Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

<

040414 0017 1 Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

1. Общая характеристика состава преступлений против здоровья

 

В соответствии с федеральным законодательством охрана здоровья граждан — это совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни.

Государство гарантирует охрану здоровья каждого человека в соответствии с Конституцией РФ и иными законодательными актами. Одним из таких актов является уголовный закон, предусматривающий ответственность за преступления против здоровья.

Рассмотрим основные характеристики данного вида преступлений.

Видовым объектом для этой группы преступлений является право человека на пользование своим здоровьем.

Вред здоровью — это телесные повреждения, то есть нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия на человека различных факторов внешней среды. Так же под вредом здоровью понимаются либо телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических.

Как указано в п. 2 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека: «Под вредом, причиненным здоровью человека, понимается нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды.1

Различают четыре критерия тяжести вреда здоровью2.

1) Опасность для жизни. По этому признаку тяжкий вред здоровью отличается от иных видов вреда.

2) Наступление последствий, конкретно названных в законе. Данный критерий используется только в ст. 111 УК. Признаками тяжкого вреда здоровью являются: а) потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрата органом его функций; б) прерывание беременности;

в) психическое расстройство; г) заболевание наркоманией или токсико-манией; д) неизгладимое обезображение лица.

3) Размер и характер стойкой утраты трудоспособности: а) значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (ст. 111 УК); б) заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности (ст. 111 УК); в) значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть (ст. 112 УК); г) незначительная стойкая утрата общей трудоспособности (ст. 115 УК).

4. Продолжительность временного расстройства здоровья: а) длительное расстройство здоровья (ст. 112 УК); б) кратковременное расстройство здоровья (ст. 115 УК).

Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека3 устанавливают следующие квалифицирующие признаки тяжести вреда, причиненного здоровью человека:

а) в отношении тяжкого вреда:

–– вред, опасный для жизни человека;

– потеря зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрата органом его функций;

– прерывание беременности;

– психическое расстройство;

– заболевание наркоманией либо токсикоманией;

– неизгладимое обезображивание лица;

– значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть;

– полная утрата профессиональной трудоспособности;

б) в отношении средней тяжести вреда:

– длительное расстройство здоровья;

– значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть;

в) в отношении легкого вреда:

– кратковременное расстройство здоровья;

– незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.

С объективной стороны данные преступления могут совершаться действием или бездействием и состоят в причинении вреда здоровью другого человека1. Причинение вреда своему здоровью в абсолютном большинстве случаев не является преступлением. Способ действия возможен любой, за исключением тех случаев, когда он имеет квалифицирующее значение (ч. 2 и 3 ст. 111, ч. 2 ст. 112 УК) или является конституирующим признаком преступления (ст. 117 УК)2.

Непосредственный объект определяется по конкретным статьям Уголовного кодекса и может быть определен как обеспечение анатомической целости тела человека и правильное функционирование его тканей и органов. Иначе говоря, под объектом причинения вреда здоровью любой степени тяжести имеется в виду здоровье другого человека. Причинение вреда собственному здоровью (членовредительство) может наказываться, когда является способом совершения другого преступления и посягает на иной объект. Например, при уклонении военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем причинения себе какого-либо повреждения объектом посягательстве следует считать установленный порядок прохождения военной службы (ст. 339 УК). Объектом уголовно-правовой охраны является здоровье любого, человека, независимо от фактического состояния здоровья. Здоровье ребенка может быть объектом посягательства уже в процессе родов. Согласие потерпевшего на причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от ответственности, за исключением особо регулируемого законом изъятия органов или тканей для трансплантации. Причинение вреда здоровью участнику спортивных соревнований нельзя рассматривать как противоправное, если были соблюдены установленные для этого вида спорта обязательные правила.

Составы преступлений этой группы — материальные. Для привлечения к уголовной ответственности необходимо установление причинной связи между деянием и причинением конкретного вида вреда здоровью.

Действия, причиняющие вред здоровью, могут признаваться преступными, если они совершаются противоправно, то есть помимо воли потерпевшего, и прямо указаны в законе как преступления,

Причинение вреда здоровью другого лица в условиях правомерного акта необходимой обороны, задержания преступника или крайней необходимости не считается преступлением. Аналогично решается вопрос и с причинением вреда при обоснованном профессиональном риске при соблюдении всех условий, названных в ст. 41 УК. Допустим, для спасения жизни врач прибегает к ампутации стопы пациента, пораженной гангреной, либо проводит биомедицинское исследование с привлечением человека в качестве объекта, при котором возможен вариант причинения вреда здоровью. Обязательным требованием к такого рода исследованиям служит письменное согласие пациента.

По правилам обоснованного профессионального риска рассматривается и

причинение вреда здоровью в процессе спортивных состязаний (футбол, хоккей, бокс; восточные единоборства и т. п.). В этих случаях необходимо установить, не было ли причинение вреда здоровью связано с умышленным нарушением правил проведения состязаний с целью совершения преступления. При доказанности умысла на причинение вреда здоровью таким способом ответственность для виновного должна наступать на общих основаниях. Отсутствие умысла означает, что причинение вреда здоровью является результатом определенного риска, с которым связаны спортивные состязания, а добровольное участие спортсмена в них исключает ответственность за невиновно причиненные ему травмы.

Особого разговора в настоящее время заслуживает вопрос о причинении вреда здоровью человека с его согласия1. Оно может быть дано, в частности, при трансплантации органов или тканей лицом, согласившимся стать донором.

Такое согласие будет иметь значение лишь в том случае, когда соблюдаются все условия правомерной трансплантации, предусмотренные законом России. В частности, изъятие органов и (или) тканей у живого донора допустимо только в случае, когда его здоровью, по заключению консилиума врачей-специалистов, не будет причинен значительный вред. И хотя очевидно, что в будущем, при неблагоприятно сложившейся жизненной ситуации, изъятие даже парного органа (почки, легкого) может повлечь значительный вред здоровью, согласие донора, надлежащим образом зафиксированное, играет решающую роль при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности врачей за причинение вреда здоровью донора.

В случае причинения заведомо противоправного вреда здоровью лица даже с его согласия, более того, по его просьбе, не освобождает виновного от уголовной ответственности (например, врач по просьбе нищенствующего ампутирует ему ногу, чтобы тот мог получать большее подаяние, апеллируя к чувству жалости, проявляемому к калекам, инвалидам, либо помогает призывнику уклониться от несения воинской повинности).

Способы причинения вреда здоровью могут быть различными: механическим воздействием, влекущим повреждение органов, нарушение их функции, причинение боли; путем использования химических, термических средств. Не исключается и способ психического воздействия на человека, хотя в судебной практике он встречается крайне редко.

Тяжесть причиненного вреда здоровью определяется на основании специальных судебно-медицинских правил. На сегодняшний день действуют Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития от 24 апреля 2008 г. № 194н.1

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством по делам данной категории обязательно проведение судебно-медицинской экспертизы. Ее заключение не является обязательным для следствия и суда. Оно оценивается наряду с другими доказательствами по делу. В случае неполноты или неточности заключения возможно назначение повторной, более квалифицированной экспертизы.

С субъективной стороны причинение вреда здоровью по большинству составов совершается умышленно. Виновный сознает, что в результате его действий причиняется вред здоровью другого человека, и желает либо сознательно допускает его наступление. Анализируя конкретные составы преступлений, следует выяснять, к какому результату (по тяжести вреда) конкретно стремился виновный. Умысел может быть и неконкретизированным (например, виновный допускает наступление любого последствия, бросая тяжелый предмет в потерпевшего). При этом виде умысла деяние виновного квалифицируется по фактически наступившим последствиям. За неосторожное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью ответственность наступает по ст. 118 УК. Для умышленного причинения вреда здоровью наиболее типичен неконкретизированный умысел, когда виновный предвидит и желает или сознательно допускает причинение вреда здоровью другого лица, но не представляет конкретно объем этого вреда и нередко лишен возможности конкретизировать степень тяжести причиняемого вреда здоровью. Квалификация содеянного при неконкретизируемом умысле определяется в зависимости от фактически наступивших последствий, поскольку умыслом виновного охватывалось причинение любого вреда здоровью. При прямом конкретизированном умысле ответственность должна наступать за тот вред здоровью, который охватывался умыслом виновного. Если при этом реально был причинен менее тяжкий вред или вообще вред здоровью не был причинен, то виновный отвечает за покушение на причинение того вреда здоровью, который он желал причинить. Цели и мотивы умышленного причинения вреда здоровью имеют значение для квалификации содеянного, когда закон связывает с ними повышение ответственности (ч. 2 ст. 11, ч. 2 ст. 112 УК)1.

Неосторожная форма вины предусмотрена в ст. 118 УК (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью) и возможна как альтернативный вариант в ч. 2 ст. 121 УК (заражение венерической болезнью), ч. 2—4 ст. 122 УК (заражение ВИЧ-инфекцией).

Мотивы преступления могут быть любыми. Некоторые из них учитываются при конструировании квалифицированных видов преступлений или отягчающих либо смягчающих ответственность обстоятельств при индивидуализации наказания.

Субъект преступления по ст. 111 и 112 УК (умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда) — общий, и ответственность наступает с 14 лет. За остальные преступления — с 16 лет.

Обратим внимание на содержание статьи 111 УК РФ, которая предусматривает ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 111 УК); тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 111 УК); тяжкого вреда здоровью при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 3 и 4 ст. 111 УК).

Критерием классификации тяжкого вреда здоровью по видам является степень общественной опасности деяния, позволяющая разграничить однородные преступления. Она, зависит, прежде всего, от объективно установленного вреда, причиненного здоровью потерпевшего, от способа, обстановки, формы вины и мотивов совершения преступления, а также от наступления особо тяжких последствий и рецидива. В уголовно-правовой литературе в качестве критериев определения вреда здоровью называются далеко не бесспорные анатомо-патологический, экономический и эстетический критерии.

Тяжкий вред здоровью бывает двух видов: а) опасный для жизни; б) не опасный для жизни, но отнесенный к тяжкому по исходу, то есть по наступившим последствиям.

Опасным для жизни признается причинение вреда здоровью, который угрожает жизни потерпевшего в момент его причинения и при обычном его течении заканчивается смертью. К нему, в частности, относятся проникающие ранения черепа, позвоночника, груди, живота даже без повреждения внутренних органов; внутричерепное кровоизлияние при наличии угрожающих жизни явлений; проникающие ранения глотки, гортани, трахеи, пищевода; термические ожоги 3—4-й степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела, и другие виды телесных повреждений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

 

Перечень признаков тяжкого вреда здоровью в ст. 111 УК несколько расширен по сравнению со ст. 108 УК РСФСР путем включения в перечень заболевания наркоманией или токсикоманией, а также полной утраты профессиональной трудоспособности.

<

Важнейший признак тяжкого вреда здоровью — создание опасности для жизни. При наличии этого признака причинение вреда здоровью признается тяжким независимо от того, какие это повлекло последствия.

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни1.

Важнейший признак тяжкого вреда здоровью — создание опасности для жизни. При наличии этого признака причинение вреда здоровью признается тяжким независимо от того, какие это повлекло последствия.

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни).

Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. Медицинские критерии определения степени тяжести вреда от 24 апреля 2008 г. № 194н2 различают две группы опасных для жизни повреждений. Первую группу составляют повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти. К ним относятся: проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения головного мозга; Открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластины свода черепа; ушиб головного мозга тяжелой степени; ушиб головного мозга средней степени при наличии симптомов повреждения стволового отдела; проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга; некоторые другие повреждения позвоночника, названные в Медицинских критериях определения степени тяжести вреда от 24 апреля 2008 г. № 194н1: ранения, проникающие в просвет глотки, гортани, трахеи, пищевода, а также повреждения щитовидной и вилочковой железы; ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе без повреждения внутренних органов; ранения живота, проникающие в полость брюшины; ранения, проникающие в полость мочевого пузыря или кишечника; разрывы некоторых внутренних органов; открытые переломы длинных трубчатых костей; повреждение крупных кровеносных сосудов; некоторые термические ожоги, в зависимости от их степени и площади поражения.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 и 2 ст. 111 УК) отнесено законом к числу тяжких преступлений, а при наличии особо отягчающих обстоятельств (ч. 3, 4 ст. 111 УК) — к категории особо тяжких преступлений (ст. 15 УК).

Степень тяжести причиненного здоровью вреда определяется согласно Медицинским критериям определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека от 24 апреля 2008 г. № 194н.2

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в причинении тяжкого вреда здоровью другого человека. Признаки тяжкого вреда здоровью исчерпывающим образом перечислены в ч. 1 ст. 111 УК. Такими признаками являются: а) опасность для жизни человека; б) потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрата органом его функций; в) неизгладимое обезображение лица не менее чем на одну треть; г) расстройство здоровы, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности; д) прерывание беременности; е) психическое расстройство; ж) заболевание наркоманией или токсикоманией.

Из обширной диспозиции ч. 1 ст. 111 УК следует, что вред, причиненный здоровью, признается тяжким, главным образом исходя из последствий нанесенного здоровью ущерба. Каждый из признаков тяжкого вреда, причиненного здоровью подробно описан в указанных Медицинских критериях. Для признания причиненного здоровью вреда тяжким достаточно одного из перечисленных признаков.

Потеря зрения — это полная стойкая слепота на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до счета пальцев на расстоянии двух метров и менее (острота зрения 0,04 и ниже). Потеря зрения на один глаз влечет за собой стойкую утрату общей трудоспособности свыше одной трети и по этому признаку определяется тяжкий вред здоровью. Повреждение слепого глаза, потребовавшее его удаления, оценивается в зависимости от длительности расстройства здоровья.

Потеря речи — это потеря способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.

Под потерей слуха имеется в виду полная глухота или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3—5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо влечет за собой стойкую утрату общей трудоспособности менее одной трети и по этому признаку относится к вреду здоровью средней тяжести.

Под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций понимается потеря руки, ноги,- т. е. отделение их от туловища (отделение от туловища всей руки или ноги либо ампутация на уровне не ниже локтевого или коленного суставов) или утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность), а также потеря производительной способности, т. е. утрата способности к совокуплению либо потеря способности к оплодотворению, зачатию и деторождению.

Неизгладимое обезображение лица — признак оценочный. При отнесении данного признака к категории тяжкого вреда здоровью законодатель исходит не столько из степени серьезности, вреда самому здоровью потерпевшего, сколько из тех последствий, которые вызывает такое обезображение при общении потерпевшего с окружающими. Обезображение лица — это такое его изменение, которое придает лицу отталкивающий, неприятный, уродливый вид; При оценке этого признака превалирует эстетический критерий, поэтому вопрос о наличии или отсутствии обезображения лица решается не медиками, а органами дознания, предварительного следствия и суда. В компетенции медиков — решение вопроса об изгладимости или неизгладимости повреждений лица. Под изгладимостью дефектов лица понимается значительное уменьшение выраженности патологических изменений (рубца, деформаций, нарушения мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения патологии требуется оперативное вмешательство (косметическая операция), то повреждение лица считается неизгладимым. Таким образом, окончательное суждение о наличии или отсутствии признака неизгладимого обезображения лица выносят органы следствия и суда с учетом мнения судебно-медицинской экспертизы об изгладимости или неизгладимости имеющихся аномалий.

Независимо от важности для жизни, длительности и величины расстройства здоровья обезображение лица рассматривается как самостоятельный признак причинения тяжкого вреда здоровью. Обезображением является не всякое повреждение, оставившее след на лице, а лишь такое изменение естественного вида лица, которое придает внешности потерпевшего крайне неприятный, отталкивающий или устрашающий вид.

Понятие обезображения не медицинское, оценку дают органы правосудия самостоятельно, не прибегая к помощи судебно-медицинского эксперта, руководствуясь эстетическим критерием. Однако вопрос об изгладимости или неизгладимости данного повреждения решается на основании заключения судебно-медицинской экспертизы. Медицинские критерии устанавливают, что под изгладимостью повреждения следует понимать значительное уменьшение выраженности патологических изменений (рубца, деформаций, нарушения мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения повреждения требуется оперативное вмешательство (косметическая или пластическая операция), то повреждения лица считаются неизгладимыми1.

К числу признаков тяжкого вреда здоровью относится его расстройство, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Стойкой считается постоянная необратимая утрата трудоспособности. Размер стойкой утраты общей трудоспособности устанавливается, согласно Правилам, после определившегося исхода причиненного вреда, на основании объективных данных, с учетом разработанной таблицы процентов утраты трудоспособности. . В законодательстве различаются общая и профессиональная трудоспособность. Ранее при определении степени утраты трудоспособности учитывалась только утрата общей трудоспособности. Действительно, процент утраты общей трудоспособности наиболее полно отражает размер вреда, причиненного объекту преступления — здоровью человека. Однако практика иногда сталкивалась с ситуациями, когда виновный умышленно причинял потерпевшему такое повреждение, которое заведомо полностью лишало его профессиональной трудоспособности, хотя общая трудоспособность сохранялась или утрачивалась незначительно (например, повреждение пальцев на руке скрипача). Новая редакция нормы позволяет учесть подвышенную опасность такого преступления в связи с наличием дополнительного объекта посягательства (наряду со здоровьем — утрата профессиональной деятельности).

Уголовный кодекс России 1996 г. ввел неизвестный ранее действовавшему законодательству признак тяжкого вреда здоровью — расстройство здоровья, соединенное с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности1. Нахождение данного обстоятельства в числе признаков тяжкого вреда здоровью вполне уместно, поскольку полная утрата профессиональной трудоспособности, безусловно, тяжкое последствие даже не столько, быть может, собственно для здоровья потерпевшего. Сколько для всей его последующей жизни. В самом деле, если, к примеру, потеря нескольких пальцев руки в плане общей трудоспособности составляет менее одной трети и по этому основанию относится к вреду здоровью средней тяжести, что скажем, для профессионального пианиста такого рода повреждение означает в полном смысле слова жизненную трагедию. Специальное же указание в законе на заведомость для виновного наступления именно таких последствий (полной утраты профессиональной трудоспособности) означает осознание возможности причинения, безусловно, тяжкого ущерба потерпевшему.

Размер стойкой утраты трудоспособности устанавливается судебно-медицинской экспертизой после определившегося исхода повреждения на основании объективных данных, с учетом специальных таблиц процентов утраты трудоспособности с округлением до 5. Если размер стойкой утраты общей трудоспособности менее одной трети, т.е. не выше 30, то содеянное квалифицируется по признакам ст. 112 или ст. 115 УК. Значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть считается утрата трудоспособности на 35 и более2.

Прерывание беременности, независимо от ее срока, является признаком тяжкого вреда, причиненного здоровью потерпевшей, при условии, если оно не связано с индивидуальными особенностями организма, а находится в прямой причинной связи с деянием, причинившим вред. Судебно-медицинская экспертиза в этих случаях производится совместно с акушером-гинекологом.

Прерывание беременности, независимо от ее срока, рассматривается здесь как последствие умышленных действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью (побои, ранений, иные травмы, применение отравляющих веществ и т.д.). В этом отличие данного преступления от незаконного производства аборта (ст. 123 УК РФ), когда умысел виновного не направлен на причинение тяжкого вреда здоровью. Для квалификации содеянного по ст. 111 УК РФ необходимо установление прямой причинной связи между причиненными травмами и прерыванием беременности, поскольку данное последствие может быть связано с индивидуальными особенностями организма потерпевшей1. Именно поэтому судебно-медицинская экспертиза в этих случаях проводится с участием акушера-гинеколога.

Психическое расстройство относится к тяжкому вреду здоровью независимо от его тяжести, продолжительности, излечимости или неизлечимости при условии, что оно находится в непосредственной причинной связи с полученной травмой, т. е. с любым по характеру деянием, причинившим вред. Психическое расстройство — этим термином охватывается как «хроническое психическое расстройство», так и «временное психическое расстройство» (ст. 21 УК). Новая формулировка не исключает возможности признания причиненного вреда здоровью тяжким и в случае временного психического расстройства. Диагностика психического расстройства и его причинная связь с конкретным деянием устанавливается психиатрической экспертизой. Оценка степени тяжести такого последствия причинения вреда производится с участием судебно-медицинского эксперта.

Заболевание наркоманией или токсикоманией — признак тяжкого вреда здоровью, не известный ранее действовавшему законодательству, введенный новым УК России2. По существу, такого рода заболевания являются разновидностью психических болезней. По своим последствиям для здоровья и нормальной жизнедеятельности человека эти заболевания не уступают психическим болезням в традиционном понимании. Кроме того, на современном этапе развития медицинской науки возможность их полного излечения невелика. Поэтому, безусловно, заболевание наркоманией или токсикоманией является тяжким вредом здоровью потерпевшего. Здесь также необходимо установить наличие непосредственной причинной связи этих заболеваний с конкретным деянием причинившим вред. Диагностика наркомании либо токсикомании и их причинная связь с Совершенным деянием должны устанавливаться наркологической (токсикологической) экспертизой, оценка же степени тяжести таких последствий причинения вреда предполагает участие судебно-медицинского эксперта.

Причинение тяжкого вреда здоровью является оконченным преступлением при наступлении одного из перечисленных последствий. Между деянием, причинившим вред, и реальным вредом, причиненным здоровью потерпевшего, в каждом конкретном случае должна быть установлена причинная связь.

С субъективной стороны данное преступление характеризуется умышленной виной. Виновный сознает, что причиняет вред здоровью другого Человека, предвидит возможность или неизбежность наступления хотя бы одного из последствий, указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ, и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает (при косвенном умысле) их наступление Умысел при этом может быть как конкретизированным, так и неконкретизированным.

 

 

 

 

 

 

3. Квалифицирующие признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровья

 

Наиболее существенные изменения произошли в системе квалифицирующих признаков умышленного тяжкого вреда здоровью. Число их заметно увеличено. Теперь закон (ст. 111 УК) предусматривает десять квалифицирующих признаков. В основном они идентичны квалифицирующим признакам убийства (ч. 2 ст. 105 УК). Однако если все квалифицирующие признаки убийства закон рассматривает как равнозначные, то в ст. 111 УК они, в зависимости от их отягчающего значения, разделены на три категории (ч. 2, 3, 4 ст. 111 УК).

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при отягчающих обстоятельствах предусмотрено ч. 2 ст. 111 УК. Отягчающими обстоятельствами причинения тяжкого вреда здоровью (и соответственно квалифицирующими признаками данного состава) является совершение этого деяния: а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; б) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего; в) общеопасным способом; г) по найму; д) из хулиганских побуждений; е) по мотиву политической, идеологической, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды или по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего. Все эти признаки по своему содержанию аналогичны соответствующим признакам квалифицированных составов убийства (ч. 2 ст. 105 УК). Причинений тяжкого вреда здоровью, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК), означает причинение потерпевшему в процессе совершения преступления особых физических или психических страданий любым насильственные способом (путем систематического нанесения побоев, щипания, сечения, укалывания, нанесения ожогов, лишения пищи, воды, воздуха, тепла, света и др.).

Любое из перечисленных отягчающих обстоятельств вменяемое виновному, должно охватываться его умыслом.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 3 и 4 ст. 111 УК). Части 3 и 4 ст. 111 УК предусматривают особо квалифицированные составы рассматриваемого преступления. Наличие особо отягчающих обстоятельств переводит данное преступление в категорию особо тяжких (ст. 15 УК).

Деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 ст. 111 УК, считаются совершенными при особо отягчающих обстоятельствах, если они совершены: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в отношении двух или более лиц (ч. 3 ст. 111 УК). По содержанию эти особо квалифицирующие признаки аналогичны соответствующим признакам квалифицированных составов убийства (ч. 2 ст. 105 УК). Данные обстоятельства также должны охватываться умыслом виновного.

Совершение рассматриваемого преступления по найму (п. «г» ч. 2 ст. 111 УК), напротив, выделено в самостоятельный квалифицирующий признак, в отличие от ст. 105 УК, где этот признак объединен с корыстными побуждениями. Для вменения данного отягчающего обстоятельства достаточно установления самого факта причинения тяжкого вреда здоровью по найму, независимо от мотивов действия исполнителя.

Часть 4 ст. 111 УК устанавливает ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1, 2 или 3 данной статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего. Это сложный состав рассматриваемого преступления, характеризующийся, во-первых, двуобъектностью (в качестве объекта преступления в данном случае выступает не только здоровье, но и жизнь другого человека), во-вторых, (наличием дополнительных тяжких последствий по сравнению с основным и квалифицированными составами и, в-третьих, сложной формой вины (преступление, совершаемое с двумя формам вины, — ст. 27 УК).

Данный вид причинения тяжкого вреда здоровью представляет собой сложный состав преступления с двойной формой вины: умысел (прямой или косвенный, а также неконкретизированный) по отношению к причинению тяжкого вреда здоровью и неосторожность (легкомыслие или небрежность) по отношению к наступившей смерти1.

Для квалификации деяния по ч. 4 ст. 111 УК РФ необходимо установить, что смерть наступила именно в результате причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, т. е. между причинением тяжкого вреда здоровью и наступившей смертью должна быть установлена непосредственная причинная связь. При этом не имеет существенного значения, наступила ли смерть сразу либо вскоре после причинения тяжкого вреда здоровью или же спустя некоторое время. Если смерть наступила в результате причинения вреда здоровью средней тяжести или легкого вреда здоровью либо побоев (виды причиненного здоровью вреда, предусмотренные ст. 112, 115 и 116 УК), то преступление не может быть квалифицировано по ч. 4 ст. 111 УК, поскольку данный состав предусматривает наступление смерти только в результате причинения тяжкого вреда здоровью.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется двумя формами вины. Отношение субъекта к причинению тяжкого вреда здоровью выражается в прямом или косвенном умысле, а отношение, к наступлению смерти — только в форме неосторожности. При этом виновный предвидит возможность наступления смерти потерпевшего, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение смертельного исхода (легкомыслие), либо не предвидит, хотя должен был и мог предвидеть наступление таких последствий (небрежность). В целом преступление признается совершенным умышленно. Если же виновный, умышленно причиняя тяжкий вред здоровью другого человека, не предвидел, не должен был и не мог предвидеть наступления в результате этого смерти потерпевшего, то он должен нести ответственность по ч. 1 (а при наличии других отягчающих обстоятельств — ч. 2 или ч. 3) ст. 111 УК.

 

4. Отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью от убийства

 

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), необходимо отграничивать от умышленного убийства (ст. 105 УК) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Имея сходство в объекте и объективной стороне, названные преступления различаются по субъективной стороне. Статья 105 УК предполагает умысел (прямой или косвенный) на лишение жизни; ч. 4 ст. 111 УК — умысел (прямой или косвенный) на причинение тяжкого вреда. По отношению к смерти, наступившей в результате умышленных действий, форма вины неосторожная; ст. 109 УК – отсутствует умысел на лишение жизни либо на причинение тяжкого вреда здоровью1.

На практике возникают определенные трудности при отграничении умышленного тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, от убийства (ст. 105 УК), с одной стороны, и от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК) — с другой. При наличии у лица, причинившего тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего, умысла на лишение потерпевшего жизни, виновный подлежит уголовной ответственности за убийство независимо от того, сразу либо спустя более или менее продолжительное время после причинения вреда наступила смерть потерпевшего. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ»2 обращается внимание на то, что суды должны строго отграничивать убийство, предполагающее наличие прямого или косвенного умысла со стороны виновного на причинение смерти потерпевшему, от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, когда отношение виновного к наступлению смерти выражается в неосторожности. Решая вопрос о содержании умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершения преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию повреждений организма (например, ранения жизненно важных органов человека), причины прекращения виновным преступных действий и т. д., а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Так, Верховным Судом Республики Адыгея Локтионов был признан виновным в убийстве с особой жестокостью Дереберя Н. при разбое и в покушении на убийство с особой жестокостью Дереберя Е. при разбое. 25 ноября 2008 г. Локтионов взял в долг у своих двоюродных бабушек Дереберя Н. и Е. деньги, оставив им расписку. 25 декабря 2008 г., когда Локтионов находился в гостях у бабушек, его попросили вернуть долг, но он отказался. Он решил забрать свою расписку, а также завладеть деньгами бабушек. С этой целью около 24 часов, когда все легли спать, Локтионов, разбудив Дереберя Е. и угрожая кухонным ножом, стал требовать свою долговую расписку и деньги. Получив отказ, Локтионов нанес ей множество ударов ножом в различные части тела. Пришедшей на помощь ее сестре Дереберя Н. он также нанес ножевые удары. Не обнаружив расписки, Локтионов забрал деньги, два приватизационных чека и ушел. От полученных повреждений Дереберя Н. скончалась на месте происшествия, а Дереберя Е. — на третий день в больнице. По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Дереберя Н. наступила в результате проникающих ранений шеи, грудной клетки и брюшной полости с повреждением внутренних органов, смерть Дереберя Е. — от острой сердечно-сосудистой недостаточности, развившейся в послеоперационный период после проникающих ран груди и живота. 1

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Генерального прокурора РФ, указав следующее1. Суд квалифицировал действия Локтионова, совершенные в отношении Дереберя Е., как покушение на убийство указав в приговоре, что смерть потерпевшей наступила по причинам, не зависящим от воли подсудимого (острая сердечно-сосудистая недостаточность, развившаяся в послеоперационный период). Суд в приговоре указал, что потерпевшим нанесены множественные ножевые ранения в жизненно важные органы, что свидетельствует об умысле подсудимого на убийство. Однако суд не установил, какое количество ранений причинено потерпевшей Дереберя Е. и находились ли нанесенные ей ранения в прямой причинной связи с наступлением се смерти. Таким образом, приговор был вынесен по недостаточно исследованным материалам дела, в связи с чем он был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, необходимо отличать и от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Деяния, повлекшие смерть потерпевшего, могут расцениваться как причинение смерти по неосторожности лишь в тех случаях, когда у виновного отсутствовал умысел не только на причинение смерти, но и на причинение тяжкого вреда здоровью. Если же в совершенном виновным деянии установлен прямой или косвенный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего и неосторожность в отношении наступления его смерти, то такое деяние надлежит квалифицировать как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Так, Карасунским судом г. Краснодара Корчагин был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. Поздно вечером, находясь в нетрезвом состоянии вблизи ресторана, он с силой нанес удар Варлакову кулаком в лицо, отчего тот упал навзничь на бетонные плиты и получил повреждения, от которых через четыре дня скончался в больнице. Президиум Воронежского областного суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, указав следующее. Вывод суда об умышленном причинении Корчагиным тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, необоснован. Корчагин нанес потерпевшему только один удар кулаком в лицо, причинив ему ушибленную рану и кровоподтек на губе. Такие повреждения относятся к легкому вреду здоровью, повлекшему его кратковременное расстройство, При падении, в результате удара о бетонную поверхность, у потерпевшего образовался перелом костей свода и основания черепа с ушибом головного мозга, что и явилось причиной его смерти. Корчагин виновным себя не признал и показал, что умысла на причинение тяжкого вреда здоровью или смерти потерпевшему не имел. Нанося Варлакову один удар по лицу, Корчагин не желал и не предвидел тяжких последствий и смерти потерпевшего, хотя должен был и мог это предвидеть. Поэтому его действия следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности1.

Значительное число ошибок в судебной практике связано с отграничением данного преступления от убийства. Отграничение это невозможно провести ни по объекту, ни по объективной стороне.

В частности, лишено оснований мнение, что наличие значительного промежутка времени между причинением травмы и наступлением смерти требует квалификации по ч. 4 ст. 111 УК и исключает квалификацию содеянного как убийства,

Разграничение данных составов преступления может быть проведено только по субъективной стороне. Однако, чтобы установить, входило ли в содержание умысла виновного причинение смерти потерпевшему, необходимо исходить не только из его объяснений, но и из сопоставления их с объективной характеристикой деяния и всей обстановкой совершения преступления.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указал судам, что, решая вопросе направленности умысла виновного, они должны «исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека) виновным преступных действий и т.д., а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения»1.

Все обстоятельства дела должны оцениваться в совокупности2. Предпочтение ч. 4 ст. 111 УК должно отдаваться, когда используется орудие, которым обычно нельзя убить, либо сознательно наносится удар небольшой силы, либо удар специально направляется в такую часть тела, которая не представляется жизненно важной. Оценка способа действия складывается из сопоставления орудия преступления с локализацией повреждения (например, прицельный выстрел из огнестрельного оружия в ногу не свидетельствует об умысле на убийство, а удары палкой (значительно менее Опасное орудие) по голове могут свидетельствовать о таком умысле).

Характер причиненных телесных повреждений сам по себе может служить достаточным, основанием для вывода о направленности умысла. Если виновный сознает опасность для жизни потерпевшего от причиняемых травм, то это свидетельствует о том, что он предвидит возможность смерти. «Сознание опасности для жизни» и «предвидение возможности смерти» — разные словесные выражения одного и того же психического отношения виновного к своему деянию.

Среди подгруппы повреждений, относящихся к причинению тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, относительно часто встречаются такие, опасность которых для жизни человека достаточно очевидна. Это различного рода проникающие ранения черепа, грудной клетки, живота и некоторые другие травмы, с которыми обычно сталкивается судебная практика. Сознательное причинение такого рода травмы свидетельствует о наличии интеллектуального элемента умысла на причинение смерти, т.е. виновный предвидит возможность смертельного исхода. И, даже если не установлено, что он желал смерти жертвы, не следует забывать о том, что при сознательном допущении смертельного результата содеянное представляет собой убийство с косвенным умыслом, а не преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК.

Поведение виновного после причинения тяжкого вреда здоровью хотя и находится за рамками состава преступления, но может свидетельствовать об отсутствии умысла на причинение смерти (например, оказание помощи жертве). В таком случае неосторожное причинение смерти служит основанием для квалификации содеянного по ч. 4 ст. 111 УК.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, следует отличать и от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). В том и другом случае отношение виновного к смерти выражается в неосторожности (в форме легкомыслия или небрежности). Отличие состоит в том, что для вменения ч. 4 ст. 111 УК необходимо установить не только неосторожность по отношению к смерти потерпевшего, но и прямой или косвенный умысел на причинение именно тяжкого вреда здоровью, либо неконкретизированный умысел на причинение вреда здоровью, если этот вред оказался тяжким и от него последовала смерть.

Действующая конструкция ст. 111 УК РФ обеспечивает более дифференцированный и более строгий подход к данной группе преступлений в интересах защиты здоровья граждан.

 

Список использованных источников

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 дек.
  2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 07.03.2011 № 26-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 03.12.2009) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.
  4. Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека: утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. № 522 (в ред. Постановления Правительства РФ от 24.03.2011 № 206) // СЗ РФ. 2007. № 35. Ст. 4308.
  5. Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития от 24 апреля 2008 г. № 194н.
    (с изм., внесенными решением Верховного Суда РФот 21.03.2011 № ГКПИ11-141) // Российская газета. 2008. № 188.
  6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.М. Лебедева.–М.: Юрайт, 2010.
  7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (Особенная часть) / Под ред. Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева. – М.: Юристъ, 2007. – 890 с.
  8. Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. – М.: ИНФОРА-М, 2011. – 510 с.
  9. Курс уголовного права: Особенная часть/ Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. – М.: Экзамен, 2006. – 490 с.
  10. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2011.– 1264 с.
  11. Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. – М.: Восток-Запад, 2010. – 680 с.
  12. Уголовное право. Общая часть. Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М.: Юристъ, 2009. – 600 с.
  13. Уголовное право: Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова..-М.: НОРМА, 2009. – 710 с.
  14. Уголовное право. Особенная часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. – М.: Юридический центр «Пресс», 2010. – 620 с.
  15. Уголовное право Российской Федерации / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова.–М.: Олимп-Аст, 2008. – 650 с.
  16. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И Чучаева. – М.: Юристъ, 2009. – 500 с.
  17. Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Э. Жалинского. – М.: Юристъ, 2007. – 1080 с.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.37MB | MySQL:122 | 2,643sec