Убийство при отягчающих обстоятельствах как уголовное преступление

<

043014 0128 1 Убийство при отягчающих обстоятельствах как уголовное преступлениеВ соответствии с Конституцией РФ, в которой личность и ее права поставлены на первое место среди человеческих ценностей, Особенная часть УК РФ начинается с преступлений, посягающих на личность.

Преступления против личности – это группа предусмотренных разделом VII УК РФ общественно опасных деяний, направленных против основных личных прав граждан. Родовым объектом всех преступлений, входящих в этот раздел, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности. В зависимости от видового (группового) объекта преступления против личности делятся на главы, одной из которых является глава 16 «Преступления против жизни и здоровья».

Видовым (или групповым) объектом преступлений, предусмотренных данной главой, являются такие неотъемлемые блага личности как жизнь и здоровье.

По непосредственному объекту эти посягательства подразделяются на преступления против жизни и преступления против здоровья.

В свою очередь, к посягательствам на жизнь УК РФ относит: а) убийство (ст. 105 – 108 УК РФ); б) причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ); в) доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ).

Понятие «убийство» неразрывно связано с выявлением начала жизни человека и окончания его жизни, а также признаков, которые характеризуют эти явления. Это фактические и юридические предпосылки для признания деяния преступлением против жизни.

Первой среди фактических предпосылок является установление того, что посягательство совершено на человека, который начал свою жизнь. Вопрос о начале жизни человека в доктрине российского уголовного права вызывает споры.

Второй фактической предпосылкой является установление момента окончания жизни человека и наступления смерти, после чего защита жизни человека лишена смысла, она уже объективно не существует.

По преобладающему в настоящее время и основанному на данных современной медицины выводу концом жизни человека признается наступление биологической смерти, когда вслед за остановкой сердца наступают необратимые процессы распада клеток коры головного мозга.1 До начала этих процессов смерть человека называют клинической, которая наступает с момента остановки сердца.

Кора головного мозга при обычных условиях безвозвратно гибнет через 5 –7 минут после прекращения работы сердца. Согласно ст. 9 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22.12.1992 г. в редакции Федерального Закона от 24.05.2000 г. «заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга)».1

Следующей фактической предпосылкой, характеризующей преступления против жизни, является установление наступления насильственной смерти человека в результате действий другого лица.

Помимо фактических предпосылок для признания деяния преступлением против жизни необходимы и юридические предпосылки и в их числе противоправность и виновность.

Дело в том, что насильственная смерть может носить и правомерный характер (например, приведение в исполнение приговора к смертной казни).

Чтобы исключить отнесение к преступлениям против жизни правомерное лишение жизни и случайное причинение смерти, совершаемые при отсутствии вины, необходимо при выяснении понятия этих преступлений указать на виновное лишение жизни.

В ч. 1 ст. 105 УК РФ 1996 года в отличие от УК РСФСР 1960 года, где понятие убийства вообще не раскрывалось, дано определение понятия убийства, которое существенно уточняет понятие этого преступления: убийством признается «умышленное причинение смерти другому человеку».

Непосредственным объектом преступлений против жизни, в том числе и убийства, является жизнь человека.

Объективная сторона убийства выражается в лишении жизни другого человека. Для наличия оконченного преступления необходимо установить деяние, направленное на лишение жизни, последствие – смерть другого человека и причинную связь между ними.

Таким образом, объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе2.

Убийство может быть совершенно путем как действия, так и бездействия.

Жизнь как объект преступления не подлежит качественной или количественной оценке. Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь — важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его «социальная значимость». Уголовное законодательство Российской Федерации не допускает лишения жизни и безнадежно больного человека даже при наличии его согласия или просьбы (эвтаназия). Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте» и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства. Усиление ответственности за убийство отдельных категорий лиц в специальных нормах связано не с повышенной ценностью жизни потерпевшего, а с наличием одновременно другого объекта посягательства или дополнительных последствий, отягчающих вину.

Установление способа действия как признака объективной стороны убийства имеет серьезное значение для его квалификации. При совершении некоторых убийств способ является квалифицирующим обстоятельством. Установление особой жестокости при убийстве или совершение его общеопасным способом влечет его квалификацию соответственно по п. «д» и «е» ч.2 ст.105 УК РФ и исключает применение другой статьи Кодекса.

Смерть при убийстве может наступать немедленно после совершения деяния или по истечении определенного времени. Основанием для вменения в вину последствия является наличие причинной связи между наступившей смертью и действием (бездействием) субъекта.

К характеристике объективной стороны относится и конкретная обстановка совершения убийства.

Обстоятельством, снижающим степень общественной опасности убийства, в ст. 106 УК РФ и в ст. 108 УК РФ выступает обстановка совершения преступления.

Определяя объективную сторону убийства, в большинстве случаев необходимо установить время и место совершения преступления.

Убийство – преступление с материальным составом.

С объективной стороны убийство как типичное преступление с материальным составом представляет собой единство трех элементов1: 1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и на ступившей смертью потерпевшего.

Субъективная сторона преступлений против жизни характеризуется как правило, умышленной виной. Единственное неосторожное преступление – это деяние, предусмотренное ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности».

Итак, субъективную сторону убийства составляют признаки, характеризующие психическое отношение виновного к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего. Убийство относится к числу преступлений, которые могут быть совершены только умышленно как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Обязательное условие ответственности за убийство — наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего.

Для убийства типична прямая (непосредственная) причинная связь. Например, выстрел в потерпевшего влечет за собой его смерть. Значительно сложнее бывает установить причинную связь, когда она носит непрямой, опосредованный характер. Причинная связь при убийстве может быть опосредована: 1) действием автоматических устройств (часовой механизм, различные замедлители при взрыве); 2) ожидаемыми действиями потерпевшего, которые могут быть как правомерными (например, вскрытие адресатом посылки, содержащей взрывное устройство, либо приведение в действие двигателя заминированной автомашины потерпевшего), так и неправомерными (например, сознательное оставление в салоне автомобиля бутылки с отравленной водкой в расчете на то, что угонщик ее выпьет); 3) действием малолетнего или психически больного, не осознающих характера содеянного; 4) действием природных сил (например, оставление на морозе избитого до потери сознания потерпевшего); 5) действием третьих лиц (например, запоздалое или неквалифицированное оказание медицинской помощи потерпевшему). Определяющим для установления причинной связи является вывод о том, что смертельный результат — необходимое последствие действия (бездействия) виновного в конкретных условиях места и времени.

Деление причинных связей на прямые и опосредованные имеет практический смысл, поскольку свидетельствует о разном уровне воздействия виновного на преступный результат. Отсюда следует и деление способов преступления на сильно управляемые и слабо управляемые. Степень воздействия виновного на преступный результат нужно иметь в виду, когда решается вопрос о форме вины, о содержании и направленности умысла, о покушении на убийство, о сознании мучительного характера способа убийства или его опасности для жизни многих людей и т.д.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. УК в традициях российского законодательства не устанавливает никаких «критических сроков» наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство. Действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если они по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, не привели к этому результату, квалифицируются как покушение на убийство.

В число обстоятельств, характеризующих субъективную сторону убийства, могут входить также такие признаки как мотив, цель и эмоциональное состояние виновного в момент совершения преступления. Это факультативные признаки субъективной стороны убийства.

Мотив действия лица, виновного в убийстве, – это побудительная причина к совершению данного преступления. Потому при решении вопроса о квалификации убийства мотив не может не учитываться.

От мотива убийства необходимо отличать цель как признак субъективной стороны преступления. Целью является то последствие, к наступлению которого стремится виновный, совершая преступление.

В ст. 107 УК говорится о внезапно возникшем сильном душевном волнении – таком эмоциональном состоянии, которое характеризует субъективную сторону этого преступления. Установление его исключает квалификацию убийства по закону, предусматривающему более строгую ответственность. Вместе с тем установление эмоционального состояния при убийстве, совершенном с превышением пределов необходимой обороны, влечет квалификацию действий виновного по ч.1 ст. 108 УК, а применение ст. 107 УК исключается».1

Субъектом преступления по российскому уголовному праву может быть только физическое вменяемое лицо, достигшее при совершении убийства 14 лет, за исключением убийств, предусмотренных ст. ст. 106 – 108 УК РФ (субъектом этих убийств является лицо, достигшее 16 лет).

Как уже отмечалось, убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку. Причинение смерти по неосторожности теперь в законе не называется убийством, хотя вследствие общности родового и непосредственного объектов это преступление оставлено в главе «Преступления против жизни и здоровья».

Самоубийство и покушение на него не наказуемы.

Не является убийством лишение жизни посягающего при необходимой обороне, если соблюдены условия ее правомерности.

Также не является убийством исполнение приговора суда к смертной казни.

Говоря об убийстве, следует также затронуть проблему эвтаназии, то есть причинение смерти потерпевшему по его просьбе, в частности, применение специального медицинского вмешательства, направленного на прекращение жизни больного, осуществляемого в соответствии с его собственной волей и имеющего целью прекращение страданий.

Сторонники эвтаназии ссылаются на ст. 20 Конституции РФ, которая закрепляет право на жизнь, и «это право предполагает возможность человека самостоятельно распорядиться своей жизнью, в том числе добровольно принять решение о сроках и способах ухода из нее. Полагаем, что можно даже вести речь, что право на жизнь юридически закрепляет и ее пределы, то есть право на самоубийство.

Убийством должно считать так называемую «принудительную» эвтаназию», при которой тяжелобольного пациента, могущего выразить свое к ней отношение, лишают жизни без его согласия.

Итак, только при наличии информированного согласия компетентного пациента эвтаназия приобретает единственно возможную форму существования – добровольную. Эвтаназия, применяемая принудительно, должна считаться преступлением1.

Но российское уголовное право запрещает эвтаназию, то есть эвтаназия считается убийством и подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Я со своей стороны согласна с таким законодательным решением. По моему мнению, и принудительная, и добровольная эвтаназия должны считаться преступлением, так как при отсутствии запрета на эвтаназию может возникнуть большой простор для злоупотребления этим правом. А это недопустимо, потому что жизнь человека является самым важным, неотъемлемым благом личности. И в этой связи должны быть устранены все возможности, использование которых может привести к лишению жизни человека.

Характеристика убийства не будет полной, если не будут четко обозначены виды убийства.

По степени общественной опасности выделяются следующие виды убийства:

1. Основной состав убийства или состав без отягчающих и смягчающих обстоятельств – ч.1 ст. 105 УК РФ.

2. Убийство при отягчающих обстоятельствах или квалифицированный состав убийства – ч. 2 ст. 105 УК РФ.

3. Убийство при смягчающих обстоятельствах или привилегированный состав убийства – ст. 106 – 108 УК РФ.

 

 

 

 

 

 

2. КВАЛИФИКАЦИЯ УБИЙСТВА ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

 

Как было ранее уже отмечено, квалифицированным принято называть убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК. Часть 2 ст. 105 УК называет целый ряд обстоятельств, отягчающих ответственность за убийство.

Многие из признаков ч. 2 ст. 105 УК имелись и в прежнем законодательстве. Поэтому для их характеристики можно пользоваться рекомендациями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 11. Редакция некоторых квалифицирующих признаков уточнена и впервые введено несколько новых обстоятельств.

Классификация убийства разнообразна. Разные авторы приводят различную классификацию.

Лебедев В.М. говорит о том, что «впервые квалифицирующие признаки убийства располагаются в законе (ч. 2 ст. 105 УК) по строгой системе, в зависимости от их связи с определенными элементами состава преступления: признаки, относящиеся к объекту (п. «а», «б», «в», «г»), к объективной стороне (п. «д», «е», «ж»), к субъективной стороне (п. «з», «и», «к», «л», «м») и к субъекту (п. «н»). Эта классификация в известной мере условна, поскольку любой объективный признак находит отражение и в субъективной стороне преступления. Однако указанное расположение имеет практический смысл, поскольку облегчает процесс квалификации конкретного убийства»2.

Он считает, что к объекту относятся следующие отягчающие обстоятельства, характеризующие жертву преступления: а) убийство двух или более лиц; б) убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо с захватом заложника; г) убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

К объективной стороне квалифицированного убийства относятся следующие обстоятельства, характеризующие в первую очередь способ действия: д) убийство, совершенное с особой жестокостью; е) совершенное общеопасным способом; ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному оговору или организованной группой.

К субъективной стороне преступления относятся следующие отягчающие обстоятельства, характеризующие мотивы и цели убийства: из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК); из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК); с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК); по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК); в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст.105УК).

Другие авторы – И.Я Казаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов считают, что классификация должна осуществляться в соответствии с элементами состава преступления выглядит следующим образом1: а) отягчающие обстоятельства, относящиеся к объекту преступления: убийство двух или более лиц; лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека или захватом заложников; убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; б) отягчающее обстоятельство, относящееся к объективной стороне: убийство общеопасным способом; в) отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъективной стороне: из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженные с разбоем, вымогательством или бандитизмом; из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести; с целью использования органов или тканей потерпевшего; г) отягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «д» ч. 2 ст. 105 УК, — убийство, совершенное с особой жестокостью, — одновременно относится как к объективной, так и к субъективной сторонам состава преступления. В связи с этим его следует рассматривать в виде самостоятельной группы в классификации; д) отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъекту преступления: неоднократность; группа; группа лиц по предварительному сговору; организованная группа.

Наличие одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, является обязательным условием для квалификации по данной статье. В деянии лица может быть сразу несколько таких обстоятельств, например, убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, совершенное группой лиц из хулиганских побуждений. В этих случаях необходимо вменять каждое обстоятельство отдельно.

Вместе с тем следует иметь в виду, что некоторые обстоятельства не могут одновременно реально сосуществовать в поведении одного и того же лица. Так, хулиганский мотив убийства не может одновременно сочетаться с мотивом мести за служебную или общественную деятельность потерпевшего или с корыстным мотивом. При установлении конкуренции мотивов необходимо выявить тот, который доминирует и определяет в конкретной ситуации действия виновного.

При этом заметим, что приведенные классификации имеет значение для теоретического анализа, что будет и сделано в данной работе. Поэтому рассмотрим для удобства теоретического исследования в соответствии с их расположением в статье закона с учетом мнения В.М. Лебедева.

 

2. 1. Отягчающие обстоятельства, характеризующие объект убийства и жертву преступления

 

2.1.1. Убийство двух или более лиц

 

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст.105 УК) характеризуется повышенной тяжестью последствий. Аналогичный признак имелся (в прежнем УК, поэтому судебная практика уже выработала определенные критерии его оценки. В отличие от неоднократного убийства убийство двух или более лиц представляет собой единое преступление. Причинение смерти всем потерпевшим происходит либо одновременно либо с незначительным разрывом во времени, если действия виновного охватывались единством намерения.

Этот вид убийства (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) вменяется в тех случаях, когда действия субъекта преступления охватывались единством умысла и совершались, как правило, одновременно. Вместе с тем по данному признаку можно квалифицировать и разновременные убийства. Главным условием такой квалификации является единство умысла, то есть доказанность того, что намерение лишить жизни двух и более лиц возникло до начала или в момент совершения действий виновного. При разновременно убийстве единый умысел на убийство двух и более лиц должен быть только прямым. При одновременном убийстве единство умысла может проявляться в различных вариантах1: а) прямой умысел на убийство двух и более лиц; б) прямой умысел (убийство одного и косвенный — на убийство других лиц; в) косвенный умысел на убийство двух и более лиц — например, при стрельбе в толпе людей из хулиганских побуждений. Виновный не преследовал цели убийства конкретных лиц, но безразлично относился к возможности смерти любого количества лиц ли сознательно допускал наступление данных последствий. Убийством с косвенным умыслом в судебной практике признается лишение жизни нескольких человек при срабатывании автоматического взрывного устройства, установленного в целях защиты садового участка от вторжения посторонних лиц1.

Мотивы одновременного и разновременного убийств двух и более лиц могут совпадать, но могут быть и различными.

В качестве примера первого случая можно назвать совершение лицом ряда убийств по найму, второго — ситуацию, когда виновный лишает жизни свидетеля, либо первое убийство совершается из хулиганских побуждений, а второе — в связи с выполнением потерпевшим общественного долга по задержанию преступника. Если один из мотивов предусмотрен в ч. 2 ст. 105 УК, это должно быть отражено в квалификации.

Способ совершения убийства двух и более лиц не является обязательным признаком п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. Однако, если такое убийство осуществляется общеопасным способом, при наличии опасности лишения жизни других, кроме потерпевших, лиц содеянное следует квалифицировать дополнительно по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК.

Пункт «а» ч. 2 ст. 105 УК вменяется при оконченном убийстве двух и более лиц. Убийство же одного человека и покушение на жизнь другого по единому заранее возникшему умыслу требуют двойной квалификации.

Поскольку преступное намерение убить двух и более лиц не было осуществлено по причинам, не зависящим от воли виновного, то оконченное убийство следует квалифицировать в зависимости от мотива по соответствующей статье Уголовного кодекса (с прямым либо косвенным умыслом), а покушение — по ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 с прямым умыслом на лишение жизни второго потерпевшего.

В тех случаях, когда умысел на убийство другого лица с целью сокрытия ранее совершенного убийства возник после того, как было совершено первое преступление, содеянное в целом не может квалифицироваться как убийство двух лиц. Каждое из совершенных преступлений требует самостоятельной квалификации2.

Пункт «а» ч. 2 ст. 105 не может вменяться в вину, если одно из убийств законодателем отнесено к числу преступлений с привилегированным составом, например, убийство, совершенное в состоянии аффекта, превышения пределов необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых ля задержания лица, совершившего преступление.

 

2.1.2. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга

 

Потерпевшими по данному виду убийства являются две категории лиц: гражданин, осуществляющий служебную деятельность или выполняющий общественный долг, либо его близкие.

Под служебной деятельностью понимаются основанные на коне действия лица, входящие в круг его служебных полномочий, независимо от того, в государственных или иных предприятиях, организациях работает потерпевший. Под выполнением общественного долга, как сказано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 11, понимается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий. Так, практика признает выполнением общественного долга участие в пресечении преступления, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дачу свидетельских показаний и пр2. Незаконная деятельность исключает возможность вменения п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

Выполнение общественного долга означает осуществление гражданином специально возложенных на него общественных обязанностей либо совершение им добровольных действий в интересах общества или отдельных лиц (участие в наведении порядка в общественных местах, пресечение правонарушений, сообщение властным структурам региона или Федерации о готовящемся либо совершенном тяжком преступлении и т. д.).

Квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК возможна за общественно полезную деятельность как в течение определенного времени, так и при разовом выполнении гражданином служебных обязанностей или общественного долга3.

Момент убийства может быть различным. Так, если целью убийства было пресечение законной деятельности потерпевшего, то оно может быть осуществлено до начала либо в момент ее выполнения.

Если целью убийства была месть за уже выполненную служебную обязанность (общественный долг), убийство может быть совершено после совершения потерпевшим его правомерных действий.

Термин «близкие» охватывает широкий круг лиц, включающий не только родственников по восходящей и нисходящей линиям, но и других лиц, близких потерпевшему по каким-либо иным причинам (дружбы, любви, уважения и т. п.). Общим признаком для всех этих лиц является то, что жертвами убийства они становятся из-за связи с лицом, выполняющим служебные обязанности или общественный долг. Лишение их жизни выступает способом воздействия на граждан целью заставить их отказаться от своей деятельности, мести за уже выполненные обязанности либо их пресечения. Пленум Верховного Суда РФ указал в постановлении от 27.01.99 № 1: «К близким потерпевшему лицам наряду с близкими родственниками могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений»1.

С субъективной стороны это преступление может совершаться только с прямым умыслом. Виновный знает, что посягает на жизнь лиц, выполняющих служебные обязанности (общественный долг), или их близких и желает путем лишения жизни воспрепятствовать этой деятельности, пресечь ее ил отомстить за уже выполненный долг (обязанность). Данная цель обусловливает квалификацию по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК для виновного и при ошибке в личности потерпевшего, ибо мота убийства в этом случае им полностью реализуется.

 

2.1.3. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника

 

Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК), — новый квалифицирующий признак, не известный УК РСФСР. В нем объединены два отягчающих обстоятельства: первое характеризует потерпевшего, а второе — как потерпевшего, так и особенность способа действия.

<

Беспомощное состояние потерпевшего означает, что он не может сознавать происходящего с ним вследствие малолетия, глубокого сна, сильного опьянения, обморока и т. д. либо не может оказать сопротивления убийце из-за отсутствия физической возможности сопротивляться (престарелый возраст, тяжкое заболевание и т. д.).

Беспомощное состояние потерпевшего может определяться его возрастом (малолетний, престарелый), состоянием здоровья, увечностью и другими обстоятельствами, не дающими жертве возможности оказать сопротивление преступнику или уклониться от посягательства. Сюда же можно отнести убийство лица, находящегося в состоянии сна или сильной степени опьянения, а также лишившегося сознания по другим причинам. Указание на заведомость означает, что виновный знает о беспомощном состоянии жертвы.

Беспомощность жертвы должна быть заведомой, то есть достоверно известной виновному. Использование убийцей состояния потерпевшего, при котором он не может защитить себя, говорит о его жестокости, отсутствии элементарных нравственных качеств, раскрывающихся в русской пословице: «Лежачего не бьют».

Повышенная опасность этого вида убийства связана с особой заботой о защите каждого человека, не способного в силу любых причин защитить себя или уклониться, от посягательств на свою жизнь. Такое преступление объективно более опасно, поскольку преступнику легче достигнуть преступного результата, когда потерпевший спит, сильно пьян и т.д. Такое преступление более опасно и с субъективной стороны, поскольку знание о том, что жертва находится в беспомощном состоянии (закон не случайно говорит о заведомости), облегчает формировать преступного намерения и даже может играть провоцирующую роль. Преступнику легче решиться на совершение убийства, когда он уверен, что жертва не в состоянии дать ему отпор.

Установление (точнее, восстановление) в законе рассматриваемого квалифицирующего признака вызвало трудности в судебной практике. Особенно много противоречий возникло при оценке убийства спящего, где не удалось достичь единства мнения. В ряде случаев суды квалифицировали такое убийство по п. «в» ч. 2 ст. 105: «Убийство спящего потерпевшего путем нанесения ему трех ударов топором по голове обоснованно квалифицировано по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»1.

Однако в других случаях встречались и противоположные решения со ссылкой на то, что «состояние сна не относится к числу беспомощных», «состояние алкогольного опьянения нельзя расценить как беспомощное состояние», «сон потерпевшего к числу обстоятельств, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, не относится», «сон является жизненно необходимым и физиологически обусловленным состоянием человека».

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 № 1 дал указание о том, что убийством лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, следует считать «умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство»1. И далее дан примерный перечень лиц, находящихся в беспомощном состоянии. К ним, как сказано, «могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее»2. Заметим, что этот перечень нельзя считать исчерпывающим, поэтому нет оснований для вывода, что убийство спящего или находящегося в тяжелой степени опьянения или лишенного сознания под воздействием наркотиков или по другой причине не может квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

Однако судебная практика пошла по другому пути3. Состояние сна судами не признается беспомощным состоянием в силу того, что сон является физиологическим состоянием человека, что нельзя отнести к его беспомощности. Так, Б., приревновав 3. к своей жене, поссорился с ним. Вернувшись вечером в квартиру 3., и, обнаружив 3. спящим, Б. имеющимся у него ножом нанес потерпевшему несколько ударов в область груди. От полученных телесных повреждений, относящихся к категории тяжкого вреда здоровью, потерпевший скончался на месте сонного преступления. При рассмотрении дела в кассационном по п. «в» Верховный Суд РФ исключил из приговора осуждение Б. по п. «в» 2 ст. 105 У К, поскольку сон является жизненно необходимым физиологически обусловленным состоянием человека4; М. с целью завладения имуществом П. во время распития спиртных напитков подлил в спиртное клофелин. П. находился в полусонном состоянии, когда М. накинул ему на шею ремень и задушил его.

Судебная коллегия исключая из приговора осуждение М. по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК, указала, что доведение потерпевшего до опьянения с добавлением в спиртное клофелина явилось способом убийства, а не нахождения потерпевшего в беспомощном состоянии5.

Беспомощное состояние потерпевшего относится к числу оценочных признаков. Чем бы ни было обусловлено беспомощное состояние, оно должно быть предметом оценки суда. Это касается, в частности, возраста. Ни малолетний, ни преклонный возраст сами по себе не исключают, что терпевший может оказаться отнюдь не беспомощным, если он, к примеру, хорошо вооружен и умело обращается с оружием, к тому же преклонный возраст в отличие от малолетнего не имеет четкой границы.

Сложным для практики оказался и вопрос о квалификации причинения смерти лицу, оказавшемуся в беспомощном состоянии в результате действий виновного1. По смыслу закона лицо должно находиться в беспомощном состоянии до нападения на него. Если же потерпевший был приведен в беспомощное состояние виновным в процессе реализации умысла на убийство (путем причинения ранений, связывания, завлечения в уединенное место и т.п.), то п. «в» ч. 2 ст. 105 УК не должен применяться.

Следующим отягчающее обстоятельство, которое впервые названо в п. «в» ч. 2 ст. 105 и включено в закон в связи с распространившимися в последнее время случаями захвата заложников и похищения людей является похищение человека либо захват заложника. По существу эти лица также находятся в беспомощном состоянии. Отличительным признаком является лишь то, что в первом случае потерпевший беспомощен объективно помимо воли и усилий виновного. Это состояние только используется им при убийстве. Во втором — виновный сам лишает жертву свободы выбора действий, похищая ее или захватывая в качестве заложника. Однако под убийством, сопряженным с похищением человека либо с захватом заложника, следует понимать не только убийство самого похищенного или заложника, но и других лиц (например, препятствующих похищению либо пытающихся освободить заложника). Здесь наблюдается реальная совокупность двух самостоятельных преступлений, в связи с чем действия субъекта преступления необходимо квалифицировать по ст. 126 УК (похищение человека) либо ст. 206 УК (захват заложника) и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

По смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 105 УК наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищаемому или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с осуществлением похищения человека либо захватом заложника.

 

2.1. 4. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности

 

Повышенная опасность убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), обусловлена тем, что, убивая беременную женщину, виновный уничтожает и плод как зародыш будущей жизни. Заведомая осведомленность убийцы о беременности женщины, которую он намеревается лишить жизни, означает, что он заранее бесспорно, несомненно знал о беременности потерпевшей. Осведомленность виновного может базироваться на собственном визуальном наблюдении (при большом сроке беременности), на ознакомлении с официальным документом, выданным соответствующим лечебным учреждением, либо вытекать из сообщения самой потерпевшей. Во всяком случае, это должны быть объективные и достоверные сведения. Предположения, вероятностные суждения об указанных обстоятельствах исключают возможность вменения п. «г» ч. 2 ст. 105 УК.

Мотивы убийства могут быть различными, даже и теми, которые не признаются в законе отягчающими (например, ревность, бытовая месть). Квалификация по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК обусловлена посягательством на особо важный объект уголовно-правовой охраны — жизнь беременной женщины и развитие плода1. Действие лица в условиях фактической ошибки (считал, что лишает жизни беременную женщину, а она таковой не была) в правовой литературе вызывает споры. При решении этого вопроса следует исходить из основных положений теории уголовного права, в частности, о влиянии ошибки на ответственность виновного, согласно которым совершение преступления при ошибочном предположении лица о наличии квалифицирующих преступление обстоятельств следует рассматривать как покушение на совершение квалифицированного преступления. Действия виновного нужно квалифицировать в соответствии с направленностью умысла по ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 105 УК. Такое решение вопроса соответствует принципу субъективного вменения, на позициях которого стоит уголовное законодательство России.

Иной должна быть квалификация при ошибке в личности потерпевшей (вместо беременной женщины по ошибке убивают другую, не находящуюся в таком состоянии). По общему правилу ошибка в личности при убийстве не меняет квалификации виновного, так как страдает объект — жизнь. Однако учетом особенностей объекта по п. «г» ч. 2 ст. 105. УК (жизнь не только матери, но и ее будущего ребенка) здесь имеет мест идеальная совокупность, которую в данном случае образуй однородные составы — названный специфический объект жизнь постороннего пострадавшего. При такой ситуации виновный должен отвечать по ст. 30 и п. «г» ч. 2 ст. 105 УК за покушение на жизнь беременной женщины и ч. 1 ст. 105 УК. Одним действием он выполняет два самостоятельных однородных преступления.

 

2.2. Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективную сторону квалифицированного убийства

 

2.2.1. Убийство, совершенное с особой жестокостью

 

Умышленное противоправное лишение жизни человека независимо от мотива или способа его совершения — всегда жестокость. Но степень жестокости может быть разной. Закон выделяет в качестве квалифицирующего обстоятельства убийства проявление исключительной безжалостности, садизма, циничного попрания убийцей норм нравственности. Эти характеристики деяния и личности убийцы названы в п. «д» ч. 2 ст. 105 УК особой жестокостью.

Судебная практика указывает на три обстоятельства, которые объективно могут свидетельствовать о наличии особой жестокости. К ним относится, в частности, способ убийства, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых физических страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. п.).

Признак особой жестокости наличествует и в случаях проявления садизма, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой. Особая жестокость может проявиться и в том, что виновный после нанесения жертве ранения умышленно препятствует оказанию помощи потерпевшему, который в конечном счете умирает от большой потери крови, испытывая особые страдания. Наконец, особой жестокостью считается осознанное причинение моральных страданий близким потерпевшему лицам, в присутствии которых совершается убийство.

Особая жестокость — понятие правовое. Установление ее вносится к компетенции следственных органов и суда, которые руководствуются при этом нормами морали, нравственности, принятыми в цивилизованном обществе. Верховный Суд РФ неоднократно давал характеристику признаку особой жестокости, в том числе в постановлении от 27.01.99 № 1. В п. 8 сказано: «При квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении особой жестокости»1. Особая жестокость как квалифицирующий признак не тождественна имевшемуся в прежнем законодательстве признаку убийства «способом, особо мучительным для убитого» (п. «в» ч. 1 ст. 136 УК РСФСР). Однако особая жестокость, как более широкое понятие, включает этот признак.

Роль судебно-медицинской экспертизы по таким делам стоит в даче заключения о причинах наступления смерти, о количестве и локализации ранений, наличии особых повреждений, характере и времени их нанесения, если речь идет о глумлении над жертвой. Заключение экспертов суд оценивает наряду с другими доказательствами по Делу. Вывод суда о возможности отнесения конкретного убийства к особо жестокому дается на основании изучения всех объективных и субъективных признаков состава преступления.

Очень важно глубоко проанализировать субъективное сношение убийцы к избранному им особо жестокому способу совершения преступления. Так, расчленение трупа потерпевшего не может быть отнесено к убийству с особой жестокостью, если у виновного отсутствовал умысел на глумление над жертвой и целью его действий было лишь сокрытие следов преступления.

Глумление над трупом при отсутствии других данных, свидетельствующих о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 УК и по ст. 244 УК, предусматривающей, в частности, ответственность за надругательство над телами умерших.

Отметим, что вменение п. «д» ч. 2 ст. 105 УК возможно только при доказанности умысла на особую жестокость. Виновный сознает, что лишает жизни потерпевшего особо жестоким способом, и желает именно так расправиться со своей жертвой либо сознательно допускает это. Мотивы при этом могут быть различными: корысть, месть, злоба, ревность и т. п. Они не меняют квалификации, так как п. «д» ч. 2 ст. 105 УК учитывает лишь способ убийства. Лишь в двух случаях с учетом специфических мотивов особо жестокий способ убийства исключает квалификацию по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК — это убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения и с превышением пределов необходимой обороны либо с превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Предпочтение при квалификации здесь отдается привилегированным составам (ст. 107 или ст. 108 УК).

Необходимость доказывания умысла на особую жестокость убийства возникает в тех случаях, когда оно происходит на глазах у близких потерпевшему лиц. Виновный может и не ставить специальной цели причинения им страданий, но, убивая жертву в присутствии близких, сознает неизбежность из причинения, в связи с чем волевой момент умысла определяется как желание совершить преступление именно таким способом.

При вменении п. «д» ч. 2 ст. 105 УК по признаку причинения особых нравственных страданий надо иметь в виду, что практика указывает только на близких потерпевшему лиц — родственников. Присутствие при убийстве посторонних лиц, в частности, чужих детей, не должно рассматриваться как отягчающее обстоятельство.

С таким категорическим суждением вряд ли можно согласиться полностью. Мне кажется, что вполне возможна ситуация, когда преступник по мотивам, например, ревности на глазах у девушки, которая отвергла его сексуальные домогательства, убивает ее жениха (любовника) с целью причинить ей страдания. Отметим, что решение подобных дел должно связываться с конкретными обстоятельствами по уголовному делу. Вероятно, следовало бы и в этом случае, так же как в п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, значительно расширить понятие лиц, близких потерпевшему.

Здесь решающее значение будет иметь направленность умысла убийцы. Если он сознает, что своими действиями причиняет нравственные страдания лицам, присутствующим при убийстве, и желает этого по любым мотивам (хулиганство, садистские наклонности, месть и т. д.), то его действия надо квалифицировать по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК.

 

2.2.2. Убийство, совершенное общеопасным способом

 

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК),— аналогичный вид убийства в прежнем законодательстве определялся как «убийство способом, опасным для жизни многих людей» (п. «д» ст. 102 УК РСФСР). Новая формулировка представляется более широкой.

Для такой квалификации убийства необходимо установить, что виновный сознательно избрал способ причинения смерти, который представлял реальную опасность для жизни других, кроме намеченной жертвы, лиц. Такими способами традиционно признаются взрыв, поджог, обвал, затопление. Однако в судебной практике в абсолютном большинстве случаев способ, опасный для жизни многих людей, связывается с применением огнестрельного оружия. В этих случаях для квалификации действий по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК особенно важно учитывать не только поражающие свойства оружия, но и конкретную обстановку совершения преступления, а также содержание умысла виновного1.

Необходимо установить, сознавал ли виновный опасность для окружающих избранного им способа убийства конкретного лица.

Особенно важно учитывать названные обстоятельства в случае применения при убийстве охотничьих ружей, заряженных дробью. Вопрос о возможности квалификации по п. «е» ст. 105 УК должен решаться после проведения баллистической (трассологической) экспертизы, дающей ответ на вопрос о площади рассеивания дроби, и выяснения субъективного отношения виновного к избранному им способу убийства, в частности, сознанию опасности этого способа для других, кроме потерпевшего, лиц. Для вменения п. «е» ч. 2 ст. 105 УК не имеет значения, наступили вредные последствия для других яиц или нет. Важно доказать, что существовала реальная опасность их причинения. В случае же причинения вреда здоровью других лиц действия виновного надлежит квалифицировать помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение аренда жизни или здоровью.

Так, если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, содеянное следует квалифицировать помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК еще и по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, а в случае причинения вреда здоровью другим лицам — по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью1.

При анализе субъективной стороны следует выяснить отношение виновного как к факту смерти потерпевшего, так и к факту создания реальной угрозы для жизни неопределенного круга лиц. Убийство способом, опасным для жизни других людей, может иметь место в двух случаях: а) когда виновный, желая лишить жизни одного человека (прямой умысел), совершает действия, создающие опасность для жизни неопределенного числа людей (косвенный умысел); б) когда виновный, не имея цели убийства конкретного лица, совершает действия, создающие опасность для жизни многих людей, и в результате причиняет смерть одному человеку (косвенный умысел). В любом случае общеопасный способ предполагает, что, кроме одного, могли пострадать и другие лица. Одним из орудий убийства общеопасным способом может быть автомашина. При этом субъект преступления, маскируя истинные цели и мотивы совершаемых действий, заявляя что не справился с управлением и совершил наезд на потер певших по неосторожности. Глубокий анализ обстановки совершения преступления, выяснение взаимоотношений между потерпевшим и виновным до момента наезда, установление истинных мотивов деятельности позволяют разграничить составы преступлений, предусмотренные п. «е» ч. 2 ст. 105 и ст. 264 УК.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве» убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом, сопряженным с уничтожением или повреждением чужого имущества либо лесов, насаждений, необходимо квалифицировать по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК и ч. 2 ст. 167 либо ч. 2 ст. 261 УК2.

 

2.2.3. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой

 

Для квалификации убийства по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК следует обратиться к понятию группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы (ст. 35 УК). В п. «н» ст. 102 УК РСФСР говорилось только об убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Формулировка в законе данного отягчающего обстоятельства базируется на понятии видов соучастия, данном в ст. 35 УК. Вменение п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК возможно в том случае, когда по делу установлены признаки, обязательные для названных видов соучастия.

Количественный признак для всех названных в п. «ж» ч. 21 ст. 105 УК групп — два и более лиц, признанных субъектами преступления1.

Качественные признаки: все лица, входящие в понятия «группа», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа», должны быть соисполнителями убийства. Каждый из них, находясь на месте совершения преступления, должен полностью или частично выполнять объективную сторону убийства, желая либо сознательно допуская наступление смерти потерпевшего. Технически их действия могут быть различными. Один, допустим, держит потерпевшего, не давая ему возможности сопротивляться, а другие наносят удары в жизненно важные органы с целью лишения потерпевшего жизни. Умысел всей группы должен быть определенным, четко представляемым.

Вместе с тем в отдельных случаях возможен неконкретизированный умысел. Это может быть при групповом избиении потерпевшего, когда сознанием каждого из соисполнителей охватывались предвидение в числе различных возможных последствий и смерть потерпевшего, наступления которой каждый соисполнитель желал либо безразлично относился к возможности ее наступления. Судить об истинных намерениях каждого из виновных следует по активному нанесению ударов терпевшему, избранным для этой цели орудиям, локализации ранений и другим объективным признакам.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда к исполнителю, начавшему выполнять объективную сторону убийства, без сговора присоединяются другие лица, и вместе, согласованно завершают выполнение преступления.

Между действиями каждого из соисполнителей и наступившим общим для всех последствием — смертью потерпевшего — должна быть установлена причинная связь.

Лица, не выполняющие объективную сторону убийства, но способствующие совершению преступления путем предоставления информации, орудий (оружия), устранением препятствий, обещанием скрыть преступника, привлекаются к уголовной ответственности как пособники в убийстве со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК2. Соисполнительство не исключает распределения ролей между участниками. Важно установить, что при единстве умысла, места и времени действия каждый из них выполняет либо полностью объективную сторону убийства, либо какой-нибудь ее элемент1.

«Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на лишение жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены.каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишая его возможности защищаться, а другой причинял ему смертельные повреждения»2 (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 1). Из приведенного следует, что всякое другое участие в убийстве, не выражающееся в применении насилия, не образует соисполнительства (например, передача убийце в момент преступления ножа или веревки).

Предварительным сговор будет в том случае, когда он был достигнут до начала выполнения объективной стороны убийства. Содержание сговора — совместное совершение преступления.

Убийство, совершенное организованной группой, означает совершение преступления устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Признак устойчивости предполагает, как правило, намерение соучастников совершить не одно, а несколько преступлений (например, заказных убийств). Вместе с тем группа соисполнителей может быть признана устойчивой и тогда, когда ими задумано совершение одного убийства, но это убийство тщательно готовится: распределяются роли, группа оснащается техникой или оружием, уточняется место жительства, распорядок дня жертвы и т. д.

Организатор такой группы, участвующий затем в убийстве в качестве соисполнителя, несёт ответственность наряду с другими исполнителями по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК. В остальных случаях его действия должны быть квалифицированы со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК.

 

2.3. Обстоятельства, характеризующие субъективную сторону преступления

 

2.3.1. Убийство, совершенное из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное « разбоем, вымогательством или бандитизмом

 

Имевшийся ранее квалифицирующий признак убийства «из корыстных побуждений» конкретизирован путем указания на убийство то найму» и добавления слов «а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом». Все виды убийств, сосредоточенные в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, объединяются наличием у виновного корыстных побуждений. Лишь при бандитизме мотив может иметь и другую направленность.

Корыстным следует считать убийство, совершенное в целях незаконного получения материальной выгоды для виновного или других лиц, в материальном обеспечении которых ой почему-либо заинтересован (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и т. п.), или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.). В п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 1 сказано: «Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК»1.

Для квалификации убийства как корыстного не имеет значения, получена ли фактически материальная выгода. Важно установить наличие именно корыстных побуждений в момент совершения преступления2. Корыстный мотив учитывается, если он возник до убийства, а не после него. Поскольку квалифицирующим является именно корыстный мотив, фактического извлечения материальной выгоды не требуется3.

Сказанное не означает, что при корыстном убийстве категорически исключаются иные мотивы. В этом преступлении, как и в других, вполне может проявиться конкуренция либо сочетание различных мотивов (бытовой мести, злобы, зависти и т. п.). Однако в этом случае среди мотивов, вызывающих у лица решимость совершить преступление, следует различать основные (главные), придающие конкретную направленность действиям субъекта, и неглавные (дополнительные). Определив соотношение всех мотивов, можно установить тот из них, который решающим образом воздействовал на волю субъекта преступления, и в соответствии с этим выяснить целевую направленность его деятельности. В тех случаях, когда поведение лица обусловливается сразу несколькими мотивами, каждый из которых имеет самостоятельную правовую оценку, все они должны учитываться при квалификации деяния. В частности, из мотивов убийства при отягчающих обстоятельствах с корыстными могут сочетаться и требовать самостоятельной квалификации такие, как особая жестокость, желание скрыть другое преступление или облегчить его совершение и др.

Убийство считается корыстным, если этот мотив возник у преступника до начала выполнения объективной стороны убийства. Если убийство совершено по другим мотивам, а затем виновный по внезапно возникшему умыслу завладеет имуществом потерпевшего, возможность вменения убийства из корыстных побуждений исключается. Мотив, как известно, должен предшествовать, вызывать преступление, а не следовать за ним.

Имея один общий мотив, корыстные убийства различаются между собой по цели, то есть тому мысленному результату, к достижению которого стремится преступник. В зависимости от этого и следует делить все корыстные убийства на три вида: а) с целью завладеть имуществом или правом на него; б) с целью освобождения от обязанностей имущественного характера (уплаты долга, алиментов, несения иных расходов, удерживаемых с лица как на законном основании, так и в ситуациях, законом не регулируемых: например, с целью избавиться от уплаты долга, образовавшегося в результате азартных игр, участия в кражах и т. д.); в) убийство за вознаграждение, по найму. Этот последний вид убийств в настоящее время значительно вырос количественно и в социальной жизни получил название «заказное убийство».

Его отличительной чертой и обязательным признаком является соучастие в убийстве с распределением между соучастниками юридических ролей. «Заказчик» выступает в качестве подстрекателя либо организатора убийства, исполнителем является лицо, реализующее его замысел за определенное вознаграждение.

Наемный убийца, лишающий жизни человека, который ему ничего плохого не сделал и, довольно часто, вообще не был знаком, по степени общественной опасности не уступает подстрекателю, действовавшему по мотивам мести, «клановых разборок» в преступных группировках и т. п. Вполне обоснованно мотив его деятельности – корысть – считается обстоятельством, отягчающим ответственностью

Организатор или подстрекатель заказного убийства в соответствии с теорией соучастия должен отвечать за соучастие в корыстном убийстве, несмотря на то, что его личные побуждения расправиться с потерпевшим ничего общего с корыстью не имели. Спектр их мотивов лишения жизни потерпевшего может быть весьма широким — от политических до сугубо криминальных. Организатор или подстрекатель может действовать и под влиянием бытовой мести, ревности, зависти, клановых конфликтов, но в связи с тем, что он внушил исполнителю убийства корыстные побуждения (за вознаграждение, по найму), его действия следует квалифицировать по ч. 4 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК как подстрекательство к корыстному убийству.

Иной будет квалификация действий организатора убийства по найму, если он создает преступное сообщество (организацию) исключительно для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, в число которых входят и заказные убийства. Ему следует вменять ст. 210 УК за организацию преступного сообщества и за все убийства, совершаемые без его непосредственного участия членами созданного им объединения, без ссылки на ч. 3 ст. 33 УК. Здесь важно лишь доказать, что совершение убийств охватывалось его умыслом. Он давал, например, прямые указания на лишение жизни конкретных лиц либо сознательно допускал возможность убийства похищенных потерпевших, заложников и других лиц в процессе совершения тяжких и особо тяжких преступлений членами его группы.

Убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством, бандитизмом, понимается как совершение виновным двух самостоятельных преступлений: разбоя и убийства; вымогательства и убийства; бандитизма и убийства.

Два последних преступления резко отличаются от убийства и потому затруднений при квалификации вызвать не могут — действия виновного должны квалифицироваться по совокупности преступлений.

Убийство же, сопряженное с разбоем, и корыстное убийство в «чистом виде» не имеют четких разграничительных признаков, в связи с чем судебной практике известны ошибки в квалификаций таких деяний.

Разграничение между корыстным убийством и убийством, сопряженным с разбоем, надо проводить по объективной и субъективной сторонам состава преступления. С объективной стороны критериями разграничения следует считать способ, место и время совершения убийства. С субъективной стороны— мотив и цель.

Взятые в совокупности, названные признаки позволяют разграничить анализируемые виды преступлений. Так, для квалификации убийства, сопряженного с разбоем, необходимо, чтобы обязательно было нападение (способ). Цель убийства — завладение имуществом, находящимся при потерпевшем, либо удержание только что изъятого имущества. Мотив — корысть, то есть желание получить материальную выгоду от завладения имуществом потерпевшего в момент нападения или сразу после смерти потерпевшего.

Корыстное убийство «в чистом виде» по способу обычно не связано с нападением. Оно может осуществиться, например, путем дачи отравляющего вещества либо вообще путем бездействия (лишение пищи, питья парализованного или по другим причинам беспомощного человека). Хотя, в принципе, нападение тоже не исключается полностью.

Кроме того, корыстное убийство может преследовать цель завладения имущественными правами, что исключено при разбое. Если же целью убийства выступает, как и при разбое, завладение имуществом, то желаемый момент достижения этой цели переносится на значительно отстоящий по времени от убийства период времени. Например, завладение личными вещами, квартирой убитого родственника через какой-то промежуток времени.

Таким образом, критериями разграничения убийства по чисто корыстным побуждениям и убийства, сопряженного с разбоем, следует считать способ совершения преступления, цель, желаемый момент достижения цели. Взятые в совокупности, эти критерии позволят достаточно точно квалифицировать действия виновного. Так, нападение с целью завладения имуществом, находившимся при потерпевшем, соединенное с умышленным убийством, которое облегчает совершение преступления, представляет реальную совокупность двух самостоятельных преступлений и должно квалифицироваться по ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Разграничивая корыстное убийство в «чистом виде» и умышленное лишение жизни при разбойном нападении, следует обратить внимание на содержание умысла виновного по отношению к смерти потерпевшего. При разбойном нападении умысел может быть как прямым, так и косвенным, заранее обдуманным или внезапно возникшим. Субъективная сторона убийства из корыстных побуждений, мне кажется, характеризуется только прямым умыслом. Убийство рассматривается субъектом преступления как единственный способ достижения цели завладения имуществом, имущественными правами, либо освобождения от несения обязанностей материального характера.

 

2.3.2. Убийство из хулиганских побуждений

 

Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. Ю5 УК) по-прежнему относится к числу распространенных. По п. «и» ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Нередко это преступление совершается без повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства. В судебной практике признано, что таковым считается убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение1 (см. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99 № 1). Это самая общая характеристика хулиганских побуждений. По своему содержанию они представляют сложный мотив, в котором переплетаются и безграничный, разнузданный эгоизм, и искаженные представления о границах личной свободы, и культ грубой силы, и стремление «испытать себя», и вспышка безотчетной злобы. Такая мотивация присуща хулиганству1. Но при совершении убийства из хулиганских побуждений к этому присоединяется и пренебрежительное отношение к человеческой жизни вообще, безотносительно к личности потерпевшего.

Будучи тесно связанными с хулиганскими действиями, вменение которых в соответствии со ст. 213 УК требует обязательного признака публичности, хулиганские мотивы при умышленном убийстве могут проявляться и при отсутствии этого признака (например, убийство потерпевшего ночью, в безлюдном месте либо в результате стрельбы по освещенным окнам дома и т. п.)2.

Типичным для убийства из хулиганских побуждении является то, что оно совершается обычно без повода или с использованием незначительного повода в качестве предлога для лишения жизни (например, убийство прохожего за то, что не дал прикурить, сделал замечание и т.п.).

Верховный Суд РФ признал правильной квалификацию как совершенного из хулиганских побуждений убийства отцом своего 11-летнего на в ответ на замечание по поводу неумеренного употребления спиртного3.

Хулиганские мотивы существенно отличаются от корыстных и иных побуждений кажущейся неопределенностью, нечеткостью. Достаточно часто убийцы-хулиганы на вопросы о причине совершения преступления дают неопределенные ответы: не помню, так как был пьян; ни за что; просто так и т. п. Отсюда возникают суждения, что такое убийство — безмотивное деяние Убийство без повода иногда ошибочно называют «безмотивным».

Ошибочность подобных суждений очевидна, так как любая осознанная и целенаправленная человеческая деятельность (в том числе и преступная) всегда мотивирована. Другое дело, что истинные мотивы иногда сознательно вуалируются преступниками либо установление их представляет сложность по объективным причинам (потерпевший убит, а преступник намеренно скрывает мотивы убийства). Выяснение истинных мотивов возможно при тщательном анализе обстоятельств совершения преступления и личности преступника. По делам этой категории изучение личности особенно важно, так как ее характерные свойства могут объяснить и мотивы поведения.

Однако в тех случаях, когда мотив по обстоятельствам па не удается установить, убийство (при отсутствии других квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК1.

Криминологические исследования убийств из хулиганских побуждений позволяют выделить типичные нравственно-психологические свойства личности преступника, которые способствуют формированию мотива убийства. Этой категории убийц больше, чем какой-либо иной, присущ эгоцентризм, при котором собственные желания преступников рассматриваются как единственно значимые для выбора поведения. Кроме того, у них наблюдается неуважение к людям, убежденность в допустимости насилия для разрешения конфликтов, агрессивность, несдержанность в речах и поступках, низкий уровень общего развития. Психологи отмечают также, что у данной категории лиц чаще, чем у других, наблюдается неуравновешенность в поведении, озлобленность, повышенная эмоциональная возбудимость. Довольно часты такие отклонения в психике, как истерия, психопатия, особенно резко проявляющиеся на фоне алкоголизации.

Названные свойства личности сами по себе не служат причиной убийств из хулиганских побуждений, но они, как правило, выступают в роли стимуляторов, облегчая и усиливая реализацию мотива.

Анализ судебной практики показывает, что следствие и суд при квалификации убийств из хулиганских побуждений допускают в основном три вида ошибок: а) смешивают хулиганские мотивы с личными неприязненными побуждениями, в связи с чем завышают либо занижают общественную опасность действий преступника; б) считают хулиганскими так называемые безмотивные убийства; в) относят к хулиганским побуждениям мотивы убийства, совершенного в ссоре, драке, в состоянии опьянения.

Личные неприязненные отношения как повод для убийства чаще всего возникают между знакомыми людьми, и в этом случае для правильной квалификации требуется глубокое изучение взаимоотношений между, субъектом преступления и потерпевшим.

Необходимо тщательно изучить причину возникновения конфликта непосредственно перед совершением преступления, и особенно в тех случаях, когда в убийстве, предположительно называемом хулиганским, усматриваются моменты бытовой мести, злобы, ревности. Как правило, названные мотивы характерны для ч. 1 ст. 105 УК (убийство без отягчающих обстоятельств), независимо от места совершения преступления. Однако они могут выступать и как составные элементы хули ганских побуждений, поводом для проявления эгоцентрических свойств личности преступника. Дело в том, что хулиганству больше, чем другим преступлениям, свойственна конкуренция мотивов, среди которых могут быть и чисто бытовые. Если в процессе расследования (судебного разбирательства) установлено, что ведущим мотивом среди многих составляющих был хулиганский, убийство надо квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Возможность конкуренции названных мотивов особенно необходимо иметь в виду при расследовании дел о так называемых квартирных хулиганах, которые в состоянии опьянения терроризируют свою семью и совершают убийства членов семьи без видимого повода с их стороны либо по незначительному поводу.

Убийство, совершенное из мести, ревности и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от места его совершения, не должно считаться хулиганским.

Безмотивным убийство иногда признается лишь вследствие того, что сам преступник не может объяснить причину противоправного деяния. Чаще всего такая ситуация возникает тогда, когда виновный находился в состоянии сильного алкогольного опьянения и «запамятовал» события, предшествовавшие преступлению. И хотя хулиганство и сопряженное с ним убийство в 98% случаев совершаются лицами в нетрезвом состоянии, им нельзя механически вменять п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Факт пребывания преступника в состоянии опьянения сам по себе не может служить доказательством хулиганского мотива убийства.

Явная немотивированность, нелогичность действий преступника должны послужить поводом для углубленного изучения его психического состояния в момент совершения убийства, ибо то, что обыкновенно выглядит как хулиганство, может при углубленном анализе оказаться расстройством психики.

Термин «безмотивное убийство» можно употреблять только в тех случаях, когда убийца признан невменяемым. Во всех других ситуациях квалификации действий по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК надо доказывать наличие именно хулиганского мотива, помня при этом, что хулиганское и безмотивное убийства не синонимы.

Убийство, совершенное в ссоре, драке, может быть квалифицировано как по ч. 1 ст. 105, так и по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК, в зависимости от обстоятельств возникновения конфликта и установления направленности умысла виновного. Нельзя игнорировать возможность вменения при такой ситуации и других преступлений против жизни и здоровья.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре или драке следует выяснить ее инициатора, в частности, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры, драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

Убийству из хулиганских побуждений нередко предшествуют хулиганские действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу. Реальная совокупность двух разнородных составов преступлений соответственно требует и правовой оценки каждого из совершенных деяний (ст. 213 и п. «и» ч. 2 ст. 105 УК).

Убийство из хулиганских побуждений может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом (например, неприцельная стрельба в толпе, повлекшая смерть одного или нескольких лиц). Определенные трудности в квалификации вызывает разграничение покушения на убийство из хулиганских побуждений с применением оружия (ст. 30 и п. «и» ч. 2 ст. 105 УК) и ч. 3 ст. 213 УК, предусматривающей ответственность за хулиганские действия, совершенные с применением оружия, а также других предметов, используемых в качестве оружия. Разграничение проводится по субъективной стороне состава преступления, а именно по направленности юла.

Покушением на убийство следует считать действия, совершенные с прямым умыслом именно на лишение жизни. Применение же оружия и других предметов в процессе хулиганских действий, создающих реальную угрозу жизни и здоровью окружающих, должно быть квалифицировано только по ч. 3 ст. 213 УК. Волевой момент умысла виновного характеризуется желанием нарушить общественный порядок, используя при этом оружие либо иные предметы.

 

2.3.3. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера

 

В п. «к» ч. 2 ст. 105 УК предусмотрена ответственность за два самостоятельных квалифицированных вида убийств: а) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение; б) сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Повышенная опасность убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение обусловлена прежде всего поставленной целью. Поэтому для вменения данного квалифицирующего признака не имеет значения, была ли достигнута поставленная цель. Не имеет значения также, какой характер носило это другое преступление, к какой категории оно относилось. Если виновный идет на причинение смерти человеку, чтобы скрыть преступление небольшой тяжести, опасность такого убийства не снижается. Это относится и к редким случаям убийства в целях сокрытия мнимого преступления, когда виновный ошибочно полагает, что ему грозит уголовная ответственность а действия, которые в действительности преступлением не являются1.

Ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК устанавливается не за факт сокрытия, а за убийство с целью сокрытия ранее совершенного любого другого преступления. Необходимо досказать, что виновный преследовал эту цель, то есть действовал с прямым умыслом по отношению к лишению жизни потерпевшего, независимо от того, могло ли убийство оказать помощь в сокрытии преступления или облегчении его совершения. Отсутствие прямого умысла, который охватывал бы эти обстоятельства, исключает возможность квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

Таким может быть убийство потерпевшего или единственного свидетеля с уничтожением доказательств обвинения, если следственные органы еще не знают, кто преступник, либо не успели изъять документы и другие вещественные доказательства. Убийство свидетеля, который уже дал показания, уличающие субъекта в совершении преступления, должно быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК как убийство по мотивам мести лицу, выполнившему свой общественный долг. Для квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК не имеет значения, какое именно по характеру общественной опасности преступление намеревался скрыть виновный путем убийства. Субъектом преступления может быть лицо, которое скрыв преступление, совершенное ранее им самим, либо лицо, которое не было исполнителем первого преступления. В последнем случае квалификацию действий виновного можно представить в нескольких вариантах2.

Если лицо заранее, то есть до окончания преступления, обещает преступнику скрыть совершаемое тем деяние путем убийства и затем, выполняя обещание, совершает убийство оно несет ответственность по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и за пособничество в первом преступлении (ч. 5 ст. 33 УК и соответствующая статья Особенной части Уголовного кодекса). Заранее не обещанное убийство после совершения преступления другим лицом должно быть квалифицировано только по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления наиболее часто встречается при разбойном нападении. Не имеет значения, сам ли убийца является исполнителем другого преступления, или он выступает в качестве физического пособника исполнителя. Не имеет, также значения; было ли фактически, довершено то преступление, ради которого был убит потерпевший. В тех случаях, когда оно было совершено самим убийцей, он должен отвечать за оба преступления.

Под убийством, сопряжённым с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать1: а) убийство в процессе изнасилования (либо третьего лица с целью (облегчить совершение изнасилования, либо с косвенным умыслом самой потерпевшей в процессе преодоления ее сопротивления); б) убийство с целью скрыть совершенное изнасилование; в) убийство из мести за оказанное при изнасиловании сопротивление (как в случае оконченного изнасилования, так и в случае, когда изнасилование не удалось довести до конца); г) убийство, совершенное при таких же обстоятельствах, но сопряженное с мужеложством, лесбиянством или иными действиями сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения (ст. 132 УК). Также должны оцениваться случаи убийства, сопряженные с последующим удовлетворением сексуальных потребностей в отношении трупа (некрофилия), если субъект будет признан вменяемым.

Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, совершается как с прямым, так и с косвенным умыслом и охватывает случаи умышленного лишения жизни в процессе совершения названных действий либо по окончании с целью скрыть их, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное при изнасиловании (действиях сексуального характера) сопротивление. Потерпевшими при этом виде убийства могут быть не только жертва насилия, но и другие лица, которые пытались предотвратить преступление либо оказать помощь в изобличении виновного.

Субъектом может быть как исполнитель преступления, предусмотренного ст. 131 и ст. 132 УК, так и другие лица (члены группы, содействовавшие совершению преступлений путем умышленного лишения жизни потерпевшей или лиц, защищавших ее, соучастники этих преступлений либо лица, прикосновенные к данному преступлению). В зависимости от конкретизации субъекта и установления мотива и цели убийства квалификация может быть дана в нескольких вариантах:

а) убийство в процессе изнасилования (совершения насильственных действий сексуального характера) любым соисполнителем названных преступлений влечет ответственность два самостоятельных действия: убийство (п. «к» ч. 2 ст. 105 К) и изнасилование (совершение насильственных действий сексуального характера), повлекшее тяжкие последствия (п. «б» ч. 3 ст. 131 либо п. «б» ч. 3 ст. 132 УК);

б) убийство насильником потерпевшей с разрывом во времени по мотивам мести или из желания скрыть ранее совершенное преступление влечет квалификацию по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и по той части ст. 131 или ст. 132 УК, которая предусматривает ответственность за конкретные действия виновного. Пункты «б» ч. 3 ст. 131 или ст. 132 УК не вменяются потому, то убийство не явилось последствием изнасилования или насильственных действий сексуального характера. Оно хоть и сопряжено с указанными преступлениями, но совершено по другим мотивам и по вновь возникшему умыслу через какой-то промежуток времени после первого преступления;

в) если субъектом убийства выступает соучастник (например, пособник) изнасилования (совершения действий сексуального характера), то его действия нужно квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК, а также ч. 5 ст. 33 и ст. 131 (или 132) УК.

 

2.3. 4. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести

 

Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК) объединяют в обновленной редакции два отягчающих обстоятельства, ранее предусмотренные в п. «к», «м» ст. 102 УК РСФСР. В отличие от п. «м» ст. 102 УК РСФСР новая редакция данного квалифицирующего признака (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК) говорит об убийстве не «на почве», а именно по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. Поэтому для применения п. «л» ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить соответствующий мотив. Мотив может быть обусловлен ненавистью к потерпевшему как к представителю определенной национальности, расы или религии либо может служить проявлением шовинистического мировоззрения, ксенофобии или религиозной нетерпимости, когда ненависть или вражда распространяются на лиц всех иных национальностей или всех иных иноверцев. Названный мотив может быть единственным, но может сочетаться и с другими мотивами, например местью за какие-либо действия потерпевшего.

Повышенная опасность этого вида убийства обусловлена тем, что оно посягает не только на жизнь человека, но и на гарантированное ст. 19 Конституции1 равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его национальной, расовой или религиозной принадлежности.

Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды, сами по себе содержат состав преступления и влекут ответственность по ст. 282 УК1.

Данный вид убийства совершается с прямым умыслом, в котором проявляется ненависть либо вражда к лицам «чужого племени», и целью убийства является физическое уничтожение таких людей именно потому, что они — другой национальности, расы, религии.

По направленности умысла и мотиву убийство, предусмотренное п. «л» ч. 2 ст. 105 УК, отличается от убийства из хулиганских побуждений, при котором потерпевший — лицо иной национальности, чем убийца — может быть подвергнут оскорблениям с употреблением кличек, присвоенных на блатной жаргоне лицам той или иной национальности. В этом виде убийства отсутствует национальная вражда или ненависть. Умысел направлен на нарушение общественного порядка, бытовое унижение или оскорбление потерпевшего.

Способы убийства по указанным в п. «л» ч. 2 ст. 105 УК мотивам могут быть самыми различными: от одиночного убийства до геноцида (ст. 357 УК). Они должны влиять на квалификацию преступлений и индивидуализацию наказания.

Кровная месть, существующая как древний обычай у отдельных народов Кавказа, другим этническим группам народов России не свойственна. Суть ее сводится к обязанности членов одного рода мстить за обиды (убийства) членам другого рода. Убийства по мотивам кровной мести Могут осуществляться на протяжении десятков и сотен лет. Первоначальный конфликт может быть забыт потомками враждующих родов, но обязанность мстить передается из поколения в поколение, порождая новые убийства.

Для вменения п. «л» ч. 2 ст. 105 УК по этому признаку необходимо доказать, во-первых, что виновный принадлежит к той этнической группе населения, которая исповедует данный обычай. Во-вторых, мотивом убийства должна быть именно кровная месть. Место и время совершения убийства значения не имеют.

Выяснение всех названных обстоятельств позволит отграничить данное преступление от убийства по мотивам бытовой’ мести, совершаемого так называемыми «кровниками», то есть лицами, объявившими себя родственниками по причине «обмена кровью». Такого рода «кровники» чаще всего встречаются среди лиц, совместно отбывающих наказание в местах лишения свободы. Убийство из мести за обиду (убийство) такого «кровника», при отсутствии других квалифицирующих признаков из ч. 2 ст. 105 УК, должно влечь ответственность по ч. 1 ст. 105 УК.

 

2.3.5. Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего

 

Расширение возможностей медицины в сфере трансплантации органов или тканей человека вызвало необходимость правового регулирования этой деятельности. Статья 47 Основ законодательства России об охране здоровья граждан указывает, что изъятие органов и тканей человека, для трансплантации допускается в соответствии с законодательством России. Органы и ткани человека не могут быть предметом купли, продажи и коммерческих сделок.

Убийство с целью использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК) — новый квалифицирующий признак, не известный ранее действовавшему законодательству. Введение этого признака обосновывается тем, что благодаря успехам медицины в области трансплантации органов и тканей человека появился соблазн к изъятию их ценой жизни потерпевшего.

Умышленное лишение жизни человека с целью использования его органов и тканей для прямой пересадки другому лицу, в чьей судьбе заинтересован виновный, либо их продажи образует квалифицированный состав убийства1. Если убийство осуществлялось особо жестоким способом или изъятые органы (ткани) предназначены для последующей продажи (корыстная цель), возможно дополнительное вменение соответствующих пунктов ч. 2 ст. 105 УК.

Данное убийство может быть совершено только с прямым умыслом. В качестве обязательного признака выступает цель — использование органов или тканей потерпевшего. Умысел виновного направляется на лишение жизни донора, чтобы изъять для себя или других лиц его органы и ткани.

Мотивом убийства может быть корысть, профессиональный эксперимент по внедрению новой методики трансплантации органов, не подпадающий под признаки оправданного профессионального риска (ст. 41 УК), и другие.

 

2.3.6. Убийство, совершенное неоднократно

 

Убийство, совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК), является отягчающим обстоятельством, которое относится к субъекту энного преступления. Формулировка этого пункта отличается от формулировки п. «и» ст. 102 У К РСФСР, где говорилось о совершении преступления «лицом, ранее совершившим умышленное убийство», т.е. имелась в виду как повторность, так и рецидив.

Понятие неоднократности убийства базируется на аналогичном понятии любого преступления, данном в ст. 16 УК. Неоднократность убийства как разновидность множественности преступлений может быть образована двумя и более тождественными (совпадающими по всем юридическим признакам основного состава) либо однородными (совпадающими между собой по объекту, субъективной стороне, но различающимися по способу, обстоятельствам его совершения) преступлениями2.

Примером тождественной неоднократности является совершение одним лицом двух и более убийств, подпадающих под признаки одной, и той же статьи (например, ст. 106 УК) либо одной и той же части статьи (ч. 1 ст. 105 УК).

Неоднократность предусмотрена в виде отягчающего обстоятельства убийства в п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Повышенную общественную опасность представляют неоднократно совершаемые как тождественные, так и однородные убийства, в связи с чем они наказываются значительно суровее, чем единичное убийство.

Каждое из убийств, входящих в понятие неоднократности, может совершаться как с прямым, так и с косвенным: умыслом, быть оконченным преступлением или покушением на убийство, может совершаться одним исполнителем либо вместе с соучастниками.

Главным отличительным признаком является то, что каждое из убийств совершается по вновь возникающему умыслу. При этом мотив каждого из убийств может быть одним и тем же (например, хулиганские побуждения), а может быть и различным (например, одного потерпевшего виновный лишает жизни по хулиганским мотивам, а второго по вновь возникшему умыслу — с целью завладения имуществом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК). По этому признаку (новому умыслу) пункт «н» отличается от п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, где умысел возникает одновременно (сразу) на убийство двух и более лиц, а реализуется одновременно или разновременно.

Признак неоднократности может вменяться независимо от наличия судимости за первое деяние. Если виновный был судим за убийство, то надо, чтобы судимость не была погашена. Кроме того, следует иметь в виду, что убийство в состоянии аффекта (ст. 107 УК) или совершенное с превышением пределов (мер) — ст. 108 УК — не образует неоднократности с убийством, предусмотренным в ст. 105 УК.

Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, то это первое его деяние подлежит самостоятельной квалификации с учетом мотивов и других признаков из ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК, а последнее —в зависимости от того, окончено оно или нет — следует квалифицировать по п. «н» ч. 2 ст. 105 либо по ст. 30 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК.

При совершении виновным двух покушений на убийство при отягчающих обстоятельствах, за которые он не был осужден, содеянное в целом должно быть квалифицировано по ст. 30 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по соответствующим пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство.

Убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК, должно квалифицироваться раздельно по всем этим пунктам. Наказание же назначается с учетом совокупности нескольких отягчающих обстоятельств.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. М., 2000.
  2. Уголовный кодекс РФ. М., 2000.
  3. О трансплантации органов и (или) тканей человека: Закон РФ от 22 декабря 1992 года в ред. Фед. закона от 24 мая 2000 г. // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. № 2. Ст. 62; Собрание законодательства РФ. 2000. № 26. Ст. 2738.
  4. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996.
  6. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996.
  7. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / А.В. Арендаренко, М.Н. Афанасьев и др. М.,1997.
  8. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации/Отв.ред. В.М. Лебедев.–М.:Юрайт, 2003.
  9. Абельцев С. Мотивация особо тяжких преступлений против личности // Российская юстиция. 1998. № 11. С. 29 — 30.
  10. Асланов Р.М. Уголовное законодательство РФ: со сравнительным анализом статей УК РФ (1996 года) и УК РСФСР (1960 года). СПб., 1996.
  11. Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999.
  12. Дмитриев Ю.А., Шленева Е.В. Право человека в Российской Федерации на осуществление эвтаназии // Государство и право. 2000. № 11. С.52 -59.
  13. Краткий анализ состояния преступности в России в 1999 году // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 62.
  14. Работа судов общей юрисдикции в 1999 году // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 55 — 57.
  15. Работа районных судов общей юрисдикции в первом полугодии 2000 года // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 54 — 57.
  16. Работа судов общей юрисдикции в первом полугодии 2000 года // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 75 — 77.
  17. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1996.
  18. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1999.
  19. Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. М., 1999.
  20. Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселова.–М.: Норма, 2001. С.78– 79.
  21. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 1998.
  22. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 1998.
  23. Бюллетень ВС РФ. 1993 № 5.
  24. Бюллетень ВС РФ. 1994. № 1.
  25. Бюллетень ВС РФ. 1994. № 10.
  26. Бюллетень ВС РФ. 1995. №11.
  27. Бюллетень ВС РФ. 1996. № 10.
  28. Бюллетень ВС РФ. 1997. №4.
  29. Бюллетень ВС РФ. 1997. №10.
  30. Бюллетень ВС РФ. 1997. №12
  31. Определение Верховного Суда РФ № 58-000-42.
  32. Определение Верховного Суда РФ № 59-000-16.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.07MB/0.00035 sec

WordPress: 24.49MB | MySQL:124 | 1,917sec