Тип собственности и его влияние на модель менеджмента

<

021514 1955 1 Тип собственности и его влияние на модель менеджмента Частная собственность в качестве важнейшего института рыночной экономики также рассматривается как специфическая форма договора между обществом в целом и индивидуумом: индивидуум распоряжается некой собственностью, выполняя определенные обязанности (например, когда платит налог с собственности, обеспечивает рациональное использование ресурсов, соблюдает установленные государством социальные и экологические нормы). Для общества выгода от существования данного института в том, что оно значительно экономит на издержках, связанных с планированием, в том числе сопоставлением альтернативных вариантов, организацией использования ресурсов, наблюдением, анализом результативности. Если бы дело сводилось только к попыткам каких-то социальных групп использовать институт частной собственности в интересах личного обогащения и упрочения своих властных позиций, то он не смог бы существовать исторически длительный период. Хотя общество и не заключает с каждым частным собственником отдельный договор, оно исходит из того, что каждый собственник, во-первых, вносит некий «залог» (оплачивает имущество при его покупке либо платит налог на наследство) и, во-вторых, испытывает сильное давление стимула прибыли (и не менее сильное давление угрозы убытков). В целом же можно говорить, что институт частной собственности базируется на принципе договорных отношений.

Величина же трансакционных издержек в значительной степени зависит от того, насколько четко и однозначно проведено разграничение прав собственности, их эксклюзивное вменение и использование, а следовательно, от возможности превентивно исключить нежелательное вмешательство третьих лиц в пользование этими правами. Частная собственность для рыночной экономики — не идеологический лозунг и не самоцель, а предпосылки децентрализованного принятия решений в конкурентных условиях. Но чтобы возник конкурентный порядок, т. е. чтобы цены смогли выполнять информационную и регулирующую функции, одного лишь института частной собственности недостаточно. Необходима взаимосвязанная (комплексная) реализация шести «конституирующих принципов конкурентного порядка»:

– стабильность денежного обращения;

– открытые рынки;

– частная собственность;

– свобода договоров;

– полная хозяйственная и имущественная ответственность;

– стабильность экономической политики.

Именно взаимосвязанная реализация этих принципов, базирующихся на фундаментальных «внешних» институтах, обеспечивает функционирование дееспособной системы рыночных (конкурентных) цен и тем самым подтверждает эффективность частной собственности (или, скажем, оправдывает ее существование как важнейшего института рыночного хозяйства).

Инновационный характер современного экономического развития с высокой иаукоемкостью производства не мог не изменить отношений между трудом и капиталом: владельцы капитала вынуждены все больше считаться с интересами владельцев профессиональных знаний и интеллектуальной собственности, а сами отношения собственности делаются все более сложными. В то же время интернационализация капитала и его концентрация ведут к дальнейшему развитию коллективных форм частной собственности в виде акционерных компаний, партнерских компаний, кооперативов. В рамках этого процесса идет деперсонификация капитала, отделение капитала-собственности от капитала-функции. Важным этапом на этом пути является институционализация рынка ценных бумаг и концентрация капитала в финансовых институтах, банках, холдингах, страховых и трастовых компаниях, осуществляющих посреднические операции. Одновременно происходит дезинтеграции собственности: такие ранее принадлежавшие одному лицу права как право владения, использования, управления, контроля, право на доход, на передачу по наследству, распределяются по функциональному признаку на широкий круг лиц, каждое из которых в той или иной степени причастно к использованию совокупного капитала.

Усложнение отношений собственности вызвало к жизни появление в экономической науке теории прав собственности, или неоиституционизма, родоначальниками которой стали американцы Р. Коуз и А. Алчиан. В рамках этой концепции в центр исследования ставится не фирма, а индивидуум как носитель прав собственности. Отношения собственности трактуются не как отношения между человеком и вещью, а как отношения людей с их правами на использование ресурса. Причем наибольшим влиянием в фирме пользуется тот, кто обладает правом на наиболее специфический для данной фирмы ресурс. В классической промышленной или торговой фирме этим ресурсом является капитал, в новых сферах предпринимательской деятельности — информатике, инновационной и профессиональных услуг — интеллект. По мере того как современное производство становится все более наукоемким, роль интеллектуальной собственности в экономическом и общественном развитии неуклонно возрастает и одновременно усложняются ее формы.1

Развитие форм интеллектуальной собственности серьезно усложняет разделение прав между ее владельцами. В простейшем случае владелец антрепренерской фирмы выступает в качестве собственника своей технической идеи, но определенные права на ее коммерческое использование приобретает венчурный фонд, финансировавший антрепренера.

Усложнение отношений собственности в современной рыночной экономике не ограничивается сферой интеллектуальной собственности, оно пронизывает всю экономику. В основе этого — взаимодействие двух противоположно направленных тенденций: обобществления форм собственности и развития индивидуальных прав собственности на средства производства.

Широкое развитие в рамках неоинституционализма получили исследования экономической эффективности различных форм участия в прибылях, их влияния на динамику производительности труда, а также вопросы социальной эффективности (снижение уровня конфликтов на предприятиях и повышение трудовой этики). При этом используется метод подсчета трансакционных издержек — затрат, связанных с передачей прав на использование того или иного ресурса. Оценка эффективности системы участия в прибылях и управлении затрудняется огромным разнообразием существующих форм этого участия. Можно выделить три основные формы:

– все наемные работники фирмы являются ее совладельцами и полностью осуществляют контроль над управлением фирмой;

– наемные работники владеют большей частью капитала и осуществляют контроль большинства;

– наемные работники владеют меньшей частью капитала фирмы, рамки контроля и участия в управлении минимальны.1

Следует заметить, что переход к той или иной форме участия в прибылях и совладения не всегда связан со стремлением к максимизации прибыли и повышению эффективности: важную роль здесь играет забота о сохранении рабочих мест (опыт шведских фирм). Наконец, абсолютное большинство фирм, использующих системы участия в прибылях, относятся к третьему типу, их персонал владеет акциями, составляющими лишь незначительную часть капитала фирмы, а степень его контроля и участия в управлении минимальна.

Однако анализ исторического развития института собственности и современных процессов его трансформации в странах с высокоразвитой рыночной экономикой дают этому вопросу иное освещение и подводит к иным выводам. Собственность, по мнению Д. С. Львова,— центральный вопрос экономической реформы в России. Институт собственности возник и развивался как один из важнейших инструментов вычленения экономики, т. е. производства в широком смысле, из общей и первоначально неразделимой по характеру выполняемых функций общественной системы. Он играл «служебную» роль в становлении самостоятельной, все более защищенной от произвола властей экономики. А это, в свою очередь, открывало дорогу для интенсификации развития разделения труда и кооперации, для развертывания радикальных технических и организационных усовершенствований производства». Рассматривая функцию института собственности в «оградительном» значении, автор сформулировал следующие выводы.1

Во-первых, в ходе эволюционного развития экономики и общества способ реализации этой функции может изменяться. Во-вторых, поскольку специализация и автономизация экономической подсистемы — свершившийся факт современного общества, то сохраняющиеся конструкции старого института частной собственности носят все более рудиментарный характер. Эти виды подтверждаются очевидными тенденциями отделения собственности от управления, расчленения комплекса прав собственности на отдельные составляющие, комбинируемые во все более разнообразных конфигурациях. Классический пример тому — эволюция функций управления предприятием. В процессе развития общественного разделения труда производственная функция управления во все большей мере дополняется функцией стратегического развития предприятия. Решению этой задачи подчиняются инвестиционная и инновационная политика, все то, что связано с маркетинговой деятельностью, и т. п. Общая же линия здесь — отделение этих функций от собственности. Предпринимательские функции выполняются как бы вне связи с имущественными правами. И без понимания необходимости создания условий для этого трудно надеяться на плодотворную структурную и организационную перестройку экономики. Развертывание такой перестройки должно исходить из того факта, что обычно на приватизированном российском предприятии уровень управления оказывается заведомо неадекватным новым условиям, не способным обеспечить самостоятельное выживание и развитие хозяйствующей единицы.

В этой связи необходимо заметить, что, несмотря на то что производственная функция управления отделена от собственности, эта функция продолжает осуществляться в рамках строго определенных полномочий в процессе принятия управленческих решений и контроля. По мнению Лафта, 1 спорным является тезис Д. С Львова о том, что по мере технического и организационного прогресса выявлялись и углублялись качественные различия между интересами производственной (и в целом экономической) деятельности и имущественными интересами собственников производственных объектов. Выяснилось, что в своем развитом виде фирмы обладают собственными интересами и динамикой именно как производственно-экономические объекты, для которых их имущественная принадлежность либо оказывается безразличной, либо становится тормозящим фактором. Возникает ситуация, когда интересы и выгоды развития фирмы как производственной организации начинают диктовать необходимость ограничения влияния имущественных интересов собственников в управлении фирмой. В этой связи, например, акционеры реально собственниками фирмы не являются в акционерно-корпоративной форме собственности, так как эта форма собственности не что иное, как институциональный способ отделения управления от собственности, закрепляющий тот факт, что административные и предпринимательские функции управления стали самостоятельным и активным фактором развития производства.

Более того, теснейшая взаимосвязь и взаимозависимость отдельных фирм на современном рынке способствует превращению «титульного» собственника в символическую (по сравнению, например, с арендатором) фигуру в отношении оборота имущественных прав фирмы. Связь последнего с частным лицом (физическим или юридическим) выступает скорее как неизбежное бремя для экономики, оплачивающей фиктивную «услугу» собственника (предоставление им своего имени) в форме ренты с собственности. Таким образом, Д. С. Львов приходит к заключению о том, что в символической роли «титульного» собственника государство — наиболее предпочтительный субъект.

<

Экономические отношения в настоящее время связывают национальные экономики и в значительной степени нейтрализуют национальные особенности экономического поведения. На основании этого нередко говорят о том, что экономическая деятельность и менеджмент как ее составная часть становятся интернациональными, то есть утрачивают национальную специфику.

Управление персоналом является одной из важнейших функций менеджмента, так как человек был, и остается основной производительной, творческой силой, несмотря на все достижения в области механизации и автоматизации. В условиях современного сложного производства роль человека возрастает, и к его способностям, уровню знаний и квалификации предъявляются все более высокие требования. Научно-технический прогресс приводит к глубоким изменениям методов труда, что, в свою очередь, требует новых форм организации и управления персоналом, направления на повышение эффективности использования людских ресурсов. Поиски соответствующих мотиваторов, которые бы стимулировали целенаправленное поведение индивидов, необходимые для успешного функционирования организации, превращаются в задачу первостепенной важности. В разных странах эта задача решается, исходя из особенностей исторического, социально-политического, научно-технического развития этих стран, а также психологических, морально-этических норм и стилей поведения людей, а также их воспитания, традиций и устоев. За всю историю существования менеджмента многие зарубежные страны накопили значительные сведения в области теории и практики управления в промышленности, сельском хозяйстве, торговле и другие с учетом своих специфических особенностей. К сожалению, российская отечественная наука управления развивалась самостоятельно и обособленно, часто игнорируя зарубежный опыт искусства управления. В течение многих десятилетий в нашей стране господствовала административно-командная система управления, направлявшая в основном свои усилия на критику зарубежного опыта управления. Однако, опыт ведения бизнеса и осуществления менеджмента богат, зачастую неоднозначен и весьма полезен для изучения тем, кто вступил на стезю менеджмента. Создание собственной модели менеджмента требует, с одной стороны, изучения всего ценного, что содержится в зарубежной теории и практике (но не бездумного его перенесения на отечественную почву), а с другой использования его лучших достижений в своей деятельности. Во всем многообразии теорий и явлений живой практики американский менеджмент был и остается наиболее мощной «управленческой цивилизацией». Американский менеджмент позволил США занять лидирующее положение среди стран западного мира и Японии. Кроме того, надо иметь в виду, что именно в США впервые сформировалась наука и практика менеджмента. Его ведущее значение в мире сегодня неоспоримо, а влияние на развитие теории, практики наиболее велико. Тем не менее, нет нужды слепо следовать выводам американских теоретиков и рекомендациям их практиков, но знать их идеи, безусловно, необходимо. Мировой опыт формирования моделей менеджмента свидетельствует о том, что механическое перенесение моделей управления из одной социокулыпурной среды в другую практически невозможно. Анализ японского управления персоналом представляет особый интерес по следующим причинам. Во-первых, это та область менеджмента, где наиболее разительно проявляются отличия японского стиля от достаточно хорошо изученного и широко распространенного в развитых капиталистических странах западного (американского) стиля. Исходные предпосылки кадровой политики, как и конкретные методы ее проведения на японских предприятиях, значительно отличаются от американских. Во-вторых, результаты, полученные на японских предприятиях (например, темпы роста производительности труда), свидетельствуют о том, что используемые там методы управления персоналом достаточно эффективны. Именно эффективность привлекает все большее внимание зарубежных исследователей, которые, изучая японские методы управления персоналом, рассматривают возможность их использования в своих странах. При создании собственной модели менеджмента необходимо учитывать влияние таких факторов, как тип собственности, форма государственного устройства и зрелость сложившихся рыночных отношений.

Национальные особенности управления организацией важны для менеджера по следующим мотивам:

– в настоящее время многие организации активно взаимодействуют с зарубежными фирмами и компаниями. И в процессе взаимодействия могут возникать проблемы, связанные с тем, что его участники действуют в соответствии с традициями, принятыми в их культуре;

– опыт зарубежных компаний может быть полезным в других культурах. Особенно это важно в связи с формированием мировой экономики и усложнением связей между экономиками отдельных стран;

– менеджер может найти работу за границей. Естественно, ему потребуются хотя бы некоторые знания о том, как принято управлять деятельностью людей в данной стране. То же касается и обмена между предприятиями.

Понимание того, что менеджмент – это особый аспект функционирования организации, впервые было осознано в США. А это означает, что менеджмент сам по себе является во многом американским явлением, отражающим особенности американской картины мира.

США вполне можно считать страной, в которой в наибольшей степени менеджменту обучают. Американский менеджмент характеризуется жесткой организацией управления. Для него в наибольшей степени характерно стремление к формализации управленческих отношений.

Современный американский менеджмент в таком виде, какой сложился в настоящее время, базируется на трех исторических предпосылках: 1. Наличие рынка. 2. Индустриальный способ организации производства. 3. Корпорация как основная форма предпринимательства. Американский экономист Роберт Хейлбронер указал на три основных исторически сложившихся подхода к распределению ресурсов общества. Это традиции, приказы и рынок. Традиционный подход имеет в виду распределение экономических ресурсов общества посредством сложившихся традиций, от одного поколения к другому. Командный подход подразумевает распределение ресурсов через приказы. Рыночный подход предусматривает распределение ресурсов с помощью рынка, без какого-либо вмешательства общества. Этот подход является наиболее эффективным. Он основан на взаимоотношениях продавца и покупателя, которые самостоятельно устанавливают цены, требования к качеству товара и пр. Рыночные отношения часто требуют принятия управленческих решений в условиях неопределенности и риска, что повышает ответственность менеджеров за их разработку и принятие. Современная американская модель менеджмента ориентирована на такую организационно-правовую форму частного предпринимательства, как корпорация (акционерное общество), возникшую еще в начале XIX в. Большое влияние на формирование теории корпорации оказала книга «Современная корпорация и частная собственность», опубликованная А. Берли и М. Минз в 1932 г. Корпорации получили статус юридического лица, а их акционеры приобрели право на часть прибыли, распределяющейся пропорционально количеству принадлежащих им акций. Корпорации пришли на смену небольшим предприятиям, в которых вся собственность принадлежала владельцам капитала, и они полностью контролировали деятельность рабочих. По мнению теоретиков менеджмента, создание корпораций повлекло за собой отделение собственности от контроля над распоряжением ею, т. е. от власти. Американский профессор отмечал возникновение «новой управленческой элиты, чья мощь основывается уже не на собственности, а скорее на контроле за процессом в целом». Реальная власть по управлению корпорацией перешла к ее правлению и менеджерам (специалистам в области организации и управления производством). В модели американского менеджмента и в настоящее время корпорация является основной структурной единицей.

Для американского менеджмента очень характерно представление о персональной ответственности работника. Эффективность работы конкретного руководителя определяется на основании того, смог ли он лично достигнуть тех целей, которые были ему поставлены.

Европейский менеджмент отличается от американского в незначительной степени. Дело в том, что Европа и США – это достаточно близкие культуры, а поэтому обмен достижениями между ними протекает с меньшими трудностями.

В Европе, как и в США, очень важную роль в экономике играют мелкие и средние предприятия. Этим обусловлены и некоторые особенности европейского менеджмента. Для мелких фирм более настоятельной является потребность в выживании, поэтому необходимо более быстрое реагирование на любое, даже самое незначительное изменение ситуации, к которому необходимо приспособиться.

Одно из существенных отличий европейского менеджмента от менеджмента американского состоит в том, что в Европе даже в рамках крупных концернов и компаний дочерние компании сохраняют заметную долю самостоятельности. Эта самостоятельность может касаться и производственных, и финансовых решений, а также инноваций. Проблемы управления относительно небольшими предприятиями в Европе более актуальны, чем в США.

На японский менеджмент накладывает отпечаток самобытная культура Японии и то, что на мировой рынок она вышла только после Второй мировой войны. Япония переняла у Европы и США положительные аспекты опыта, прежде всего – ориентацию на новые технологии и психологические методы менеджмента. Японская система хозяйствования опирается на исторически сложившиеся традиции групповой сплоченности и прирожденную устремленность японцев к созданию высококачественной продукции. В Японии более высоко ценят опыт работы, чем образование, поэтому руководителей в Японии готовят непосредственно в процессе работы. Если в Европе и США сначала дают теоретические знания, которые затем закрепляются практикой, то в Японии предоставляют практику, которая только затем переходит в знания.

Отличительными чертами японского характера являются экономия и бережливость. Лозунги об экономии можно встретить на каждом японском предприятии. Требования экономии и бережливости непосредственно связаны с выпуском высококачественной продукции. Сущностью японского менеджмента является управление людьми. При этом японцы рассматривают не одного человека (личность), как американцы, а группу людей. Кроме того, в Японии сложилась традиция подчинения старшему по возрасту, позиция которого одобряется группой. Известно, что поведение человека определяется его потребностями. При этом японцы выше других ставят социальные потребности (принадлежность к социальной группе, место работника в группе, внимание и уважение окружающих). Поэтому и вознаграждение за труд (стимулы) они воспринимают через призму социальных потребностей, хотя в последнее время японский менеджмент впитал в себя отдельные мотивационные концепции американского менеджмента, ориентированного на психологию индивида. Это нашло свое выражение в том, что стала признаваться необходимость личного потребления. Японцы стали в большом количестве приобретать товары личного потребления. Японцы преклоняются перед трудом. Их часто называют «работоголиками». В иерархии ценностей японского народа труд стоит на первом месте. Японцы испытывают удовлетворение от хорошо выполненной работы. Поэтому они согласны терпеть жесткую дисциплину, высокий ритм работы, большую напряженность труда и сверхурочную работу. Отход от устоявшихся привычек вызывает у них недовольство. На японских предприятиях работники трудятся группами, сообща и поддерживают друг друга. Японская мод ель менеджмента ориентирована на «социального человека», концепция которого была выдвинута возникшей в США «школой человеческих отношений», пришедшей на смену тейлоризму, который во главу угла ставил материальные запросы и стимулы «экономического человека». «Социальный человек» имеет специфическую систему стимулов и мотивов.

Японцы очень внимательно относятся к связям между людьми, а также к личностным особенностям работников, склонны подбирать должность под человека, а не человека под должность. Японцы избегают индивидуализма в своих действиях, не склонны к навязыванию персональной ответственности, практически не контролируют эффективность действий отдельного работника; гораздо более важной для них является коллективная (групповая) ответственность. Еще одна особенность японского менеджмента состоит в том, что руководящие работники особое внимание уделяют технологическим нововведениям. С этой точки зрения Япония превосходит все страны мира.

Польза японского опыта для российского менеджмента заключается прежде всего в связи с мягкой интеграцией лучшего, что было выработано в культуре бизнеса в Европе и США. Профессия «менеджер» одна из самых популярных и, что даже более важно, одна из наиболее востребованных.

 

2. ФОРМИРОВАНИЕ МОДЕЛИ МЕНЕДЖМЕНТА НА ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

 

Вопрос о роли государства в рыночной экономике до сих пор вызывает жаркие споры у экономистов. В зависимости от исходных теоретических постулатов или идеологических воззрений речь идет о большей или меньшей вовлеченности государства в экономические процессы. В принципе, важно делать различие между, во-первых, государством как таковым, которое издает законодательные акты и осуществляет административное регулирование, т. е. действует как сила, внешняя по отношению к экономике, и, во-вторых, государством, выступающим в качестве собственника некоторых отраслей экономики или отдельных предприятий, т. е. непосредственно осуществляющим экономическую деятельность. Во втором случае государство, как правило, подчиняется общим законам рыночной экономики, т. е. для него действуют те же законы, что и для частных предприятий. 1 Тем самым практика показывает, что возникает существенное расхождение между теоретической моделью и реальностями рынка, поскольку институты частной собственности на средства производства включают в себя возможности неограниченного накопления капитала и концентрации производства. Сегодня на Западе фактически сложилось несколько отличающихся друг от друга разновидностей «рыночных экономик». Например, США ближе других стоят к принципу «laissez faire». В противоположность этому Франция имеет весьма сильную государственную промышленность. И поэтому «планификация» была одним из распространенных лозунгов. В Германии, а также в Австрии получила развитие модель «социального рыночного хозяйства».

Концепция социального рыночного хозяйства исходит из того, что частное хозяйство в его чистом виде (без государственного вмешательства) столь же неизбежно чревато неэффективным функционированием экономики, не говоря уже о социальной несправедливости. Основная идея социального рыночного хозяйства заключается в следующем: «Принцип рыночной свободы должен быть взаимосвязан с поддержанием социальной гармонии». Экономическое регулирование и координация деятельности должны происходить в первую очередь через рынки. Однако государство обязано вмешиваться с теми или иными корректирующими мерами, как только возникает опасность, что развитие рыночных процессов приведет к социально нежелательным и несправедливым результатам. Итак, социальное рыночное хозяйство представляет собой, по сути дела, промежуточную концепцию между чисто рыночной и централизованно регулируемой системами экономики. Рыночное хозяйство здесь выступает как несущая опора всего экономического порядка. Однако оно не предоставлено само себе, а сознательно регулируется государством. Так возникает социально управляемый рыночный механизм.

Итак, современное государство организовано одновременно и как иерархическая структура, и как система уровней и элементов, между которыми разделены полномочия (или которые связаны отношениями политической конкурентной борьбы). Максимально возможное разграничение компетенций между уровнями государственной власти и реализация властных функций на основе принципа субсидиарности (лат. subsidium — помощь) в наибольшей степени адекватны эффективной рыночной системе. И наоборот, авторитарная иерархическая государственная структура, как правило, подрывает рыночные механизмы.

В общем виде можно выделить три способа, посредством которых государство как экономическая организация изменяет условия работы других организаций, и в то же время само подвержено этим изменениям.

Прежде всего, государство стимулирует изменения при помощи своих собственных решений о распределении ресурсов, которыми оно располагает.

Можно выделить два аспекта регулирующей деятельности: первый имеет отношение к различным уровням экономической системы, второй изменяет отношение между организациями внутри одного и того же уровня.

В первом случае речь идет о государственных экономических решениях, приводящих к структурным сдвигам в работе крупных секторов экономики. Во втором случае речь идет о вмешательстве, изменяющем отношения между организациями или условия этих отношений.

Наконец, нельзя игнорировать такой важный факт, что государство обладает контролем над сообществом экономических организаций, в более точном смысле — организаций, которые действуют на рынках и подчиняются, хотя бы частично, его правилам. Речь идет, конечно, о государственных предприятиях.

3. ЗРЕЛОСТЬ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАК ФАКТОР, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФОРМИРОВАНИЕ МОДЕЛИ МЕНЕДЖМЕНТА

 

Ни одна производственная система не функционирует в вакууме, ее окружает дифференцированная среда. Внешняя среда включает все силы и институты, с которыми организация сталкивается в своей оперативной и стратегической деятельности. Буквально все, что можно назвать вне организации, входит в это понятие потому, что все элементы среды могут оказывать на нее влияние с точки зрения эффективности ее менеджмента. Среда никогда не бывает стабильна, и, конечно, каждая организация должна не только знать свою «среду обитания» и природу ее изменений, но и уметь реагировать на эти изменения.

К компонентам внешней среды, оказывающим влияние на эффективность и устойчивость функционирования организации, относятся те, на которые организация не может воздействовать, которыми она не управляет. Эти компоненты влияют на организацию напрямую (например, государство) либо косвенно (например, экономическая ситуация).

Остальные, например социальные, юридические, технологические и политические, компоненты образуют вспомогательные (или второстепенные) внешние среды. С точки зрения других специалистов, среду можно охарактеризовать двумя чертами (широтой и периодичностью (частотой) воздействия на организацию) и использовать эти характеристики для разделения среды на среду ближайшего окружения и отдаленную (общую) среду фирмы. Поскольку экономическая организация в данном контексте определяется как ресурсообразующая система, где затраты ресурсов объединяются вместе для получения результата (продукта), ближайшее окружение организации состоит из потребителей, поставщиков, рабочей силы, финансовых институтов, конкурентов и инвесторов. Эти группы контактируют с организацией (в разных смыслах) непосредственно и н аиболее часто. Основная среда, с другой стороны, состоит из сил, проявляющихся время от времени, нерегулярно или не напрямую: социальные, культурные, политические, юридические, технологические и тому подобные факторы.

Согласно второму (функциональному) способу, силы внешней среды разделяются по их природе. Наиболее часто встречающаяся классификация объединяет социальную, экономическую, политическую и технологическую среды. Имея дело с каждой из них, необходимо видеть разницу между ближайшим (непосредственным) окружением и общей средой. Поэтому первая классификация не противоречит второй и выбирается, исходя из поставленной задачи изучения среды организации, в общем смысле.

Внутренняя среда (микросреда) фирмы, в которой принимаются конкретные решения по ведению бизнеса, интерпретируется как универсальная (независимая от формы организации) и объединяет все функциональные среды внутри производственной системы. Внутренняя среда состоит из различных компонентов. В фирме, принадлежащей одному предпринимателю, функции берутся на себя одним лицом, в то время как в больших организациях они разделены и закреплены за специализированными внутренними структурами. Но, несмотря на размер, функциональные области универсальны (например, кадровая, производственная и маркетинговая функции) для всех производственных систем. Микросреда организации, интерпретируемая как спектр функциональных структур, вырабатывает решения по деятельности фирмы в условиях влияния на нее со стороны основных сил, внешних по отношению к фирме.

Рыночная экономика представляет собой одновременно и очень простой, и очень сложный механизм. С одной стороны, все сводится к элементарной сделке двух хозяйствующих субъектов — продавца (производителя) и покупателя (потребителя), которые обмениваются некоторыми ценностями в пропорции, определяемой соотношением спроса и предложения. С другой — даже простейшая сделка невозможна без наличия институциональных рамок (или среды) — норм, правил, форм и инструментов. Без них не срабатывает простейший рыночный механизм. Рынок как форма хозяйственного общения утверждается именно в ходе становления и совершенствования институтов, а не организации неких процессов. Особое значение имеет комплексность и взаимосвязанность хозяйственных институтов, их рыночная и общественная адекватность в целом.

Однако нерешенными остаются две важнейшие проблемы: во-первых, какие институты возникают спонтанно, а какие должны создаваться целенаправленно государством или иными субъектами хозяйствования (или какова степень спонтанного и сознательного формирования институтов); во-вторых, каковы критерии и методы априорного отбора и оценки институциональных форм. Кроме того, следует особо подчеркнуть, что рыночные институты — не просто некие организационные формы, но прежде всего способы, нормы и правила взаимодействия хозяйственных субъектов. Безусловно, эти нормы и правила оформляются, а для их реализации требуются определенные структуры. И все же главное с институциональной точки зрения — не возникающие формы, а то, как они функционируют.

Под институтами понимается действующая в исторических условиях совокупность социально-экономических правил, над которыми индивидуумы или группы индивидуумов в основном не властны как в краткосрочном, так и в среднесрочном плане. С экономической точки зрения эти правила нацелены на то, чтобы определить условия, в рамках которых может осуществляться индивидуальный или коллективный выбор размещения и использования ресурсов. В этом смысле институты в отличие от рынков или организаций не являются механизмами координации: они способствуют определению общественно-исторических условий, при которых могут учреждаться эти механизмы.

В зависимости от подхода к анализу институтов экономисты делятся на две группы. Первая группа — сторонники внутреннего подхода, которые рассматривают институты как нечто присущее отношениям производства и обмена между агентами. Поэтому экономическая теория, чтобы быть действенной, обязана найти для них место в своем анализе. Вторая группа — сторонники внешнего подхода, которые считают, что институты определяют структуру априори или определяют такие изначальные условия, которые являются предметом анализа не экономиста (последний должен трактовать их в качестве параметров), а представителей социальных наук.

021514 1955 2 Тип собственности и его влияние на модель менеджмента

Один из наиболее видных представителей нового институционализма, Даглас Норт, объясняет прогресс одних наций и продолжающуюся стагнацию других через различия в их институциональной структуре. Под институтами понимается совокупность правил, связанных с ними механизмов реализации и норм поведения, структурирующих и облегчающих взаимодействия между людьми. Иными словами, к институтам можно отнести как положения гражданского кодекса, так и принципы разрешения житейских конфликтов, принятые в данном социуме. Институты бывают двух типов: формальные (нормы и правила, закрепленные в писаном праве — конституции и законодательных актах) и неформальные (сюда относятся категории обычного права). Если за нарушение первых предусмотрены легальные санкции, то реализация вторых основана на различного рода социальных санкциях: репутации, остракизме и т. д.

В случае развития институциональной системы по эволюционному пути два типа институтов соотносятся между собой как два последовательных этапа эволюции.

Неформальные институты носят локальный и персонифицированный характер: их функционирование зависит от доступности социальных санкций. В то же время формальные институты предполагают деперсонификацию взаимодействий, переход от локального к «большому» обществу. Поэтому не каждая норма обычного права может эффективно обеспечивать взаимодействие в рамках «большого» общества. В действительности идеального типа поведения на рынке не существует даже в странах с уже сформированной рыночной экономикой.

С точки зрения экономического поведения рыночная экономика отличается в первую очередь тем, что отношения между агентами носят в ней безличный, формализованный характер. Участники экономической системы обращаются не к гуманности, а к собственному интересу друг друга. Именно таким образом экономически обеспечивается свобода субъективности членов общества. Но в такой системе велика роль формальных правил, обязательных для каждого участника хозяйственной деятельности. В первую очередь речь идет о свободе конкуренции, не ограниченной какими-либо льготами и привилегиями, об обязательности контрактов и надежности прав собственности. От человека — субъекта рыночной экономики требуется прежде всего уважение к этим правилам (и к праву в целом), так как, не обладая легитимностью в массовом сознании, они не смогут обеспечить бесперебойного функционирования рыночной системы. Таким образом, рациональный аспект рыночного поведения логически связан с его этическим аспектом. Рациональное поведение возможно только в предсказуемой среде, а предсказуемой ее делает следование правилам. В случае изменения институциональной системы главными свойствами являются способность к быстрой адаптации, быстрая реакция на меняющуюся среду. Очевидно, что это качество (предполагающее повышенную степень рациональности) в данном случае будет противоположено следованию нормам и правилам.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Дафт Р.Л. Менеджмент. –СПб.: Питер, 2004.
  2. Дж.К. Лафта. Менеджмент. –М.: КНОРУС, 2004.
  3. Иванов И. П. Развитие форм собственности на современном производстве // МЭМО. 1992. № 3. С. 5-21.
  4. Корниенко В.И. Основы менеджмента устойчивого развития: курс лекций. –М.: Ступени, 2004.
  5. Литвинюк А.А. Организационное поведение: Учебное пособие.–М.: МГУК, 2003.

  6. Львов Д. С. Реформа глазами американских и российских ученых / Общ. ред. О. Т. Богомолова // Российский экономический журнал. 1996.

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00168 sec

WordPress: 22.34MB | MySQL:121 | 1,610sec