Суд как орган правосудия по уголовным делам

<

043014 0032 1 Суд как орган правосудия по уголовным делам

1.1. Правовой механизм осуществления судебной власти посредством уголовного судопроизводства

 

В системе субъектов уголовного судопроизводства суд занимает исключительное положение, поскольку только он является государственным органом, осуществляющим судебную власть. Чтобы правильно понять и уяснить роль суда в уголовном процессе, необходимо уяснить, что такое судебная власть и как она проявляется в сфере уголовного судопроизводства.

Конституция РФ 1993 г. установила принцип осуществления государственной власти на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную и провозгласила самостоятельность органов законодательной, исполнительной и судебной власти (ст. 10)1. С этого момента судебная власть приобрела самостоятельное значение, получила статус одной из ветвей государственной власти. Согласно Конституции РФ судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 118).

Особенностью уголовного судопроизводства является то, что оно охватывает властную деятельность не только суда, но и различных государственных органов: прокурора, начальника следственного отдела, следователя, органа дознания и дознавателя.

Согласно УПК вся уголовно-процессуальная деятельность разделена на две части: досудебное и судебное производство. Первая часть охватывает Только две первые стадии уголовного процесса — возбуждение уголовного дела и предварительное расследование.

Государственными органами, осуществляющими производство в этих стадиях, являются прокурор, начальник следственного отдела, следователь, орган дознания и дознаватель. Все эти органы входят в систему органов исполнительной власти и в уголовном процессе осуществляют функцию обвинения.

В ходе досудебного производства возникает правовой спор между обвинением и защитой и, следовательно, необходимость его разрешения объективным, беспристрастным и независимым судом.    

Все последующие стадии уголовного процесса, в которых суд разрешает самые разнообразные процессуальные вопросы, связанные с решением дела по существу или иные вопросы, возникающие при производстве по уголовному делу, — все это и есть сфера действия судебной власти.

Следует еще раз подчеркнуть, что согласно Конституции РФ судебная власть осуществляется посредством судопроизводства, т.е. урегулированной процессуальным законом деятельности суда по конкретному делу, состоящей как в разрешении дела по существу, так и в решении иных правовых вопросов; возникающих по делу.

После провозглашения Конституцией РФ 1993 г. самостоятельности судебной власти произошли существенные качественные изменения- в содержании взаимоотношений суда и всех других органов государственной власти, осуществляющих уголовное судопроизводство.

До 1993 г. судебная власть была элементом административно-командной системы и должна была обеспечивать политику государства. В последнее десятилетие в ходе реализации Концепции судебной реформой принципиального изменения законодательства о судоустройстве и судопроизводстве происходит правовое закрепление новой роли суда.

В сферу действия судебной власти в уголовном судопроизводстве вошли значительные по своему объему и последствиям правомочия суда по контролю за законностью действий органов исполнительной власти в досудебных стадиях процесса. Ниже эти полномочия будут рассмотрены подробнее. Здесь, отметим лишь, что судебный контроль осуществляется посредством дачи судом разрешения на производство ряда процессуальных действий, способных нарушить или ограничить конституционные права и свободы граждан (ч. 2 ст. 29 УПК). Кроме того, судебный контроль может иметь место посредством рассмотрения жалоб граждан на незаконные действия (бездействие), решений должностных лиц в досудебных стадиях процесса, если они нарушают предоставленные Конституцией права и свободы граждан (ст. 125 УПК).

Суд, осуществляющий производство по уголовному делу или рассматривающий жалобы граждан в досудебном производстве, обязан оценивать применяемую норму с точки зрения соответствия ее Конституции РФ. В случае противоречия суд обязан применять норму Конституции РФ. При наличии сомнений он обязан приостанавливать производство и обращаться в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности данной нормы. Так, в период действия УПК РСФСР по запросам судебных органов и жалобам граждан Конституционный Суд проверял конституционность более 30 статей УПК РСФСР1. Давая оценку их соответствия или несоответствия Конституции РФ, Конституционный Суд своими решениями оказывал воздействие на законодательную власть, и эти решения были приняты во внимание как при внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР, так и при разработке УПК РФ.    

Судебная власть — это особая форма государственно-властных отношений в сфере судопроизводства. Судебная власть необходима только тогда, когда возникает правовой конфликт, требующий разрешения в судебном порядке. Уголовное дело может попасть в суд только по инициативе обвинителя: государственного, если это дела публичного или частнопубличного обвинения, и частного, если это дело частного обвинения.

Обращение в суд за рассмотрением и разрешением уголовного дела или жалобы кого-либо из участников процесса обязывает суд выполнить все, предусмотренные процессуальным законом действия, и вынести соответствующие решения. Отношение суда и субъектов процесса — это правоотношения, где у каждого из участников есть полномочия, права и обязанности. Суд в такой же мере обязан выполнить законные требования сторон, как и стороны обязаны подчиниться требованиям суда.    

Право разрешить дело по существу принадлежит исключительно суду, и никто не вправе вмешиваться в принятие им решения, незаконно воздействовать на суд. Участники уголовного судопроизводства имеют право на обжалование решений суда в установленном процессуальным законом порядке.

Поэтому в уголовном судопроизводстве судебная власть является особой формой государственно-властных взаимоотношений суда и субъектов уголовного процесса, возникающих при производстве по уголовному делу.

Рассматривая и разрешая правовые конфликты или иные процессуальные вопросы, судебная власть осуществляет защиту нарушенного права и его восстановление посредством применения правовой нормы. Эта деятельность суда в сфере уголовного судопроизводства предопределяет и назначение судебной власти: 1) защищать права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений и 2) защищать личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6УПК1).

Исходя из этих положений процессуального закона, определяется и содержание судебной власти, включающее различные виды процессуальной деятельности суда в рамках уголовного судопроизводства.

Центральное место в содержании судебной власти занимает деятельность суда первой инстанции по рассмотрению и разрешению уголовного дела.

Важное место в содержании судебной власти в уголовном процессе занимает судебный контроль2. Суд правомочен проверять законность ходатайства о применении различных видов процессуального принуждения к гражданину до того, как оно будет реально осуществлено. Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения: об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и домашнего ареста и продлении срока содержания под стражей, о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответствующей экспертизы.

Принятие решений по этим вопросам происходит по общему правилу в открытом судебном заседании, с участием сторон, которые реализуют свое право на состязательность. Все это дает основание рассматривать порядок решения судом указанных вопросов как «форму осуществления правосудия»1.

В ст. 29 УПК2 перечислены и иные полномочия суда по применению принудительных мер на досудебном производстве.

Последующий судебный контроль имеет несколько разновидностей в зависимости от того, кто инициирует проверку, какой (судебный орган ее проводит, когда и в связи с чём она осуществляется. Можно выделить такие виды последующего судебного контроля: 1) контроль, осуществляемый районным (городским) судом по жалобам субъектов процесса на досудебных стадиях процесса (ч. 3 ст. 29 и ст. 125УПК); 2) контроль, осуществляемый вышестоящим судом в порядке апелляционного, кассационного, надзорного производства и по вновь открывшимся обстоятельствам; 3) контроль, осуществляемый судом в стадии исполнения приговора в целях уточнения или корректировки приговора (ст. 397, 398, 400 УПК).

Есть и еще один вид деятельности, в котором проявляется судебная власть. Это организационно-процессуальная деятельность, которая осуществляется в рамках судопроизводства и включает:

— действия и решения суда в стадии подготовки к судебному заседанию;

— отдельные действия и решения, обеспечивающие нормальный ход рассмотрения дела и продвижение его из одной части судебного разбирательства в другую;

— действия, связанные с подготовкой к рассмотрению дела в вышестоящих судебных инстанциях;

— действия, обеспечивающие обращение приговора к исполнению, и т.д.

Какую бы деятельность ни выполнял суд при производстве по уголовному делу, он всегда выступает как орган судебной власти, и сама судебная власть реализуется, таким образом, в уголовном судопроизводстве.

Правомочия суда по уголовному делу не заканчиваются и после вступления приговора в законную силу и обращения его к исполнению. В ходе исполнения приговора Нередко возникают ситуации, когда требуется внести определенные изменения в процесс его исполнения. Это также может сделать только суд. В судебном порядке решаются вопросы об отсрочке исполнения приговора (ст. 398 УПК1) или ее отмене; о разъяснении Сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора. Эти вопросы, как правило, возникают после обращения приговора к исполнению, но до начала его реального исполнения.

В ходе исполнения приговора только суд может решать вопросы, возникающие в стадии исполнения приговора (ст. 397 УПК).

Все вопросы, связанные с исполнением приговора, разрешаются судьей единолично в судебных заседаниях с вызовом заинтересованных участников уголовного судопроизводства.

Приговоры суда, являясь актами правосудия, наделяются особым властным свойством — они вступают в законную силу.

Решения, выносимые судом, являются обязательными к исполнению всеми субъектами уголовного процесса и иными лицами, организациями, органами государственной власти и местного самоуправления, которых они касаются или к которым обращены.

Властный характер полномочий суда проявляется еще и в том, что в судебных заседаниях суду принадлежит руководящая роль. Судья, а при коллегиальном рассмотрении дела — один из судей выполняет функцию председательствующего в судебном заседании (ст. 243 УПК).    

Председательствующий руководит судебным заседанием. Он обеспечивает равноправие сторон и состязательность процесса; разъясняет всем участникам судебного разбирательства их права и обязанности, порядок их осуществления. Председательствующий обеспечивает соблюдение распорядка судебного заседания и его регламент. Все присутствующие в зале суда обязаны подчиняться распоряжениям председательствующего и соблюдать все процессуальные предписания относительно порядка судебного заседания.

УПК определил регламент судебного заседания, предписав, что при входе судей в зал судебного заседания все присутствующие встают. Обращения к суду заявления, показания так же делаются стоя. Если дело слушается коллегиально, к суду обращаются со словами «Уважаемый суд». К судье обращаются «Ваша честь».

Рассмотренные полномочия суда позволяют уяснить содержание судебной власти в уголовном судопроизводстве и раскрывают смысл ч. 3 ст. 15 УПК: «Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав» 1. Функция разрешения дела принадлежит только суду.

 

1.2. Состав суда

 

Применительно к различным звеньям судебной системы и различным категориям уголовных дел действуют различные составы суда, рассматривающие дела по первой инстанции. Уголовные дела рассматриваются единолично и коллегиально. Мировые судьи, а в указанных в ч., 3 ст. 30 УПК случаях судьи единолично рассматривают дела, по которым может быть назначено максимальное наказание, не превышающее трех лет лишения свободы. В суде первой инстанции также единолично рассматривает уголовные деда судья федерального суда общей юрисдикции. Это уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное уголовным законом, не превышает десяти лет лишения свободы. В соответствии со » рассмотрение уголовных дел о тяжких и особо тяжких прениях единолично судьей федерального суда общей юрисдикции или в коллегиальном составе зависит исключительно от волеизъявления обвиняемого. Если обвиняемый не заявит ходатайства в коллегиальном рассмотрении уголовного дела, то дело будет рассматриваться единолично судьей федерального суда общей юрисдикции. Также единолично осуществляется рассмотрение уголовных дел судьей районного суда в апелляционном порядке.

Коллегиально дело по первой инстанции может рассматриваться коллегией из трех профессиональных судей или судьей и двенадцатью присяжными заседателями.

Коллегия из трех судей федерального суда общей юрисдикции правомочна рассматривать уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии ходатайства подсудимого, заявленного до назначения судебного заседания. Введение этой нормы было отложено до 1 января 2004 г. В соответствии со ст. 7 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»1 до 1 января 2004 г. уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях рассматривались судьей федерального суда общей юрисдикции единолично, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания, — коллегией в составе судьи и двух народных заседателей.

Судья федерального суда общей юрисдикции и коллегия из двенадцати присяжных заседателей рассматривают по ходатайству обвиняемого уголовные дела о наиболее тяжких преступлениях, за которые грозит наказание вплоть до смертной казни (ч. 3 ст. 31 УПК). Обвиняемый вправе заявить такое ходатайство при предъявлении для ознакомления всех материалов. В дальнейшем ходатайство уже не принимается. Не влечет последствий и отказ обвиняемого от заявленного ходатайства, если ходатайство было подтверждено в ходе предварительного слушания.

Рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей в федеральных Судах общей юрисдикции проводится в Верховном Суде РФ, верховных судах республик, краевых, областных судах и судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах1. С 1 января 2003 г. суды с участием присяжных заседателей создаются на всей территории Российской Федерации по мере готовности регионов к введению суда присяжных.

Рассмотрение уголовных дел в кассационном порядке осуществляется судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции, а в порядке надзора — в составе не менее трех судей федерального суда общей юрисдикции.

При рассмотрении уголовного дели судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции один из них председательствует в судебном заседании.

 

1.3. Подсудность

 

Подсудность — это совокупность признаков уголовного дела, в соответствии с которыми уголовно-процессуальный закон определяет суд, правомочный рассматривать данное дело в качестве суда первой инстанции. При определении суда, который должен рассматривать дело, учитывается компетенция суда, т.е. полномочия того или иного суда в судебной системе по рассмотрению уголовных дел. Для того чтобы установить, какому суду подсудно конкретное уголовное дело, сопоставляются свойства этого дела и компетенция судов.

Правила о подсудности направлены на обеспечение быстрого, полного и объективного рассмотрения дела. Соблюдение этих правил позволяет суду рассматривать дело там, где проживает большинство свидетелей и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

Правила о подсудности, закрепленные в ст. 31 — 36УПК, направлены на обеспечение быстрого, полного и объективного рассмотрения дела. Соблюдение этих правил позволяет суду рассматривать дело там, где проживает большинство свидетелей и других лиц, заинтересованных в исходе деда, которые могут присутствовать в судебном заседании, учесть специфику отдельных категорий преступлений (например, воинских преступлений), обеспечить объективность и быстроту рассмотрения дела. Правила о подсудности уголовных дел основаны на принципе равенства перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ1). Поэтому важно, чтобы каждое дело рассматривалось именно тем судом, которому оно подсудно, исключив возможность произвольного изменения подсудности. Одним из неотъемлемых прав человека является право, чтобы конкретное уголовное дело рассматривалось и разрешалось судом законным, компетентным, независимым и беспристрастным (ч. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах2). Это выражено и в правиле: «Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом» (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ). Обвиняемый, потерпевший и другие участники судебного разбирательства имеют право знать, какой именно суд в соответствии с законом правомочен рассматривать конкретное уголовное дело.

Это должно исключать субъективизм при решении вопроса о том, в какой суд направлять дело для рассмотрения. Подсудность дел должна быть точно установлена в законе, а не определяться применительно к конкретному делу, например по признаку его «особой сложности» или «особого общественного значения».

В зависимости от характера преступления, места совершения преступления, субъекта преступления принято выделять родовой (предметный) признак подсудности, территориальный (местный) признак подсудности, персональный признак подсудности и признак подсудности по связи дел.

Родовой (предметный) признак подсудности определяется родом (видом) преступления, составляющего предмет производства по уголовному делу, т.е. в конечном счете квалификацией преступления по статье Уголовного кодекса и предусмотренным ей наказанием. С помощью родового признака подсудности устанавливается, суд какого звена судебной системы компетентен рассматривать данное дело. Родовой признак подсудности определяется путем прямых указаний закона об отнесении определенной категории уголовных дел к ведению тех или иных судов ст. 31 УПК.

Районному (городскому) суду подсудны все дела, кроме дел, подсудных вышестоящим судам, военным судам и мировому судье.

Мировой судья рассматривает дела о преступлениях, за которые наказание по Уголовному кодексу, как правило, составляет не более трех лет лишения свободы. В то же время УПК предусматривает целый ряд исключений из этой нормы.

К подсудности краевого, областного суда относятся, например, дела о преступлениях против государственной власти, об умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах, уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Обычно дела такого рода отличаются сложностью рассмотрения и разрешения (в них много эпизодов преступлений, несколько обвиняемых).    

Территориальный (местный) признак подсудности определяется правилом о том, что уголовное дело должно рассматриваться судом, по месту совершения преступления (ст. 32 УПК). В соответствии с этим, если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом, то на данное дело распространяется юрисдикция суда по месту окончания преступления. При совершении преступления в разных местах уголовное дело рассматривается судом по месту совершения большинства расследованных по данному делу преступлений или по месту совершения наиболее тяжких из них. Правильное определение подсудности по территориальному признаку важно потому, что компетенция каждого суда распространяется на соответствующую административно-территориальную единицу (районного суда — на территорию района, областного суда — на территорию области и т.п.). Территориальный признак подсудности позволяет распределить дела между одноименными судами, конкретизирует, ведению какого именно суда относится данное дело (какого района, какой области и т.д.).

Изменение территориальной подсудности допускается лишь до начала судебного разбирательства и производится: по ходатайству, стороны либо по инициативе председателя суда. Территориальная подсудность уголовного дела по ходатайству стороны может быть изменена в случаях удовлетворения отвода заявленного стороной всему составу соответствующего суда. По ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в которое поступило дело, подсудность изменяется, в случае, если все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу (ст. 35 УПК1).

Территориальная подсудность может быть изменена с согласия всех обвиняемых по делу, если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда.

Как правило, рассмотрение дела в том суде, в районе деятельности которого совершено преступление, целесообразно потому, что в этом месте, как правило, проживают подсудимые, потерпевшие и свидетели, судьи знают местные условия и могут их учесть при принятии решения. В этом случае обеспечивается наибольший Предупредительный эффект судебного разбирательства. Изменение территориальной подсудности разрешается в порядке, установленном председателем вышестоящего суда или его заместителем в соответствии с требованиями ч. 3,4 и 6 ст. 125 УПК.

Персональный признак подсудности связан с определенной должностной характеристикой субъекта преступления и действует в строго указанных в законе случаях. Так, уголовные дела в отношении депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации, судей по их ходатайству рассматриваются Верховным Судом (ст. 452 УПК). Персональный признак подсудности в этом случае связан с особыми гарантиями неприкосновенности депутатов, членов Совета Федерации, судей, он позволяет учесть при осуществлении правосудия особенности их профессиональной деятельности, а также избежать предвзятого отношения к подсудимому, если дело рассматривалось по месту совершения преступления. Персональный признак положен в основу определения подсудности уголовных дел военным судам. При этом учитываются особенности военной службы и дислокации войсковых частей, не совпадающих зачастую с административным делением. Военные суды рассматривают уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими, а также гражданами, проходящими военные сборы. Новое уголовно-процессуальное законодательство принципиально изменило подход к определению подсудности военных судов. Ранее действующий закон предусматривал, что при обвинении одного лица в совершении нескольких преступлений или группы лиц все дело подсудно военному суду, если оно ему подсудно хотя бы в отношении одного лица или одного преступления. В настоящее время действует другой принцип — рассмотрение уголовных дел военными судами в отношении лиц, не являющимися военнослужащими, не допускается (ч. 2 ст. 33 УПК). К военнослужащим по существу приравнены граждане, проходящие военные сборы. Рассмотрение уголовных дел военными судами в отношении других лиц является исключением из общего правила и возможно только с их согласия в случае, если уголовное дело по обвинению группы лиц подсудно военному суду в отношении хотя бы одного из них. При отсутствии согласия, а не только при наличии возражений со стороны других лиц уголовное дело в отношении их выделяется в отдельное производство и рассматривается соответствующим судом общей юрисдикции. Очень важно, что предпочтение отдается суду общей юрисдикции в случае невозможности выделения в отдельное производство уголовного дела в отношении лиц, не являющихся военнослужащими или гражданами, проходящими военные сборы. Такое уголовное дело должно рассматриваться судом общей юрисдикции в отношении всех лиц (ч. 7 ст. 31 УПК).

<

Впервые в УПК определена подсудность военных судов, дислоцирующихся за пределами территории Российской Федерации.

Этим судам подсудны уголовные дела о преступлениях, совершенных не только военнослужащими, но и членами их семей, а также другими гражданами России. Если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации, то военные суды в отношении указанных граждан рассматривают уголовные дела о преступлениях, совершенных на территории, находящейся под юрисдикцией РФ, либо совершенных при исполнении служебных обязанностей, либо посягающих на интересы РФ.

Подсудность по связи дел содержит правила, позволяющие определить, какой суд должен рассмотреть дело при соединении в одном производстве дел по обвинению одного лица или группы лиц в совершении одного или нескольких преступлений, подсудных судам разного уровня. В этом случае уголовное дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом (ст. 33 УПК).

Вопрос о подсудности решается следователем и прокурором при направлении дела в суд. Судья, получивший дело от прокурора, должен решить, подсудно ли дело данному суду. В случае неподсудности дела данному суду оно должно быть направлено по подсудности без производства каких-либо процессуальных действий. Решение о направлении дела по подсудности должно быть выражено в постановлении судьи.

С согласия подсудимого суд вправе оставить дело, подсудное другому такому же суду, в своем производстве, если он уже приступил к его судебному разбирательству. Однако если дело подсудно вышестоящему суду или военному суду, оно во всех случаях подлежит передаче по подсудности (ч. 3 ст. 34 УПК). Не допускается передача в нижестоящий суд дела, начатого рассмотрением в судебном заседании вышестоящего суда. Такая передача не допускается даже в случае переквалификаций в вышестоящем суде действий обвиняемого на закон о менее тяжком преступлении, так как в этом случае вышестоящий суд уже принял одно решение по делу и он должен решить его по существу.

Вопрос о передаче дела из суда, которому оно подсудно, в другой такой же суд (изменение территориальной подсудности) разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем в порядке, установленном для предварительного слушания.

Постановления о принятии дела к своему производству, о направлении дела по подсудности или о передаче дела в другой такой же суд не подлежат кассационному обжалованию и вступают в силу с момента вынесения. Если постановление вынесено с нарушением установленных законом правил, то оно может быть опротестовано председателем соответствующего вышестоящего суда в надзорном порядке.

Чтобы не допустить волокиты при рассмотрении дела в суде, закон запрещает споры о подсудности между судами. Всякое дело, направленное из одного суда в другой в предусмотренном УПК порядке, подлежит безусловному принятию к производству тем судом, в который оно направлено (ст. 46 УПК).

В постановлении Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. .№ 9-п по делу о проверке конституционности ст. 44 УПК РСФСР1 и в связи с жалобами ряда граждан обращено внимание на недопустимость произвольного решения вопроса о передаче дела в тот или иной суд. В соответствий с указанным постановлением Конституционного Суда РФ при передаче дела в другой суд необходимо, во-первых, выносить соответствующее судебное решение и обеспечивать право на обжалование принимаемого решения; во-вторых, следует указывать точные основания (обстоятельства), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и, следовательно, подлежит передаче в другой суд.

 

 

 

 

 

 

2. СУД КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

 

2.1. Роль и функции суда в уголовном процессе

 

Выделение судов (судей) в самостоятельную группу участников уголовного судопроизводства предопределено особенностями той главной уголовно-процессуальной функции, которая возложена на них, — функции разрешения дела.

Суть этой функции выражена прежде всего в ч. 1 ст. 118 Конституции РФ1 и ст. 8 УПК, устанавливающих одно из принципиальных положений уголовного судопроизводства — положение о том, что лишь суду предоставлено полномочие осуществлять правосудие путем разбирательства уголовных дел и постановления по его итогам приговоров, которыми лица, привлекаемые к ответственности, могут быть признаны совершившими преступления и подвергнуты уголовному наказанию. И данное полномочие вправе реализовать не любые суды, а лишь те, которые отнесены к числу судов общей юрисдикции (как федеральных, так и субъектов Российской Федерации).

Эти суды (судьи) вправе принимать также иные весьма ответственные решения, подводящие итоги разбирательству уголовных дел по первой инстанции либо завершающие проверку законности, обоснованности и справедливости приговоров, вынесенных нижестоящими судами. К числу решений такого рода ч. 1 ст. 29 УПК относит следующие2:

– о применении принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших деяния, запрещенные уголовным законом, и страдающих психическими расстройствами;

– о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления;

– об изменении или отмене приговоров или иных решений нижестоящих судов по уголовным делам.

Особая роль судов (судей) в уголовном судопроизводстве проявляется также в том, что одновременно с полномочиями, непосредственно связанными с отправлением правосудия, на них возложены также полномочия по контролю за законностью и обоснованностью действий и решений правоохранительных органов на этапе досудебного производства.

В общей массе таких полномочий суда (иногда их с известной долей условности называют контрольными полномочиями) четко просматривается два относительно самостоятельных вида: один из них включает полномочия по принятию решений о совершении действий, связанных с предварительным расследованием уголовных дел, а по сути — по проверке законности и обоснованности намерения соответствующих должностных лиц правоохранительных органов осуществить такого рода действия, как правило, до того, как они начинают претворяться в жизнь реально (так называемый предварительный судебный контроль), а другой — полномочия по проверке законности и обоснованности уже совершенных действий или принятых решений соответствующих должностных лиц (так называемый последующий судебный контроль).

Первый вид контрольных полномочий реализуется путем вынесения судом (судьей) решений (определений, постановлений) о производстве значительного числа конкретных процессуальных действий. В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК к решениям такого рода отнесены решения:

– об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу либо в виде домашнего ареста;

– продлении срока содержания под стражей;

– помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар в связи с производством экспертизы;    .

– об осмотре жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

– об обыске и (или) выемке в жилище;

– о выемке предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

– об аресте корреспонденции и выемке ее в учреждениях связи;

– о личном обыске, за исключением случаев, когда такой обыск производится в отношении подозреваемого, обвиняемого, подвергнутого задержанию или заключению под стражу, либо лица, находящегося в помещении, где производится обыск, и скрывающего при себе разыскиваемые предметы или документы (ч. 2 ст. 184 УПК);

–о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во кладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

–о временном отстранении обвиняемого от должности, за исключением случаев отстранения от должности руководителей высших исполнительных органов государственной власти субъектов РФ (ч. 5 ст. 114 УПК);

– о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Приведенный перечень случаев, когда судебный контроль должен предшествовать совершаемому следственному действию, однако, не является исчерпывающим.

Законодательство предусматривает и другие правила, в соответствии с которыми процессуальные действия в ходе досудебного производства по уголовным делам должны совершаться только с согласия, с разрешения или по заключению суда. В качестве примеров могут послужить, в частности, следующие правила:

– уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только при наличии заключения коллегии из трех судей вышестоящего суда о наличии в действиях привлекаемого к ответственности судьи признаков преступления (п. 2—5 ч. 1 ст. 448 УПК);

– уголовное дело в отношении прокурора может быть возбуждено с согласия районного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК);

– без разрешения суда не допускается эксгумация трупа в случаях, когда против такого действия возражают родственники покойного (ч. 3 ст. 178 УПК);

 

– в соответствии с ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности1 и адвокатуре проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) возможно только на основании судебного решения;

– судья по ходатайству следователя решает вопрос об ограничении срока, в течение которого обвиняемый и его защитник могут знакомиться с материалами дела по окончании предварительного расследования (ч. 3 ст. 217 УПК);

– по ходатайству прокурора судья вправе принять решение о переводе заключенного под стражу лица, у которого обнаружилось психическое заболевание, в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 435 УПК);

– по ходатайству эксперта или комиссии экспертов судья вправе продлить срок пребывания в медицинском стационаре лица, подвергаемого судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизе (ст. 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»2);

– требуется решение судьи (по сути, его согласие) и в тех случаях, когда возникает необходимость в допросе нотариуса по поводу обстоятельств, которые стали ему известны в связи осуществлением его профессиональной деятельности2.

При анализе специфики полномочий суда (судьи) в уголовном судопроизводстве важно учитывать, что ему отведена достаточно активная роль не только в досудебных стадиях, при разбирательстве дел по первой инстанции либо при проверке дел в вышестоящих судебных инстанциях, но и в стадии исполнения приговоров » иных судебных решений, когда он уполномочен принимать такие важные решения, как решения, к примеру, о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания, об условно досрочном освобождении от отбывания наказания, освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного.

Второй вид контрольных полномочий суда охватывает полномочия, которые касаются разбирательства жалоб, в той или иной мере вызванных несогласием заинтересованных лиц с состоявшимися следственными действиями или уже вынесенными решениями при производстве по уголовным делам.

 

На досудебных стадиях уголовного процесса суд имеет реальную возможность активно устранять негативные последствия конных и необоснованных действий и решений, которые «способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участник ков уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию» (ч. 1 ст. 125 УПК). Он вправе не только признать такого рода решения и действия незаконными и необоснованными, но и обязать соответствующий орган или соответствующее должностное лицо устранить допущенное нарушение.

Что касается судебных стадий (включая и стадии проверки дел в апелляционном, кассационном и надзорном порядках, в виду вновь открывшихся и новых обстоятельств), то на этих этапах уголовного процесса суду предоставлены еще более широкие возможности активно реагировать на представления прокуроров или жалобы других участников судопроизводства. Здесь в арсенале предоставленных ему средств закон предусматривает и такие, например, как изменение либо отмена незаконного, необоснованного или’ несправедливого приговора, иного судебного решения.

У суда, рассматривающего уголовное дело по первой инстанции, также есть возможность реагировать на любые выявившиеся нарушения закона. Сделать это он вправе путем вынесения частного определения, постановления, в котором внимание соответствующих организаций и должностных может быть привлечено к допущенному нарушению и изложено; требование принятия необходимых мер.

В связи с общей характеристикой статуса суда (судьи) в уголовном процессе необходимо обратить внимание и на то, что закон’ признает высокий авторитет его решений (постановлений, определений, приговоров). После вступления в законную силу они подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации всеми участниками судопроизводства, органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественных объединений, должностными лицами. Другими словами, они наделены свойством общеобязательности (ст. 392 УПК).

Приведенных данных о полномочиях суда (судьи) вполне достаточно, чтобы убедиться в том, что ему отведена особая роль в уголовном судопроизводстве.

Вместе с тем, чтобы получить более полное представление о статусе суда (судьи) как участника уголовного судопроизводства и его роли, нужно иметь в виду также закрепленные в УПК положения, которые определяют стоящие перед судом (судьей) конечные задачи (цели) разбирательства конкретных уголовных дел и его взаимоотношения с другими участниками, в первую очередь со сторонами. Одна из особенностей этих положений заключается, к сожалению, в их противоречивости.

С одной стороны, они ориентируют суды на пассивное и в известной мере безразличное отношение к конечному результату разбирательства конкретных дел. Такой вывод вполне можно сделать на основании, например, следующих положений:

– в соответствии со смыслом ч. 3 ст. 15 УПК суд не должен быть на стороне обвинения и не должен быть на стороне защиты. А что он должен? Он должен делать нечто крайне неопределенное — «создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав»1;

– примерно такую ориентацию дают суду также ч. 1 и 2 ст. 243 УПК, в которых определяются задачи судьи, председательствующего в судебном заседании при разбирательстве уголовного дела по первой инстанции: на него возложены (а) руководство судебным заседанием и принятие мер «по обеспечению состязательности и равноправия сторон» а также (б) обеспечение соблюдения «распорядка судебного заседания» и ознакомление с регламентом такого заседания;

– ч. 7 ст. 246 УПК обязывает суд (судью) прекратить уголовное дело или уголовное преследование в случае отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения, независимо от того, согласен или не согласен суд (судья) с таким отказом. Последний в данном случае поставлен в прямую зависимость от представителя органа исполнительной власти, что едва ли можно считать согласованным с конституционным принципом независимости суда и подчинения его только Конституции РФ и федеральному закону;

– ч. 1 .ст. 291 УПК не требует от судьи, чтобы он обеспечивал исследование в ходе судебного заседания всех доказательств. Ему разрешено объявлять о прекращении судебного следствия после того, как были исследованы не все доказательства, которые, в принципе, следовало бы исследовать для всестороннего, полного и объективного анализа обстоятельств дела, а только те, которые представлены сторонами;

– у судьи далеко не всегда по закону имеется возможность по своей инициативе признать какое-то доказательство недопустимым, исследовать его либо истребовать в дополнение к представленным сторонами доказательствам (см. например, ст. 235 и ч. 1 ст. 276 УПК);

– односторонность и неполнота предварительного расследования или судебного следствия не отнесены к основаниям изменения или отмены приговора (см. ст. 379 УПК).

С другой стороны, приведенные и ряд других подобных им положений, содержащихся в УПК, не должны восприниматься как такие, которые безоговорочно предписывают судам (судьям) быть пассивными, безразличными и бесстрастными созерцателями либо регистраторами того, что происходит в ходе расследования и, тем более, разбирательства в суде уголовных дел и связанных с ними человеческих трагедий.

Суд (судья) как орган (должностное лицо) одной из ветвей государственной власти не должен и не может быть таким. Об этом недвусмысленно говорят положения Конституции РФ, предусматривающие, что защита прав и свобод человека и гражданина и обеспечение достойной жизни и свободного развития человека — обязанность государства, а, значит, всех его органов (ст. 2, ч. 1 ст. 7 и ч. 1 ст. 45), в том числе тех, на которые возложено осуществление правосудия (ст. 18), что они, делая это, должны неуклонно соблюдать Конституцию РФ и федеральные законы (ч. 2 ст. 15).

Решение столь широкой социальной задачи судами (судьями), как и другими государственными органами (должностными лицами), невозможно без их активной роли. Нельзя защитить права и свободы, обеспечить достойной жизнью и свободным развитием человека и гражданина, если, скажем, судебные решения не будут законными, обоснованными и справедливыми, если они не будут опираться на достоверно установленные факты. Правосудие не может быть признано состоявшимся, если по делу не выявлена правда, истина и не известно точно и убедительно, за что на самом деле подсудимый признан преступником и подвергнут уголовному наказанию.

В силу устоявшихся в течение многих десятилетий правовых традиций российский суд призван выполнять функцию активного государственного органа, стоящего на страже закона и правды.

 

На такой подход вполне резонно ориентируются, в конечном счете, многие предписания, содержащиеся в действующем УПК. Среди них можно было бы отметить предписания, в соответствии с которыми приговоры, не отвечающие требованиям не только законности, но и обоснованности и (или) справедливости, подлежат отмене или изменению (см., например, ст. 369, 379—383, 409 и 413 УПК). Активная роль суда признана в качестве одной из важных основ доказывания — деятельности, составляющей важнейшую часть всего того, что называется уголовным судопроизводством. В соответствии с ч. 1 ст. 86, ст. 87, ч. 2 и 3 ст. 88 УПК суд (судья) — как и прокурор, следователь или дознаватель — должен участвовать в собирании и исследовании доказательств. Он также в определенных законом пределах осуществляет оценку доказательств, т. е. вносит свой вклад в доказывание, целью которого, как предписывает ст. 85 УПК, является установление всех входящих в предмет доказывания обстоятельств. Другими словами, суд (судья), участвуя в доказывании, обязан стремиться к тому, чтобы было обеспечено установление фактов и событий, необходимых для принятия правильного итогового решения по делу, т. е. к тому, чтобы все существенные для дела обстоятельства были исследованы полно и всесторонне.

 

2.2. Принципы осуществления уголовного правосудия

 

 

Принципы уголовно-процессуальной деятельности – это выраженные в уголовно-процессуальном праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание и закрепленные в нем закономерности общественной жизни, а также получившие нормативное закрепление в Конституции РФ, Уголовно-процессуальном кодексе РФ и в других законодательных актах1. Принципы определяют главные черты уголовного процесса и весь его характер.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). Осознавая себя частью мирового сообщества, народ Российской Федерации принял Конституцию, в которой записаны общепризнанные и отраженные в ряде международно-правовых документов права человека и гражданина, принципы правосудия. Что касается соотношения понятий «принципы правосудия» и «принципы уголовного процесса», то оно может быть выражено формулой: нет принципов правосудия, существующих вне принципов уголовного процесса.2

Как нормы права, регламентирующие соответствующие правила поведения, принципы уголовного процесса обращены к участникам уголовно-процессуальной деятельности правовыми своими требованиями и дозволениями. Их безусловное соблюдение (исполнение) служит необходимым условием подлинного правосудия, важнейшей гарантией эффективного осуществления целей уголовного процесса. Их несоблюдение содержит опасность не достижения задач уголовного судопроизводства, рассматривается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее по общему правилу отмену или изменение актов уголовного судопроизводства.

Таким образом, принципы уголовного процесса – это теоретически обоснованные и законодательно закрепленные основные правовые положения, которые выражают демократическую и гуманистическую сущность уголовного процесса, определяют построение всех его процессуальных норм, стадий и институтов и направляют уголовно – процессуальную деятельность на достижение целей и задач, поставленных государством перед уголовным судопроизводством.

Принципы, образуя основу уголовного процесса, предопределяют все его остальные свойства и отношения.

Систему принципов уголовно – процессуальной деятельности принято разделять на общепроцессуальные принципы, распространяющиеся на все уголовное судопроизводство, и принципы, характерные для отдельных подсистем досудебного и судебного производства1.

В процессуальной литературе ряд авторов предлагают деление принципов уголовного процесса на конституционные, закрепленные в Конституции РФ, и специальные, закрепленные в других законодательных актах. Однако, как справедливо указывал А.М. Ларин, нельзя признавать правомерной попытку делить принципы уголовного процесса на конституционные и неконституционные, основываясь на том, включены они в Конституцию Российской Федерации или нет4.

Сформулированные в УПК РФ 2002 года принципы уголовного судопроизводства, несомненно, имеют особую социальную значимость, т.к. они определяют его природу, социальную сущность, политическую направленность, а также  содержание уголовно – процессуальной деятельности,  как в целом, так и в рассматриваемой нами части.

Глава 2 УПК РФ 2002 г. «Принципы уголовного судопроизводства» открывается тем, что определяет назначение уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Приоритетное значение здесь имеет защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Это имеет самое непосредственное отношение к институту мер пресечения, не связанных с заключением под стражу, который с одной стороны должен предотвращать нежелательное поведение лица, совершившего преступление (сокрытие от дознания, предварительного следствия или суда; продолжение заниматься преступной деятельностью; угроза свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства; уничтожение доказательств или воспрепятствование производству по уголовному делу иным способом – ст. 97 УПК РФ), а с другой обязан охранять законные права и свободы личности,  и, не посягая на свободу личности,  решать задачи уголовного процесса.

Центральное место среди принципов занимает принцип законности при производстве по уголовному делу — ст. 7 УПК РФ. Под законностью понимается точное и неуклонное применение законов компетентными органами государства (дознавателем, следователем, прокурором, судом), соблюдение (исполнение) всеми участниками уголовного судопроизводства, государственными и негосударственными учреждениями и организациями, должностными лицами, гражданами предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных нормативных актов. Основные положения этого принципа закреплены в ст. 15 Конституции РФ.

Положение о прямом действии Основного закона государства имеет принципиальное значение для правоприменительной практики. Принцип законности заявляет о себе в обычном, повседневном производстве по уголовному делу. Применительно к исследуемой нами теме это означает, что в практике работы правоохранительных органов должны неотступно соблюдаться все нормы института мер пресечения, реализация их должна осуществляться только на основе закона. Оно исключает любые формы произвола, своеволия, вседозволенности при решении вопросов применения мер пресечения или возможность отступления при этом от норм закона в интересах, якобы усиления борьбы с преступностью, либо по соображениям, так называемой, целесообразности, наиболее быстрого и эффективного расследования и разрешения уголовного дела. Важными гарантиями соблюдения предписаний закона являются осуществляемые в тех или иных пределах во всех стадиях уголовного судопроизводства, в частности, при применении мер пресечения, судебный контроль, прокурорский надзор за исполнением законов оперативно – розыскными органами, органами дознания и предварительного следствия.

Уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ), неприкосновенность личности (ст. 10 УПК РФ), охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ) – принципы уголовного процесса, означающие обязанность лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судьи и суда при выполнении процессуальных действий и вынесение решений, не допускать унижения чести и достоинства участвующих в деле лиц и применять  меры пресечения как связанные, так и не связанные с заключением под стражу только в случаях действительной необходимости и не иначе как на основании, в порядке и пределах, предусмотренных законом

Актом, определяющим суть российской судебной системы, является ст. 118 Конституции РФ, где сказано: «1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом… 3. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается».

Для уяснения сложившейся к настоящему времени системы судов, к ведению которых отнесено осуществление правосудия и иных полномочий при производстве по уголовным делам, в целом имеют большое значение положения ст. 126 Конституции РФ, Закона о судебной системе, Закона о военных судах, Закона о мировых судьях и п. 16, 48, 52 и 53 ст. 5 УПК. В силу этих положений осуществление названных полномочий возлагается на суды общей юрисдикции, подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела тем судом и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ и ч. 3 ст. 8 УПК). Никакие другие суды, государственные либо иные органы не вправе осуществлять данный вид деятельности.

Применительно к разбирательству уголовных дел суть рассматриваемого принципа характеризуется и тем, что только суду принадлежит исключительная компетенция в решении вопроса о признании подсудимого виновным и назначении ему наказания в соответствии с законом (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14, 29 УПК), только суд вправе принять решение о применении к лицу принудительной меры медицинского характера (п. 4 ч. 1 ст. 29 УПК).

Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность прекращения производства по уголовному делу вследствие акта амнистии, истечения срока давности, изменения обстановки и т. п. в ходе предварительного расследования. Если же обвиняемый против прекращения дела по такому основанию возражает, оно должно быть направлено в суд, который будет решать по существу вопрос о виновности или невиновности, о постановлении оправдательного или обвинительного приговора.

Рассмотрение уголовных дел судами осуществляется коллегиально и единолично. Судья единолично решает вопросы, подлежащие выяснению при назначении судебного заседания (ст. 227 УПК).

Суд при осуществлении правосудия не должен совершать действия, направленные на изобличение виновных. Конституционный Суд РФ в своих постановлениях признал, что не соответствует Конституции РФ возложение на суд обязанности возбуждения уголовного дела и формулировки обвинения, возвращения уголовного дела для дополнительного расследования, обоснования предъявленного органами расследования обвинения в случае отказа прокурора от обвинения. В настоящее время эти положения нашли отражение в ст. 15, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 227, ч. 1 ст. 234, ч. 7 ст. 246 УПК и др.

Следующим принцип уголовного судопроизводства судей является принцип самостоятельности судов, независимости судей, присяжных заседателей.

Исходные положения принципа содержатся в ст. 120—122 и 124 Конституции РФ, ст. 5, 13, 29 Закона о Конституционном Суде, ст. 5 Закона о судебной системе, ст. 1 и 9 Закона о статусе судей и ст. 5 Закона о военных судах. Конституция РФ провозгласила и закрепила принцип устройства государственной власти — разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10). При этом определено, что судебная власть является самостоятельным видом государственной власти, функционирующим независимо от чьей бы то ни было воли и подчиняющимся только Конституции РФ и закону.

Самостоятельность судебной власти подкрепляется положением о независимости судей и присяжных заседателей и подчинении их при осуществлении правосудия только Конституции РФ и закону.

Независимость судей и присяжных заседателей гарантируется:

а) порядком формирования корпуса судей и присяжных заседателей (ст. 13 Закона о судебной системе, ст. 3—б Закона о статусе судей, ст. 80 — 85 Закона о судоустройстве);

б) установленным порядком приостановления и прекращения полномочий судьи, правом судьи на отставку (ст. 13—15 Закона о статусе судей);

в) несменяемостью судей (ст. 121 Конституции РФ);

г) неприкосновенностью судей и присяжных заседателей (ст. 122 Конституции РФ, ст. 16 Закона о статусе судей, ст. 87 Закона о судоустройстве, ст. 5 Закона о судебной системе);

д) установлением ответственности за незаконное воздействие на судей и присяжных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия, с целью воспрепятствования всестороннему, полному и объективному рассмотрению конкретного дела и принятию законного и обоснованного приговора или иного решения, а также за иное вмешательство в деятельность суда и проявление неуважения к суду (ст. 294—298 УК);

е) установлением системы мер государственной защиты жизни здоровья и имущества судей всех судов общей юрисдикции, присяжных заседателей и их близких. 20 апреля 1995 г. принят Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»1. В нем определены виды мер государственной защиты, органы, ее обеспечивающие, меры социальной защиты, решены другие вопросы;

ж) неограниченностью срока полномочий судьи (кроме случаев назначения впервые судей районных судов или судей военных гарнизонных судов сроком на три года (ст. 11 Закона о статусе судей, ч. 3 ст. 26 Закона о военных судах1);

з) неподотчетностью никому судей в своей деятельности по осуществлению правосудия (п. 4 ст. 1 Закона о статусе судей2);

и) предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу (ст. 19 Закона о статусе судей);

к) процедурой осуществления правосудия.

Принцип равенства перед законом и судом всех участников уголовного процесса. Правовым основанием данного принципа служат предписания многих широко признаваемых международных договоров, касающихся защиты прав человека и основных свобод, и действующих российских законов. Среди последних, естественно, нужно отметить в первую очередь Конституцию РФ, которая предусматривает, в частности (ст. 19):

«1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

Данное конституционное положение подлежит неуклонному соблюдению во всех сферах общественной и государственной жизни, включая сферу уголовного судопроизводства. Оно является общим для всех — и для граждан России, и для иностранцев, и для лиц без гражданства.

Понятие равенства перед судом, как известно, не отличается существенно от понятия равенства перед законом. Оно означает наделение равными процессуальными правами и соответствующими обязанностями всех, кто в том или ином качестве предстает перед судом либо обращается к нему с ходатайством или с жалобой при производстве по уголовному делу.

 

Следующим принцип, который будет проанализирован в данной главе – принцип открытого судебного разбирательства. Конституция РФ устанавливает: «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом»1 (ч. 1 ст. 123). Статья 9 Закона о судебной системе говорит о принципе гласности в деятельности судов. Из содержания этой статьи следует, что термин «гласность» употребляется как синоним термина «открытое разбирательство дела в суде»2. Гласности, как общему условию судебного разбирательства уголовных дел, посвящена также ст. 241 УПК.

Содержание этого принципа необходимо рассматривать в двух аспектах. Во-первых, открытое разбирательство дел в суде означает, что в судебном заседании могут присутствовать любые лица, не участвующие в производстве по делу, достигшие определенного возраста и пожелавшие придти на рассмотрение уголовного дела.Во-вторых, открытое разбирательство дела предполагает возможность оглашения материалов судебного разбирательства.

Закон строго ограничивает случаи, когда в порядке исключения дело может слушаться в закрытом судебном заседании (ч. 2 ст. 241 УПК). Открытое разбирательство запрещается только в тех случаях, когда оно противоречит интересам охраны государственной или иной (коммерческой, служебной, врачебной, журналистской и т. п.) охраняемой федеральным законом тайны. В закрытых судебных заседаниях соблюдаются все нормы уголовного судопроизводства.

Принцип языка уголовного судопроизводства принцип отражает национально-государственное устройство Российской Федерации и служит гарантией национального равноправия граждан в уголовном процессе, свободного употребления ими родного языка. Исходные положения этого принципа содержатся в ст. 26 и 68 Конституции РФ, ст. 18 Закона РФ «О языках народов РСФСР» от 25 октября 1991 г. (в редакции Закона от 24 июля 1998 г.1), ст. 18 УПК и ст. 10 Закона о судебной системе, в ч. 1 и 2 которой сказано: «1. Судопроизводство и делопроизводство в Конституционном Суде Российской Федерации, Верховном Суде Российской Федерации, Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации, других арбитражных судах, военных судах ведутся на русском языке -— государственном языке Российской Федерации. Судопроизводство и делопроизводство в федеральных судах общей юрисдикции могут вестись также на государственном языке республики, на территории которой находится суд.

2. Судопроизводство и делопроизводство у мировых судей и в других судах субъектов Российской Федерации ведется на русском языке либо на государственном языке республики, на территории которой находится суд».

Презумпция невиновности (статья 14 УПК). Презумпция — это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное. Презюмировать — значит добросовестно и убежденно считать определенное положение истинным, пока оно не опровергнуто. Отношения между людьми в цивилизованном обществе строятся на Презумпции добропорядочности, которая означает, что пока не доказано обратное, каждая личность предполагается отвечающей общечеловеческим эталонам морали высоконравственной персоной, словом, порядочным человеком.

Презумпция невиновности является одним из демократических принципов уголовного процесса, на котором строится доказывание по уголовному делу, принятие судебных и следственных решений, словом, все производство по уголовному делу, и речь идет действительно о «чистопородном» принципе уголовного судопроизводства, хотя и он не является продуктом развития самого уголовного процесса, его внутренней закономерностью.

Состязательность сторон (статья 125 УПК) Согласно части третьей статьи 123 Конституции сторон РФ, судопроизводство осуществляется на основе (состязательности и равноправия сторон. Данная норма воспроизводится в части первой статьи 15 УПК в следующей формулировке: «Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон». В этом положении заложен глубочайший юридический смысл. Судить — значит разрешать правовой спор сторон, наделенных одинаковыми правами, присуждая победу одной стороне и поражение другой. Без состязательности равноправных сторон нет суда, нет и правосудия. Этот принцип свойствен не только уголовному, но и гражданскому, арбитражному, административному и конституционному судопроизводству; он является душой любого судебного процесса.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому право на защиту (статья 16 УПК) — Данный принцип органически вытекает из презумпции невиновности: необходимо лишь тому, кто еще не признан виновным, защиту а вывод о виновности никем не предрешен. Обеспечить реализацию права на защиту обязаны органы государства, ведущие уголовный процесс, иначе говоря, осуществляющие производство по данному уголовному делу и несущие ответственность за его успешное движение и завершение.

Свобода оценки доказательств (статья 17 УПК) – Согласно статье 17 УПК, судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Совокупность этих правил законодатель расценивает в качестве принципа российского уголовного судопроизводства.

Право на обжалование процессуальных действий и решений (статья 19 УПК) –- Согласно части первой статьи 19 УПК, действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следовых действий следователя, органа дознания и дознавателя могут и решений быть обжалованы в порядке, предусмотренном (статья 19 УПК) данным Кодексом. Это установление возведено в ранг уголовно-процессуального принципа. Его реализация осуществляется посредством применения многочисленных правил, рассредоточенных по всему Кодексу. Особое значение среди них занимает глава 16 УПК, специально посвященная данной теме, которая называется «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство».

3. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СУДА КАК УЧАСТНИКА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

 

 

 

Основными действующими лицами в ходе судебного разбирательства являются, прежде всего, суд, а также участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения и стороны защиты: государственный или частный обвинитель, подсудимый, его защитник (по делам несовершеннолетних — и (или) законный представитель), потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители.

Центральной фигурой на данной стадии процесса, как и на всех других его судебных стадиях, по праву является суд, наделенный Конституцией РФ (ч. 2 ст. 1181) полномочием осуществлять судебную власть посредством уголовного судопроизводства. В соответствии с этим суд обладает широкими полномочиями не только по принятию итоговых решений (обычно приговоров, обвинительных или оправдательных), но и по совершению многих других процессуальных действий, связанных с производством по делу. Он откладывает разбирательство дела или приостанавливает его (ст. 253 УПК), прекращает при наличии законных оснований (ст. 254 и ч. 8 ст. 302 УПК), избирает, изменяет или отменяет меру пресечения подсудимому (ст. 255 УПК2), допускает или не допускает заинтересованных лиц к участию в судебном разбирательстве, определяет допустимость или недопустимость представляемых материалов в качестве судебных доказательств и т. д.

По вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания, выносятся определения или постановления, которые оглашаются в судебном заседании. Решения о возвращении уголовного дела прокурору (в соответствии со статьей 237 УПК), о прекращении дела, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, о продлении срока содержания подсудимого под стражей, об отводах, а также о назначении судебной экспертизы выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа. Все иные определения или постановления могут выноситься в зале судебного заседания и заносятся в протокол (ст. 256 УПК).

Особое место среди полномочий суда в рассматриваемой стадии производства занимает его функция процессуального руководства судебным заседанием. Ее реализация, в конечном счете, имеет целью обеспечить эффективное, целеустремленное управление всем ходом разбирательства дела, принятие всех предусмотренных законом мер к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины, устранять из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу. И хотя в новом УПК об этом прямо и не сказано, без этого невозможно ограждение личности от незаконного и необоснованного осуждения, невозможно назначение виновным справедливого наказания, как того требует ст. 6 УПК.

Осуществление функции процессуального руководства возлагается, прежде всего, на председательствующего, которым при коллегиальном составе суда является один из судей. Председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон (ст. 243 УПК). Он же разъясняет всем участникам судебного разбирательства их права и обязанности, порядок их осуществления, знакомит с регламентом судебного заседания, установленным ст. 257 УПК, обеспечивает соблюдение распорядка судебного заседания. С помощью судебного пристава председательствующий добивается соблюдения в зале судебного заседания надлежащего порядка всеми присутствующими лицами. При этом к нарушителям порядка могут приниматься меры воздействия, предусмотренные ст. 258 УПК. Возражения любого, участника судебного разбирательства против действий председательствующего подлежат занесению в протокол судебного заседания.

В связи с характеристикой роли суда, в судебном разбирательстве важно иметь представление о таком участнике уголовного судопроизводства, каким является секретарь судебного заседания. О нем в главах УПК, специально посвященных участникам уголовного судопроизводства, нет даже упоминания. Между тем на него возложены важные процессуальные функции, связанные прежде всего с ведением протокола судебного разбирательства и решением иных ответственных задач, содействующих созданию нормальных условий для эффективного проведения заседаний (своевременный вызов свидетелей и иных лиц, выяснение причин их неявки и т. п.).

Протокол судебного заседания — один из весьма важных процессуальных документов, в котором подлежит фиксации все, что происходило в ходе разбирательства уголовного дела от момента открытия судебного заседания вплоть до момента провозглашения приговора. Он может быть написан от руки, напечатан на машинке или изготовлен с использованием компьютера. В целях обеспечения полноты фиксации всего происходившего при разбирательстве дела могут применяться стенографирование, а также технические средства, дополняющие протокол или стенограмму. Полученные в ходе применения технических средств материалы прилагаются к стенограмме или протоколу.

Протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. В ходе судебного заседания он может изготавливаться по частям, с которыми по мере их изготовления сторонам по их ходатайствам предоставляется право на ознакомление.

В течение пяти суток с момента изготовления и подписания всего протокола стороны по их письменным ходатайствам могут иметь право ознакомиться с ним и в течение трех суток после ознакомления принести на него свои замечания. При этом ч. 8 ст. 259 УПК допускает возможность получения участником судебного разбирательства по его ходатайству копии протокола, изготовленной за его счет.

С замечаниями обязан незамедлительно ознакомиться председательствующий и своим постановлением удостоверить или отклонить их правильность (ч. 2 и 3 ст. 260 УПК). По ходатайству и в части, касающейся их показаний, ознакомление с протоколом может быть предоставлено и иным участникам процесса.

 

Заметная роль в обеспечении условий для успешного разбирательства уголовных дел принадлежит и судебным приставам. На них возлагается при тесном сотрудничестве с председательствующим судьей обеспечение порядка в судебном заседании. Требования судебного пристава по обеспечению порядка обязательны для лиц, присутствующих в зале судебного заседания (ч. 4 ст. 257 УПК).

Суд и активно состязающиеся перед ним процессуально равноправные стороны составляют основу рационально организованной функциональной системы судебного разбирательства.

Правильное, рациональное распределение функций между судом и сторонами, активное состязание процессуально равноправных сторон при руководящей, направляющей роли суда — залог высокого уровня демократичности и организованности системы судебного разбирательства, эффективности ее функционирования.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  3. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  4. ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: № 63-ФЗ от 31 мая 2002 г. (в ред. ФЗ № 134-ФЗ от 28.10. 2003) // СЗ РФ, 2002. № 23. Ст. 2102
  5. ФКЗ «О военных судах Российской Федерации: ФКЗ от 23 июня 1999 г.» № 1-ФКЗ // СЗ РФ, 1999. № 26. Ст. 3170
  6. ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20 апреля 1995 г. СЗ РФ, 1997, № 17, ст. 1455.
  7. ФЗ: «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» № 73-ФЗ от31 мая 2001 г (в ред. ФЗ № 196-ФЗ от 30.12.2001) // СЗ РФ, 2001. № 23. Ст. 2291
  8. ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ с доп. и изм., внесенными федеральными конституционными законами от15 декабря 2001 г и от 4 июля 2003 г // СЗ РФ. 1997. № 1.
  9. Закон РФ: «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. с изм. и доп., внесенными Законом РФ от 14 апреля 1993 г и федеральными законами от 21 июня 1995 г., от 17 июля 1999 г., от 20 июня 2000 г. и от 15 декабря 2001 г // ВВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1792.
  10. ФЗ: «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ с изм. и доп., внесенными федеральными законами от 29 мая и 27 декабря 2002 г // СЗ РФ, 2001. № 52 (ч. II).
  11. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате: от 11 февраля 1993 г. // ВВС, 1993, № 10, ст. 357; СЗ РФ, 2003, № 53 (ч. 1), ст. 5030; 2002, № 52 (ч. 1), ст. 5132.
  12. Закона РФ: «О языках народов РСФСР» от 25 октября 1991 г. (в редакции Закона от 24 июля 1998 г.) // ВВС. 1991. № 50, ст. 1740.
  13. ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 г. // Российская газета. 2004. 25 авг.
  14. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документа и материалы. М., 1989. С. 413– 419
  15. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1986. С. 302 – 320; БВС. 1994. № 12. С. 5– 11
  16. Определение Конституционного суда РФ от 18 июня 2004 г. № 194-О по жалобе гражданина Капустянина В.Н. на нарушение его конституционных прав статьями 165 и 203 УПК РФ // СЗ РФ. 2004. № 29. Ст. 3080
  17. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2004.
  18. Воскобитова Л.А. Судебная власть: возникновение, развитие, типология. Ставрополь, 2003.
  19. Громов Н.А., Францифоров Ю.В. Правоприменительная деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и судов. М.,  2000.
  20. Демидов И.Ф. Принципы предварительного следствия. Руководство для следователей. М., 1998.
  21. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М., 1997.
  22. Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном судопроизводстве. Самара, 1999.
  23. Ларин А.М. Уголовный процесс: структура права и структура законодательства. М., 1985.
  24. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / От.в ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
  25. Меркушов А.Е. Некоторые вопросы практики применения судами уголовно-процессуальных норм при осуществлении правосудия // БВС РФ. 2004. № 8. С. 27 – 32.
  26. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961
  27. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003.
  28. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970 и др.
  29. Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учеб. М., 1997.
  30. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф, Гуценко.-М.: ИКД: Зерцало, 2004.
  31. Уголовный процесс России / Под ред. В.З. Лукашевича. Спб., 2004.
  32. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. П.А. Лупинской.–М.: Юристъ, 2004.
  33. УПК РСФСР с приложениями / Сост. Н.М. Кипнис. М, 2001.
  34. Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России (юридические проблемы). М., 1993.

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.05MB/0.00074 sec

WordPress: 21.94MB | MySQL:116 | 2,382sec