Уголовные преступления против чести и достоинства

<

042514 1423 1 Уголовные преступления против чести и достоинства1. честь, достоинство, репутация: основные понятия

 

Для более точного понимания сущности рассматриваемой темы, на мой взгляд, необходимо выявить суть понятий «честь, достоинство и деловая репутация». Попробуем выяснить сущность данных понятий.

Три понятия — честь, достоинство и репутация — весьма близки друг другу. При этом в текстах права два первых понятия обычно используются в составе единого словосочетания: защита чести и достоинства, унижение чести и достоинства. В новом законодательстве РФ к этому словосочетанию обычно добавляется деловая репутация, а в ГК РФ — и доброе имя. Все эти понятия рассматриваются как нематериальные права личности, принципиально не отчуждаемые1.

Начнем свое исследование с исторического аспекта.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что необходимость уголовно-правовой защиты чести и достоинства личности была осознана давно. Уже первые редакция Русской Правды содержали положения о наказуемости оскорбления (бесчестия), под которым понималась обида, наносимая лицом своими действиями кому-либо. Заметить, что оскорблением тогда считались не только побои, но и раз личного рода телесные повреждения (увечья). В более поздних редакциях Русской Правды начали появляться предписания ответственности за оскорбление словом (за лай), тяжесть которой ставилась в зависимость от пола (оскорбление женщин наказывалось более строго, чем оскорбление мужчины) и социального положения оскорбленного, его чина и звания. Существенное значение сословно-классовой принадлежности потерпевшего придавалось в Уставной Двинской грамоте, царски Судебниках 1497 и 1550 гг. Еще более дифференцированный подход к наказуемости оскорбления нашел свое отражение статьях Соборного Уложения царя Алексея Михайловича. В них давался не только подробный перечень сословий и должностных лиц, за оскорбление которых устанавливалась самостоятельная санкция, но обращалось особое внимание на место совершения преступления: оскорбление, нанесенное на царском дворе, в церкви или суде, влекло за собой обычно тюремное заключение либо битье батогами, кнутом; аналогичные деяния, совершенные в иных местах, подлежали, как правило, наказанию только в виде выплаты бесчестия, т. е. определенного денежного взыскания. В последних случаях в отличие от ранее действовавших норм Соборное Уложение под бесчестием понимает преимущественно оскорбление словом, в том числе не соответствующим действительности. Оскорбление действием предполагало наказание в основном тогда, когда оно было сопряжено с совершением другого преступления против личности, в частности, нанесением телесного повреждения.

Существенное развитие данные нормы Соборного Уложения получили в середине XIX в., в частности, при подготовке Уложения о наказаниях уголовных и исправительных Устава о наказаниях уголовных и исправительных и Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. После принятия закона от 21 марта 1851 г., отменившего принцип равенства уголовно-правовой защиты сословий при наказуемости за бесчестие, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (в редакции 1885 г.) в главе «Об оскорблении чести» предусматривало несколько отделений. В первом из них – «О преступлениях против чести и целомудрия женщин» – речь шла по сути дела о признании разновидностью оскорбления половых преступлений. Второе отделение, озаглавленное как «О непосредственных личных оскорблениях», предусматривало ответственность за оскорбление, действием словом отца, матери или иного родственника по восходящий. Третье отделение называлось «О клевете и распространении оскорбительных для чести сочинений, изображений или слухов» и описывало признаки составов преступлений, связанных с представлением присутственному месту виновнику либо подделыванием письма или иной бумаги, содержащей клевету в адрес лица, его жены или членов семьи. Несколько иной классификации деяний против чести, оцениваемых в качестве проступков, придерживался Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Имея в виду оба этих нормативных акта, в юридической литературе нередко различали четыре виды преступлений чести1:

1) обиды (оскорбления в узком смысле слова);

2) клевету;

3) диффамацию или опозорение;

4) разглашение тайны в целях оскорбления.

Под первым видом преступлений понималось оскорбление словом (письменно или устно) либо действием (нанесением телесных повреждений, не опасных для жизни, или побоев), выражающим неуважение кого-либо. Второй вид преступлений определялся как разглашение какого-либо обстоятельства, позорящего физическое или юридическое лицо и не существующего в действительности. Третий вид преступлений связывался с оглашением такого позорящего частное или должностное лицо обстоятельства, истинность или ложность которого не является достаточно доказанной. Четвертый вид преступлений подразу-мевал разглашение с целью оскорбления обстоятельства, сообщенного виновному под условием сохранения тайны или полученного им проти-возаконным способом. Фактически аналогичные разновидности преступ-лений против чести и достоинства личности предусматривались в Уголовном Уложении 1903 г. в главе «Об оскорблении», но при этом из нее были изъяты статьи, касающиеся наказуемости половых преступлений.

Советское уголовное законодательство относило к преступлениям против чести и достоинства личности еще более узкий круг деяний. Если не считать факт явно ошибочного включен в УК РСФСР 1922 г. в раздел «Иные посягательства на личность и ее достоинство» составов хулиганства, заведомо ложного доноса и заведомо ложного показания, то все действующие в этот период развития нашего государства уголовные законы ограничивались выделением только двух составов: оскорбления и клеветы. В УК РСФСР 1922 и 1926 гг. понятие оскорбления не раскрывалось, только указывалась возможное совершения этого преступления действием, словесно или письменно. Впервые определение оскорбления было сформулировано в УК РСФСР 1960 г., трактовавшем его как «умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме». Что касается клеветы, то уже первый советский Уголовный кодекс в качестве обязательных ее признака назвал оглашение такого обстоятельства, которое заведомо является, во-первых, ложным, а во-вторых — позорящим другое лицо. В сущности, то же самое имелось в виду в УК РСФСР 1926 и 1961 гг., где говорилось не об оглашении ложных и позорящих обстоятельств, а о распространении ложных и позорящих измышлений1.

Сопоставляя в интересующем нас аспекте положения нового УК РФ 1996 г. с ранее действующим законодательством можно констатировать, что в их основе лежат те представления о системе преступлений против чести и достоинства личности, которые существовали в нашей стране во второй поло вине XX в. Более того, не претерпело сколько-нибудь значительного изменения и понимание основных, конструктивных признаков составов преступлений против чести и достоинства личности. Во всяком случае применительно к понятию клеветы об этом можно говорить с уверенностью, поскольку замена слова «измышление» на слово «сведения» носит терминологический характер и не более того. Сложнее обстоит дело с мотивами исключения из сформулированного УК РФ 1996 г. определения состава оскорбления указания на умышленный характер совершаемого виновным унижения чести и достоинства другого лица. И хотя применительно к новому законодательству в опубликованных ныне работах оскорбление по-прежнему характеризуется как умышленное преступление, нельзя не заметить, Что ныне существующая редакция статьи дает основание для вывода о возможности осуждения лица за неосторожное посягательство на честь и достоинство лица.

Сохраняя преемственность в представлениях о конструктивных, обязательных признаках составов преступлений против чести и достоинства личности, УК РФ 1996 традиционно положительно решает вопрос об обязательном усилении наказания за оскорбление и клевету в случаях, когда они носят публичный характер или когда клевета связана с обвинением лица в совершении им тяжкого или особо тяжкого преступления. В УК РСФСР 1960 г. предусматривалась более строгая наказуемость за совершение клеветы или оскорбления со стороны лица, ранее судимого за такое преступление. В новом уголовном законе такое обстоятельство в качестве квалифицирующего не предусмотрено.

Еще десяток лет назад судебные иски о защите чести и достоинства встречались крайне редко, и особенно к СМИ. Судебная практика шла по пути непризнания исковых требований, обращенных к прессе, даже в тех случаях, когда недостоверность порочащих сведении была очевидна. Причина заключалась в том, что в представлении судей авторитет СМИ был непререкаем и не шел ни в какое сравнение с правами и законными интересами отдельных граждан1.

В эпоху гласности ситуация изменилась с точностью «до наоборот»: растет число судебных дел, растет число удовлетворенных исков (Приложение).

Теперь обратим внимание на сущность понятий «честь», достоинство», «репутация» с учетом вышесказанного.

Но, несмотря на множественность определений понятий «честь», «достоинство», «репутация», на мой взгляд наиболее четким определением чести является определение, данное в А. М. Эрделевским: «сопровождающееся положительной оценкой общества отражение качеств лица в общественном сознании»2. Понятие чести имеет три стороны, три аспекта. Во-первых, это характеристика самой личности («качества лица»). Эта сторона понятия чести наиболее ярко выступает в словарных определениях, в особенности в Словаре живого великорусского языка В. И. Даля («внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть»)1. Во-вторых, это общественная оценка личности («отражение качеств лица в общественном сознании»). Понятие чести изначально предполагает, что эта оценка положительная. В-третьих, это общественная оценка, принятая самой личностью, «способность человека оценивать свои поступки, …действовать в нравственной жизни в соответствии с принятыми в… обществе моральными нормами, правилами и требованиями»2.

В текстах права имеется в виду вторая сторона понятия чести, так как никакого «унижения» или «умаления» чести как свойства самой личности быть не может. Однако унижение чести как основание для вчинения иска предполагает, что истец ощущает изменение (или предполагает возможное изменение) общественного мнения о себе, т.е. его самооценка (честь-3) остается той же и расходится с действительной или возможной общественной оценкой (честь-2).

Понятие достоинства близко к чести-3 по А. Эрделевскому3, это «сопровождающееся положительной оценкой лица отражение его качеств в собственном сознании». По А. Анисимову4, это «самооценка личности, основанная на ее оценке обществом». В отличие от чести, достоинство есть не просто оценка соответствия своей личности и своих поступков социальным (моральным) нормам, но прежде всего ощущение своей ценности как человека вообще (человеческое достоинство), как конкретной личности (личное достоинство), как представителя определенной социальной группы или общности (например, профессиональное достоинство), ценности самой этой общности (например, национальное достоинство: возможность его унижения была предусмотрена старым УК РФ)5.

Интересно, что, хотя честь относится в ГК РФ к неотчуждаемым благам или правам личности, причем в текстах права выступает прежде всего честь-2, в юридической литературе «внешняя честь» иногда отождествляется с «гражданской честью», исходящей от государства, которая исчезает в случае уголовного наказания»6. В то же время достоинство (но не честь) фигурирует в ст. 1 Конституции РФ как абсолютно неотъемлемая и охраняемая государством ценность. Комментарий к Конституции РФ понимает достоинство как «признание за человеком этой ценности независимо от того, что он о себе думает и как его оценивают другие»7. Таким образом, может возникнуть казус, когда сам человек не обладает чувством собственного достоинства (положительной самооценкой), общество оценивает его негативно, но в то же время государство и общество охраняют его достоинство и заботятся о том, чтобы оно не подверглось умалению, унижению (отмечу, что термин «умаление» встречается только в Конституции РФ и только применительно к достоинству).

В целом, если трактовать честь как честь-2, т.е. как общественное мнение о положительных качествах человека, то достоинство есть положительное мнение человека о самом себе как отражение его социальной оценки. Дискредитация человека в общественном мнении и есть «унижение чести». Тут вероятен вопрос: можно ли дискредитировать человека в собственных глазах? Мне кажется, что именно поэтому в Конституции РФ говорится об «умалении»: законодатель, по-видимому, имеет в виду такое воздействие на общественное мнение, которое противоречит достоинству личности как ее неотъемлемому праву. Таким образом, более правильно было бы в правовом контексте говорить об «унижении чести и умалении достоинства».

Понятие репутации как таковой (без дополнительного разъяснения) непопулярно в правовых текстах и редко возникает в правоохранительной практике. По содержанию оно очень близко к чести-2, однако не содержит апелляции к самой личности и касается лишь ее оценки в общественном сознании или общественном мнении. (В ГК РФ «репутация представляет собой сложившееся о человеке мнение, основанное на оценке его общественно значимых качеств»1.) Другое дело — деловая репутация. Это сочетание возникло как правовое понятие уже в постсоветское время и отражает новые социальные и социально-психологические реалии. Именно поэтому в юридической литературе деловая репутация связывается прежде всего (хотя и не исключительно) с предпринимательской деятельностью. Наиболее точно, видимо, определение, даваемое А. Эрделевским2: «сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании». Существенно, что это лицо может быть и физическим, и юридическим. В принципе, у лица может быть и «плохая», негативная репутация, но чаще этот термин употребляется с положительным значением.

Унижение или умаление деловой репутации может происходить независимо от истинности или неистинности распространяемых о соответствующем лице сведений3.

Понятие престижа вообще и морального престижа в частности законодателем не употребляется и встречается только в юридической литературе. Это оценка данного лица общественным мнением с точки зрения его социальной роли, социального статуса, социального влияния. В известном смысле это «количественная» характеристика: не «какой» престиж, а «насколько высокий» престиж. Как и честь, престиж может быть только положительным. Сочетание «моральный престиж» внутренне противоречиво: понятие престижа относится не к самой личности человека (на что, казалось бы, указывает определение «моральный»), а исключительно к его оценке в общественном мнении.

Понятие доброго имени, только что появившееся в тексте нового ГК РФ, остается пока скорее метафорой и, по-видимому, в этом контексте синонимично репутации (в широком смысле, т.е. не только деловой).

Теперь перейдем к рассмотрению общей характеристики состава преступлений против чести и достоинства личности с учетом все вышесказанного.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Общая характеристика состава преступлений против чести и достоинства личности

 

В данную группу преступлений против личности входят клевета и оскорбление. Оба преступления посягают на один и тот же объект — честь и достоинство человека, охраняемые, в соответствии с Кон-ституцией РФ. Кроме того, в ст. 129 УК введено понятие «репутация человека». Различаются эти преступления по способу посягательства на честь и достоинство1.

Как уже было выше отмечено, понятия «честь», «достоинство», «репутация» определяют близкие между собой нравственные категории. Различия между ними лишь в субъективном или объективном подходе при оценке этих качеств.

Честь – это общественная оценка личности с нравственных пози-ций, присущих в идеале членам общества. Мерилом этой оценки являет-ся поведение самого человека, его отношение к социальным и духовным ценностям, обществу, окружающим.

Честь (в историческом аспекте) — это качество в какой-то степени клановое, базирующееся на принятом в определенном круге лиц кодексе поведения: честь офицера, честь дворянина в дореволюционной России, честь замужних женщин и т. п. Но в любом случае, оценивая человека с нравственных позиций не только узкого круга лиц, но и общества в целом, можно сказать, честно ли он себя вел в сложившейся ситуации как член общества, как человек.

Категории чести и достоинства определяют отношение к человеку как высшей общественной ценности.

Еще в древней Греции и древнем Риме понятия чести и достоинства соизмерялись с уважением к личности, соотносились с моралью и правом. Честь играла видную роль в этике многих великих мыслителей, политиков, философов разных эпох и народов, характеризуя далеко не в малой степени их общественные взгляды и направления деятельности.

С точки зрения философско-правовых воззрений, честь представляет собой могучую власть, крупнейшую из сил, проявляемых в истории отношений людей и народов в целом.

<

Понятия чести и достоинства имеют и определенную направленность. Их объектом является прежде всего человек, или группа людей, или коллектив, или в более широком плане говорят о чести нации.

Чувства чести и достоинства не только переживаются, но и осоз-наются, поэтому при толковании понятия чести разграничивают чувство чести от сознания собственного достоинства. У человека сознание и чувство чести и достоинства как бы органически слиты воедино, но их нельзя отождествить.

При определении понятия чести различают два аспекта – объективный и субъективный, личный. Честь — это и общественная оценка общественного признания, и стремление поддержать свою репутацию. Ее содержание является социальным, то есть не зависящим от индивидуального человека, а принадлежащим нравственным принципам. Честь прежде всего выступает как оценочная категория, направленная от общества к личности.

Что же касается субъективной, личной стороны чести, то она заключается в способности человека оценивать свои поступки, подавлять в себе эгоистические, безнравственные стремления и намерения, осуществление которых в данном обществе расценивалось бы как бесчестье, и в его способности действовать в соответствии с принятыми в этом обществе моральными нормами, правилами.

Личная сторона чести всегда неразрывна с социальной, подчиняется и обуславливается последней и оказывает на нее огромное воз-действие, так как человек не может «уклониться» от суждений окружающих его людей, которые оценивают его поступки, от общественного мнения.

Роль общественного мнения очень велика, в силу того или иного общественного мнения приходят и уходят политические партии и движения, политические и государственные деятели самых различных уровней. Под его влиянием могут происходить изменения в любой из жизненно важных сфер общественной жизнедеятельности.

Каждому человеку, таким образом, приходится волей-неволей примиряться с тем, что другие люди судят о его поступках по-своему. Он не может подчиниться началу свободного выбора.

Положительная оценка деятельности и поведения человека со стороны общества возвышает его в глазах окружающих, благотворно воздействует и на чувство собственного достоинства, придает ему силы для дальнейшего нравственного совершенствования. Разные последствия для того или иного лица может вызвать его отрицательная оценка. В одних случаях она заставляет человека стремиться к исправлению своих недостатков, в других — усугубляет их. Поэтому общественная оценка должна быть объективной.

Честь является категорией исторической, ибо она возникла с появлением человеческого общества, поэтому ни это общество, ни личность не в состоянии отменить эту нравственную категорию. Следовательно, пока существует человеческий коллектив, его отдельные члены будут подвергаться определенной оценке со стороны окружающих лиц. При этом общественная оценка не зависит от воли и желания самого оцениваемого лица.

В основе представления о чести лежит определенный критерий нравственности. В силу этого проявляется объективный характер категории чести. Но нельзя отрицать возможности формирования неправильной общественной оценки по отношении к кому-либо. Таким образом, честь является категорией, отражающей достоинство индивида в сознании других людей, общественная его оценка, положительная репутация человека.

Вместе с честью, понимаемой в обществе как определенная социальная оценка человека, находится категория достоинства.

Достоинство — это самооценка человека, базирующаяся на воспитанных с детства качествах — совестливости, чувстве сострадания к людям, презрении к чинопочитанию, подхалимству, отсутствии стремления достичь жизненных благ любой ценой и т. п. Достоинство — это умение в любой жизненной ситуации оставаться Человеком.

Достоинство того или иного человека заключается в духовных и физических качествах, ценных с точки зрения потребностей общества. Эти личные качества и составляют то, что принято называть личным достоинством. Однако человек также обладает определенной ценностью и безотносительно к его индивидуальным качествам, социальному положению, профессиональной принадлежности. Такой ценностью и является человеческое достоинство.

Достоинство также, как и честность, сочетает в себе и социальную, и индивидуальную стороны. Его социальный характер проявляется в том, что как моральная ценность и общественно-значимое качество личности достоинство определяется существующими общественными отношениями и нередко не зависит от человека. Но данная категория выступает еще и как сознание и чувство собственного достоинства. Эти субъективные стороны достоинства представляют собой осмысление и переживание человеком своей моральной ценности и общественной значимости, они обуславливаются общественными отношениями и зависят от них.

Признание обществом достоинства личности, означает определенную оценку всех моральных качеств, которыми она обладает. Все, что аморально в человеке, осуждается обществом. Чем сильнее развито в человеке чувство уважения к другим людям, доброжелательность, благо-родство, отзывчивость, чуткость, честность, искренность, скромность и т.д., тем большую ценность он представляет для общества, тем более высокую оценку его он получает. Отсюда необходимо воспитание этих качеств человека с первых дней его жизни. Определяющим в формировании достоинства является отношение человека к окружающей его действительности, взаимоотношение с тем коллективом в котором он находится: сад или школа, ВУЗ или трудовой коллектив.

Честь и достоинство между собой имеют неразрывную связь в силу того, что в их основе лежит единый критерий нравственности. Между тем, несмотря на неразрывную связь, существующую между общественной оценкой лица и его самооценкой, между честью и достоинством существуют и различия. Они заключаются в том, что честь – объективное общественное свойство, а в достоинстве на переднем плане — субъективный момент, самооценка. Отсюда можно сделать вывод, что достоинство человека находится в определенной зависимости от его воспитания, от внутреннего духовного мира, особенностей его психического склада.

В общем виде достоинство представляет собой своеобразную совокупность положительных качеств индивида, его моральную ценность. Оно может рассматриваться как социальная значимость того или иного лица, обусловленная его общественно полезными свойствами.

Категории честь и достоинство вытекают одна из другой. Они едины, но не тождественны.

Честь и достоинство, в частности, граждан не одинаковы, поскольку не одинаковы их заслуги перед обществом. Содержание чести и достоинства любого человека постоянно обогащается, меняется по мере развития его общественной деятельности. Честь и достоинство характеризуют личность, они соединяют ее важнейшие духовные качества. Вместе с тем честь и достоинство отражают определенные социальные отношения между человеком и обществом, а потому имеют большое общественное значение и охраняются с помощью различных отраслей права, в том числе и уголовного.

Неразрывно с честью и достоинством стоит и такое понятие, как репутация. При этом, как уже отмечалось выше, если представление о достоинстве личности исходит из принципа равенства всех людей в моральном отношении и их самооценки, то понятием чести, наоборот, дифференцировано оценивает людей, что тем или иным образом находит отражение в их репутации. Следует заметить, что понятие репутации в известном смысле совпадает с понятие чести в ее внешнем, объективном значении.

Репутация с нравственных позиций определяет статус («реноме») человека в обществе. Она включает представление человека о самом себе и главное, представление других люд о нем. Подорвать репутацию — значит изменить мнение людей о конкретном человеке в худшую сторону.

Отмечая тесную взаимосвязь чести и достоинства, законодатель включает их в понятие непосредственного объекта преступления как по ст. 129, так и по ст. 130 УК. Однако с учетом названия статей (клевета и оскорбление), особенное действие виновного можно провести разграничение между статьями 129 и 130 УК по объекту посягательства.

При клевете (ст. 129 УК) объектом является честь и достоинство человека в объективном смысле, то есть оценка названных качеств со стороны окружающих. При оскорблении (ст. 130 УК) объект — честь и достоинство в субъективном виде, то есть оценка указанных качеств самим потерпевшим1.

Теперь, на мой взгляд, следует разъяснить понятий «сведения» «распространение сведений».

Понятие «сведения» в текстах права синонимично понятию «информация»2. Иначе говоря, сюда входят переписка, телефонные переговоры, почтовые и телеграфные сообщения, сообщения, переданные по факсу, телексу, радио, через космическую связь, с использованием других каналов связи. И, естественно, в объем «сведений» («информации») входит также тиражирование текстов в средствах массовой информации, как печатных, так и электронных. Наконец, сюда же относится расклеивание плакатов и листовок, публичные (например, на митинге) заявления и т.п.

Информация может быть разглашена, т.е. передана не только тому лицу (лицам), которым она предназначена или которые имеют право с ней знакомиться. Так, работники телеграфа несут ответственность, если они ознакомили посторонних лиц с частной телеграммой. С другой стороны, наказуемо разглашение государственной тайны.

Информация может быть произведена и может быть распространена. Наиболее обычным видом распространения сведений (информации) являются СМИ (амо распространение толкуется как опубликование сведений в печати, трансляция по радио- и телевидеопрограммам, демонстрация в хроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных юридическим лицам, или сообщениях в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу (кроме того лица, которого данные сведения касаются, если дело происходило без свидетелей)1.

Сведения нередко противопоставляются оценкам. Но анализ текстов права показывает, что реально этим словом обозначается любая информация, в дальнейшем разглашенная или распространенная, независимо от ее правдивости или ложности, фактологичности или «чистой» оценочности2. Так, постановление Пленума ВС РФ от 25.04.1995 включает в определение порочащих сведений «сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином… действующего законодательства или моральных принципов». Но утверждения «N. – вор» или «N. – мошенник» как раз и относятся к этой категории, хотя они могут быть чисто оценочными (так чаще всего и бывает).

У термина «сведения» есть еще, по крайней мере, два синонима — это «утверждения» и «сообщения». Однако они в текстах права не отграничены от других терминов и не определены3. В целом можно определить сведения как любые тексты, содержащие описание (и, возможно, оценку) тех или иных событий или отдельных компонентов этих событий. Таким образом, сведения можно разделить на следующие классы:

а) сведения о том, что событие произошло/не произошло;

б) сведения, содержащие истинное суждение/ложное суждение о событии. Истинное суждение о событии есть факт или фактологическое суждение;

в) сведения, содержащие только суждения о событии/содержащие оценку этого события (оценочные суждения);

г) оценочные суждения, относящиеся к событию/относящиеся к суждению о событии.

Любое отдельное высказывание о событии по определению не может быть полным, т. е. реальным фактом. Даже если оно в результате проверки (верификации) оказалось истинным (т. е. вербальным фактом), это высказывание может давать неправильное представление о событии именно потому, что оно односторонне, вырвано из общего массива информации. Так, высказывание «N. заявил, что его не беспокоит расширение НАТО на восток» может быть абсолютно истинным: N. действительно заявил именно это. Но если ограничиться только этим высказыванием, не приводя аргументов, выдвинутых N. для обоснования своей позиции, то у адресата (читателя, зрителя ТВ) почти наверняка создастся неадекватное представление о позиции N. и, весьма вероятно, возникнет (или укрепится) негативное отношение к нему.

Стало быть возможно рассмотреть формы выражения сведений. Эта форма может быть следующей1:

1. Открытая вербальная (словесная) форма, когда сведения даны в виде отдельного высказывания или цепочки взаимосвязанных высказываний, причем новая информация дана в предикативной части высказывания (является предикатом, логическим сказуемым). Например: (Вор) у вора дубинку украл.

2. Скрытая вербальная форма, когда сведения выражены словесно, но как бы спрятаны, не бросаются в глаза и даются — как что-то уже известное — в группе подлежащего. Например, только что приведенное высказывание содержит ведь не только информацию о краже дубинки у вора, но и информацию о том, что сделавший это — вор!

3. Пресуппозитивная (затекстовая) форма, когда информация о каких-то аспектах события в тексте непосредственно не выражена и подразумевается, что и говорящий (пишущий), и слушатель (читатель) ее знают.

4. Подтекстовая форма, когда информация не содержится в самом тексте, но легко «извлекается» из него читателем или слушателем. Здесь могут использоваться различные приемы. Например, прямой оценки нет, но факт дается в таком контексте, что оценка логично из него выводится. Или читателю задается вопрос (типа: Интересно, совпадение случайно или нет?, т. е. так называемый «риторический вопрос»), который на самом деле является скрытым утверждением (конечно, это совпадение не случайно!).

Унижение чести и достоинства (или, как мы предложили выше, унижение чести и умаление достоинства) есть сознательная дискредитация человека в общественном мнении. Такая дискредитация может быть словесной (в устной или письменной форме) или при помощи того или иного действия (УК РФ, с. 241, предусматривает в качестве такого средства плевок, срывание одежды, непристойные телодвижения и т.п.)1. По существу это понятие субъективное, так как и само наличие унижения, и его глубину оценивает сам потерпевший. Закон, равно как и юридическая литература, не дает четкого определения понятию унижения (умаления) чести и достоинства.

Другое дело — оскорбление. Правда, в текстах законодателя оно производно от унижения чести и достоинства; так, в новом УК РФ оскорбление определено (ст. 130) как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Поэтому для оскорбления необходимы два признака: а) факт унижения чести и достоинства: б) неприличная форма такого унижения. Строго говоря, необходим и еще один признак, а именно умышленность оскорбления (что оказывается юридически значимым в ситуации заочного оскорбления, т.е. не в присутствии потерпевшего). Таким образом, даже при наличии определения этого понятия в законодательстве оно остается субъективным, причем, так сказать, в квадрате: субъективно понятие унижения чести и достоинства и субъективно, как мы увидим далее, понятие «неприличная форма». Соответствуют ли сведения, распространяемые при оскорблении, действительному положению вещей, при определении оскорбления принципиально безразлично: важен факт и важна форма унижения.

Третье понятие этой группы — клевета. Она получает в новом УК РФ (ст. 129) четкое определение: «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». Таким образом, здесь налицо следующие признаки: а) наличие унижения чести и достоинства, б) умышленность этого деяния, в) ложность распространяемых сведений (заведомая, т.е. известная распространителю клеветы).

Клевета — это, следовательно, такое унижение чести и достоинства, которое связано с умышленной ложью, но совершенно не обязательно предполагает неприличную форму. Оскорбление же, напротив, предполагает неприличную форму, но совсем не обязательно связано с ложью (хотя с клеветой у него остается общий признак умышленности). Здесь законодательство РФ совпадает с «принципом Салливана» в праве США, где признаками, образующими клевету, считается ложность и «подлинно злой умысел»2.

Теперь попробуем выяснить ответ на вопрос: что такое в определении клеветы «порочащие сведения» и как они соотнесены с понятием «унижения чести и достоинства»? Кроме того, можно ли отождествить «порочащие» и «позорящие» сведения?

По поводу порочащих сведений есть разъяснение, данное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995: «порочащими являются… не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов… которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица»1. Таким образом, в определение порочащих сведений входят три признака: а) направленность на унижение чести и достоинства либо деловой репутации, б) характер сведений (нарушение законодательства или нарушение общепринятых в обществе моральных принципов), в) ложность этих сведений. Очевидно, что это совсем не синоним «позорящих сведений», как получается в юридической литературе. Позорящие сведения совершенно не обязательно являются ложными (в отличие от порочащих). Однако у них, как и у порочащих сведений, есть признак направленности на унижение чести и достоинства.

Наиболее запутанно толкование в праве таких понятий, как неприличная форма, нецензурная форма (нецензурные выражения), непристойная форма, циничная форма. Между тем понятие неприличной формы входит даже в данное законодателем определение оскорбления2.

Данные словарей дают двоякое толкование этого понятия: а) вообще нарушение правил поведения (в особенности речевого), принятых обществом в целом или данной социальной группой для данной ситуации, и б) непристойность, т.е. употребление слов и выражений, связанных с половыми органами, выделениями организма и пр. и оскорбляющих общественную нравственность. Совершенно ясно, что и то и другое толкование предельно субъективны. В текстах законодателя это понятие не разъясняется. В юридической литературе указывается, в частности, что при оскорблении «дается отрицательная оценка его [потерпевшего] личности, его человеческим качествам, поведению, причем в такой форме, которая резко противоречит принятому общению между людьми…»3.

УК РФ вводит еще несколько столь же неопределенных понятий: «Неприличная форма дискредитации потерпевшего означает, что отрицательная оценка его личности дается в явно циничной, а потому резко противоречащей принятой в обществе манере общения между людьми».

Перейдем к рассмотрению в следующих главах квалифицирующих признаков преступлений по ст. 129 и ст. 130 УК РФ.

 

3. Клевета. квалифицирующие признаки

 

Клевета (ст. 129 УК) — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лиг или подрывающих его репутацию.

Потерпевшим по данной статье может быть любое лицо, включая малолетних и невменяемых, живых или умерших людей. Прокуратура по заявлению близких родственников или законных представителей перечисленных лиц должна принять меры к восстановлению доброго имени оклеветанного человека и привлечению к уголовной ответственности клеветников.

Объективная сторона преступления состоит в распространении заведомо ложных сведений о другом лице.

Распространение означает сообщение хотя бы одному лицу ложных сведений, порочащих честь и достоинство оклеветанного. Присутствие оклеветанного в момент распространения измышлений значения не имеет.

Способ распространения может быть устным, письменным, с использованием любой множительной техники, сообщение по телефону и другим средствам связи. Это может быть текстовой материал либо изображение, изготовленное любыми способами с применением любых технических средств. Для состава преступления безразлично, был ли распространяющий сведения сам автором ложного и позорящего другое лицо измышления или им было какое-либо иное лицо. В тех случаях, когда ложные и позорящие другое лицо измышления были сообщены только самому потерпевшему, состав клеветы отсутствует и совершенное деяние при наличии необходимых признаков может быть квалифицировано как оскорбление. Клеветнические измышления могут касаться фактов, якобы происходивших в прошлом или существующих в настоящее время. Ложное измышление о предполагаемых фактах в будущем клеветой не является. Распространяемые сведения при клевете должны быть ложными и позорящими для потерпевшего. В них могут содержаться ложные сведения о каких-либо конкретных фактах, например о совершении лицом преступления, но ложные сведения могут носить и обобщенный характер. Так, клеветническое измышление может выразиться в утверждении, что лицо получало взятки.

Состав формальный. Момент окончания преступления — распространение клеветнических сведений. Они (сведения) должны быть1:

а) заведомо ложными, то есть изначально не соответствующими действительности;

б) порочащими честь и достоинство человека или подрывающими его репутацию;

в) похожими на факты.

Суждения о человеке (типа: «мне кажется, NN имеет дурные наклонности» или «многие считают, что NN способен на неблаговидные поступки» и т. п.) не представляют состава преступления.

Субъективная сторона клеветы характеризуется прямым делом. Виновный сознает, что распространяет заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство потерпевшего либо подрывающие его репутацию как гражданина, отца (матери) семейства, руководителя учреждения, члена коллектива, научного работника.

Волевой момент прямого умысла — виновный желает распространять заведомо ложные сведения. Мотивы клеветы самые разнообразные: месть, зависть, желание таким способом устранить конкурента по службе, бизнесу, в научной и иной деятельности, выслужиться. Не исключается и корысть. Субъектом по ст. 129 УК является физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Часть 2 ст. 129 УК устанавливает ответственность за квалифицированный вид клеветы, содержащейся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Публичность следует признавать и в тех случаях, когда на видных местах населенного пункта вывешиваются листовки и иные изображения, содержащие клевету на потерпевшего.

Понятие публичного выступления неопределенно. Такое выступление может иметь место на митинге, общем собрании жильцов дома или подъезда, перед группой, состоящей из пяти-шести человек. Но едва ли можно считать публичным сообщение клеветнических измышлений двум-трем лицам. Поэтому факт публичности должен устанавливаться судом в каждом конкретном случае1.

Публично выставленными произведениями с клеветнической ин-формацией являются стенные газеты, листовки или сообщения, напечатанные на пишущей машинке, написанные от руки, графические изображения, фотомонтажи и т. д., приклеенные на стендах, стенах, дверях в общественном здании. Целью таких сообщений является, распространение клеветнических вымыслов как минимум нескольким лицам.

Особенно опасна клевета, распространяемая в средствах массовой информации, многотиражных газетах, листовках, журналах, книгах, брошюрах, по радио и телевидению. Подобные источники информации могут распространять клевету среди многих тысяч и даже миллионов граждан. Несомненно, что масштаб распространения клеветнических сведений должен учитываться при решении вопроса о назначении виновному лицу наказания.

Часть 3 ст. 129 УК предусматривает ответственность за (клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого (ч. 4 ст. 15 УК) или особо тяжкого (ч. 5 ст. 15 УК) преступления. Подобного рода клевета причиняет тягчайший ущерб чести лица и наказывается у ограничением свободы на срок до трех лет либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Данный вид клеветы необходимо отграничивать от ложного доноса (ст. 306 УК). Разграничение проводится по объекту, объективной и субъективной сторонам сравниваемых составов. Объектом при ложном доносе (в отличие от клеветы) являются интересы правосудия. С объективной стороны по ст. 129 УК ложные сведения распространяются среди окружающих. По ст. 306 УК — они сообщаются право-охранительным органам, имеющим право на возбуждение уголовного дела.

Угроза распространения порочащих сведений не образует состава клеветы, но может явиться способом совершения некоторых преступлений: доведение до самоубийства, понуждение к действиям сексуального характера, вымогательство, вовлечение в занятие проституцией и др.

От клеветы необходимо отличать диффамацию, публичное распространение порочащих сведений, независимо от того, являются ли они соответствующими действительности1. В дореволюционном уголовном праве России диффамация наказывалась как самостоятельное преступление. В уголовном праве советского периода диффамация не была предусмотрена, чему давалось определенное идеологическое обоснование. Считалось, что в социалистическом обществе личная жизнь каждого должна быть открыта для критики и самокритики. Само понятие «неприкосновенность частной жизни» отвергалось.

Закрепленное в Конституции право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ст. 23) вызвало к жизни вопрос о восстановлении правового понятия диффамации. Введение в УК ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни» свидетельствует о том, что диффамация при определенных условиях тоже наказуема1.

Форма вины в сравниваемых статьях одинакова — прямой умысел, но различить их можно по цели совершаемых действий, при заведомо ложном доносе умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственность при клевете — на унижение его чести и достоинства в глазах окружающих.

 

4. Оскорбление. квалифицирующие признаки

 

Объективная сторона преступления выражается в действиях, унижающих честь и достоинство путем негатив (отрицательной) оценки личности потерпевшего.

Объектом рассматриваемого преступления является чувство собственного достоинства лица1. Поэтому упоминание в законе о чести, как объекте оскорбления, на наш взгляд, необоснованно. Как подчеркивалось выше, честью является оценка личности, сложившаяся в обществе. Совершенно очевидно, что эта оценка качеством чувства собственного достоинства не обладает. Чувством собственного достоинства обладает вменяемое лицо, сознающее неприличное с ним обращение, поэтому нельзя оскорбить спящего, невменяемого, малолетнего ребенка; покойника. Нельзя, оскорбить и юридическое лицо, т. к. оно чувством собственного достоинства не обладает. Оскорбительные действия, адресованные юридическому лицу, могут быть преступлением в том случае, если они посягают при этом достоинство каких-либо конкретных лиц, работающих данном учреждении.

Оскорбление может осуществляться публично, наедине потерпевшим либо заочно, когда оскорбительные выражения доводятся до сведения постороннего с уверенностью, что они будут доведены до лица, которое предполагается оскорбить.

Обязательным признаком состава преступления является форма оценки личности потерпевшего — она должна быть неприличной, то есть противоречащей установленным в обществе правилам общения между людьми, требованиям общечеловеческой морали. Унижение чести и достоинства происходит именно вследствие неприличной формы обращения с потерпевшим. Оскорбление может быть адресовано непосредственно лицу либо третьим лицам, но при условии, что (по убеждению или просьбе виновного) передадут сказав оскорбляемому.

В отличие от клеветы отрицательная оценка, даваемая виновным потерпевшему, может соответствовать действительности, но поскольку она дается в неприличной форме, то чести и достоинству оскорбляемого может быть причинен ущерб.

Кроме словесной либо письменной формы, оскорблений может выражаться и в физических действиях (например, на несение ударов, щелчок в нос, плевок в лицо, пощечина, неприличные телодвижения), которые унижают достоинств человека. И хотя в законе эта форма оскорбления прямо не называется, думается, на практике ее не следует категорически исключать из числа действий, образующих понятие оскорбления.

Решающим фактором при квалификации должна быть направленность умысла виновного. Если названные действия направлены именно на унижение чести и достоинства потерпевшего, то их следует квалифицировать по ст. 130 УК.

Действия при оскорблении должны быть направлены против конкретного лица или группы лиц. Негативная неприличная оценка личности вообще, персонально никому не адресованная, может содержать состав другого преступления, например, хулиганства.

Состав преступления по ст. 130 УК — формальный. Преступление считается оконченным в момент совершения самих действий, если они выполняются в присутствии потерпевшего ему адресованы. В тех случаях, когда оскорбление было совершено в отсутствие потерпевшего, — с момента сообщения другими лицами высказанных в его адрес оскорбительных выражений.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Мотивы могут учитываться при назначении наказания.

С объективной стороны оскорбление может быть совершено только действием. Это может быть пощечина, плевок, забрасывание нечистотами, словесное или письменное оскорбление.

В законе говорится об оскорблении, выраженном в неприличной форме, т. е. о таком обращении, которое не принятое обществе. Оно может выразиться в употреблении нецензурных слов или выражений, Но вместе с тем оскорбление может осуществляться и в устных выражениях, которые бытуют в обществе, общеприняты; но в данном случае имеет место унижение, чувства собственного достоинства оскорбленного. Оскор-бительные выражения могут соответствовать действительности, но их форма непристойна. Нельзя, например, называть некрасивого человека уродом, неумного — дураком и т. п.

Возможно так называемое опосредованное оскорбление, когда оскорбительные выражения сообщаются одному лицу, а адресуются другому. Так, если лицо подходит в присутствии родителей к ребенку, гладит его по головке и произносит при этом: «Милый мой, ты прирожденный кретин», то это является оскорблением не ребенка, который в силу своего малолетнего возраста не может воспринимать унижения его достоинства, а родителей.

Субъект общий, то есть физическое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 16 лет.

Дело об оскорблении возбуждается пострадавшим, считающим, что его достоинству причинен ущерб. Суд, устанавливая наличие оскорбления, исходит из объективного факта оценки оскорбления с позиции моральных норм, сложившихся в обществе, т. к. не исключена преувеличенная болезненная обидчивость лица, возбуждающего уголовное дело за оскорбление. Оскорбленным может посчитать себя лицо, подвергнутое критике, допустим, по поводу написанного им стихотворения, статьи и т. п.

В одном из санаториев г. Сочи двое отдыхающих играли в шахматы; Один из них над каждым ходом долго думал. Когда завершилась игра, его партнер сказал: «Василий Петрович, да ты тугодум, Я с тобой в шахматы больше играть не буду». Василия — Петровича слово «тугодум» обидело, он счел себя оскорбленным, тем самым проявив болезненное, неадекватное восприятие сказанного. В данном случае не было умышленного унижения чувства собственного достоинства другого человека.

Не исключено взаимное оскорбление по типу «сам дурак?». В такой ситуации возможна уголовная ответственность каждого из участников ссоры с учетом степени виновности каждого из них. При этом большое значение имеет выявление инициатора ссоры. Ответ на оскорбление не является необходимой обороной, т. к. не пресекает посягательства.

При этом заметим, что выражение положительной оценки, выраженное в неприличной форме, (пример: классическое «ай, да Пушкин, ай, да сукин сын») не может считаться оскорблением. Такое толкование следует из Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 1979 г. № 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР»1 (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.1993 № 11 и от 25.10.1996 г. № 10). В указанном Постановлении разъясняется: «Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство».

Не всякая отрицательная оценка, выраженная в неприличной форме, порождает состав оскорбления. Как отмечается в упомянутом Постановлении, «если лицо, распространяющее ложные измышления, добросовестно заблуждалось относительно соответствия действительности распространяемых им сведений, однако высказывания его носили оскорбительный характер, оно может быть привлечено к уголовной ответственности за оскорбление, а не за клевету».

Следовательно, если отрицательная оценка опирается на не соответствующие действительности и, одновременно, порочащие сведения, то — при наличии неприличной формы ее выражения — налицо объективная сторона оскорбления. Если же отрицательная оценка опирается на соответствующие действительности и, одновременно, порочащие сведения, то объективная сторона оскорбления отсутствует.

Следует принять во внимание и то, что далеко не все, что субъективно может быть воспринято гражданином как негативная информация о нем, подпадает под определение унижающей честь и достоинство. Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.08.1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.1993 г. № 11, от 25.04.1995 г. №6) порочащими являются «не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица»1.

Часть 2 ст. 130 УК соответствует по содержанию аналогичным признакам, названным в ч. 2 ст. 129 УК. Она устанавливает ответственность за квалифицированный вид оскорбления, содержащейся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Публичность следует признавать и в тех случаях, когда на видных местах населенного пункта вывешиваются листовки и иные изображения, содержащие клевету на потерпевшего.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. М.: Юрайтъ, 2000.
  2. Уголовный кодекс РФ. М.: Юрайтъ, 2000.
  3. О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц/ Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 25.04.1995.
  4. О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РФ// Постановление Пленума Верховного Совета №10 в редакции от 25.10.1996
  5. Комментарий к Конституции РФ.–М.: Юристъ, 2002.
  6. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996.
  7. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996.
  8. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации/Отв.ред. В.М. Лебедев.–М.: Юрайт, 2003.
  9. Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая защита.–М.: Юридическая литература. 1994.
  10. Даль В.И. толквоый словарь живого великорусского языка.–М.: Глобус, 2003.
  11. Ратинов А.Р. Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации.–М.: права человека, 1997.
  12. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 1999.
  13. Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселова.–М.: Норма, 2001.
  14. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М., 1998.
  15. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/ Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова.–М.: Олимп-АСТ, 1997.
  16. Федотов М. Позитивное право массовой информации/ Независимая газета. № 30. 2002
  17. Эрделевский А.М. компенсация морального вреда.–М.: Инфра-М, 1996.
  18. Юридический энциклопедический     словарь.–М.: Юридическая литература, 1987.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Приложение

    Сведения о рассмотрении судами дел по искам к редакциям СМИ о защите чести, достоинства и деловой репутации

    (по данным Верховного суда России за 1990-1998 гг.)

    042514 1423 2 Уголовные преступления против чести и достоинства

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1MB/0.00185 sec

WordPress: 22.23MB | MySQL:117 | 1,989sec