Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступление

<

040914 1031 1 Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступление

1 Общая характеристика преступления по статье 150 УК РФ

 

1.1 Объект и объективная сторона преступления

 

Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних, защита их законных прав и интересов является одним из основных направлений деятельности государства. Так, статья 38 Конституции Российской Федерации, отражая задачу по воспитанию подрастающего поколения, закрепляет положение о том, что «материнство и детство, семья находятся под защитой государства»1.

Одним из проявлений такой защиты является установление уголовно-правовых запретов на антиобщественное и криминальное влияние взрослых лиц на малолетних и несовершеннолетних. Данное влияние взрослых лиц имеет высокую общественную опасность, причем не только в силу значительности вреда, причиненного нормальному развитию несовершеннолетних, но и вследствие того, что в результате этого влияния возникает вероятность самостоятельного вступления несовершеннолетних на преступный путь.

Необходимость защиты несовершеннолетних от отрицательного влияния взрослых лиц объясняется тем, что «моральные чувства у них еще не имеют характера устойчивых нравственных убеждений. Они могут восхищаться героическим поступком и в то же время не испытывать отвращения к аморальному, безнравственному. Несовершеннолетних нередко привлекают внешние проявления личности. Вместе с тем они не всегда умеют за ними увидеть действительные побуждения. Отсюда возникают псевдоувлечения. Вот почему подростки, особенно нравственно неустойчивые, сравнительно легко могут быть вовлечены взрослыми лицами в преступную или иную антиобщественную деятельность»1.

Государством и обществом допускается, и даже приветствуется, вовлечение подростков и несовершеннолетних в такие досуговые мероприятия, как спортивные игры и лагеря, культурно-массовые сборы, историко-научные и практические конференции, театрально-игровые мероприятия и т.п. с целью формирования интересов несовершеннолетних. Подобное вовлечение оценивается обществом и государством как полезное в активной общественной жизни, а также с точки зрения оплаты, производимой педагогам за потраченные время и труд. Поэтому при отсутствии указанных возможностей для несовершеннолетних их интересы их повышенная активность будут направляться не в спорт или культурные мероприятия, а в негативно-криминальную сферу.

Зависимость преступности взрослых лиц от преступности несовершеннолетних давно известна, поскольку последняя является источником и резервом всей преступности. Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что «преступность несовершеннолетних, «питая» преступность взрослых, на уровне обратной связи при вовлечении последними в преступную или иную антиобщественную деятельность — общая и основная причина преступности несовершеннолетних» . Именно этим объясняется постоянное и устойчивое внимание со стороны общества и государства к уголовно-правовой охране законных прав и интересов несовершеннолетних. Однако внимание государства не всегда характеризуется реальностью оценки той отрицательной деятельности взрослых лиц, которая провоцирует, способствует или склоняет несовершеннолетних на совершение антиобщественного или преступного деяния.

Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления — наиболее распространенное преступление в отношении несовершеннолетних. Опасность привлечения несовершеннолетнего к преступной деятельности отражается как на его психике, влияя на естественный ход воспитания отдельного несовершеннолетнего, так и на состоянии общества, через приобщение к преступной деятельности подростков, наиболее подверженных постороннему влиянию. На 2007 год каждое одиннадцатое преступление совершено несовершеннолетними или при их соучастии; по данным на январь-март 2008 года несовершеннолетними совершено каждое двенадцатое преступление1.

Теория и практика выделяют две разновидности вовлечения:

— неконкретизированное, при котором действия взрослого лица представляют собой пропаганду преступного образа жизни, вербовку новых сторонников преступного мира, обеспечивающую пополнение преступных рядов и не направленную на привлечение несовершеннолетнего к совершению определенного преступления;

— конкретизированное, заключающееся либо в склонении подростка к участию в задуманном взрослым преступлении в качестве соисполнителя или пособника, либо в формировании у несовершеннолетнего самостоятельного умысла на совершение определенного деяния. Именно конкретизированное вовлечение вызывает немало трудностей в квалификации, поскольку действия взрослого содержат помимо вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления признаки иных составов преступлений2.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного статьей 150 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие права и законные интересы несовершеннолетних, осуществление обязанностей родителей и иных лиц по их воспитанию, образованию и защите, нормальное физическое развитие и нравственное воспитание несовершеннолетних. В литературе высказывались мнения, что непосредственным объектом можно назвать общественный порядок1 – т.е. вовлечение лица в совершение преступления, и как результат – его совершение затрагивает общественный порядок и спокойствие. Однако можно считать, что потерпевшими от такого преступления могут быть только несовершеннолетние (иначе – условия его нормального развития, правильного нравственного и психического воспитания), а никак не общественный порядок.

Объективная сторона основного состава преступления (ч. 1 ст. 150) заключается в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом.

Вовлечением в совершение преступления признаются действия взрослого лица, которые направлены на возбуждение желания несовершеннолетнего совершить активные противоправные действия – это объективная сторона преступления. Объективная сторона может выражаться только в активных действиях, путем бездействия вовлечение в преступление невозможно.

Противоправные действия могут быть совершены несовершеннолетним под воздействием обещаний, обмана, угроз или иным способом.

Обещания как способ вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность состоят в уверениях, принятии на себя виновным обязательств предоставить несовершеннолетнему в будущем определенные материальные ценности (часть похищенного, заплатить за участие в преступлении и т.п.) или оказать важные для него услуги (устроить на работу, на учебу в престижное учебное заведение, оказать содействие в лечении близких родственников и т.д.)2.

Обман в качестве способа вовлечения в совершение преступления состоит в сообщении несовершеннолетнему заведомо ложных сведений о тех обстоятельствах, которые способны побудить его к совершению преступления, либо злоупотреблении доверием несовершеннолетнего, сообщая ему, к примеру, о том, что предполагаемое деяние не является преступлением1.

Угроза выражается в психическом воздействии на несовершеннолетнего, запугивании его в целях вовлечения в совершение преступления. Приемы такого запугивания могут быть самыми разнообразными: угроза разгласить компрометирующие сведения о несовершеннолетнем или его близких родственниках, причинить ненасильственным путем вред правам и законным интересам несовершеннолетнего, например посредством увольнения его с работы, исключения из учебного заведения, лишения жилья и т.д.

Причем активность совершаемых подростком действий не означает осознание преступности, противозаконности совершаемого. Так, например, лицо — взрослый преступник просит несовершеннолетнего помочь ему освободиться от лица, задержавшего его, сообщив подростку, что указанное лицо хочет его убить. Подросток нападает на задержавшего и дает возможность убежать виновному – подросток действует добросовестно, будучи введенным в заблуждение, будучи убежденным взрослым лицом, полагая, что оказывает ему помощь. Обман также может выражаться в убеждении несовершеннолетнего взрослым в безнаказанности за содеянное (не достиг возраста привлечения к уголовной ответственности, маленький — не заметят и т.д.). Опаснее является вовлечение, когда оно сопряжено с угрозами по отношению к несовершеннолетнему. Угрозы могут быть о применении физического насилия или психологического воздействия, чему особенно подвержены несовершеннолетние.

Иной способ вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления связан с разжиганием зависти, мести, низменных побуждений, подчеркиванием его умственной или физической неполноценности по отношению к лицу, на которое направлены преступные действия, и т.д.2

В соответствии с пунктом 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»1 преступления, предусмотренные статьями 150, 151 УК РФ, признаются оконченными с момента совершения действий, направленных на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли он какие-либо из противоправных действий.

 

1.2 Субъективная сторона и субъект преступления

 

<

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 150 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Не может быть привлечен к уголовной ответственности взрослый, если он не осознавал и не допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Разъяснение по этому вопросу дается в п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000г.2: «Судам следует иметь в виду, что к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть привлечены лица, достигшие 18-летнего возраста и совершившие преступление умышленно. Следует также устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления.

Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по статье 150 УК РФ».

В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда России «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»1 разъясняется, что необходимо устанавливать, осознавал ли взрослый, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по статье 150 УК РФ.

Проиллюстрируем примером из практики: «Курдюков осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 163 и ст. 150 УК РФ за совершение, в частности следующих действий.

Курдюков с двумя неустановленными лицами под угрозой физической расправы с несовершеннолетним Мироновым и его родителями получил от последнего 2500 руб., продолжал требовать еще 1500 руб. либо золотые изделия, видео и радиоаппаратуру. При этом Курдюков говорил Миронову, что он может добыть эти вещи путем кражи.

Президиум Калининградского областного суда протест председателя того же суда, в котором ставился вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством в части осуждения Курдюкова по ст. 150 УК РФ, оставил без удовлетворения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ по тем же основаниям внес протест в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия протест удовлетворила, указав следующее.

Вина осужденного Курдюкова в совершении вымогательства материалами дела доказана, и его преступные действия квалифицированы правильно.

Вместе с тем приговор суда в части осуждения Курдюкова по ст.150 УК подлежит отмене, а дело — прекращению производством.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст.150 УК, предполагает наличие у взрослого лица прямого умысла на вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность и для этого он совершает определенные активные действия, связанные с непосредственным психическим или физическим воздействием на несовершеннолетнего. Однако по делу это не установлено»1.

Как видно, наличие прямого умысла при вовлечении несовершеннолетнего в преступление является определяющим фактором, т.к. само по себе вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления не означает самого совершения этого преступления. Вовлечение считается оконченным с того момента, как оно состоялось, т.е. когда подросток дал согласие на совершение преступления. С учетом этого вовлечение может быть совершено только с прямым умыслом.

Субъектом данного преступления может быть только лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста, совершеннолетний. Вместе с тем законодатель, устанавливая восемнадцатилетний возраст, с которого возможна уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность, имел, очевидно, в виду определенные возрастные преимущества субъекта преступления над подростком. Поэтому в случае, когда субъект старше несовершеннолетнего на несколько месяцев, по мнению некоторых исследователей, не всегда целесообразно привлечение такого взрослого к ответственности по ст.150 УК РФ

Если преступление совершено специальным субъектом — родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, то это делает преступление более опасным, т.к. виновный по отношению к вовлекаемому в совершение преступления несовершеннолетнего является не чужим, а лицом, на котором лежит установленная законодательством о семье или другими нормативными актами, обязанность по воспитанию подростка, лицо, от которого несовершеннолетний зависит материально, психологически.

Мотивы, которыми руководствуются виновные, и цели значения для квалификации не имеют, хотя чаще всего выражаются в корысти, а также мести, зависти и других низменных побуждениях.

 

2 Квалифицированные виды преступления по статье 150 УК РФ

 

2.1 Квалифицированные виды преступления

 

Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления иногда сопровождается применением физического насилия. Согласно ч. 3 ст.150 УК РФ особо квалифицированным составом являются деяния, предусмотренные ч.1 и 2 ст.150 УК, совершенные с применением насилия или угрозой его применения. Если вовлечение в преступление сопровождалось причинением вреда здоровью, такие действия подлежат самостоятельной квалификации.

Квалифицированный состав преступления установлен в части 2 ст. 150. В качестве квалифицирующего признака признается совершение действий, указанных в части 1 ст. 150 УК РФ, родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

Субъектом преступления, регламентированного в части 2 ст. 150 УК РФ, помимо кровных родителей, педагогов, могут быть усыновители несовершеннолетних, их опекуны и попечители, а также приемные родители, отчим или мачеха.

Особо квалифицированный состав преступления определен в части 3 ст. 150: совершение деяний, предусмотренных частями 1 или 2 ст. 150, с применением насилия или угрозой его применения.

Под применением насилия необходимо понимать непосредственное физическое воздействие на несовершеннолетнего в целях вовлечения его в совершение преступления; нанесение побоев, телесных повреждений, причинение боли и т.д. 1

Угроза применения насилия предусматривает не физическое, а психическое воздействие на несовершеннолетнего путем запугивания его нанесением вреда здоровью, в том числе с демонстрацией ножа, пистолета или иного оружия либо предметов, используемых в качестве оружия, причинением различных видов физического воздействия.

Как отмечают практики, изучение уголовных дел с вовлечением в преступление несовершеннолетнего показало, что должного внимания и оценки конкретных действий взрослых, вовлекающих несовершеннолетних в преступления, не дается. При рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершенных с участием взрослых, по-прежнему допускается немало ошибок, и в связи с этим в постановлении Пленума даются разъяснения по правоприменению таких понятий, как «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления», о формах этого вовлечения, «покушение на вовлечение», «соучастие» и «подстрекательство»1.

В постановлении Пленума ВС РФ от 14 февраля 2000 года №7 судам рекомендуется учитывать, что согласно п.«е» ст. 61 УК РФ к обстоятельствам, смягчающим наказание, относится совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости, в связи с чем при выяснении судом факта вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления взрослыми следует решать вопрос об использовании ими в отношении подростка физического или психического принуждения.2 Причем здесь очень важно установить, что такая зависимость или принуждение имели место реально, а сами преступные действия несовершеннолетнего явились вынужденными, поскольку его воля была подавлена неправомерными действиями взрослого, вовлекшего несовершеннолетнего в совершение преступления.

2.2 Особо квалифицированный виды преступления

 

Наиболее опасный вид рассматриваемого преступления предусмотрен в части 4 ст. 150. Особо квалифицированными (ч. 4 ст. 150 УК) являются также деяния, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу, либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Указание об особо квалифицирующем признаке, заключающемся в вовлечении несовершеннолетнего в преступную группу, относится к вовлечению не только в группу лиц без предварительного сговора, но и в группу лиц по предварительному сговору, организованную группу и преступное сообщество.

Под преступной группой согласно статье 35 УК РФ следует понимать группу лиц (соисполнителей), группу лиц по предварительному сговору (заранее договорившихся о совместном совершении преступления), организованную группу (устойчивую группу лиц, заранее объединившуюся для совершения одного или нескольких преступлений), преступное сообщество (сплоченную организованную группу, организацию, созданную для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях).

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом России, не превышает 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими — умышленные деяния, за которые определено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет или более строгое наказание (пожизненное лишение свободы, смертная казнь).

При подстрекательстве несовершеннолетнего к совершению преступления действия взрослого лица при наличии признаков состава указанного преступления должны квалифицироваться по ст. 150 УК РФ, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в форме подстрекательства) в совершении конкретного преступления. Лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение преступления, должно нести уголовную ответственность либо как организатор или подстрекатель, либо как соисполнитель, либо как исполнитель. Несовершеннолетний же может быть привлечен к уголовной ответственности за содеянное, если судом не будет установлено оснований, предусмотренных ч. 3 ст. 20, ч. 2 ст. 33, ч. 1 ст. 40 УК РФ.

 

 

Практика применения ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в преступление

 

За преступление, предусмотренное ст. 150 УК РФ установлено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Деяние, совершенное родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего — наказывается лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового (ч. 2 ст. 150 УК РФ).

Совершение преступления предусмотренного ч. 1 или ч. 2 ст. 150 УК РФ с применением насилия или с угрозой его применения – наказываются лишением свободы на срок от двух до семи лет (ч. 3 ст. 150 УК РФ).

Совершение указанного деяния, сопряженное с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления — наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет (ч. 4 ст. 150 УК РФ).

При определении наказания взрослому по одной из частей статьи 150 УК РФ, следует особо обращать внимание на то, какое именно было совершено преступление несовершеннолетним, поскольку тяжесть содеянного непосредственно влияет на наказание.

Так, по одному из дел, действия Б. были квалифицированы в том числе по ч. 1 ст. 150 УК РФ. В кассационном порядке было подано представление о неверной квалификации содеянного Б. По мнению автора кассационного представления, действия Б. следовало квалифицировать по ч. 4 ст. 150 УК РФ. В связи с этим наказание, назначенное Б. –чрезмерно мягкое.

Однако, как оказалось, доводы кассационного представления о неправильной квалификации действий Б. по ч. 1 ст. 150 УК РФ, являются необоснованными.

Признано доказанным, что Б. предложил несовершеннолетним Щ., Т. и малолетнему Б. поджечь сарай, в котором находились двое лиц без определенного места жительства. Однако это обстоятельство в данном конкретном случае не может являться достаточным для признания Б. виновным в вовлечении несовершеннолетних в преступную группу и в совершение особо тяжкого преступления.

Из вердикта присяжных заседателей видно, что непосредственно перед поджогом сарая Щ. и Т. в отношении этих же лиц без определенного места жительства совершили особое тяжкое преступление, избив потерпевших и причинив здоровью одного из них тяжкий вред.

То есть, поджигая сарай с потерпевшими, они действовали с целью скрыть ранее совершенное ими же преступление и, поэтому, нельзя утверждать, что Щ. и Т. были вовлечены Б. в совершение убийства двух лиц.

В связи с этим, и учитывая, что Б. вовлек одного Щ. в совершение преступления небольшой тяжести, судья правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 150 УК РФ, как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещания1.

Таким образом, наказание за данное преступление Б. назначено справедливо.

Кроме тяжести совершенного вовлеченным несовершеннолетним преступления, на практике следует учитывать и то, что если в совершение одного преступления виновным взрослым вовлечены два и более несовершеннолетних, то этот факт не образует совокупности преступлении, предусмотренных ст. 150 УК РФ. То есть, вовлечение каждого из несовершеннолетних для исполнения одного преступления не является различными, раздельными преступлениями. Приведем пример из практики:

«Верховным Судом Республики Адыгея 10 июня 2008 г. осуждены: Останин по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, ч. 4 ст. 150 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ, Шаловко, 1985 года рождения, по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ.

По делу также осужден несовершеннолетний Костерин, приговор в отношении которого не обжалован.

Останин и Шаловко признаны виновными в совершении 18 августа 2007 г. убийства Литвинова группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем; Останин также – в совершении разбоя с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а Шаловко – в пособничестве в разбое; кроме того, Останин признан виновным в вовлечении несовершеннолетних Шаловко и Костерина в совершение особо тяжких преступлений.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 12 ноября 2008 г. дело по кассационным жалобам Останина и Шаловко, приговор в отношении Останина изменила по следующим основаниям.

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности Останина и Шаловко в совершении преступлений.

Вместе с тем действия Останина по вовлечению в совершение преступления несовершеннолетних Шаловко и Костерина ошибочно расценены как совокупность двух преступлений.

Согласно ч. 1 ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления по ст. 150 УК РФ подлежат квалификации действия виновного, выразившиеся не только в склонении несовершеннолетнего к совершению преступления, но и в самом участии несовершеннолетнего в преступлении. При этом вовлечение в совершение преступления не одного, а нескольких несовершеннолетних, по смыслу закона, не образует совокупности преступлений, предусмотренных ст.150 УК РФ, и не может влечь за собой назначение наказания по совокупности этих преступлений.

Всеми осужденными совершено разбойное нападение и сопряженное с ним убийство потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении Останина изменила, его действия переквалифицировала с ч. 4 ст. 150 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ на одну ч. 4 ст. 150 УК РФ, в остальной части приговор оставлен без изменения»1.

 

Список использованной литературы

 

  1. Декларация прав ребенка (провозглашена Резолюцией 1386 (ХIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 года) // СПС Гарант.
  2. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М., 2008.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. M: Издательско-книготорговый центр «Маркетинг», 2009.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (без
    бланков процессуальных документов): По состоянию на 1 октября 2009 года. М., 2009.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации — №4, 2000.
  6. Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 марта 2008 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 2008. №1.
  7. Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 ноября 2008 г. №24-О04-5 «Вовлечение в совершение преступления нескольких несовершеннолетних не образует совокупности преступлений, предусмотренных ст.150 УК РФ» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда РФ, июнь 2008. №6
  8. Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 января 2007. №4-005-146сп // СПС Гарант.
  9. Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М., 1973.
  10. Карпец И. И. Преступления международного характера. М, 1979.
  11. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. М., 2009.
  12. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. 3-е изд., доп. и испр. М.: Юрайт-Издат, 2008.
  13. Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 2008.
  14. Миньковский Г.М., Тузов А.П. Профилактика правонарушений среди несовершеннолетних. Киев: Политиздат Украины, 2003.
  15. Меркушев А. Практика рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних // Российская юстиция. 2008. №6.
  16. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 2007.
  17. Пудовочкин Ю.Е. Ювенальное уголовное право: понятие, структура, источники // Журнал российского права. 2007. №3.
  18. Пудовочкин Ю., Чечель Г. Квалификация случаев вовлечения несовершеннолетних в преступную группу // Российская юстиция. 2008. №12.
  19. Статистика преступлений за 2007 – 2008 года // www.mvdinform.ru
  20. Уголовное право. Общая часть. Особенная часть. // Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 2009.
  21. Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.Э. Жалинского. М., 2005.
  22. Уголовное право России: Учебник для вузов: В 2 т.т. / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. Т. 1. Общая часть. М., 2008.
  23. Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. М.: Эксом, 2008.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00032 sec

WordPress: 22.61MB | MySQL:123 | 1,808sec