Заключение под стражу и домашний арест – их место в системе мер пресечения

<

042414 1057 1 Заключение под стражу и домашний арест – их место в системе мер пресечения Все производство по уголовному делу слагается из принимаемых, органом дознания, следователем, прокурором и судом разного рода процессуальных решений и совершаемых в соответствии с этими решениями процессуальных действий. Эти решения и действия всегда, так или иначе, затрагивают чьи-либо права и интересы (граждан, учреждений, предприятий, организаций). Они нередко бывают связаны с определенными ограничениями (иногда весьма существенными) возможностей граждан пользоваться принадлежащими им правами и свободами. Необходимость такого рода ограничений обусловлена прежде всего необходимостью решения задач уголовного судопроизводства (раскрытие преступления, изобличение виновного или виновных, привлечение изобличенных к ответственности, охрана прав и интересов законопослушных граждан и т. д.). Но далеко не все и не всегда готовы добровольно претерпевать подобные ограничения и соблюдать требования. В связи с этим органы, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность, наделяются достаточно широкими полномочиями по применению различных мер процессуального принуждения1.

Такие меры могут проявляться в неодинаковых по своему содержанию и последствиям властных действиях. В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на основании ст. 117 УПК судом на них может быть наложено денежное взыскание в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда. Возможно дополнение мер процессуального принуждения и мерами административного и даже уголовного наказания. К примеру, за неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленный в суде порядок, ч. 1 ст. 17.3 КоАП предусматривает возможность наложения административного штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда или административного ареста на срок до 15 суток. За неисполнение законного распоряжения судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, ч. 2 той же статьи КоАП допускает наложение административного штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда. По ст. 17.5 КоАП такое же наказание может» быть применено за воспрепятствование работодателем или лицом, его представляющим, явке в суд присяжного заседателя для участия в судебном разбирательстве.

Меры процессуального принуждения обычно различаются по своему содержанию и целям их применения. Одни из них призваны обеспечить явку в суд, прокуратуру или органы расследования тех или иных лиц (специалиста, эксперта, обвиняемого или подозреваемого и т. д.), другие (обыск, выемка, освидетельствование, помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для исследования и др.) — получение доказательств, третьи (наложение ареста на имущество или на ценные бумаги) — обеспечение исполнения приговора в части имущественных взысканий и т. д. В сущности, все процессуальные решения, а также процессуальные действия неразрывно связаны с применением мер, содержащих в той или иной степени элементы принуждения1.

Наиболее близкие по практической значимости меры процессуального принуждения сведены законодателем в единый раздел IV (гл. 12— 14) УПК2. С учетом конкретной направленности решаемых процессуальных задач, а также особенностей применения все эти меры подразделены на три относительно самостоятельные группы, каждой из которых в названном разделе УПК посвящена отдельная глава (см. рис.).

 

Задержание

(глава 12)

Меры пресечения

(глава 13)

Иные меры процессуального принуждения (глава 14)

 

Рисунок – Меры процессуального задержания в УПК РФ

При применении мер процессуального принуждения огромное значение имеет неукоснительное соблюдение положений ст. 21 Конституции РФ1, воплощающей в себе одновременно правовые и общепризнанные нравственные требования, которые зафиксированы и в ряде авторитетных международных документов, касающихся защиты прав человека и его основных свобод. Суть этих требований заключается в запрете подвергать людей пыткам или обращению, сопряженному с жестокостью, бесчеловечностью либо унижением человеческого достоинства. Они представляют собой нормы общего характера, которые относятся ко всем процессуальным действиям.

Требования подобного рода обусловливают наличие в законодательстве, регламентирующем производство по уголовным делам, предписаний, направленных на исключение при любом процессуальном действии, в том числе при применении мер процессуального принуждения, любых форм насилия, угроз, домогательства, а равно бесчеловечного или унижающего достоинство обращения с теми, кто в том или ином качестве оказался вовлеченным в уголовное судопроизводство. К их числу можно отнести следующие прямые предписания:

о запрете действий и решений, унижающих честь участников уголовного судопроизводства, их достоинство либо создающих опасность для их жизни и здоровья (ч. 1 ст. 9 УПК);

о недопустимости принуждения к даче показаний путем применения пыток, насилия, издевательств, угроз, шантажа и других подобных действий (ч. 2 ст. 9 УПК и ст. 302 УК);

о том, что при производстве следственных действий недопустимо применение к кому бы то ни было насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в таких действиях лиц (ч. 4 ст. 164 УПК);

о том, что личный обыск производится только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых и специалистов того же пола (ч. 3 ст. 184 УПК);

о том, что при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица, и что освидетельствование в этом случае производится врачом (ч. 4 ст. 179 УПК).

Приведенные и им подобные предписания приобретают особую актуальность при применении мер процессуального принуждения, включая в первую очередь такие меры, которые связаны с лишением свободы. Они должны соблюдаться неукоснительно применительно к любому находящемуся под стражей обвиняемому или подозреваемому. Следует помнить, что всякий, даже самый опасный, преступник остается злодеем, пока он разгуливает на свободе. Но оказавшись под надежной стражей, он сразу же переходит в разряд тех, к кому надо относиться с чувством сострадания. Тем более гуманность и чувство сострадания необходимы по отношению к тому, кто пока еще по суду не признан виновным в совершении преступления и кого в силу презумпции Невиновности — каким бы тяжким ни было его обвинение и какими бы при этом ни были имеющиеся против него улики — нужно считать невиновным1.

Задержание подозреваемого — мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК). Суть этой меры заключается в кратковременном, лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, в целях выяснения его личности, причастности к преступлению и решения вопроса о применении к нему меры пресечения — как правило, заключения под стражу.

Основанием для задержания кого-либо по подозрению в совершении преступления должны быть конкретные обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 91 УПК К ним отнесены следующие случаи:

1) когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Такого рода обстоятельства нередко вполне справедливо именуют «явными основаниями» для подозрения лица в совершении преступления.

Задержание возможно также при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления (ч. 2 ст. 91 УПК). Данными подобного рода служат нередко, в частности, полученные из достаточно надежных источников результаты оперативно-розыскной деятельности, по которым можно сделать предположение о совершении конкретней лицом преступления. Но задержание на основании таких данных допускается лишь в том случае, если:

а) подозреваемый пытался скрыться;

б) он не имеет постоянного места жительства;

в) не установлена его личность;

г) прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Непременным условием для применения задержания по любому из названных в законе оснований является наличие данных о том, что задерживаемое лицо подозревается в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Задержание подозреваемого носит неотложный, экстренный характер и применяется к лицу, которое еще не является обвиняемым. Поэтому срок его строго ограничен — он не может превышать 48 часов. Изъятием из этого правила можно было бы считать предписание ч. 4 ст. 81 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 г.1, где сказано: «В случае обнаружения на судне, находящемся в плавании, признаков преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации, капитан судна обязан задержать лицо, подозреваемое в совершении такого преступления, до передачи его компетентным органам в ближайшем порту или ближайшем населенном пункте. Исключение из этого правила предусмотрено и п. «ж» ст. 12 федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении»1 от 30 мая 2001 г., допускающим продление задержания на срок до 3 месяцев.

Цели применения данной меры процессуального принуждения во многом совпадают с целями применения мер пресечения: они заключаются в намерении органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, пресечь возможность подозреваемому скрыться, совершить новое преступление, помешать расследованию и т. п. Вместе с тем задержание подозреваемого имеет и свои, самостоятельные цели. Предназначение данной меры состоит в том, чтобы при строжайшем соблюдении конституционного права каждого на свободу и личную неприкосновенность и непременном учете того, что задержанным по подозрению в совершении преступления по воле случая может оказаться и невиновный, позволить органам расследования и прокурору в экстренных случаях решить вопрос о применении к задержанному в законном порядке необходимой меры пресечения либо о его освобождении и снятии с него подозрения. На все это отводится органам расследования и прокурору 48 часов — краткий срок, который в случаях применения к подозреваемому мер пресечения, не требующих судебного решения, как правило, никто продлить не вправе.

Только при рассмотрении вопроса об избрании в отношении задержанного подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста судья вправе принять решение о продлении срока задержания. Оно допускается (при условии признания судом задержания законным и обоснованным) не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания, (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК).

Другими словами, срок задержания подозреваемого и в случае его продления судьей в целом ограничен — он не должен превышать в общей сложности 120 часов.

Поскольку задержание имеет неотложный характер и является одной из форм лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, то в ст. 92 УПК установлен сравнительно строгий порядок применения данной меры. После доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в течение не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания и разъяснены подозреваемому его права, предусмотренные ст. 46 УПК. Протокол задержания служит основанием для водворения задержанного в изолятор временного содержания (ЛВС). На практике такое водворение почти всегда сопровождается личным обыском задержанного. Обыск проводится в соответствии с требованиями ст. 93 и 184 УПК, но без вынесения судьей специального постановления об этом. Результаты обыска отражаются в протоколе задержания подозреваемого (ст. 476 УПК— приложение 28).

О произведенном задержании ст. 96 УПК обязывает орган дознания, дознавателя или следователя сообщить прокурору в письменном виде до истечения 12 часов с момента задержания подозреваемого. Не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого должен быть уведомлен кто-либо из его близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставлена возможность такого уведомления самому подозреваемому. При задержании военнослужащего об этом уведомляется командование соответствующей воинской части. О задержании гражданина или подданного другого государства до истечения 12 часов с момента задержания уведомляется посольство или консульство соответствующего государства. В соответствии с имеющимися международными договорами Российской Федерации это должны делать, как правило, прокуроры, осуществляющие надзор за соблюдением законов органами, задержавшими подозреваемого.

При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться. При задержании несовершеннолетнего, однако, уведомление должно быть осуществлено в любом случае.

Если у задержанного остались без присмотра и помощи несовершеннолетние дети, другие иждивенцы либо престарелые родители, нуждающиеся в постороннем уходе, то дознаватель, следователь или прокурор обязаны принять меры по их передаче на попечение соответствующих родственников или других лиц либо поместить в соответствующие детские или социальные учреждения. Должны быть также приняты меры по обеспечению сохранности имущества и жилища задержанного. О принятых мерах уведомляется задержанный.

Задержанный подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

Более четко в УПК регламентированы основания и порядок освобождения задержанного из-под стражи. Он подлежит освобождению по постановлению дознавателя, следователя или прокурора, если:

– не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

– отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

– задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК.

Подозреваемый подлежит освобождению также по истечении 48 часов с момента задержания, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК. Решение о таком освобождении принимает непосредственно начальник места содержания задержанного в случае неполучения соответствующего постановления судьи (ч. 3 ст. 94 УПК и ст. 50 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г.1).

При освобождении подозреваемого из-под стражи ему выдается справка, в которой указываются, кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения.

В соответствии с положениями ст. 125 УПК решение о задержании может быть обжаловано в суд по месту производства предварительного расследования.

Для некоторых категорий лиц в УПК предусмотрен особый порядок задержания. В соответствии со ст. 449 он установлен в отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей, прокуроров, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий. Специфика такого порядка заключается в том, что при наличии оснований и условий, предусмотренных ст. 91 УПК, перечисленные лица могут быть подвергнуты рассматриваемой мере процессуального принуждения лишь в случае задержания на месте совершения ими преступления. Во всех остальных случаях любое из этих лиц, задержанное по подозрению в совершении преступления, после установления его личности подлежит немедленному освобождению.

При характеристике задержания как меры процессуального принуждения, применяемой при производстве по уголовным делам, важно иметь в виду, что правоприменительной практике известны другие разновидности задержания. Широкое распространение имеет, например, задержание, именуемое административным. Такого рода задержание, осуществляемое в связи с производством по делам об административных проступках, в соответствии со ст. 27.5 КоАП не должно превышать 3 часа с момента доставления в орган, осуществивший задержание, либо с момента вытрезвления лица, задержанного в нетрезвом виде.. В исключительных случаях (они перечислены в ч. 2 и 3 той же статьи КоАП) допускается административные задержание на срок до 48 часов.

От всех остальных мер процессуального принуждения меры пресечения отличаются рядом специфических признаков: во-первых, они применяются, как правило, только в отношении лиц, признанных в установленном порядке обвиняемыми, а в исключительных случаях — подозреваемыми;

во-вторых, это цели их применения — пресечение возможности совершения обвиняемым действий, препятствующих производству по конкретному уголовному делу;

в-третьих, это особые основания их применения;

в-четвертых, названные меры имеют личный характер: они представляют собой ограничения личной свободы конкретного обвиняемого или подозреваемого. Степень их строгости зависит от основательности опасений ненадлежащего поведения конкретного обвиняемого (скроется, будет уклоняться от исполнения приговора, воспрепятствует установлению истины и т. п.), от учета сведений, характеризующих личность данного лица (возраст, состояние здоровья, семейное положение и др.).

должна быть сделана соответствующая отметка в процессуальном УПК содержит исчерпывающий перечень мер пресечения, закрепленный в ст. 98. К ним отнесены следующие меры.

Заключение под стражу (ст. 108 УПК) — самая строгая из всех предусмотренных действующим законодательством мер пресечения. Она представляет собой временное лишение свободы обвиняемого или подозреваемого путем помещения его на период производства по делу в место предварительного заключения: следственный изолятор уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ; следственный изолятор органов федеральной службы безопасности; изолятор временного содержания органов внутренних дел (местной милиции); изолятор временного содержания Пограничных Войск. Местом предварительного заключения для обвиняемых или подозреваемых, являющихся военнослужащими, может служить гауптвахта.

<

Сущность домашнего ареста в меры в виде пресечения согласно ст. 107 УПК заключается в том, что при наличии достаточных оснований по решению суда свобода передвижения обвиняемого (подозреваемого) на определенной территории и в определенное время может быть ограничена, а кроме этого, ему может быть запрещено: 1) общаться с определенными лицами; 2) получать и отправлять корреспонденцию, 3) вести переговоры с использованием любых средств связи.

Данная мера пресечения существовала еще в дореволюционной России. Ее сущность сводилась к тому, что обвиняемому запрещалось покидать место жительства, во исполнение чего к нему приставлялась стража. Ввиду сложности осуществления данная мера пресечения применялась, как правило, только к больным и к лицам видного общественного положения1. Домашний арест был предусмотрен и УПК РСФСР 1923 г., однако в дальнейшем эта мера пресечения была упразднена.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ И ДОМАШНИЙ АРЕСТ: ОСНОВАНИЯ И УСЛОВИЯ ПРИМЕНЕНИЯ

 

Для того, чтобы применение мер пресечения не привело к злоупотреблениям, к попранию прав и свобод граждан, установлен строгий порядок их применения.

Во-первых, они могут применяться лишь при наличии соответствующих оснований. В соответствии со ст. 97 УПК общими для всех мер пресечения основаниями являются подтвержденные достаточными доказательствами данные о том, что обвиняемый:

– скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

– может продолжать заниматься преступной деятельностью;

– может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, т. е. может совершать действия, мешающие установлению истины;

– в случае его осуждения и вынесения обвинительного приговора он будет уклоняться от исполнения приговора.

В исключительных случаях возможно применение таких мер и к подозреваемому (ст. 100 УПК). Однако применение их к последнему законом ограничено довольно кратким сроком: он не должен превышать 10 суток с момента применения любой из этих мер. При этом если подозреваемый был сначала задержан, а затем заключен под стражу, то срок применения к нему меры пресечения исчисляется с момента задержания. Если в течение десяти суток обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения подлежит немедленной отмене.

При отсутствии оснований мера пресечения заменяется получением у обвиняемого или подозреваемого письменного обязательства своевременно являться по вызовам, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщить об этом. Лицу, у которого получено такое обязательство, разъясняются последствия его нарушения, которыми может быть избрание меры пресечения или применение такой иной меры процессуального принуждения, каковой является привод. О том, что разъяснение состоялось, делается, соответствующая отметка в обязательстве.

Во-вторых, при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определении ее вида помимо оснований должны учитываться также тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (ст. 99 УПК).

В-третьих, чтобы применение меры пресечения было законным и обоснованным, ее избрание должно быть оформлено надлежащим образом. Поэтому на дознавателя, следователя, прокурора или судью возложена обязанность выносить постановление, а на суд — определение. В этих процессуальных документах надлежит приводить прежде всего данные о преступлении, в совершении которого лицо подозревается или обвиняется, и об установленных основаниях для применения соответствующей меры пресечения. Копия постановления или определения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено. Одновременно этому лицу разъясняется порядок обжалования решения об избрании меры пресечения, установленный ст. 123—127 УПК Защитнику или законному представителю подозреваемого, обвиняемого копия может быть вручена по их просьбе.

Процессуальное оформление применения таких мер, как подписка о невыезде, личное поручительство, отдача несовершеннолетнего под присмотр, залог требует составления и некоторых иных документов (ст. 102, 103, 105 и 106 УПК), например, письменного обязательства не отлучаться без разрешения с места жительства, обязательства о поручительстве.

В-четвертых, для более строгих мер пресечения требуются и другие специальные гарантии их законного и обоснованного применения. Так, для применения залога следователем или дознавателем требуется согласие прокурора (ч. 2 ст. 106 УПК); домашний арест и заключение под стражу применяются по решению суда (ч. 2 ст. 107, ч. 1 ст. 108 УПК).

Заключение под стражу в качестве меры пресечения и содержание под стражей в досудебном производстве допускается только по судебному решению. Изменился порядок избрания этой меры пресечения, порядок продления срока содержания под стражей, отмены этой меры пресечения, что, безусловно, повышает гарантии защиты личности от незаконного и необоснованного ограничения ее прав и свобод.

Домашний арест, как и заключение под стражу, состоит в ограничении свободы обвиняемого (подозреваемого). Но, в отличие от заключения под стражу, при домашнем аресте ограничение свободы осуществляется не путем помещения обвиняемого (подозреваемого) в следственный изолятор, а посредством установления судом ограничений, связанных со свободой передвижения обвиняемого (подозреваемого), и прежде всего его изоляцией в собственном доме либо в ином жилище, но без выставления милицейской или иной стражи, которая охраняла бы жилище арестованного и самого арестованного и не допускала бы его выхода из собственного жилища2. Ограничения, связанные со свободой передвижения, могут иметь и другие формы: не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения суда; не посещать работу, учебное заведение и вообще не покидать свое жилище либо на всем протяжении действия избранной меры пресечения, либо на тот или иной срок, определяемый судом.

В процессе производства по уголовному делу не исключается изоляция обвиняемого (подозреваемого) на дому лишь на определенное время (например, с 20 часов до 7 часов утра ежедневно, кроме выходных и праздничных дней).

Надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого), в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста (ст. 107 УПК) или заключение под стражу (ст. 108 УПК), обеспечивают орган или должностное лицо, осуществляющие надзор за соблюдением установленных ограничений, а также администрация места содержания под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений.    

Прокурор не санкционирует меры пресечения, которые избираются по судебному решению, но без его согласия дознаватель и следователь не вправе ходатайствовать перед судом об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также домашнего ареста. Согласие прокурора требуется при вынесении следователем или дознавателем постановления о возбуждении перед судом ходатайства об отмене (изменении) меры пресечения, избранной
по судебному решению.    .

Заключение под стражу— самая строгая мера пресечения, предусмотренная ст. 108 УПК. Ее применение представляет собой максимально острое вторжение в сферу прав граждан на свободу и личную неприкосновенность, гарантированных Конституцией РФ1 (ст. 22), Декларацией прав и свобод человека и гражданина (ст. 8)2. В Международном пакте о гражданских и политических правах (1976 г.)3 установлено, что никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей.

Никто не должен быть лишён свободы иначе как на указанных в законе основаниях и в соответствии с той процедурой, которая установлена законом.

Согласно ст. 22 Конституции РФ мера пресечения заключение под стражу допускается только по судебному решению. Это конституционное положение выражено в ст. 10 и 108 УПК, определивших, что данная мера пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет.

Избрание именно этой меры пресечения допускается при невозможности применить в отношении обвиняемого (подозреваемого) иную, более мягкую меру пресечения.

Для решения вопроса о содержании под стражей подозреваемого или обвиняемого надлежит в каждом случае устанавливать, имеются ли иные обязательства, кроме указанных в ч. 1 ст. 108 УПК, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К ним могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п. «Рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому, обвиняемому в качестве меры пресечения заключение под стражу, суды не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении»1.

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, если подозреваемый, обвиняемый нарушил ранее избранную меру пресечения либо не имеет постоянного места жительства на территории РФ или личность его не установлена, а также если он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Следует иметь в виду, что применение данной меры пресечения обусловлено рядом дополнительных условий, а именно:

  1. она избирается исключительно по решению суда, путем возбуждения прокурором, а также дознавателем или следователем с согласия прокурора соответствующего ходатайства (и. 1 ч. 1 ст. 29, ч. 2 ст. 107, ч. 3 ст. 108, приложение 100 к ст. 476, приложение 6 к ст. 477 УПК);
  2. при совершении обвиняемым (подозреваемым) преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, и при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения (ч. 2 ст. 107, ст. 108 УПК). Лишь в исключительных случаях данная мера пресечения может быть избрана в отношении обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы до двух лет;
  3. она избирается при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения (ч. 1 ст. 108 УПК);
  4. к несовершеннолетнему лицу данная мера пресечения по общему правилу может быть применена в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Лишь в исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления средней тяжести (ч. 2 ст. 107, ч. 2 ст. 108 УПК);
  5. если ходатайство о применении данной меры пресечения
    возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном ст. 91 и 92 УПК, то постановление и соответствующие материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства, должны быть предоставлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания;
  6. решение о применении домашнего ареста в качестве меры пресечения выносится по результатам судебного заседания, проводимого с участием сторон (подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника и др.). Об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста судьей выносится мотивированное постановление, а коллегиальным составом суда — мотивированное определение.

    В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, а также указываются орган или должностное лицо, на которых возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений. В качестве последних чаще всего указывают прежде всего милицию, таможенные органы, органы федеральной службы безопасности, их оперативные службы и должностных лиц, а также судебных приставов.

    При нарушении данной меры пресечения в отношении обвиняемого (подозреваемого) может быть избрана более строгая мера пресечения, т.е. заключение тюд стражу.

    Основания для избрания меры пресечения заключение под стражу должны быть тщательно проверены, особенно при избрании этой меры пресечения несовершеннолетнему. В соответствии с ч. 2 ст. 108 УПК к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.    

    Законом установлен судебный порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу на предварительном расследовании и продления срока содержания под стражей.

    Существенные особенности имеет применение меры пресечения в отношении подозреваемого. Любая из этих мер может применяться к нему лишь в исключительных случаях. Причем на срок не более, чем на 10 суток. Если в этот срок обвинение ему не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется (ст. 100 УПК),

    Мера пресечения подлежит отмене, когда в ней отпадает необходимость. При изменении оснований или условий ее избрания вместо нее назначает другую — более строгую или более мягкую меру (ч. 1 ст. 110 УПК).

    Мера пресечения, избранная входе досудебного производства прокурором, а также следователем или дознавателем по его письменному указанию, может быть отменена или изменена только с согласия прокурора (ч. 3 ст. 110 УПК).

    Заключение под стражу обвиняемого или подозреваемого наиболее существенно, по сравнению со всеми иными мерами пресечения, ограничивает конституционные права и свободы человека, который до обвинительного приговора в силу презумпции невиновности считается невиновным. Поэтому для ее применения требуются особо надежные гарантии против возможных ошибок и злоупотреблений.

    Для избрания данной меры пресечения, наряду с общими требованиями, установлены дополнительные требования (ч. 1 и 2 ст. 108 УПК). По общему правилу, она может применяться только в отношении обвиняемого, или подозреваемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. В отношении обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, эта мера пресечения может применяться лишь в исключительных случаях. Причем непременно при наличии одного из следующих обстоятельств:

    – подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

    – его личность не установлена;

    – им нарушена ранее избранная мера пресечения;

    – он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

    К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Лишь в исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена к несовершеннолетнему при обвинении его в совершении преступления средней тяжести.

    В конце хотелось бы остановиться на некоторых международных требованиях, предъявляемых к заключению под стражу. В своей Рекомендации № 1257 (1995) по вопросу об условиях содержания под стражей в государствах-членах Совета Европы, Парламентская Ассамблея подчеркнула необходимость сужать сферу применения тюремного заключения и сокращать его сроки с учетом явного ухудшения условий содержания в тюрьмах по причине их перенаселенности. Аналогичным образом, в Рекомендации № 1245 (1994), касающейся досудебного содержания под стражей, Ассамблея подчеркнула, что превентивное содержание под стражей должно применяться лишь в силу острой необходимости, что оно должно быть предметом ограничений и что лицам, содержащимся под стражей до суда, должны предоставляться гарантии». Статья 5 ч.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает возможность освобождения из-под стражи до суда в зависимости от предоставления гарантии явки в суд. Поскольку каждый считается невиновным, пока его вина не установлена, то в случаях, когда признается нужным арест лица, любые излишне суровые меры, не являющиеся необходимыми, должны строжайше пресекаться законом. Такое правило содержится, например, в ст.9 французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Согласно п.5 Основных принципов обращения с заключенными, за исключением тех ограничений, необходимость которых явно обусловлена фактом заключения в тюрьму, все заключенные пользуются правами человека и фундаментальными свободами, изложенными во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических правах и Факультативном протоколе к нему, а также такими другими правами, которые изложены в других пактах ООН. Подобная норма содержится и в Своде принципов (ч.2 пр.36).

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

     

    С введением в действие нового УПК вступил в силу и судебный порядок решения вопросов, связанных с назначением в качестве меры пресечения заключения под стражу и продлением срока его применения. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора обязаны возбудить перед судом соответствующее ходатайство.

    Прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого (подозреваемого). В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы, а также основания, в силу которых подозреваемого, обвиняемого необходимо заключить под стражу, и почему невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, обосновывающие ходатайство. Если оно возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в соответствии со ст. 91 и 92 УПК, то постановление и все эти материалы должны быть представлены судье не позднее чем за восемь часов до истечения срока задержания (ч. 3 ст. 108 УПК).

    В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. В соответствии с данными Конституционным Судом РФ разъяснениями конституционного смысла ст. 47 и 53 УПК обвиняемый и его защитник не могут быть лишены права знакомиться с материалами такого рода1. К нему прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном ст. 91 и 92 УПК, то постановление о возбуждении ходатайства и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания.

    Постановление и приложенные к нему материалы подлежат рассмотрению в судебном заседании единолично судьей районного суда или военного гарнизонного суда по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления постановления о возбуждении ходатайства и материалов в суд. Проводится открытое судебное заседание, за исключением случаев, указанных в ч. 2 ст. 241 УПК, по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания подозреваемого. В судебном заседании вправе участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого; следователь и дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не препятствует рассмотрению ходатайства за исключением случаев неявки обвиняемого (ч. 4 ст. 108 УПК).

    Для участия в заседании приглашаются подозреваемый, обвиняемый, прокурор, защитник, если последний участвует в уголовном деле. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном ст. 91 и 92 УПК, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, возбудивший ходатайство следователь или дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства. Но данное правило не распространяется на неявку обвиняемого. Он, как правило, должен присутствовать. Изъятие установлено лишь для случаев, когда решается вопрос о заключении под стражу обвиняемого, объявленного в международный розыск (ч, 5 ст. 108 УПК).

    В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его. После этого заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

    Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

    1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого
    меры пресечения в виде заключения под стражу;    

    2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

    3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания возможно при условии признания судом задержания законным и обоснованным. Допустимая продолжительность такого продления — не более 72 часов с момента вынесения судебного решения. При этом важно иметь в виду, что, как уже отмечалось выше, решение может быть вынесено по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

    Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому или обвиняемому и приводится в исполнение немедленно.

    При отказе судьи в удовлетворении ходатайства повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу. При этом УПК (ч. 13 ст. 108) не допускает возложения полномочий, связанных с судебным порядком применения в качестве мер пресечения заключения под стражу и домашнего ареста, на одного и того же судью на постоянной основе.

    Когда вопрос об избрании в отношении подсудимого данной меры пресечения возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе.

    Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения. Суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления.

    Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, обязано незамедлительно уведомить кого-либо из близких родственников подозреваемого или обвиняемого, при их отсутствии — других родственников, а при заключении под стражу военнослужащего — также командование воинской части о месте содержания его под стражей или об изменении места содержания под стражей.

    Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»1 детально регламентирует принципы, основания, условия и порядок содержания лиц в местах предварительного заключения; права и обязанности заключенных, а также администрации мест предварительного заключения; основания и порядок освобождения заключенных и другие положения.    

    Для избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу, как и для задержания, в отношении лиц, наделенных процессуальными привилегиями, тоже установлены особые правила, регламентируемые ст. 448 и 450 УПК. Коротко их суть можно свести к следующим двум положениям:

    – если возбуждение уголовного дела в отношении такого лица или привлечение его в качестве обвиняемого состоялось с соблюдением требований, установленных ст. 448 УПК, то заключение под стражу производится по общим правилам, которые изложены выше в настоящем параграфе, т. е. по судебному постановлению, принимаемому в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК. Специфика заключается лишь в том, что такое постановление, как правило, не исполняется немедленно и автоматически. Для его реализации должны быть приняты дополнительные решения: скажем, постановление о заключении под стражу судьи общей юрисдикции может быть исполнено, если с этим согласится коллегия, состоящая из трех судей суда соответствующего уровня (см. ч. 2 ст. 450 УПК);

    – если вопрос о заключении под стражу названного лица возникает, когда уголовное дело не возбуждалось непосредственно против него или когда еще не вынесено постановление о его привлечении в качестве обвиняемого, то при решении этого вопроса должны соблюдаться требования, установленные ст. 448 УПК. Срок заключения под стражу при производстве предварительного расследования, как правило, не должен превышать двух месяцев (ч. 1 ст. 109).

    В случае невозможности закончить предварительное следствие до истечения 2-х месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен до 6 месяцев судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с соблюдением процедуры, установленной ч. 3 ст. 108 УПК для вынесения постановления судьи по итогам рассмотрения ходатайства дознавателя, следователя, прокурора и приложенных к нему материалов.

    Дальнейшее продление срока (до 12 месяцев) возможно только в отношении лица, обвиняемого в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, и только в случае особой сложности уголовного дела. Решение об этом может принять судья того же уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия прокурора субъекта РФ или приравненного к нему прокурора.

    Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен до 18 месяцев лишь в исключительном случае в отношении лица, обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, судьей суда субъекта Федерации или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия Генерального прокурора РФ или его заместителя.

    Сроки содержания обвиняемых под стражей при расследовании уголовных дел при продлении их до 12 или тем более до 18 месяцев являются предельными. Их дальнейшее продление, как правило, не допускается.

     

     

     

     

     

     

     

    4. СРОКИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ И ИХ ПРОДЛЕНИЕ

     

    Конституционные гарантии прав личности и эффективность уголовного судопроизводства требуют строгого соблюдения установленных законом сроков содержания обвиняемых (подозреваемых) под стражей. Это требование сформулировано в ч. 2 ст. 10, а также в ч. 1 ст. 109 УПК РФ.

    Срок содержания под стражей в период предварительного следствия исчисляется с момента заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу до направления прокурором уголовного дела в суд. В этот срок также засчитывается время: 1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого; 2) домашнего ареста; 3) принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда; 4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его в соответствии со ст. 460 УПК РФ.

    Содержание под стражей при расследований преступлений не может превышать двух месяцев. Однако не всегда удается уложиться в этот срок и тогда при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном ч. 3 ст. 108 УПК. Прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о продлении срока содержания Под стражей обвиняемого (а их может быть несколько), обосновывая его, как правило, объединением 6 одно производство нескольких дел, проведением длительных- экспертиз, выходом На новые эпизоды преступлений, которые необходимо расследовать. В этом случае срок содержания под стражей обвиняемого может быть продлен до шести месяцев. Если дело приобретает затяжной характер, то дальнейшее продление срока содержания под стражей возможно в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия прокурора субъекта РФ или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

    Время, в течение которого находящийся под стражей обвиняемый один или вместе со своим защитником знакомится с материалами оконченного расследованием дела, тоже входит в установленный законом срок заключения под стражу в стадии предварительного расследования. В связи с этим по особо сложным, так называемым многоэпизодным делам, с многотомными материалами которых находящийся под стражей обвиняемый и его защитник порой не в состоянии полностью ознакомиться даже в течение месяца, возникает проблема согласования двух взаимно противоречащих друг другу требований. С одной стороны, нужно обеспечить содержащемуся под стражей обвиняемому и его защитнику все необходимые нормальные условия для полного ознакомления со всеми материалами дела, а с другой — не допустить, чтобы предельный срок содержания обвиняемого под стражей не выходил за разумные границы1.

    Разрешить такого рода проблему, возникающую в ситуациях, когда время содержания обвиняемого под стражей грозит «зашкалить» за установленные законом предельные сроки в 12 или даже 18 месяцев, законодатель попытался введением трех твердых правил.

    Во-первых, он обязал органы расследования в таких случаях предъявлять обвиняемому и его защитнику материалы оконченного расследованием уголовного дела не позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания обвиняемого под стражей (ч. 5 ст. 109 УПК РФ).

    Во-вторых, если вопреки требованиям данного правила, материалы оконченного расследованием уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее, чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания обвиняемого под стражей, то он обязал, чтобы по истечении этого срока обвиняемый немедленно освобождался из-под стражи. При этом за освобожденным из-под стражи обвиняемым и его защитником сохранено право продолжать ознакомление с материалами уголовного дела (ч. 6 ст. 109 УПК РФ).

    В-третьих, для случаев, когда материалы дела обвиняемому и его защитнику были предоставлены не позднее 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, но, тем не менее, времени для полного ознакомления с этими материалами им все равно оказалось недостаточно, следователю с согласия прокурора субъекта РФ предоставлена еще одна, и последняя на сей раз, особо исключительная возможность не позднее, чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей, возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом субъекта РФ или военным судом соответствующего уровня (ч. 7 ст. 109 УПК РФ).

    Судье при этом предоставлено право в течение не позднее, чем через 5 суток со дня получения ходатайства, разрешить продление срока содержания обвиняемого под стражей до момента окончания ознакомления им и его защитника с материалами уголовного дела либо в удовлетворении ходатайства следователя отказать и обвиняемого из-под стражи освободить.

    В срок содержания под стражей также засчитывается время, на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого; домашнего ареста; принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда, в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со ст. 460 УПК ФР.

    При повторном заключении под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него, срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного обвиняемым (подозреваемым) под стражей ранее (ч. 11 ст. 109 УПК).

    Избрать, изменить или отменить меру пресечения в процессе судебного разбирательства вправе суд (судья), руководствуясь при этом ст. 255 УПКРФ. Это возможно как по инициативе суда, так и по ходатайству участников судебного разбирательства. Решение о мере пресечения в отношении подсудимого принимается при постановлении приговора, вынесении определения или постановления об отложении или приостановлении судебного разбирательства и т.д.

    В случае избрания подсудимому меры пресечения заключение под стражу, срок содержания его под стражей со дня поступления дела в суд и до вынесения приговора не может превышать шесть месяцев. Однако суд, в производстве которого находится уголовное дело о совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, по истечении шести месяцев со дня его поступления вправе продлить срок содержания под стражей подсудимого. При этом предельный срок содержания под стражей в этом случае не установлен. При необходимости продления шестимесячного срока содержания под стражей суд выносит определение (постановление) о продлении срока, но не более чем на три месяца. Точно такое же постановление или определение суд будет выносить при необходимости дальнейшего продления срока содержания подсудимого под стражей.

    Судебное решение о продлении срока содержания под стражей подсудимого может быть обжаловано в кассационном порядке. Обжалование не приостанавливает производство по уголовному деду (ч. 4 ст. 255 УПК РФ).

    В-четвертых, особое изъятие установлено для тех случаев, когда обвиняемый содержался под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о его выдаче, а также когда имеется необходимость в производстве предварительного расследования по делу такого обвиняемого. При установлении обстоятельств подобного рода судье дано право продлить срок содержания под стражей сверх предельного срока, но не более, чем на 6 месяцев (ч. 11 ст. 109 УПК РФ).

     

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  7. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г. // Российская газета. 25 декабря 1993 г.
  8. Всеобщая Декларация прав человека (Резолюция 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.) // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документа и материалы. М., 1989. С. 413– 419
  9. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1986. С. 302 – 320; БВС. 1994. № 12.
  10. Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 г № 24-ФЗ (в ред. ФЗ от 29.06.2004 № 58 ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1001
  11. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  12. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  13. ФКЗ «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г № 3 (в ред. ФКЗ от 30.06.2003 № 2-ФКЗ)// СЗ РФ, 2001, № 23, ст. 2277; 2003, № 27, ст. 2697 (ч. 1).
  14. ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г № 103-ФЗ ( в ред. ФЗ от 22.08.2004 № 122-ФЗ) // СЗ РФ. 1995. № 29.
  15. Определение Конституционного Суда РФ от 17 февраля 2000 г. №84-о по жалобе граждан Лазарева А.В., Русановой Е.С. и Эрнезакса О.В. на нарушение их конституционных прав рядом положений ст. 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР // СЗ РФ. 2000. №28. Ст. 2999.
  16. Определение Конституционного Суда РФ «По жалобе гражданина Коваля Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 12 мая 2003 г. // СЗ РФ, 2003, № 27, ст. 2872

     

  17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» № 8 от 31 октября 1995 г. // БВС РФ. 1996. № 1.
  18. Адаменко В.Д. Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Кемерово. 1989.
  19. Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов. 1974.
  20. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. М., 2004.
  21. Белоусов А.Е. Вопросы теории и практики применения мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации. Канд. дисс. Ижевск. 1995.
  22. Горобец В. Принятие судебных решений о заключении под стражу// Российская юстиция. №6. 2002.
  23. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс. М., 2005.
  24. Даньгина Л.И. Меры пресечения при производстве по уголовному делу. М., 1991.
  25. Еникеев З.Д. Меры пресечения. Уфа, 1988.
  26. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.
  27. Комментарий к УПК РФ / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 2002.
  28. Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Под ред. Б.А. Золотухина. М., 2001.
  29. Кудин Ф.М. Принуждение в уголовном судопроизводстве. Красноярск, 1985.
  30. Мизулина Е.Б. Новое уголовное судопроизводство — надежная система гарантий прав граждан.//Вводный комментарий к УПК РФ.// Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Библиотека. «Российской газеты», Вып. №5 – 6. М., 2002.
  31. Мизулина Е. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным правовым стандартам //Российская юстиция. №6. 2002.
  32. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985.
  33. Процессуальные акты предварительного расследования / Под ред. С.В. Бородина. М., 1991.
  34. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. –М.: НОРМА, 2004.
  35. Смирнов В.В. Арест как мера пресечения, применяемая следователем органов внутренних дел. Хабаровск, 1987.
  36. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко.-М.: ИКД: Зерцало, 2005.
  37. Уголовный процесс России / Под ред. В.З. Лукашевича. Спб., 2004.
  38. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Отв. П.А. Лупинской.–М.: Юристъ, 2004
  39. Фойницкий И..Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб., 1996.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00846 sec

WordPress: 22.7MB | MySQL:119 | 2,246sec