Убийство как самое жестокое уголовное преступление против личности

<

042714 1744 1 Убийство как самое жестокое уголовное преступление против личности1. Понятие убийства и признаки убийства

 

1.1. Понятие убийства как тяжкого преступления

 

Российское уголовное законодательство содержит в разделе преступления против личности нормы, устанавливающие ответственность за преступления против жизни и здоровья. Наибольшую опасность среди преступлений направленных против жизни и здоровья представляет убийство.

На сегодняшний день в России каждый час в среднем совершается три – четыре убийства. Из практики Верховных Судов республик и приравненных к ним судов видно, что в 1999 году увеличилось число осужденных за посягательства на жизнь человека (ст. ст. 105-110) – с 8383 до 9223 человек, или на 10%1, а в первом полугодии 2000 года в сравнении с первым полугодием 1999 года – с 4486 до 4734 человек, или на 5,5%2.

Анализируя работу районных судов, можно сделать вывод, что в первом полугодии 2000 года в сравнении с первым полугодием 1999 года увеличилось число осужденных за посягательства на жизнь человека (ст.ст. 105 – 110) – с 9 тысяч до 9,8 тысяч человек, или на 8,9%3.

Таким образом, наблюдается рост числа совершаемых убийств в обшей массе преступлений.

Для юридической характеристики данного преступления необходимо определить его уголовно-правовое понятие. Убийство неразрывно связано с жизнью и смертью человека, то есть необходимо, чтобы человек уже жил и ещё не умер, таким образом, без выяснения содержания понятия жизни и смерти нельзя говорить об определении убийства. Нужно заметить, что вопрос о начале жизни и о времени наступления смерти является спорным в теории уголовного права..

Кроме того, необходимо отграничить убийство от других видов насильственной смерти: несчастного случая, самоубийства. Проводить разграничение от несчастного случая следует по субъективной стороне: лицо не предвидело, не могло и не должно было предвидеть наступление смерти другого лица, а от самоубийства по объективной стороне – потерпевший самостоятельно выполнил объективную сторону причинения смерти. При этом не следует забывать о таком преступлении как доведение до самоубийства, при котором виновное лицо, хотя и не выполняет объективную сторону преступления, но создает для потерпевшего такие условия, в которых самоубийство кажется ему единственно возможным выходом. Это преступление может быть совершено только с косвенным умыслом либо по неосторожности, и квалифицируется по статье 110 УК РФ.

В ч.1 ст.105 УК РФ дается определение убийства, как умышленного причинения смерти другому человеку. Оно существенно отличается от понятия убийства, которое можно было дать исходя из уголовного кодекса 1961 года. В соответствии с кодексом 1961 года убийством считалось как умышленное (ст.103 УК РСФСР), так и неосторожное причинение смерти (ст.106 УК РСФСР). Такое законодательное определение убийства отразилось и на отраслях, не имеющих отношения к юриспруденции. Например, в «Словаре русского языка» под редакцией Ожегова, дается следующее понятие убийства: убийство – преступное умышленное или неосторожное лишение жизни человека. В Советском энциклопедическом словаре изложена иная редакция понятия убийства: убийство – умышленное или неосторожное лишение жизни человека, то есть в Советском энциклопедическом словаре отсутствует признак преступности.

При этом отметим, что ч. 1 ст. 105 УК РФ впервые дается законодательно определение убийства: «умышленное причинение смерти другому человеку». Именно такое определение в осиновых чертах соответствует понятию убийству, выработанному теорией уголовного права.

Согласно же уголовному кодексу Российской Федерации 1996 года, под убийством понимается только умышленное причинение смерти, а причинение смерти по неосторожности выделено в отдельный состав и квалифицируется по ст. 109 УК РФ. Разделение составов в зависимости от формы вины вполне оправдано, так как форма вины во многом определяет общественную опасность деяния. При этом подчеркнем, что данное определение имеет существенное отличие от понятий господствующих до 1996 года. Согласно принятому ранее взгляду, убийством считалось как умышленное, так и неосторожное лишение жизни другого человека. Теперь же в определении данного преступления совершенно четко говорится только об умышленном причинении смерти. Понятие неосторожного убийства новый закон не знает1.

Заметим, что указание в определении убийства на причинение смерти другому человеку подчеркивает, что причинение смерти самому себе (самоубийство) не рассматривается как преступление, и в случае неудачной попытки суицида лицо не несет за это ответственности. Следовательно, понятие «соучастие в самоубийстве» («подстрекательство», «пособничество») лишено юридического смысла.

Что касается умысла при совершении убийства, он может быть как прямым, так и косвенным, за исключением покушения на убийство, которое возможно только с прямым умыслом.

Кроме законодательного, существуют так же и иные определения убийства, разработанные различными учеными. К примеру, А.В. Наумов в Комментариях к Уголовному кодексу РФ 1996 года дает следующее понятие убийства: убийство – это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь человека и причиняющее ему смерть2. Думается, вышеуказанное понятие убийства можно считать достаточно полным, так как в нем учтены преступность деяния, виновность, объект посягательства и последствия в виде причинения смерти. Единственное, с чем можно не согласится – с определением убийства просто как виновного деяния, было бы точнее сразу определить форму вины, то есть охарактеризовать преступление, предусмотренное статьей 105 не просто как виновное, а как умышленное деяние.

Н.И. Загородников в своей работе «Преступления против жизни» дает иное понятие убийства: убийство – это противоправное умышленное лишение жизни другого лица, когда причинение смерти является основанием уголовной ответственности. Включение в понятие убийства причинение смерти как основания уголовной ответственности, Н.И. Загородников аргументирует тем, что противоправное умышленное лишение жизни другого лица, является признаком не только убийства, но и в определенных случаях бандитизма, терроризма и т.д.1

Таким образом, учитывая две вышеизложенные точки зрения на понятие преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ, можно определить убийство как предусмотренное Особенной частью Уголовного к кодекса, умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерь, когда объектом посягательства.

 

1.2. Объективные и субъективные признаки убийства

 

Объект – это признак, установить который необходимо для того, что бы определить, какое преступление совершено. Определяя объект, мы устанавливаем, на какие общественные отношения посягает общественно опасное деяние, и, тем самым, отграничиваем данное преступление от других.

Объект преступления – это то, на что посягает лицо, совершающее преступное деяние, и чему причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления2. Исходя из данного определения, объект, в некоторых составах преступлений, должен иметь сложную структуру. Например, в преступлениях против жизни и здоровья человека, вред причиняется не только непосредственно жизни и здоровью, но и общественным отношениям по их защите. Тогда как преступлениями, обозначенными как хищения, вред причиняется не самой собственности, а именно отношениям собственности.

Таким образом, под объектом в теории уголовного права понимаются общественные отношения, блага (интересы), охраняемые уголовным законом, на которые посягает преступление.1 Именно объект посягательства определяет характер общественной опасности и может влиять на степень общественной опасности преступления.

Относительно объекта убийства существуют различные позиции:

1. Объектом являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан. Данной точки зрения придерживаются такие ученые как Лебедев В. М., Скуратов Ю. И., Красиков Ю. А., Побегайло Э. Ю.

Обосновывается эта точка зрения тем, что уголовно-правовой охране подлежит жизнь любого человека, независимо от его возраста, физических и моральных качеств.2 Таким образом, приоритет отдается общественным отношениям, а не жизни человека, для защиты которой, собственно, и возникли эти отношения.

2. Объектом является жизнь человека. Сторонниками этой позиции являются Кузнецова Н. Ф, Аргунова Ю. Н., Борзенков Г.Н., Бражник Ф. С., Игнатьев А.А., Наумов А.В.

В защиту данной позиции А.В. Наумов выдвигает следующие доводы: «Очевидно, что понимание под объектом убийства жизни человека не как таковой, а именно в смысле совокупности общественных отношений, явно принижает абсолютную ценность человека как биологического существа, жизни вообще как биологического явления. Человек из самостоятельной абсолютной ценности превращается в носителя общественных отношений (трудовых, оборонных, служебных, семейных, собственности и т.д.)». С данной точкой зрения трудно согласиться, поскольку жизнь человека не сводиться только к существованию человека как биологического существа и не может рассматриваться вне тех общественных отношений, в которые человек ежедневно вступает.

3. Объектом является жизнь человека и общественные отношения, возникающие в связи с ее охраной. Эту точку зрения поддерживают Бородин С. В., Дубовик О. Л., Келина С. Г. Аргументацию этой точки зрения можно найти в работе С.В. Бородина «Квалификация убийства по действующему законодательству». «Объект убийства – жизнь другого человека. Но было бы неправильно сводить понятие жизни лишь к биологическому процессу, так как человек прежде всего член общества и его жизнь неотделима от общественных отношений. Поэтому объектом преступного посягательства при убийстве являются и жизнь человека и общественные отношения, возникающие в связи с охраной его жизни».1

Последняя точка зрения представляется наиболее убедительной: безусловно, объектом убийства является жизнь человека, но так как жизнь человека ценна не только как форма существования жизни, то объектом преступного посягательства при убийстве являются так же и общественные отношения, возникающие в связи с охраной жизни.

Объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе2.

Объект убийства является общим признаком, объединяющим в одну группу все преступления против жизни. Под охраной уголовного закона находится жизнь каждого человека, независимо от его моральных качеств, демографических характеристик, расовой и национальной принадлежности.

Как физиологический процесс, жизнь человека имеет начало и конец. Началом жизни принято считать начало физиологических родов. Жизнь ребенка охраняется законом в процессе родов (ст. 106 УК). В то же время посягательство на плод, находящийся в утробе матери, убийством не считается и может влечь уголовную ответственность за незаконное производство аборта или причинение тяжкого вреда здоровью женщины.

Уголовно-правовой охране подлежит жизнь человека от начала рождения и до момента смерти. Наиболее распространенным в теории уголовного права является мнение, что моментом начала жизни человека является начало физиологических родов, хотя имеют место и иные предложения: началом жизни считать появление способности к внеутробной жизни, первый вздох ребенка, момент отделения ребёнка от утробы матери, момент пересечения пуповины. Вот как комментирует вышеизложенные позиции Н.И. Загородников: «В возрасте семи лунных месяцев плод уже, как правило, достаточно развит, приобрел определенные свойства, деятельность уже способен к жизни вне утробы матери. На первый взгляд кажется, что именно достижение плодом в своем развитии стадии жизнеспособности можно было бы признать «началом жизни человека», после которого уничтожение его считать убийством. Однако данный критерий не применим для обозначения начала жизни при конструкции состава убийства. Неприемлемость данного критерия объясняется тем, что до начала физиологических родов, до того, когда появляется возможность реально воспринять или увидеть родившегося, в сознании человека нет еще представления о том, что новый субъект появился, существует, уже живет».1

Таким образом, момент приобретения плодом внеутробной жизнеспособности нельзя признать началом жизни человека.

Что касается момента начала дыхания, то подобное определения момента начала жизни также кажется неубедительным. Дело в том, что возможны случаи, когда младенец после выхода из утробы матери, в силу тех или иных аномалий, некоторое время не дышит. Ребенок в подобных случаях уже виден и, хотя он еще не дышит, у каждого наблюдающего за ним создается представление как о человеке. Совершение действий над таким ребенком в целях лишения его жизни со всех точек зрения образует состав убийства. Так же обстоит дело и с признанием началом жизни момента отделения ребенка от утробы матери или пересечения пуповины.

Думается, условным началом жизни человека следует считать начало физиологических родов. Этот момент свидетельствует о том, что плод достаточно созрел и приобрел все необходимые качества для внеутробной жизни, о чем и свидетельствуют объективные данные (начало родов).1

Правовое значение имеет также и момент окончания жизни2. Таковым считается наступление физиологической смерти, когда вследствие полной остановки сердца прекращения снабжения клеток кислородом происходит необратимый процесс распада клеток центральной нервной системы. Временная приостановка работы сердца (клиническая смерть) не означает окончания жизни. Изъятие органов или тканей у человека в этом состоянии недопустимо и может быть при наличии вины квалифицировано как убийство.

Относительно момента смерти, общепринятой является точка зрения, что моментом завершения жизни следует считать то время, когда начинают происходить необратимые изменения в коре головного мозга, то есть момент биологической смерти человека. Вместе с тем, существуют иные теории, например о том, что моментом смерти является время остановки дыхания, либо время прекращения сердечной деятельности.

Под объективной стороной в теории уголовного права понимается ряд признаков, характеризующих преступление с внешней стороны. Объективная сторона, а точнее ее признаки, позволяют разграничить преступления, посягающие на один и тот же объект и сходные по признакам субъективной стороны. Так же, по объективной стороне проводится разграничение оконченного преступления и покушения на преступление. Например, для состава такого преступления как убийство, необходимо наличие наступления одного из элементов объективной стороны – последствий, иначе (так как состав преступления материальный) содеянное нельзя будет квалифицировать как оконченное преступление, и ответственность наступит за покушение на преступление.

Основными признаками объективной стороны являются: общественно опасное деяние (в форме действия или бездействия) общественно опасные последствия и причинно – следственная связь между деянием и последствиями. Кроме того, к признакам объективной стороны причисляются способ, место, время и средства совершения преступления. Вышеперечисленные признаки делятся на обязательные и факультативные. Обязательным признаком, то есть необходимым для всех составов преступлений, предусмотренных УК РФ, является общественно опасное деяние. Общественно опасные последствия и причинно – следственная связь необходимы только для преступлений, имеющих материальный состав, как, например, такое преступление как убийство, предусмотренное ч.2 ст.105 УК РФ. Способ же, как и время, место, обстановка и средства совершения преступления, необходимы для квалификации только в том случае, если являются конструктивными признаками состава.

Объективная сторона убийства состоит в лишении жизни другого человека. Как уже ранее отмечалось, она включает в себя противоправное деяние, общественно опасные последствия (смерть потерпевшего) и причинно-следственную связь между деянием и последствиями.

Жизнь как объект преступления не подлежит качественной или количественной оценке. Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь — важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его «социальная значимость». Уголовное законодательство Российской Федерации не допускает лишения жизни и безнадежно больного человека даже при наличии его согласия или просьбы (эвтаназия). Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте» и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства. Усиление ответственности за убийство отдельных категорий лиц в специальных нормах связано не с повышенной ценностью жизни потерпевшего, а с наличием одновременно другого объекта посягательства или дополнительных последствий, отягчающих вину.

Кроме того, противоправное деяние может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего, убийство совершается путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов человека.1 Оно может быть совершено путем физических действий (причинение повреждений не совместимых с жизнью), либо путем психического воздействия. Установление способа действия, как признака объективной стороны, имеет большое значение для квалификации, так как при совершении некоторых убийств, способ является квалифицирующим обстоятельством. Преступления против жизни могут совершаться такими действиями, когда преступник не используя какие-либо орудия, причиняет смерть потерпевшему, используя только мускульную силу своего тела. Так же, действия виновного могут осуществляться путем применения своей мускульной силы, но с использованием тех или иных орудий для усиления этой силы, либо для облегчения убийства. При причинении смерти, действия человека могут не только прямо и непосредственно причинить смерть другому лицу, но и может привести в движение какие-то иные силы, которые в последующем повлекут за собой смерть другого лица. Допустим, виновный дает потерпевшему вместе с чаем яд, либо производит выстрел из огнестрельного оружия и т.д.

Так же действия при преступлениях против жизни могут иметь форму психической деятельности. Эта деятельность выражается в непосредственном психическом воздействии на потерпевшего. То есть виновный воздействует на психику потерпевшего с целью лишения его жизни. Причинение психической травмы, которая, по мнению виновного лица, может повлечь смерть потерпевшего, при наличии умысла на лишение жизни, квалифицируется как убийство. Так же как убийство следует квалифицировать доведение до самоубийства с прямым умыслом и подговор к самоубийству лица, которое не может объективно оценивать ситуацию в силу малолетнего возраста либо душевной болезни. В подобных случаях, хотя потерпевший и причиняет себе смерть сам, но делает это в результате психического воздействия со стороны виновного.

<

Кроме действия, объективная сторона преступления может быть выполнена посредством бездействия. Это те случаи, когда виновным лицом не выполняется обязанность особо заботится о потерпевшем или совершать действия, предотвращающие наступление смерти, при условии, что виновный обязан это делать и имеет реальную возможность для выполнения возложенных на него обязанностей. Обязанность действовать может по различным основаниям: 1) из указания закона – обязанность родителей сдержать несовершеннолетних ; 2) в силу профессиональных обязанностей – врач в соответствии своей профессией обязан оказывать медицинскую помощь больным; 3) в силу принятых на себя обязательств – лицо, принявшее на себя обязательства по уходу за малолетним ребенком, обязано обеспечить безопасность ребенка; 4) из предшествующего поведения лица – если это поведение ставит в реальную опасность охраняемые законом интересы.

Кроме обязанности действовать, необходимо также установить возможность действовать – то есть наличие у лица физической возможности и необходимых навыков и знаний.

При анализе объективной стороны убийства необходимо учитывать, что убийство является преступлением с материальным составом, поэтому деяние (действие или бездействие) должны учитываться только в совокупности с другим основным признаком объективной стороны – наступлением последствий, то есть смерти. Наступление смерти является обязательным для квалификации преступления по ст. 105, что указано непосредственно в диспозиции статьи, при не наступлении такого последствия преступление не может быть признано оконченным, и, при наличии прямого умысла, квалифицируется как приготовление к убийству или покушение на убийство, с применением ст.30 УК РФ.

Наиболее сложным для установления признаком объективной стороны является причинно – следственная связь. Вот как определяет ее В.Н. Кудрявцев: «Причинная связь — это такое отношение между явлениями, при котором одно или несколько взаимодействующих явлений, (причина), порождают другое явление (следствие)»1 «Причинная связь есть признак объективной стороны материальных преступлений. Речь об ответственности лица за наступившие общественно опасные последствия (при наличии, разумеется, вины) может пойти только тогда, когда они находятся в причинной связи с совершенным им общественно опасным действием или бездействием. При отсутствии причинной связи уголовная ответственность за наступление вредных последствий исключается»2

Не установление причинной связи между действием и последствиями зачастую может повлечь не правильную квалификацию, и, как следствие, отмену приговора.

Теория уголовного права исходит из того, что устанавливая причинно – следственную связь по делам об убийстве, необходимо иметь ввиду следующее:

1)причинно – следственная связь устанавливается между наступлением смерти потерпевшего и не только непосредственными телодвижениями преступника, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы, животных и т.п., которые были использованы убийцей для причинения смерти другому лицу;

2) действия субъекта признаются причиной смерти только в том случае, если они являлись необходимым условием для лишения жизни потерпевшего, и при отсутствии этого условия смерть не могла наступить;

3) действия лица, являющиеся необходимым условием для наступления преступного результата, могут считаться причиной смерти только в том случае, если результат вытекал с необходимостью из этих действий, а не являлся порождением случайного стечения обстоятельств, лишь внешне связанных с ним.3

При решении вопроса о наличии или отсутствии причинно – следственной связи между противоправным деянием необходимо исходить из того, что она является объективной, существующей вне зависимости от субъективного восприятия окружающих, и обуславливает наступление последствий.

Таким образом, С объективной стороны убийство как типичное преступление с материальным составом представляет собой единство трех элементов1:

1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица;

2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат;

3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и на ступившей смертью потерпевшего.

Чаще убийство совершается путем активных действий с использованием каких-либо орудий преступления или путем непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего. Убийство путем бездействия встречается относительно редко. Оно предполагает, что на виновном лежала обязанность предотвратить наступление смертельного исхода. Эта обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, предшествующего поведения виновного и других фактических обстоятельств. Судебной практике известны случаи, когда мать умышленно причиняет смерть своему ребенку, оставив его без пищи и посторонней помощи одного в запертой квартире на длительное время.

Субъект преступления – обязательный элемент состава. Определяя субъекта преступления, необходимо выяснить, достиг ли он возраста уголовной ответственности, и является ли он вменяемым – то есть, по сути, нужно установить есть ли субъект преступления как таковой или его нет.

В теории уголовного права субъектом признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность.2

Особенностью уголовного права как отрасли права является то, что субъектом преступления может быть только физическое лицо.

Но и круг физических лиц, являющихся субъектом преступления ограничен определенными признаками. Они подразделяются на общие и специальные. Общие, (то есть необходимые для всех субъектов, вне зависимости от состава преступления) — достижение установленного уголовным законом возраста и наличие вменяемости, специальные – те, которые предусмотрены конкретными нормами Особенной части УК РФ.

Признаки субъекта убийства, определяющие способность нести уголовную ответственность, являются общими — это достижение установленного уголовным законом возраста и вменяемость.

Субъектом убийства может быть лицо, достигшее к моменту совершения преступления четырнадцатилетнего возраста. При не достижении указанного возраста, лицо не может быть признано субъектом преступления, и нести ответственность за совершенные им противоправные действия, так как считается, что в силу своего возраста не способно осознавать общественную опасность деяния. Согласно ч.3 ст. 20 УК РФ ответственности так же не подлежит лицо, которое пусть и достигло возраста уголовной ответственности, но в следствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не способно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Нести ответственность за преступление, предусмотренное ст. 105, впрочем, как и за любые иные преступления, может лишь человек являющийся вменяемым. Вменяемым считается лицо, которое способно осознавать характер своих действий и руководить ими. Часть 1 ст.21 УК РФ дает понятие невменяемости: «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Таким образом, субъект убийства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст. 20 УК). Убийство, совершенное должностным лицом при превышении должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и 286 УК1.

Субъективная сторона, а именно ее признак — форма вины, необходима чтобы, во-первых, чтобы избежать объективного вменения, а во-вторых, с помощью субъективной стороны разграничиваются преступления с идентичной объективной стороной. Например, убийство (ст.105 УК РФ) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) могут быть совершены одними и теми же действиями, иметь одни и те же последствия и разграничиваться только по субъективной стороне, так как состав ст.105 предусматривает только умышленное деяние, а состав ст. 109 – только неосторожное.

Под субъективной стороной понимается психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Существуют, как выражение этого отношения, две формы вины: умысел и неосторожность. Умысел в свою очередь делится на прямой и косвенный, а неосторожность — на небрежность и легкомыслие. Умысел и неосторожность как формы вины, хотя и являются важнейшими элементами содержания субъективной стороны, безусловно, не исчерпывают ее. Составной частью субъективной стороны, так же выражающей психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям являются мотив и цель преступного посягательства. Необходимо отметить, что вина является обязательным признаком состава преступления, а мотив и цель, если они не предусмотрены в конкретном составе, факультативными. Однако, получив закрепление в статье Особенной части УК РФ, (к примеру в рассматриваемом в настоящей работе составе, предусмотренном п. «з» ч.2 ст.105) мотив и цель становятся обязательными (квалифицирующими) признаками субъективной стороны и имеют определяющее значение для квалификации. Необходимо при этом отметить, что с субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти; Убийство совершается с прямым умыслом не только тогда, когда причинение смерти является конечной целью виновного. Цель может лежать и за пределами состава убийства. Например, убийство случайного очевидца преступления (цель — избежать разоблачения) или убийство кассира, отказавшегося передать преступнику деньги (цель — завладение деньгами). Желание как волевой элемент умысла имеется и в этих случаях1.

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, для того чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть (БВС РФ. 1997. № 3. С. 8); при убийстве посторонних людей в случае применения взрывных устройств или иного общеопасного способа преступления.

Закон (ст. 25 УК) не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при ненаступлении смертельного результата. Пленум Верховного Суда РФ указал в своем постановлении от 27.01.99 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (БВС РФ. 1999; № 3) (п. 2): «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательству других лиц, своевременному оказанию потерпевшему медицинской помощи и др.».

Как предусмотрел законодатель в ст.105, форма вины в этом составе может быть только умышленной. Согласно ч. 1 ст. 25 умысел разделяется на прямой и косвенный. Часть 2 этой статьи предусматривает, что «преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления». При определении прямого умысла и для отграничения его от косвенного, законодатель использует интеллектуальный и волевой моменты. При совершении преступления с прямым умыслом интеллектуальный момент заключается в том, что лицо осознает общественную опасность своего действия (бездействия) и предвидит возможность или неизбежность наступления вредных последствий. То есть, совершая убийство, лицо осознает, что посягает на жизнь человека, на общественные отношения по охране жизни и предвидит возможность или (что чаще) неизбежность наступления смерти потерпевшего.

Волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления преступных последствий. Желание наступления последствий у виновного лица устанавливается через объективную сторону, то есть учитывается, что сделал преступник, чтобы достичь результата. Применительно к убийству, выяснению подлежит, сколько ранений нанес виновный потерпевшему, в какие части тела, каким орудием и т.д.

Часть 3 ст. 25 УК РФ определяет косвенный умысел как такой вид умысла, когда лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает их, либо безразлично к ним относится. По интеллектуальному моменту косвенный умысел отличается от прямого только характером предвидения преступных последствий. При прямом умысле лицо предвидит как возможность, так и неизбежность наступления последствий, при косвенном – только возможность. Основное отличие косвенного умысла от прямого — это волевой момент. Совершая преступление с прямым умыслом, виновный желает наступления последствий, при косвенном же умысле виновный хотя и предвидит возможность наступления последствий, но не желает этого. Виновное лицо либо сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, либо безразлично к ним относится. Это нежелание наступления последствий выражает не заинтересованность в их наступлении.

Деление умысла на прямой и косвенный, имеет существенное значение для квалификации, и, в частности, для отграничения покушения на убийство от причинения тяжкого вреда здоровью.

Закон (ст. 25 УК) не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при ненаступлении смертельного результата. Пленум Верховного Суда РФ указал в своем постановлении от 27.01.99 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»1 п. 2: «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательству других лиц, своевременному оказанию потерпевшему медицинской помощи и др.».

Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают роль обязательных признаков, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Пленум Верховного Суда РФ требует от судов выяснения мотивов и целей убийства по каждому делу (п. 1 постановления от 27.01.99 № 1). В ч. 1 ст. 105 не указаны мотивы простого убийства. Это преступление может быть совершено по любым мотивам, за исключением тех, которым закон придает квалифицирующее значение (п. «з», «и», «к», «л», «м» ч. 2 ст. 105). Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, в том числе за совершенное преступление, ревность, зависть, приязнь, ненависть, возникшие на почве личных отношений. Возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненого из ложного представления о своем общественном или служебном долге, из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением. При отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов — гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения.

Статья 105 УК состоит из двух частей и включает в себя два вида умышленного убийства: ч. 1 этой статьи предусматривает ответственность за умышленное убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств (простое убийство), а ч. 2 ст. 105 предусматривает ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах.

По смыслу закона ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за такое умышленное убийство, в котором отсутствуют отягчающие обстоятельства, перечисленные в ч. 2 ст. 105 УК, а также и смягчающие, указанные в ст. 106, 107, 108 УК. При этом закон не указывает, к каким конкретным видам убийств может быть применена ч. 1 ст. 105 УК. Поэтому для того, чтобы правильно квалифицировать убийство, необходимо убедиться в том, что ни одного из признаков, указанных в ч., 2 ст. 105, ст. 106, 107, 108 УК РФ в данном убийстве нет.

Следовательно, по степени общественной опасности этот вид убийства занимает как бы промежуточное положение между умышленным убийством при отягчающих обстоятельствах и убийством со смягчающими обстоятельствами.

В следующей главе будут рассмотрено простое убийство, то есть убийство без смягчающих и отягчающих обстоятельств.

 

2. ПРОСТОЕ УБИЙСТВО – УБИЙСТВО БЕЗ СМЯГЧАЮЩИХ И ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

 

2.1. Понятие простого убийства

 

Менее опасным убийством, чем то, ответственность за которое предусмотрена в ч.2 ст.105 УК РФ, является т.н. простое убийство, которое характеризуется тем, что совершается без обстоятельств, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, но и без специальных привилегированных обстоятельств (ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ), и поэтому оно представляется менее опасным.

Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, является основным («простым») составом данного преступления. Его образует умышленное причинение смерти другому человеку при отсутствии указанных в Законе отягчающих (ч. 2 ст. 105) и смягчающих (ст. 106 — 108) обстоятельств. Речь, разумеется, идет не вообще об отягчающих и смягчающих обстоятельствах, а только об обстоятельствах, предусмотренных ч. 2 ст. 105, а также ст. 106 — 108 УК1.

В юридической литературе традиционно характеризуют как простое убийство такие его виды, которые совершаются из ревности, мести, возникшей на почве личных неприязненных отношений, в драке или ссоре. Хотя не исключены и другие мотивы.

Отметим, что теория и практика относит к такому виду преступлений убийство из ревности, мести на почве личных неприязненных отношений, в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из сострадания по просьбе потерпевшего или без таковой и тому подобные случаи убийства, когда в действиях виновного отсутствуют указанные отягчающие и смягчающие обстоятельства. Пленум Верховного Суда РФ в названном Постановлении от 27.01.99 рекомендовал судам по таким делам, особенно об убийствах, совершенных из ревности или мести на бытовой почве, тщательно выяснять все обстоятельства преступления, чтобы квалифицирующие признаки других видов убийств не остались без соответствующей юридической оценки1.

Судебная практика относит к простому убийству такие его виды, как убийство из ревности, мести, возникшей на почве личных отношений; убийство в ссоре или драке и некоторые другие. Указанные обстоятельства могут дать основание для квалификации убийства как простого только при отсутствии смягчающих или отягчающих обстоятельств. Если, например, при убийстве в ссоре или драке имело место проявление хулиганских побуждений либо особой жестокости, то виновный в этом случае подлежит ответственности за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (п. «д», «и» ч: 2 ст. 105 УК).

Характерным примером ошибки в квалификации преступления может служить дело Б., признанного виновным в убийстве из хулиганских побуждений своей знакомой Г2. Как указывалось в приговоре, ночью Б., находясь в состоянии опьянения, подошел к торговому киоску, где увидел свою знакомую Г. с другим мужчиной; оба они находились в сильной степени опьянения. В связи с этим Б. высказал в ее адрес замечание, возмутившись тем, что она гуляет, хотя недавно похоронила своего мужа, его друга. На это замечание Г. ответила грубостью, оскорбила Б. Тогда Б., используя это как повод, сходил домой, взял нож, через некоторое время вернулся к киоску, вызвал Г. из киоска, где у них вновь возникла ссора, и тогда Б., как было сказано в приговоре суда, «грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу», нанес Г. четыре удара ножом в грудь, затем перетащил ее на территорию стройки, где забросал труп Г. кирпичами, досками и другими предметами.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила: действия Б. переквалифицировала на простое убийство, указав в определении следующее.

В чем именно заключалось нарушение Б. общественного порядка и явное неуважение к обществу, в приговоре не уточнено. Между тем обстоятельства дела свидетельствуют о том, что убийство было совершено во время ссоры, обусловленной личными отношениями, в ночное время, при отсутствии каких-либо свидетелей и иных очевидцев. При таких обстоятельствах нет оснований для вывода о том, что Б. действовал из хулиганских побуждений.

Убийство из ревности совершается в связи с действительной или мнимой изменой со стороны одного из половых партнеров, супругов и иными обстоятельствами, которые дают повод для ревности. При квалификации этого вида убийства не Следует его смешивать с убийством из хулиганских побуждений, при котором ревность используется виновным лишь в качестве предлога для скандалов, издевательств и последующего убийства потерпевшего.

Убийство из мести на почве личных отношений может быть совершено в связи с самым различным поведением потерпевшего как правомерного, так и неправомерного, но которое вызывает злобу, зависть, ненависть у виновного.

С субъективной стороны простое убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Виновный сознает, то он совершает убийство из мести, ревности. Предвидит наступление смерти потерпевшего, желает либо сознательно допускает ее наступление или относится к этому безразлично1.

Наказание за умышленное убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств по ч. 1 ст. 105 УК — лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

 

2.2. Квалификация убийств по ч.1 ст.105 УК РФ

 

По данным уголовной статистики, в общем количестве уголовных дел, рассматриваемых ежегодно всеми судами России, доля дел о преступлениях, предусмотренных ст.105 УК РФ, не превышает 1,5 -2%. В то же время в структуре дел, рассматриваемых по первой инстанции Верховными судами республик, краевыми, областными и сопутствующими им судами, дела об убийстве составляют 75-80%. С учетом этого, а также отнесения законом преступлений против жизни к категории наиболее опасных уголовно-наказуемых деяний, вопросы применения судами уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за посягательство на жизнь человека, постоянно находятся в центре внимания Верховного Суда РФ.

По данным МВД России, количество зарегистрированных умышленных убийств и покушений на убийство увеличилось в последние годы почти вдвое – с 16 122 в 1991г. до 29 551 в 1998 г. Среди лиц, осужденных за убийство и покушение на убийство, женщины составили 10.3%, несовершеннолетние – 5.9%. Неснятые и непогашенные судимости имели 27.2: осужденных. В состоянии алкогольного опьянения преступления совершили 80.2% осужденных. Потерпевшие по многим делам были родственники или знакомые осужденных.1

И все же на протяжении последних лет суды в основном правильно и своевременно рассматривали дела об убийствах. Этому в немалой степени способствовали постановления Пленума Верховного Суда РСФСР(1992.12.22) и РФ (1997.27.01) «О судебной практике по делам об убийстве».

 

2.2.1. Убийство в драке

 

Убийства в драке чаще всего попадают под категорию убийств без отягчающих обстоятельств. При этом, как правило, отсутствует заранее обдуманное намерение на лишение жизни потерпевшего, следовательно, часто отсутствуют и квалифицирующие обстоятельства. При этом убийство в драке следует квалифицировать по ч.1 ст.105 УК РФ независимо от того, кто был зачинщиком ссоры или драки. В результате драки может иметь место и неосторожное причинение смерти (ст.109).

Надо иметь в виду, что сам по себе факт участия в драке, повлекшей убийство, еще не означает, что все ее участники должны понести ответственность. Необходимо тщательно выявлять мотивы, цели и особенности действия каждого из дерущихся1. Драка или ссора не исключает наличия мотивов, влекущих признание убийства при отягчающих обстоятельствах. Драка или ссора нередко лишь повод, который приводит к обострению отношений с потерпевшим и к убийству.2

Чаще всего при рассмотрении дел об убийствах в драке или ссоре возникает вопрос об отграничении их от убийств из хулиганских побуждений. Разграничение этих преступлений очень часто ставится в зависимость от того, кто был зачинщиком драки или ссоры.

Одно из подобных дел было рассмотрено Мурманским областным судом 22 мая 1977 года. «…По п. «и» ч.2 ст.105 УК РФ Кудрин был осужден и признан виновным в совершении умышленного убийства из хулиганских побуждений.

В кассационных жалобах адвокат и осужденный просили квалифицировать действия Кудрина как убийство в драке.

Потерпевшая Кисова в возражении на кассационную жалобу выразила свое согласие с приговором.

Вина Кудрина в преступлении доказана. Кудрин пояснял, что после того, как его подруга Ефимова ушла в киоск за сигаретами, он пристал к какому-то другому мужчине, спровоцировал с ним драку и стал наносить потерпевшему удары ножом до тех пор, пока его не оттащила Ефимова.

Суд обоснованно положил эти показания в основу приговора, так как они согласуются с показаниями свидетелей преступления…Как показала свидетель Скрябина, она видела, как молодой парень пристал к мужчине средних лет. Последний постарался сдержать натиск парня, оттолкнул его от себя. Однако парень, держа в руке нож, преследовал мужчину, а затем, несмотря на просьбу мужчины убрать нож, стал наносить ему удары ножом, отчего тот упал. Лежащему парень также наносил удары.

Свидетели Мудрук и Соловьева дали такие же показания.

Следовательно, суд сделал обоснованный вывод о желании потерпевшего избежать конфликта. Именно поэтому он просил Кудрина убрать нож, заявляя, что в противном случае будет кричать, и не был ни зачинщиком, ни участником драки.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб о том, что потерпевший сам затеял конфликт и Кудрин пришел в состояние аффекта, нельзя признать состоятельными.

Вывод суда о совершении Кудриным преступления из хулиганских побуждений правилен…».1

В классификации драки и ссоры подчеркивается, что убийство можно считать совершенным в драке или ссоре только в том случае, если убитый был участником драки или ссоры.

Еще одно обстоятельство, на которое следует обратить внимание – мотив убийства не одно и то же, что «драка» и «ссора». Последние – лишь обстоятельства убийства, совершенного по какому-то несомненному мотиву, а уж мотив может быть самым разным — ревность, хулиганские побуждения, корысть, месть и т.п.2

 

2.2.2. Убийство из ревности

 

Это убийство влечет за собой ответственность по ч.1 ст.105 УК РФ независимо от того, был ли повод истинным или мнимым. Потерпевшим в этом случае может быть как лицо, подозреваемое или уличенное в измене, так и другие лица (например, лицо, отказавшееся от сожительства или нарушившее обещание выйти замуж или жениться). Но все же сфера, порождающая ревность, шире. Известен ряд убийств, совершенных подростками на почве ревности в связи с тем, что родители или другие родственники относились к убитому (брату или сестре) «лучше», чем к совершившему это преступление.

Примером убийства из ревности, вызванной подозрением в измене, может служить следующий случай судебной практики.

«Ростовским областным судом А. был осужден за убийство своей сожительницы Б., которая призналась ему в том, что встречалась также с Ш.» В таких случаях, правда, редко, пострадавшим может оказаться соперник или соперница лица, виновного в убийстве. «…По приговору Кемеровского областного суда был осужден К., который, подозревая сожительницу Л. в близких отношениях со своим товарищем, убил его на почве ревности».1

Сложность в вопросе решения дел об убийствах из ревности в том, что ревность при убийстве почти всегда содержит элемент злобы, порождающей месть. Наказание, конечно же, назначается по этой же статье, но и при этом нельзя исключать необходимость установления действительного мотива убийства. Во всех указанных случаях ревность выступает как низменное эгоистическое чувство, не смягчающее убийство.

В некоторых случаях убийство из ревности может быть признано совершенным в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного циничными действиями со стороны другого лица, например, измена этого лица в присутствии виновного в убийстве (ст.107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта»).

Убийство из ревности следует отличать от убийства из хулиганских побуждений, когда ревность выступает лишь поводом для убийства. Потерпевшие в данном случае зачастую вообще не дают поводов для ревности. Наоборот, убийца своим поведением может создавать совершенно невыносимые условия жизни потерпевшему лицу, а затем убивает это лицо. При определенных условиях как убийство из хулиганских побуждений может расцениваться и убийство на почве нежелания потерпевшего лица поощрять ухаживания со стороны лиц виновного. В подобных ситуациях следует выяснить, какой из мотивов выступил доминирующим.

 

2.2.3. Убийство из мести

 

Убийство из мести квалифицируется по ч.1 ст.105 УК РФ, если эта месть возникает на почве личных неприязненных отношений между виновным и потерпевшим. Оно возможно в связи с различными поступками потерпевшего, совершенными непосредственно перед преступлением или же когда-то в прошлом.

Месть определяют, как «… намеренное причинение зла за причиненное зло, обиду и т.п.», причем с точки зрения субъекта преступления. Объективно же действия пострадавшего могут быть нейтральными. Поэтому месть – это чувство, которое возникает на почве межличностного конфликта, когда лицо отвергает возможности его разрешения путем переговоров или обращения к арбитражу для разрешения противоречий, а предпочитает насильственное преступление. Чаще всего убийства из мести совершаются тогда, когда месть возникает в результате оскорблений в ссоре и нанесения побоев. «Ставропольский суд осудил Б. за убийство из мести соседа по квартире С., который оскорбил его жену, пообещав «навести в квартире порядок». По другому делу Г. был осужден за убийство Ю., с которым он накануне дрался, причем Ю. ударил его палкой по голове. Верховный суд Республики Коми признал убийство совершенным из мести».1 «Верховным судом Республики Татарстан 22 апреля 1997 года Хайруллин приговорен по ч.1 ст.105 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет. Он признан виновным в умышленном убийстве Хисматуллина на почве мести. Хисматуллин 15 января 1997 года в ссоре ударил Хайруллина в грудь и при этом нецензурно оскорблял. Утром 16 января 1997 года Хайруллин, будучи в нетрезвом состоянии, убил Хисматуллина топором, мстя за оскорбления».1

Поводом для мести и убийства по этому мотиву могут служить правомерные действия потерпевшего, направленные на то, чтобы защитить себя от виновного(например, обращение за помощью в милицию), недостойное поведение члена семьи, злоупотребляющего алкоголем или наркотическими средствами и создающего невыносимые условия для совместного проживания, совершение потерпевшим преступления. Так, Тверским областным судом были осуждены К. и Д. за убийство из мести подростка Н., который украл у спавшего К. часы.

Если же предлогом к совершению преступления выступает какой-либо малозначительный поступок потерпевшего, содеянное с учетом иных обстоятельств может рассматриваться как убийство из хулиганских побуждений. В каждом таком случае необходимо выяснить, действительно ли был повод для мести или же виновный ссылается на данное обстоятельство лишь для того, чтобы добиться для себя более благоприятной квалификации преступления.

 

2.2.4. Убийство при мнимой обороне

 

Убийство при мнимой обороне в ряде случаев подлежит квалификации по ч.1 ст.105 УК РФ2.

 

2.2.5. Убийство из сострадания

 

Это убийство также признается «простым» – оно совершается из чувства сострадания к безнадежному больному потерпевшему либо совершенное по его воле. Этот вид убийства встречается не только при наличии перечисленных условий, но и в других случаях, когда в действиях виновного отсутствуют отягчающие обстоятельства.

Таким образом, понятие убийства, исторически сформировалось в человеческой правовой культуре как понятие не правового действия посягательства на чужую жизнь совершаемое индивидом или группой лиц. Необходимым результатом квалификации деяния как убийства, я считаю, является наступление смерти потерпевшего.

Обобщая изложенное в настоящей работе можно сделать следующие выводы: под убийством в законодательстве РФ на текущий момент понимается предусмотренное Особенной частью Уголовного коде кодекскса, умышленное деяние,посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть, когда объектом посягательства является только жизнь человека.

Объектом убийства является жизнь другого человека. Но, поскольку, было бы неверно сводить понятие жизни лишь к биологическому процессу, так как человек прежде всего член общества и его жизнь неотделима от общественных отношений, объектом преступного посягательства при убийстве являются и жизнь человека, и общественные отношения, возникающие в связи с охраной его жизни».

Объективная сторона убийства состоит в лишении жизни другого человека. Она включает в себя: 1) противоправное деяние, в виде действия или бездействия, 2) общественно опасные последствия (смерть потерпевшего), 3) причинно-следственную связь между деянием и последствиями. А так же место, время, способ, орудия и всю обстановку совершения преступления.

Субъект убийства общий. Это означает, что признаки субъекта убийства, определяющие способность нести уголовную ответственность, являются общими и обязательными для всех составов преступлений — достижение установленного уголовным законом возраста и вменяемость. Применительно к убийству, возрастом, по достижении которого наступает уголовная ответственность за содеянное, является четырнадцатилетние.

Что касается субъективной стороны, то она включает в себя вину мотив и цель и представляет собой психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Форма вины в таком составе как убийство может быть только умышленной. Согласно ч. 1 ст. 25 УК РФ, умысел разделяется на прямой и косвенный. Часть 2 этой статьи предусматривает, что «преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления».

Статья 105 УК состоит из двух частей и включает в себя два вида умышленного убийства: ч. 1 этой статьи предусматривает ответственность за умышленное убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств (простое убийство), а ч. 2 ст. 105 предусматривает ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах.

По смыслу закона ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за такое умышленное убийство, в котором отсутствуют отягчающие обстоятельства, перечисленные в ч. 2 ст. 105 УК, а также и смягчающие, указанные в ст. 106, 107, 108 УК. При этом закон не указывает, к каким конкретным видам убийств может быть применена ч. 1 ст. 105 УК. Поэтому для того, чтобы правильно квалифицировать убийство, необходимо убедиться в том, что ни одного из признаков, указанных в ч., 2 ст. 105, ст. 106, 107, 108 УК РФ в данном убийстве нет.

Следовательно, по степени общественной опасности этот вид убийства занимает как бы промежуточное положение между умышленным убийством при отягчающих обстоятельствах и убийством со смягчающими обстоятельствами.

Судебная практика относит к простому убийству такие его виды, как убийство из ревности, мести, возникшей на почве личных отношений; убийство в ссоре или драке и некоторые другие. Указанные обстоятельства могут дать основание для квалификации убийства как простого только при отсутствии смягчающих или отягчающих обстоятельств. Если, например, при убийстве в ссоре или драке имело место проявление хулиганских побуждений либо особой жестокости, то виновный в этом случае подлежит ответственности за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (п. «д», «и» ч: 2 ст. 105 УК).

 

Список использованной литературы

 

  1. Конституция РФ. М., 2000.
  2. Уголовный кодекс РФ. М., 2000.
  3. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.
  4. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1999.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996.
  6. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / А.В. Арендаренко, М.Н. Афанасьев и др. М.,1997.
  7. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации/Отв.ред. В.М. Лебедев.–М.:Юрайт, 2003.
  8. Абельцев С. Мотивация особо тяжких преступлений против личности // Российская юстиция. 1998. № 11. С. 29 — 30.
  9. Асланов Р.М. Уголовное законодательство РФ: со сравнительным анализом статей УК РФ (1996 года) и УК РСФСР (1960 года). СПб., 1996.
  10. Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству.–М.: Юридическая литература, 1977.
  11. Бородин С.В. Квалификация преступлений против жизни. М., 1977.
  12. Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999.
  13. Бородин В.С.. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 2000.
  14. Дмитриев Ю.А., Шленева Е.В. Право человека в Российской Федерации на осуществление эвтаназии // Государство и право. 2000. № 11. С.52 -59.
  15. Загородников Н.И. Преступления против жизни. М., 1961
  16. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960.
  17. Краткий анализ состояния преступности в России в 1999 году // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 62.
  18. Ожегов С.И. Словарь русского языка.-М.: Русский язык, 1990.
  19. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 105 УК РФ// Законность. 1999. № 3
  20. Наумов А.В. Российское уголовное право.: Общая часть.– М.: НОРМА-ИНФРА-М. 2000.
  21. Работа судов общей юрисдикции в 1999 году // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 55 — 57.
  22. Работа районных судов общей юрисдикции в первом полугодии 2000 года // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 54 — 57.
  23. Работа судов общей юрисдикции в первом полугодии 2000 года // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 75 — 77.
  24. Советский энциклопедический словарь.–М.: Советская энциклопедия. 1984
  25. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996.
  26. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1999.
  27. Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1999.
  28. Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселова.–М.: Норма, 2001. С.78– 79.
  29. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 1998.
  30. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 1998.
  31. Уголовное право российской Федерации: Особенная часть/Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова.–М.: Олимп-АСТ, 1997
  32. Черненко Т.Г. Квалификация преступления. Кемерово, 1998.
  33. Бюллетень ВС РФ. 1998. №3.
  34. Бюллетень ВС РФ. 1998. №4.
  35. Бюллетень ВС РФ. 1999. №6
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00042 sec

WordPress: 23.59MB | MySQL:122 | 1,832sec