Хулиганство как преступление против общественного порядка

<

042114 0929 1 Хулиганство как преступление против общественного порядка В диспозиции ст. 213 Уголовного кодекса хулиганство определяется как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества»1.

И в теории права до сих пор не сложилось единого понимания определения общественного порядка.

 

1.1. Общая характеристика преступлений против общественного порядка

 

Защита общественной безопасности приобрела в последние годы особое значение. Активизация террористических организаций, соне незаконных вооруженных формирований, рост проявлений бандитизма со стороны организованных преступных групп создают угрозу самим основам нормального функционирования государства и общества.

Борьба с терроризмом превратилась в международную проблему. Питательной средой для посягательств на общественную безопасность является экстремизм: религиозный, политический, националистический. Обладая нередко значительными финансовыми ресурсами, используя свои позиции в средствах массовой информации, экстремистские организации способны серьезно дестабилизировать ситуацию в обществе. В целях борьбы с этим опасным явлением был принят Федеральный закон от 25 июля 2002 г № 1 14-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

В главе 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности» содержатся статьи, предусматривающие ответственность за такие опасные виды посягательств на общественную безопасность, как терроризм (ст. 2051 УК), вовлечение в терроризм (ст. 205 УК), захват заложника (ст. 206 УК), ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК), создание и участие в незаконных вооруженных Формированиях (ст. 208 УК), бандитизм (ст. 209 УК), организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК), весовых беспорядков (ст. 212 УК). Перечисленные составы объединяет то, что в них не определен конкретный предмет посягательства, они не ограничены по месту совершения преступления и количеству его участников и поэтому их можно отнести к преступлениям против системы общественной безопасности, равно как и умышленные нарушения жизнеобеспечения населенных пунктов и других объектов (ст. 2151 и 2152 УК).

Кроме того, в гл. 24 УК содержатся специальные виды преступлений против общественной безопасности, в которых определены конкретные предметы посягательств. Это преступления, создают угрозу массового поражения людей, нарушения нормальной деятельности хозяйственных объектов и объектов социальной мости, опасного для здоровья людей заражения местности (с 216 – 221 УК).

Отдельные группы специальных преступлений против общественной безопасности составляют преступления, связанные с нарушением законодательства, регулирующего правила обращений оружием и взрывчатыми веществами (ст. 222—226 УК), а также преступления, посягающие на нормальную работу железнодорожного, водного и воздушного транспорта (ст. 211, ст. 227 УК).

Глава 24 УК также регулирует ответственность за преет посягающие на общественный порядок: хулиганство (ст. 213 вандализм (ст. 214 УК), включение этих статей в главу об обще ной безопасности оправдано отсутствием специальной главы о преступлениях против общественного порядка.

В главе 24 УК две статьи посвящены преступлениям, посягающим на общественный порядок: ст. 213 УК — хулиганство и ст. 214 УК — вандализм.

В связи с принятием 8 декабря 2003 г. Федерального закона ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс» ст. 213 УК, регулирующая вопросы ответственности за хулиганство претерпела значительные изменения. В новой редакции существенно сужен круг деяний, подпадающих под действие этой статьи. Некоторые составы преступления, например, нанесение из хулиганских побуждений побоев или причинение легкого вреда отнесены к числу преступлений против личности, где хулиганские побуждения выступают в качестве квалифицирующего признака.

 

1.2. Понятие хулиганства

 

Существует несколько теорий возникновения слов хулиган и хулиганство. По одной из таких теорий слово хулиганство произошло от древнерусского слова «хулить» и французского «gens» — люди. Толковый словарь В.Даля дает следующее определение слову «хулить» – т.е. не одобрять, порицать, хаять, порочить, унижать, осуждать и т.д. Кличку хулиган давали крепостным крестьянам, которые были в чем-то повинны и их хотели опорочить, унизить. По другой теории слово хулиганство произошло от английского «Hooligan» — по фамилии одной семьи проживавшей на территории Лондона в конце XVIII века и известной своей грубостью, вызывающим поведением и постоянными драками. А еще одна теория гласит, что слово «хулиган» произошло от наименования двух кланов американских индейцев хулиганов и апашей. Апаши всегда стремились завоевать хулиганов, но долгое время им это не удавалось, после завоевания, апаши за упорное сопротивление приписали им самые отрицательные качества.

В законодательстве дореволюционной России определение хулиганству не давалось, впервые о нем упоминал декрет СНК от 4 мая 1918 года «О революционных трибуналах». Уголовный кодекс РСФСР 1922 года стал первым кодексом, который выделил хулиганство в самостоятельный состав преступления. Статья 176 УК РСФСР 1922 года находилась в главе о преступлениях против жизни, здоровья, чести и достоинства личности и гласила: «Хулиганство, т.е. озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия – карается принудительными работами или лишением свободы на срок до одного года».

В уголовном кодексе 1926 года статья 76 давала уже несколько другое определение хулиганству и определяла его, как «озорные, сопряженные с явным неуважением к обществу действия» и отнесено оно было к преступлениям против управления. Впоследствии из УК было исключено указанное выше определение хулиганства. Президиум Верховного Совета СССР в Указе от 26 июля 1966 года «Об усилении ответственности за хулиганство» дал новое определение этому явлению, квалифицировав его как «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу». Такое же определение хулиганства стала содержать статья 206 Уголовного Кодекса 1960 года после издания вышеуказанного Указа Президиума Верховного Совета СССР.

Определение уголовно наказуемого хулиганства, которое дается в УК РФ), существенно отличается от определения уголовно наказуемого хулиганства по УК РСФСР).

Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» вновь изменил дефиницию хулиганства. Статья определила, что хулиганство, «есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».

Состав преступления, именуемого «хулиганство», в УК РФ претерпел достаточно сильные изменения, по сравнению с УК РСФСР:

ряд действий, квалифицировавшихся прежде по ст. 206 УК РСФСР, включены в соответствующие нормы раздела «Преступления против личности» нового УК как действия, совершенные из хулиганских побуждений, либо обрели самостоятельные составы;

диспозиция ч. 1 ст. 213 УК РФ дает следующее определение понятия уголовно наказуемого хулиганства: «Грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Это означает, что обязательными атрибутами хулиганства стали: насилие либо угроза насилия, либо уничтожение или повреждение чужого имущества, либо угроза уничтожения или повреждения чужого имущества. Данный признак вместе с грубым нарушением общественного порядка и проявлением явного неуважения к обществу является характеризующими признаками хулиганства;

    исключены слова, определяющие хулиганство как «умышленные действия». С субъективной стороны хулиганство характеризуется умышленной виной. Чаще всего хулиганство совершается с прямым умыслом, когда виновный сознает, что грубо нарушает общественный порядок и проявляет явное неуважение к обществу и желает этого. Однако возможны случаи хулиганства, когда субъект не желает, но сознательно допускает проявление явного неуважения к обществу. Например, скандал или драка, возникшие по личным мотивам, но в общественном месте, могут существенно нарушить интересы многих людей. Виновные в этом не желают специально нарушить интересы присутствующих граждан, но сознательно допускают такую возможность от своих действий. В таких случаях можно говорить о совершении хулиганства с косвенным умыслом.

В новой норме жестко ограничен объект уничтожаемого (повреждаемого) имущества; имеется в виду только чужое, тогда как для квалификации действий хулигана по признаку особой дерзости в прежней норме принадлежность уничтожаемого имущества на квалификацию никак не влияла.
Как и в прежней норме (ст. 206 УК РСФСР), не раскрыто содержание, вкладываемое в само понятие хулиганства.

Однако, не смотря на всю «замечательность» этого определения в нем, еще есть пробелы, например «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу». Но где же критерии позволяющие разграничивать «грубое» и «негрубое» нарушение общественного порядка, «явное» и «неявное» неуважение к обществу? На каком основании можно об этом судить? Еще одним проблемным местом является местоположение этой статьи в самом кодексе и связанные с этим проблемы в определении объекта данного преступления.

В Комментарии к УК РФ под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева дается следующая квалифицирующих признаков основного состава хулиганства, через которые определяется хулиганство в ст. 213 УК РФ: «Грубым нарушением общественного порядка следует считать действия, причинившие существенный ущерб личным или общественным интересам или выразившейся в злостном нарушении общественной нравственности… Явное неуважение к обществу представляет собой значительную степень неуважения, выражающуюся в действиях, которые затрагивают интересы многих людей или хотя бы одного, но любого члена общества, оказавшегося в том месте, где хулиганил виновный, и потому ставшего потерпевшим. В этом случае действия хулигана направлены не против конкретного лица по личным мотивам, а против любого, часто не знакомого ранее члена общества. Насилие как необходимый признак уголовно наказуемого хулиганства выражается в нанесении ударов, побоев, причинении боли или причинении легкого вреда здоровью»1.

Под насилием понимается (как минимум) умышленное причинение побоев или телесных повреждений. Причинение в процессе хулиганства тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется соответственно по ст. ст. 111 и 112 УК РФ (по признаку совершения этих действий «из хулиганских побуждений»). Для наступления же уголовной ответственности по ч. 1 ст. 213 УК РФ потерпевшему должен быть причинен легкий вред, т.е. вред, вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности (ст. 115 УК РФ), либо причинена физическая боль (ст. 116 УК РФ). Надо учитывать, что в диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ все же нет прямого указания на степень вреда здоровью, причиненного в результате хулиганских действий. Из этого следует, что под насилием в этой норме подразумевается не только причинение легкого вреда здоровью или побои, но и ограничение свободы передвижения путем отталкивания, связывания, удержания и т.п. действий.

«Угроза заключается в выраженном словесно или действиями намерении применить физическое насилие». К сожалению, в новом УК РФ законодатель не дал никакого определения понятию «угроза применения насилия». В связи с этим возникает ряд вопросов. В частности, подпадает ли под понятие «угроза» ситуация, когда во время хулиганских действий субъект угрожает человеку на словах, но при этом никаких практических действий, направленных на осуществление этой угрозы, не предпринимает; либо когда, высказывая угрозу на словах, лицо делает угрожающие жесты, однако на практическое осуществление угроз не идет. Разумеется, во втором случае можно точнее определить факт угрозы. Однако и в том, и в другом случае нельзя с достаточной уверенностью предвидеть поведение хулигана, оценить реальность осуществления угрозы. Главным фактором, характеризующим отличие «угрозы насилия» от реального насилия, является отсутствие какого-либо контакта между хулиганом и гражданами, поскольку наличие его — это уже не угроза, а насилие: даже если он просто взял за руку и удерживает, несмотря на просьбы отпустить. Вместе с тем «угроза» в смысле ч. 1 ст. 213 УК РФ – это не одно только высказывание о намерении, например, «проучить», а совершение конкретных поступков, направленных на реализацию такого намерения.

Бесконтактная блокировка, ограничивающая свободу граждан и исключающая для них возможность уйти, сопровождающаяся одновременным высказыванием в их адрес угрозы применить насилие, вполне может рассматриваться как психологическое насилие над человеком.
Аналогичным образом можно оценить и действия лица в случаях высказывания угроз с одновременным заряжением оружия, направлением его в сторону людей, прицеливанием в них либо подготовкой предмета для использования в качестве оружия – отбил горлышко у бутылки, оторвал доску от забора, поднял камень и т.п.

О реальной угрозе применения насилия могут свидетельствовать и слова хулигана, находящегося в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, которое лишает его возможности ориентироваться в ситуации и правильно оценивать ее, управлять собственной «тормозной системой» и, таким образом, делает его поведение практически непредсказуемым.

Надо учитывать также и эмоциональное, стрессовое состояние хулигана, высказывающего угрозы, когда есть все основания опасаться, что в таком состоянии человек не может контролировать свои действия и руководить ими. В каждом случае надо тщательно исследовать и причины невыполнения высказывавшихся угроз.

«Уничтожение чужого имущества заключается в полном приведении в негодность имущества, находящегося в любой форме собственности.
Повреждение чужого имущества означает нарушение целостности имущественных предметов, поломку механизмов тех или иных предметов, требующих ремонта и т.д.»

В ч. 1 ст. 213 УК РФ законодатель четко ограничил объект уничтожения или повреждения имущества принадлежностью его любому лицу, кроме самого хулигана.

Между тем отсутствие четких критериев, определяющих сущность нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, порождает трудности в практике применения норм. Так, по мнению Н. Иванова, «частые ошибки в квалификации деяния, расплывчатость формулировок норм дают основания усомниться в практической целесообразности и научной обоснованности выделения в УК специального состава преступления «хулиганство», поскольку «нормы ст. 206 УК превратились в беспрецедентное явление, «поглощающее» собой практически все преступления, вызывающие трудности в процессе квалификации на практике. Термин «хулиган» стал символом любого правонарушения, воплотив в себе универсальное смысловое значение понятия «вор» старого российского законодательства».

Мнение о нецелесообразности включения в новый УК РФ специального состава преступления – «хулиганство» при подготовке проекта нового кодекса высказывалось не раз. Главными аргументами сторонники этой позиции называли отсутствие надежного инструмента «распознания» мотивов и целей при совершении хулиганских действий, в связи с чем судебная практика допускает много ошибок. Это является одной из причин, по которой в 1996 году, как и в 1995 году, Верховным Судом рассмотрено более 49 тыс., наиболее частыми среди которых являются жалобы по делам о преступлениях против собственности, об умышленных убийствах, тяжких телесных повреждениях и о хулиганстве.

Кроме того, специалисты справедливо отмечают, что общественный порядок нарушается при совершении любых проступков и преступлений, равно как и любое правонарушение выражает явное неуважение к обществу.
Нет норм о хулиганстве в уголовных кодексах и ряда зарубежных стран (например, УК ФРГ, Австрии, Франции), до 1922 года нормы о хулиганстве отсутствовали и российском законодательстве, но были предусмотрены действия, которые в современном российском законодательном пространстве получили бы квалификацию как хулиганство.

Но надо иметь в виду, что специальным и обязательным объектом хулиганских действий в первую очередь является общественный порядок, и проявляются они в форме наглости, цинизма, бесстыдства и оскорбительности совершаемых деяний, как в отношении конкретных граждан, так и в отношении моральных устоев и нравственных правил общества в целом.
В судебной практике нередко встречаются дела, когда суды отказываются признавать действия хулиганскими только на том основании, что они совершались не в общественном месте и (или) в отсутствие очевидцев. Природа этих ошибок в том, что факторы, характеризующие обстоятельства и место совершения хулиганских действий, оцениваются отдельно от побудительных мотивов их совершения.

Между тем представляется, что применительно к хулиганству «общественным» является то место, где лицо совершает хулиганские действия, независимо от изначального его предназначения. Это могут быть места, которые традиционно принято считать общественными: улицы, парки, учебные заведения, учреждения культуры и т.п., а также и такие, например, как лес или пустырь, где присутствуют только два человека: хулиган и лицо, в отношении которого он совершает действия. Наконец, это может быть ситуация, когда хулиганские действия совершаются вообще в отсутствие каких-либо очевидцев, и к тому же в таком «месте», которое не принято считать общественным. Наиболее типичный пример — так называемое телефонное хулиганство1.

<

Но есть и другие примеры. Так, в связи с финансовыми и кадровыми трудностями, вдали от населенных пунктов, на развилке сельских дорог почтовое ведомство укрепило на столбе почтовый ящик, в который в определенные дни недели доставляло различную корреспонденцию, предназначенную для жителей, живущих в деревне, расположенной в десяти километрах. Корреспонденцию из этих ящиков в определенные дни забирал один из жителей деревни, имевший мотоцикл, и передавал ее по назначению. Случайно проезжавший на машине К., увидев почтовый ящик в столь необычном месте, поджег содержимое и, убедившись, что все сгорело, а ящик пришел в полную негодность, уехал. Объясняя мотив своего поступка, К. пояснил, что его просто «развеселило» наличие почтового ящика в столь необычном месте.

Совершенно очевидно: своими действиями К. грубо нарушил общественный порядок. При этом грубость в данном случае проявилась в совершении хулиганских действий, сопряженных с уничтожением чужого имущества. До 1997 года действия К. следовало квалифицировать по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР по признаку «особой дерзости», а по новому УК РФ – по ч. 1 ст. 213 по признаку уничтожения (или повреждения) имущества.

Таким образом, для признания действий хулиганскими важно не столько место их совершения и наличие очевидцев, сколько умысел лица, совершающего эти действия.

 

 

II. ХАРАКТЕРИСТИКА СТРУКТУРНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ, ОСНОВНЫХ ПРИЗНАКОВ ХУЛИГАНСТВА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕГО

 

Вопрос об объекте хулиганства вызывает определенные трудности в его определении. Несмотря на то, что российское уголовное законодательство более 80 лет предусматривает ответственность за хулиганство, в теории уголовного права нет единого мнения по вопросу об объекте данного преступления. Это явилось следствием ряда причин, в разных уголовных кодексах хулиганство относилось к разным видам преступлений. К тому же при совершении хулиганства вред причиняется многим общественным отношениям. А диспозиция статьи, предусматривающей уголовную ответственность за хулиганство, всегда имела достаточно сложную юридическую конструкцию.

Сложность состоит в соотношении родового, видового и непосредственного объекта хулиганства. Статья 213 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за хулиганство, включена в главу 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности» раздела IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Проблема состоит в том, что непосредственный объект преступления всегда должен находиться в той же сфере общественных отношений, что и его видовой объект.

Однако общественный порядок неизбежно нарушается при совершении любого преступления, административного проступка, гражданско-наказуемого деликта, аморального поведения. Следовательно, хулиганство не может иметь в качестве непосредственного объекта общественный порядок, поскольку этот объект является общим для всех без исключения деяний, нарушающих нормальное функционирование общества. В целом же общественный порядок, как совокупность отношений, определяющий поведение людей, нарушить невозможно, поскольку данная совокупность состоит из огромного конгломерата отдельных связей1.

В учебной литературе принято говорить о том, что родовым объектом данного преступления будет являться общественная безопасность, а видовым объектом преступлений, является совокупность общественных отношений, обеспечивающих безопасные условия жизни каждого члена общества, общественный порядок, безопасность личных, общественных или государственных. Непосредственным (основным) объектом является общественный порядок, а дополнительным – здоровье и телесная неприкосновенность граждан, а так же собственность в любой форме.

Спор по этому поводу ведется по сей день и каждая из спорящих сторон права по-своему. На наш взгляд, каждое преступление в той или иной степени затрагивает, как общественный порядок, так и интересы какой либо отдельной личности или группы личностей, поэтому считаю, что расположение статьи, а, следовательно, и объект данного преступления, должно зависеть от того, чьи интересы затрагиваются в большей степени.

Таким образом, вопрос об объекте хулиганства является открытым и требует тщательной проработки и регламентации законодателем с учетом накопленного за последние годы опыта.

Объектом хулиганства является общественный порядок. Грубыми его нарушениями считаются действия, причиняющие существенный ущерб общественным интересам (например, срыв массового мероприятия) либо грубо нарушающие личные интересы граждан (оскорбительное приставание, умышленное и длительное нарушение ночного покоя и т.п.).

В качестве основного признака хулиганства основным признаком является грубое нарушение общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу.

Общественный порядок — это сложившийся в обществе комплекс отношений между людьми, обеспечивающий общественное спокойствие, неприкосновенность личности и целостность собственности, нормальное функционирование государственных и общественных институтов. С точки зрения анализируемой статьи неважно, чем установлены нормы соблюдения общественного порядка – государством либо требованиями морали.

Общеюридическое определение общественного порядка было предложено И.Н. Даньшиным: «Общественный порядок – это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества»1.

М.И. Еропкин определял общественный порядок как «обусловленную интересами всего … народа …, регулируемую нормами права, морали, правилами … общежития и обычаями систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепление народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций»2.

А.В. Серегин характеризует общественный порядок как «урегулированную нормами права и иными социальными нормами систему общественных отношений, установление, развитие и охрана которых обеспечивают поддержание состояния общественного и личного спокойствия граждан, уважение их чести, человеческого достоинства и общественной нравственности»3.

Одно из основных различий в даваемых понятиях общественного порядка у этих исследователей состоит в том, что М.И. Еропкин, определяя круг отношений в данной сфере, выделяет в качестве основного критерия место их возникновения и развития (общественные места), а А.В. Серегин – содержание отношения.

Объективная сторона данного преступления состоит в совершении хулиганом действий направленных на нарушение общественного порядка выражающих явное неуважение к обществу совершенное с применением оружия или предметов используемых в качестве оружия, а так же в общественно опасных последствиях и причинно-следственной связи между действиями и последствиями. Предыдущая редакция статьи предусматривала в качестве обязательных признаков так же применение насилия к гражданам или создание угрозы такого применения и повреждение чужого имущества.

Объективная сторона преступления состоит из двух обязательных элементов:

а)    нарушение общественного порядка, выражающего явное не-
уважение к обществу;

б)    применение при этом оружия или предметов, используемых
как оружие.

На наш взгляд, под действиями, грубо нарушающими общественный порядок понимают такое поведение преступника, которое нарушает покой и отдых граждан, дезорганизует нормальную деятельность организаций, учреждений или предприятий, бывает сопряжено с посягательствами на общественную безопасность и порядок управления, либо создает серьезную угрозу наступления таких последствий и вызывает у граждан тревогу и опасения за неприкосновенность своих прав и интересов, не зависимо от того, где совершаются такие действия (улицы, парки, учебные заведения или лес, пустырь) и присутствовали ли при этом свидетели (потерпевший, один человек или вообще ни кого не было).

И административно наказуемые и уголовно наказуемые хулиганские действия направлены на причинение вреда общественному порядку. Зачастую, критерием разграничения этих действий служит величина причиненного общественному порядку вреда и степень общественной опасности деяний. Правоприменители вынуждены самостоятельно разрешать возникающие вопросы, опираясь на нормы морали, нравственности и общепринятые правила поведения.

Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение установленных в нем правил поведения, которое носит демонстративный характер. Оно может проявляться, например, в бесчинстве, унизительном обращении с гражданами, длительном характере посягательств, упорном, несмотря на замечания, совершении общественно опасных действий.

Внести некоторую ясность в этот вопрос пытался так же Пленум Верховного Суда РСФСР, который в п.6 постановления № 5 от 24 декабря 1991 года (в редакции постановления пленума от 21 декабря 1993г.) «О судебной практике по делам о хулиганстве» отметил следующее: «Решая вопрос об отграничении уголовно наказуемого хулиганства от мелкого, следует учитывать степень нарушения общественного порядка, которая определяется на основании совокупности обстоятельств дела, включая место и способ совершения противоправных действий. Их интенсивность продолжительность и т.д.»

Законодатель учел проблемы разграничения административного хулиганства и уголовного хулиганства при конструировании новой статьи и окончательно решил эту проблему указав на то, что уголовное хулиганство совершается только с применением оружия или предметов используемых в качестве оружия, если это не имело место, значит это административное хулиганство.

Явное неуважение к обществу, по мнению Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева представляет собой: «значительную степень неуважения, выраженную в действиях, которые затрагивают интересы многих людей или хотя бы одного, но любого члена общества, оказавшегося в том месте, где хулиганил виновный, и потому ставшего потерпевшим. В этом случае действия хулигана направлены не против конкретного лица по личным мотивам, а против любого, часто незнакомого ранее члена общества».

Под явным неуважением к обществу понимается пренебрежительное отношение к важнейшим правилам поведения, нравственным устоям и интересам общества, противопоставление себя другим гражданам или демонстрация своего мнимого превосходства над ними. Неуважение к обществу со стороны хулигана должно быть явным, то есть явно выраженным, бесспорно очевидным для самого виновного и для окружающих и осознаваемо ими. Явное неуважение к обществу воплощается в публичном характере хулиганских действий, грубо нарушающих общественный порядок. Причем публичность не следует сводить к присутствию очевидцев при совершении преступления, отождествлять с общественным местом и многолюдностью.

Как указывает судебная практика далеко не все хулиганские действия совершаются в общественных местах и при свидетелях.

Однако уголовно наказуемыми в качестве хулиганства эти посягательства признаются, только если они совершены с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 1 ст. 213 УК).

Ответственность по ч. 1 ст. 213 УК наступает не только при применении огнестрельного, холодного, пневматического или газового оружия, но и при использовании предметов хозяйственного и бытового назначения, которыми хулиган вооружился в процессе совершения преступления и которые были использованы им в качестве оружия, т.е. для поражения живой силы.

Под применением оружия и иных предметов понимается не только нанесение телесных повреждений потерпевшему, но и демонстрация оружия, связанная с попыткой нанесения таких повреждений.

Под признак применения оружия попадает любой предмет, который согласно экспертного заключения будет отнесен к какой-либо из перечисленных разновидностей оружия. Кроме того, законодатель указал, что оружием является любой предмет, который используется в качестве такового им может быть лопата, камень, палка, независимо от того, где и когда этот предмет был взят хулиганом, улучшил ли он его поражающее свойства или нет.

Некоторую сложность для судов представляет вопрос о применении хулиганом газового оружия. Газовое оружие — это оружие, предназначенное хотя и для временного, но поражения живой цели. К газовому оружию относятся не только газовые пистолеты и револьверы, но и механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами. Поэтому применение газового баллончика в процессе хулиганства должно квалифицироваться как преступление, совершенное с применением оружия, а не предметов, используемых в качестве оружия, как это иногда имеет место в судебной практике.1

Ярким тому примером может послужить следующее дело: Некто А. встретил незнакомую женщину и из хулиганских побуждений брызнул ей в лицо слезоточивым газом из газового баллончика, причинив телесное повреждение в виде химического ожога 1 — 2-й степени роговицы глаза, легкий вред здоровью. Верхне-Пышминский суд не только не признал газовый баллончик оружием, а даже и предметом, используемым в качестве оружия. В порядке надзора приговор отменен ввиду неправильного применения уголовного закона.

Под применением оружия или иных предметов следует понимать умышленное использование их поражающих свойств, реализуя которые виновный создает реальную опасность для жизни и здоровья людей.

Таким образом, моментом окончания данного преступления является фактическое применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Наступление общественно опасных последствий в виде вреда здоровью или жизни не требуется. Убийство, причинение тяжкого или среднего вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений, надлежит квалифицировать только по статьям 105, 111, 112 УК РФ.

Однако принято и такое мнение. Цель хулигана при угрозе оружием (иными предметами, используемыми в качестве оружия) ошеломить потерпевшего грубым насилием, вселить в него чувство страха, покуражиться, унизить честь, достоинство человека. Такой кураж хулигана зачастую может быть сопряжен с демонстративным заряжением оружия, направлением его в сторону людей, передергиванием затвора. Подобная угроза использования оружия способна нанести серьезный и порой непоправимый вред здоровью человека, нежели просто психическое насилие без демонстрации оружия. В этой связи надо признать, что угроза применения оружия в форме его демонстрации, приставление ножа к телу человека и т.д. независимо от наступивших последствий образуют хулиганство.1

Вместе с тем не может квалифицироваться по ст. 213 УК РФ демонстрация оружия, а также словесные угрозы применить оружие, попытки реального его применения, а равно использовав хулиганстве негодного или незаряженного огнестрельного оружия.

Не может квалифицироваться по ст. 213 УК насилие с использованием оружия, применяемое на почве неприязненных; взаимоотношений в кругу близких людей, в безлюдных местах. В то же время если такие действия совершаются в общественных местах и сознанием виновного охватывается, что они нарушают порядок в общественных местах, ведут к срыву общественных мероприятий, нарушению нормальной работы предприятия, учреждения, общественного транспорта и т.д., то их следует квалифицировать как уголовно наказуемое хулиганство.

Статьи 105, 111 и 112 УК предусматривают ответственность за убийство либо причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений. Поэтому если хулиганские последствия выразились только в причинении вреда здоровью или убийстве, то они квалифицируются по ст. 105, 111 или 112 УК. По совокупности со ст. 213 УК такие действия должны квалифицироваться, если имеется реальная совокупность посягательства на жизнь, здоровье из хулиганских побуждений с иными хулиганскими действиями.

Субъектом преступления по ч. 1 ст. 213 УК является лицо, достигшее 16-летнего, а по ч. 2 ст. 213 УК — 14-летнего возраста.

Хулиганство является преступлением с формально-материальным составом. Оконченным оно считается с момента совершения: либо только действий, грубо нарушающих общественный порядок, и выражающих явное неуважение к обществу, сопровождающихся применением насилия или угрозой его применения (формальный состав); либо с момента совершения этих действий, сопровождающихся уничтожением или повреждением имущества (материальный состав).

Субъективная сторона хулиганства характеризуется умыслом. Лицо сознает, что нарушает общественный порядок, желает его нарушить. Мотивы могут быть различными: озорство, стремление проявить себя через насилие, срыв массового мероприятия и т.д. Как правило, хулиганство совершается беспричинно, что выражается в отсутствии повода либо в использовании для совершения хулиганства малозначительного повода (отказ место в общественном транспорте, высказанное в адрес справедливое замечание и т.д.).

Важное значение для определения содержания и направленности умысла и отграничения хулиганства от других преступлений имеет установление мотива и цели преступления. Специфика субъективной стороны этого преступления заключается еще и в необычности мотива и цели хулиганских действий, ибо с точки зрения обычной житейской логики они бессмысленны. Однако в понимании хулигана подобные действия всегда четко мотивированны и строго целенаправленны. Мотив совершения хулиганства выражается в стремлении виновного утвердить свою гипертрофированную исключительность в сознании неопределенного круга лиц. Естественно, что хулиган может руководствоваться в своих действиях не одним, а несколькими мотивами, однако этот в любом случае доминирует. Цель хулиганства до примитивности проста, но для виновного желанна – ошеломить окружающих его людей наглым, грубым насилием, вселить в них чувство страха и тем самым подчинить, хоть на мгновение своей воле.1

На основе всего вышеизложенного хотелось бы отдельно остановиться на проблеме отграничения хулиганства от преступлений против личности.

До внесения изменений в статью 213 УК РФ большую сложность в судебной практике при рассмотрении дел о хулиганстве представляли вопросы его отграничения от преступлений против личности: субъективные и объективные стороны, которых почти не отличались. Теперь же статья четко указывает на то, что является хулиганскими действиями и проблем разграничения быть не должно.

Вместе с тем имеется ряд достаточно надежных критериев, используя которые можно более точно определить различия между «личными» и «хулиганскими» мотивами.

Первое, наиболее ярко выраженное отличие заключается в том, что при преступлениях против личности лицо, как правило, заранее готовится к преступлению, продумывает свои действия и намечает механизм их реализации. Его действия последовательны и логичны.

При преступлениях же против общественного порядка действия хулигана, как правило, непоследовательны, нелогичны и хаотичны. Такое поведение часто не связанно с личными неприязненными отношениями к кому либо и возникает спонтанно.

При преступлениях против личности действия субъекта, как правило, характеризуются расчетливостью, обдуманностью, коротки по времени, он всегда стремится достичь конкретного результата, сам контролирует свои действия и прекращает их по достижении желаемого результата. Кроме того, лицо всегда действует в «режиме» прямого умысла, направленного на причинение вреда здоровью и возможного косвенного умысла по отношению к последствиям. 1

При хулиганстве объективная сторона характеризуется расплывчатыми хаотичными действиями, слагаемыми из отдельных, изолированных друг от друга эпизодов, не связанных между собой. Насилие может быть направлено на один или несколько объектов. В числе потерпевших могут оказаться и случайные лица, не причастные к зарождению хулиганских действий.

Оценивая действия лица, совершающего хулиганские действия, следует иметь в виду, что в систему объектов, которым наносится вред, в первую очередь входит общественный порядок, который страдает нередко в большей мере, чем сам потерпевший. Одним из обязательных элементов хулиганских действий является отсутствие у лица целенаправленного желания достичь конкретного результата. Этот фактор помогает почти безошибочно сделать вывод, что данные действия являются хулиганскими.

Судебная практика показывает, что если при преступлениях против личности применяется какое-либо оружие, то оно, как правило, заранее подготовлено или специально приспособлено для повышения поражающих качеств; а используется не только целенаправленно, но и по прямому назначению. При совершении же хулиганских действий лицо, как правило, не готовит оружие заранее и часто применяет любые предметы, случайно оказавшиеся под рукой, а собственно оружие нередко использует непродуманно, нецеленаправленно и не по прямому назначению.

Причинение в процессе хулиганства тяжкого или средней тяжести вреда здоровью квалифицируется соответственно по ст. ст. 111 и 112 УК РФ (по признаку совершения этих действий «из хулиганских побуждений»).

Остается только отметить что за простое хулиганство предусмотренного ч.1 ст.213 УК РФ лицо наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

 

Глава III. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ ХУЛИГАНСТВА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НИХ

 

Квалифицирующие признаки хулиганства: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

 

3.1. Хулиганство, совершенное группой лиц

 

В 1996 году в УК законодатель предусмотрел деление хулиганства на злостное (п. «а», «б», «в» ч.2 ст.213 УК РФ) и особо злостное хулиганство (ч.3 ст.213 УК РФ). Изменения, которые были внесены в УК РФ в 2003 году исключили ч.3 ст.213 УК РФ 1996 года, а так же внесли существенные изменения в ч.2 ст.213, в том числе изменив и наказание за него. Так что осмелюсь предположить, что после внесенных изменений остались два вида хулиганства простое (ч.1 ст.213) и злостное хулиганство (ч.2 ст.213 УК РФ)

Злостное хулиганство по старой редакции статьи образовывали те же действия, что и простое хулиганство, но отличающееся совершением его группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство.

В новой редакции статьи 213 УК РФ злостное хулиганство образуют те же действия что и в старой, за исключением совершения хулиганства группой лиц без предварительного сговора и совершение хулиганства ранее судимым за хулиганство. Эти действия теперь не образуют злостного хулиганства, а вот что побудило законодателя исключить эти два «подвида» хулиганства непонятно.

Совершение хулиганства группой лиц (различными видами групп) – новый квалифицирующий признак, о необходимости которого давно говорила юридическая общественность.

Для признания наличия у группы хулиганов предварительного сговора необходимо установить, что эти лица заранее договорились о совместном совершении преступления. Применительно к организованной группе, содержание которой раскрывается в ч. 3 ст. 35 УК РФ, необходимо учитывать, что организатор группы, даже если он не принимал участия в хулиганских действиях, будет отвечать за преступления, на которые он направил группу. Совершение же кем-либо из членов группы действий, выходящих за пределы договоренности, является эксцессом исполнителя, другие участники группы за эти действия уголовной ответственности не подлежат. 1

На практике хулиганство довольно часто совершается компанией нетрезвых людей, как правило, без предварительного сговора, когда каждый соисполнитель совершает преступные действия исключительно в меру своего разумения, что не делает это преступление менее опасны.

Совершение хулиганства группой лиц означает, что в нем совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора (ч. 1 ст. 35 УК). Действия хулиганов могут быть направлены на совершение единых деяний (например, на избиение гражданина или уничтожение чужого имущества), но могут заключаться и в выполнении разных деяний, составляющих объективную сторону хулиганства (к примеру, один наносит побои, а другой — повреждает чужое имущество). Однако и в последнем случае такие действия должны быть согласованными, каждый из соисполнителей должен осознавать, что участвует в совместном совершении преступления.

То же самое (кроме предварительного сговора на совместное совершение преступления) можно сказать и о совершении хулиганства группой лиц по предварительному сговору. Так, по делу Болдачева и Хусаинова судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было отмечено, что суд необоснованно указал, что хулиганство совершено по предварительному сговору группой лиц. Между тем, как видно из материалов дела и из описательной части приговора, каждый из виновных действовал в отношении потерпевших самостоятельно и данных о том, что они избивали потерпевших группой по предварительному сговору, нет, потому этот квалифицирующий признак хулиганства исключен из приговора

Хулиганство признается совершенным организованной группой, когда оно совершается устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения, как правило, нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК). Об устойчивости группы могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между членами, согласованность их действий, длительность существования и т.д.

Едва ли найдется много примеров, когда участники организованных групп специально объединялись для совершения нескольких хулиганств. Хотя подобные факты, понятно, не исключены, в большинстве случаев организованные группы все же создаются для совершения иных преступлений1.

При этом следует все же иметь в виду, что организатор группы, даже если он не принимал участия в конкретных действиях, будет отвечать за преступления, на которые он направил группу. Совершение кем-либо из членов группы действий, выходящих за пределы договоренности, является эксцессом исполнителя, и другие участники группы за эти действия уголовной ответственности не подлежат.

Скорее всего, на наш взгляд, совершение хулиганства группой лиц без предварительного сговора будет квалифицироваться, как простое хулиганство, а рецидив хулиганства не имеет теперь значения. Остается надеяться, что ситуация прояснится после издания комментария и после того, как начнется активное применения новых статей правоохранительными органами.

3.2. Хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу

 

Хулиганство, сопряженное с сопротивлением, является сложным преступлением, так как оно складывается из двух действий – хулиганства и сопротивления, каждое из которых взятое изолированно, представляет из себя самостоятельное преступление. Для квалификации таких действий необходимо исходить из наличия или отсутствия внутренней связи между ними. Если между хулиганством и сопротивлением отсутствует внутренняя связь, то эти действия образуют совокупность преступлений, иначе – образуют состав злостного хулиганства.

К представителям власти относятся работники милиции, народные дружинники и военнослужащие, привлеченные к охране общественного порядка, а также иные лица, на которых возложены функции представителей власти. Под представителем власти, согласно примечания к ст. 318 УК РФ, следует понимать должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Ответственность по ч. 2 ст. 213 УК за сопротивление представителями власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, наступает при физическом противодействии таким лицам в процессе пресечения ими хулиганских действий.

Пресечение может выражаться как в прямом применении силы хулигану, так и в иных действиях (например, попытка вызвать наряд милиции, защитить потерпевшего). Просьбы и увещевания стороны посторонних лиц не могут рассматриваться как пресечение хулиганских действий.

Не имеет значения для квалификации, применялось ли оружие в ходе такого сопротивления против лиц, пресекающих хулиганских действия с применением оружия или предметов, используемых ячестве оружия.

Не могут квалифицироваться по ч. 2 ст. 213 УК действия, связанные с сопротивлением представителям власти или иным лицам задержании после окончания хулиганских действий. Такое сопротивление квалифицируется самостоятельно в зависимости от его актера и тяжести наступивших последствий.

Мелкое хулиганство, влекущее административную ответственность, связанное с сопротивлением лицам, которые пресекают мелкое хулиганство, не должно квалифицироваться по ч.2 ст.213 УК РФ. Такие действия в зависимости от характера сопротивления надлежит квалифицировать либо по ст.318 УК РФ либо по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за посягательство на личность.

Санкции за данное преступление:

по части 1 ст. 213 УК — обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо лишение свободы на срок до лет;

по части 2 ст. 213 УК — лишение свободы на срок до 7 лет.

При оказании сопротивления с применением насилия представителям власти в процессе совершения хулиганских действий деяние подпадает под признаки ч. 2 ст. 213 УК РФ, квалификации по совокупности со ст. 318 УК РФ не требуется. Если сопротивление с применением насилия было оказано после окончания хулиганских действий с целью избежать задержание, все содеянное будет квалифицироваться по совокупности по ст. 213 и 318 УК РФ. Также по совокупности ст. 213 и ч. 2 318 УК РФ должно квалифицироваться сопротивление представителям власти в процессе хулиганских действий, соединенных с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, не являющегося представителем власти, но пресекающем хулиганские действия, следует квалифицировать по совокупности по ст. 213 и ст. 111, 112 УК РФ в зависимости от характера вреда причиненного личности.

Распространенность преступных посягательств на личность, имущество, общественный порядок и общественную безопасность, совершаемых из хулиганских побуждений, их высокая общественная опасность, низкий уровень противодействия со стороны общества в целом – все это обуславливает более активное принятие мер по повышению эффективности деятельности, направленной на устранение, сведение к минимуму этого социального зла, на искоренение причин и условий, способствующих его существованию1.

Пожалуй, главной проблемой ответственности за хулиганство, обусловленной действующей редакцией ст. 213 УК, является декриминализация некоторых очень распространенных и обладающих высокой общественной опасностью форм хулиганства. Это касается, прежде всего, тех форм хулиганства, не связанного с насилием или причинением ущерба собственности, которые раньше выражались в законодательных определениях «исключительный цинизм» и «особая дерзость», а так же исключение из статьи усиления наказания за рецидив хулиганства.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г №63-ФЗ (в ред. ФЗ № 161-ФЗ от 29 .12.2005 г.) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. ФЗ от 9 января 2006 г.) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  4. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ с доп. и изм., внесенными федеральными конституционными законами от 15 декабря 2001 г и от 4 июля 2003 г // СЗ РФ. 1997. № 1.
  5. Федеральный закон от 25 июля 2002 г № 1 14-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // СЗ РФ. 2002. Ст. 3031.
  6. Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации».
  7. ФЗ от 13.12.96 N 150-ФЗ «Об оружии» (принят ГД ФС РФ 13.11.96).
  8. Уголовный Кодекс РСФСР Утв. ВС РСФСР 27.10.60 (ред. от 30.07.96).
  9. Постановление Пленума ВС РФ от 24 декабря 1991 г. N 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 N 11, от 25.10.96 N 10).
  10. Андрусенко Е.А., Условия ответственности за хулиганство. Душанбе, 1972.
  11. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2004.
  12. Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М., 1973.
  13. Еропкин М. И. Управление в области охраны общественного порядка. М., 1951.
  14. Иванов Н. Хулиганство: проблемы квалификации // Российская юстиция. 2000. № 8
  15. Зарубин В.И. Понятие общественного порядка, как объекта хулиганства // Российского права, 2001. №8.
  16. Калмыков В.Т. Хулиганство и меры борьбы с ним. Минск, 1979.
  17. Комментарий к УПК РФ / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М., 2005.
  18. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / От.в ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
  19. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть // Под общ. ред. проф. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 2003.
  20. Коржанский Н.И. Квалификация хулиганства. Волгоград, 1989.
  21. Куделич А.В. Уголовно-правовая охрана общественного порядка в современной России: Автореф. дисс. : докт. юрид. наук. М., 2000.
  22. Курченко В. Квалификация особо злостного хулиганства // Законность, 1998. №7
  23. Лысов М.Д. Логико-структурный анализ понятия и признаков преступления
    в действующем УК РФ // Государство и право. 1997. N 12.
  24. Ляпунов Ю. Соотношение хулиганства и преступлений против личности //Советская законность, 1980, №9
  25. Мальцев В. Ответственность за хулиганство // Законность №7, 2000.
  26. Петелин Б. Установление умысла по делам о хулиганстве. М., 1980.
  27. Российское уголовное право: Курс лекций. Т. 1. Преступление / Под ред. А. И. Коробеева. Владивосток, 2002.
  28. Серегин А. В. Советский общественный порядок и административно-правовые средства его укрепления. М., 1975.
  29. Толковый словарь русского языка в 4-х томах. В.Даля. Т. 4 М., 2000.

    Уголовное право. Общая и Особенная части / Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, А.А. Энгельгарда. М., 2000.

  30. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова — М.: Проспект, 2003.
  31. Уголовное право. Общая часть / Под общ. ред. В.И. Радченко.–М.: ЗАО «Юстицинформ», 2004.
  32. Уголовное право Российское право Российское Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева.–М.: ИНФРА-М, 2005.
  33. Шубин В.В. Рассмотрение уголовных дел о хулиганстве. М., 1980.
  34. Халдеев Л. Ответственность за хулиганство // Российская юстиция. 1997. № 5

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1MB/0.00059 sec

WordPress: 21.93MB | MySQL:123 | 1,566sec