Уголовное право как основной инструмент уголовно-правового регулирования

<

042514 1356 1 Уголовное право как основной инструмент уголовно правового регулирования

1.1. Понятие уголовного права России

Слово уголовный возникло на основе древнерусского слова голова, отсюда убийца именовался «головник», а убийству —- «го-ловничьство», «головыцина», «поголовыцина»1. По мнению известного исследователя этимологии русского языка А.Г. Преображенского, термин «уголовный» в изначальном смысле означал «имеющий отношение к убитому, к голове, к жертве убийства»2. С течением времени произошло некоторое расширение значения термина «уголовный». В качестве семантической параллели А.Г. Преображенский, объясняя это слово, приводит сравнение с латинским словом гев саргЫз — «дело, грозящее казнью», т.е. уголовное дело. Нетрудно заметить, что смысл и значение слова «уголовный» постепенно переместилось с потерпевшего на преступника и употреблялось применительно только к одному и самому древнему виду преступления — убийству. Отсюда многие авторы с полным основанием утверждают, что в первоначальном смысле термин «уголовное право» означал — «отвечать головой»3.

Под словосочетанием «Уголовное право», во-первых, понимается отрасль уголовного законодательства, представляющая собой систему норм, которые принимаются Государственной Думой Федерального Собрания РФ и, согласно ч. 1 ст. 1 УК, состоят из УК. Отдельные уголовно-правовые нормативные акты, принимаемые Государственной Думой, подлежат обязательному включению в УК. Во-вторых, под уголовным правом понимается отрасль права, включающая не только нормы уголовного законодательства, но и возникающие на их основе уголовные правоотношения, а также правотворческую и правоприменительную деятельность. В-третьих, под уголовным правом понимается наука, изучающая эту отрасль права, и учебная дисциплина, изучаемая в высших юридических учебных заведениях1.

Российское уголовное право является самостоятельной отраслью права, которой свойственны все присущие праву в целом признаки (черты). Так, уголовное право есть система норм, установленных государством (законодательной властью).

Уголовное право как самостоятельная отрасль, естественно, представляет собой совокупность однородных норм, причем эта однородность в первую очередь обусловлена их содержанием. Содержательно эти нормы ориентированы, с одной стороны, на деяние, которое (согласно действующему на данный период уголовному законодательству) признается преступлением, а с другой — на правоприменителя, который обязан оценивать совершенное деяние как преступное только в соответствии с требованиями уголовного закона и на основании его. Кроме того, однородность норм выражается и в их общей функциональной направленности. В конечном счете эти нормы предназначены воздействовать на взаимоотношения людей друг с другом, на их отношения с государством (в лице соответствующих органов) в случае совершения преступного акта; предотвращать подобные деяния в последующем.

Известно, что необходимость существования уголовного права осознается, а тем более воспринимается далеко не всеми членами общества. Однако от этого оно не утрачивает своей социальной ценности. Как раз наоборот, уголовное право утратило бы свою основную цель, если бы ориентировалось только на принцип добровольности исполнения. Требование здесь немыслимо без принудительного элемента, гарантом которого выступает государство. Принудительность уголовно-правовых норм должна быть в равной степени применима ко всем, кто совершит преступление. В определенной степени именно этим обусловлен общеобязательный характер норм уголовного права.

Общеобязательность уголовно-правовых норм предполагает, с одной стороны, что каждый, совершивший преступление, обязан претерпеть воздействие на себе уголовной ответственности, а с другой — что правоприменитель в этом случае обязан (а не имеет право) использовать уголовно-правовые нормы.

Принудительность норм уголовного права; сопряженная с их общеобязательностью, предполагает свойство двоякого рода: во-первых, защитить потерпевшего (обиженного), т. е. восстановить или компенсировать его права и интересы, нарушенные преступлением; во-вторых, образумить преступника (обид
чика), т. е. принудить его к претерпеванию тех нежелательных последствий, которые он должен (по обязанности, добровольно на себя возложенной фактом совершения преступления) понести. Иными словами, механизм уголовно-правовой защиты интересов общества от преступных посягательств есть своего рода удовлетворение потребностей каждого человека и всех людей вместе в безопасных условиях их бытия. Если право вообще и уголовное в том числе не удовлетворяет эти потребности {независимо от причин), то оно как социальный регулятор утрачивает свои нравственные и фактические позиции и теряет авторитет среди населения, превращаясь в балласт.

Удовлетворение же указанных потребностей как бы подключает уголовное право к живительным социальным источникам, подпитывающим и утверждающим его как необходимый и достаточно эффективный государственно-правовой регулятор отношений между людьми.

Самостоятельность уголовного права не страдает от того, что оно оказывается включенным в систему других общественных регуляторов. Только в совокупном их взаимодействии уголовное право и может проявлять свою самостоятельность. Автономность уголовного права позволяет установить совокупность признаков, с помощью которых то или иное порицаемое деяние признается преступным в силу того, что угрожает нормальному развитию или даже существованию той или иной сферы человеческого общественного или государственного бытия, т. е. становится общественно опасным.    

Любое посягательство на субъект общественных отношений, морально одобряемых и нормативно урегулированных, представляет определенную опасность. Однако характер и степень этой опасности могут быть различными. Соответственно формы официальной реакции должны быть адекватны опасности такого посягательства. В одних случаях государство (законодатель) ограничивается мерами по восстановлению нарушенных законных прав потерпевшего, если речь идет о нарушении его имущественных прав, способных к восстановлению (гражданско-правовое воздействие); в других к нарушителю могут быть применены меры дисциплинарного или административного воздействия. При более опасных посягательствах действуют уголовно-правовые предписания, предполагающие уголовную ответственность.

Исходя из изложенного, можно сделать заключение, что уголовное право устанавливает прежде всего основание и пределы уголовной ответственности за те деяния, которые признаются преступлениями, и предусматривает возможность, применения к виновному определенного наказания. Данное заключение подводит к логическому выводу о том, что уголовное право регулирует и случаи освобождения (при наличии законных на то оснований) от уголовной ответственности.

Бесспорным в этой связи является утверждение, что нормы уголовного права устанавливаются только государством в лице его законодательного органа.

Таким образом, уголовное право есть самостоятельная отрасль единой правовой системы, представляющая собой совокупность однородных норм высшего органа государственной власти, которые содержат описание признаков, позволяющих правоприменителю признавать деяние преступлением, и определяют основание и пределы уголовной ответственности, а равно условия освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Сущность норм уголовного права заключается в том, что именно они предусматривают, какие наиболее опасные для личности, общества и государства деяния являются преступлениями, и какие наказания могут быть назначены за их совершение. Таким образом, уголовное право есть совокупность установленных государством юридических норм, которые определяют, какие представляющие повышенную опасность для существующей системы общественных отношений деяния признаются преступлениями и какому наказанию подлежат лица, совершившие эти деяния.

 

1.2. Система уголовного права

 

В результате длительной исторической эволюции уголовно-правовые нормы, рассеянные по различным источникам, постепенно сформировались в определенную систему, обладающую множеством собственных (присущих только системе) элементов: институт (совокупность однородных норм), отдельная норма, гипотеза, диспозиция, санкция нормы и т, д.; как автономная, она взаимодействует с другими системными образованиями (уголовно-процессуальным, гражданским, административным правом, моралью, психологией, статистикой и т. д.); для системы уголовного права характерна иерархичность строения (норма, группа норм, институт и др.).

Уголовное право представляет собой не просто совокупность, но цельную, внутренне согласованную, упорядоченную систему юридических норм, определяющих преступность и наказуемость общественно опасных деяний.

Структурно уголовное законодательство (право) делится на две части — Общую и Особенную. Первая из них включает в себя нормы, которые устанавливают правила действия уголовного закона во времени и в пространстве, определяют понятие преступления, устанавливают возраст, с которого наступает уголовная ответственность, формулируют понятие соучастия, оконченного и неоконченного преступления (покушения и приготовления к преступлению), умысла, неосторожности, необходимой обороны, крайней необходимости и других обстоятельств, исключающих преступность деяния, уголовного наказания, его целей, видов и порядка назначения, а также оснований освобождения от уголовной ответственности и от наказания.

Уголовное право включает в свою структуру Общую и Особенную части. В уголовно-правовой литературе было высказано мнение, что Общая и Особенная части уголовного права находятся друг с другом в соотношении «аксиомы» и «теоремы»1. Но если придерживаться этой точки зрения, то логически можно прийти к выводу, что общая часть науки уголовного права не нуждается ни в развитии, ни в совершенствовании, ибо аксиома — это бесспорная, не требующая доказательств истина. Между тем, история Общей части науки уголовного права свидетельствует о том, что она обогащается новыми теориями, понятиями, концепциями. Концептуально-теоретический аппарат Общей части науки уголовного права выполняет важную методологическую роль в отношении Особенной части1.

В настоящее время ни у кого не вызывает сомнения необходимость такой градации. Однако еще до XVIII в. действовали отдельные уголовные законы, определявшие конкретные преступления и предусматривающие за них конкретные санкции.    

В Общей части содержатся нормы, определяющие: задачи и принципы уголовного права; основания уголовной ответственности и освобождения от нее; пределы действия уголовных законов по кругу лиц, во времени и пространстве; понятия преступления, вины, вменяемости, невменяемости, стадий совершения преступления, соучастия, давности, обстоятельств, исключающих преступность деяния. Здесь же дается система наказаний, общие и специальные основания назначения наказания и освобождения от него и др.

Особенная часть уголовного законодательства есть система норм, которые конкретно определяют виды преступлений и устанавливают наказания, применяемые судом в случае их совершения. При этом преступления изложены в Особенной части УК не произвольно, а систематизированы (объединены в группы) в зависимости от направленности на тот или иной объект уголовно-правовой охраны — против личности, против собственности, в сфере экономической деятельности, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти и т.д.

Особенная часть уголовного права конкретизирует объем и содержание уголовной ответственности применительно к каждому составу преступления.

Между их нормами существует тесная и неразрывная связь, т. к. практически невозможно применить нормы Особенной части без правил, закрепленных в Общей части. Их неразрывность определена единством содержания. Институты Общей части выполняют роль своеобразной уголовно-правовой матрицы; они имеют значение фундаментальных положений, предопределяющих всю систему уголовного права и по существу структуру его Особенной части, круг ее институтов и входящий в них перечень деяний, признаваемых преступлениями.

Общая и Особенная части уголовного права органически взаимосвязаны, в единстве представляя собой цельную систему уголовно-правовых норм. При этом без уяснения положений Общей части уголовного права, которые изучаются в рамках одноименной учебной дисциплины (курса Общей части уголовного права) и излагаются в данном учебнике, невозможно понять и правильно применять нормы Особенной части.

Изучение Общей части уголовного права предполагает раскрытие социального смысла (социальной обусловленности) и конкретного юридического содержания положений, содержащихся в ст. 1—104 УК, внутренней логики и взаимосвязи уголовно-правовых норм и институтов, овладение методами юридического анализа и толкования их содержания, а также практики применения.

Иными словами, нормы Общей части, аккумулируя в себе уголовно-правовые положения универсального характера, делегируют их свойства (признаки) институтам Особенной части, ориентируя тем самым законодателя на оптимально допустимые объем и содержание составов преступлений, видов и размеров наказаний, позволяющих правоприменителю решать задачу борьбы с преступностью. Именно потому нормы Общей части уголовного права носят в основном обязывающий характер, предписывают органам правосудия руководствоваться содержащимися в них постановлениями или учитывать их, применяя нормы Особенной части. В этом проявляется органическая связь Общей и Особенной частей уголовного права на уровне правоприменительной деятельности.

Вместе с тем нельзя видеть системность уголовного права лишь в его делении на две части. Как система взаимосвязанных юридических норм уголовное право слагается из соответствующих институтов, наиболее крупными из которых являются институты преступления и наказания. Они в свою очередь включают более дробные по объему, но внушительные по содержанию пединституты:; например, стадии преступной деятельности, соучастие, множественность, виды наказаний, судимость и т. д. Институты состоят из отдельных норм (статей уголовного закона), содержащих не только гипотезу, диспозицию и санкцию, но и в определенных случаях различные виды составов преступлений (части статей уголовного закона): простой, привилегированный, квалифицированный и особо квалифицированный.

Уголовно-правовая система реализует себя с помощью механизма, включающего объективные и субъективные факторы.

Объективные факторы — это прежде всего изменение социально-правовых реалий. Вместе с тем любая правовая система, в том числе и уголовно-правовая, в силу своей статичности в определенной, а порой и в весьма существенной мере консервативна, в результате чего неизбежно возникает ее разрыв с действительностью, что чревато появлением социальных зон, не охраняемых уголовным законом. И чем больше таких зон, тем выше уровень криминогенное. Вот почему именно в различные, особенно переходные, периоды так остро стоит вопрос обновления и значительного усовершенствования уголовного законодательства.

Субъективные факторы действия уголовно-правовой системы заключаются в сознательном (субъективном) восприятии законодателем, правоприменителем и гражданами тех или иных уголовно-правовых велений. В этом плане очень важна выработка указанными субъектами своего собственного видения оптимальной модели отношения к системе уголовно-правовых норм. Если, например, законодатель улавливает зарождающиеся аномальные отношения, стимулирующие криминал, он может локализовать их своевременным установлением уголовно-правового контроля за этими отношениями.

Изложенное убеждает в одном — развитие уголовно-правовой системы, в основе которой лежит действующее уголовное законодательство, должно осуществляться постоянно и с учетом самых разнообразных факторов, в том числе и исторических, ибо уголовно-правовые нормы, обладая социально-правовой пластикой, не лишены «янусовского двуличия»: при оценке содеянного они обращены в прошлое, а при наказании — в будущее.

Кроме того, исторический срез анализа уголовно-правовой системы позволяет выделить следующие основные направления ее развития:

во-первых, коррекция отдельных норм уголовного права с целью приведения их в соответствие с изменившейся и постоянно изменяющейся системой социальных реалий;

во-вторых, постоянное изменение приоритетов, методов убеждения и принуждения в зависимости от категории совершаемых преступлений и степени опасности преступников.

 

Уголовно-правовая система непосредственно влияет на систему уголовного законодательства, имеющего с нею теснейшую связь, однако сохраняющего, свою относительную самостоятельность.

 

1.3. Источники уголовного права

 

Уголовное право, как любая правовая отрасль, имеет свои юридические источники — нормативные правовые акты, содержащие совокупность правовых норм, составляющих эту отрасль права.

Как справедливо отмечалось Н.С. Таганцевым, «и логически, и фактически возникновение преступного деяния предполагает бытие карательной нормы»1. Бытие же карательной нормы предполагает освещение вопроса об источниках уголовного права.

Двоякое понимание источника права, утвердившееся в отечественной теории права, как источника права в материальном и в формальном (специальном) смысле позволяет четко выделить и рассмотреть ту внешнюю форму выражения, в которой объективируются и становятся общеобязательными в данном месте и в данный момент времени уголовно-правовые нормы2. С этой точки зрения единственным источником российского уголовного права является уголовный закон, выступающий в виде единого кодифицированного нормативного правового акта, имеющего силу федерального закона, — Уголовного кодекса Российской Федерации, принятого 13 июня 1996 г. и введенного в действие с 1 января 1997 г.

Юридическим источником уголовного права является только уголовный закон, т.к. в соответствии с ч. 1 ст. 1 УК РФ Уголовный кодекс Российской Федерации — это единый и единственный источник ее уголовного законодательства. В этом состоит специфика уголовного права, потому что источниками других правовых отраслей могут быть как кодифицированные нормативные правовые — кодексы, так и самостоятельные законы и подзаконные нормативные акты (указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, ведомственные приказы, а также нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации и пр.)1.

Уголовный закон — это единый кодифицированный нормативно-правовой акт, принятый уполномоченными на то органами законодательной власти, состоящий из системы взаимосвязанных правовых норм, в которых устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений, а также предусматривает основания и условия освобождения от уголовной ответственности и уголовного наказания.

 

Преступления по сравнению с другими правонарушениями характеризуются повышенной общественной опасностью, меры государственного принуждения, предусмотренные санкциями уголовно-правовых норм за их совершение, направлены на существенное ограничение и ущемление прав и свобод субъекта охранительных уголовно-правовых отношений. Поэтому уголовное законодательство, как и другие федеральные законы, п. «о» ст. 71 Конституции РФ отнесено к предметам ведения Российской Федерации. А в соответствии с п. «в» ст. 84 Конституции РФ проекты уголовных законов решением Президента РФ могут быть вынесены на всенародное обсуждение для последующего их принятия путем референдума.

Развиваясь параллельно со всей правовой системой Российской Федерации, уголовный закон претерпевает определенные изменения и постоянно совершенствуется. Однако специфика УК РФ заключается еще и в том, что в соответствии с ч. 1 ст. 1 УК РФ все новые законы, устанавливающие уголовную ответственность за совершение преступлений, подлежат обязательному включению в Уголовный кодекс РФ. Такие законы могут дополнять УК РФ новыми нормами или изменять тексты его действующих норм. Никакие другие законы и нормативные акты, кроме Уголовного кодекса Российской Федерации, не могут устанавливать уголовную ответственность.

Таким образом, Уголовный кодекс Российской Федерации является единственным источником уголовного права, основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права, что установлено ч. 2 ст. 1 УК РФ, т.к. юридической основой российской правовой системы, частью которой является уголовный закон, является Конституция Российской Федерации. Конституция РФ определяет содержание уголовного права, на ее положениях основаны его принципы. Учитывая, что закрепленные в Конституции РФ основные права и свободы граждан в соответствии со ст. 15 Конституции РФ обеспечиваются правосудием, применение уголовного закона обеспечивает защиту конституционных прав личности, ее интересов, всех форм собственности, а также установленного Конституцией РФ государственного устройства. Так, ч. 1 ст. 2 УК РФ к задачам Уголовного кодекса Российской Федерации относит: охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. При этом следует отметить, что конституционный принцип приоритетной защиты интересов личности закреплен в указанной норме о задачах УК РФ и в системе его Особенной части, ставящих на первое место в иерархии объектов уголовно-правовой охраны интересы личности.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, а если международный договор Российской Федерации устанавливает иные правила, чем те, что предусмотрены законом, то применяются нормы международного договора. Но это положение не является нормой прямого действия для уголовного законодательства, т.к. любые правовые нормы уголовного права подлежат включению в Уголовный кодекс РФ. Учитывая, что нормы международного права не устанавливают уголовной ответственности, а в основном относятся к установлению и защите прав человека, наделению государств международно-правовыми обязательствами по борьбе с преступностью, их положения следует считать источниками уголовного права, относящимися к соблюдению прав человека при применении уголовного закона. Конкретизация международно-правовых принципов и норм нашла свое отражение в принципах уголовного права, изложенных в ст. 3—7 УК РФ, а также в том, что ч. 2 ст. 1 УК РФ провозглашает: «Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права».

Следует отметить, что нормы международного права являются основой для многих норм Общей и Особенной частей УК РФ, например, положений гл. 34 УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества», нормы которой предусматривают привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступные деяния, противоречащие многим международным договорам и принципам международного права, таким как: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК РФ); применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК РФ); нападение на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой (ст. 360 УК РФ). Многие положения Общей части УК РФ основаны на международных соглашениях или ссылаются на международные договоры, участницей которых является Российская Федерация, отражая верховенство международного права над внутригосударственным. Это относится, в частности, к институту международных иммунитетов, т.к. ч. 4 ст. 11 УК РФ устанавливает: «Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права». На положения международных договоров Российской Федерации ссылаются ст. 11,12 УК РФ, устанавливающие пределы российской уголовной юрисдикции, а также ст. 13 УК РФ — материальная экстрадиционная норма российского законодательства.

<

Источником уголовного права России не могут быть постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, которые, будучи обязательными для нижестоящих судов Российской Федерации, разъясняют отдельные положения закона, разрешают наиболее важные проблемы квалификации преступлений, содержат в себе пояснения относительно законности применения различных положений законодательства Российской Федерации. Судебный прецедент, не имея обязательной силы для судов Российской Федерации, также не является источником ее уголовного права.

Уголовный закон подлежит обязательному опубликованию (ч. 3 ст. 15 Конституции РФ). Учитывая, что Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации (ч. 2 ст. 4 Конституции РФ), и в соответствии с ч. 2 ст. 15 Конституции РФ «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы», уголовный закон подлежит неуклонному исполнению всеми гражданами России, должностными лицами и другими лицами, находящимися на ее территории, — в этом состоит принцип общеобязательности норм уголовного права.

Обобщая изложенное, можно сказать, что уголовный закон, будучи кодифицированным федеральным нормативным правовым актом, имеет юридическую силу на территории всей Российской Федерации, является единственным источником уголовного права, содержит в себе принципы и общие положения уголовного права, устанавливает преступность и наказуемость деяний, устанавливает основания и условия освобождения от уголовной ответственности и наказания, основывается на Конституции и общепризнанных принципах и нормах международного права.

 

1.4. Уголовное право в системе иных отраслей

 

Известен постулат, что любое посягательство на охраняемые законом социальные блага представляет для общества опасность. Вместе с тем ясно другое: степень этой опасности может быть различной, в связи с чем различаются и методы защиты. Таким образом, выяснение, какие меры воздействия какой отрасли права применимы к данному правонарушителю, зависит от сферы общественных отношений, которым причиняется вред, а также от тяжести самого проступка в пределах одной и той же социальной сферы. Вот почему уголовное право тесно связано с другими правовыми отраслями. С позиции конструктивного подхода имеет смысл прежде всего указать на их социально-нравственное и организационно-правовое единство, а затем — на отличия, которые, как известно, лежат в плоскости предметами метода регулирования, а также правовых последствий правонарушения.

Уголовное право тесно связано с рядом других отраслей права, прежде всего — с уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом. Решение вопроса о наличии в деянии лица конкретного преступления и привлечение его к уголовной ответственности требует специальной процедуры. Порядок производства по уголовным делам, отвечающий задачам раскрытия преступлений, законного и справедливого наказания виновных, защиты интересов лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, детально урегулирован Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (УПК).

Уголовно-исполнительное право, основным источником которого является Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (УИК), определяет порядок исполнения каждого из предусмотренных в УК наказаний. При этом регулирование порядка и условий исполнения (отбывания) наказаний осуществляется с таким расчетом, чтобы наказание не просто являлось карой за совершенное преступление, но способствовало исправлению осужденных, восстановлению справедливости и предупреждению преступлений.

От уголовного права как совокупности уголовно-правовых норм, образующих отрасль права, следует отличать уголовное право как совокупность идей, взглядов, теорий, раскрывающих закономерности становления и развития уголовно-правовых норм, эффективность их применения в борьбе с преступностью и направления дальнейшего совершенствования уголовного законодательства. Последние образуют науку уголовного права, многие положения и выводы которой, в свою очередь, изучаются в рамках одноименной учебной дисциплины.

Проводимые учеными исследования в области уголовного права помогают глубже понять содержание уголовно-правовых норм и институтов, оценить их роль в борьбе с преступностью, обеспечивают совершенствование уголовного законодательства на научной основе, опираясь на знание процессов, которые происходят в политической, экономической и иных сферах жизни общества, а также в правоприменительной практике.

Довольно долго наука российского уголовного права (как и в целом правовая система советского социалистического права) развивалась весьма изолированно, не воспринимая в должной мере результатов теоретических исследований и данных о практической результативности применения уголовно-правовых норм в зарубежных государствах и других правовых системах. В настоящее время использование сравнительных исследований, а также опора на международный опыт в определении подходов к регламентации норм об ответственности за преступные деяния и пределов использования уголовного права в противодействии негативным явлениям и процессам, препятствующим нормальному развитию общества, составляет важное направление в российской науке уголовного права.

Прежде всего следует сказать о тесном соприкосновении национального и международного уголовного права (становление которого в качестве самостоятельной отрасли — дело ближайшего будущего). Они взаимодействуют по проблемам борьбы с преступлениями международного характера, выдачи преступников, уголовной ответственности лиц, пользующихся особой международной защитой и др.

Особое значение имеет конституционное право, которое предопределяет содержание и систему действующего уголовного законодательства, обусловливает социальные приоритеты, защита которых является первостепенной задачей уголовного права и законодательства. Иными словами, нормы конституционного права выступают юридической основой, на которой развивается и которой (как и международному праву) должно концептуально соответствовать уголовное право.

Применение уголовного права связано с определенными процедурными правилами: порядком привлечения к уголовной ответственности и возбуждения уголовного дела по признакам того или иного состава; предъявлением обвинения; избранием меры пресечения; определением методов и способов доказывания виновности; прекращением уголовного преследования; вынесением оправдательного либо обвинительного приговора и применением (в последнем случае) уголовного наказания,. Как известно, эти действия регулируются нормами уголовно-процессуального права. Вместе с тем процессуальная деятельность подчинена уголовно-правовой оценке содеянного виновным. В трактовке философской науки о праве связь уголовного (материального); и уголовно-процессуального права, подчинена диалектике соотношения содержания и формы. Уголовно-процессуальное право — это своеобразная форма установления виновности лица в совершенном преступлении. Особенно тесно соприкасаются уголовное право и уголовный процесс в таких институтах, как основание уголовной ответственности.

«Родство» уголовного и уголовно-исполнительного права определяется прежде всего тем, что существование первого обусловлено нормами уголовного права, определяющего основания, пределы, условия и порядок назначения наказаний. Порядок и условия исполнения (отбывания) назначенных наказаний регулируются нормами уголовно-исполнительного права. Кроме того, цели уголовного наказания находят свою дальнейшую реализацию в сфере действия норм уголовно-исполнительного права. Связь уголовного и уголовно-исполни-тельного права особенно ощутима при решении вопросов об освобождении осужденного от уголовного наказания. Сказанное не противоречит тезису о самостоятельности уголовно-исполнительного права, которым была завершена длительная дискуссия о месте этой отрасли в системе права.

Трудно переоценить степень близости уголовного и административного права при решении проблем о разграничении преступлений и административных проступков, о соотношении административных и уголовно-правовых санкций при законодательном «переводе» административных проступков в ранг преступлений или наоборот. Связь между этими отраслями в недалеком прошлом проявлялась и в том, что по некоторым нормам уголовного права необходимым условием ответственности являлась административная преюдиция — предварительное привлечение виновного к административной ответственности. Сближение этих отраслей обнаруживалось и в тех случаях, когда за преступление, не представляющее большой общественной опасности, лицо привлекалось к административной ответственности, освобождаясь от уголовной.

Уголовное право «сотрудничает» и с гражданским. Это прежде всего относится к области разграничения имущественных преступлений и гражданско-правовых деликтов, как правило, содержащих имущественный элемент. Огромную пользу Может принести сравнительное исследование эффективности уголовно- и гражданско-правовых санкций имущественного характера: штрафа и конфискации имущества. Лишь рассматривая нормы этих ведущих отраслей во взаимосвязи, можно правильно определить пределы уголовной и гражданской ответственности.

В сфере борьбы с экономическим криминалом, к которой относятся наиболее опасные преступления (имущественные, хозяйственные, коммерческие и экологические), находятся точки соприкосновения уголовного, предпринимательского и экологического права.

В охране трудовых и производственных прав граждан, обеспечении безопасных условий их труда наиболее ощутима тесная связь уголовного и трудового права.

Таким образом, можно сделать вывод, что уголовное право, будучи системным по своей природе и относительно самостоятельным правовым феноменом, само является лишь частью (хотя и внушительной) более масштабного образования, именуемого правовой системой России.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. МЕХАНИЗМ, ПРИНЦИПЫ И ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

 

2.1. Характеристика механизма уголовно-правового регулирования

 

Как уже отмечалось, кардинальный вопрос, который прежде всего разрешает уголовное право, — основания и пределы уголовной ответственности. Все остальное многообразие и богатство проявлений уголовно-правовой материй производно от решения этого вопроса, а потому играет хотя и необходимую, но все-таки второстепенную (служебную) роль.

Естественно, вопрос об уголовной ответственности должен разрешаться в каждом конкретном случае не сам по себе, а применительно к преступному деянию, заслуживающему наказания. Можно заключить, что понятия «преступление», «уголовная ответственность», «преступник» и «наказание» как универсальные» и основополагающие уголовно-правовые категории в своей совокупности обусловливают содержательно-функциональную принадлежность этой отрасли права, определяют специфику его предмета к метода регулирования, структуру, содержание и иерархическое взаимодействие институтов Общей и Особенной частей уголовного права, что и позволяет последнему (с той или иной степенью успешности) решать общесоциальную проблему борьбы с преступностью.

Эту проблему уголовное право решает прежде всего через призму отдельного преступного акта, несущего в себе определенные черты, типичные для многих подобных деяний. С этих позиций уголовное право, вполне логично, интересует содержание этого акта, его признаки и свойства, поддающиеся законодательной фиксации и позволяющие проводить необходимую типологию преступлений.

Уголовное право изучает и юридически оформляет преступное деяние, чтобы определить: а) его функциональную способность выступить в роли фактическо-правового основания уголовной ответственности; б) его вредоносные для субъектов общественных отношений свойства; в) ту меру карательного воздействия на причинителя зла (преступника), которая необходима для восстановления попранной им справедливости.

В этой связи в поле зрения уголовного права находится и творец (деятель, исполнитель) преступного деяния, выступающий в роли адресата уголовной ответственности и наказания. Уголовное право интересуют те черты (свойства) преступника, которые определяют содержание и форму его вины и зависящей от нее степени и меры уголовной ответственности.

Касаясь фиксации основания уголовной ответственности и учета свойств виновного лица, уголовное право не может игнорировать и содержательные характеристики преступного деяния. Обусловлено это тем, что преступление — это не абстрактная Модель, созданная умозрительным творцом; оно есть предметно-содержательный феномен, способный причинить (и нередко причиняющий) вред индивидуальным и общественным интересам людей и в силу этого заключающий в себе уголовно-правовые признаки.

Преступное деяние необходимо рассматривать в двух ракурсах: как отношение преступника к нарушаемому им личному, общественному или государственному благу; как отношение к преступнику государства, общества, потерпевшего.

В совокупности элементов уголовно-правового механизма защиты интересов личности, общества и государства от преступных посягательств должна соблюдаться четкая функциональная иерархия. Связующим, стержневым элементом выступает деятельное лицо (преступник). Нет деятеля — нельзя вести речь и о преступлении. В связке «преступник» и «преступление» первое — исходно, второе — результат.

В свою очередь деяние, содержащее необходимые уголовно-правовые признаки, является единственным основанием уголовной ответственности. В паре «преступление» и «уголовная ответственность» ведущая роль отдается преступлению. Нет преступления — нет основания вести речь об уголовной ответственности.

Далее, уголовная ответственность должна быть реализована судом: либо путем освобождения лица, от уголовной ответственности, либо путем осуждения лица и назначения ему наказания.

Таким образом, совершая преступление, человек включает т очень сложный в нравственном, психологическом, правовом и содержательном смысле механизм, действующий по принципу бумеранга: «зло, им сотворенное возвращается (должно возвращаться) воздаянием уголовно-правовой кары».

Органическая связь указанных элементов предопределяет динамику их взаимодействия, что, в свою очередь, обусловливает специфику функций, содержания предмета и метода условно-правового регулирования.

 

2.2 Функции уголовного права, предмет и метод уголовно-правового регулирования

 

Уголовное право (в содружестве с другими социально-правовыми регуляторами) охраняет от потенциальных (возможных) преступников и преступных посягательств социальные ценности, созданные многовековой деятельностью людей. Такова охранительная функция.

Своими позитивными, социально-ценностными свойствами уголовное право обращено прежде всего к честным, нормопослушным гражданам, побуждая их включаться в сложный, но необходимый для развития личности, общества и государства охранительный; механизм; Чем большее число людей вовлекается в его орбиту, тем меньший удельный вес дол жен иметь в нем уголовно-правовой регулятор. В этой связи одной из главных задач уголовного права в сфере действия охранительной функции является борьба с преступной психологией, идеологией уголовного мира и криминальным образом жизни.    

Карательные, репрессивные свойства уголовное право в первую очередь обращает к тому, кто совершил (либо пытался совершить) преступление, стремясь всей силой своего принудительного заряда локализовать, а в последующем разрушить возникшее в результате этого отклоняющееся (аномальное) отношение. Конечной целью уголовного права в этом плане является «вытеснение» подобных отношений из общественной жизни: Устрашающие атрибуты, неизбежно сопутствующие процессу реализации карательных уголовно-правовых институтов (правда, с различной степенью воздействия), сориентированы на всех (в том числе и на тех, кто уже совершил преступление) субъектов общественных отношений в целью удержать их от преступного доведения (в том числе в будущем). Именно в этом и заключается основной смысл регулятивной функции. Оперативно реагируя на совершенное преступление, нормы уголовного права тем самым предотвращают наступление более разрушительного (зачастую невосполнимого) вреда социально значимым интересам людей, как бы упреждая возможные преступные посягательства. На этом этапе регулятивная функция трансформируется в охранительную. Можно сказать, что регулятивная функция есть активная (деятельная) форма охраны субъектов общественных отношений, необходимо проявляющаяся в экстремальных (преступных) ситуациях.

Если образно представить совокупность общественных отношений, подлежащих охране уголовно-правовыми средствами, в виде огромного склада, то уголовное право, по выражению М. И. Ковалева1, можно представить в роли сторожа (часового); готового отразить любое вторжение на охраняемый им объект. Сторож (часовой) — весьма примитивная модель одной из основных функций уголовного права, хотя и довольно точно отражает ее суть.

Естественно, что указанные функции неравнозначны с точки зрения условно ожидаемого социального результата их реализации. Одна из них (регулятивная) решает прежде всего тактические задачи, другая (охранительная) рассчитана на дальнюю перспективу. Однако, действуя вместе, взаимообусловленно и взаимопроникновенно, они составляют суть механизма уголовно-правового регулирования.

Исходя из общетеоретического постулата образование отдельных отраслей права можно обосновать, а тем более объяснить прежде всего спецификой предмета регулирования. Известно, что предметом правового регулирования выступают социальные отношения. Установить предмет непосредственного уголовно-правового регулирования — значит выделить группу общественных отношений, отличающихся (качественно) определенным единством. Вместе с тем было бы неверно думать, что указанные отношения однородны во всех своих проявлениях. Обособленность регулирования нормами одной отрасли права неоднородных или не полностью однородных общественных отношений обусловлена их сложностью и многообразием, тесной, а порой и неразрывной взаимосвязью.

Предметом уголовно-правового регулирования являются отношения, возникающие в связи с совершением физическими лицами наиболее опасных видов правонарушений — преступлений. Совершение преступления представляет собой юридический факт, порождающий особое правоотношение между физическим лицом, совершившим преступное посягательство, и государством в лице правоохранительных органов и суда (стороны или участники правоотношения). Лицо, совершившее преступление, обязано претерпеть вытекающие из этого неблагоприятные правовые последствия, в частности, подвергнуться уголовной ответственности, осуждению от имени государства в приговоре суда и отбыть назначенное ему судом наказание. В свою очередь, правоохранительные органы (органы дознания, следствия, прокуратуры) обязаны изобличить лицо в совершении преступления, доказать его вину в этом, а суд — удостоверить правильность выводов органов предварительного расследования и назначить виновному лицу наказание в строгом соответствии с законом.

Можно выделить три группы общественных отношений, составляющих предмет уголовного права1. Прежде всего это охранительные уголовно правовые отношения, возникающие в связи с совершением преступления между лицом, совершившим запрещенное уголовным законом деяние, и государством. Это уголовное правоотношение носит односторонний характер: преступник обязан нести ответственность за совершенное деяние, а государство имеет право его наказать.

Ко второй группе относятся отношения, связанные с удержанием лица от преступного посягательства посредством угрозы наказания, содержащийся в уголовно-правовых нормах. Уголовный запрет налагает на граждан обязанность воздержаться от преступления. В данном случае речь идет не об уголовно-правовом регулировании общественных отношений, а о правовом воздействии на поведение людей. «Правовое воздействие, — пишет, С. С., Алексеев, — более широкое понятие (чем правовое регулирование), которое характеризует все направления и формы влияния на общественную жизнь»2.

Третья группа общественных отношений, входящих в предмет уголовного права, возникает при реализации гражданами права на причинение вреда при защите от общественно опасных посятательств при необходимой обороне, а также при крайней необходимости и других обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Эти отношения можно именовать регулятивными уголовно-правовыми отношениями (в отличие от охранительных), так как они складываются на основе регулятивных (управомочивающих) норм и регламентирует поведение лица, являющееся одновременно и социально допустимым.

Отношения, регулируемые уголовно-правовыми нормами, органично распадаются на две неоднозначные в социально-ценностном восприятии группы: на отношения необходимые, позитивные, а потому и социально полезные и отношения отклоняющиеся, негативные и в силу этого социально вредные. Если первая группа отношений (в которых заинтересовано все общество или подавляющее большинство его представителей) необходимо охраняется (защищается), наряду с уголовным правом, всей совокупностью нравственных, социальных и правовых регуляторов, то вторая группа (интерес криминально настроенных людей) обусловливает необходимость властного (принудительного) вмешательства государства путем применения уголовно-правового воздействия. Указанные группы в результате их юридического оформления приобретают статус правоотношений, в том числе и уголовных.

Итак, раскрывая суть предмета уголовно-правового регулирования, можно выделить две основные и потому универсальные поведенческие сферы человеческого бытия, в которых активно функционируют нормы уголовного права: а) сфера правомерного поведения граждан по причинению вреда при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость, задержание преступника, обоснованный риск и т. д.); б) преступное поведение, сопряженное с совершением общественно опасного посягательства. Связующим компонентом этих сфер является отклоняющееся (аномальное) отношение, свидетельствующее о наличии социального конфликта, порожденного преступным актом одной из сторон этих отношений. Именно это отклоняющееся отношение и является предметом уголовно-правового регулирования, ибо только наличие этого вида отношения между людьми снимает предохранительное пусковое устройство всегда находящегося в повышенной готовности уголовно-правового регулятивного механизма. С исчезновением (устранением) отклоняющегося отношения регулятивная функция уступает место функции охранительной, которая (в отличие от регулятивной функции) не имеет остановок. Она действует непрерывно с момента вступления в силу соответствующего уголовного закона и до его полной отмены.

 

Приведенное позволяет сделать вывод о том, что уголовное право сориентировано на два предмета. Первый — охрана наиболее важных для общества отношений независимо от сферы человеческой деятельности (производственной, управленческой, имущественной, духовной и т. д.). Факт совершения преступления является юридическим основанием для возникновения особых отношений между преступником и потерпевшим, интересы которого представляет государство в лице его правоприменительных органов. Содержание второго предмета как раз и составляют отклоняющиеся (аномальные) отношения, противоречащие интересам не только отдельных граждан, но и общества в целом.

В теории прочно господствует мнение, согласно которому отрасли права различаются не только по предмету, но и методу правового регулирования. Как известно, метод определяется спецификой предмета и потому выступает в качестве вторичного. Можно заключить, что он выявляет особенности предмета регулирования. Будучи неразрывны, предмет и метод различаются функционально. Если первый отвечает на вопрос, какие общественные отношения должны регулироваться нормами уголовного права, то второй показывает, каким образом регулируются данные отношения. Следовательно, метод уголовно-правового регулирования представляет собой совокупность приемов, способов воздействия уголовного права на общественные отношения, выступающие его предметом.

Особенности предмета уголовно-правового регулирования определяют и специфику метода уголовного права. Поскольку преступления представляют собой общественно опасные деяния, которые причиняют (могут причинить) наиболее существенный вред тем или иных социальным ценностям (интересам и благам личности, общества и государства), методом уголовно-правового регулирования является запрет совершать такого рода деяния. Иные отрасли права обеспечивают регулирование общественных отношений, главным образом, путем регламентации дозволенного в обществе поведения, устанавливая права и обязанности субъектов (участников) соответствующих правоотношений, а также то, каким образом они могут совершать действия, удовлетворяющие их позитивные интересы (методы дозволения и управомочения). Уголовное право охраняет установленный правопорядок от преступных посягательств путем определения того, какие общественно опасные деяния являются преступлениями, и предусматривая наказания, подлежащие применению к лицам, совершившим преступления, т.е. нарушившим уголовно-правовой запрет.

Метод уголовно-правового регулирования, в самом общем его понимании, выражается в угрозе применения или в применении предусмотренных уголовным законом мер воздействия, т. е. в угрозе (как потенциальной, так и реализованной) привлечения к уголовной ответственности лица, виновного в совершении преступления. Уголовная ответственность, таким образом, выступает в качестве специфического метода (своеобразного социально-правового инструмента) регулирования (вытеснения) отклоняющихся отношений, в помощью которого в конечном счете уравновешиваются интересы общества и его членов, обеспечивается общественный порядок и поведенческая дисциплина людей. Метод, бесспорно, не сводится лишь к применению уголовной ответственности и наказания — уголовное право в совершенно определенной мере позитивно воздействует на самые различные сферы человеческой жизнедеятельности.

Известно, что применение уголовно-правовых норм осуществляется в трех основных формах: реализации гипотезы нормы уголовного права («Если ты совершишь…»), ее диспозиции («…то, что описано в законе…») и санкции («…то к тебе будут применены соответствующие уголовно-правовые меры»). Однако субъекты уголовно-правовых отношений воспринимают информацию соответствующей нормы уголовного права с различных позиций и в различных объемах. Для преступника интерес представляет прежде всего санкция уголовно-правовой нормы. Органам дознания и следствия адресовано в большей степени содержание диспозиции, вопросы правильной квалификации. Судебную инстанцию привлекает в первую очередь диспозиция и санкция той статьи, где она находит ответ на вопрос, что было совершено и какое за это допустимо уголовное наказание. С точки зрения метода уголовно-правового регулирования важно нарушение условий, указанных в гипотезе нормы, ибо только тогда имеются все фактическо-правовые основания для реализации уголовной ответственности в полном объеме. И потому действие уголовно-правового регулятора можно обозначить простой формулой: «Если совершено преступление, то (тогда) уголовно-правовой механизм должен выполнить в полном объеме свои регулятивные функции».    

Следовательно, в определенном смысле предмет уголовного права более многогранен, чем предмет правового регулирования других отраслей права: он охватывает не однородные, а, напротив, самые разнообразные юридические факты (общественно опасные посягательства), отражающие нарушение общественных отношений, урегулированных другими отраслями права.

В этой связи уголовная ответственность как совокупный метод уголовно-правового регулирования заключает в себе два аспекта воздействия на поведение людей: негативный и позитивный.

Негативный (ретроспективный) аспект метода уголовно-правового регулирования предполагает отрицательную оценку антиобщественного поведения, когда субъект совершает преступление. В таких случаях, как уже отмечалось, возникают отклоняющиеся (аномальные) отношения, которые необходимо ликвидировать, вытеснить, преобразовать, если это возможно, а нормальные, полезные отношения. Для решения этой задачи необходимо реализовать уголовно-правовую угрозу, т. е. привлечь преступника к уголовной ответственности. В подобных случаях уголовная ответственность наступает ретроспективно, по поводу уже совершенного преступного деяния, для порицания, осуждения и наказания виновного.

Позитивный (перспективный) аспект предполагает положительную оценку поведения, при котором поступки людей сообразуются с теми объективно необходимыми требованиями, которые охраняются всей совокупностью социально-правовых регуляторов. Подобное свидетельствует о том, что человек .не только усвоил норму поведения и «внемлет» голосу общественной совести, но и делает это с усердием и доброжеланием, за что заслуживает официального одобрения и социального морального поощрения. Такое позитивное проявление уголовной ответственности обращено в будущее и носит перспективный характер в том, смысле, что способствует закреплению личного стереотипа в виде привычки поступать законопослушно.

Таким образом, негативный аспект метода убеждает людей в бессмысленности преступного поведения, влекущего уголовную ответственность, тогда как позитивный аспект свидетельствует о полезности правомерного образа жизни.

В содержание уголовно-правовых отношений входят участники или субъекты (государство, с одной стороны, и физическое лицо, совершившее преступление, — с другой), а также юридические обязанности и субъективные права, которыми наделены их участники.

Можно заключить, что уголовное право, воздействуя на свой предмет присущим ему методом регулирования, призвано обеспечивать неотвратимость уголовной ответственности и наказания. Оно должно являться важным средством разрешения противоречий между личностью и обществом, когда такие противоречия выражаются в форме совершения преступления. Это и обусловливает задачи, стоящие перед уголовным правом.

 

2.3. Задачи уголовно-правового регулирования

 

Специфика и содержание уголовного права обусловливаются задачами, стоящими перед этой отраслью права. Социальная ценность уголовного права состоит прежде всего в охране общественных отношений, а именно: мира и безопасности человечества, личности, ее прав и свобод, собственности, природной среды, общественных и государственных интересов и всего правопорядка от преступных посягательств. Для осуществления этих задач уголовное право и законодательство устанавливают основания и пределы уголовной ответственности, определяют, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и закрепляют виды наказания и иные меры уголовно-правового воздействия. Иными словами, указанные задачи уголовное право решает на основе реализации охранительной и регулятивной функций. Если исходить из социального назначения уголовного права, то окажется, что обществом и государством на него возлагается задача охраны всей системы общественных отношений от преступных посягательств. Вместе с тем те, от кого охраняются общественные отношения, не могут рассматриваться посторонними (изгоями) для этих отношений людьми. Они являются носителями, участниками, а нередко активными творцами этих отношений. Поэтому уголовное право не только охраняет общественные отношения: от преступных посягательств, но и воздействует на сознание и поведение субъектов, вступающих в эти отношения.

На современном этапе российское уголовное право (в первую очередь — его Особенная часть) развивается с учетом следующих основных тенденций. Во-первых, с учетом обеспечения эффективной борьбы с организованной преступностью, терроризмом, а также наиболее опасными формами преступности — насильственной, коррупционной, рецидивной. Во-вторых, с учетом сужения уголовной репрессии в отношении несовершеннолетних правонарушителей, а также преимущественного применения уголовно-правовых санкций, не связанных с лишением свободы (штраф, исправительные работы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, условное осуждение) за преступления, не являющиеся тяжкими и особо тяжкими.

Благодаря охранительной и регулятивной роли уголовное право (в комплексе с другими факторами духовного, экономического, политического и идеологического характера) выполняет также задачу предупреждения (превенции) преступлений, ликвидации причин, порождающих преступность. Превенцию преступлений уголовно-правовыми средствами следует рассматривать в двух аспектах: во-первых, с точки зрения общей профилактики под воздействием уголовно-правового механизма и, во-вторых, с точки зрения частной профилактики путем уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших преступления. Отсюда очевидно, что превенция — это оборотная сторона охранительной задачи.

Иначе говоря, нормы уголовного права выполняют охранительную, профилактическую и воспитательную задачи прежде всего демонстрацией своего существования. Однако было бы иллюзией полагать, что устрашающим эффектом обладает норма (в том числе и уголовного права), применение которой представляет собой лишь абстрактную возможность. Фемида, по замечанию М. И. Ковалева1, не должна выступать в образе немощной старухи, которая только и может, что грозить пальцем непослушному правнуку, приговаривая при этом: «Ах ты, негодник, смотри у меня». Правосудие обязано использовать весь арсенал своих средств для борьбы с преступлениями, только в этом случае оно способно достойно выполнять свои основные социальные функции. Однако уголовный закон, обращая свою карательную функцию к виновному, должен всегда основываться на строгом соблюдении принципов, ибо только в этом случае он может выступать в качестве регулятора общественной жизни.

Задачами уголовного права в соответствии с ч. 1 ст. 2 УК являются: 1) охрана от преступных посягательств интересов личности, общества и государства; 2) предупреждение преступлений (со стороны осужденных и иных лиц, склонных к противоправному поведению).

Поскольку задачей уголовного права выступает охрана от преступных посягательств вышеназванных интересов, по самой своей сущности оно является охранительной отраслью права. Следовательно, по сравнению с другими отраслями права, выполняющими роль регулятора общественных отношений, уголовное право, не вмешиваясь в этот процесс, главным образом призвано защитить от причинения вреда правоохраняемые интересы — права и свободы человека, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, природную среду, конституционный строй России, а также способствовать обеспечению мира и безопасности человечества.

Задача предупреждения преступлений означает, что уголовный закон, который хотя и не оказывает влияния на причины и условия преступлений, тем не менее выполняет превентивную роль — удерживает от совершения преступных деяний лиц, которые склонны к противоправному поведению. Эта задача реализуется в двух относительно самостоятельных направлениях — во-первых, предупреждения преступлений со стороны осужденных, во-вторых — иных лиц, склонных к их совершению. Эта задача достигается преимущественно за счет психологического воздействия на сознание людей — устрашения лиц, склонных к совершению преступлений, возможным уголовным наказанием. И хотя угроза наказанием как превентивный фактор является тем более действенной, чем более суровое наказание установлено за конкретное преступление, главное все же не это, а то, насколько неотвратимо наказание применяется к лицам, виновным в совершении преступлений. Иными словами, реализация задачи предупреждения преступлений обеспечивается как посредством угрозы возможного уголовного наказания, так и (преимущественно) реальным применением уголовно-правовых санкций.

Естественно, что социально-ценностные возможности уголовного права не беспредельны, они имеют свои разумные ограничения. Какой бы совершенной ни была система уголовного права и отдельные ее подразделения, она не в состоянии искоренить те причины преступности, которые находятся вне пределов уголовно-правового пространства.

Реализация задач уголовного права обеспечивается, во-первых, тем, что в уголовном законе установлено основание уголовной ответственности — совершение лицом преступления (см. ст. 8 УК), во-вторых, путем определения круга уголовно наказуемых деяний, а также установления видов наказаний и иных мер уголовно-пра-вового характера, которые применяются при их совершении. Таким образом, можно заключить, что задачи, поставленные перед уголовным правом (законом), могут обеспечиваться (реализоваться) как самим по себе фактом существования норм этой отрасли права, так и на основе применения принудительных мер уполномоченными органами государственной власти (органами предварительного расследования, судом, органами, исполняющими уголовные наказания).

 

2.4. Принципы уголовного права

 

Уголовное право только тогда выполняет свою основную социально-нравственную и организационно-правовую миссию, когда руководствуется принципами, выработанными многовековой житейской мудростью предшествующих поколений.

Уголовно-правовые принципы, сформулированные в ст. 3—7 УК, определяют «физиономию» российского уголовного законодательства и теснейшим образом связаны с уголовной политикой — совокупностью идей, взглядов, определяющих направление деятельности государства в области борьбы с преступностью. Принципы уголовного права сформировались с процессе исторического развития этой правовой отрасли, осмыслены наукой и рекомендованы ею для непосредственного закрепления в нормах (положениях) уголовного закона — в УК. Довольно долго принципы уголовного права не находили отражения в тексте уголовного закона, сохраняя свое значение как научные категории, признаваемые законодателем и правоприменительной практикой как сгусток человеческого опыта. Хотя следует отметить, что не всегда смысл принципов уголовного права трактовался в точном соответствии с их содержанием, и более того — на некоторых этапах существования отечественного уголовного права общечеловеческий смысл его принципов официально не признавался.

Принципы уголовного права (законодательства) образуют целостную систему. Среди них нет более или менее значимых, все они в равной степени важны, и их диалектическое взаимодействие друг с другом учитывается законодателем при формулировании уголовно-правовых предписаний1. В УК сформулированы следующие принципы: законности (ст. 3), равенства граждан перед законом (ст. 4), вины (ст. 5), справедливости (ст. 6), гуманизма (ст. 7).

Очевидно, уголовному праву присущи следующие основные принципы.

Принцип законности, который вытекает из положений Всеобщей декларации прав человека: никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом. Кроме того, принцип законности проявляется в том, что лицо может быть осуждено только за то совершенное им деяние, которое содержит в себе состав преступления, предусмотренный уголовным законом. Далее, принцип законности требует применения к нему только того наказания, которое предусмотрено уголовным законом за это преступление, И, наконец, освободить от уголовной ответственности (наказания) можно только при наличии оснований и условий, указанных в законе.

Принцип законности имеет два аспекта. Согласно ч. 1 ст. 3 УК преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только этим Кодексом. В этой части данный принцип отражает содержание известного еще со времен римского права принципа «nullum crimen, nullum poena» (нет преступления, нет наказания без указания о том в законе). Это означает, что к уголовной ответственности может быть привлечено только то лицо, которое совершило общественно опасное деяние, прямо запрещенное УК. При этом наказание за преступление должно назначаться судом в пределах, установленных Кодексом на момент его совершения.

Второй аспект принципа законности связан с вопросом о применении уголовного закона по аналогии, т.е. использования для привлечения к уголовной ответственности за совершенное лицом деяние нормы закона, которая хотя и не охватывает его полностью, но очень близка по содержанию с ним. По аналогии при отсутствии требуемого, по мнению суда, для разрешения конкретного случая нормативного предписания возможно применение норм в гражданском и гражданско-процессуальном праве, т.к. это не связано с возложением на субъекта правовых отношений мер ответственности. Однако согласно ч. 2 ст. 3 УК принцип законности исключает возможность применения по аналогии норм уголовного закона. Тем самым в случае установления пробела в уголовном праве (например, при отсутствии нормы, запрещающей под угрозой наказания совершенное лицом деяние, которое причиняет вред правоохраняемым интересам), для привлечения этого лица к уголовной ответственности не может быть использована наиболее близкая по своему содержанию норма Особенной части УК. Так, при абсолютном запрете в федеральном законодательстве Российской Федерации о здравоохранении клонирования человека (создания клеток-клонов человека) непосредственно ответственность за данное поведение в УК не установлена. Следовательно, применить норму об ответственности за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК) к действиям лица, которое производит соответствующие опыты на территории России, нельзя, т.к. эта норма не охватывает такого рода противозаконные действия исследователей.

Восполнение пробелов в уголовном праве при их обнаружении является прерогативой законодателя.

Принцип равенства граждан перед уголовным законом. Принцип равенства граждан перед законом означает, что лица, совершившие преступления, равны перед законом подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 4 УК). Это в точности соответствует как ст. 19 Конституции Российской Федерации, так и ст. 7 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., а также другим актам международного права.

Преступник подлежит уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Возможно только одно основание уголовной ответственности — наличие в совершенном деянии признаков конкретного состава преступления. Ко всем лицам, совершившим одинаковое преступление, должен применяться один уголовный закон. Вместе с тем равенству всех перед уголовным законом должно предшествовать социальное равенство.

Принцип равенства всех перед законом не исключает, однако, неприкосновенности ряда высших должностных лиц государства: Президента РФ, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы (ст. 91, ч. 1 ст. 98 Конституции РФ), судей (ч. 1 ст. 122 Конституции РФ), прокуроров1.

Однако принцип равенства перед законом вовсе не означает абсолютно одинаковой ответственности всех тех, кто совершил однотипные преступления. Так, при возложении уголовной ответственности и назначении наказания суд учитывает пол виновного, его служебное и материальное положение, факт осуждения за совершение умышленного преступления в прошлом. Кроме того, закон устанавливает, что совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения, признается отягчающим обстоятельством (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК), а несовершеннолетний возраст — обстоятельством, смягчающим наказание (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК). Более суровое наказание влечет совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК, ч. 3 ст. 160 УК), а также если оно совершено родителем, педагогом или лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 150 УК, ч. 2 ст. 151 УК). Наказание в виде смертной казни и пожизненного лишения свободы не может применяться к лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет, к женщинам, а также к мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65-летнего возраста (ст. 57, 59 УК).

Такой дифференцированный подход к возложению уголовной ответственности нельзя признавать противоречащим принципу равенства граждан перед законом, поскольку он в полной мере отвечает другому принципу уголовного законодательства — принципу справедливости.

Согласно принципу вины (другое его название — принцип субъективного вменения) лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 У К). Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда (каким бы значительным он ни был), по российскому уголовному праву не допускается.

Этот принцип находит свое отражение в законодательном определении преступления, которое характеризуется как виновно совершенное деяние (ч. 1 ст. 14 УК). Следовательно, уголовная ответственность не может быть возложена на лицо, причинившее весьма тяжкий вред правоохраняемым интересам, если оно при этом действовало невиновно, т.е. при отсутствии умысла или неосторожности.

Принцип неотвратимости уголовной ответственности заключается в том, что лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию в уголовно-правовом порядке. Под последним следует понимать и своевременное привлечение преступника к ответственности, и то, что перед уголовным законом ни у кого не должно быть привилегий. Если совершено преступление, виновный должен понести справедливое наказание независимо ни от каких обстоятельств. В уголовно-правовом пространстве государства не должно быть «элитарных» (в
том числе и депутатских) зон, и каждый, кто совершит преступление, должен понимать, что справедливая и суровая кара для него неминуема.

Принцип личной ответственности находит свое выражение в том, что лицо отвечает лишь за то, что оно совершило (сотворило), причем действие этого принципа не противоречит уголовной ответственности при соучастии, при наличии которого все виновные несут уголовную ответственность за совместно и согласованно совершенное преступление «солидарно». Уголовную ответственность может нести только физическое лицо.

Принцип виновной ответственности подразумевает, что человек отвечает только за деяние и его последствия, причиненные им умышленно либо по неосторожности.

Принцип справедливости означает, что уголовное наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, применяемые к преступнику, должны соответствовать тяжести преступления, степени вины и личностным свойствам, проявившимся в совершенном им преступном деянии.

Принцип справедливости согласно ст. 6 УК означает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Справедливость в уголовном праве — «уголовно-правовая соразмерность», — почти никогда не бывает соразмерностью фактической, так как законодатель при установлении санкций за деяние руководствуется политическими, идеологическими, материальными, моральными соображениями, т. е. прежде всего соображениями утилитарными1.

В теории уголовного права, как правило, понимание принципа справедливости сводится к назначению наказания2. Однако справедливость в уголовном праве выражается ив справедливом формировании круга преступных деяний, и в определении в законе справедливой санкции за деяние, которое им запрещается3. Другими словами, принцип справедливости охватывает как сферу правоприменения, так и сферу правотворчества. Применительно к сфере правотворчества данное положение должно выражаться в том, что санкции за преступления большей общественной опасности должны быть суровее санкций за менее опасные преступления.

Указанный принцип следует понимать и в том смысле, что никто не может дважды нести уголовную ответственность за одно и то же преступление.

Принцип демократизма, хотя и не в полном объеме, проявляется в уголовном праве в различных формах участия представителей общественных объединений и частных лиц при назначении уголовной санкции, ее исполнении и, в частности, при освобождении от уголовной ответственности и наказания.

Сущность принципа гуманизма заключается в признании ценности человека (однако не только преступника, но и в первую очередь того, кто пострадал от него). В частности, он выражается в том, что уголовная мера, влекущая существенное ущемление правового статуса осужденного, преследует единственную цель — оградить интересы других, правопослушных граждан, от преступных посягательств. В целях положительного влияния на виновного к нему должна применяться минимально необходимая мера уголовного наказания. С этих позиций следует признать вполне гуманным положение, согласно которому не влечет уголовной ответственности деяние, которое хотя формально и содержит в себе признаки состава преступления, но по своей малозначительности не является общественно опасным.

Подчеркнутое выражение принцип гуманизма находит в ч. 2 ст. 7 УК, согласно которой «наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства». С учетом этого в российском УК отсутствуют и не могут быть введены жестокие, мучительные и позорящие виды наказания. Несмотря на то, что отдельные предусмотренные в УК наказания являются весьма суровыми (например, смертная казнь, пожизненное лишение свободы), принцип гуманизма, с одной стороны, ограничивает их использование в санкциях статей Особенной части УК (таковых имеется только пять — ч. 2 ст. 105, ст. 277, 295, 317, 357), а с другой — исключает применение к лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет, к женщинам, а также к мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65-летнего возраста (ст. 57, 59 УК).

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  3. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документа и материалы. М., 1989. С. 413– 419
  4. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1986. С. 302 – 320; БВС. 1994. № 12. С. 5– 11
  5. Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в ред. Федерального закона от 17.11.95 № 168-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472; 2003. № 27 (ч. 1). Ст. 2700.
  6. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981.
  7. Карпец И. И. Уголовное право и этика. М., 1985.
  8. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. М., 1988.
  9. Ковалев М. И. Советское уголовное право: Курс лекций. Вып. 1. Введение в уголовное право. Свердловск, 1971.
  10. Коган В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия. М., 1983.
  11. Кругликов Л. Л. Проблемы теории уголовного права: Избранные статьи (1982—1999 гг.). Ярославль, 1998.
  12. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. М., 1998.
  13. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 2004
  14. Наумов А. В. Уголовное право. Часть Общая: Курс лекций. М., 2005.
  15. Никулин С. И. Уголовный закон и частный интерес: Лекция. М., 1994.
  16. Петрова Г. О. Норма и правоотношение — средства уго-ловно-правового регулирования. Нижний Новгород, 1999.
  17. Пикуров Н. И. Уголовное право в системе межотраслевых связей. Волгоград, 1998.
  18. Понятовская Т. Г. Концептуальные основы системы понятий и институтов уголовного и уголовно-процессуального права. Ижевск, 1996.
  19. Похмелкин В.В. Достижение справедливости при назначении наказания по уголовному праву. Автореф. дис. … канд. Юрид. Наук. М., 1985.
  20. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. Выпуск последний // Труды института русского языка. М., 1949. Т. 1.
  21. Проилляков А. Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права. Екатеринбург, 1997.
  22. Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 1. Преступление / Под ред. А. И. Коробеева. Владивосток, 2002.
  23. Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка. Т. 1. М., 1958.
  24. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. Тула, 2001
  25. Тоболкин П. С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. Свердловск, 1983.
  26. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева.–М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2005
  27. Уголовное право. Часть Общая. В 4-х т. / Под ред. И. Я. Козаченко. Т. 1. Уголовный закон. Преступление. Уголовная ответственность. Екатеринбург, 1991.
  28. Уголовное право. Общая часть / Под ред. В. Я. Петрашева. М., 2003.
  29. Уголовное право. Общая часть / Под общ. ред. В.И. Радченко.- М.: ЗАО «Юстицинформ», 2004.
  30. Фефелов П. А. Механизм уголовно-правовой охраны. Основные методологические проблемы. М., 1992.
  31. Шаргородский М.Д. Уголовный закон // Избранные работы по уголовному праву. СПб., 2003.
  32. Шилов О.Ф. Уголовное право. М., 1999.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.05MB | MySQL:121 | 2,727sec