывать, что в соответствии с п. 4 ст. 15 Федерального закона от 24.06.99 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» подростки, не подлежащие уголовной ответственности вследствие «возрастной невменяемости», могут быть помещены в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Однако эта мера не носит уголовно-правового характера.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» // БВС РФ. 1999. № 8.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // БВС РФ. 2000. № 4.
  5. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. М., 1987.
  6. Аргунова Ю. Применение нормы об ограниченной вменяемости // Российская юстиция. 1999. № 7. С. 40 – 42.
  7. Богомягков Ю.С. Уголовно-правовая невменяемость: критерии и признаки // Советское государство и право. 1989. № 4. С. 103 –108.
  8. Бородин С.В., Полубинская С.В. Уголовное право и психиатрия: некоторые области и проблемы взаимодействия // Уголовное право: новые идеи. М., 1994.
  9. Дмитриев А.С., Клименко Т.В. Судебная психиатрия. М., 1996.
  10. Иванов Н.Г., Брыка И. Проблемы ограниченной вменяемости // Законность. 1998. № 10. С. 9 –10.
  11. Келина С. Г. Ответственность юридических лиц в проекте нового УК Российской Федерации // Уголовное право: новые идеи. М., 1994. С. 50—60.
  12. Курс советского уголовного права. В 5 тт. / Под ред. проф. Беляева Н.А., Шаргородского М.Д. Т. 1. Л., 1968 .
  13. Крепицкий И. Должностное лицо в уголовном праве (эволюция понятия) //Законность, 1997, № 10
  14. Макаров С. Субъекты должностных и служебных преступлений // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 46.
  15. Михеев Р.И. Основы учения о вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток ДВГУ. 1980.
  16. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности: Диссертация на соискание ученой степени докт. юрид. наук в форме научного доклада. М., 1995.
  17. Михеев Р.И. Субъект уголовной ответственности и личность преступника // Вопросы уголовной ответственности и наказания: Межвуз. сб. Красноярск, 1986.
  18. Мустаханов Р. Вопросы ограниченной вменяемости по Уголовному кодексу Российской Федерации // Законность. 1998. № 7. С. 42-44.
  19. Назаренко Г.В. Невменяемость в уголовном праве. Орел, 1993.
  20. Назаренко Г.В. Эволюция понятия невменяемости // Государство и право. 1993. № 3. С. 61 – 67.
  21. Наумов А.В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике // Советское государство и право. 1991. № 2. С. 35 – 36.
  22. Наумов А.В. Предприятие на скамье подсудимых // Советская юстиция. 1992. № 17/18. С. 3 – 5
  23. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С
  24. Никифоров А.С. Об уголовной ответственности юридических яиц// Уголовное право: новые идеи. 2000. № 4. С. 43—49.
  25. Павлов В.Г. Субъект преступления в уголовном законодательстве РСФСР (1917– 1996) // Правоведение . 1998. № 1. С. 98 –105.
  26. Протченко Б.А. К понятию невменяемости // Советская юстиция. 1987. № 17.
  27. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. М., 1998.
  28. Ситковский И.В. Уголовная ответственность юридический лиц. Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. М., 2003.
  29. Судебная психиатрия / Под ред. Т.В. Морозова. М., 1986.
  30. Семёнов С.А. Понятие специального субъекта преступления //Журнал российского права, 1998, № 7
  31. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова — М.: Прорспект, 2003.
  32. Уголовное право. Общая часть / Под общ. ред. В.И. Радченко.–М.: ЗАО «Юстицинформ», 2004.
  33. Устименко В.В. Специальный субъект преступления.– Харьков: Выща шк., 1989.
  34. Шишков С.Н. Правовое значение психических расстройств при производстве по уголовным делам // Советское государство и право – 1988 – № 12 – С. 56-61
  35. Шишков С.Н., Сафуанов Ф.С. Влияние психических аномалий на способности быть субъектом уголовной ответственности и субъектом отбывания наказания // Государство и право. 1994. № 2 .С. 82 – 90.
  36. Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М., 1998.
  37. Якубов А.Е. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних // Вестник Московского университета (Серия 11 – Право). 1988. № 6. С.18 – 24.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 23.76MB | MySQL:118 | 1,984sec