Возбуждение уголовных дел

<

042114 0856 1 Возбуждение уголовных дел

1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

 

Современное уголовно-процессуальное законодательство России понятием «возбуждение уголовного дела» охватывает три различные категории.

Во-первых, возбуждение уголовного дела — это соответствующее решение компетентных органов, закрепленное в постановлении о возбуждении уголовного дела, т.е. процессуальный акт (ст. 146 УПК РФ).

Во-вторых, возбуждение уголовного дела можно рассматривать как уголовно-процессуальный институт (т.е. совокупность норм права, регламентирующих группу однородных общественных отношений, в данном случае — отношений, возникающих в ходе деятельности по рассмотрению и разрешению сообщений о преступлениях).

И, в-третьих, под возбуждением уголовного дела следует понимать стадию уголовного судопроизводства, т.е. относительно самостоятельный этап уголовного процесса, характеризующийся самостоятельными задачами, субъектами, средствами, сроками и отграничивающийся от других этапов итоговым процессуальным актом (постановлением о возбуждении уголовного дела). В этой связи употребление данного словосочетания необходимо сопровождать разъяснением, что именно понимается под «возбуждением уголовного дела».

Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. под возбуждением уголовного дела понимается и рассматривается самостоятельная и обязательная стадия уголовного судопроизводства1.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством с возбуждения уголовного дела начинается производство по каждому уголовному делу. Данный этап является неотъемлемой частью досудебного производства (п. 9 ч. 1 ст. 5 УПК). На этой стадии возникает особый комплекс отношений между органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором и заявителем о преступлении (иными лицами). Эти отношения реализуются в деятельности названных субъектов, включающей в себя принятие, разрешение, а в необходимых случаях проверку поступающих сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях (ч. 1 ст. 144 УПК). Кроме этого, принимаются меры по сохранению и закреплению следов преступления (ч. 3 ст. 145, ч. 4 ст. 146 УПК).

Таким образом, на стадии возбуждения уголовного дела осуществляется широкий круг уголовно-процессуальных действий, порождающих систему уголовно-процессуальных правоотношений.

Стадия возбуждения уголовного дела начинается, как правило, с получения первоначальных сведений о преступлении и завершается принятием решения о возбуждении уголовного дела (согласованного с прокурором) либо об отказе в таковом. Она призвана, с одной стороны, обеспечить решительное и оперативное реагирование на каждое сообщение о преступлении, что является гарантией быстрого и полного его раскрытия, с другой — исключить незаконное и необоснованное вовлечение граждан в орбиту уголовного судопроизводства, а также напрасную трату сил и средств правоохранительных органов.

Эта стадия имеет как общие, характерные для уголовного судопроизводства в целом, так и непосредственные задачи.

В соответствии с общими задачами (назначению) уголовного процесса она направлена на быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Деятельность, осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела, способствует укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод личности, воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции РФ и иных законов России.

Задачи, присущие непосредственно стадии возбуждения уголовного дела, определены уголовно-процессуальным законодательством или вытекают из него и состоят в том, чтобы определить:

  1. является ли источник информации о готовящемся или совершенном преступлении законным поводом к возбуждению уголовного дела (ч. 1 ст. 140, ст. 141-143, ч. 5 ст. 318, ч. 1 ст. 319 УПК);
  2. усматриваются ли в деянии, о котором сообщено, признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК);
  3. по какой статье Уголовного кодекса РФ оно может быть квалифицировано (п. 4 ч. 2 ст. 146 УПК);
  4. не содержит ли заявление и сообщение данных о деянии, не представляющем общественной опасности в силу малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК);
  5. вправе ли данный орган и конкретное должностное лицо разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела либо имеющиеся материалы подлежат передаче по подследственности (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК);
  6. имеются ли обстоятельства, препятствующие возбуждению уголовного дела (ст. 24 и 148 УПК);
  7. не относится ли преступление к числу тех, уголовные дела о которых возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего (ч. 2 и 3 ст. 20 УПК) или по заявлению руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием (ст. 23 УПК);
  8. не обладает ли лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело, статусом, влекущим особый порядок возбуждения такового (ст. 447 и 448 УПК);
  9. кому следует вести дознание или предварительное следствие в случае возбуждения уголовного дела (ст. 149, ст. 151 УПК);
  10. является ли достаточной имеющаяся совокупность сведений для принятия какого-либо решения, предусмотренного ст. 145 УПК;
  11. какие меры надлежит принять для закрепления и сохранения следов преступления (ч. 2 ст. 140, ч. 3 ст. 145, ч. 4 ст. 144 и другие статьи УПК).

    Решение указанных задач может быть достигнуто путем изучения и анализа информации, содержащейся в первичном материале, поступившем в компетентный орган, тщательной проработки всех представленных заявителем документов, сопоставления их друг с другом, оценки содержащихся в них сведений в отдельности и совокупности. Однако на практике первичные материалы редко содержат полные, конкретные сведения о признаках совершенного преступления, что не позволяет принять законное и обоснованное процессуальное решение. В связи с этим уголовно-процессуальное законодательство предусматривает обязательную проверку первичных материалов о преступлениях (ч. 1 и 2 ст. 144, ч. 4 ст. 146 УПК), чаще именуемую в юридической литературе «предварительной проверкой».

    Институт проверки сообщений о преступлениях, претерпевший за период своего существования значительные изменения, и по сей день вызывает оживленные дискуссии в теории и на практике.

    Действующее уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации, как и предшествующее законодательство, лишь упоминает о возможности проведения проверки (ч. 1 и 2 ст. 144 УПК) или дополнительной проверки (ч. 4 ст. 146 УПК) поступающих в компетентные органы сообщений о преступлениях, при этом не указывая, какие конкретные процессуальные действия могут быть осуществлены с этой целью.

    Вместе с тем анализ положений уголовно-процессуального закона позволяет с определенной уверенностью утверждать, что как минимум к перечню процессуальных действий, которые компетентные должностные лица полномочны осуществлять на стадии возбуждения уголовного дела, относятся:

  • осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК);
  • назначение судебной экспертизы (ч. 4 ст. 146 УПК);
  • освидетельствование (ч. 4 ст. 146 УПК);
  • назначение ревизий и документальных проверок (ч. 1 и 3 ст. 144 УПК);
  • направление требований, поручений, запросов (ч. 4 ст. 21 УПК).

    Тот факт, что указанные проверочные действия предусмотрены уголовно-процессуальным законом, позволяет утверждать, что осуществляемые в ходе проверки сообщения о преступлении действия, органически включаются в систему процессуальных действий, из которых слагается данная стадия.

    Таким образом, можно сделать вывод о том, что деятельность, осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела, носит уголовно-процессуальный характер. В литературе на этот счет имеются и иные суждения.1

    И, несмотря на различные подходы авторов к определению указанной деятельности, суть проверки остается неизменной. Предварительному расследованию предшествует этап, позволяющий получить информацию, служащую не только основанием к возбуждению уголовного дела или отказу в таковом, но и определяющую дальнейший ход расследования в целом.

    Более того, следует отметить, что новое уголовно-процессуальное законодательство закрепило не только обязательное проведение проверки но сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении (ч. 1 ст. 144, ч. 2 ст. 148 УПК), но и предусмотрело возможность производства дополнительной проверки в случае, когда первоначальный материал был возвращен дознавателю или следователю прокурором без согласия на возбуждение уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК).

    Кроме этого, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает ряд условий (требований), призванных обеспечить соблюдение законности и обоснованности принимаемых на стадии возбуждения уголовного дела решений.

    Исходя из положений действующего законодательства, для признания деятельности на первоначальной стадии уголовного процесса правомерной, необходима совокупность определенных процессуальных условий:

    1) наличие одного из поводов к возбуждению уголовного дела,

    установленных ст. 140—143 УПК;

    2)    проведение этой деятельности в целях установления и уточнения оснований к возбуждению уголовного дела или к отказу в таковом (ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 148 УПК);

  1. осуществление подобной деятельности субъектами, правомочными разрешать вопрос о возбуждении уголовного дела (ст. 144 и 145 УПК);
  2. ее реализация способами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом (ч. 4 ст. 146, ч. 2 ст. 176 УПК);

    5)    соблюдение сроков, предусмотренных законом (ст. 144 УПК).
    Кроме того, по ее результатам должно быть обязательно принято соответствующее процессуальное решение (ч. 1 ст. 145, 146, 148 УПК).

    Подводя краткий итог, отметим, что деятельность на стадии возбуждения уголовного дела регулируется уголовно-процессуальными нормами, а значит, носит процессуальный характер. Совокупность этих норм составляет самостоятельный институт уголовно-процессуального права — институт возбуждения уголовного дела.

    На основе изложенного можно дать следующее определение возбуждения уголовного дела как стадии уголовного судопроизводства.

    Возбуждение уголовного дела — это первоначальный и обязательный этап (стадия) уголовного судопроизводства, характеризующийся как общими (свойственными всему уголовному процессу в целом), так и непосредственными (присущими исключительно данному этапу уголовного судопроизводства) задачами, специфическими субъектами, средствами и сроками, а также отграничивающийся от других этапов итоговым процессуальным актом (постановлением о возбуждении уголовного дела).

     

     

     

     

     

    2. ПОВОДЫ К ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА: СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

     

    Уголовно-процессуальная деятельность начинается с появления у компетентного органа или должностного лица предусмотренного законом повода к возбуждению уголовного дела.

    Действующий уголовно-процессуальный закон не раскрывает понятия поводов, ограничиваясь лишь перечнем его видов. В соответствии с ч. 1 ст. 140 УПК к ним относятся: заявление о преступлении; явка с повинной; сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

    Нет единой точки зрения о том, что следует понимать под поводом к возбуждению уголовного дела и в теории уголовного процесса. Так, Б.Т. Безлепкин определяет повод как «прямо предусмотренный законом (УПК) источник информации, из которого органу дознания, следователю, прокурору, суду или судье становится известно о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении»1. М.А. Чельцов трактует поводы как источник осведомления о событии преступления, наличием которого обусловливается право возбудить уголовное дело.2 Н.П. Кузнецов под поводами понимает получение из указанных в законе источников сведений о готовящемся или совершенном преступлении3.

    Если не обращать внимания на частные моменты и детали приведенных определений, то нетрудно заметить, что большинство процессуалистов под поводами понимают либо первичные сведения о преступном факте, либо их источники. Вместе с тем приведенные определения поводов к возбуждению уголовного дела нельзя признать совершенными.

    Следует учитывать, что сведения, требуемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, могут содержаться в источниках трех видов:

    1) в заявлениях о преступлениях;

    2) в иных источниках информации;

    3) в приложенных к ним документах и предметах, полученных в ходе проверки соответствующего сообщения.

    Из перечисленных источников в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом (ст. 140 УПК) к поводам могут быть причислены только заявления. Иные источники информации, а также документы и предметы, приложенные к ним или полученные в ходе проверки заявлений, не расцениваются законом как поводы к возбуждению уголовного дела. Поэтому определение повода как источника сведений, необходимых для возбуждения уголовного дела, приводит к тому, что перечень поводов, содержащийся в ст. 140 УПК, становится весьма условным.

    Вот почему наиболее удачной представляется позиция процессуалистов, определяющих поводы к возбуждению уголовного дела как предусмотренные уголовно-процессуальным законом юридические акты и поступки, с которыми закон связывает обязанность компетентного органа или должностного лица решить вопрос о возбуждении уголовного дела либо об отказе в таковом1.

    Повод к возбуждению уголовного дела является юридическим актом, порождающим уголовно-процессуальные отношения, С его появлением у компетентных органов и должностных лиц возникает юридическая обязанность принять поступающую информацию о любом совершенном или готовящемся преступлении, рассмотреть ее, при необходимости провести предварительную проверку, после чего в установленные законом сроки принять соответствующее процессуальное решение и уведомить о нем заявителя и иных заинтересованных лиц.

    <

    Рассмотрим теперь предусмотренную законом процедуру вовлечения первичных материалов о преступлениях в сферу уголовного судопроизводства.

    Заявление о преступлении — наиболее распространенный повод к возбуждению уголовного дела. В соответствии со ст. 141 УПК заявление о преступлении может быть устным или письменным.

    Письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем.

    Анонимные заявления и сообщения не являются поводами к возбуждению уголовного дела (ч. 7 ст. 141 УПК). Такие письма не регистрируются в органах внутренних дел, а подлежат уничтожению. Исключения составляют анонимные письма, содержащие прямые сведения о совершенном либо готовящемся преступлении. Они передаются в оперативные подразделения для возможного использования в установленном порядке в оперативно-розыскной деятельности1. Если в результате такой деятельности будут установлены признаки преступления, то уголовное дело подлежит возбуждению по рапорту оперативного работника в связи с обнаружением признаков преступления.

    Каких-либо дополнительных требований по содержанию и структуре письменного заявления действующий уголовно-процессуальный закон не устанавливает. Неполнота сообщаемых в заявлении данных не может служить основанием для отказа в его принятии, по общему правилу недостающие сведения могут быть получены средствами их последующей проверки. Более того, уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность обжалования прокурору или в суд отказа в приеме сообщения о преступлении (ч. 5 ст. 144 УПК). Это условие служит важной гарантией прав граждан на защиту от преступных посягательств.

    Следует, однако, отметить, что из данного правила есть одно исключение, касающееся заявлений о преступлениях частного обвинения, подаваемых мировому судье.

    В этом случае закон требует, чтобы заявление исходило непосредственно от потерпевшего или его законного представителя и содержало четко обозначенную просьбу привлечь лицо к уголовной ответственности (ст. 20 УПК).

    Кроме этого, закон предусматривает конкретные требования к 3/7 форме и содержанию жалобы, подаваемой мировому судье потерпевшим (ст. 318 УПК). В частности, частная жалоба должна содержать:

    1) наименование суда, в который она подается;

    2) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;

    3) просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;

    4) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;

    5) список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;

    6) подпись лица, подавшего жалобу.

    Данная жалоба должна быть подана с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения.

    Обязанность надлежащего оформления жалобы возложена на потерпевшего (ст. 319 УПК).

    По смыслу норм, регламентирующих производство у мирового судьи, частная жалоба принимается мировым судьей к производству лишь при том условии, что она соответствует указанным выше требованиям.

    Подчеркнем то, что они являются исключением и относятся только к производству у мирового судьи.

    Что касается производства по основной массе заявлений о преступлениях, то еще раз подчеркнем, что закон не содержит каких-либо требований к их форме, а основным условием их содержания является то, что они должны информировать о событии, являющемся преступным, и быть подписаны заявителем.

    Устное заявление о преступлении в соответствии с процедурой, установленной ст. 141 УПК, должно быть занесено в соответствующий протокол (приложение 2 ст. 476 УПК), который должен содержать следующие данные:

    1) место и время принятия заявления;

    2) сведения о лице, принявшем заявление (должность, классный чин или звание, фамилия и инициалы);

    3) сведения о заявителе (фамилия, имя, отчество; дата и место рождения; гражданство; должность, место работы или учебы; место жительства) и документах, удостоверяющих личность (данные паспорта, военного, пенсионного или студенческого билета и т.п.);

    4) отметка о разъяснении заявителю ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, которая заверяется подписью заявителя;

    5) содержание сделанного заявления;

    6) замечания к протоколу, сделанные заявителем после его прочтения, или отметка об их отсутствии;

    7) отметка о том, что протокол прочитан заявителем и записан с его слов правильно.

    Отметка о предупреждении об уголовной ответственности носит лишь предупредительный характер, и ее отсутствие не является основанием не рассматривать заявление (устное, письменное) как повод к возбуждению уголовного дела. Заявление может и не содержать прямо выраженное требование о привлечении лица к уголовной ответственности. Исключение составляют заявления о преступлениях частно-публичного обвинения. В этом случае они должны исходить непосредственно от потерпевших, его законного представителя или представителя и содержать четко обозначенную просьбу привлечь лицо к уголовной ответственности (ст. 20 УПК). Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или в протокол судебного заседания (ч. 4 ст. 141 УПК).

    Явка с повинной может иметь место в уголовном процессе не только как повод к возбуждению уголовного дела. Лицо может явиться с повинной и в случае, когда дело уже возбуждено и преступление расследуется. В этом случае явка с повинной является лишь смягчающим ответственность обстоятельством (ст. 61 УК РФ). При этом важно, чтобы лицо, явившееся с повинной, как минимум не знало, что подозревается в совершении преступления. Оформление такой явки с повинной также происходит по правилам ст. 142 УПК.

    Явка с повинной как повод к возбуждению уголовного дела — добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

    Заявление о явке с повинной может быть как письменным, так и устным. Устное заявление должно оформляться протоколом, аналогичным протоколу устного заявления о преступлении. Кроме того, согласно приложению 3 к ст. 476 УПК данный протокол должен содержать сведения: 1) о помещении, в котором составлен протокол; 2) о времени обращения соответствующего лица с заявлением о явке с повинной (вплоть до минут).

    Протокол прочитывается вслух заявителю, о чем делается отметка в протоколе. Кроме этого, лицу предоставляется право делать замечание на содержание протокола, а о наличии таковых или об их отсутствии также делается запись в протоколе. Протокол подписывается лицом, явившимся с повинной, и составившим этот протокол должностным лицом.

    Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Данный повод оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления тем лицом, которое получило данное сообщение (ст. 143 УПК).

    Обнаружение признаков преступления органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором означает выявление соответствующими органами признаков готовящегося или совершенного преступления в ходе проверки иных источников информации, чем рассмотренные выше (сообщение по телефону, факсу, срабатывание охранной сигнализации и т.п.), а также в ходе осуществления своей непосредственной служебной деятельности. Например, такие сведения могут быть получены при расследовании другого преступления, в ходе оперативно-розыскной или административной деятельности, прокурором в ходе общенадзорной проверки и т.п. В положениях уголовно-процессуального законодательства не отображены требования к содержанию рапорта об обнаружении признаков преступления, что влечет к принижению роли процессуальной формы в отечественном уголовном судопроизводстве. Однако справедливости ради следует отмстить, что в приложении 1 ст. 476 УПК дан образец рапорта об обнаружении признаков преступления, который предусматривает:

    1) указание в нем сведений о руководителе государственного органа, которому подается данный рапорт;

    2) изложение обстоятельств совершенного деяния сведений об источнике информации и о лице, получившем сообщение (должность, звание, фамилия и инициалы). Кроме того, данный документ должен содержать дату его составления и подпись лица, его составившего.

    Таким образом, в заключение можно отметить, что одним из условий законности и обоснованности деятельности на стадии возбуждения уголовного дела является обязательное наличие повода к возбуждению уголовного дела, т.е. поступление в орган дознания, дознавателю, следователю, прокурору информации о совершенном или готовящемся преступлении в форме, предусмотренной ст. 140 УПК.

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

     

    Понятие «основание для возбуждения уголовного дела» в действующем уголовно-процессуальном законе подробно не раскрывается. Между тем уяснение этого понятия представляет не только теоретический интерес, но и имеет большое практическое значение, поскольку юридические понятия обеспечивают единообразное понимание права, придают ему цельность, последовательность.1

    Из содержания ч. 2 ст. 140 УПК следует, что основанием для возбуждения уголовного дела являются достаточные данные, свидетельствующие о наличии признаков преступления в событии, о котором идет речь в первичных материалах.

    Анализируя это положение, многие ученые приходят к выводу, что под основаниями к возбуждению уголовного дела законодатель имеет в виду два неразрывно связанных обстоятельства: наличие признаков преступления в событии, ставшем известным компетентным государственным органам и должностным лицам; и достаточность данных, на основе которых устанавливается наличие признаков преступления2. Таким образом, основание к возбуждению уголовного дела характеризуется как с юридической стороны (наличие признаков преступления), так и с фактической (достаточность данных).

    Отсутствие в законе четкого определения понятия признаков преступления привело к возникновению в юридической литературе различных позиций в решении данного вопроса.

    Одни процессуалисты считают, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимо установить признаки конкретного состава преступления3, другие предполагают установление на данном этапе объективных признаков состава преступления и в некоторых случаях признаков, характерных для специального субъекта преступления1, третьи полагают, что достаточно установить признаки объекта и объективной стороны преступления2, четвертые указывают на достаточность установления лишь объективной стороны преступления3 и, наконец, пятые придерживаются мнения, в соответствии с которым для принятия указанного решения необходимы сведения о наличии каждого из признаков, характеризующих определенное общественно опасное деяние как преступление4.

    Анализ перечисленных точек зрения свидетельствует о том, что некоторые авторы отождествляют понятия «признаки преступления» и «признаки состава преступления», что, на наш взгляд, представляется не совсем правильным.

    В соответствии со ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. Иными словами, к признакам преступления следует отнести общественную опасность деяния и его противоправность. Под противоправностью деяния имеется в виду его запрещенность соответствующей нормой уголовного закона под угрозой применения к виновному наказания.

    Что касается состава преступления, то определения данного понятия закон не содержит – оно было выработано теорией уголовного права путем абстрагирования от особенностей отдельных преступлений. Состав преступления включает в себя четыре элемента; объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону преступления. Однако далеко не всегда установление всех этих элементов ведет к признанию рассматриваемого деяния преступным. В целом ряде случаев действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, не считается преступным (ч. 2 ст. 14, ст. 37-42 УК). В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ именно отсутствие общественной опасности в малозначительных действиях (бездействии) выводит их за рамки преступления. Аналогичным свойством обладают и деяния, совершенные в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, под физическим или психическим принуждением, а также некоторые другие из числа предусмотренных гл. 8 УК.

    Изложенное позволяет утверждать, что в рассматриваемых выше случаях основанием к отказу в возбуждении уголовного дела явилось отсутствие одного из необходимых признаков преступления, т.е. общественной опасности.

    Общественная опасность, в свою очередь, определяется как способность деяния причинить вред охраняемым законом общественным отношениям, к которым ст. 2 УК относит: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества.

    Отсюда следует, что общественная опасность — это особая категория, которая лежит вне понятия состава преступления и служит критерием, позволяющим отграничить преступления от административных и гражданско-правовых деликтов, дисциплинарных проступков.

    Данное обстоятельство не позволяет согласиться с высказанным в юридической литературе мнением, что общественная опасность является неотъемлемым признаком состава преступления.1

    Более обоснованной представляется позиция, согласно которой состав преступления характеризует деяние только со стороны его противоправности. Так, Н.П. Кузнецов отмечает, что противоправность деяния означает наличие в нем состава преступления, который, в свою очередь, характеризуется целым рядом признаков, как обязательных, так и факультативных.1

    В пользу этой позиции говорит тот факт, что отсутствие состава преступления автоматически исключает и противоправность деяния. Следует заметить, что отсутствие хотя бы одного элемента состава преступления означает отсутствие состава преступления в целом.

    Изложенное позволяет утверждать, что при разрешении вопроса о наличии или отсутствии оснований к возбуждению уголовного дела в каждом случае необходимо установить, что деяние, о котором говорится в сообщении, является общественно опасным. Если действие (бездействие) не обладает этим неотъемлемым признаком преступления, то в возбуждении уголовного дела должно быть отказано.

    Значительно большую сложность представляет разрешение на первоначальном этапе уголовного судопроизводства вопроса о том, является ли рассматриваемое деяние противоправным. Причем эта сложность во многом обусловлена тем, что к моменту принятия решения о возбуждении уголовного дела закон требует установить не только общие признаки преступления (общественную опасность и противоправность), но и квалифицировать содеянное. Данное требование предусмотрено п. 4 ч. 2 ст. 146 УПК, в соответствии с которой в постановлении о возбуждении уголовного дела должны быть указаны соответствующие пункт, часть и статья уголовного закона, по признакам которой дело возбуждается. Поэтому для определения признаков состава преступления, достаточных для принятия решения о возбуждении уголовного дела, следует учитывать особенности конструкции конкретно предполагаемых составов преступлений.

    Именно это, на наш взгляд, предопределило позицию процессуалистов, предлагающих решать этот вопрос дифференцированно, в зависимости от предполагаемой квалификации содеянного2. Например, Н.Г. Шурухнов считает, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимо установить общественную опасность деяния и некоторые признаки состава преступления, «именно, те из них, без выявления которых в конкретном случае невозможно решить вопрос о его наличии и квалификации»1.

    Большинство ученых согласны с тем, что прежде всего необходимо выяснить, имеется ли объект преступления, т.е. охраняются ли уголовным законом общественные отношения, на которые направлено общественно опасное посягательство. Для принятия решения о возбуждении уголовного дела необязательно установление родового и непосредственного объекта, достаточно установить наличие только общего объекта преступления, позволяющего отграничить преступление от иных правонарушений2.

    Что касается родового и специального объектов, необходимых для более точной квалификации преступления, то в связи с отсутствием этого требования в стадии возбуждения уголовного дела их установление осуществляется на последующей стадии уголовного процесса.

    Следующим признаком состава преступления, подлежащим в обязательном порядке установлению на первоначальном этапе уголовного судопроизводства, является его объективная сторона.

    Неотъемлемым элементом объективной стороны состава любого преступления является наличие деяния, предусмотренного Особенной частью УК, Установление этого обстоятельства, однако, достаточно лишь для возбуждения уголовного дела о преступлении с формальным составом, т.е. когда сам факт совершения такого деяния законодатель считает оконченным преступлением независимо от того, наступили ли какие-либо вредные последствия (например, преступление, предусмотренное ст. 222 УК, — незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, — считается оконченным в момент совершения перечисленных действий).

    Для возбуждения же уголовного дела с материальным составом необходимо располагать данными о том, что это деяние повлекло указанные в законе последствия (физический, имущественный или моральный вред), что между этим деянием и наступившими последствиями существует причинная связь (например, возбуждение уголовного дела по ст. 264 УК, т.е. за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, возможно лишь при наличии данных о том, что это повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека). Если же данные о наступлении таких последствий отсутствуют, в возбуждении уголовного дела должно быть отказано.

    Не может быть признано обоснованным и решение о возбуждении уголовного дела, принятое на основании данных о наличии вредных последствий, при отсутствии сведений о том, что они вызваны именно преступным, а не еще каким-либо деянием (например, смерть может наступить в результате несчастного случая, грубой неосторожности самого потерпевшего и т.п.).

    Необходимым элементом состава преступления является также субъект преступления. Однако на данном этапе уголовного судопроизводства, как правило, нет необходимости выяснять, кто именно совершил это преступление. После принятия нового ГК РФ данное правило приобрело особый смысл, поскольку в случае последующей недоказанности причастности лица к совершению преступления оно вправе требовать опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, содержащихся в постановлении о возбуждении уголовного дела, и одновременно настаивать на возмещении убытков и компенсации морального вреда (ст. 151 и 152 ГК РФ). В некоторых случаях, однако, установить субъект до возбуждения уголовного дела необходимо. Это касается преступлений, ответственность за которые наступает лишь в отношении специального субъекта, т.е. лица, которое, кроме общих признаков субъекта преступления (ст. 19 УК), наделено дополнительными признаками. Например, ответственность за злоупотребление или превышение должностных полномочий (ст. 285 и 286 УК) несут только должностные лица. Таким образом, без выяснения в данном случае вопроса о том, обладает ли предполагаемое лицо признаками специального субъекта, возбуждение уголовного дела невозможно.

    Наконец, не совсем верно категорическое отрицание некоторыми процессуалистами необходимости установления на стадии возбуждения уголовного дела субъективной стороны преступления1. В отдельных случаях установление субъективной стороны состава преступления все-таки имеет значение для возбуждения уголовного дела. Имеются в виду случаи, когда в зависимости от формы вины деяния разграничиваются на преступные и непреступные. Так, неосторожное причинение легкого вреда здоровью не влечет за собой уголовной ответственности и не образует преступления, предусмотренного ст. 115 УК.

    Конечно, на стадии возбуждения уголовного дела сложно судить о субъективной стороне состава преступления, поскольку нередко еще не установлен его субъект. Однако форму вины предположительно можно устанавливать по внешним проявлениям субъективной стороны — характеру деяния и его последствиям, так как субъективное в преступлении всегда находит свое выражение в объективном (например, об умышленном причинении легкого вреда здоровью могут свидетельствовать характер и расположение телесных повреждений и т.д.)2

    Таким образом, признаками преступления, установление которых необходимо для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, являются общественная опасность определенного деяния и его противоправность. Причем необходимость установления всех признаков противоправности деяния возникает только в исключительных случаях, рассмотренных выше. В обязательном порядке на первоначальном этапе уголовного судопроизводства подлежат установлению объективные признаки состава преступления.

    Как уже отмечалось, важнейшим фактором, характеризующим наличие оснований для возбуждения уголовного дела с фактической стороны, является достаточность данных, на основе которых устанавливается наличие признаков преступления. Следует отметить, что понятие «достаточные данные» является оценочной категорией, т.е. относительно определенным, содержание которого зависит от конкретно сложившейся ситуации. При определении достаточности данных необходимо учитывать как объем имеющихся данных, свидетельствующих о наличии признаков преступления, так и уровень знаний о них, который, в свою очередь, формируется на основе исследования и анализа этих данных.

    В российском уголовном процессе доказательства оцениваются по внутреннему убеждению соответствующего должностного лица, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 17, 88 УПК). Поэтому наиболее приемлемой и соответствующей требованиям закона представляется позиция авторов, предполагающих, что вопрос об объеме данных, указывающих на признаки преступления в каждом конкретном случае, разрешается должностным лицом по своему внутреннему убеждению, с учетом всей совокупности имеющегося материала. Причем заранее предусмотреть все многообразие фактических данных, которые могут свидетельствовать о признаках преступления, невозможно1.

    Что касается уровня (степени) знаний о наличии признаков преступления, то следует отметить, что действующим уголовно-процессуальным законом этот вопрос не урегулирован, нет единообразия при решении этого вопроса и в теории уголовного процесса. Одни авторы считают, что принятие законного и обоснованного решения на данном этапе возможно лишь при условии достоверных знаний (выводов) о событии, содержащем признаки преступления1; другие полагают, что должно быть достоверно установлено само событие, о котором идет речь в первичном материале, вывод же (знание) об имевшем место преступлении должен носить предположительный характер2; третьи указывают на необходимость достоверного установления таких признаков преступления, которые бы с максимальной степенью вероятности указали на наличие преступления3.

    По мнению Григорьева, А.В. Победкина, В.Н. Яшина4, при решении данного вопроса следует исходить из того, что процесс проверки сообщения о преступлении есть познание определенных обстоятельств, в результате чего происходит переход от незнания к знанию, совершаемый по законам материалистической диалектики. Достижение определенной степени знания зависит от средств познания, сил, времени, условий и т.д. Если учесть, что компетентные органы и должностные лица весьма ограничены в средствах и времени проверки полученной информации, то можно прийти к выводу о том, что в рассматриваемом случае, как правило, познание доходит до обоснования вероятности. Вероятность, в свою очередь, являясь знанием определенной степени точности, в процессе определенной деятельности и мышления переходит в другую, более высокую степень знания — достоверность5.

    Основываясь на изложенном, следует согласиться с авторами, которые считают, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела достаточно иметь данные, позволяющие сделать предположительный вывод о том, что имело место преступление6. Однако решение, принятое по итогам проверки первичных материалов о преступлении, как и всякое процессуальное решение, влекущее последствия правового характера, должно быть обоснованным. Таким образом, в соответствии со ст. 146 УПК решение о возбуждении уголовного дела должно быть обосновано теми данными, которые возможно собрать к этому моменту. Оценивая их, должностное лицо должно получить вероятный вывод (знания) о наличии признаков преступления.

    Тем не менее следует отметить, что изложенное характеризует достаточность данных применительно к случаям, когда принимается решение о возбуждении уголовного дела. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду того, что оно носит окончательный характер, должно основываться не на предположительных, а на достоверных знаниях о наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  3. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  5. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  6. Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации сообщений о преступлениях и иной информации о правонарушениях. Утверждена приказом МВД РФ от 13 марта 2003 г. № 158.
  7. Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ сообщений о преступлениях. Утверждена приказом Госнаркоконтроля России от 24 сентября 2003 г. № 134
  8. приказ ФСБ РФ от 13 февраля 2004 г. № 5548 «Об организации приема, регистрации, учета и рассмотрения в органах федеральной службы безопасности сообщений о преступлениях и иной информации о преступлениях»
  9. Инструкция о порядке приема, регистрации, рассмотрения и учета поступающих в таможенные органы Российской Федерации сообщений о преступлениях. Утверждена приказом ГТК России от 11 июня 2002 г. № 600
  10. Инструкция о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации. Утверждена приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 15 января 2003 г. № 3.
  11. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс в вопросах и ответах: Учебное пособие. М.т 2005.
  12. Белозеров Ю.Н., Чувилев Л.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. М., 1989.
  13. Вандышев В.В. Уголовный процесс в схемах. 2-е изд. СПб., 2003.
  14. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс.–М.: Изд-во ЭКСМО, 2005.
  15. Даньшина Л.И. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России: Учебное пособие для вузов. М., 2003.
  16. Еремян А. В. Основания возбуждения уголовного дела. Дисс…канд. юрид. наук. М., 1989.
  17. Карпеева Л.М. Доказывание при отказе в возбуждении уголовного дела // Советское государство и право. 1975. № 2.
  18. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Н.Л. Петухова, Г.И. Загорского. М., 2005.
  19. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2003.
  20. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. и науч. ред. А.Я. Сухарева. М., 2004.
  21. Копнин П.В. Диалектика как логика и теория познания. М., 1973.
  22. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983.
  23. Кузнецов Н. П . Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России. Дис. …докт. юрид. наук. Воронеж, 1998.
  24. Манаев Ю.В. Обоснованность процессуальных решений следователя // Советское государство и право. 1978. № 5. С
  25. Незванова Г.Г. Проверка основания к возбуждению уголовного дела // Научные труды. Вып. 309. Ташкент, 1967.
  26. Павлов Н.Е. Обнаружение преступлений (уголовно-процессуальный аспект). М., 1995.
  27. Петуховский А . А. Уголовный процесс: Учебное пособие. М., 1998.
  28. Пионтковский А. О некоторых вопросах теории советского уголовного права // Социалистическая законность. 1950. № 11. С. 7 — 8.
  29. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов. М., 2002.
  30. Савитцкий Н.И. Возбуждение уголовного дела в советском военно-уголовном процессе. М., 1950.
  31. Советский уголовный процесс / Под ред. Б.А. Викторова. М., 1975.
  32. Советский уголовный процесс. Особенная часть / Под общ. ред. Б.А. Викторова, В.Е. Чугунова. М., 1976.
  33. Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского, Г.Н. Борзеикова. М., 1993.
  34. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. М., 2005.
  35. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2005.
  36. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2002.
  37. Ульянова Л.Т. О доказывании в стадии возбуждения уголовного дела // Вестник МГУ. № 3. 1971.
  38. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962.
  39. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении: Монография. М., 1997.
  40. Шурухнов Н.Г. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Учебное пособие. М., 1985.
  41. Якубов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Галузо. М., 1998.
  42. Яшин В. Н. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении. Дис… канд. юрид. наук. М., 1999.
  43. Яшин В.Н., Победкин А.В. Возбуждение уголовного дела (теория, практика, перспективы): Учебное пособие для вузов. М., 2002.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00041 sec

WordPress: 22.23MB | MySQL:118 | 1,650sec