Уголовная ответственность за массовые беспорядки

<

041114 1531 1 Уголовная ответственность за массовые беспорядки

1 КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 212 УК РФ

Прежде всего, материальный подход к оценке общественной опасности массовых беспорядков, как и любого преступления, должен обеспечиваться в условиях законности не столько судом или иным правоприменительным органом, но, главным образом, и в основном, самим законодателем. Именно законодатель, формулируя норму, должен указывать, в чем заключается общественно-опасный характер деяния. В задачу же суда, по общему правилу, должна входить лишь оценка фактически наступивших последствий применительно к тем масштабам и пределам, которые указаны в законе». Сказанное ни в коей мере не означает, что судебные органы должны механически выполнять указания законодателя. Даже при формально-определенной конструкции состава преступления в распоряжении суда остается достаточный простор для оценки ситуации1

В числе конкретных действий, которые характеризуют массовые беспорядки, закон (ст. 212 УК РФ2) дает исчерпывающий их перечень.

Рассматриваемое преступление в УК РФ помещено в IX разделе ст. 212 «Преступления против общественной безопасности».

Объективная сторона состава преступления, предусматривающего ответственность за массовые беспорядки, проявляется в форме преступной деятельности, а именно:

  1. В организации массовых беспорядков (ч.1 ст. 212 УК РФ);
  2. В участии в массовых беспорядках (ч.2 ст. 212 УК РФ);
  3. В призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти, массовым беспорядкам, насилию над гражданами (ч.3 ст. 212 УК РФ).

    Из приведенного перечня противоправных действий видно, что массовые беспорядки представляют собой сложный состав преступления, так как в него входят несколько самостоятельных составов преступления.

    С целью выделения повышенной общественной опасности законодатель включил в диспозицию нормы «организацию массовых беспорядков» как своеобразную самостоятельную деятельность. В законе этот термин не раскрывается.

    Учитывая опасность организаторской преступной деятельности, в УК РФ1 предусмотрена ответственность за организацию массовых беспорядков, что отражено в конструкции уголовно-правовой нормы.

    Массовые беспорядки совершаются в форме соисполнительства, поэтому отсутствует столь значимое при квалификации действий разделение ролей на исполнителей, подстрекателей, пособников, организаторов. При квалификации действий всех соисполнителей нет необходимости ссылки на ст. 34 УК. Это обусловлено тем, что в самой диспозиции нормы законодатель оговорил, что преступление совершается участниками указанных выше преступлений, т. е. группой людей.2

    Термин «группа», употребляемый в уголовном кодексе, имеет различное содержание. Совершение преступления группой лиц имеет значение квалифицирующего обстоятельства, и а некоторых других нормах УК группа является необходимым признаком состава преступления.

    Отсутствие группы в этом случае приводит к отсутствию состава преступления.

    В законодательстве отсутствует определение понятия «группа», поэтому оно нашло отражение в теории уголовного права.

    Для определения этого понятия необходимо решить вопрос о соотношении понятий соучастия в смысле ст. 34 УК и так называемого необходимого соучастия. Термином «необходимое соучастие» обозначаются такие случаи совместного совершения преступлений, при которых совместная преступная деятельность нескольких лиц представляется не только возможной формой совершения этих преступлений, но и безусловно необходимой, вытекающей из самой природы преступления. Массовые беспорядки в данном случае относятся к числу таких преступлений, ибо для их бытия необходимо наличие большой группы лиц — толпы.

    Статья 33 УК РФ1 определяет соучастие как умышленное участие двух и более лиц в совершении преступления. На основании этого соучастием необходимо считать все случаи, когда в совершении преступления участвуют несколько лиц.

    Признаки, характерные при соучастии факультативном, характерны и для так называемого необходимого соучастия. Так, массовые беспорядки, являясь преступлением, совершаемым в группе (толпой), всегда предполагают совместность, общность действий соучастников.2

    Организация массовых беспорядков выражается в действиях организатора с целью объединить толпу либо руководить ею для совершения погромов, разрушений, поджогов и других подобных действий, а также действия по руководству уже собравшейся толпой на совершение указанных действий.3

    Способы осуществления организационных действий могут быть самыми разнообразными: обращение к толпе, подача тревожных сигналов, оглашение различных «петиций», листовок, воззваний, содержащих призывы к осуществлению массовых беспорядков или ультимативные требования к руководителям государственных органов власти и управления.

    Под организацией массовых беспорядков понимают также всякого рода организационную деятельность: созыв граждан в толпу тем или иным путем, подстрекательство толпы к погромам, разрушениям и другим подобным действиям путем распространения среди толпы провокационных, клеветнических измышлений: подготовку массовых беспорядков путем сговора с другими лицами о таком выступлении: разработку плана преступных действий участников массовых беспорядков, а также руководство участниками возникших массовых беспорядков соучастников1.

    В юридической литературе обоснованно отмечается, что в состав массовых беспорядков входят и действия, заключающиеся в их подготовке: изготовление и распространение листовок и иных печатных изданий, публичные выступления, призывы, направленные на то, чтобы собрать толпу и склонить ее к совершению погромов, разрушений, поджогов и иных подобных действий. Так, в г.Кувасае на площади перед толпой, вооруженной палками, металлическими прутьями, выступил гражданин А. и бросил клич: «Турки ничего не поняли, их надо проучить!». После этого толпа направилась в сторону компактного проживания турок-месхетинцев, где в ход пошли камни, железные прутья, ножи, взрывпакеты.2

    Такого рода призывы — и это не могут не осознавать их инициаторы воспринимаются частью толпы как побуждение к активным действиям.

    Тем более, что открытый призыв к толпе совершить погромы, поджоги, нападения на органы власти, обращенный с возвышенного места через громкоговорящее устройство (в ту ночь пострадало 58 человек), в данной ситуации был особенно провокационным. Поэтому призывавшие по существу выполняли функции организаторов, хотя не все последующие действия толпы охватываются умыслом этих лиц. Но применительно к конкретно взятой ситуации определенное лицо выполняло функции руководителя, старшего, лидера толпы, Иными словами, осуществляло организаторскую деятельность по подготовке массовых беспорядков.

    Деятельность организатора массовых беспорядков может проявляться:

    1) в предварительной деятельности, когда действия виновного
    непосредственно направлены на подготовку массовых беспорядков,

    2) в непосредственном руководстве толпой при совершении
    массовых беспорядков.

    Судебная и следственная практика выработала определенную позицию и относит к организации массовых беспорядков подготовку и распространение различными способами призывов к совершению действий, указанных в диспозиции ст. 212 УК РФ1 , собрание различными способами толпы, осуществление непосредственного руководства толпой, подстрекательство толпы к совершению погромов и других подобных действий, разработку плана совершения беспорядков, определение времени и места совершения беспорядков, определение объекта посягательства, распределение функций среди участников и т.п.

    Наличие любого из перечисленных действий является достаточным для признания лица организатором массовых беспорядков.

    Таким образом, речь идет о проявлении инициативы в зарождении массовых беспорядков и осуществлении руководства действиями толпы.

    Первые преступления, совершенные в ходе массовых беспорядков, сплачивают толпу и провоцируют ее на участие в уголовных правонарушениях — в том числе лиц, не проявлявших до этого криминогенной активности.

    Среди участников массовых беспорядков имеет место слабо выраженная специализация ролевой деятельности: организаторы порой являются одновременно исполнителями преступных акций. Цели и пути их достижения у организаторов и исполнителей могут не совпадать. Однако, если на начальном этапе массовых беспорядков эти различия проявляются не столь резко, то в последующем указанные несовпадения способствуют выходу исполнителей из-под контроля организаторов и малопредсказуемому развитию ситуации соучастников1.

    Митинги, демонстрации, как правило, имеющие под собой нелегитимную основу, призванные решать «социальные проблемы», тем самым имеют цель концентрации экстремистских сил для совершения беспорядков. Конечно, не любой митинг или демонстрация ведут к беспорядкам. Поэтому необходимо отличать митинги, на которых звучат резкие высказывания, но они носят при всем этом исключительно мирный характер, от таких, где организаторы в качестве средства усиления действенности своих высказываний предлагают насильственные действия, погромы и др., что и может спровоцировать беспорядки2.

    Организатор массовых беспорядков чаще всего выступает в роли подстрекателя. Проявляя инициативу в возникновении массовых беспорядков и направляя их, организатор, безотносительно к своей физической роли в самих совершаемых действиях, становится главным действующим лицом в осуществлении преступления. Данное обстоятельство, характеризующее степень участия лица в преступлении, необходимо учитывать при решении вопроса о признании того или иного лица организатором массовых беспорядков. Данное обстоятельство может быть положено в основу и при установлении степени ответственности организатора,

    Наиболее ярко повышенная общественная опасность деятельности организатора проявляется при совершении массовых беспорядков.

    Как правило, организатора массовых беспорядков знает весьма ограниченный круг лиц, которые, возможно, и не попадают в поле зрения правоохранительных органов, и активных участников. Далее сценарий развивается таким образом, что люди в толпе становятся «взаимоподогреваемыми» и появляется организатор непосредственных преступных действий. То есть, получается как бы разветвленная сеть организаторов, которые, в свою очередь, являются и активными участниками. А организаторы, в собственном смысле этого слова, «выходят» из поля зрения и становятся сторонними наблюдателями, в связи с чем доказать их причастность к событиям становится весьма затруднительно, ибо они не выполняют каких-либо действий, характеризующих объективную сторону преступления.

    В случае выполнения таких действий их инициаторы укрываются активными участниками массовых беспорядков, поскольку среди организаторов немало авторитетов либо в преступном мире, либо в жизни того микрообщества, где эти события разворачиваются. Не исключен вариант наличия среди организаторов «национальных героев».

    Таким образом, как следует из изложенного выше, «организация» массовых беспорядков может состоять из двух действий конкретного субъекта:

    1. Совершения определенной совокупности организационно- подготовительных действий;

    2. «Организация» как конкретная деятельность лица, находящегося в толпе и взявшего на себя руководство ею.

    При изучении роли организатора массовых беспорядков возникает
    проблема отграничения деятельности организатора от других форм
    соучастия, таких как подстрекательство и пособничество. Как следует из
    приведенного выше судебного примера, это обусловлено тем, что
    действия организатора беспорядков часто объективно содержат в себе признаки и активного участия и подстрекательства, и пособничества в совершении погромов и других действий.

    Сложность квалификации организаторской деятельности заключается и в том, что в отдельных случаях она может состоять как из призывов к совершению массовых беспорядков, так и из действий, направленных на предоставление участникам беспорядков всякого рода орудий и средств, облегчающих их совершение.

    Только в результате точного установления признаков организации, пособничества и подстрекательства и их разграничения возможна правильная правовая оценка действий виновных и в соответствии с содеянным назначение наказания.

    Деятельность лиц, призывающих толпу к совершению противоправных действий (если в их действиях нет признаков организаторской деятельности), должна быть квалифицирована как соучастие в массовых беспорядках в форме подстрекательства.

    Те лица, которые непосредственно не участвовали в совершении погромов, разрушений, поджогов и других действий, но своими действиями способствовали их совершению (к примеру : предоставлением транспортных средств, укрытием предметов и орудий преступления. сообщением сведений об объектах посягательства и т. п. )» либо склоняли отдельных граждан к участию в массовых беспорядках, должны признаваться пособниками либо подстрекателями массовых беспорядков. При этом эти лица должны осознавать связь своих действий с массовыми беспорядками.

    При уголовно-правовой оценке фактов непосредственного совершения участниками массовых беспорядков погромов, разрушений, поджогов и других действий необходимо исходить из того, что данная форма преступной деятельности в ходе массовых беспорядков занимает значительное место соучастников1.

    Массовые беспорядки характеризуются совершением насилия, погромов, поджогов, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, оказанием вооруженного сопротивления представителям власти, за

    Насилие представляет собой причинение вреда здоровью различной тяжести, либо побоев и истязаний. Указанные деяния охватываются признаками состава массовых беспорядков (ст. 212 УК РФ2), за исключением умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ), что требует квалификации по совокупности преступлений. Этим составом не охватываются совершенные в ходе массовых беспорядков убийства, изнасилования при особо отягчающих обстоятельствах, посягательства на жизнь работника милиции, бандитизм. При совершении указанных деяний ответственность виновного наступает по совокупности преступлений.

    <

    Если в результате массовых беспорядков были посягательства на национальное или расовое равноправие или воспрепятствования деятельности конституционных органов власти, то ответственность в данном случае наступает тоже по совокупности преступлений.

    Судебная практика относит к массовым беспорядкам и факты насильственного освобождения толпой лиц, находящихся в местах лишения свободы, либо арестованных и содержащихся под стражей в следственных изоляторах.

    Под погромами понимается причинение вреда государственному, общественному, личному имуществу, посягательства на личность.

    Понятие «разрушение» предполагает уничтожение или повреждение имущества, железнодорожных путей, средств связи, транспортных средств т.д. Уничтожение и повреждение имущества предполагает деяние в широком смысле слова: оно вмещает в себя всякое действие, причиняющее порчу или уничтожение имущества. Уничтожение или повреждение может быть совершено в результате массовых беспорядков различными способами:

    а) с применением механических, физических и химических средств;

    б) путем поджога;

    в) путем погрома;

    г) путем затопления и т.д.

    Уничтожение может производится и общеопасным способом (поджог, затопление и т.п.), т.е. таким способом, когда ставится в опасность жизнь и здоровье людей и создается опасность причинения значительного ущерба не только имуществу, но и людям. Необходимо отметить, что общеопасное уничтожение имущества имеет относительно большое распространение по сравнению с другими видами уничтожения и повреждения имущества. Общеопасный способ действия с юридической точки зрения имеет лишь дополнительное значение при квалификации преступления и выступает как отягчающее обстоятельство, но не имеет значения для определения понятия уничтожения и повреждения имущества.

    Предметом уничтожения и повреждения государственного и общественного имущества являются здания, сооружения, постройки, сельскохозяйственные машины, скот, средства связи и другое имущество, а также посевы, урожай, полезащитные, плодово-ягодные и другие насаждения. Предметом уничтожения и повреждения могут быть и памятники культуры, природные объекты, взятые под охрану государства, лесные массивы.

    Предметом уничтожения и повреждения имущества может быть любая вещь, имеющая материальную ценность. В связи с этим встает также вопрос о том, могут ли документы быть предметом уничтожения и повреждения имущества. Документ может быть предметом уничтожения и повреждения имущества не только в том случае, когда он представляет материальную ценность сам по себе, т.е. когда он эквивалентен имуществу. Такими документами являются ценные бумаги на предъявителя (облигации, векселя, акции и т.д.), но также материалы процессуальных документов, уголовные и гражданские дела, архивные материалы.

    Каждое живущее на земле поколение людей своей деятельностью создавало орудия и средства производства, жилища, предметы, рассчитанные на удовлетворение духовных потребностей, и т.п. При их создании люди использовали знания и опыт предшествующих поколений и обогащенные своей деятельностью коллективный опыт и знания передавали очередному поколению.

    Предшествующее поколение свой опыт и знания для себя и для других материализовывали в строениях, сооружениях, каналах, произведениях искусства и литературы, в разработке новой технологии различной деятельности и т.д. Материальные памятники старины как культурные памятники являются важными источниками познания. Велика и неповторима их роль, вот почему памятники культуры подлежат сохранению. Уголовный кодекс РФ1 предусматривает ответственность за умышленное уничтожение, разрушение или порчу памятников культуры либо природных богатств, взятых под охрану государства.

    К памятникам культуры относятся памятники истории — здания, сооружения» памятные места и предметы, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни народа; памятники археологии-городища, курганы, остатки древних поселений, наскальные изображения; памятники градостроительства и архитектуры; памятники искусства и др.

    Уничтожение может быть совершено только путем действия. Содержанием последнего являются уничтожение, разрушение и порча памятников культуры и природных объектов.

    Под уничтожением следует понимать только ликвидацию соответствующих предметов, прекращающих их существование как памятников культуры и природных объектов. Например, соскоблили снятие штукатурки, на которой была уникальная фреска, сожжение реликтовой рощи, переплавка в золотой слиток уникальной вещи, найденной в древнейшем захоронении, истребление исчезающих видов животного и растительного мира.

    Под разрушением понимаются действия, которые памятник культуры или природный объект приводят в такое состояние, при котором он полностью или частично перестает отвечать своему назначению, но может быть восстановлен.

    Под порчей следует понимать повреждение соответствующих памятников, снижающее их историческую, художественную или научную ценность.

    Таким образом, уничтожение и повреждение имущества в результате массового беспорядка является преступлением, посягающим на отношения собственности, но не направленным на обогащение. Общественно опасные последствия данного преступления заключаются в уменьшении наличных фондов государственного имущества по его количеству или стоимости.

    Под поджогами понимаются действия, которые привели к пожарам зданий, жилых строений, имущества, включая автотранспорт, что привело к гибели скота, птицы и т.д. В результате совершенного поджога не имеет значений. — частично или полностью уничтожены объекты пожара. Однако при квалификации такого действия, как поджог, необходимо учесть, не являлся ли поджог способом умышленного лишения человека жизни. В данном случае определяющим является установление умысла виновного.

    Оказание вооруженного сопротивления представителям власти относится к проявлениям массовых беспорядков, а означает это воспрепятствование осуществлению органам власти своих функций путем использования оружия, которое имеют участники массовых беспорядков. При этом оружие понимается в узком смысле слова — как предметы, специально предназначенные для поражения живой цели. На ношение и хранение данного вида оружия требуется специальное разрешение.

    Объективно оказание вооруженного сопротивления представителям власти выражается в угрозах его применения, в выстрелах на поражение, вверх и других манипуляциях, направленных на устрашение представителей власти.

    Под вооруженным сопротивлением власти при массовых беспорядках следует понимать противодействие выполнению представителями власти возложенных на них законом обязанностей или принуждение их к совершению явно незаконных действий путем применения или угрозы применения оружия, а равно других предметов, используемых в качестве оружия.

    Оружие в данном случае понимается в широком смысле. Поскольку признак вооруженности предусмотрен законом при квалификации действий организаторов и участников массовых беспорядков, вооруженных оружием, дополнительное применение статьи о незаконном изготовлении, приобретении, и хранении оружия не требуется.

    Представителями власти являются депутаты, прокуроры, судьи, работники исправительных учреждений, военнослужащие, несущие службу по охране общественного порядка и др.

    Перечисленные лица рассматриваются как представители власти, выполняющие обязанности по охране общественного порядка не только тогда, когда они находятся при исполнении служебных обязанностей и во всех случаях, когда они принимают меры к пресечению действий, нарушающих общественный порядок.

    К представителям общественности в данном случае относятся общественные помощники прокуроров, общественные участковые инспектора милиции и другие лица, находящиеся при исполнении обязанностей по охране общественного порядка.

    Уголовно наказуемым является и то, что оказывается вооруженное сопротивление гражданам, пресекающим начавшиеся массовые беспорядки. Это закономерно, т.к. гражданин, пресекающий данные существование.

    Вооруженное сопротивление означает применение орудий преступления, которые условно можно разделить на четыре группы:

  4. огнестрельное оружие;
  5. холодное оружие;
  6. ножи;
  7. другие предметы, приспособленные для нанесения телесных повреждений.

    Общим для всех этих видов орудий является то, что они предназначены или могут быть использованы (ножи) для поражения живых существ.

    При оказании вооруженного сопротивления представителям власти в результате массовых беспорядков используются и такие орудия, которые были специально приспособлены для нанесения телесных повреждений.

    Следовательно, к орудиям преступления, влияющим на квалификацию преступления участников массовых беспорядков, следует относить не только те, которые перечислены в законе, но и всякие иные; важно, чтобы они были подготовлены, припасены виновным или виновными для использования при совершении массовых беспорядков.

    Применение огнестрельного оружия и других орудий означает умышленное использование поражающих свойств и причинение потерпевшему или потерпевшим телесных повреждений.

    Под попыткой применения названных орудий следует прежде всего понимать действия, направленные непосредственно на причинение при помощи этих

    Представляется важным определение момента окончания преступления, заключающегося в организации массовых беспорядков. Моментом окончания данного преступления является учинение толпой действий, указанных в диспозиции статьи, т.е. насилия, погромов, поджогов, сопротивления представителям власти и т. д.

    Преступная деятельность лиц, направленная на организацию массовых беспорядков, но не реализованная по не зависящим от их воли причинам, должна рассматриваться в зависимости от конкретных обстоятельств как покушение, либо как приготовление.

    Все действия в результате массовых беспорядков, как и в иных преступлениях, невозможны без лиц, их совершающих. Поэтому в число обязательных элементов состава преступления входит субъект преступления. В узком, специальном смысле слова, субъект преступления — лицо, способное нести уголовную ответственность в случае совершения им умышленно или неосторожно общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом.

    Уголовный закон должен воздействовать на поведение людей. Поэтому он связывает уголовную ответственность со способностью человека отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Люди, совершая различные поступки, в том числе и преступления, могут объединять свои усилия и принимать коллективные решения. Однако уголовная ответственность всегда строго персональна. Совершить преступление не могут юридические лица и вообще коллективы, уголовное право не признает их субъектом преступления. Но и в тех случаях, когда преступления совершаются в области отношений, в которых участвуют юридические лица, ответственность несут в персональном порядке люди-представители или члены соответствующих организаций или групп, виновные в преступлении.

    При массовых беспорядках, наряду с прямыми последствиями, охватываемыми умыслом виновного, могут наступить и производные.

    Из всех участников толпы к уголовной ответственности могут быть привлечены лишь лица, указанные в диспозиции статьи уголовного кодекса: организаторы, непосредственные участники совершенных преступлений, а также лица, оказавшие вооруженное сопротивление власти. Другие лица при наличии соответствующих условий могут отвечать за такие преступления, как сопротивление представителям власти, оскорбление их и других граждан и т.п.

    Законодатель в п. 1 ст. 212 УК РФ1 понимает общественную опасность массовых беспорядков, которая заключается в том, что бесчинствующая толпа на время становится хозяином положения, когда органы власти оказываются парализованными и для восстановления нарушенного порядка приходится прибегать к чрезвычайным мерам: мобилизация рабочих на предприятии, усиление нарядов милиции и т. п. Массовые беспорядки могут привести к масштабным разрушениям (вводит уничтожение имущества), повлечь за собой человеческие жертвы (взрывчатые вещества или взрывные устройства). Криминальные действия толпы отличаются как правило агрессивностью, накалом эмоций, поэтому в ч. 1 ст. 212 УК ПФ появляется термин «насилие».

    Объективно преступление выражается:

  8. В организации массовых беспорядков.
  9. В участии в массовых беспорядках.

    3. В призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и массовым беспорядкам, а равно в призывах к насилию над гражданами,

    Организация массовых беспорядков (ч. 1 ст. 212 УК РФ) выражается в действиях организатора по объединению толпы либо руководстве ею для осуществления насилия, погромов, поджогов, уничтожения имущества, применения огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также для оказания вооруженного сопротивления представителям власти.

    Преступление окончено с момента осуществления организационной деятельности и не зависит от последующего наступления (или ненаступления) вредных последствий.

     

    2. квалифицирующие признаки преступление по частЯм 2 и 3 статьи 212 УК РФ

     

    Часть 2 ст. 212 предусматривает участие в массовых беспорядках. Это означает совершение деяний, перечень которых дан в ч. 1 ст. 212 УК РФ1.

    Преступление окончено с момента совершения участником массовых беспорядков вышеуказанных деяний независимо от наступления вредных последствий.

    Часть 3 статьи 212 рассматривает призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно к насилию над гражданами, что означает обращение к толпе с целью воздействия на сознание, волю, эмоции присутствующих, чтобы толкнуть их на совершение указанных деяний.

    Призывы могут быть составной частью организации или руководства массовыми беспорядками. В этом случае деяния виновного квалифицируются по ч. 1 ст. 212 УК РФ.

    Преступление, предусмотренное ч. 3, считается оконченным с момента распространения призывов указанного содержания.

    Субъективная сторона массовых беспорядков характеризуется прямым умыслом действий организатора, участника и лица, осуществляющего призывы, по отношению к наступившим вредным последствиям.

    Мотивы и цели преступления могут быть различными, они не влияют на квалификацию преступления, но учитываются судом при вынесении меры наказания.

    Если массовые беспорядки инспирировании бандой, то деяния виновных квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 и ст. 212 УК РФ.

    Изучение судебной практики по делам о массовых беспорядках и групповых нарушениях общественного порядка показывает, что основные трудности при квалификации данных деяний возникают, прежде всего, в отношении действий организаторов таких эксцессов. Безусловно, здесь надо учитывать и сложность установления, доказывания действий организатора, поскольку они обычно предшествуют массовым беспорядкам и им часто придается видимость реализации законных требований (выражения интересов и «воли нации», справедливого недовольства населения решениями властей и т. п.). Кроме того, действия, направленные на подготовку предметов и орудий преступлений, разработку сценария беспорядков, носят во многом замаскированный, скрытный характер соучастников1.

    Следует заметить, что организаторская деятельность в отдельных случаях может выражаться как в призывах к массовому неподчинению законным требованиям органов власти, так и в предоставлении участникам беспорядков для противоправных посягательств всякого рода орудий и средств, спиртных напитков, наркотиков, денег, продуктов питания,

    Именно от правильного установления и разграничения признаков организации, пособничества и подстрекательства зависит правомерность квалификации действий виновных и назначения им наказания. Лица, призывающие группу людей, толпу к совершению противоправных действий (если не установлено иных признаков их организаторской деятельности), должны привлекаться к уголовной ответственности за соучастие в массовых беспорядках в форме подстрекательства2.

    Лица, непосредственно не участвовавшие в погромах, поджогах и иных подобных действиях, или своими усилиями способствовавшие их совершению (например, предоставлением транспортных средств, оружия, сведений о местонахождении объектов посягательств, укрытием орудий, предметов преступлений и т. п.) либо склонявшие путем угроз, просьб отдельных членов толпы к участию в массовых беспорядках, должны признаваться пособниками или подстрекателями. Конечно, в этих случаях каждое такое лицо должно осознавать связь своих действий с преступными деяниями, совершаемыми участниками беспорядков.

    Правильная квалификация хищения имущества во время массовых беспорядков зависит от определения момента их окончания в уголовно-правовом смысле. Например, ответственность по ст. 212 УК РФ не наступает, если погромы, поджоги, разрушения произведены после окончания указанных эксцессов и рассеивания толпы, а также если совершенные до ее образования действия не явились способом организации массовых беспорядков.

    В отличие от погромов понятие «разрушения» предполагает прежде всего уничтожение либо повреждение имущества, различных объектов общественного и личного пользования.

    Поджоги, совершенные намеренно, с преступным умыслом и вызвавшие пожар строений либо иных материальных ценностей, влекут уголовную ответственность независимо от того, уничтожены они полностью или частично. Важно разграничивать поджог, совершенный в процессе массовых беспорядков, от умышленного лишения жизни человека способом поджога жилища или иного помещения, в котором он находится. Определяющим признаком в таких ситуациях является установление умысла виновного.

    Как свидетельствует правоохранительная практика, противозаконные действия участников массовых беспорядков могут быть весьма разнообразными. Это и посягательства на личность (избиение, причинение телесных повреждений), и деяния, повлекшие нарушение нормального функционирования предприятий и учреждений в регионе, остановку поездов, прекращение подачи электроэнергии и попытки насильственного освобождения арестованных, осужденных, оказание силового давления на органы власти, их блокирование и т. д.

    Оказание вооруженного сопротивления власти при массовых беспорядках выражается в активном противодействии законным требованиям ее представителей, осуществляемом с применением или угрозой использования оружия, либо в принуждении указанных лиц к совершению явно противозаконных действий.

    Понятие «оружие» в ст. 212 УК РФ 1 расширительному толкованию не подлежит: им признаются лишь специально предназначенные для поражения живой цели и разрушения различных объектов огнестрельное, холодное оружие, взрывные устройства. Так, под огнестрельным следует понимать все виды боевого, спортивного и нарезного охотничьего оружия, в котором для производства выстрела используется сила пороховых газов и на которое распространяется особый порядок его изготовления, приобретения, использования и хранения. Пневматические ружья, сигнальные, стартовые, строительные, газовые пистолеты, ракетницы и не содержащие взрывчатых веществ и смесей имитационно-пиротехнические и осветительные средства, по мнению судебной инстанции, не относятся к оружию, боевым припасам и взрывчатым веществам.

    В юридической литературе высказано мнение о том, что вооруженное сопротивление с целью противодействия власти заключается только непосредственном применении оружия (ведение огня, нанесение ударов) либо в угрозах его использования. Подобное толкование тоже не проводит четкой границы между данной формой массовых беспорядков и иными, близкими по объективным признакам преступлениями, например, направленными против жизни и здоровья граждан, порядка управления. Возникает вопрос: будут ли охватываться составом преступления «массовые беспорядки» такие действия, как стрельба из огнестрельного оружия либо прицельное бросание в работников милиции или военнослужащих холодного оружия, взрывных устройств, что создает реальную опасность для их жизни?

    Совершение в ходе массовых беспорядков их участниками других тяжких преступлений (умышленное убийство, посягательство на жизнь работника милиции и т. п.) должно квалифицироваться по совокупности данных деяний.

    Импульсивность, эмоциональность массовых противоправных выступлений, специфика «феномена толпы», ложно понятое чувство солидарности во многом обуславливают повышенную склонность неустойчивой части населения, прежде всего молодежи, к агрессивным действиям в ходе рассматриваемых эксцессов. Активные их участники тоже могут совершать преступные деяния и с прямым, и с косвенным умыслом. Определяющим моментом при вменении индивиду вины в участии в массовых беспорядках является осознание им своих действий в ходе данного эксцесса и того обстоятельства, что он был составным элементом толпы.

    В литературе высказана точка зрения, что наличие массы людей, толпы образует специфический количественный признак массовых беспорядков. Действительно, законодатель, не употребляя в ст. 79 УК1 термин «толпа»; называет уголовно наказуемые беспорядки массовыми, подразумевая многосубъектный характер данного преступления.

    Понятие массы людей, толпы весьма условно. Обозначая их участие в совершении преступлений, одни авторы используют термины «беспорядочное скопление большого числа людей», «беспорядочная и неоформившаяся масса людей».2

    Специфическим признаком преступления, предусмотренного ст. 212 УК РФ; является наличие большого числа людей, т.е. толпы, своими действиями нарушающей общественный порядок, совершающей насилие, погромы, поджоги.

    Обязательным признаком массовых беспорядков является совершение частью толпы или несколькими ее участниками насилия, погромов, поджогов, уничтожения имущества, оказание вооруженного сопротивления власти. Без этого признака массовые беспорядки исключаются. Поэтому массовое невооруженное сопротивление власти (при отсутствии других признаков ст. 212 УК[3]) не образует состава преступления «массовые беспорядки». Эти действия должны квалифицироваться в соответствии с действующим законодательством.

    Стихийность, не исключающая наличия в толпе организованного ядра, многочисленность субъектов зарождения и развития беспорядков приводят к возникновению явлений коллективной психологии, так называемой психофизиологии толпы.

    При рассмотрении субъективной стороны массовых беспорядков и ответственности конкретных участников толпы следует учитывать свободу воли и избирательности поведения конкретного лица.

    Между тем вопрос уменьшенной, ограниченной ответственности участников массовых беспорядков по-прежнему остается одним из центральных в определении субъективной стороны состава данного преступления. От его решения во многом зависят полное установление и вменение лицу совершенных им в составе толпы деяний, а, в конечном счете, и тяжесть назначаемого наказания. Надо учитывать при этом общепредупредительное воздействие уголовного закона на поведение граждан. Признание «полуответственностн» лиц, совершивших преступления (иногда самые жестокие) в составе толпы, крайне негативно отразится на эффективности превентивного потенциала соответствующей уголовно-правовой нормы.

    Конечно, под влиянием бесчинствующей толпы ее участник утрачивает душевное равновесие, однако не до такой степени, чтобы полностью не осознавать свои поступки.

    При установлении субъективной стороны преступления, охватываемого понятием «массовые беспорядки», надо исходить из того факта, что если у индивида отсутствовала свобода выбора способа поведения и он не был в состоянии руководить своими действиями, то нет и основания для уголовной ответственности. Вместе с тем отрицание способности находящегося в толпе человека контролировать и варьировать свои поступки приводит к заключению о неизбежной предопределенности противоправного поведения индивида, оказавшегося в агрессивно настроенной массе людей, и как следствие — к признанию уменьшенной его ответственности. Безусловно, виновным будет такое поведение человека, находившегося в толпе, когда при наличии альтернативных вариантов поведения он все же участвовал в совершении погромов, разрушений. Однако внешняя среда (обстановка), объективные обстоятельства в различной степени и с неоднозначной интенсивностью детерминируют его действия, поскольку здесь многое зависит от индивидуальных свойств личности данного человека. Именно субъективные условия предопределяют, будут ли границы свободного поведения расширены или сужены, будет ли человек следовать требованиям морали и права или своим личным устремлениям, находящимся в противоречии с указанными требованиями. Значительная роль в этом отношении принадлежит мотивам поведения. Учитывая это, надо иметь в виду, что существенными детерминантами человеческой деятельности являются потребности и интересы, которые и детерминируют мотивацию поведения.

    Агрессивно настроенная толпа обычно возникает на базе отрицательных эмоций части населения, недовольной определенными условиями жизни. Состояние недовольства содержит в себе возможность трансформации его в ненависть, агрессивность. Это доминирующее чувство и определяет в ряде случаев характер поведения толпы. Действия человека в обстановке эмоционального напряжения толпы тесно связаны с психологической структурой его личности, устойчивыми и ситуативными мотивами, усвоенными с детства стереотипами поведения. Следовательно, возникает необходимость в исследовании и оценке способности субъекта осознавать конкретную ситуацию, руководить своими поступками, предвидеть их последствия. Здесь следует иметь в виду, что снижение уровня контроля и осознанности поведения в рамках вменяемости может быть обусловлено аффективным состоянием.1

    В законе нет указания на мотивы и цели организации массовых беспорядков либо участия в них. Наиболее часто такими мотивами являются: недовольство социально-экономическими условиями жизни, деятельностью органов власти и управления; национальная неприязнь; политический экстремизм; хулиганские побуждения; чувства мести, зависти, злобы, самосохранения и т.п.

    Необходимость установления конкретного мотива (или мотивов) преступного поведения, питающих его потребностей вызывается существенными различиями мотивации действий субъектов массовых беспорядков. Например, основной мотив их организатора может иметь националистический либо корыстный характер, а действиями других участников бесчинств могут двигать жажда мести, хулиганские побуждения, следование психологическому давлению толпы, страх уклонения от ее стремлений. Различны, как правило, и причины формирования мотивов.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

  10. Гражданский кодекс РФ, часть первая, от 30.11.1994 года № 51-ФЗ//Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст.3301.
  11. Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30.12.2001 года № 195-ФЗ//Собрание законодательства РФ. 07.01.2002. № 1 (ч.1). Ст.1.
  12. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 года № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.
  13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.2002 года № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»//Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 5.
  14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 года №14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»//Российская газета. 19.06.2002. № 108.
  15. Агапов А.Б. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. Расширенный, с использованием материалов судебной практики. В двух книгах. – Издание третье, исправленное и дополненное. – М.: Издательство «Статут», 2008.
  16. Арипов Э.А. Предупреждение массовых беспорядков // Российский следователь, 2008. №8.
  17. Арипов Э.А. Массовые беспорядки как преступление, связанное с экстремистской деятельностью // Современное право, 2008. №15.
  18. Демидов Ю. Гражданские беспорядки: современность и история вопроса//Российская юстиция. 1994. № 12.
  19. Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. – М.: Норма, 2002.
  20. Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права. – М.: Юристъ, 2003.
  21. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). – Издание пятое, переработанное и дополненное / Под ред.А.А.Чекалина, В.Т.Томина, В.В.Сверчкова. – М.: Юрайт-Издат, 2009.
  22. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть/Под общ. ред. Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева. – М.: НОРМА, 2004.
  23. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И.Радченко; науч. ред. А.С.Михлин. – М.: Юристъ, 2009.
  24. Ленцов И. Хроника поражения//Завтра. 2002. № 25.
  25. Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: Комментарий судебной практики и доктринальное толкование (постатейный) / Под ред.Г.М.Резника. – М.: Волтерс Клувер, 2009.
  26. Научно-практическое пособие по применению УК РФ / Под ред. В.М.Лебедева. – М.: Норма, 2008.
  27. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Н.А.Громова. – М.:ГроссМедиа, 2007.
  28. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И.Чучаева. – М.:Волтрес Клувер, 2009.
  29. Практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. Х.Д.Аликперова, Э.Ф.Побегайло. – М.: Норма, 2007.
  30. Соловьев А. Массовые беспорядки: организация, участие, призывы к неподчинению // Российская юстиция. 2000. № 7.
  31. Уголовное право России: В 2 т. Т.2: Особенная часть/Под ред. А.Н.Игнатова, Ю.А.Красикова. – М.:НОРМА, 2009.
  32. Шумилов А.Ю. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (Комментарий к главе 29 УК РФ). – М.: Право, 2001.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 21.73MB | MySQL:118 | 1,556sec