Условия предварительного расследования в уголовном процессе

<

041714 0221 1 Условия предварительного расследования в уголовном процессе

1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ КАК СТАДИЯ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА

 

1.1 Понятие, задачи и значение предварительного расследования

 

Предварительное расследование представляет собой вторую стадию уголовного процесса, которая следует за возбуждением уголовного дела и является основной формой отечественного досудебного производства по уголовным делам.

Как и любая другая стадия процесса, предварительное расследование определяется следующими признаками: 1) моментом начала и окончания стадии; 2) непосредственными целями и задачами, 3) итоговыми решениями и 4) кругом участников и 5) процессуальной формой (процедурой).

Предварительное расследование проводится по большинству уголовных дел. Исключение составляют лишь уголовные дела частного обвинения, установление обстоятельств по которым сложности обычно не представляет. Однако в предусмотренных законом случаях (ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 21 УПК) по данной категории дел также может быть проведено предварительное расследование.

Расследование именуется предварительным, поскольку оно предшествует судебному следствию. Однако это не означает, что данная стадия носит вспомогательный характер, предназначенный обслуживать судебное разбирательство, как иногда утверждается и литературе1. По мнению Григорьева В.Н., Победкина А.В., Яшина В.Н.2, нельзя однозначно утверждать, что суд не связан выводами, сделанными на стадии предварительного расследования, так как именно они определяют пределы последующего судебного разбирательства по уголовным делам, поступившим в суд. Кроме того, подобная характеристика противоречит институту прекращения уголовных дел, так как при прекращении производства по уголовному делу на стадии предварительного расследования оно получает окончательное разрешение без какого-либо вмешательства суда.

Предварительное расследование осуществляется компетентными государственными органами и должностными лицами, круг которых строго определен законом. К их числу относятся: прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель (ст. 5, 37, 38, 39 и др. УПК).

Начинается данная стадия, как правило, с момента получения следователем или дознавателем согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, выраженного в соответствующем постановлении (ч. 1 ст. 156 УПК). Однако в исключительных, предусмотренных законом случаях предварительное расследование может быть начато и без получения согласия прокурора, т.е. с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

К таким случаям действующее уголовно-процессуальное законодательство относит возбуждение уголовного дела и последующее его расследование: капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании; руководителями геолого-разведочных партий или зимовок, удаленных от места расположения органов дознания; главами дипломатических представительств или консульских учреждений РФ (ч. 4 ст. 146 УПК). В этих случаях закон предписывает при появлении реальной возможности незамедлительно передавать материалы уголовного дела прокурору.

Заканчивается данная стадия принятием одного из трех предусмотренных законом решений:

1) составлением обвинительного заключения или обвинительного акта (ст. 215, 225 и др. УПК);

2) вынесением постановления о прекращении уголовного дела (ст. 212, 213 и др. УПК); вынесением постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (ст. 439 УПК).

Следует иметь в виду, что стадия предварительного расследования включает в себя сложный и многообразный комплекс процессуальных действий, сопровождаемых необходимыми организационно-техническими мероприятиями. Закон не устанавливает строгой последовательности их производства, предоставляя следователю или дознавателю самостоятельно (за исключением случаев, когда необходима санкция прокурора или решение суда) в зависимости от конкретных обстоятельств дела решать вопрос о целесообразности и очередности производства тех или иных процессуальных действий и принятия решений.

Однако это не означает полной хаотичности в осуществлении расследования. Устанавливая общие условия предварительного расследования (гл. 21 УПК), а также требования обоснованности принимаемых па данной стадии процессуальных решений (ч. 4 ст. 7 и др. УПК), законодатель тем самым все же указывает последовательность неизменных действий и решений по любому уголовному делу, выполнение которых и обусловливает развитие расследования и достижение назначения уголовного судопроизводства1.

Сказанное позволяет выделить несколько этапов (частей) стадии предварительного расследования, составляющих ее структуру. Следует отметить, что определение конкретного перечня этапов данной стадии представляет собой предмет научной дискуссии2. По мнению Григорьева В.Н., Победкина А.В., Яшина В.Н.3 этот вопрос по прежнему актуален.

Первый этап представляет собой деятельность, осуществляемую компетентным должностным лицом после возбуждения уголовного дела до установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Второй этап заключается в осуществлении действий по привлечению конкретного лица в качестве обвиняемого и в последующем собирании, проверке и оценки доказательств, свидетельствующих о его виновности, до принятия решения о прекращении сбора доказательств.

Третий этап представляет собой комплекс процессуальных действий, направленных на окончание предварительного расследования.

На каждом из указанных этапов решаются относительно самостоятельные задачи, вытекающие из общих задач, стоящих перед стадией предварительного расследования. Их взаимосвязь проявляется в том, что решение задач первоначального этапа является условием перехода предварительного расследования па последующий этап. Последовательность этапов позволяет рассматривать предварительное расследование как внутренне единую и логично развивающуюся по пути приобретения и углубления знаний о расследуемом преступлении процессуальную деятельность1.

Как и любая иная стадия уголовного процесса, предварительное расследование подчинено решению не только общих задач уголовного судопроизводства, но и решению своих собственных (непосредственных) задач.

К таковым, в частности, относятся:

1) быстрое и полное раскрытие преступлений;

2) всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела в целях изобличения виновных и обеспечения правильного применения закона;

3) обнаружение и процессуальное закрепление доказательств для последующего их использования;

  1. обеспечение законности и обоснованности вовлечения физических и юридических лиц в сферу уголовного судопроизводства;
  2. ограждение от необоснованного обвинения и реабилитация каждого невинного;
  3. выявление причин и условий, способствующих совершению преступления, и принятие мер по их устранению;
  4. установление наличия или отсутствия вреда, причиненного преступлением, определение его характера и размера, а также создание не обходимых условий для его реального возмещения;
  5. подготовка материалов уголовного дела к судебному разбирательству.

    Таким образом, можно констатировать, что данная стадия имеет важное юридическое значение, так как результаты процессуальной деятельности, осуществляемой в ходе предварительного расследования, являются необходимыми условиями отправления правосудия по конкретному уголовному делу и реализации установленной законом ответственности или же реабилитации невиновного.

    Сказанное позволяет определить предварительное расследование как стадию уголовного процесса, являющуюся основной формой досудебного производства, в ходе которой компетентные государственные органы и должностные лица осуществляют деятельность, направленную на разрешение стоящих перед данным этапом уголовного судопроизводства задач.

     

    1.2. Система предварительного расследования

     

    Стадия предварительного расследования первоначально сформировалась еще в средневековом розыскном процессе, в котором уже тогда четко обозначились три ее этапа: общее расследование (лат. — inquisitio generalis), суммарное производство (inquisitio summaria) и специальное расследование (inquisitio specialis).Аналогичные этапы образуют основу структуры предварительного расследования и по сей день, в подавляющем большинстве современных мировых уголовно-процессуальных систем (независимо от того, как они именуются в том или ином национальном праве). Рассмотрим их более подробно.

    1. Общее расследование называется так потому, что оно производится еще без обвиняемого, следовательно, в отношении относительно неопределенного (общего) круга лиц. Даже если в это время уже имеются подозрения против какого-либо конкретного лица, оно не только считается невиновным в силу закона (презумпция невиновности), но пока не считается виновным даже органами уголовного преследования, поскольку обвинение против него официально еще не выдвинуто. В этом, юридическом, смысле расследование ведется не против конкретного лица, а по факту обнаружения события, содержащего признаки преступления. Именно поэтому к подозреваемому по общему правилу не должны применяться меры пресечения, а единственной принудительной мерой, ограничивающей его личную свободу, может быть лишь кратковременное задержание. Главные цели такого расследования — установить наличие или отсутствие события преступления, обнаружить и изобличить лицо, виновное в его совершении, либо реабилитировать невиновного. В ходе общего расследования происходит подготовка к выдвижению на следующем этапе так называемого первоначального обвинения.

    2. Вторым этапом предварительного расследования является то, что, отдавая дань традиции, можно называть суммарным производством.После того, как предполагаемый преступник установлен, необходимо оценить совокупность собранных по делу доказательств (как бы суммировать их), предъявить этому лицу обвинение и выяснить его доводы в свою защиту. То есть этап суммарного производства предназначен для выдвижения первоначального обвинения и конкретизации позиции, занятой стороной защиты. В российском уголовном процессе этому этапу соответствует вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, предъявление обвинения, допрос обвиняемого и решение вопроса об избрании ему меры пресечения.

    3. Третий этап предварительного расследования — это специальное расследование, которое производится в отношении конкретного обвиняемого. На данном этапе с учетом подтверждения или опровержения доводов защиты, выдвинутых в ходе или после суммарного этапа, еще раз проверяется обоснованность обвинительных доказательств и определяется окончательное обвинение. В российском уголовном процессе (при производстве предварительного следствия) этот этап начинается после допроса обвиняемого и завершается составлением обвинительного заключения.

    В историческом плане специальное расследование иначе называлось формальным, или судебным, потому что традиционно осуществлялось судебным органом — судебным следователем или следственным судьей.

     

     

     

    1.3. Формы предварительного расследования

     

    Под формой расследования понимается установленная законом процедура деятельности уполномоченных должностных лиц по выяснению обстоятельств, необходимых для правильного разрешения уголовного дела. Эта процедура определяет участников расследования, его сроки, объем, круг процессуальных действий и т.п.1.

    Форма расследования, по общему правилу, зависит от двух обстоятельств: первое — от категории преступления, признаки которого обнаружены (подследственность), и второе — установлено ли на момент возбуждения уголовного дела лицо, в отношении которого будет осуществляться уголовное преследование (очевидное преступление).

    Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ч. 1 ст. 150 УПК) предусматривает две формы предварительного расследования: дознание и предварительное следствие.

    Следует иметь в виду, что в юридической литературе высказываются мнения о существовании в отечественном уголовном процессе третьей формы расследования — смешанной2.

    Формы предварительного расследования (досудебного производства), как и в целом формы судопроизводства, по своему характеру являются процессуальными, в силу чего они рассматриваются как часть процессуальной формы. Процессуальная форма судопроизводства соотносится с формами досудебного производства (предварительного расследования) как философские категории общего и особенного. При таком подходе в качестве единичного (отдельного) должны восприниматься институты и нормы уголовно-процессуального закона.

    Для правильного уяснения сущности процессуальных форм предварительного расследования необходимо исходить из того, что в досудебных стадиях уголовного судопроизводства реализуется уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5
    УПК РФ). При осуществлении уголовного преследования должна обеспечиваться защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (п. 3 ч 1 ст. 6 УПК РФ).    

    С этих позиций Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Н.А. Власова не соглашаются с подходом Г. Казиняна, который под формой досудебного производства по уголовным делам понимает особый способ осуществления процессуальной деятельности на этой стадии, соответствующий закона, определенную последовательность процессуальных действий и решений органов, осуществляющих в досудебных стадиях при соблюдении законных интересов и прав участников процесса, уголовное преследование, направленное на доказывание события и обстоятельств преступления и оканчивающееся принятием итогового процессуального решения о направлении уголовного дела в суд или о его прекращении1.

    Дифференциация досудебных форм уголовного судопроизводства прежде всего зависит от тех приоритетов, которые формулируются законодателем в виде основных положений УПК, прежде всего целей (назначения) уголовного судопроизводства.

    В соответствии со ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства является:

    1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, которая осуществляется путем установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, обеспечением неотвратимости уголовной ответственности за совершенное преступление, возмещением им причиненного физического, имущественного и морального вреда;

    2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод в ходе уголовного преследования. Отсюда формы досудебного производства должны способствовать полному, всестороннему и объективному расследованию преступлений, обеспечивающему права и законные интересы потерпевших, а также права и законные интересы подозреваемого и, обвиняемого. В достижении этих целей отражается и публичный интерес, поскольку все законопослушные граждане, общество, государство заинтересованы в успешной борьбе с преступностью при обязательном соблюдении прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

    Следует согласиться с доводами тех авторов, которые полагают, что не всякая особенность в процедуре досудебного производства позволяет вести речь о его особой форме. О дифференциации форм досудебного производства можно говорить лишь тогда, когда имеются существенные особенности, качественные отличия в форме уголовно-процессуальной деятельности на стадии предварительного расследования. Признаком самостоятельности формы досудебного производства является наличие совокупности существенных особенностей в порядке осуществления деятельности по установлению (доказыванию) обстоятельств совершенного преступления и виновности лица1.

    В силу отмеченных обстоятельств не могут рассматриваться в качестве самостоятельных форм досудебного производства особенности производства по отдельным категориям уголовных дел (в отношении несовершеннолетних, о применении принудительных мер медицинского характера), а также в отношении отдельных категорий лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ.

    По нашему мнению, УПК РФ законодатель отказался от дознания, как существовавшей ранее самостоятельной формы расследования и от протокольной формы досудебной подготовки материалов, создав в качестве новой формы дознания нечто среднее между ними. Расследование в форме дознания преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК РФ, производится по уголовным делам, возбужденным в отношении установленных конкретных лиц. Если лицо, совершившее преступление, не установлено, орган дознания, в производстве которого находится уголовное дело, на основании п. 3 ст. 149 и ч. 4 ст. 157 УПК РФ обязан произвести неотложные следственные действия, после чего направить материалы уголовного дела прокурору, которым решается вопрос о производстве предварительного следствия.

    Характером расследования преступлений, а также формулированием обвинения в обвинительном акте предусмотренное УПК РФ дознание напоминает протокольную форму досудебной подготовки материалов. Оно должно проводиться в пределах 20 суток. Этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем на 10 суток (ч. 3 ст. 223 УПК РФ), после чего уголовное дело, если оно не закончено производством, расследуется в режиме предварительного следствия.

    Представляется, что предусмотренное УПК РФ (дознание не решает полностью тех задач, которые стоят перед ним как одной из форм досудебного производства: оно не создает надлежащего режима для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, и не в полной мере обеспечивает права и законные интересы участников расследования, прежде всего потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого. К тому же нельзя говорить о существенной «процессуальной экономии», приводящей к сокращению трудовых и материальных затрат1.

    Кроме того, при применении положений гл. 32 УПК РФ выявился ряд несовершенств законодательной регламентации дознания, на что справедливо обращается внимание практиками и учеными2. В качестве наиболее существенных недостатков процессуальной регламентации дознания по УПК РФ обычно отмечаются необоснованность ограничения этой формы расследования лишь очевидными преступлениями, недостаточность срока расследования, неудачностъ выполнения обвинительным актом двух различных по существу процессуальных задач: привлечения к уголовной ответственности и окончания расследования1.

    На органы дознания возложено производство неотложных следственных действий по делам, по которым обязательно предварительное следствие, в целях обнаружения следов преступления и установления лица, его совершившего, что позволяет отдельным авторам утверждать о существовании еще одной формы предварительного расследования. Так, Б.Т. Безлепкин полагает, что законодатель тем самым закрепляет подследственность органам дознаний дел, по которым обязательно производство предварительного следствия2.

    Как отмечает Б.Т. Безлепкин, в УПК РСФСР (ст. 119), теорией и практикой прошлых лет производство неотложных следственных действий органом дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, именовалось дознанием. Такое название имело и имеет очевидный смысл не только потому, что это– деятельность органов дознания, но и потому, что оно соответствует исторически сложившемуся содержанию дознания (прежде всего — дознания полицейского, милицейского). Речь идет вовсе не об условиях, а о важнейшей, коренной проблеме соотношения дознания и следствия (форм предварительного расследования)3.

    Не менее «радикальную» позицию занимает О.Л. Васильев, который считает, что «производство органом дознания неотложных следственных действий происходит в стадии предварительного расследования. Но какой форме они соответствуют? Это не предварительное следствие, поскольку следователь еще не принял дело к своему производству и следственные действия органов дознания предшествуют предварительному следствию. Можно, конечно, включить указанные действия органов дознания в понятие «следствие», но тогда выходит, что следствие осуществляется не только следователем, но и органом дознания, что вообще приводит к полному смешению процессуальных институтов. Однако и не дознание, поскольку оно проводится по делам, по которому предварительное следствие не обязательно (п. 8 ст. 5 УПК). Иными словами, получается, что производство органом дознания неотложных следственных действий – это первый этап существовавшей по УПК РСФСР все той же смешанной формы предварительного расследования, сочетающей в себе короткое дознание и предварительное следствие. Следовательно, и по действующему УПК у нас три формы предварительного расследования: дознание, предварительное следствие и смешанная форма, при которой неотложные следственные действия органов дознания предшествуют предварительному следствию»1.

    Представляется, что доводы Б.Т. Безлепкина и О.Л. Васильева все-таки не могут служить основанием к признанию проведения неотложных следственных действий самостоятельной формой расследования, поскольку указанная процессуальная деятельность является важной и неотъемлемой составляющей расследования, частью расследования, тогда как форма предусматривает процесс расследования в целом.

    А. Б. Соловьев и М.Е. Токарева обосновывали необходимость сохранения двух форм предварительного расследования — предварительного следствия и усовершенствованного дознания2.

    Следует согласиться с Н.С. Мановой в том, что дифференцируя формы досудебного производства, законодатель прежде всего должен исходить из того, в какой мере эти формы будут обеспечивать полное, всестороннее и объективное исследование обстоятельств совершенного преступления, а также права и законные интересы участников процесса. Только сочетание этих двух основополагающих задач (начал) в состоянии обеспечить оптимальный режим досудебного производства3.

    Как отмечалось, по УПК РФ основной формой осталось предварительное следствие, создающее наиболее благоприятные условия для осуществления уголовного преследования при максимальном обеспечении прав и законных интересов участников процесса. Предварительное следствие как форма досудебного производства, основанная на всестороннем и полном исследовании обстоятельств преступления, создает наиболее оптимальные условия для достижения целей (назначения) уголовного судопроизводства. Эта форма обстоятельно регламентирована УПК РФ и является наиболее подходящей для расследования тяжких и особо тяжких преступлений.

    Вместе с тем преступления небольшой и средней тяжести, как правило, не вызывают значительной трудности при расследовании и поэтому не требуют длительной процедуры доказывания. Как правило, такие дела могут передаваться в суд на более ранней стадии. Поэтому для них целесообразно предусмотреть упрощенную процессуальную процедуру.

    При решении этого вопроса имеет смысл обратиться к опыту зарубежных стран. Экскурс в уголовный процесс западных государств, предпринятый К.Ф. Гуценко, Л.В. Головко и Б.А. Филимоновым, свидетельствует об отсутствии в этих странах свойственного уголовному процессу России деления форм досудебного производства на дознание и предварительное следствие. По уголовным делам обычно производится либо полицейское расследование в форме дознания (Великобритания, США), либо полиция в той или иной мере и форме участвует в досудебной подготовке материалов уголовных дел (в континентальной Европе), Результаты предварительного расследования обычно через прокуратуру направляются в суд, В сравнении с Россией, в большинстве этих стран дела передаются в суд на более ранней стадии, в связи с чем в суде имеет место не только проверка и оценка представленных органами расследования доказательств, но и их собирание1.

    Представляется, что для тяжких и особо тяжких преступлений подобное решение неприемлемо, поскольку отечественная процедура предварительного следствия дает больше гарантий полного, всестороннего и объективного расследования. Решение проблемы оптимизации форм досудебного производства, заключается прежде всего в совершенствовании дознания. Причем необходимо нетрадиционное для отечественного уголовного процесса решение, которое в виде сокращенного срока передачи дела в суд уже содержится в гл. 32 УПК РФ.

    Предварительное следствие – основная, ведущая форма расследования, поскольку оно проводится по большинству преступлений.

    Предварительное следствие в обязательном порядке осуществляется в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, и лиц, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления (ч. 1 ст. 434 УПК).

    Кроме этого, действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает производство предварительного следствия по всем уголовным делам, отнесенным к компетенции органов дознания, в следующих случаях:

    1)    если уголовное дело возбуждается по факту совершения преступления, а не в отношении конкретного лица (ч. 1 ст. 223 УПК), т.е. по так называемым неочевидным преступлениям;

    2)    если начатое дознание не было закончено в течение 30 суток
    (ст. 223 УПК).

    По уголовным делам, разрешаемым и порядке частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК), дознание и предварительное следствие, как правило, не проводятся.

    Более широкая сфера деятельности органов предварительного следствия по расследованию преступлений в сравнении с органами дознания объясняется рядом обстоятельств. В первую очередь необходимо отметить, что расследование преступлений является специальным назначением следователей. Для органов же дознания функция расследования — не единственная и далеко не основная. Кроме того, следователь наделен более широкими процессуальными полномочиями для расследования преступлений.

    Предварительное следствие и дознание как формы расследования связаны единством задач и средств деятельности и поэтому образуют единую стадию процесса. Данные, полученные в ходе как дознания, так и предварительного следствия, имеют одинаковое доказательственное значение по уголовному делу.

    Следует иметь в виду, что уголовно-процессуальный закон предусматривает производство дознания исключительно по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно (ст. 223 УПК).

    При производстве предварительного расследования в данной форме дознаватель руководствуется правилами, установленными УПК для предварительного следствия, за следующими исключениями:

    — и ходе дознания обвинение не предъявляется (ч. 1 ст. 223 УПК). Исключение составляют случаи, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 224 УПК РФ (когда в отношении подозреваемого избирается такая мера пресечения, как заключение под стражу, а составить обвинительный акт в предусмотренные законом 10 дней не представляется возможным);

    – дознание проводится в течение 20 суток со дня возбуждения уголовного дела, этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем на 10 суток (ч. 3 ст, 223 УПК). Следует также учесть, что закон допускает возможность возвращения уголовного дела прокурором для производства дополнительного дознания с продлением уже указанных сроков на 10 суток и для пересоставления обвинительного акта, с продлением сроков дознания не более чем на 3 суток (п. 2 ч. 1 ст. 226 УПК);

    —    на дознавателя не распространяются правила, установленные ч. 3 ст. 37 и ч. 3 ст. 38 УПК РФ. При несогласии с указания ми прокурора или начальника органа дознания дознаватель вправе обжаловать их соответственно прокурору или вышестоящему прокурору, не приостанавливая выполнения этих указаний.

  • по окончании дознания дознаватель составляет обвинительный акт (ч. 1 ст. 225 УПК);
  • обвинительный акт вместе с материалами уголовного дела предоставляется для ознакомления обвиняемому и его защитнику, а также потерпевшему или его представителю (ч. 2 и 3 ст. 225 УПК);

    — обвинительный акт до направления его с материалами уголовного дела прокурору должен быть утвержден начальником органа дознания.

    Эти отличия оправданы стремлением законодателя создать надлежащие условия для завершения дознания и максимально сжатые сроки.

    Между тем существуют и некоторые другие отличия дознания от предварительного следствия:

    Во-первых, предварительное следствие проводится только следователями, для которых, как уже отмечалось, расследование преступлений является основной и единственной функцией. Дознание проводится целым рядом административных учреждений и компетентных должностных лиц, указанных в ст. 40 УПК, а также следователями (тт. 8 ст. 5 УПК).

    Во-вторых, при выполнении своей обязанности по расследованию преступлений органы следствия пользуются только процессуальными средствами. Органы же дознания сочетают в своей деятельности процессуальные и оперативно-розыскные меры. В частности, ст. 157 УПК возлагает на органы дознания принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. Однако следует учесть, что уголовно-процессуальный закон запрещает возложение полномочий по проведению дознания и оперативно-розыскных действий по конкретному уголовному делу на одно и то же должностное лицо (ч. 2 ст. 41 УПК).

    В-третьих, дознание отличается от предварительного следствия по подследственности уголовных дел (ст. 150 и 151 УПК), Как уже было сказано, к компетенции органов дознания отнесены уголовные дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, а с точки зрения методики расследования — являющихся менее сложными.

     

    2. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА

     

    2.1. Понятие, значение и система общих условий предварительного расследования

     

    Как уже было отмечено в первой главе работы, предварительное расследование представляет собой следующую за возбуждением уголовного дела стадию уголовного судопроизводства. Данная стадия является частью досудебного производства. Как и любая другая стадия, предварительное расследование имеет не только непосредственные задачи (вытекающие из общих задач уголовного судопроизводства), но и свое специфическое содержание, свое начало и окончание, особый круг участников уголовно-процессуальной деятельности.

    Для полного уяснения сущности данного этапа уголовного судопроизводства необходимо рассмотреть установленные законом требования, определяющие порядок его производства. В юридической литературе эти требования принято именовать общими условиями предварительного расследования. Этим условиям, в частности, посвящена гл. 21 УПК РФ.

    Общими условиями они называются потому, что содержат в себе требования, регламентирующие единый и обязательный для всех органов, ведущих расследование, порядок производства по уголовному делу на стадии предварительного расследования. Уголовно-процессуальный закон не допускает ни малейшего отступления от содержащихся в них требований. Любое отступление от их предписаний является нарушением процедуры досудебного уголовного процесса и влечет ряд негативных последствий как для должностных лиц, допустивших это нарушение, так и для расследования по делу в целом.

    Несмотря на незначительные расхождения, в теории уголовного процесса сложилось единое понимание общих условий предварительного расследования. Это установленные уголовно-процессуальным законом наиболее существенные требования, определяющие порядок предварительного расследования преступлений по всем, без изъятия, уголовным делам1.

    Так, М.В. Дьяченко и В.С. Чистякова рассматривают общие условия как установленные законом правила, которые выражают характерные черты предварительного расследования и определяют наиболее важные требования, предъявляемые к порядку производства процессуальных действий и принятию решений. Общие условия содержат правовые требования, обеспечивающие осуществление в этой стадии назначения уголовного судопроизводства и его принципов2. Аналогичная позиция высказана и Г.П. Химичевой3.

    По сравнению с ранее действовавшим УПК РСФСР, в УПК РФ применительно к рассматриваемому вопросу произошли определенные изменения. Прежде всего, это касается уточнения названия соответствующей главы, в которой термин «предварительное следствие» заменен на более широкое понятие «предварительное расследование», включающее в себя как предварительное следствие, так и дознание. По мнению Соловьева А.Б., Токарева М.Е., Власова Н.А., такое название главы является более точным.

    Остальные изменения касаются перечня и содержания конкретных условий, составляющих собирательное понятие «общих условий предварительного расследования». Отметим, что в ныне действующем УПК РФ отсутствуют такие условия, как: органы предварительного следствия (указанный, в общем-то, очевидный вопрос решается в ст.ст. 150 и 151 УПК РФ); вместо «обязательность предварительного следствия и подследственности» указанное условие названо «подследственностью», предусматривающей обязательность проведения предварительного следствия по делам, отнесенным к подследственности следователей соответствующих ведомств; в общих условиях нет полномочий следователя и начальника следственного отдела, однако они предусмотрены в главе об участниках уголовного судопроизводства (ст.ст. 38 и 39 УПК РФ).

    То же можно сказать и о ряде других статей, имевшихся в УПК РСФСР и отсутствующих среди общих условий предварительного расследования в действующем уголовно-процессуальном кодексе. Это порядок разрешения отвода следователя, срок предварительного следствия, участие специалиста, переводчика, понятых, признание потерпевшим, гражданским истцом, привлечение в качестве гражданского ответчика, протокол следственного действия, применение звукозаписи при допросе, удостоверение факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия. В действующем УПК РФ эти вопросы регламентируются в других главах и разделах.

    Если исходить из смыслового толкования слова «условия», как обстоятельства, от которого что-нибудь зависит, обстановки, в которой происходит что-нибудь, требований, из которых следует исходить1, то такое решение законодателя, на наш взгляд, является предпочтительным, поскольку такая трактовка позволяет разграничить условия и положения, непосредственно регламентирующие порядок предварительного следствия.

    Таким образом, значение общих условий предварительного расследования состоит в том, что их соблюдение способствует всестороннему, полному и объективному расследованию уголовных дел в максимально короткие сроки и с наименьшими затратами сил и средств правоохранительных органов. Кроме того, их соблюдение оберегает от возможных ошибок в процессе предварительного следствия или дознания и обеспечивает реализацию прав и законных интересов участников уголовного процесса.

    Сказанное позволяет рассматривать общие условия предварительного расследования как обусловленные принципами уголовного процесса и установленные законом требования организационно-правового характера, определяющие правила производства по уголовному делу на стадии предварительного расследования.

    Общие условия предварительного расследования образуют определенную систему правил (положений), закрепленных в действующем уголовно-процессуальном законе (гл. 21 УПК). В эту систему входят правила, в соответствии с которыми определяются:

  1. формы предварительного расследования;
  2. подследственность уголовных дел;
  3. место производства предварительного расследования;
  4. порядок соединения уголовных дел;
  5. порядок выделения уголовного дела;
  6. процедура выделения в отдельное производство материалов уголовного дела;
  7. начало производства предварительного расследования;
  8. производство неотложных следственных действий;
  9. порядок и форма окончания предварительного расследования;

    10)    процедура восстановления уголовных дел;

    11) обязательность рассмотрения ходатайства;

    12)    меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества;

    13)    недопустимость разглашения данных предварительного расследования.

    Согласно статистической отчетности прокуратуры Западного административного органа г. Краснодара в 2005 г. было расследовано 1986 уголовных дел., в том числе 139 с соединением уголовных дел, 37 уголовных дел было выделено. За разглашение данных о предварительном следствии не было привлечено ни одного сотрудника. В течение анализируемого года не было всего случаев о восстановлении уголовных дел.1

    Так в тех расследованных дел соединение произошло на основании предположения следователя о совершении дела одним лицом. При этом в качестве общего признака были использованы – способ проникновения в квартиру, способ и вид упаковки сбываемых наркотиков. Решение о соединении дела было осуществлено на основании мотивированного постановления следователя.

    Основаниями для выделения 37 дел в отдельное производство в 2005 г. в прокурате Западного административного округа:

    1) отдельных обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершенных в соучастии, в случаях (ч. 1 ст. 208 УПК РФ) – 11 дело:

    а) в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого – 7 дел;

    б) в случае, когда обвиняемый скрылся от следствия либо когда по иным причинам не установлено его местонахождение – 6 дел;

    в) в случае, когда место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует – 1 дело;

    г) временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях – 2 дела.

    Если по уголовному делу привлечено два или более обвиняемых, а основания для приостановления относятся не ко всем обвиняемым, следователь вправе выделить в отдельное производство и приостановить уголовное дело в отношении отдельных обвиняемых;

    2) несовершеннолетнего обвиняемого, привлеченного к уголовной ответственности вместе с совершеннолетними– 4 дела;

    3) иных лиц, обвиняемых в совершении преступления, не связанного с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу, когда об этом становится известно в ходе предварительного расследования – 6 дел.

    В течение анализируемого периода было всего три случая несоблюдения следователями и дознавателями на предварительном следствии мер не обеспечения сохранности имущества обвиняемого и не обеспечения мер попечения о детях, иждивенцах в соответствии со ст. 1650 УПК РФ. Здесь следует отметить, что есть вероятность, что фактически таких случаев было значительно.

     

    2.2. Общие условия предварительного расследования, связанные с выбором надлежащего субъекта расследования и его процессуальным положением

     

    К общим условиям предварительного расследования, связанными с выбором надлежащего субъекта расследования и его процессуальным положением следует отнести: условия подследственности и передачи дел по подследственности, условия принятия уголовного дела к производству, условия взаимодействия органов расследования.

    Действующим уголовно-процессуальным законом производство предварительного следствия возложено на следователей прокуратуры, следователей органов федеральной службы безопасности, следователей органов внутренних дел РФ и следователей органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст. 151 УПК).

    Правом на производство предварительного следствия обладают также прокуроры и начальники следственных подразделений указанных выше органов (ст. 37, 39 УПК).

    Действующий уголовно-процессуальный закон (ст. 38 УПК) определяет достаточно широкий круг полномочий следователя при производстве предварительного следствия. В частности, все решения о направлении расследования, о производстве следственных и иных процессуальных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение судебного решения или санкции прокурора, и несет полную ответственность за их законное и обоснованное проведение.

    Кроме этого, следователь обладает определенными властными полномочиями по отношению к органам дознания. Он вправе давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий, а также привлекать должностных лиц органа дознания для оказания содействия при проведении процессуальных действий лично (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК).

    Подчеркивая важность процессуальной самостоятельности следователя, законодатель предоставил ему право при несогласии с указаниями прокурора по наиболее важным вопросам расследования (о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления, об объеме обвинения, об избрании, отмене или изменении меры пресечения, об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производственных процессуальных действий, осуществляемых исключительно по судебному решению, о направлении уголовного дела в суд или его прекращении, об отводе или отстранении следователя от дальнейшего ведения следствия, о передаче уголовною дела другому следователю) обжаловать их в письменной форме вышестоящему прокурору, что, в свою очередь, приостанавливает их исполнение (ч. 3 ст. 37, ч. 3 ст. 38 УПК). В этом случае вышестоящий прокурор либо отменяет указание нижестоящего прокурора, либо поручает производство следствия другому следователю. Аналогичные действия следователь может предпринять и в случае несогласия с указаниями начальника следственного отдела, что также приостанавливает их исполнение (ч. 4 ст. 39 УПК).

    Кроме этого, о процессуальной самостоятельности следователя свидетельствует то, что в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом требования, поручения и запросы данного должностного лица, предъявленные в пределах его полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК).

    Общий срок предварительного следствия, установленный законом, не должен превышать 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст, 162 УПК). Указанный срок предварительного следствия в случае необходимости может быть продлен прокурором района, города и приравненным к нему военным прокурором, а также их заместителями до 6 месяцев.

    В тех случаях, когда расследование уголовного дела представляет особую сложность, срок предварительного расследования может быть продлен прокурором субъекта Российской Федерации и приравненным к нему военным прокурором, а также их заместителями до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия в соответствие с действующим уголовно-процессуальным законом может быть произведено только в исключительных случаях Генеральным прокурором или его заместителями.

    Следует иметь в виду, что верхний предел срока предварительного следствия ограничен сроком давности привлечения к уголовной ответственности (см. ст. 78 УК РФ).

    В срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением или с постановлением о передаче уголовного дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера либо до дня вынесения постановления о прекращении производства по уголовному делу. В этот срок не включается время, в течение которого производство по уголовному делу было приостановлено.

    При возникновении необходимости продления срока предварительного следствия следователь выносит соответствующее постановление и представляет его прокурору для получения согласия не позднее чем за 5 суток до истечения срока расследования.

    По окончании предварительного следствия следователь направляет материалы уголовного дела с обвинительным заключением прокурору.

    Подследственность (ст. 151 УПК) означает совокупность установленных уголовно-процессуальным законом признаков уголовного дела, в зависимости от которых определяется форма предварительного расследования и компетенция органа или должностного лица, полномочного вести расследование по данному делу.

    В действующем уголовно-процессуальном законодательстве содержится немало норм, в которых упоминается термин «подследственность». Подследственности по уголовным делам посвящена специальная статья 151 УПК РФ. Наряду с этим ч. 3 ст. 150 УПК РФ устанавливает подследственность органов дознания. Вопросы, связанные с подследственностью преимущественно возникают в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, когда принимаются решения о возбуждении уголовного дела и расследовании преступлений.

    По справедливому мнению З.З. Зинатуллина, М.С. Салахова и Л.Д. Чулюкина1, тот факт, что в уголовно-процессуальном законе имеется много норм, регламентирующих подследственность уголовных дел, является одним из свидетельств наличия соответствующего правового института. Нормы данного института определяют полномочия органов предварительного следствия и дознания по расследованию определенной категории уголовных дел, условия, основания и порядок их передачи от одного органа расследования к другому, процессуальный порядок разрешения споров, возникающих между органами расследования по поводу подследственности, правовые последствия, наступающие в случае нарушения правил подследственности.

    В науке уголовного процесса под подследственностью принято понимать совокупность признаков (юридических свойств) уголовного дела, в соответствии с которыми уголовно-процессуальный закон определяет, какой орган должен вести следствие и дознание по данному делу2.

    Следует подчеркнуть, что по вопросу понимания содержания термина «подследственность» среди ученых-процессуалистов нет существенных расхождений. Схожее определение подследственности, в частности, дается А.И. Сергеевым, по мнению которого «подследственность» (в уголовном судопроизводстве РФ) – устанавливаемая законом совокупность признаков преступления, позволяющая определить, в какой форме должно вестись досудебное производство по уголовному делу и какой конкретно орган предварительного расследования должен вести следствие или дознание по уголовному делу»1.

    Подследственность рассматривается 3.3. Зинатуллиным, М.С. Салаховым и Л.Д. Чулюкиным в качестве уголовно-процессуального института, обусловленного необходимостью разграничения полномочий органов расследования по ведению определенной категории уголовных дел. Подследственность нельзя свести к компетенции и подведомственности, так как последние, более широкие категории. Ее нельзя также определять как полномочия органов дознания и следствия в стадии предварительного расследования. Эти полномочия гораздо шире, чем полномочия по расследованию определенного круга дел. Под подследственностью указанными авторами понимается система установленных законом полномочий органов расследования по ведению определенного круга уголовных дел в зависимости от их юридических свойств в целях достижения четкости и оперативности при производстве предварительного расследования2.

    Подследственность можно классифицировать по различным признакам (видам). Как известно, каждое преступление характеризуется определенными признаками: противоправность, общественная опасность, виновность, уголовная наказуемость.

    В зависимости от конкретного признака, например от общественной опасности, законодатель относит тот или иной состав преступления к подследственности того или иного органа расследования. Когда разграничение проводится по признаку общественной опасности, налицо предметная подследственность. Если же имеется признак субъекта преступления, можно говорить о персональной подследственности3.

    <

    Большинство исследователей выделяют четыре признака, определяющих подследственность уголовных дел. Так, А.И. Сергеев выделяет в качестве таких признаков: предметный (родовой); персональный (личный); территориальный (местный); и альтернативный (по связи дел)1.

    Б.Т. Безлепкин полагает, что действующий уголовно-процессуальный закон дает основания для выделения следующих признаков подследственности: предметный (родовой); альтернативный (смешанный); персональный и территориальный2.

    З.З. Зинатуллин, М.С. Салахов, Л.Д. Чулюкин также выделяются четыре относительно самостоятельных вида подследственности: предметную, специальную, по связи дел и территориальную3.

    Другие ученые (Л.М. Карнеева, П.А. Лупинская, И. В. Тыричев, А.В. Останин) выделяют пять видов подследственности, а А.А. Чувилев – шесть4.

    Указанные признаки подследственности являются основными и требуют специального более подробного рассмотрения.

    По общему признанию основным видом подследственности является предметная, учитывающая общественную опасность преступлений. Именно поэтому в основу разграничения подследственности преступлений между дознанием и предварительным следствием законодателем положена общественная опасность деяния (ст. 15 УК РФ), согласно которой выделяются преступления небольшой и средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления.

    Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации (ст. 15) относит к преступлениям средней тяжести (умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает два года лишения свободы) и небольшой тяжести (умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы) 394 состава, из которых 192 преступлений средней и 202 – небольшой тяжести.

    К подследственности органов дознания отнесен в основном ряд преступлений небольшой и средней тяжести. Дознание проводится по 126 составам преступлений, в том числе по 37 составам преступлений средней тяжести и по 88 составам преступлений небольшой тяжести, а также по одному составу тяжкого преступления (ч. 2 ст. 203 УК РФ – превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб, повлекшее тяжкие последствие, предусматривающее наказание до семи лет лишения свободы).

    По 76 из 88 составов преступлений небольшой тяжести расследование проводится органами дознания МВД России, в том числе по 5 составам (ч.ч 1 и 2 ст. 228-2, ч. 1 ст. 231, ст. 233 и ч. 4 ст. 234 УК РФ) – также органами по контролю за оборотом наркотиков (п.п. 1 и 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ) и по 5 составам (ч.ч. 1, 2 ст. 253 и ч.ч. 1, 2, 3 ст. 256 УК РФ) – также органами пограничной службы ФСБ (п.п. 1 и 3 ч. 3 ст. 151 УПК РФ), а 66 – относятся к исключительной подследственности органов дознания МВД. 12 составов преступлений небольшой тяжести расследуется органами дознания других правоохранительных органов; 2 (ст. 168, ч. 1 ст. 261 УК РФ) – органами Госпожнадзора МЧС; 6 (ч. 1 ст. 294, ч.ч. 1 и 2 ст. 297, ч. 1 ст. 311, ч. 1 ст. 312 и ст. 315 УК РФ) –службой судебных приставов Минюста России; 2 (ч. 1 ст. 322 и ч. 1 ст. 323 УК РФ) — органами пограничной службы ФСБ; 1 (ч. 1 ст. 194 УК РФ) – органами таможенной службы, а 1 (ч. 1 ст. 188 УК РФ) – как органами таможенной службы, так и органами пограничной службы ФСБ1.

    Из 37 составов преступлений средней тяжести, дознание проводится по 1 составу преступления (ч. 2 ст. 194 УК РФ) – таможенными органами, по 1 составу преступления (ч. 1 ст. 219 УК РФ) – органами Госпожнадзора МЧС РФ и по 1 составу (ч. 2 ст.312 УК РФ) – службой судебных приставов Минюста России. Остальные 34 состава преступлений в основном расследуются органами дознания МВД России, из них 30 составов относится к исключительной подследственности органов дознания МВД, а по 4 составам (ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 230, ч. 1 ст. 232 и ч. 1 ст. 234 УК РФ) дознание могут производить как органы внутренних дел, так и органы по контролю за оборотом наркотиков (пункты 1 и 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ).

    Следствие проводится по 269 составам преступлений средней тяжести (155 составов) и небольшой тяжести (114 составов). По двум другим категориям преступлений (тяжкие и особо тяжкие) проводится следствие (за вышеуказанным исключением).

    Из 114 составов преступлений небольшой тяжести, по которым, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, осуществляется предварительное следствие, по 78 составам преступлений его производят органы прокуратуры (причем, в соответствии с ч. 5 ст. 151 УПК РФ, по двум составам преступлений небольшой тяжести, предусмотренных ч. 2 ст. 282-1 и ч. 2 ст. 282-2 УК РФ, следствие производит также орган, выявивший это преступление), по 30 составам — органы МВД (по 9 составам из них следствие производится также органом, выявившем преступление) и по 6 составам преступлений, возбуждение которых связано с другими преступлениями, предварительное следствие производится следователями того органа, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено соответствующее уголовное дело (ч. 6 ст. 151 УПК РФ).

    Предварительное следствие органами прокуратуры осуществляется по 85 составам преступлений из 155 составов преступлений средней тяжести, предусмотренных УК РФ, в том числе по 2 составам таких преступлений (ч. 1 ст. 282-1 и ч. 1 ст. 282-2 УК РФ) в соответствии с ч. 5 ст. 151 УПК РФ следствие производит также орган, выявивший это преступление; органами МВД — по 57 составам, по половине из них (23 составам) следствие производится также органом, выявившем преступление, по 1 составу (ч. 2 ст. 234 УК РФ) — также органами по контролю за оборотом наркотиков (п. 5 ч. 2 ст. 151 УПК РФ), а еще по 1 составу (ч.2 ст.322-1 УК РФ), — так же и органами ФСБ.

    При рассмотрении на перспективу вопроса о перераспределении подследственности между дознанием и предварительным следствием, наряду с тяжестью преступления, целесообразно, на наш взгляд, руководствоваться и такими критериями, как: сложность доказывания при распределении редко встречающихся преступлений, необходимости производства комплекса следственных действий со сложной операционной структурой -предъявления для опознания, очных ставок, следственных экспериментов, проверок показаний на месте, комиссионных и комплексных экспертиз, получении и использовании косвенных доказательств, дефиците источников доказывания; значительный объем работы при распределении групповых и многоэпизодных преступлений, в случаях производства комплекса экспертиз.

    Такие дела требуют высокой квалификации должностных лиц, осуществляющих их расследование, значительных сроков производства, в силу чего по ним предпочтительнее проводить предварительное следствие.

    Говоря о подследственности органов дознания в настоящее время, то она определена ч. 3 ст. 150 УПК РФ, где указаны все составы преступлений, по которым производится дознание, а также ч. 3 ст. 151 УПК РФ, в которой подследственность распределена между органами дознания правоохранительных ведомств. В литературе обращалось внимание на та обстоятельство, что содержание ст. 151 УПК РФ «Подследственность» не вполне соответствует ее названию, поскольку в этой статье речь идет не только о распределении подследственности дел между следователями, но и о разграничении полномочий между следователями н дознавателями1. Это представляется несправедливым, поскольку подследственность предполагает разграничение уголовных дел как между органами предварительного расследования, т.е. между дознанием и предварительным следствием, так и между этими органами, принадлежащими различным ведомствам.

    Согласно п. 1 ч. 3 ст. 151 УПК РФ дознание преимущественно производится дознавателями (следователями) органов внутренних дел Российской Федерации — по всем уголовным делам, указанным в части третьей ст. 150 УПК РФ, за исключением уголовных дел, указанных в пунктах 3 – 6 настоящей части.

    Переходя к рассмотрению проблемы разграничения подследственности между следователями прокуратуры и правоохранительных органов, целесообразно более подробно проанализировать указанные выше признаки, определяющие подследственность уголовных дел. Эти признаки определяют подследственность уголовных дел применительно как к органам дознания так и предварительного следствия.

    Основным из них является предметный (родовой) признак, в соответствии с которым подследственность уголовного дела определяется характером совершенного преступления, его квалификацией по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса РФ. По этому признаку устанавливается подследственность всех следователей правоохранительных органов – прокуратуры, органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел, органов по контролю за незаконным оборотом наркотиков.

    Подобный подход является общепризнанным. Так, 3.3. Занатуллин, М.С. Салахов и А.Д. Чулюкин отмечают, что в российском уголовном процессе «предметная подследственность предназначена для разграничения полномочий по расследованию уголовных дел между органами дознания и предварительного следствия, с одной стороны, между следователями, находящимися в различных ведомствах, – с другой. По действующему уголовно-процессуальному законодательству в основу такого разграничения положен вид совершенного преступления, что находит отражение в его квалификации по уголовному закону»1.

    При этом также учитываются принцип организации, условия и специфика деятельности каждого из органов предварительного следствия, поскольку от правильного определения возможностей того или иного органа при расследовании определенного вида преступлений зависит эффективность этой деятельности. Представляется, что с учетом этих обстоятельств, прежде всего наличия более квалифицированного следственного аппарата, имеющего опыт расследования сложных преступлений, к подследственности следователей прокуратуры отнесены дела о преступлениях, нарушающих конституционные права и свободы граждан, а также требующие кропотливой аналитической работы с документами.

    Так, по предметному признаку следователи прокуратуры в настоящее время расследуют уголовные дела о преступлениях против: жизни и здоровья; свободы, чести и достоинства личности; половой неприкосновенности и половой свободы; политических прав и свобод человека и гражданина; социальных прав и свобод человека и гражданина; личных прав человека и гражданина; общественной безопасности; здоровья населения и общественной нравственности; экологии; безопасности движения и эксплуатации транспорта; основ конституционного строя и безопасности государства; государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления; правосудия; порядка управления; военной службы; мира и безопасности человечества.

    Такого рода оценка подследственности прокуратуры сложились исторически, поскольку с момента вступления в действие первого УПК РСФСР 1922 г. и до принятия УПК РСФСР 1960 г. наиболее существенным вопросом было разграничение подследственности между органами дознания и следователями прокуратуры, являвшейся в то время основным органом, осуществляющим предварительное следствие. История вопроса развития института подследственности в советский период достаточно освещена в уголовно-процессуальной литературе1 и не требует специального рассмотрения

    Несмотря на то, что действующая предметная подследственность была установлена вступившим в действие с 1 июля 2002 года УПК РФ, вопросы ее изменения широко обсуждались до принятия нового уголовно-процессуального законодательства и продолжают дискутироваться в настоящее время.

    Необходимо отметить, что высказывания об изменении подследственности прокуратуры, в частности о передаче убийств в подследственность следователей органов внутренних дел, имели место и в прежние годы. Однако эти предложения, как правило, исходили от представителей правоохранительных органов и могли быть продиктованы ведомственными интересами. Вместе с тем, предложение А.Я. Мыцыкова находит поддержку и в откликах на его статью прокурорских работников. С ним согласен В. Мартемьянов, который полагает, что необходимо значительное сужение прокурорской подследственности. Хотя расследование убийств, изнасилований, взяток всегда относилось к ведению следователей прокуратуры, им оспаривается довод о том, что следователи органов внутренних дел подобные дела не могут полноценно расследовать в виду отсутствия опыта и меньшей подготовленности кадров1.

    Следователи органов Федеральной службы безопасности расследуют уголовные дела о преступлениях в сфере экономической деятельности, против общественной безопасности, против основ конституционного строя и безопасности государства, против порядка управления, против мира и безопасности человечества.

    Следователям органов по контролю за оборотом наркотиков подследственны квалифицированные виды контрабанды; незаконное приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт; хищение либо вымогательство; квалифицированные виды склонения к потреблению; квалифицированные виды незаконного культивирования запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества; организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств либо психотропных веществ, а также квалифицированные виды незаконного оборота сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта.

    В действующем УПК РФ по-прежнему предварительное следствие по наибольшему количеству преступлений проводится следователями органов внутренних дел, среди них: преступления против жизни и здоровья; половой неприкосновенности и половой свободы личности; против семьи и несовершеннолетних; против собственности; в сфере экономической деятельности; против интересов службы в коммерческих и иных организациях; против общественной безопасности; против здоровья населения и общественной нравственности; против экологии; против безопасности движения и эксплуатации транспорта; в сфере компьютерной информации; против государственной власти, интересов государственной службы в органах местного самоуправления; против правосудия и против порядка управления1.

    Оценивая в целом имевшее место перераспределение подследственности между органами расследования в УПК РФ, в сравнении с ранее действовавшей ст. 126 УПК, РСФСР, соглашаемся с высказанным О.А, Зайцевым мнением о том, что компетенция следователей прокуратуры в целом значительно сокращена за счет передачи в подследственность следователей органов внутренних дел ряда уголовных дел о преступлениях против здоровья человека, половой неприкосновенности и половой свободы личности, здоровья населения, а также в сфере компьютерной информации. Кроме того, в подследственность органов дознания переданы отдельные экологические преступления. Наряду с этим компетенция следователей прокуратуры, в свою очередь, несколько расширилась за счет передачи им отдельных составов преступлений от следователей органов внутренних дел и федеральной службы безопасности2.

    Компетенция следователей органов федеральной службы безопасности в УПК РФ значительно сокращена за счет передачи в подследственность следователей органов внутренних дел ряда составов преступлений. Кроме того, в подследственность органов дознания переданы отдельные преступления против порядка управления3.

    Несмотря на указанную выше передачу в подследственность следователей органов внутренних дел ряда составов преступлений от следователей прокуратуры и ФСБ, тем не менее, в целом соответствующая компетенция следователей органов внутренних дел значительно сократилась за счет передачи в подследственность органов дознания целого ряда преступлений, ответственность за которые предусмотрена тридцатью статьями УК РФ.

    Территориальный (местный) признак подследственности позволяет разграничить подследственность между одноименными органами предварительного следствия и дознания в зависимости от территории, на которую распространяется их юрисдикция. В отличие от других признаков подследственности, он предусмотрен не ст. 151 УПК РФ, а регламентируется в специальной ст. 152 УПК РФ «Место производства предварительного расследования».

    В соответствии с этим признаком по общему правилу предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления1. С помощью этого признака происходит перераспределение уголовных дел в пределах определенного ведомства с учетом территории.

    Основным признаком, определяющим территориальную подследственность, является место совершения преступления, а вспомогательными – место обнаружения преступления и место нахождения подозреваемого (обвиняемого) и большинства свидетелей в целях обеспечения полноты, объективности и процессуальных сроков расследования (ч. 4 ст. 152 УПК РФ).

    Сложности в определении места совершения возникают в случаях, когда имеет место совершение длящихся и продолжаемых преступлений. Местом совершения длящегося преступления является то, где совершен преступный акт, с которого оно начинается, т.е. место начала такого преступления .

    В ч. 3 ст. 152 УПК РФ разъясняется, что если преступление было начато в одном месте, а завершено в другом, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления. Если же преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего прокурора уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

    Из общего процессуального правила о производстве расследования по месту совершения преступления ч. 4 ст. 152 УПК РФ предусматривает исключение. В целях обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков предварительное расследование может производиться по месту нахождения обвиняемого и большинства свидетелей.

    В этих случаях нередко возникает вопрос о том, имеет ли право прокурор, осуществляющий надзор за расследованием уголовного дела на подведомственной территории, отменить постановление следователя другого района, края, области, признав это постановление незаконным и необоснованным? В соответствии с п. 10 ч. 2 и ч.б ст. 37 УПК РФ прокуроры района, города и их заместители, приравненные к ним и вышестоящие прокуроры могут отменить незаконные или необоснованные постановления следователя, дознавателя. По смыслу этих норм прокурор района (области), осуществляющий надзор за расследованием на подведомственной территории, вправе отменить незаконное или необоснованное постановление следователя, дознавателя другого района (области), в том числе в случае, если такое решение было принято с согласия прокурора либо по его письменному указанию1.

    При наличии необходимости проведения следственных или розыскных действий за пределами соответствующей территории следователь вправе выполнить их лично либо поручить их проведение с учетом подследственности следователю или органу дознания, работающим на соответствующей территории. В таком случае он направляет полномочному органу поручение о производстве отдельных следственных действий (оперативно-розыскных, розыскных мероприятий).

    В случаях, когда дознаватель или следователь устанавливают, что находящееся в его производстве уголовное дело ему не подследственно, то им выполняются неотложные следственные действия, после чего дело передается прокурору для направления по подследственности.

    Несоблюдение правил о подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку в этом случае расследование производится ненадлежащим должностным лицом. Такое нарушение закона, в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, приводит к признанию полученных доказательств недействительными с вытекающими отсюда негативными последствиями в виде констатации в качестве незаконных процессуальных решений следователя.

    Поэтому для обеспечения соблюдения предписаний закона о подследственности прокурор наделен ч.ч. 7 и 8 ст. 151 УПК РФ важными полномочиями: им разрешаются споры о подследственности, а при соединении в одном производстве уголовных дел, подследственных разным органам предварительного расследования, вопрос решается прокурором с соблюдением подследственности, установленной указанной статьей. При этом также важно иметь в виду, что в соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования и передать его для расследования следователю прокуратуры с обязательным указанием оснований такой передачи.

    Персональный признак подследственности (персональная подследственность) определяется содержащимися в уголовно-процессуальном законе указании на специфику субъекта преступления, в зависимости от которой уголовное дело относится к подследственности определенного органа предварительного следствия. При этом учитываются должностное положение, профессиональная деятельность, отношение к воинской службе, состояние здоровья и другие предусмотренные законом обстоятельства. Согласно УПК РФ расследование по делам о преступлениях несовершеннолетних производится следователями и дознавателями в зависимости от подследственности преступления и формы предварительного расследования

    В соответствии с этим признаком следователям прокуратуры подследственны дела о преступлениях, совершенных членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы Федерального Собрания РФ, депутатами законодательного органа государственной власти субъекта РФ, а также депутата, члена выборного органа местного самоуправления; дела о преступлениях судей. Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных судов) субъектов РФ; федеральных судов общей юрисдикции и арбитражных судов; мировых судей; дела о преступлениях председателя Счетной палаты РФ, его заместителей и аудиторов Счетной палаты; дела о преступлениях Уполномоченного по правам человека РФ; дела о преступлениях Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты РФ; дела о преступлениях прокуроров, следователей, адвокатов (п.п. «б» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ).

    Кроме того, следователи прокуратуры, расследуют уголовные дела о преступлениях, должностных лиц ряда министерств, ведомств и служб (Федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки, Федерального агентства правительственной связи и информации при президенте РФ, Федеральной службы охраны РФ, органов внутренних дел РФ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, органов по контролю за оборотом наркотиков; таможенных органов РФ).

    Законодателем в УПК РФ введено новое правило о том, что следователи прокуратуры проводят также расследование преступлений в отношении указанных должностных лиц министерств и ведомств в связи с их служебной деятельностью (п.п. «б» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ).

    Особого разговора заслуживает вопрос о подследственности для следователя военной прокуратуры. В ч. 3 ст. 126 УПК РСФСР предусматривалось, что по делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, военными строителями, солдатами, матросами, сержантами, старшинами, прапорщиками, мичманами и лицами офицерского состава Федеральной службы безопасности РФ и Службы внешней разведки РФ, а также гражданским персоналом Вооруженных Сил РФ в связи с, исполнением ими служебных обязанностей, либо в расположении воинской части, учреждения или военного образовательного учреждения профессионального образования предварительное следствие производится следователями военной прокуратуры.

    В настоящее время подследственность следователя военной прокуратуры определяется Приказом Генерального прокурора РФ от 9 сентября 2002 г. № 54 «О разграничении компетенции прокуроров территориальных, приравненных к ним военных и других специализированных прокуратур» с учетом субъекта преступления. Это преступления, совершенные военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы и т.д. (п.п. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151УПК РФ).

    В порядке исключения следователи прокуратуры осуществляют дознание по делам, предусмотренным ч. 3 ст. 150 УПК РФ, совершенных лицами, указанными в подпунктах «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ. Такой порядок предусмотрен п. 7 части третьей ст. 151 УПК РФ.

    Различаются также факультативные признаки подследственности – альтернативный и по связи расследования уголовных дел. Альтернативный признак допускает возможность проведения предварительного следствия по делам одной и той же категории следователями различных ведомств. Согласно ч. 5 ст. 151 УПК РФ по перечисленным там составам преступлений предварительное следствие может производиться (имеется в виду, что наряду с предметным признаком) также следователями органа, выявившего это преступление.

    Подследственность по связи расследования уголовных дел о преступлениях, указанных в ч. 6 ст. 151 УПК РФ, предусматривает проведение предварительного следствия следователями того органа расследования, к чьей подследственности отнесено то преступление, в связи с которым возбуждено соответствующее уголовное дело. При соединении в одном производстве уголовных дел, подследственных разным органам предварительного расследования, подследственность определяется прокурором по правилам, установленным ст. 151 УПК РФ.

    В случаях, когда дознаватель или следователь устанавливает, что находящееся в его производстве уголовное дело ему не подследственно, то им выполняются неотложные следственные действия, после чего дело передается прокурору для направления по подследственности1.

     

     

     

    2.3. Общие условия предварительного расследования, связанные с его всесторонностью, объективностью, полнотой и быстротой

     

    К общим условиям предварительного расследования, связанным с его всесторонностью, объективностью, полнотой и быстротой относят: условия соединения и выделения уголовного дела, определение момента начала, срок и окончание предварительного следствия, требования недопустимости разглашения данных предварительного расследования, общие правила производства следственных действий, обеспечивающих всесторонность, объективность и полноту расследования, условия восстановления утраченных уголовных дел и установление обстоятельств, способствующих совершению преступления.

    На основании ст. 153 УПК в соответствии с данным условием в одно производство могут быть соединены уголовные дела в отношении:

    1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии;

  10. одного лица, совершившего несколько преступлений;
  11. лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве
    преступлении, расследуемых по этим уголовным делам;
  12. соединение уголовных дел допускается также в случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, но имеются остаточные основания полагать, что несколько преступлений совершены одним лицом или группой лиц.

    О широком использовании процедуры соединения и выделения дел в современных условиях свидетельствуют результаты целого ряда исследований, затрагивающих данный вопрос.

    Особую актуальность она приобретает при расследовании многоэпизодных преступлений и тех, в совершении которых принимают участие многие лица. К их числу относятся серийные убийства, неоднократные опасные деяния организованных преступных групп, массовые беспорядки1. По свидетельству Ю.С. Бирюкова, соединение и выделение уголовных дел производится порой неоднократно, практически по всем делам, возбужденным в Северо-Кавказском регионе по ст. 208 УК РФ (Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем)2.

    Согласно данным статистической отчетности о работе следователей (форма 1-Е) в целом по Российской Федерации соединение дел имело место в 2005 году в 249361 случаев, что составило 7% всех находившихся в производстве органов дознания и следователей дел.

    В теории уголовного процесса, несмотря на некоторые расхождения в мнениях отдельных авторов3, преобладает, на наш взгляд, заслуживающая поддержки позиция, согласно которой соединение и выделение уголовных дел рассматривается как самостоятельный институт уголовно-процессуального права. Он охватывает собой обособленную совокупность норм, направленных на достижение особой задачи (обеспечения оптимального объема работы по уголовному делу, необходимого для своевременного и успешного выполнения назначения уголовного судопроизводства) и регулирующих связанные с соединением и выделением уголовных дел правоотношения между участниками уголовно-процессуальной деятельности.

    Как правильно отмечает Ш.Ф. Шарафутдинов, процессуальный институт приостановления уголовных дел находится во взаимодействии с институтом их соединения и выделения, в чем проявляется органическое единство всех составных элементов уголовно-процессуального права4. Не случайно законодатель, решая в ст. 208 УПК РФ вопрос о возможности приостановления уголовного дела в отношении отдельных обвиняемых на предварительном следствии, прямо связывает принятие процессуального решения об этом с решением о выделении дела.

    Постановление о соединении уголовных дел выносится с использованием бланка, включенного в приложение 47 к ст. 476 УПК РФ. Все его реквизиты обязательны для прокурора при принятии соответствующего процессуального решения. Один их важнейших среди них – изложение оснований основных дел.

    Если основанием для соединения уголовных дел служит совершение одного или нескольких преступлений в соучастии (п. 1 ст. 153 УПК РФ,) необходимо строго придерживаться положений главы седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, где дается понятие соучастия, виды соучастников, излагается другие, связанные с этим положения.

    Соучастием в преступлении признается лишь умышленно-совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления. В работах по уголовному праву выделяют две группы признаков соучастия: а) объективные и б) субъективные. К первым относят количественную характеристику субъекта преступления, «совместность участия» двух или более лиц в его совершении, предполагающей наличие объективной взаимосвязи между поведением соучастников и его взаимообусловленности, наличие причинной связи между поведением каждого соучастника и достижением общего преступного результата, который подлежит вменению всем им и каждому в отдельности, участие двух и более лиц в совершении одного и того же преступления. Ко вторым, наличие умысла на совместное участие в совершении преступления, что «означает, во-первых, осознание каждым соучастником общественно опасного характера поведения других соучастников (по меньшей мере одного из них) плюс осознание объективной взаимосвязи своего поведения с поведением других соучастников (по меньшей мере одного); во-вторых, предвидение преступного результата от объединенных усилий; в третьих, желание или осознанное допущение того, что этот результат будет достигнут именно путем сложения усилий всех соучастников или, по меньшей мере, усилий двух из них»1.

    В этой связи представляется необходимым учитывать нередко встречающемся по уголовным делам явлении — эксцессе исполнителя. Согласно ст. 36 УК РФ таковым признается совершение лицом преступления, которое не охватывалось умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие лица уголовной ответственности не несут. Он выходит за пределы понятия соучастия в совершении преступления и не подпадает под действие п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ.

    Для правильного применения положений п. 1 ч. 1 ст. 153 УПК РФ важное значение имеет определение признаков, по которым лица, в отношении которых ведется расследование, могут быть отнесены к тому или иному виду соучастников. Часть 2 ст. 33 УК РФ содержит ограниченный перечень последних: исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник и раскрывает понятие каждого из этих видов.

    Наличие в материалах уголовных дел, в отношении которых решается вопрос о соединении, совокупности упоминавшихся выше объективных и субъективных признаков соучастия в совершении преступления, а также признаков, свидетельствующих о принадлежности лиц, обвиняемых по этим делам, к одному из видов соучастников, позволяет ограничить эту форму преступного поведения от смежных форм индивидуально совершаемых преступлений и иных деяний, сделать обоснованный вывод о совершении преступления в соучастии, а вместе с тем — о законности соединения уголовных дел по данному основанию.

    В отдельный пункт 3 ч. 1 той же статьи выделено положение, согласно которому к уголовному делу может быть присоединено другое дело в отношении лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступления или преступлений, расследуемых по этим делам. В отличие от заранее обещанного укрывательства, рассматриваемого уголовным законом как одна из форм соучастия, заранее не обещанное укрывательство образует самостоятельный состав преступления против правосудия, которое предусмотрено ст. 316 УК РФ. Согласно этой статье данное преступление охватывает собой заранее не обещанное укрывательство только особо опасных преступлений. В противном случае лицо, виновное в заранее не обещанном укрывательстве, не подлежит уголовной ответственности и уголовное дело в отношении него должно быть прекращено, а не соединено с другим делом.

    Законность и обоснованность соединения уголовных дел предполагает обязательное наличие в их материалах доказательств, подтверждающих взаимосвязь расследуемых по каждому из этих дел преступлений и лиц, их совершивших, которая предусмотрена в законе при формулировке рассмотренных выше оснований для соединения уголовных дел. Особую сложность, как это видно из результатов изучения практики, представляет установление оснований соединения дел о нераскрытых преступлениях.

    В целом ряде работ, посвященных организации и методике расследования отдельных видов преступлений, по которым потребность в соединении уголовных дел встречается наиболее часто, содержатся полезные рекомендации по этому вопросу. Так, коллектив авторов под руководством Л.А. Соя-Серко обоснованно выделяет наиболее важные элементы следственной характеристики, сопоставительный анализ которых по материалам конкретных уголовных дел о нераскрытых убийствах способствует выявлению признаков, которые могут быть положены в основу принятия процессуального решения об их соединении в одно производство. К ним относятся способ совершения преступления, механизм следообразования, место, время и другие обстоятельства, характеризующие обстановку, в которой совершено преступление, предмет преступного посягательства, преступный результат, мотивация преступного поведения1.

    О целесообразности соединения уголовных дел для успешного раскрытия серийных убийств, совершенных одним лицом, свидетельствуют также результаты исследований В.Н. Исаенко. Наряду с приведенными выше рекомендациями других авторов по установлению оснований для соединения дел он подчеркивает необходимость тщательного анализа таких объединяющих серийные убийства признаков, как сведения о возрасте, социальном положении, общих чертах внешности жертв преступлений, сведений об использованных в отношении них орудий преступления. В механизме совершения разных преступлений одного лица или группы лиц, по справедливому утверждению В.Н. Исаенко, могут наглядно проявляться специфические особенности их действий, так называемый «почерк» преступника, в том числе различные манипуляции над трупами жертв1.

    Приведенные выше объединяющие признаки, по свидетельству Ю.С. Бирюкова, могут быть успешно использованы при решении вопроса о соединении уголовных дел о нераскрытых или неполностью раскрытых опасных преступлениях незаконных вооруженных формирований, характерных для Северо-Кавказского региона России»2.

    Соединение уголовных дел, диктующееся, как правило, необходимостью создания надлежащих условий для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств совершенного преступления или преступлений, неминуемо влечет за собой увеличение общего объема следственного производства. Расследование по нему охватывает порой десятки преступных эпизодов и большое число участвовавших в них лиц. Это характерно, в частности, для соединения уголовных дел, возбужденных по признакам ст.ст. 208 (организация незаконного вооруженного формирования и участие в нем), 209 (бандитизм), 210 (организация преступного сообщества (преступной организации)), 212 (массовые беспорядки). Необходимым условием успешного расследования по таким делам является правильное определение предмета доказывания и тех его связующих элементов, которые одновременно касаются разных преступных эпизодов и разных лиц. Их исследование в рамках общего производства позволяет избежать повторения многих следственных действий по собиранию одних и тех же доказательств, надлежащим образом осуществить проверку последних, дать им объективную оценку. Только в общем производстве могут быть созданы оптимальные условия для надлежащей проверки взаимосвязи между отдельными преступными акциями групп, установления всей полноты совершенных ими деяний, выявления организаторов, дифференциации виновных действий соучастников.

    Обобщение практического опыта показывает, что соединение уголовных дел об упомянутых выше преступлениях дает наибольший эффект на первоначальном этапе расследования, когда определяются основные направления работы следователей, идет сбор и закрепление важных доказательств, характеризующих во всем многообразии событие преступления либо преступлений, взаимосвязь и взаимообусловленность конкретных действий участвующих в них лиц, определяющих их роль в преступной группе или сообществе. Большое значение в этой ситуации имеют четкая организация расследования и своевременное подключение к нему группы следователей.

    На основании ст. 154 УПК в целях оптимального регулирования объема следственного производства и успешного завершения расследования преступлений в возможно краткие сроки дознавателю, следователю или прокурору предоставлено право выделения уголовных дел в отдельное производство, однако при условии надлежащего обеспечения прав участников уголовного судопроизводства1.

    Соединение уголовных дел целесообразно, если в результате этого достигается наибольшая степень эффективности, полноты и объективности расследования уголовного дела. Выделение уголовного дела в его приостановленной части в отдельное производство необходимо для правильного определения и дифференциации предмета доказывания в отношении обвиняемых, предварительное расследование и судебное разбирательство в отношении которых будет производиться не только раздельно, но, как правило, при наличии существенного разрыва во времени. При производстве без выделения дела в отношении скрывшегося обвиняемого на предварительном следствии и в суде могут возникнуть большие сложности организационного и иного характера, препятствующие своевременному осуществлению различных процессуальных действий и необоснованно ущемляющие права обвиняемых, подсудимых, осужденных. В первую очередь это касается лиц, в разное время заключенных под стражу в порядке применения меры пресечения и по приговору суда. Они могут быть лишены возможности своевременно реализовать свое право на обжалование принятых в отношении них следователем, прокурором, судом процессуальных решений в связи с необходимостью одновременного нахождения общего уголовного дела в разных судебных инстанциях и длительностью его пересылки из одного места в другое. Во избежание подобных явлений было бы целесообразно наделить суд, судью правом выделять из уголовного дела с двумя и более обвиняемыми дело по обвинению лица, в отношении которого принято процессуальное решение о приостановлении производства.

    Процессуальным основанием для соединения нескольких уголовных дел в одно производство является мотивированное постановление прокурора.

    Следует иметь в виду, что после соединения уголовных дел срок производства по ним определяется по уголовному делу, имеющему наиболее длительный срок предварительного расследования. При этом срок производства по остальным уголовным делам поглощается наиболее длительным сроком и дополнительно не учитывается.

    В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом выделение из уголовного дела в отдельное производство другого уголовного дела допускается в отношении:

    1) отдельных подозреваемых или обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершенных в соучастии, в случаях, указанных в п. 1 – 4 ч. 1 ст. 208 УПК. То есть когда существует необходимость приостановления уголовного дела в отношении одного из обвиняемых. Такая необходимость возникает в случаях, когда по уголовному делу установлены не все лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых, когда один из подозреваемых или обвиняемых скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам, когда место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует, а также в случае временного тяжкого заболевания одного из подозреваемых или обвиняемых, препятствующее его участию в следственных и иных процессуальных действиях;

    2) несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, привлеченного по одному уголовному делу со взрослыми (ст. 422 УПК);

    3) иных лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, не связанного с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу, когда об этом становится известно в ходе предварительного расследования (ст. 154 УПК).

    Уголовное дело может быть выделено в отдельное производство и в том случае, если и ходе расследования будет установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости или у кого-либо из соучастников психическое расстройство наступило после совершения преступления (ст. 436 УПК).

    Кроме того, по возможности данный вопрос должен быть решен положительно и в том случае, когда уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей, однако один или несколько обвиняемых отказываются от рассмотрения их дела таким судом (п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК).

    Следует иметь в виду, что выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела, а также в случаях, когда это вызвано большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов.

    Выделение уголовного дела производится на основании мотивированного постановления прокурора, следователя или дознавателя. Если уголовное дело выделено в отдельное производство для расследования нового преступления или в отношении нового лица, то в постановлении должно содержаться решение о возбуждении уголовного дела.

    В уголовное дело, выделенное в отдельное производство, должны быть помещены подлинники или заверенные прокурором, следователем либо дознавателем копии процессуальных документов, имеющих значение для данного уголовного дела.

    Материалы уголовного дела, выделенного в отдельное производство, допускаются в качестве доказательств по данному уголок-ному делу.

    Срок предварительного следствия по уголовному делу, выделенному в отдельное производство, исчисляется со дня вынесения соответствующего постановления, когда выделяется уголовное дело по новому преступлению или в отношении нового лица. В остальных случаях срок исчисляется с момента возбуждения того уголовного дела, из которого оно было выделено в отдельное производство.

    Выделение в отдельное производство материалов уголовного дела (ст. 155 УПК). В тех случаях, когда в ходе предварительного расследования становится известно о совершении деяния, не связанного с расследуемым преступлением, однако полученных сведений недостаточно для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, дознаватель или следователь выносит постановление о выделении материалов, содержащих сведения о новом преступлении, из уголовного дела, после чего направляет их прокурору для принятия решения в соответствии со ст. 144 и 145 УПК.

    Следует иметь в виду, что материалы, содержащие сведения о новом преступлении и выделенные из уголовного дела в отдельное производство, допускаются в качестве доказательств по данному уголовному делу (ч. 2 ст. 155).

    Начало производства предварительного расследования. В соответствии со ст. 156 УПК предварительное расследование считается начавшимся с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь, дознаватель выносит соответствующее постановление, которое должно быть согласовано с прокурором. В данном постановлении следователь или дознаватель также указывает о принятии им уголовного дела к своему производству.

    Если следователю или дознавателю поручается производство предварительного расследования по уже возбужденному уголовному делу, то он выносит постановление о принятии его к своему производству, копия которого в течение 24 часов с момента его вынесения направляется прокурору.

    Рассмотрим особенности производства неотложных следственных действий следующий. В тех случаях, когда орган дознания возбуждает уголовное дело, по которому производство предварительного следствия обязательно, однако определенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости безотлагательно зафиксировать следы преступления и обеспечить получение необходимых доказательств, органу дознания предоставлено право производства по данному головному делу неотложных следственных действий.

    Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит какого-либо ограничительного перечня следственных действий, производство которых допустимо в данном случае. Поэтому с учетом обстоятельств конкретного преступления роль неотложных могут выполнять самые разнообразные из предусмотренных в законе следственных действий.

    В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом, в указанных случаях, право производства неотложных следственных действий предоставлено:

  13. дознавателям и следователям органов внутренних дел — по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, указанных в п. 2 – 6 ч. 2 ст. 157 УПК;
  14. дознавателям органов службы судебных приставов Министерства юстиции РФ, указанных в п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК, — по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, указанных в п. 2 – 6 ч. 2 ст. 157 УПК;
  15. дознавателям органов Государственной противопожарной службы – по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, указанных в п. 2 — 6 ч. 2 ст. 157 УПК;
  16. следователям прокуратуры — по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, указанных в п. 2 — в ч. 2 ст. 157 УПК;
  17. дознавателям и следователям органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ — по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, указанных в п. 2 – 6 ч. 2 ст. 157 УПК;
  18. органам федеральной службы безопасности — по уголовным делам о преступлениях, указанных в п. 2 ч. 2 ст. 151 УПК (ч. 2 – 4 ст. 188, 189, 205, 2051, 208, 211, 275-281, 283, 284, ч. 2 ст. 322, ч. 2 ст. 323, 355 и 359 УК РФ);
  19. таможенным органам — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2-4 ст. 188, 189, 190, 193 УК РФ;
  20. командирам воинских частей и соединений, начальникам военных учреждений и гарнизонов — по уголовным делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона;
  21. начальникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ — по уголовным делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками соответствующих учреждений и органов, а равно о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений и органов иными лицами;

    10) иным должностным лицам, которым предоставлены полномочия органов дознания в соответствии со ст. 40 УПК.

    После производства неотложных следственных действий и не позднее чем через 10 суток со дня возбуждения уголовного дела орган дознания направляет уголовное дело прокурору для определения подследственности и дальнейшего направления его для производства предварительного расследования (п. 3 ст. 149 УПК). Таким образом, предельный срок, который отведен для производства неотложных следственных действий, составляет 10 суток.

    После направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить по нему следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя. В тех случаях, когда прокурору было направлено уголовное дело, по которому обнаружить лицо, совершившее преступление, не представилось возможным, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, по личной инициативе, уведомляя следователя об их результатах.

    Порядок окончания предварительного расследования определен в ст. 158 УПК РФ. Окончание предварительного расследования является заключительным этапом (частью) стадии предварительного расследования. Этот этап представляет собой комплекс процессуальных действий, направленных на проверку всесторонности, полноты и объективности проведенного расследования и обеспечение прав и законных интересов участников процесса, окончательную систематизацию материалов уголовного дела, формулирование и обоснование выводов по делу в итоговом для данной стадии документе и препровождение дела по назначению1.

    Порядок окончания предварительного расследования, конкретные условия его завершения зависят как от формы расследования (дознание или предварительное следствие), так и от формы его окончания.

    Действующее уголовно-процессуальное законодательство России предусматривает три формы окончания предварительного расследования:

    1) постановлением о прекращении уголовного дела (гл. 29 УПК);

    2) постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (гл. 51 УПК);

    3) составлением обвинительного заключения или обвинитель но го акта (гл. 30, 32 УПК).

    Указанные выше решения принимаются на основе полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела, удостоверенных и обоснованных фактическими данными в выводах компетентного должностного лица.

    Установив в ходе досудебного производства по уголовному делу обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, дознаватель, следователь вправе внести в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона. Данное представление подлежит рассмотрению с обязательным уведомлением о принятых мерах не позднее одного месяца со дня его вынесения.

    В ст. 158 УПК РФ определен порядок и основания восстановления уголовных дел. Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, что восстановление утраченного уголовного дела либо отдельных его материалов производится по постановлению прокурора, а в случае утраты уголовного дела или отдельных его материалов в ходе судебного производства — по решению суда, исполнение которого поручается прокурору.

    Восстановление уголовного дела производится по сохранившимся копиям материалов первоначального уголовного дела (как правило, это копии процессуальных документов, которые в соответствии с требованиями закона направлялись прокурору или судье, а также вручались обвиняемому, защитнику и иным участникам уголовного судопроизводства) и путем проведения необходимых процессуальных действий.

    Восстановленные по копиям материалы утраченного уголовного дела могут быть признаны доказательствами в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом.

    Следует иметь в виду, что сроки дознания, предварительного следствия и содержания под стражей при восстановлении уголовного дела исчисляются по общим правилам с учетом уже затраченного времени.

    Недопустимость разглашения данных предварительного расследования (ст. 161 УПК). Это положение устанавливает общее правило о запрете разглашать данные предварительного расследования.

    Данное о правило обусловлено спецификой досудебного производства которое, в отличие от судебного разбирательства, проводится негласно, тайно. Открытость предварительного расследования могла бы вызвать значительные трудности. Положение о недопустимости оглашения данных предварительного следствия вытекает и из Конституции России, гарантирующей охрану чести и достоинства граждан.

    Разглашение данных предварительного расследования может помешать установлению истины по делу, способствовать изменению показаний свидетелей и потерпевших, уничтожению или фальсификации доказательств, и тем самым отрицательно повлиять на ход и результаты расследования и судебного разбирательства

    Соблюдение тайны предварительного расследования необходимо и для охраны прав, свобод личности в уголовном процессе. Это касается не только обвиняемых (подозреваемых) но и других участников процесса (потерпевших, свидетелей, гражданских истцов, гражданских ответчиков и т.д.). Преждевременное разглашение сведений о совершении преступления конкретным лицом может повлиять на правильность разрешения уголовного дела. Кроме того, общественность, родственники и знакомые обвиняемого будут поставлены в известность о совершении им преступления, что может иметь различные негативные последствия. Для потерпевшего оглашение сведений о расследовании уголовного дела также часто нежелательно, например, по делам о преступлениях против половой неприкосновенности, о причинении вреда здоровью и других последствиях преступления. Кроме того, потерпевшие и свидетели могут быть поставлены в опасность расправы со стороны заинтересованных лиц.

    Вместе с тем развитие гласности предполагает необходимость правильного определения предмета тайны предварительного расследования, т.е. тех сведений, которые не подлежат разглашению в процессе расследования уголовного дела.

    По этому вопросу в литературе существуют разные мнения.

    Так, Н.Е. Павлов полагает, что данные предварительного расследования, разглашение которых недопустимо, представляют собой отраженные в соответствующих процессуальных документах сведения об установленных обстоятельствах совершенного преступления, о собранных доказательствах, о виновных, потерпевших, свидетелях и других участниках процесса1.

    По мнению А.Д. Бойкова, предмет тайны следствия должен быть ограничен следственными версиями, требующими проверки, доказательственной и тактической информацией, относящейся к способам собирания доказательств (например, объект, цель и время предстоящего обыска). Однако в тайну предварительного расследования не должны входить сведения о факте совершенного преступления, его последствиях и лицах, в отношении которых возбуждено дело или которым предъявлено обвинение2.

    А.Е. Маслов понимает под тайной предварительного расследования охраняемую уголовно-процессуальным и уголовным законом информацию (сведения), отражающую интересы расследования по уголовному делу, конфиденциальность которой определяется следователем (дознавателем) либо прокурором и защищается в целях устранения реальной или потенциальной опасности причинения ущерба указанным интересам3.

    Представляется, что последнее определение носит обобщающий характер и поэтому наиболее полно раскрывает сущность тайны предварительного расследования. В основу данного определения положены следующие основные признаки:

  22. тайна предварительного расследования — это тайна, охраняемая законом;
  23. эта тайна всегда связана с расследованием конкретного уголовного дела;
  24. это информация, отражающая интересы расследования по уголовному делу;
  25. носителями тайны предварительного расследования являются работники органов расследования и другие участники уголовного процесса;
  26. это служебная тайна, которая необходима для осуществления профессиональной деятельности должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование.

    Необходимо отметить, что перечень сведений, составляющих тайну предварительного расследования, законодательно не определен. Какая информация будет составлять тайну расследования по каждому конкретному уголовному делу, зависит от усмотрения следователя дознавателя или прокурора. Однако это усмотрение не может быть произвольным. Подходить к определению той информации, которая не подлежит разглашению, следует очень взвешенно и осторожно, поскольку излишняя секретность может привести к нарушению прав и законных интересов участников уголовного процесса как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Кроме того, необходим общественный и гражданский контроль за деятельностью органов расследования, поскольку он является важной гарантией предупреждения произвола со стороны этих органов.

    В обеспечение данного правила прокурор, следователь или дознаватель предупреждают участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 310 УК РФ.

    Исключением из данного правила является то, что в некоторых случаях данные предварительного расследования могут быть преданы гласности, однако лишь с разрешения прокурора, следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, при условии, что разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

    При этом следует учесть, что разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается.

     

     

    2.4. Общие условия предварительного расследования, связанные с обеспечением прав и законных интересов его участников

     

    К общим условиям предварительного расследования, связанным с обеспечением прав и законных интересов его участников отнесены: обязательность рассмотрения ходатайств, меры по защите потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников и близких лиц, меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества, условия судебного порядка получения разрешения на производство следственного действия, условия и порядок привлечения к участию переводчика.

    Обязательность рассмотрения ходатайства установлена ст. 159 УПК. В соответствии с данным условием предварительного расследования следователь или дознаватель, осуществляющий производство по конкретному уголовному делу, обязан рассмотреть каждое заявленное по данному делу ходатайство и принять но нему решение не позднее 3 суток со дня его заявления.

    При этом подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

    В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства следователь, дознаватель выносят соответствующее постановление.

    Данное постановление может быть обжаловано как прокурору, так и в суд (ст. 123 126 УПК).

    Статья 159 УПК РФ устанавливает обязанность следователя, дознавателя рассмотреть и разрешить каждое заявленное по уголовному делу ходатайство.

    Правило об обязательности рассмотрения ходатайств, заявленных в ходе предварительного расследования, служит гарантией защиты прав и законных интересов граждан, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства, а также полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела.

    УПК РФ не содержит норм-дефиниций, определяющих понятие «ходатайство». Между тем разработка понятийного аппарата является одной из важных задач любой отрасли науки, в том числе и юридической, поскольку смешение понятий — один из недостатков многих методических и монографических работ в области права. В частности, в юридической литературе нередко смешиваются такие похожие, но, в сущности, разные понятия, как «ходатайство», «заявление» и «жалоба». Например, заявления об отводе нередко определяются как ходатайства. Близость понятий «ходатайство» и «жалоба» породила суждения о том, что ходатайство есть форма выражения жалобы на действия и решения органов следствия1, в ходатайстве может содержаться жалоба2.

    В русском языке слово «ходатайствовать» означает «просить»3. Поэтому в самом общем виде «ходатайство» в уголовном судопроизводстве может быть определено как просьба участников процесса, обращенная к должностным лицам или органам, ведущим производство по делу, о совершении ими определенного процессуального действия или принятии процессуального решения.

    В УПК РФ имеется глава 15, где впервые сформулированы общие для всего процесса нормы, регламентирующие круг лиц, имеющих право заявлять ходатайства, сроки и порядок их заявления, рассмотрения и разрешения.

    Перечень лиц, обладающих правом на заявление ходатайств в ходе предварительного расследования, содержится в ст. 119 УПК РФ – это подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, эксперт, а также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

    Однако этот перечень нельзя назвать исчерпывающим, поскольку анализ других норм УПК РФ позволяет прийти к выводу, что таким же правом наделены: свидетель (ст. 56), осужденный (ст. 398), близкие родственники осужденного (ч. 3 ст. 398), оправданный (ст. 402), реабилитированный (ст. 399), кандидат в присяжные заседатели (ст. 328), лицо, отбывшее наказание (ч. 1 ст. 400), администрация учреждения, оказывающего психиатрическую помощь (ст. 445) и др. Представляется, что ходатайства, заявленные перечисленными лицами, также должны быть рассмотрены и разрешены в порядке гл. 15 УПК РФ, поскольку право заявлять ходатайства является составной частью их процессуального статуса. Лишение этого права, отказ в рассмотрении ходатайства являются существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Поэтому было бы целесообразно в ст. 119 УПК РФ указать полный перечень участников процесса, имеющих право заявлять ходатайства.

    Для сторон право на заявление ходатайств служит средством защиты своих прав и интересов в уголовном деле, для других участников процесса – средством осуществления возложенной на них обязанности (например, право эксперта ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов).

    Многие полагают, что правом на заявление ходатайств перед судом о производстве некоторых процессуальных действий наделены дознаватель и следователь1. Однако представляется, что это не право, а обязанность указанных должностных лиц, связанная с реализацией ими функции уголовного преследования: в случаях, предусмотренных законом, с согласия прокурора они возбуждают перед судом соответствующее ходатайство в форме постановления. В отношении таких ходатайств законом предусмотрена особая процедура, заключающаяся в четкой регламентации процессуального порядка вынесения постановления о возбуждении ходатайства, субъекта, сроков и порядка их рассмотрения. Эта процедура не охватывается главой 15 УПК РФ и представляет собой самостоятельный институт уголовного судопроизводства.

    Право на заявление ходатайств представляет собой такое средство защиты, с помощью которого могут отстаиваться как собственные, так и представляемые законные интересы. Заявляя ходатайство, подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик отстаивают свои собственные интересы. Защитники, законные представители обвиняемого, представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, заявляя ходатайства, отстаивают соответственно интересы своих подзащитных или представляемых ими лиц.

    Ходатайство может быть заявлено как в письменной, так и в устной форме. Письменное ходатайство (закон не устанавливает его обязательной формы) приобщается к уголовному делу, устное заносится в протокол следственного или иного процессуального действия. Ходатайства, заявленные при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 215 – 218 УПК РФ, заносятся в протокол ознакомления с материалами уголовного дела. Вместе с тем имеются случаи заявления ходатайств вне рамок следственного или процессуального действия, например просьба свидетеля о применении мер безопасности. Представляется, что в таком случае дознаватель, следователь, прокурор должны составить отдельный протокол о заявлении ходатайства.

    По своему содержанию ходатайства различаются в зависимости от того, направлены ли они на установление обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, либо касаются обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство.

    Ходатайства, связанные с доказыванием обстоятельств совершенного преступления, могут быть направлены на собирание новых доказательств (просьбы об истребовании документов, проведении дополнительных следственных действий) либо основываться (просьбы об исключении доказательства и иного решения по материалам дела).

    Ко второй группе относятся ходатайства о предоставлении лицу возможности реализовать права, предусмотренные законом (о применении мер безопасности; о приглашении подозреваемым, обвиняемым защитника; об ознакомлении потерпевшего с материалами уголовного дела, о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей т. д.).

    В литературе по вопросу о понятии «ходатайство» имеются различные точки зрения.

    Так, П.А. Лупинская считает, что ходатайствами в уголовном процессе являются «письменные или устные обращения субъектов уголовного процесса, трудовых коллективов и общественных организаций, а также иных лиц, чьих прав и интересов непосредственно касаются действия или решения в уголовном процессе, с просьбой о производстве процессуальных действий с целью выяснения обстоятельств, имеющих значение для установления истины по делу, принятия решения для обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или иных лиц»1. Данное определение представляется верным по сути, однако оно несколько устарело и не соответствует новому Уголовно-процессуальному Кодексу РФ.

    А.Л. Меженцева дает следующее определение: «Ходатайство есть процессуальное право, предоставленное законом определенному кругу лиц в целях обеспечения объективного, всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, а также для защиты личного или представляемого интереса, выраженное в виде устной или письменной просьбы и обращённой к должностным лицам или органам, ведущим производство по делу, о совершении ими определенного процессуального действия или принятии процессуально значимого решения»2. Думается, что определять ходатайство как «право» не совсем точно. Правом того или иного участника процесса является возможность заявления ходатайств, а не само ходатайство.

    Имеется мнение, что «ходатайство — это обоснованная просьба участника процесса, обращенная к должностному лицу о производстве какого-либо процессуального действия либо о воздержании от его производства, поданная в установленном законом порядке»3. Д.данное определение не в полной мере соответствует закону. Во-первых, УПК РФ не содержит требования об обязательном обосновании любого ходатайства. Например, ходатайство о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту не требует обоснования (ст. 198 УПК РФ). Во-вторых, предметом ходатайства может быть не только просьба о производстве процессуального действия или воздержании от него, но и просьба о принятии процессуального решения.

    Наиболее точное определение, как представляется, дает О.В. Химичева: «ходатайство представляет собой обращение указанных в уголовно-процессуальном законе участников судопроизводства к дознавателю, следователю, прокурору или в суд с просьбой о предоставлении возможности использовать то или иное право либо о совершении этими органами или должностными лицами процессуальных действий или о принятии процессуальных решений, направленных на установление обстоятельств, имеющих значение для дела, защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства»1.

    Однако ходатайство, как отмечалось, это и есть просьба, поэтому с точки зрения семантики не совсем верно определять ходатайство как «обращение с просьбой».

    Вышеизложенное позволяет дать следующее определение ходатайства: это письменная или устная просьба указанных в законе участников уголовного процесса к дознавателю, следователю, прокурору или в суд о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений с целью установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или представляемого им лица.

    Ходатайство же не является требованием об устранении нарушения какого-либо права или законного интереса, допущенного произведенным процессуальным действием или принятым процессуальным решением. В ходатайстве может содержаться лишь просьба о совершении какого-либо процессуального действия или принятии решения, направленного чаще всего на исследование определенных обстоятельств дела или принятие иных мер для защиты прав и интересов личности в уголовном процессе.

    Применение, использование и соблюдение правовых норм, регулирующих заявление и разрешение ходатайств, осуществляются посредством правоотношений. Их содержание составляют корреспондирующие друг другу право участника процесса обратиться к должностному лицу с просьбой о производстве определенного процессуального действия или о принятии определенного процессуального решения и обязанность должностного лица рассмотреть заявленное ходатайство и принять по нему обоснованное решение.

    Право на заявление ходатайств порождает обязанность дознавателя, следователя разъяснить суть принадлежащего соответствующему участнику процесса права и способ его осуществления.

    Рассматриваемое право у того или иного участника судопроизводства возникает с момента признания его таковым. Возможность реализации этого права зависит от того, насколько своевременно оно будет разъяснено лицом, ведущим производство по уголовному делу. Однако УПК РФ не всегда четко определяет этот момент.

    По смыслу ст. 119 УПК РФ в ходатайствах могут содержаться просьбы о производстве того или иного процессуального действия или о принятии определенного процессуально значимого решения для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов заявителя или представляемого им лица.

    Достижение конкретной цели путем заявления ходатайства является формой выражения интереса, отстаиваемого в деле соответствующими участниками процесса. Но их интересы не всегда совпадают. Чаще всего субъекты, наделенные правом на заявление ходатайств, отстаивают в деле различные, иногда прямо противоположные и противоречащие друг другу интересы. При этом личные интересы того или иного участника процесса могут не совпадать с целями и задачами уголовного процесса и, соответственно, не всякий личный интерес участника процесса признается законным и охраняется законом. Именно поэтому удовлетворению подлежит только законный интерес, выраженный посредством ходатайства. Предусматривая возможность ненадлежащего использования права на заявление ходатайств, законодатель устанавливает средства, направленные против такого злоупотребления: по смыслу ч. 1 ст. 159 УПК РФ заявитель должен указать, для установления каких именно обстоятельств необходимо проведение процессуальных действий; дознаватель, следователь, в свою очередь, имеют возможность полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства.

    В стадии предварительного расследования рассмотрение и разрешение ходатайств возложено на лиц, ведущих производство по делу: дознавателя, следователя, прокурора. Указанные должностные лица не имеют права уклониться от принятия ходатайства (например, заявляя, что оно не отвечает предусмотренной форме, либо мотивируя тем, что срок следствия и ходатайство можно заявить в суде, и т.п.). Каждое ходатайство должно быть принято и приобщено к материалам уголовного дела.

    Рассмотрение ходатайства представляет собой деятельность дознавателя, следователя, которую он осуществляет сразу же после приема ходатайства. В ходе этой деятельности анализируется содержащаяся в ходатайстве просьба, выясняется, об установлении каких обстоятельств ходатайствует заявитель и имеют ли они значение для дела. При необходимости проводится проверка путем допроса соответствующих участников судопроизводства, истребования дополнительных материалов и т.п.

    Удовлетворение интересов лица, заявившего ходатайство, уголовно-процессуальный закон ставит в зависимость от усмотрения указанных должностных лиц, которые решают, является ли данный интерес законным. Но вместе с тем законодатель ограничил полную свободу их усмотрения и установил определенное условие, при котором ходатайство подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей должно быть обязательно удовлетворено. Таким условием является просьба об установлении обстоятельств, имеющих значение для данного уголовного дела. Другими словами, закон предписывает дознавателю, следователю, обязательно удовлетворять не всякие ходатайства указанных участников судопроизводства, а только такие, в которых содержится просьба об установлении обстоятельств, имеющих значение для данного уголовного дела.

    Вместе с тем в законе не определено, какие обстоятельства имеют значение для дела.

    Многие авторы считают, что в ст. 159 УПК РФ под ними понимаются обстоятельства, образующие предмет доказывания, перечисленные в ст. 73 УПК РФ1.

    В.К. Бобров к имеющим значение для дела относит обстоятельства, которые: а) касаются предмета доказывания (ст. 73 УПК РФ); б) влияют на оценку доказательств (например, указывают на характер взаимоотношений между свидетелем и подозреваемым); в) имеют значение для принятия того или иного решения по делу (например, о применении меры пресечения, прекращении уголовного дела)2.

    Однако предмет доказывания и, следовательно, обстоятельства, имеющие значение для дела не ограничиваются перечнем, содержащимся в ст. 73 УПК РФ. Это естественно, поскольку нельзя учесть и исчерпывающе отразить в формулировке нормы права все многообразие ситуаций и конкретных обстоятельств, которые встречаются в жизни и могут иметь значение для правильного разрешения дела. Закон устанавливает только перечень общих обстоятельств, подлежащих доказыванию по любому уголовному делу, но для каждого конкретного дела существенными будут свои, только ему присущие обстоятельства.

    Таким образом, признание обстоятельств, об установлении которых просит в ходатайстве участник процесса, «имеющими значение для дела», зависит от того, насколько правильно оценит их и какой сделает вывод лицо, производящее расследование.

    Рассмотрение ходатайства завершается принятием по нему решения. При этом решение об отказе в удовлетворении ходатайства о производстве следственного или иного процессуального действия может иметь место только в случае, если обстоятельство, об установлении которого заявлено ходатайство, не имеет значения для дела, либо правовые или фактические основания для производства процессуального действия отсутствуют. Кроме того, в удовлетворении такого ходатайства может быть отказано и в том случае, если действие, о совершении которого просит участник судопроизводства, уже произведено, а полнота и достоверность установленных с его помощью обстоятельств не вызывают сомнений.

    Нет единого мнения и о том, каким образом решение по поводу ходатайства должно быть доведено до сведения заявителя.

    Буквальное толкование ст. 122 УПК РФ приводит к выводу о том, что лицо, заявившее ходатайство, должно быть ознакомлено об удовлетворении либо об отказе в его удовлетворении либо об отказе в его удовлетворении.

    Между тем некоторые ученые считают, что заявителю должно быть только сообщено о результатах рассмотрения ходатайства1. По мнению других, при полном или частичном отказе в удовлетворении ходатайства заявителю должно быть направлено письменное сообщение с указанием мотивов отказа. При удовлетворении ходатайства можно ограничиться устным или письменным сообщением об этом заявителю без объявления мотивов2.

    Третьи полагают, что уведомление о принятом решении осуществляется посредством ознакомления с постановлением либо вручения его копии заявителю.3

    В все же закону в большей степени соответствует такая форма доведения до сведения лица, заявившего ходатайство, принятого решения, как личное ознакомление его с постановлением и удостоверение этого факта его подписью. При невозможности личного ознакомления заявителя с постановлением ему должна быть направлена его копия, а в деле должны иметься документы, подтверждающие факт вручения ему этой копии.

    Гарантией соблюдения законности при рассмотрении ходатайства является предусмотренное законом право лица, его заявившего, обжаловать принятое решение прокурору, осуществляющему надзор за расследованием уголовного дела, или вышестоящему прокурору. Если же принятое решение может причинить ущерб конституционным правам и свободам участников судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию, жалоба может быть направлена непосредственно в суд.

    Однако по поводу обжалования в законе также имеются расхождения. В соответствии со ст. 122 УПК РФ обжаловано может быть любое решение — как об удовлетворении, так и об отказе в удовлетворении ходатайства. В соответствии же с ч. 4 ст. 159 УПК РФ обжалованию подлежит только постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. Представляется, что здесь также должна применяться норма, предусмотренная ст. 122 УПК РФ, поскольку она в большей степени соответствует принципу права на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ).

    Правило об обязательности рассмотрения ходатайств обусловлено тем, что для участников уголовного судопроизводства заявление ходатайств служит одним из способов защиты и отстаивания своих прав и законных интересов. Необоснованный отказ в удовлетворении ходатайств является существенными нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме того, обязательность рассмотрения ходатайств предопределена обязанностью органов расследования принять все предусмотренные законом меры для установления всех обстоятельств совершенного преступления, выявить как обвинительные, так и оправдательные, отягчающие и смягчающие обстоятельства.

    Законодательными гарантиями осуществления права на заявление ходатайств являются обязанности должностных лиц, осуществляющих расследование по делу: рассмотреть каждое заявленное ходатайство (ч. 1 ст. 159 УПК РФ); принять по нему в установленные законом сроки мотивированное решение (ст. 121 УПК РФ); довести это решение до сведения заявителя (ст. 122); а также права участников судопроизводства: знать мотивы отказа в удовлетворении ходатайства (ст. 122 УПК РФ), право обжаловать принятое по ходатайству решение (ст. 122, ч. 4 ст. 159 УПК РФ), право повторного заявления ранее отклоненного ходатайства (ч 2 ст. 120 УПК РФ).

    Применение мер процессуального принуждения, помимо ограничения прав и законных интересов лиц, в отношении которых они применяются, нередко затрагивают права и интересы третьих лиц, в частности родственников и других близких подозреваемого, обвиняемого. Исключить такие негативные проявления невозможно, но УПК РФ, с целью уменьшения отрицательных последствий, предусматривает гарантии соблюдения конституционных прав и свобод родственников и иных близких лиц обвиняемого, подозреваемого в связи с применением к нему мер принуждения, связанных с лишением свободы.

    Меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества (ст. 160 УПК). Если у подозреваемого или обвиняемого, задержанного или заключенного под стражу, остались без присмотра и помощи несовершеннолетие дети, другие иждивенцы, а также престарелые родители, нуждающиеся в постороннем уходе, то следователь, дознаватель принимают меры по их передаче на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещению в соответствующие детские или социальные учреждения.

    Так, при решении вопроса о задержании подозреваемого, применении в качестве меры пресечения заключение под стражу, дознаватель, следователь обязаны выяснить семейное положение подозреваемого или обвиняемого. При наличии у лица, заключенного под стражу, несовершеннолетних детей, других иждивенцев, а также престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, остающихся без присмотра и помощи, должностное лицо, избравшее указанную меру процессуального принуждения, в соответствии с ч. 1 ст. 160 УПК РФ, должно принять меры по их передаче на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещению в соответствующие детские или социальные учреждения.

    Однако УПК РФ не раскрывает, каким образом следователь, дознаватель должны выполнить это требование. Поэтому не обходимо обратиться к положениям других законов и нормативных актов.

    Согласно ст. 121 Семейного кодекса РФ формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, исходя из конкретных обстоятельств, избирают органы опеки и попечительства по месту жительства несовершеннолетнего. Одной из таких форм, в соответствии с главой 18 Семейного кодекса РФ и ст.ст. 31 – 36 Гражданского кодекса РФ, является назначение опекунства или попечительства. После получения информации о том, что ребенок остался без попечения взрослых, указанные органы в течение 3 дней обязаны произвести обследование условий его жизни и в течение одного месяца установить над ним опеку или попечительство. Опека устанавливается над малолетними в возрасте до 14 лет, а попечительство — над несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. Опекунами и попечителями могут назначаться только совершеннолетние дееспособные граждане с их согласия. При этом должны учитываться их нравственные и иные личные качества, способность к выполнению обязанностей опекуна или попечителя, отношения, существующие между ними и ребенком. Кроме того, опекун или попечитель должны иметь реальную возможность обеспечить присмотр и заботу о несовершеннолетнем. Не могут быть назначены опекунами и попечителями граждане, лишенные родительских прав. При устройстве ребенка должны учитываться его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании. Если ребенок достиг возраста 10 лет, то органы опеки и попечительства могут принять решение только с его согласия. При невозможности передачи детей на воспитание в семью, они направляются в учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей.

    Деятельность других, кроме органов опеки и попечительства, юридических и физических лиц по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, не допускается. Эти же органы осуществляют последующий контроль за условиями их содержания, воспитания и образования.

    Таким образом, дознаватель, следователь непосредственно не участвует в установлении опеки или попечительства над несовершеннолетним.

    Кроме этого, на следователе или дознавателе, в производстве которого находится уголовное дело, лежит обязанность принять меры по обеспечению сохранности имущества и жилища подозреваемого или обвиняемого, задержанного либо заключенного под стражу.

    В соответствии с ч. 2 ст. 160 УПК РФ следователь, дознаватель обязаны принять меры по обеспечению сохранности оставшегося без присмотра имущества и жилища подозреваемого или обвиняемого, задержанного или заключенного под стражу.

    Эти меры состоят в передаче имущества или жилища на хранение родственникам или другим лицам, пользующимся доверием подозреваемого, обвиняемого и имеющим возможность обеспечить сохранность переданного им имущества. В связи с этим необходимо выяснить мнение подозреваемого, обвиняемого, а также получить согласие лица на принятие имущества на хранение.

    Механизм передачи имущества в законе также не определен. Заключать договор хранения, в соответствии со ст. 886 — 904 ГК РФ, в данном случае бессмысленно, поскольку в соответствии с ним поклажедатель обязан лично передать хранителю имущество, а так как обвиняемый, подозреваемый находится под стражей, это сделать невозможно.

    Решение о принятии мер по обеспечению сохранности имущества задержанного или заключенного под стражу подозреваемого, обвиняемого целесообразно оформлять мотивированным постановлением, в котором должны быть указаны основания решения, принимаемые меры и лица, ответственные за их выполнение. Свое согласие на принятие имущества лицо удостоверяет подписью на постановлении. Если имущество невозможно передать на хранение родственнику подозреваемого, обвиняемого или другому физическому лицу, оно передается органам местного самоуправления (жилищно-эксплуатационной организации, местной администрации и т.п.). О передаче имущества составляется протокол, к которому прилагается опись передаваемого на хранение имущества. При необходимости передаваемые предметы пломбируются и опечатываются. В протоколе должно быть указано, какой пломбой или печатью опломбировано или опечатано имущество и где оно будет храниться.

    Если без присмотра остается недвижимое имущество (дом, дача, другие строения, находящиеся в собственности подозреваемого, обвиняемого), копия постановления о передаче его на хранение и протокол направляются в соответствующий отдел местной администрации (комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество). Одновременно в жилищно-эксплутационную организацию и нотариальную контору по месту нахождения недвижимого имущества сообщается о недопустимости его отчуждения. Если жилое помещение не является собственностью подозреваемого, обвиняемого, то на период его временного отсутствия оно опечатывается, о чем ставятся в известность жилищно-эксплутационная организация и участковый инспектор милиции, которые обязаны обеспечить его сохранность. Этот факт также должен быть отражен в постановлении и протоколе.

    О принятых мерах попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и по обеспечению сохранности его имущества следователь или дознаватель уведомляет подозреваемого или обвиняемого.

    Форма уведомления УПК РФ не предусмотрена. Представляется, что о принятых мерах попечения в отношении несовершеннолетних детей, других иждивенцев, престарелых родителей необходимо письменно уведомить подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей. Копия такого уведомления должна находиться в уголовном деле. В случае принятия мер по обеспечению сохранности имущества и жилища подозреваемый или обвиняемый должен быть ознакомлен с постановлением о принятии этих мер и, кроме того, ему необходимо вручить копию протокола передачи имущества на хранение.

    УПК РФ устанавливает с получения разрешения на производство следственного действия. В случаях, когда осмотра жилища при отсутствии проживающих в нем лиц, обыска, выемки в жилище, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 предметов и документов, содержащих информацию о вкладах в банках и иных кредитных организациях, имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящихся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, когда необходим контроль и запись телефонных и иных переговоров, следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о производстве конкретного следственного действия.

    Ходатайство излагается в постановлении и рассматривается единолично судьей соответствующего уровня не позднее 24 часов с момента поступления к нему ходатайству ном заседании может участвовать прокурор и следователь. Судья либо удовлетворяет ходатайство и разрешает следственного действия, либо отказывает в его производстве, вынося мотивированное постановление (ч. 1, 2, 3 ст. 165 УПК РФ).

    Осмотр жилища, обыск и выемка в жилище, личный обыск быть произведены без получения судебного решения, постановления следователя в том случае, когда их производство не терпит отлагательства. О произведенном следственном действии уведомляется прокурор и судья. Последний проверяет законность произведенного действия и выносит постановление о его законности. Если судья признает произведенное следственное действие незаконным, полученные в результате этого следственного действия доказательства признаются недопустимыми и теряют юридическую силу (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

    Без разрешения суда невозможно избрать такие меры пресечения, как домашний арест, заключение под стражу, продлить срок содержания под стражей (п. 1, 2 ч. 2 ст. 29, 107, 108, 109 УПК РФ), поместить подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (п. 10 ч. 2 ст. 29, 114 УПК РФ), контролировать и записывать телефонные и иные переговоры (п. 11 ч. 2 ст. 29, 186 УПК РФ).

    В уголовном процессе в ходе предварительного следствия следователь вправе вызвать для участия в производстве следственного действия специалиста, не заинтересованного в исходе дела. Специалист в отличие от эксперта не дает заключения на поставленные вопросы, не проводит исследования, а помогает следователю в производстве следственных действий.

    Перед началом следственного действия следователь удостоверяется в его компетенции, выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему разъясняет ему права, предусмотренные ст. 58 УПК РФ.

    Например, специалист, используя свои специальные познания и навыки, содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, обращает внимание следователя на обстоятельства, связанные с их обнаружением, закреплением и изъятием. При проведении контрольных обмеров выполненных работ, производства готовой продукции специалист наряду с документальным оформлением проводимых мероприятий предоставляет соответствующие расчеты, которые являются обязательным приложением к протоколам следственных действий.

    По делам об экономических, налоговых преступлениях участие специалиста необходимо при производстве описи имущества для определения его реальной стоимости, с целью обеспечения в дальнейшем возмещения ущерба, причиненного преступлением. Часто специалист приглашается для выемки документов, их осмотра.

    Кроме специалиста при производстве следственных действий участвуют понятые (ст. 170 УПК). Понятыми могут быть любые незаинтересованные в деле граждане, их задача удостоверить факт, содержание и результаты действий, при производстве которых они присутствуют.

    Участие понятых способствует соблюдению принципа законности при осмотре, обыске, выемке и других действиях, в производстве которых они участвуют. Замечания понятых обязательно заносятся в протокол соответствующего следственного действия.

    Не могут быть понятыми несовершеннолетние, участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники, сотрудники, наделенные правом производства оперативно-розыскной деятельности или правом производства расследования.

    Понятой предупреждается о необходимости соблюдения следственной тайны под угрозой возможной уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ.

    Наряду с понятыми и специалистом в деле может участвовать переводчик (ст. 169 УПК). По общему правилу судопроизводство в России ведется на русском языке или на языке автономной республики, автономной области, автономного округа или на языке большинства населения данной местности.

    Лицам, участвующим в деле, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела, выступать в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика. При этом следственные и судебные документы вручаются обвиняемому в переводе на его родной язык или другой язык, которым он владеет.

    Переводчик как участник уголовного процесса должен владеть языками, знание которых необходимо для перевода. Гарантией правильности перевода является возможная уголовная ответственность за заведомо ложный перевод, о котором он предупреждается перед началом следственного действия (ст. 59 УПК РФ, 307 и 310 УК РФ).

    При расследовании уголовного дела может принимать участие эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями, назначенное для производства судебной экспертизы и дачи заключения (ч. 1 ст. 57 УПК РФ). Его правовое положение будет подробно изложено в разделе работы, касающемся производства экспертизы.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

    Нормативные акты

  27. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 25 декабря 1993 г.
  28. Уголовно-процессуальный кодекс РФ // Российская газета. 22 декабря. 2001. № 249.
  29. Уголовный кодекс РФ // Российская газета. 18 июня 1996 г. № 113.
  30. Постановление Конституционного Суда РФ N 18-П от 08.12.2003 «О проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 23 декабря 2003 г.
  31. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // БВС РФ. 1996. № 1. С. 6.

     

    Судебная практика

  32. Статистика Прокуратуры Западного округа г. Краснодара за 2005 г.

     

    Литература

  33. Абдуллаев Ф., Зайцев О. Дознание по УПК РФ // Уголовное право. 2002. № 3. С 77 – 79.
  34. Актуальные вопросы производства по новому УПК Российской Федерации: Научно-практическое пособие / Коломеец В.К. Екатеринбург, 2003.
  35. Арестова Е.Н. Прекращение уголовного дела (уголовного преследования) при производстве дознания // Российский следователь. 2003. № 11. С. 35 – 37.
  36. Арестова Е.Н. Производство органами дознания неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым обязательно производство предварительного следствия // Российский следователь. 2003. № 10. С. 5 – 6.
  37. Баяхчев В.Г. Недопустимые доказательства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2002.
  38. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., 2006.
  39. Беляков А.М. Служба судебных приставов: дознание по уголовным делам // Закон и право. 2003. № 12. С. 26 –28.
  40. Бирюков Ю.С. Дисс. На соискание ученой степени кандидата юр. наук. М., 2002.
  41. Бирюков Ю.С. Расследование уголовных дел о незаконных вооруженных формированиях. М., 2002. С.23 – 26.
  42. Бойков АД. Гласность и правосудие // Сов. государство и право. 1989. № 8 С. 17 – 18.
  43. Бобров В. К. Комментарий к ст. 119 УПК/ / Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. О.М. Лебедева и В П. Божьева. М. 2002.
  44. Быховский И.Е. Соединение и выделение уголовных дел. М., 1961.
  45. Васильев О.Л. Процессуальные средства органов и должностных лиц, осуществляющих дознание и предварительное следствие // Вестник Московского университета. 2003. № 4. С. 3 – 26
  46. Взаимодействие органов следствия и дознания в процессе расследования уголовно наказуемых нарушений авторских прав: Учебное пособие / Галанов В.А., Комиссаров В.И.. Саратов, 2003.
  47. Власова Н.А. Проект УПК: реформирование досудебного производства в уголовном процессе // Право и политика. 2000. № 10. С. 41-47.
  48. Герасимов С.И.. Короткое А.П., Тимофеев Л.В. 400 ответов по применению УПК РФ. М. 2002.
  49. Гирько С.И. Новое уголовно-процессуальное законодательство России и проблемы его применения в деятельности органов предварительного следствия и дознания МВД России // Права человека в России и правозащитная деятельность государства: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, 12 мая 2003 г.. С.-Пб., 2003. С. 201 – 208
  50. Гирько С.И. Расследование преступлений в форме дознания в системе МВД России // Юридический консультант, 2003. № 7. С. 11 – 16.
  51. Горшенев В.М., Недобайло П.Н. Юридическая процессуальная форма: теория и практика. М. 1976.
  52. Григорьев В.Н. Предварительное расследование (понятие, значение и формы): Лекция. М., 1998
  53. Григорьев В.Н., Махов В.Н. и др. Особенности расследована массовых беспорядков. М., 1995.
  54. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс. М., 2005.
  55. Григорьева Н.В. Комментарий к ст. 119 УПК // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под ред. В.В. Мозякова, С.И. Гирько, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. М., 2003.
  56. Громов П.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. М., 1998
  57. Гуляев А. П. Обсуждение концепции развития досудебного производства в уголовном процессе // Информационный бюллетень СК МВД РФ. 1998. № 1. С. 8-11.
  58. Гуценко К. Ф., Головко Л. В., Филимонов Б. А. Уголовный процесс западных государств М., 2001.
  59. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального доказывания: Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1993.
  60. Даньшина Л.И Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России. М., 2003.
  61. Дознание в современном уголовном процессе России: проблемы совершенствования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Масленков С.Л. Нижний Новгород, 2004.
  62. Дознание в ОВД: Учебное пособие / Сергеев А.Б. Челябинск, 2003.
  63. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности: Монография / Химичева Г.П. М., 2003.
  64. Досудебное производство по УПК Российской Федерации (участники досудебного производства, доказательства и доказывание, возбуждение уголовного дела, дознание и предварительное следствие): Учебно-практическое пособие / Пан Т.Д., Якимович Ю.К. С.-Пб., 2003.
  65. Дробинин Д.В. Соединение и выделение уголовных дел как гарантия их всестороннего, полного и объективного исследования. Автореф… дис.. на соискание уч. степени кандр. Юр. наук. Самара, 1999.
  66. Исаенко В.Н. О проблемах организации расследования серийных убийств в Российской Федерации // Прокурорская и следственная практика. 2000. № 1 – 2.
  67. Зинатуллин З.З., Салахов М.С., Чулюкин Л. Д. Подследственность уголовных дел. Изд-во Казанского университета. Казань. 1986. С. 5 – 6.
  68. Зинатулин З.З., М.С. Саллахов, Л.Д. Чилюкин. Подследственность уголовных дел. Изд-во Казанского университета Казань. 1988.
  69. Казинян Г. С. Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в Третьей республике Армения (сравнительно-правовое исследование). Ереван, 1999.
  70. Квасница С.Е. Актуальные вопросы дознания и их регламентация в новом уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации // Следователь: Федеральное издание. 2002. № 4. С. 22 – 24.
  71. Колбая Г.Н. Соотношение предварительного следствия и судебного разбирательства. М., 1975.
  72. Комментарий к Уголовно-процессуальном кодексу Российской Федерации // Под общ.ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. М., 2004.
  73. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М. 2003.
  74. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко М., 2003.
  75. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.П. Химичевой. М., 2002.
  76. Коротков А.П., Тимофеев А.В. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ М. 2004.
  77. Косова С.А., Супрун С.В. Должностные лица органов внутренних дел, наделенные полномочиями органа дознания // Законодательство и практика. — Омск, 2002. № 2. С. 12 – 13.
  78. Косова С.А. Особенности производства дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно // Законодательство и практика. — Омск, 2002. № 1. С. 32 – 33.
  79. Кругликов А. Следственные действия и проблемы их производства органами дознания по поручению следователя // Уголовное право. 2003. № 3. С. 91 – 93.
  80. Курс советского уголовного процесса. Общая часть Под ред. А. Д. Бойкова, И. И. Карпеца. М. 1989. С. 13.
  81. Лупинская П.А. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу (предмет доказывания) // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М., 1997.
  82. Лупинская П.А. Право жалобы в уголовном судопроизводстве в свете Конституции СССР // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М. 1979.
  83. Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы кодификации уголовно-процессуального права. М. 1987.
  84. Магомедов А.И. Взаимодействие органов следствия и дознания обеспечило раскрытие тщательно подготовленных и спланированных тяжких преступлений // Следственная практика. 2003. № 3 (160). С. 43 – 59.
  85. Манова Н.С. Досудебное и судебное производство: сущность и проблемы дифференциации, процессуальных форм / Под ред. В.М. Корнукова. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». 2003.
  86. Маслов А.Е. Следственная тайна как средство преодоления противодействия расследованию: Автореф. дис…канд. юрид. наук. Воронеж. 2001
  87. Масленников М.Я. Взаимодействие органов дознания, следствия и прокуратуры с органами административной юрисдикции // Российский следователь, 2002. № 3. С. 40 – 43.
  88. Мартемьянов В. Подследственность прокуратуры // Законность. 2000. № 9. С. 30 – 35.
  89. Меженцева А.Я. Ходатайства в советском уголовном процесса // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 37. М. 1982.
  90. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1981.
  91. Останин А.В. Институт подследственности в уголовном процессе Российской Федерации. Автореф. дисс. Канд. юрид. наук. М. 1996.
  92. Назаренко В. М. Формы расследования преступлений // Законность. 2002. № 12, С. 3 – 4
  93. Невский С.А., Сычев Е.А. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений // Российский следователь. М., 2003. № 9. — С.7 – 9.
  94. Подследственность в уголовном процессе (понятие, основания и порядок определения, проблемы разграничения): Учебное пособие / Григорьев В.Н., Селютин А.В. М., 2002.
  95. Российская юридическая энциклопедия / Под ред. А.И. Сергеева, М., 2005.
  96. Рыжаков А.П. Краткий курс уголовного процесса (по УПК РФ 2001 г.): Учебное пособие. Тула, 2002.
  97. Савицкий В.М. Закон нужно совершенствовать, но не ухудшать // Соц. законность. 1990. № 1. С. 26-28.
  98. Саидов Ю.Ш. Процессуальные гарантии при производстве дознания, их соблюдение и совершенствование // Право: теория и практика. 2003. № 5. С. 55 – 57.
  99. Соловьев А.Б. К вопросу о формах досудебного производства в российском уголовном процессе. Тезисы выступления на ученом совете НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ 22 марта 2004 года. М., 2004.
  100. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Власова Н.А. Общие условия предварительного расследования. М., 2005.
  101. Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Соотношение дознания и предварительного следствия по УПК РФ // Уголовное право 2003. № 3. С. 97-99
  102. Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Отражение приоритетов УПК РФ в дифференциации форм досудебного Производства. Сборник научных трудов, посвященный 70-летию юридического факультета ЕГУ Ереван. 2003. С. 45 – 56
  103. Соловьев И.М. Правила разграничения подследственности между территориальными и военными прокуратурами требует уточнения // Следственная практика. I (162). М. 2004. С. 233-239.
  104. Тихонов А.К. и др. Разрешение ходатайств и жалоб, заявленных заинтересованными лицами на стадии предварительного расследования ввиду неполноты проведенного доказывания // Следователь. 2003. № 7. С. 30 – 32.
  105. Соя-Серко Л.А., Минская В.С. и др. Методика расследования серийных убийств. М., 1998.
  106. Статистика Прокуратуры Западного округа г. Краснодара за 2005 г.
  107. Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. М., 2005.
  108. Уголовно-процессульное право Российской Федерации / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2004.
  109. Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. М., 2006.
  110. Уголовный процесс: Учебник для иностранных слушателей вузов МВД СССР / Под ред. В.П. Божьева. М., 1989.
  111. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 2002. С. 245 – 246.
  112. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001.
  113. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2004.
  114. Химичева О. Уголовно-процессуальная регламентация права заявлять ходатайства // Законность. 2004. № 2. С. 16.
  115. Химичева Г.П., Мичурина О.В., Химичева О.В. Окончание предварительного расследования прекращением уголовного дела, Монография. Рязань, 2001.
  116. Шадрин А.С. Комментарий к ст. 159 УПК РФ // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. М., 2002.
  117. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. Уфа. 1990.
  118. Шейфер С.А. Комментарий к ст. 159 УПК РФ // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 г. / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002.
  119. Юридический энциклопедический словарь. М., 1987. С. 327.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.21MB/0.00065 sec

WordPress: 24.07MB | MySQL:118 | 2,809sec